авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 |   ...   | 13 | 14 || 16 | 17 |   ...   | 27 |

«Криминология Учебник для вузов Под общей редакцией доктора юридических наук, профессора, заслуженного юриста РСФСР, Президента Российской ...»

-- [ Страница 15 ] --

§ 2. Виды криминологического прогнозирования Классификация криминологических прогнозов не является самоцелью. Ее функциональное значение состоит в том, чтобы ознакомить предполагаемого субъекта прогнозирования с на­ чальными компонентами методики прогнозирования. В этом смысле она стимулирует процесс введения в проблему. Диффе­ ренциация прогнозов содержит элементы обучения сама в себе, показывает возможности аналитического подхода. И наконец, классификация обладает определенным организующим эффек­ том, поскольку она предполагает выбор вида криминологическо­ го прогнозирования независимо от того, какие цели (сугубо тео 474 Раздел IV. Борьба с преступностью ретические или прикладные) ставит перед собой заинтересован­ ное лицо.

Рассмотрим основные виды криминологического прогнозиро­ вания.

1. Поисковое. Имеется в виду прогнозирование криминологи­ ческой обстановки путем условного продолжения в будущее тен­ денций этого развития в прошлом и настоящем, абстрагируясь от планов, программ, проектов, решений, которые способны видо­ изменить эти тенденции, вызвать самоосуществление или само­ разрушение прогноза. При таком прогнозировании необходимо найти ответ на вопросы: «В каком направлении идет развитие?

Что вероятнее всего произойдет при сохранении существующих тенденций?»1 Например, можно предвидеть в обозримом буду­ щем низкую эффективность борьбы с коррупцией в высших эше­ лонах власти, поскольку в предыдущие годы осуществления ре­ форм никаких значимых акций в этом направлении со стороны государственных органов не предпринималось. Другой пример:

при сохранении существующих тенденций приоритеты борьбы с преступностью и в дальнейшем с высокой долей вероятности бу­ дут формироваться не на основе рационального подхода и инте­ ресов государства, а исходя из принципа доступности объекта уголовно-правового воздействия.

Подобные оценочные суждения, конечно, не могут заменить научных исследований в рассматриваемом направлении, предпо­ лагающих сбор и обработку больших массивов информации и ис­ пользование широкого диапазона исследовательских методик: та­ кие задачи предстоит решить в будущем. Для этого необходимо создание соответствующих условий, к которым относятся:

организация банков криминолого-правовых данных и инфор­ мационных сетей, открытых для доступа любым заинтересован­ ным лицам и исследователям ;

Бестужев-Лада И. В. Проблемы социального прогнозирования. М., 1978. С. 24.

Начало этому положено — в виде опубликования сведений о пре­ ступности и судимости как по различным административно-территори­ альным единицам, так и по стране в целом. Нельзя, однако, не заметить, что в этих публикациях обычно сообщается о выборочных группах раз­ личных показателей, что существенно снижает их информационную ем­ кость и, конечно, серьезно ограничивает возможности использовать их для прогностических оценок. В настоящее время следует по крайней ме­ рс публиковать статистические отчеты о преступности и результатах борьбы с пей по итогам календарного года, где были бы согласованы ме­ жду собой все показатели ведомственных статистик (прокуратуры, Ми­ нистерства юстиции, Министерства внутренних дел).

Глава 15. Криминологическое прогнозирование повышение престижа прогнозирования вообще и криминоло­ гического прогнозирования в частности как эффективного инст­ румента социального управления. Для этого в свою очередь необ­ ходимо, чтобы решения в сфере борьбы с преступностью прини­ мались разумно, на научной основе, только тогда возникает потребность в прогнозной информации. Если же решения явля­ ются итогом запаздывающего реагирования на ситуацию или, что еще хуже, результатом субъективного усмотрения лиц, облечен­ ных властью (руководства), то в таких условиях нужда в прогно­ зировании просто не ощущается;

подготовка кадров, владеющих методиками разработки прогно­ зов криминолого-правового профиля. Как минимум, в крупных аппаратах правоохранительных органов (например, управлениях внутренних дел) должны работать квалифицированные специали­ сты, специально обученные приемам и способам прогнозирова­ ния.

2. Нормативное. Это прогнозирование желательных состоя­ ний, явлений на основе заранее определенных целей, нахожде­ ния наилучшего пути (среди множества возможных), достижения некоторой конечной цели в определенный будущий момент.

В области борьбы с преступностью нормативное прогнозирова­ ние заключается прежде всего в разработке системы целей кри­ минологической и уголовной политики, достижение которых га­ рантировало бы улучшение социально-правовой ситуации1.

Правореализационная практика знакома с разработками, где частично воплощены идеи нормативного прогнозирования. Это программы борьбы с преступностью федерального и региональ­ ного уровней, целевые программы обеспечения государственного контроля над оборотом наркотических средств и психотропных веществ, программы государственного воздействия на детскую безнадзорность и беспризорность и другие программы, число ко­ торых в настоящее время достаточно велико.

Поисковое и нормативное прогнозирование тесно связаны между собой: первое является базой и отправной ступенью для второго.

Уточнение возможностей социального предвидения в сфере воздействия на преступность предполагает дифференциацию ви­ дов прогнозирования и по другим основаниям 2.

' См.: Бестужев-Лада И. В. Нормативное социальное прогнозирова­ ние: возможные пути реализации целей общества. Опыт систематиза­ ции. М., 1987. С. 27.

О классификации видов прогнозирования см.: Лисичкин В. А. Тео­ рия и практика прогностики. М., 1972. С. 86—111.

476 Раздел IV. Борьба с преступностью Так, в зависимости от роли прогнозов в решении задач по борьбе с преступностью криминологическое прогнозирование делится на: оперативное (используемое в повседневной деятель­ ности, для решения текущих вопросов);

тактическое (применяе­ мое для определения целей и задач криминологической полити­ ки в управленческих звеньях среднего уровня) и стратегическое (связанное со значительными по уровню, масштабу и характеру изменениями в криминологической политике).

По признаку «время упреждения прогнозируемого события»

криминологическое прогнозирование подразделяется на: кратко­ срочное (до 1 года);

среднесрочное (1—5 лет);

долгосрочное (5— 10 лет);

дальнесрочное (10—15 лет).

С точки зрения масштабности криминологическое прогнози­ рование может быть: локальным (сведенным до минимума в терри­ ториальном, ведомственном аспектах);

региональным (по отноше­ нию к отдельным административно-территориальным единицам в рамках межведомственного подхода);

глобальным (в масштабах го­ сударства, содружества государств, имеющим комплексный меж­ научный характер).

Исходя из критерия «назначение прогноза» можно выделить прогнозирование: общее, которое адресовано всем субъектам предвидения (к примеру, нормативная модель концепции госу­ дарственного контроля над преступностью);

специальное, ориен­ тированное на предвидение отдельных аспектов борьбы с пре­ ступными посягательствами (например, с организованной пре­ ступностью);

частное (индивидуальное), когда прогнозируются конкретная криминогенная ситуация и возможные пути ее ней­ трализации или устранения.

По признаку «сложность объекта предвидения» криминологи­ ческое прогнозирование подразделяется на:

сингулярное — простое, однообъектное, когда объект изолиру­ ется от структуры внешних взаимосвязей. Например, прогноз уличной преступности в районе. Такое прогнозирование является односторонним, рассматривающим изменения в одной плоско­ сти — статистической;

мультиплетное (факторное) — сложное, многообразное, когда анализу подвергается множество юридических и неюридических явлений. Например, прогноз преступности в регионе на основе модели множественной корреляции;

системное — когда учитываются уровни, направление взаимо­ действия прогнозируемых объектов, теснота взаимосвязи, про­ странственно-временные и социально-экономические парамет­ ры, словом, прогнозирование, по возможности максимально приближенное к реальной действительности со всей ее диалек Глава 15. Криминологическое прогнозирование тичностыо. Например, сценарий развития экономической пре­ ступности и результатов борьбы с ней на следующий год;

метасистемное — когда реальная система, показатели которой прогнозируются, признается не способной обеспечить решение поставленных задач, предсказывается деятельность проектируе­ мой системы. Например, прогноз создания новой организацион­ ной структуры в системе правоохранительных органов.

В основу классификации криминологического прогнозирования могут быть положены различные признаки субъекта предвидения и его отношения к объекту прогноза. Так, исходя из статуса субъекта предвидения можно выделить прогнозирование официальное (осу­ ществляемое теми субъектами, которые в принципе должны его разрабатывать, например, начальник РУВД) и неофициальное (при­ сутствующее в деятельности граждан, в том числе правонарушите­ лей). Последнее, являясь сугубо эмпирическим, основанным на житейском опыте, требует научного анализа для уточнения целого ряда позиций при разработке официального прогнозирования.

Поскольку прогнозирование — неотъемлемый, хотя и не все­ гда в полной мере осознаваемый элемент управленческой дея­ тельности, то характеристика любого субъекта уголовно-правово­ го воздействия требует оценки этой стороны его работы. В сущ­ ности такая оценка выступает своеобразным критерием уровня и качества управления. Так, если в деятельности РУВД прогности­ ческий аспект четко не просматривается, то по отношению ко многим решениям в сфере борьбы с преступностью, принимае­ мым должностными лицами этого подразделения, будут справед­ ливы суждения типа «неэффективные», «запаздывающие», «не­ продуманные», «субъективные», «нерациональные» и т. д.

Что же касается неофициального криминологического прогнозиро­ вания, то здесь следует выделить деятельность правонарушителей.

Являясь составной частью процесса мотивации преступного пове­ дения, такое прогнозирование (криминальное) информативно для определения эффективности деятельности правоохранительных органов, изучения механизма предупреждения преступлений и т. п.

§ 3. Методы криминологического прогнозирования В соответствии с общепринятой терминологией метод прогно­ зирования — это способ исследования его объекта, направлен­ ный на разработку прогнозов. Функциональное значение спосо­ бов исследования различно: одни из них помогают создать необ­ ходимую информационную базу, другие, отталкиваясь от этой базовой информации, дают возможность получить представление 478 Раздел IV. Борьба с преступностью о будущем. Соответственно первые из упомянутых можно на­ звать «фоновыми», а вторые — «профильными». Такое деление, конечно, во многом условно, поскольку и фоновые методы должны быть адаптированы к условиям прогностического иссле­ дования: в результате они становятся ориентированными на сбор сведений, представляющих интерес для прогнозирования. Смысл сформулированного замечания заключается в том, чтобы не упустить те приемы и правила исследования, которые позволяют, образно говоря, построить трамплин для прыжка в будущее, не ограничиваясь изучением техники самого прыжка.

Важную роль в процессе получения нужной прогностической информации играет документальный метод, и прежде всего изуче­ ние официальных статистических материалов. Ненадежность от­ раженных в них криминологических показателей, конечно, не основание для их игнорирования. Во-первых, преступность скрывали всегда, поэтому с этой точки зрения статистические сведения о ней сопоставимы. Во-вторых, криминологическая статистика не исчерпывается показателями зарегистрированных преступлений и установленных лиц, их совершивших. Так, дан­ ные о числе лиц, пропавших без вести, количестве неопознанных трупов и др. выступают косвенными сведениями о состоянии на­ сильственной преступности за отчетный период. С криминологи­ ческой точки зрения важно максимально «выжимать» доступ­ ную статистическую информацию, сопоставляя материалы ве­ домственных статистик (в частности, милицейской и судебной).

В-третьих, следует учитывать «поправки на латентность», кото­ рые даже на оценочном уровне (больше-меньше) позволят повы­ сить прогностический потенциал статистической информации.

Источником сведений прогностического характера могут быть материалы прессы. В настоящее время выходит много газетных, журнальных, теле- и радиопубликаций, посвященных обсуждению различных вопросов борьбы с преступностью, анализу историче­ ского опыта, ошибок и заблуждений прошлого, выбору значимых ориентиров будущего. Ясно, что изучение таких публикаций (в том числе с использованием контент-анализа) будет плодотворным для реализации задач криминологического прогнозирования.

Исключительно важное значение для получения информации, требуемой для решения многих социальных задач, в том числе в сфере криминологической политики, имеет метод опроса. Этот метод как никакой другой способствует получению наиболее представительной информации о широком диапазоне взглядов самых разных категорий граждан. Кроме того, во многих случаях опрос — это единственная возможность получить информацию прогностического характера. Например, не прибегая к рассмат Глава 15. Криминологическое прогнозирование риваемому методу, невозможно составить удовлетворительное представление о правовых ценностях населения. Между тем та­ кие сведения — существенная составляющая социально-правово­ го прогнозирования.

С методической точки зрения применение опроса в целях криминологического прогнозирования требует предварительного уточнения следующих вопросов: а) какой информацией распола­ гают респонденты, как эту информацию получить;

б) кого целе­ сообразно выбирать в качестве респондентов;

в) насколько дос­ товерны полученные сведения;

г) какова степень компетентности опрашиваемых.

Прогностический интерес представляет широкий спектр мне­ ний, суждений, оценок, установок, отражающих уровень крими­ нологической грамотности и компетентности: содержание и кри­ минологические последствия социальных реформ, состояние криминогенной обстановки, роль государства в сдерживании преступности, приоритеты криминологической политики, отно­ шение к разным моделям воздействия на преступность, практика их реализации и т. п.

Можно выделить следующих адресатов опросов с целью полу­ чения прогностической информации: а) граждане, не нарушаю­ щие уголовно-правовых норм («законопослушные»);

б) правона­ рушители, в том числе привлеченные к уголовной ответственно­ сти и осужденные;

в) представители компетентных органов, непосредственно участвующие в борьбе с преступностью;

г) спе­ циалисты, принимающие участие в проектировании криминоло­ гической политики.

Анкетирование (интервьюирование) лиц, принимающих уча­ стие в борьбе с преступностью, не может быть приравнено к ме­ тоду экспертных оценок, потому что последний — это опрос ком­ петентных специалистов. Компетентность суждений работников правоохранительных органов, участвующих в борьбе с преступ­ ностью, сама по себе является проблемой, требующей изучения.

Предварительно заметим, что по некоторым параметрам право­ вые ценностные ориентации таких лиц практически не отлича­ ются от обыденных представлений, характеризуются ненаучно стыо, излишней категоричностью и пр.

Ближе к методу экспертных оценок опрос специалистов, уча­ ствующих в аналитической деятельности и подготовке ответст­ венных решений в сфере борьбы с преступностью, хотя и здесь нет полного совпадения содержания указанных социологических приемов. Понятно, что не каждый специалист отвечает требова­ ниям, предъявляемым к экспертам.

480 Раздел IV. Борьба с преступностью Наиболее высокие шансы быть зачисленными в экспертную группу имеют лица с большим стажем научной и практической работы, достаточно высоким (в том числе с качественной точки зрения) образовательным цензом, навыками исследовательской и управленческой деятельности в области борьбы с преступностью.

Во всяком случае затраты на формирование экспертных групп окупаются повышением информативности и достоверности про­ гнозов.

Экспертный метод является универсальным в том смысле, что с его помощью можно как собрать первичную прогностическую информацию, так и сформулировать окончательный (в условиях данного исследования) прогнозный вывод. Не случайно поэтому экспертная методика — одна из самых популярных в практике прогностических исследований.

Перспективным методом криминологического прогнозирова­ ния представляется эксперимент, который в прогностическом ис­ следовании ориентирован на выявление динамических законо­ мерностей, получение информации о последствиях изменений, внесенных (обнаруженных) исследователем.

Возможности применения эксперимента в целях получения прогностической информации достаточно широки, особенно ес­ ли иметь в виду условный эксперимент типа «экс-постфактум»

(квазиэксперимент). Смысл его состоит в изучении уже проис­ шедших событий с разделением информации на два массива:

экспериментальный и контрольный. Важно постараться выров­ нять группы по всем переменным, за исключением выделенного (экспериментального) фактора'.

Экспериментальный метод без существенных ограничений может применяться «в интересах будущего» для оптимизации правоприменительной деятельности в плане поиска наиболее В. В. Лупесв полагает, что страны постсоветского пространства, имевшие после приобретения государственной независимости по мно­ гим параметрам схожие социальные условия, политические, идеологиче­ ские, экономические, социальные и правовые, в своем переходе от тота­ литаризма к демократии, от насаждаемого единомыслия к плюрализму мнений, от распределительной системы к рыночной, от равенства в бед­ ности к интенсивному социальному расслоению ставят не только соци­ альный, по и естественный криминологический эксперимент, результа­ тами которого не следует пренебрегать в сравнительных криминологиче­ ских исследованиях. Думается, что такой эксперимент логичнее назвать противоестественным, но в любом случае он являет собой (в прогности­ ческом аспекте) пример квазиэксперимспта (см.: Лунеев В. В. Преступ­ ность XX века. С. 124).

Глава 15. Криминологическое прогнозирование удачных организационных форм и решений в профилактической деятельности и реализации уголовно-правовых норм.

Результатом применения различных методов исследования объекта прогнозирования нередко является временной ряд, пока­ затели которого, характеризующие прошлое и настоящее изучае­ мого процесса, проецируются на будущее. Для этого используется экстраполяция (экстраполирование), суть которой как раз и за­ ключается в «продолжении» в будущее тенденций, установленных при анализе прошлого и настоящего 2.

В связи со сказанным вряд ли следует принимать во внимание суждения о низкой практической ценности метода экстраполя­ ции, просто нужно знать, в каких случаях его применение будет способствовать решению поставленных задач. Возможности ис­ пользования экстраполяции в социально-правовом, и в частно­ сти криминологическом, прогнозировании далеко не исчерпаны.

Даже трендовое (линейное) прогнозирование осуществляется на практике редко.

К числу несложных и наиболее часто рекомендуемых методов относится, например, метод наименьших квадратов, использова­ ние которого дает возможность определить выражение тенден­ ции буквально за несколько минут.

Метод наименьших квадратов применяется в процессе состав­ ления прогнозов с помощью ПЭВМ в режиме программы Micro­ soft Exel, которая включена в обычное программное обеспечение Например, было бы полезно экспериментально проверить давно внесенное предложение о целесообразности разделения функций реги­ страции заявлений о преступлении и принятия компетентных решений по ним, делегировав названные функции различным организационным структурам. Такой эксперимент позволил бы уточнить представление о будущем практики уголовно-правового преследования, глубже познать механизм правового реагирования, возможности его развития и совер­ шенствования.

В социологической литературе иногда даются резкие оценки этого метода. Считают, что он якобы абсолютизирует отдельные черты настоя­ щего и поэтому оказывается совершенно беспомощным применительно к проблемам будущего, он «гиперболистичен», «континуален», позволяет проецировать тенденцию развития лишь в отрыве от других тенденций и пр. (см.: Супрун В. И. Современная буржуазная футурология: проблемы, тенденции. Новосибирск, 1986. С. 39). Подобную критику нельзя при­ знать пи справедливой, ни обоснованной. Экстраполяция является не­ обходимым этапом в развитии любой теории, она присутствует в науч­ ном аппарате каждого прогноза. Подобно тому, как мышление неотде­ лимо от прогностической функции, так и прогнозирование невозможно без экстраполяции, оценка будущего невозможна без учета прошлого и настоящего.

482 Раздел IV. Борьба с преступностью и поэтому является практически общедоступной (в диалоговом окне Мастера Функций функция «ПРЕДСКАЗ»).

Основой экстраполяции при криминологическом прогнозиро­ вании могут быть нелинейные модели (экспоненциальные, логи­ стические, параболические и др.). Так, любая кампанейская ак­ ция в борьбе с преступностью «укладывается» в график параболы, выпуклой вверх. Сейчас компьютерная техника позволяет учиты­ вать динамику воздействия на преступные проявления в процессе их экстраполяции с помощью самого сложного математического аппарата. В то же время следует видеть недостатки подобной «ло­ бовой» экстраполяции исследуемых явлений. Возвращаясь в этой связи к рекомендации шире применять метод наименьших квад­ ратов, следует в то же время сознавать его органический недоста­ ток, который может быть определен как попытка прогнозировать явление из себя самого, без надлежащего учета состояния и дина­ мики воздействующих на него факторов.

Применяя экстраполяцию к изучению объекта прогнозирова­ ния, необходимо стараться связать его развитие с динамикой из­ менения «внешней среды» — совокупности переменных, оказы­ вающих влияние на регистрируемое состояние.

Уровень информационной емкости прогностических оценок по­ вышается, если они отражают взаимосвязи между изменяющимися явлениями. В ходе криминологического прогнозирования целесо­ образно концентрировать внимание на определении подобных зависимостей: их нахождении, оценке, истолковании. Конечно, изучение взаимосвязей должно проводиться с применением ме­ тодов математической статистики: регрессионного, корреляцион­ ного, дисперсионного анализа и т. п.

Экстраполяция, как видим, тесно связана с математическим моделированием, поскольку продолжение в будущее установлен­ ных тенденций предполагает выбор определенной модели экст­ раполирования (линейной, нелинейной, множественной корре­ ляции и пр.).

Методы корреляционного анализа использовались, например, в ис­ следовании параметров преступности в Сибири. В процессе исследова­ ния рассчитывались коэффициенты парной корреляции между интен­ сивностью преступности, с одной стороны, и с другой — такими факто­ рами, как интенсивность экономического освоения региона (изменения объема строительства и производства в единицу времени), урбанизация, уровень развития социальной инфраструктуры (объем товарооборота в розничной торговле, приходящийся на 10 тыс. населения региона), де­ мографическая структура населения (доля активного населения — в воз­ расте 14—59 лет), удельный вес рецидива в составе населения, его ми Глава 15. Криминологическое прогнозирование 4X Первые прогнозы преступности с использованием простей­ ших математических моделей начали осуществляться в России (СССР) в начале 70-х гг. - во ВНИИ МВД СССР и штабе МВД СССР (по инициативе и под руководством Г. А. Аванесова). Уже в те годы обращалось внимание на ограниченность математиче­ ского моделирования и целесообразность более активного задей­ ствования экспертных методик, использование которых позволя­ ет перейти к вербальному (игровому) прогностическому модели­ рованию, осуществляемому по схеме определения альтернатив воздействия различных факторов на криминологическую обста­ новку («что произойдет, чего следует ожидать, если...»). В даль­ нейшем в такие модели вводится дополнительная информация, предварительно научно оцененная, и разрабатываются сценарии.

Составление сценариев — заключительный этап моделирова­ ния, и поэтому их содержание аккумулирует результаты всей предшествующей работы. В зависимости от количественного вы­ ражения, качественных переменных, их набора и взаимодейст­ вия, итогов анализа динамических рядов соответствующих пока­ зателей разрабатываются сценарные варианты. Количество сце­ нариев зависит от баз данных, но их должно быть не менее трех1:

сценарий 1, в основе которого лежит идея механической экстра­ поляции наблюдаемых явлений;

сценарий 2 отражает максималь­ но возможное преобразование (в пределах реального) наблюдае­ мых тенденций в благоприятную сторону (верхняя экстрема);

сценарий 3 — максимально возможное (в пределах реального) видоизменение наблюдаемых тенденций в неблагоприятную сто­ рону (нижняя экстрема).

Целесообразна разработка сценариев на «пересечении» раз­ личных тенденций, когда одни из них характеризуются позитив­ ными сдвигами на фоне негативных изменений других.

При составлении сценариев криминологических прогнозов целе­ сообразно учитывать следующие факторы, определяющие картину развития преступности:

1) демографические: рождаемость-смертность;

уменьшение увеличение наиболее криминогенных возрастных групп;

мигра­ ционные потоки;

браки-разводы;

безнадзорность-беспризор­ ность;

удельный вес несовершеннолетних в структуре населения;

грационпая подвижность (см.: Волков М. Д., Горяинов К. К., Кондра­ тюк/1. В. Региональное криминологическое прогнозирование. М., 1973.

С. 43-45).

См.: Бестужев-Лада И. В. Поисковое социальное прогнозирование.

М., 1984. С. 140-150.

484 Раздел IV. Борьба с преступностью 2) социально-психологические: заболеваемость нервно-психиче­ скими расстройствами;

статистика самоубийств;

страх населения перед преступностью;

распространенность представлений о вы­ годности криминального образа жизни;

оценки социальной справедливости и отношения населения к преуспевающим в но­ вых условиях людям;

готовность граждан к активным действиям по восстановлению социальной справедливости;

наиболее попу­ лярный «образ врага» в массовом сознании;

3) экономические: «ножницы» между потребностью в содержа­ тельном, престижном труде и возможностями ее удовлетворения, уровень безработицы, динамика инфляции, режим выплат посо­ бий, пенсий, заработной платы, дифференциация населения по доходам;

4) криминальные или «внутренние», относящиеся к региональным особенностям преступности и ее самовоспроизводству: конфликт­ ные отношения в криминальной среде;

«популярные» виды кри­ минального бизнеса, контроль над их конкретными направле­ ниями в регионе и оценка перспектив развития;

квалификация и интеллектуальный потенциал лидеров преступной среды, их раз­ ведывательные и контрразведывательные возможности, коррум­ пированность властных структур, включая правоохранительные органы;

5) состояние социального контроля и уголовной политики: реги­ страция преступлений и оценка реального состояния их раскры­ ваемости;

динамика количества дел, рассмотренных судами;

по­ казатели качества расследования;

престиж правоохранительных органов и их служб в оценках населения;

сотрудничество послед­ него с правоохранительными органами;

взаимодействие силовых структур со средствами массовой информации в борьбе с пре­ ступностью;

ресурсная и кадровая обеспеченность правоохрани­ тельных органов;

динамика профессиональной деформации;

на­ личие иммунитетов и их влияние на состояние законности и пра­ вопорядка.

Разработка сценария развития преступности по нижней экс­ треме включает учет таких факторов, как активная наркотизация несовершеннолетних и молодежи;

интенсивные миграционные потоки;

возрастание удельного веса среди мигрантов иностранцев, беженцев и вынужденных переселенцев, негативная динамика безнадзорности-беспризорности;

оценка перспективности видов криминальной деятельности преступниками;

разрушение рыноч­ ного пространства;

отсутствие законных возможностей заработать средства;

захват власти представителями криминалитета;

высокий уровень коррумпированности государственных служащих и работ­ ников правоохранительных органов и проч.

Глава 15. Криминологическое прогнозирование В основе сценария развития преступности по верхней экстре­ ме — ожидания, связанные с признанием нелегитимности ре­ зультатов номенклатурно-криминальной приватизации, усилени­ ем роли государства в управлении экономикой, осуществлением кампаний по борьбе с коррупцией в высших эшелонах власти, ужесточением карательной практики в отношении лиц, совер­ шивших тяжкие и особо тяжкие преступления, оздоровлением экономики, улучшением материального и психологического со­ става профессионального ядра силовых структур и др.

Основное значение для разработки сценариев имеет уяснение характера и направлений социальных преобразований.

Раздел V. Отдельные виды преступности и особенности борьбы с ними Глава 16. Криминологические проблемы выделения и изучения отдельных видов преступности § 1. Значение и проблемы выделения видов преступности.

§ 2. Проблемы выделения экономической преступности и преступности в сфере экономики. § 3. Политическая преступность и се соотношение с государственной. §4. Выделение иных видов преступности.

§ 5. Виды преступности или виды криминологии?

§ 1. Значение и проблемы выделения видов преступности Признавая структурный характер преступности, практически все криминологи выделяют отдельные ее составляющие1. Уже са­ ма по себе структура преступности — соотношение разных ее ви­ дов — позволяет судить о качественной характеристике преступ­ ности в определенных пространственно-временных границах: ли­ бо в ней преобладает особо тяжкая и тяжкая преступность, либо — преступления, не являющиеся таковыми;

либо преступ­ ность носит преимущественно умышленный корыстный харак­ тер, либо в ней значителен удельный вес неосторожных преступ­ лений и т. п. Кроме того, выделение видов преступлений и пре­ ступности позволяет более глубоко изучать их особенности, специфику причинности, детерминации, а также разрабатывать дифференцированные меры борьбы. Не учитывать криминологи­ чески значимых особенностей отдельных видов преступности — это значит не обеспечивать целенаправленно дифференцирован­ ный подход к разным криминальным проявлениям.

Н. Ф. Кузнецова выделяет уголовно-правовые и криминологи­ ческие основания классификаций видов преступлений2. При этом особую значимость имеет соотношение: I) особо тяжких, менее тяжких и преступлений небольшой тяжести;

2) видов преступле­ ний по классификации, данной в Особенной части УК РФ;

3) ви Структура преступности определяется в литературе как «удельный все и соотношение различных видов преступлений в общем их числе за определенный период времени на определенной территории» (см.: Курс советской криминологии. М., 1985. Т. 1. С. 156).

См.: Криминология / Под ред. И. Ф. Кузнецовой, Г. М. Минъковско го. М., 1998. С. 93.

Глава 16. Криминологические проблемы дов преступлений по доминирующей мотивационной направлен­ ности. Данная классификация вполне вписывается в выявление таких характеристик преступности, как общественная опасность, социальная и мотивационная направленность. Кроме того, Н. Ф. Кузнецова отмечает важность выявления долей: групповой преступности, преступности несовершеннолетних, рецидива и т. д.

Рекомендуемые к выделению перечни видов преступлений у других авторов имеют свои модификации. При этом используют­ ся самые различные подходы и критерии.

Со временем наряду с понятием «виды преступлений» стало употребляться понятие «виды преступности», которое фактически (часто — без пояснений) отражает два явления:

1) совокупность преступлений, выделяемых на основе одного или нескольких критериев: например, преступность несовершен­ нолетних, корыстная, насильственная преступность и т. п.;

2) проявление преступности как сложного социального явле­ ния в разных сферах жизнедеятельности. Так, при выделении преступности в сфере экономики анализируются не только пре­ ступления в области экономической деятельности, предусмотрен­ ные гл. 22 УК РФ, но вся совокупность проявлений преступности в сфере экономики, включая также насильственные (например, заказные убийства на почве обеспечения экономического моно­ полизма, вымогательства, компьютерные, коррупционные и т. п.).

При выделении видов преступности как совокупности опре­ деленных преступлений часто рассматривают группировки пре­ ступных деяний, исходящие из так называемых признаков-прояв­ лений, но имеющие также специфику их детерминации.

Так, на основании характеристики вины выделяются преступ­ ность умышленная и неосторожная. Понятие «неосторожная преступность» используется для обозначения совокупности пре­ ступлений, совершаемых по неосторожности. При этом оказыва­ ется, что неосторожные деяния, совершенные в результате легко­ мыслия (по УК РСФСР — самонадеянности), нередко имеют ли­ нии детерминации, сходные с умышленными преступлениями.

В соответствии со ст. 26 УК РФ преступление признается совер­ шенным по легкомыслию, если лицо предвидело возможность наступления общественно опасных последствий своих действий (бездействия), но без достаточных к тому оснований самонадеян­ но рассчитывало на предотвращение этих последствий. Работы А. И. Коробеева, А. Л. Кононова показали, что совершение неос­ торожных преступлений бывает чаще всего связано с:

легкомысленно безответственным отношением к изучению специальных правил поведения и получению навыков их приме­ нения;

488 Раздел V. Отдельные виды преступности отсутствием необходимой преемственности социальных пози­ ций и ролей, слабой профессиональной подготовкой специали­ стов, должностных лиц, участников той или иной деятельности;

искажением системы приоритетов, когда в угоду ведомствен­ ности, карьере, «славе» и т. п. приносится в жертву соблюдение специальных правил;

нахождением субъектов преступлений в условиях, затрудняю­ щих исполнение правил (противоречивые требования среды, ус­ талость вследствие длительного рабочего дня и т. д.).

Все это показывает, насколько разнообразными должны быть направления борьбы с неосторожной преступностью в указанных случаях.

Умышленную преступность также можно структурировать.

В ней выделяется, в частности, предумышленная преступность, т. е. с заранее обдуманным умыслом.

На основе такого критерия, как характер мотивации преступ­ лений, выделяются, например, корыстная, политическая преступ­ ность и др. При этом понятие «корыстная преступность» исполь­ зуется в широком и узком значениях. В широком значении это совокупность преступлений, совершаемых по экономическим мотивам с целью:

удовлетворения «абсолютных», т. е. самых необходимых, жиз­ ненно важных потребностей;

удовлетворения «относительных потребностей», возникающих в условиях социально-экономической дифференциации населе­ ния и сравнения людьми своего положения с положением окру­ жающих;

достижения своего идеала — определенного материального стандарта (сверхбогатство и т. п.), или социального стандарта (проникновение в «высшие слои» общества), и т. д.

В узком значении «корыстная преступность» — это преступ­ ность, в основе которой лежат именно корыстные в строгом зна­ чении этого слова мотивы, заинтересованность и потребность в незаконном, неосновательном обогащении. Строго говоря, она охватывает только два последних из трех указанных выше эконо­ мических мотивов: удовлетворение «относительных потребно­ стей» и достижение идеала — некоего материального или соци­ ального стандарта1.

См.: Кузнецова Н. Ф. Проблемы криминологической детерминации.

М., 1984. С. 67—71. Автор разграничивает криминогенную корысть по содержанию и стойкости, выделяя следующие се виды: корысть-стяжа­ тельство, корысть-накопительство, корысть-паразитизм, служебная ко­ рысть, корысть-легкомыслие, корысть-пужда.

Глава 16. Криминологические проблемы Корыстная преступность традиционно разграничивается кри­ минологами на общеуголовную корыстную и экономическую.

В то же время, корыстными могут быть некоторые должностные преступления, экологические и др.

При иной классификации, основанной на специфике причин­ ного комплекса преступности, в корыстной преступности выделя­ ются другие наиболее распространенные ее виды — производные от общей деморализации личности: алкоголизма, наркомании, токсикомании;

паразитического существования;

погони за сверх­ доходами и проч. § 2. Проблемы выделения экономической преступности и преступности в сфере экономики Понятие «экономическая преступность» в литературе связы­ вается с понятием «экономика», и его рассматривают как часть не только преступности, но и теневой экономики 2. Экономиче­ ской преступностью разные авторы считают: 1) преступность в сфере экономической жизни общества;

2) преступность только субъектов экономической деятельности в сфере экономики;

3) преступность по экономическим мотивам;

4) преступность, выделяемую на основе сразу двух или даже трех данных призна­ ков 3. Во всех этих случаях не совпадают друг с другом круги со­ ответствующих преступлений, совокупность которых будет счи­ таться «экономической преступностью». Есть и такие работы, в которых понятие «экономические преступления» употребляется в понимании разд. VIII «Преступления в сфере экономики»

УК РФ 4.

См. подробнее в гл. 10 «Выявление причинности и детерминации преступности» настоящего учебника.

См.: Колесников В. В. О феномене криминализации в экономиче­ ской жизни общества и его осмыслении в теории // Экономическая тео­ рия на пороге XXI века-2 / Под ред. Е. С. Зотовой, 10. М. Осипова, В. Г. Пуляева, В. Т. Рязанова. М, 1998. С. 750-759;

Есипов В. М. Теневая экономика. М., 1998;

Теневая экономика и организованная преступ­ ность / Под ред. В. И. Попова. М., 1998.

См.: Яковлев А. М. Социология экономической преступности. М., 1988;

Свенссон Б. Экономическая преступность;

Колесников В. В. Эконо­ мическая преступность и рыночные реформы. СПб., 1994;

Иванов А. Л/., Корчагин А. Г., Щербаков А. В. Экономические преступления. Политико правовые аспекты. Владивосток, 1999;

Волженкин Б. В. Экономические преступления. СПб., 1999;

Пинкевич Т. В. Криминологические и уголов­ но-правовые основы борьбы с экономической преступностью. М., 2003.

См.: Горшенков Г. Н. Криминология. Введение в учебный курс.

Сыктывкар, 1995.

490 Раздел V. Отдельные виды преступности Следует отметить, что в сфере экономики' совершаются не только деяния, указанные в разд. VIII УК РФ (лжепредпринима­ тельство, фиктивное и преднамеренное банкротство, хищения), но и служебный подлог, и коммерческий подкуп, и заказные убийства, другие деяния. В то же время, например, некоторые из преступлений, отнесенных УК РФ к сфере экономики, могут иметь не только экономическую, корыстную, но и иную мотива­ цию (политическую, социальную и т. д.). Среди ведущих мотивов преступлений экономического характера встречаются и такие, как стремление к самоутверждению: субъект доказывает окру­ жающим, что способен на многое, но при этом лично сам не считает материальные блага высшей ценностью. Встречаются и общественно-политические мотивы: получение средств для дос­ тижения своих общественно-политических интересов2. В таких случаях возникает вопрос о том, имеем ли мы дело с политиче­ скими или экономическими преступниками.

Одни авторы безусловно относят экономическую преступ­ ность к разновидности корыстной и полагают следующее: «Эко­ номические преступления являются частью корыстной преступ­ ности, непосредственно связанной с экономическими отноше­ ниями в стране и мире»3. А основной признак корыстных деяний — это, по мнению данных авторов, «своеобразный харак­ тер мотивации — корысть — стремление получить материальную выгоду преступным путем»4. Итак, экономические преступления в данном случае должны были бы рассматриваться как совершен­ ные по корыстным мотивам и связанные с экономическими от­ ношениями. Однако некоторые авторы соглашаются с отнесени­ ем к ним, например, должностных преступлений, всех преступ Понятие «преступность в сфере экономической деятельности»

употребляется в учебнике «Криминология» под ред. В. Н. Бурлакова, B. П. Сальникова, С. В. Степашина (СПб., 1999. С. 334), в книге «Пре­ ступность и реформы в России» (Преступность и реформы в России / Под ред. А. И. Долговой. М., 1998). Б. В. Волжснкин фактически пишет о преступлениях в сфере экономической деятельности, предусмотренных гл. 22 УК РФ (Волженкин Б. В. Экономические преступления. СПб., 1999). Понятия «экономическая преступность», «преступления в сфере экономики», «корыстная преступность» используются А. М. Яковлевым без должного их разграничения и пояснения (Яковлев А. М. Социология экономической преступности).

Из истории известны факты получения средств для революционной деятельности путем совершения общеуголовных корыстных и экономи­ ческих преступлений.

Криминология / Под ред. Н. Ф. Кузнецовой, Г. М. Минъковского.

C. 323.

Там же. С. 305.

Глава 16. Криминологические проблемы лений против интересов службы в коммерческих и иных организациях, хотя среди последних есть и такие, как злоупот­ ребление полномочиями частными нотариусами и аудиторами, превышение полномочий служащими частных охранных или де­ тективных служб.

Другие авторы отмечают, что «при определении групп престу­ плений, образующих экономическую преступность, интегрирую­ щим признаком можно считать причинение вреда охраняемым законом экономическим интересам всего общества и граждан вследствие совершения хищений, хозяйственных и корыстных должностных преступлений. Отличительная особенность эконо­ мических преступлений состоит в том, что они совершаются спе­ циальными субъектами, а не посторонними для объекта управле­ ния людьми, включенными в систему экономических отноше­ ний, на которые они посягают»1. Итак, здесь о мотивации как будто не говорится, зато придается значение характеристике субъекта преступления. Однако далее, при анализе причин и ус­ ловий, автор начинает оперировать иными категориями: «коры­ стные преступления в сфере экономики» 2. Между тем это не со­ всем то, о чем речь шла выше. И при чем здесь, например, долж­ ностная халатность? Одновременно мотивацию и выделенные выше две характери­ стики имеют в виду авторы главы «Экономическая преступность»

еще одного учебника «Криминология»4.

Ввиду многозначности понятия «экономическая преступность»

важно в каждом случае четко определять, что же является крите­ рием выделения вида. От этого зависят круг преступных деяний, границы и характеристики явления.

В Германии в директивах полиции об обмене информацией в качестве экономических преступлений рассматриваются и реги­ стрируются как таковые все преступления, перечисленные в § Закона РСФСР от 8 июля 1981 г. «О судоустройстве»: экономиче­ ские преступления, а также те, которые совершаются при осуще­ ствлении действительной или мнимой экономической деятельно­ сти и способны причинить ущерб экономике или иной ущерб обществу и (или) раскрытие которых требует особых, специаль­ ных познаний в сфере экономики.

Хохряков Г. Ф. Криминология. М., 1999. С. 316.

Там же. С. 325.

Там же. С. 317.

В. Д. Пахомов, П. Г. Пономарев, А. Н. Чеботарев (см.: Криминоло­ гия/ Под ред. А. И. Долговой. М., 1999. С. 484).

См.: Kriminologic Lcxikon / Hrsg. И.-J. Kerner. Heidelberg, 1991.

492 Раздел V. Отдельные виды преступности Отечественное законодательство дает основание для разных трактовок экономической преступности, понимания ее как:

1) совокупности преступлений в сфере экономической дея­ тельности, предусмотренных гл. 22 УК РФ;

2) всех преступлений в сфере экономики. Раздел VIII «Пре­ ступления в сфере экономики» УК РФ с криминологической точки зрения содержит и общеуголовные деяния (кражи, разбои, вымогательство и т. п.), и типично «экономические» (незакон­ ное предпринимательство, лжепредпринимательство, незаконное использование товарного знака, присвоение или растрата с ис­ пользованием виновным лицом своего служебного положения), и даже коррупционные (подкуп участников и организаторов профессиональных и спортивных соревнований и зрелищных коммерческих конкурсов).

Специфическими видами экономической преступности явля­ ются преступность налоговая и преступность таможенная, борьбу с которыми ведут соответственно налоговые органы и таможен­ ные. Эти виды нередко выделяются в целях детального их иссле­ дования. Но тогда необходимо четко определять, что конкретно имеется в виду под словами «налоговая преступность» и «тамо­ женная преступность».

§ 3. Политическая преступность и ее соотношение с государственной Определение того, что такое политическая преступность, все­ гда было большой проблемой.

Во-первых, как будет показано далее, валено различать поня­ тия «политический преступник» и «политический оппонент вла­ сти». При их смешении, как показывает история, любая критика властей предержащих объявлялась преступлением.

По мнению Мергена, политического преступника от общеуго­ ловного отличают следующие четыре признака: 1) политический преступник не скрывает своего намерения совершить преступле­ ние и признается в этом публично;

2) он оспаривает легитим­ ность норм, которые нарушает;

3) преследует цель изменения ус­ тановленных норм права и морали;

4) действует бескорыстно, не преследует эгоистический интерес'. Однако при такого рода по­ нимании политического преступника его определение становится тождественным политическому оппоненту власть имущих, лицу, См.: Kriminologic Lcxikon / Hrsg. H.-J. Kerner.

Глава 16. Криминологические проблемы стремящемуся к прогрессивным преобразованиям и исходящему из альтруистической мотивации.

Возможно, именно вследствие отождествления политического преступника и политического оппонента власти В. В. Лунеев пи­ шет: «В уголовном законодательстве демократического общества политическая мотивация не может быть криминализирована. Хо­ тя преступления по политическим мотивам совершались и совер­ шаются в любом обществе»1. Но дело в том, что в принципе кри­ минализируются не мотивация, а деяние или система деяний, хо­ тя народ в демократическом обществе никогда не относился нейтрально к любой мотивации. Общество просто перестанет быть демократическим в условиях возрождения идей фашизма, расизма, рабства и деятельности в этом направлении. Особенная часть Уголовного кодекса Федеративной Республики Германии начинается с раздела «Измена миру, государственная измена и создание угрозы демократическому правовому государству». Вто­ рой раздел — «Измена Родине и угроза внешней безопасности», третий — «Преступные деяния против иностранных государств», четвертый — «Преступные деяния против конституционных ор­ ганов, а также связанные с выборами и голосованием». Уголов­ ный кодекс Франции предусматривает наказания за преступле­ ния против нации, государства и общественного порядка, в том числе за посягательства на институты республики: заговоры, пов­ станческое движение. Уголовный кодекс Италии преследует пре­ ступления против внешней и внутренней безопасности государ­ ства, включая политический заговор посредством соглашения и политический заговор посредством объединения. Таковые при­ знаются преступлениями, содеянными в целях совершения одно­ го из преступлений, перечисленных в ст. 302 УК Италии, т. е. в целях подстрекательства к совершению перечисленных этой статьей преступлений.

Следует обращать внимание, конечно же, именно на характер фактически совершаемого. Если, например, описанный Мерге ном политический преступник совершает акты самовольного на­ сильственного изъятия незаконно нажитого, по его мнению, имущества, он, с одной стороны, становится, исходя из общего подхода к оценке содеянного, общеуголовным преступником, но с другой — поскольку мотивация при этом остается политиче­ ской — может выделяться из числа традиционных общеуголов­ ных преступников (воров, насильников, грабителей и т. п.) имен­ но на основе политической мотивации.

Лунеев В. В. Преступность XX века. С. 167.

494 Раздел V. Отдельные виды преступности Вместе с тем по политическим мотивам совершаются и спе­ цифические преступления, связанные с захватом власти, государ­ ственной изменой, шпионажем, фальсификацией результатов выборов, убийством неугодных политических деятелей и т. д. Не­ которые из указанных деяний в уголовном законодательстве пря­ мо выделяются на основе специального объекта и политической мотивации. Например, ст. 277 УК РФ на основе цели преступно­ го посягательства (убийство государственного или общественного деятеля в целях прекращения его государственной или политиче­ ской деятельности) или мотива (мести за такую деятельность) выделяет террористический акт как вид преступления против ос­ нов конституционного строя и безопасности.

В то же время, круг выделенных в УК РФ государственных преступлений не включает немало других деяний, для которых бывают характерны политические мотивы: иные террористиче­ ские проявления, фальсификация результатов выборов, факты подкупа должностных лиц государства и др.


Надо признать, что законодатель проявляет определенную мудрость, базирующуюся на печальном опыте политических ре­ прессий, которые существовали в те или иные времена практиче­ ски во всех государствах. При формулировании состава преступ­ ления очень важно указывать лишь те признаки, которые подда­ ются внешнему контролю, выявлению и доказыванию. По другому обстоит дело с мотивацией: далеко не всегда удается до­ казать истинные побудительные мотивы и цели. Нередко пре­ ступники за них выдают смыслообразующие мотивы — те, кото­ рые сформировались после совершения преступления, и рацио­ нализируют, оправдывают совершенное.

Во-вторых, понятия «государственная преступность» и «поли­ тическая преступность» не совпадают по значению. Существует три основных подхода к использованию понятия «политическая преступность»:

1) речь идет о преступлениях в политической сфере, связан­ ных, прежде всего, с вопросами государственной власти, государ­ ственного строя, политического режима;

2) имеются в виду одновременно два критерия: совершение преступлений в политической сфере и по политической мотива­ ции;

3) принимается во внимание только указанная мотивация и предполагается, что она может влечь совершение разных по юри­ дической квалификации деяний.

' О механизме преступного поведения см.: Криминология / Под ред.

А. И. Долговой. М., 1999.

Глава 16. Криминологические проблемы Иногда термин «политическая преступность» употребляется как идентичный термину «государственная преступность», обозначаю­ щему «совокупность преступлений, посягающих на государствен­ ный и общественный строй России...»1. Однако, хотя государст­ венную преступность несомненно можно считать разновидностью политической (поскольку речь идет о преступных посягательствах на важнейший политический институт — государство), все-таки политическая преступность — более широкое явление. Это еще и преступность в отношении политической оппозиции, политиче­ ских партий, движений и деятелей, это также преступность в сфе­ ре формирования политических институтов, в том числе органов государства (фальсификация избирательных документов, доку­ ментов референдумов и т. п.), криминальные деяния, совершае­ мые с целью обострения общей социально-политической обста­ новки в стране (посредством политического терроризма и т. д.).

Государственную преступность можно выделять также по раз­ ным критериям: как на основе мотивации (например, преступ­ ность в целях разрушения российской государственности, кон­ ституционного правопорядка), так и исходя из сферы совершения преступлений (преступность в области создания и функциониро­ вания государственного механизма, органов государства, деятель­ ности его должностных лиц, его атрибутики). Причем в послед­ нем случае мотивация бывает различной.

В первом случае к рассматриваемому виду преступности отно­ сятся, прежде всего, преступления против основ конституцион­ ного строя и безопасности государства (гл. 29 УК РФ). Но к нему могут относиться и компьютерные, и коррупционные, и терро­ ристические, и иные деяния, совершаемые в ущерб внешней безопасности, для изменения конституционного строя.

Во втором случае государственная преступность более широко охватывает указанные преступления в совокупности с другими.

Это, например, деяния против государственной власти, интересов государственной службы и службы в органах местного самоуправ­ ления, некоторые преступления против правосудия (воспрепятст­ вование осуществлению правосудия и производству предвари Криминология / Под ред. А. И. Долговой. С. 544. См. также: Дья­ ков С. В. Государственные преступления против основ конституционно­ го строя и безопасности государства и государственная преступность.

М., 1999;

Кабанов П. А. К вопросу о понятии политической преступно­ сти // Актуальные проблемы гуманитарных и экономических наук в со­ временных условиях. Нижнекамск, 1997;

Ломброзо Ч., Ласки Р. Полити­ ческая преступность и революция. СПб., 1906.

См.: Кабанов П. А. Политическая коррупция. М., 1998;

Он же. По­ литический терроризм. М., 1997.

496 Раздел V. Отдельные виды преступности тельного расследования — ст. 294 УК РФ, посягательство на жизнь лица, осуществляющего правосудие или предварительное расследование, — ст. 295 УК РФ, угроза или насильственные дей­ ствия в связи с осуществлением правосудия или производством предварительного расследования — ст. 296 УК РФ, неуважение к суду — ст. 297 УК РФ), а также посягательство на жизнь сотруд­ ника правоохранительного органа — ст. 317 УК РФ, применение насилия в отношении представителя власти — ст. 318 УК РФ, ос­ корбление представителя власти — ст. 319 УК РФ, незаконное пе­ ресечение Государственной границы РФ — ст. 322 УК РФ, проти­ воправное изменение Государственной границы РФ — ст. УК РФ, уклонение от прохождения военной и альтернативной гражданской службы — ст. 328 УК РФ, надругательство над Госу­ дарственным гербом Российской Федерации или Государствен­ ным флагом Российской Федерации — ст. 329 УК РФ, а также са­ моуправство — ст. 330 УК РФ, некоторые преступления против мира и безопасности человечества, массовые беспорядки. Разуме­ ется, в последнем случае речь идет не о «голодных бунтах», а тех «беспорядках», в основе которых лежат целенаправленные акции сепаратизма, расчленения государства и т. п., другие политиче­ ские мотивы, связанные с властью в государстве.

Вообще же при анализе мотивации преступлений, которые называют порой «государственными», и тех явлений, которые данную мотивацию сформировали, нередко выявляются не толь­ ко политические, идеологические соображения, но также коры­ стные или связанные с уходом от ответственности за иные пре­ ступления, неблаговидные поступки, а также с личной обидой на конкретных представителей государства, служащих. Часто на­ блюдается полимотивация — одновременное присутствие не­ скольких мотивов. Чаще всего встречается совокупность эконо­ мической и политической мотивации.

Все это заставляло криминологов, законодателя и практикую­ щих юристов отходить от использования только уголовно-правовых признаков и формулировать содержательные криминологические.

Германские авторы, например, отмечают, что понятие «поли­ тическая преступность» используется в Законе о международной правовой помощи по уголовным делам и в судебной практике ФРГ при решении вопросов, связанных с выдачей преступников.

Причем практика Германии идет по линии признания политиче­ скими тех преступлений, которые непосредственно направлены на подрыв основ государственного устройства или конституцион­ ных органов, добрых отношений с иностранными государствами или связаны с воспрепятствованием осуществлению избиратель­ ного права граждан, выборами в органы государственной власти.

Глава 16. Криминологические проблемы § 4. Выделение иных видов преступности На примерах «экономической преступности», «политической преступности» видно, насколько сложно производить выделение вида преступности по одному критерию и вообще расчленять на виды столь целостное явление, как преступность. Это касается и таких, на первый взгляд, «простых» случаев, как выделение видов преступности на основе отдельных характеристик субъекта пре­ ступления. Такими характеристиками могут быть: пол (мужская и женская преступность);

возраст (преступность несовершеннолет­ них, молодежи, лиц зрелого возраста);

социальное положение (преступность служащих, предпринимателей, учащихся, военно­ служащих и т. п.);

специфические социальные характеристики и позиции (преступность рецидивистов;

преступность лиц, отбы­ вающих лишение свободы, — пенитенциарная) и т. п.

Можно ли в чистом виде выделить преступность несовершен­ нолетних? Если иметь в виду только лиц, которым к моменту со­ вершения преступления не исполнилось 18 лет, но они достигли возраста уголовной ответственности, то можно, но с определен­ ными оговорками (иные лица совершают преступления на рубе­ же совершеннолетия: и до, и сразу после исполнения 18 лет). Ес­ ли же иметь в виду совершаемые ими преступления, то нельзя.

Хотя бы потому, что немалая их часть совершается в группе со­ вместно со взрослыми лицами. В этих случаях преступность не­ совершеннолетних бывает результатом или собственных дейст­ вий самих несовершеннолетних, или влияния на них взрослых, или взаимодействия тех и других. Несовершеннолетние могут быть слепым орудием в руках взрослых лиц, и тогда их преступ­ ления фактически имеют черты преступлений не подростков, а взрослых лиц, возможно, характеризующихся криминальным профессионализмом. Уголовная ответственность за вовлечение несовершеннолетнего в совершение преступления предусмотрена в УК РФ (ст. 150).

Можно ли полагать, что вклад женщин в преступность опре­ деляется состоянием так называемой женской преступности, включающей совокупность преступлений, совершаемых женщи­ нами? Удельный вес женщин среди выявленных лиц, совершив­ ших преступления, всегда был небольшим (как правило, 10— 16%), во всяком случае, значительно меньшим, нежели удельный вес женщин в населении (более половины). Границы данной преступности размыты, поскольку, во-первых, часть преступле­ ний женщины совершают в соучастии с мужчинами, во-вторых, за немалым числом преступлений мужчин стоят женщины: или как подстрекатели, или как пособники, которых, как правило, не Раздел V. Отдельные виды преступности изобличают и не привлекают к уголовной ответственности. Либо женщины играют ту роль, которая уголовным законом не оцени­ вается как преступная: потребители добытого преступным путем, провокаторы развития определенных потребностей, интересов как основы мотивации криминального поведения. Например, по данным Т. А. Сидоренковой, среди мотивов преступного насилия мужчин в отношении женщин в семье в 60% исследованных ав­ тором случаев были обида и последующее желание мести, в 11% — ревность и только в 4% — корысть, в 0,5% — сексуальный мотив. В 20% случаев истинный мотив установить не удалось.


Непосредственные ситуации криминального насилия были ре­ зультатом продолжительных конфликтов в семье и развившихся в их результате неприязненных отношений1.

По данным Е. Г. Горбатовской2, в общем массиве потерпев­ ших женщин по рассмотренным судами делам об умышленных убийствах 85% были убиты своими мужьями, сожителями, родст­ венниками. Причем примерно каждая пятая из них ранее уже подвергалась насилию, побоям, истязаниям со стороны будущего убийцы, о чем сообщалось правоохранительным органам. Но при этом криминологу важно, что было с остальными четырьмя:

сколько из них стали жертвами собственного виктимного поведе­ ния, в том числе психического насилия над мужчинами. Еще Ч. Ломброзо и Э. Ферреро обращали внимание на многообраз­ ные варианты причастности женщин к преступности, в том чис­ ле и через проституцию3.

Соответственно, не удается выделить «мужскую» преступность в чистом виде. Известно немалое число фактов, например, убийств женщинами мужей, которые длительное время соверша­ ли преступления, терроризировали свою семью, создавали невы­ носимые условия для ее существования. Также нуждается в спе­ циальном системном исследовании проблема преступности муж­ чин и женщин, их взаимодействия.

Наряду с социально-демографическими группами выделяются также группы по социально-экономическим, иным критериям.

В их числе: рабочие, служащие, лица, занятые в сельском хозяй­ стве на разных основах, предприниматели, лица без постоянных См.: Сидоренкова Т. А. Криминологические проблемы предупреж­ дения насилия против женщин в семье: Дис.... канд. юрид. паук. М., 1999. С. 43-45.

См.: Горбатовская Е. Г. Характеристика потерпевших от убийств (опыт конкретного криминологического исследования) // Криминоло­ гическая характеристика убийств. М., 1997. С. 39—52.

См.: Ломброзо Ч., Ферреро Э. Женщины-преступницы и проститут­ ки. Киев, 1902.

Глава 16. Криминологические проблемы источников дохода, в том числе безработные, зарегистрирован­ ные в установленном порядке, а также лица без определенного места жительства и занятий.

Как уже отмечалось, различными отечественными и зарубеж­ ными авторами выделяются «общеуголовная преступность», «рес­ пектабельная преступность», «властно-элитная преступность», «цивилизованная преступность»: «...развитие современной циви­ лизации активно вызывает к жизни необычные криминогенные начала в человекочуждой практике. Происходит метаморфоза пре­ ступности, или видоизменение, переход в другие формы развития, в которых и приобретаются внешние виды или деяния (например, киберпреступность, ядерная мафия) и функции (например, обес­ печение криминального контроля существующей системы прива­ тизации, физическое устранение конкурентов, несговорчивых партнеров, обеспечение политических целей и т. д.»1.

Выделение «цивилизованной преступности», как, впрочем, и преступности в экстремальных ситуациях, в условиях военного времени, — это выделение видов не преступности, а ее специфи­ ческих состояний — качественных и количественных характери­ стик преступности в определенных социальных условиях.

При выделении разнообразных видов преступности можно находить все новые и новые критерии. Но всегда нужно при этом задавать себе вопросы: что дает выделение новых видов, как они взаимосвязаны между собой и как данные взаимосвязи влияют на преступность и ее изменения, связаны ли они с закономерно­ стями преступности и могут ли помочь в борьбе с ней? Здесь ис­ следователь неизбежно встает перед необходимостью соотнести между собой выделенные виды, а также понять их место в общей структуре преступности, этого крайне сложного явления.

Важно не забывать о сложных взаимодействиях различных пре­ ступлений и субъектов их совершения. Для организованной преступ­ ности характерно соединение, «сплавление» преступлений разных видов в единую организованную преступную деятельность.

§ 5. Виды преступности или виды криминологии?

Некоторые авторы, углубленно исследующие отдельные виды преступности, обосновывают и демонстрируют подход, в соот­ ветствии с которым выделяются, например, «социально-демогра­ фическая криминология», «семейная криминология», «политиче­ ская криминология» и т. п. Д. А. Шестаков пишет: «Сегодня се Горшенков А. Г., Горшенков Г. Г., Горшенков Г. Н. Преступность как объект управленческого воздействия. Сыктывкар, 1999. С. 29.

500 Раздел V. Отдельные виды преступности мейная криминология представляет собой сформировавшуюся научную дисциплину, входящую, как часть в целое, в общую криминологию»1. Новой учебной дисциплиной называет «поли­ тическую криминологию» П. А. Кабанов2.

Очевидно, что криминологическое изучение преступности в сфере семейных отношений предполагает анализ и самой преступ­ ности, и ее детерминации с вычленением причинности, и особенно­ стей борьбы с ней, а также методик ее изучения. Но можно ли в этом случае говорить о новой науке — семейной криминологии? Думает­ ся, что нет, так как закономерности преступности в сфере семейных отношений нельзя изучать без знания закономерностей преступно­ сти в целом, следует учитывать закономерную взаимосвязь преступ­ ности в семье с так называемой алкогольной преступностью, реци­ дивной преступностью, другими ее видами. Методология и методи­ ка криминологии весьма значимы также для изучения конкретного вида преступности. Сохраняют для них свое значение и общая тео­ рия преступности, ее детерминации, причинности, и теоретические учения о преступнике, борьбе с преступностью.

В программе курса «Политическая криминология» есть разде­ лы «Понятие, предмет и система курса политической кримино­ логии», «Методика и методология политической криминологии», где, например, предусматриваются такие вопросы: «Место поли­ тической криминологии в системе юридических наук», «Проб­ лемы организации криминологических исследований». То есть, во-первых, происходит частичное дублирование общих вопросов криминологии, во-вторых, отчетливо просматривается, что речь идет о выделении не просто учебного курса. В конечном итоге, спецкурсы по политической или семейной преступности для краткости можно было бы обозначить как «политическую крими­ нологию» и «семейную криминологию». Но из программ стано­ вится ясно, что вычленяется «наука», а это чревато опасностью недиалектического рассмотрения разных проявлений преступно­ сти как сложного, системно-структурного и целостного явления.

Г. Н. Горшенков в книге «Криминология массовых коммуни­ каций» пишет о такой криминологии как о частной криминоло­ гической теории3. Такой подход представляется более обоснован­ ным.

Шестаков Д. А. Семейная криминология. СПб., 1996. С. 3;

Он же.

Семейная криминология. Программа специального курса. СПб., 1999.

См.: Кабанов П. А. Политическая криминология. Программа курса.

Нижнекамск, 1998.

См.: Горшенков Г. Н. Криминология массовых коммуникаций.

Н. Новгород, 2003. С. 11.

Глава 17. Организованная преступность Глава 17. Организованная преступность § 1. Понятие и криминологическая характеристика.

§ 2. Специфика детерминации и причинности.

§ 3. Особенности борьбы с организованной преступностью § 1. Понятие и криминологическая характеристика Организованная преступность в криминологии понимается как один из признаков преступности, означающий свойство по­ следней проявлять себя в упорядоченных формах. Организован­ ная преступность — это высшее проявление криминальной упо­ рядоченности.

Речь идет о явлении, которое, в силу своей сложности, много­ значно трактуется в научной, учебной литературе и нормативных правовых актах.

Заслуживает внимания история развития определений организо­ ванной преступности.

Американские авторы Д. Л. Херберт и X. Тритт писали о том, что серьезные усилия для определения понятия «организованная преступность» были предприняты «только в 1950-х и 1960-х го­ дах, когда комитеты Конгресса начали обнаруживать доказатель­ ства существования тайного преступного общества или картели под названием «Мафия» или «Коза ностра» 1.

Так называемые Ойстер-Бейские конференции по борьбе с организованной преступностью следующим образом сформули­ ровали ее отличительные характеристики: 1) самосохраняющие­ ся, тоталитарные, длительные преступные сговоры;

2) расчет на получение прибылей и могущества за счет человеческих слабо­ стей;

3) применение запугивания или подкупа;

4) стремление обезопасить себя со стороны закона 2.

См.: Herbert D. Z., Tritt И. Corporations of Corruption. A Systematic Study of Organized Crime. Springfield, 1984;

Joseph L. Albini. The American Mafia. Genesis of a Legend. Irvington Publishers Ins. N. Y., 1971.

Далее в США разные авторы и группы авторов, комиссии продол­ жали давать с претензией на всеобъемлсмость определения организован­ ной преступности. Но анализ показывает, что практически все данные определения представляли из себя попытку описать существующие орга­ низованные формирования, подпадающие под указанные выше общие признаки. Естественно, что с изменением ситуации менялись формы преступной деятельности таких формирований, они сами и эти измене­ ния отражались на содержании описательных определений.

] 7 Криминология 502 Раздел V. Отдельные виды преступности В Законе США 1968 г. о контроле над преступностью и безо­ пасностью на улицах организованная преступность определялась как «противозаконная деятельность членов высокоорганизован­ ной и дисциплинированной ассоциации, занимающейся постав­ кой запрещенных законом услуг, включая эксплуатацию азарт­ ных игр, проституцию, ростовщичество, распространение нарко­ тиков и иную противозаконную деятельность подобного рода организаций»1. Почти такое же определение давалось в Пенсиль­ вании, когда был выпущен Отчет по вопросу об организованной преступности за 1980 г.

Опираясь на это определение, некоторые отечественные авто­ ры утверждали, что особенностью организованной преступности в США и других странах развитой рыночной экономики является то, что организованная преступность паразитирует только на за­ прещенной деятельности (наркотиках и т. п.) и только в условиях социалистической системы: когда отсутствует свобода экономи­ ческой деятельности, полем деятельности организованной пре­ ступности становится не запрещаемая экономическая деятель­ ность. Однако такие суждения глубоко ошибочны. И в странах рыночной экономики существует теневая экономика, связанная со стремлением уйти из-под контроля государства, в том числе контроля за доходами. Там полем деятельности организованной преступности становятся также и строительство, и даже деятель­ ность профсоюзов.

Более точен в своем определении был Консультативный ко­ митет при правоохранительных органах штата Огайо, который в 1982 г. указывал: «Организованную преступность, в традицион­ ном смысле слова, можно определить как группу лиц, дейст­ вующих вне закона с целью извлечения финансовой выгоды, находящихся в постоянном преступном сговоре и способных осуществлять политический подкуп и контроль для успешного продолжения своего дела...» Аналогичные определения были опубликованы во многих других штатах, в том числе в Нью-Йорке, Нью-Джерси, Кали­ форнии. При этом организованную преступность стали связы­ вать с деятельностью «белых воротничков». Американские кри­ минологи Д. Л. Херберт и X. Тритт посчитали это неточным, по Organized Crime. Report of the Task Force on Organized Crime.

National Agwisori Committee on Criminal Ysticc. Standards and Yoals.

Washington, 1976. P. 17.

Цит. по: Herbert D. L., Tritt H. Op. cit.

Глава 17. Организованная преступность скольку, по их мнению, организованная преступная деятельность в отличие от совершения должностных преступлений «является основным делом или занятием участников преступных организа­ ций, тогда как должностные преступления являются побочными, сопутствуя другому делу или занятию, в ходе которых они совер­ шаются»1.

Здесь важно указание на то, что преступные организации гиб­ ко используют государственный аппарат. Сотрудничающие с ни­ ми служащие, как правило, не становятся членами организаций и не знают часто даже, кому именно они служат. Используется институт сотрудничающих лиц, выполняющих разнообразные поручения, — иногда систематически, иногда время от времени, а порой и разового характера. Вот почему необходимо разграни­ чивать участие в организованном преступном формировании и участие в деятельности такого формирования.

Отечественные авторы при определении организованной пре­ ступности за исходный признак брали: а) организованную пре­ ступную деятельность;

б) сами организованные преступные структуры;

в) различные их взаимосвязи.

Выделяются следующие основные подходы:

1) в качестве наиболее существенных характеристик указыва­ ются сплочение лиц, совершающих преступления, возникнове­ ние и функционирование организованных преступных формиро­ ваний ;

2) акцент делается на массовом характере такого функциони­ рования и некоторых других моментах. По мнению А. И. Гурова, организованная преступность — «это относительно массовое функционирование устойчивых управляемых сообществ преступ­ ников, занимающихся совершением преступлений как промыс­ лом (бизнесом) и создающих с помощью коррупции систему за­ щиты от социального контроля». Похожую позицию выражал и Э. Ф. Побегайло: «Организованная преступность есть обладаю­ щая высокой степенью общественной опасности форма социаль Цит. по: Herbert D. L., Tritt H. Op. cit.

Такую позицию высказывали Ю. Н. Адашкевич, С. В. Дьяков, А. И. Долгова и ряд других авторов в книгах: Организованная преступ­ ность. М., 1989;

Организованная преступность-2. М., 1993;

Овчин ский В. С. Криминологические, уголовно-правовые и организационные основы борьбы с организованной преступностью в Российской Федера­ ции: Дис.... д-ра юрид. наук. М., 1994. С. 15.

Гуров А. И. Организованная преступность — не миф, а реальность.

М., 1990. С. 19.

504 Раздел V. Отдельные виды преступности ной патологии, выражающаяся в постоянном и относительно массовом воспроизводстве и функционировании устойчивых преступных сообществ (преступных организаций)»1;

3) определение дается путем указания, прежде всего, на дея­ тельность устойчивых преступных формирований2. Чаще всего такой подход встречается у криминалистов, но он не чужд и не­ которым криминологам. Так, И. Я. Гонтарь пишет, что организо­ ванная преступность — это «разновидность социальной деятель­ ности определенного количества членов общества, направленной на постоянное получение доходов, различных выгод, но только способами, которые сами по себе являются преступными». Здесь акцент делается на организованной преступной деятельности, а не на организациях3;

4) фиксируется как факт создания, функционирования орга­ низованных преступных формирований, так и факт их деятель­ ности4;

5) в определении подчеркивается и факт наличия преступного сообщества, его преступной деятельности, и факт связи разных организованных формирований, направлений преступной дея­ тельности5 (что представляется крайне важным).

Экспертами ООН было предложено понимать под организо­ ванной преступностью относительно большую группу устойчи­ вых и управляемых преступных образований, занимающихся преступной деятельностью в корыстных интересах и создающих систему защиты от социального контроля с использованием та Побегайло Э. Ф. Тенденции современной преступности и совершен­ ствование уголовно-правовой борьбы с нею. М., 1990. С. 17.

Например, В. И. Куликов {Куликов В. И. Основы криминалистиче­ ской теории организованной преступной деятельности. Ульяновск, 1994) практически связывает организованную преступность именно с органи­ зованной преступной деятельностью.

См.: Организованная преступность и борьба с ней. С. 102, 103.

См.: Правовое регулирование борьбы с организованной преступно­ стью. Проект федерального закона и комментарий. М., 1994.

Так, А. С. Емельянов пишет, что организованную преступность можно определить как «явление, выражающееся в существовании пре­ ступного сообщества и осуществляемой им преступной деятельности, характеризующееся устойчивой общерегиональной и межрегиональной связью преступных групп, формирований и направлений преступной деятельности, замкнутой на относительно большую социапьную группу»

{Емельянов А. С. Понятие организованной преступности и проблемы борьбы с ней // Вопросы организованной преступности и борьбы с пей.

М., 1993. С. 5).

Глава 17. Организованная преступность ких противозаконных средств, как насилие, запугивание, корруп­ ция и хищение в крупных размерах1.

Однако в Конвенции Организации Объединенных Наций против транснациональной организованной преступности, при­ нятой резолюцией 55/25 Генеральной Ассамблеи от 15 ноября 2000 г., дается лишь перечень некоторых проявлений организо­ ванной преступности. Там не содержится определений исполь­ зуемых понятий «организованная преступность», «транснацио­ нальная организованная преступность». В ст. 2 отмечается, что для целей настоящей Конвенции используются термины: а) «ор­ ганизованная преступная группа», означающая структурно оформленную группу в составе трех или более лиц, существую­ щую в течение определенного периода времени и действующую согласованно с целью совершения одного или нескольких серь­ езных преступлений или преступлений, признанных таковыми в соответствии с настоящей Конвенцией, с тем, чтобы получить, прямо или косвенно, финансовую или иную материальную вы­ году;

Ь) «серьезное преступление» — преступление, наказуемое лишением свободы на максимальный срок не менее четырех лет или более строгой мерой наказания;

с) «структурно оформлен­ ная группа» — группа, которая не была случайно образована для немедленного совершения преступления и в которой не обяза­ тельно формально определены роли ее членов, оговорен непре­ рывный характер членства или создана развитая структура».

Указанный подход находится в русле так называемой опера ционализации понятий, когда сложное явление при изучении, в целях его конкретизации, определяется либо через перечень со­ ставляющих его элементов, либо через описание его как одного из элементов еще более сложной системы2.

Рекомендации ООН «Практические меры борьбы с организованной преступностью», утв. Международным семинаром по борьбе с организо­ ванной преступностью 21—25 октября 1991 г.

Реже определение дается путем указания на перечень операций, кото­ рые с ним производятся в процессе исследования. Встречаются сочетания указанных приемов. В результате вырабатываются так называемые опера­ циональные определения. Одно из таких операциональных определений приводит Клаус фон Лампе из Университета Берлина. Он отмечает, что официальное определение организованной преступности, данное в 1990 г.

в Германии, отразило по сути подход, ориентированный на преступную деятельность: «Организованная преступность — это планируемое соверше­ ние преступлений... имеющих важное значение и совершаемых при опре­ деленные условиях. Это — группа преступников, состоящая не менее чем из трех человек, имеющих четкое распределение обязанностей на длитель­ ную перспективу, преследующих определенную цель (деньги или власть) и 506 Раздел V. Отдельные виды преступности Исследования дают основание для следующего определения организованной преступности: организованная преступность — это сложная система организованных преступных формирова­ ний, их отношений и деятельности.



Pages:     | 1 |   ...   | 13 | 14 || 16 | 17 |   ...   | 27 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.