авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 || 3 | 4 |   ...   | 6 |

«ИНСТИТУТ ЭКОНОМИКИ И ПРЕДПРИНИМАТЕЛЬСТВА (ИНЭП) Юридический факультет Кафедра уголовного права С.А. ...»

-- [ Страница 2 ] --

Наиболее низкую степень искусственной латентности имеют, например, преступления против личности (есть потерпевший и он может настаивать на расследовании);

крупные и значительные хищения;

терроризм и др.

Думается, будет верным к одной из таких проблем отнести проблему региональных количественных и качественных различий преступности: ее видов, количества преступлений, их прирост. Актуальность этой проблемы особенно остра для России, по-прежнему, даже после распада СССР, остающейся самой крупной державой в мире относительно территории (17075, тыс. км2) и одной из крупнейших по численности населения (143,2 млн. чел. на 1.07.2006 г. – 6 место в мире). На территории РФ проживает свыше 100 наций и народностей. Территория РФ протянулась с запада на восток, от Калининграда до Чукотки на 8750 км, с севера на юг, от Мурманска до Северного Кавказа на 3500 км. Плотность населения составляет от 0,0003 чел. на 1 км 2 в Республике Саха (Якутия) до 200 чел. на 1 км2 в Московской области. Уже по этим (и не только по ним) географическим показателям видно, что Россия – уникальная страна. А ведь можно еще говорить и об экономических, и о социальных, и о культурных и многих других характеристиках нашей страны. Все это лишний раз подчеркивает, насколько важно изучение такого социального явления как преступность, с учетом региональных различий, территориальных и этнических особенностей.

По данным 2005 года региональная картина российской преступности выглядела так:

Средняя величина коэффициента Федеральный округ Место интенсивности преступности Уральский 2551 Дальневосточный 2464 Сибирский 2379 Северо-Западный 2240 Приволжский 1963 Центральный 1615 Южный 1592 См.: Атлас России. – М., 2001.

Из таблицы видно, что регионы, находящиеся к востоку от Урала, значительно опережают по уровню преступности остальные регионы России.

Рассмотрим более подробно особенности преступности в Сибирском федеральном округе.

Непосредственный анализ географии преступности в Сибирском регионе следует начать с установления пространственных и временных рамок исследования. Исторически сложилось так, что к Сибири относили огромное по территории пространство от Восточного Урала (Зауралья) до запада Дальнего Востока. Социально-экономические условия освоения и развития Сибири привели к тому, что на ее территории к настоящему времени сложились два крупных экономико-географических района: Западно-Сибирский и Восточно-Сибирский.

Первый из них занимает плоскость Западно-Сибирской равнины с запада на восток по линии Тюмень-Кемерово, с севера на юг по линии Салехард Горно-Алтайск. Практически весь он расположен на равнинной местности, местами на болотистой почве и лишь юго-восток Новосибирской области, юг Кемеровской, юго-восток Алтайского края и почти вся территория республики Горный Алтай расположены в районах предалтайских возвышенностей. Отсюда следует примерное сходство климатических, ландшафтных и прочих природных условий, за исключением районов Крайнего Севера и приравненных к нему (Ямало-Немецкий и Ханты-Мансийский автономные округа).

В состав Западно-Сибирского региона входит 9 субъектов РФ, его общая площадь составляет 2427,2 тыс. км2, население – 15137372 человек15, плотность населения в среднем – 6,2 чел. на 1 км2, что ниже среднероссийского показателя (8,6 чел. на 1 км2). В 7 субъектах из 9 произошел рост населения, в (Новосибирская и Кемеровская области) – снижение по сравнению с 1988 г. Это связано с тем, что Новосибирская область является одним из крупнейших мест компактного проживания российских немцев, в период 1991–2000 гг.

продолжался массовый выезд граждан немецкой национальности в ФРГ.

Кемеровская область является главным угледобывающим регионом России и весьма большое количество людей занято в этой отрасли промышленности, в последние 10 лет в связи с резким сокращением добычи угля произошло массовое сокращение рабочих мест и как следствие этого – отток населения.

Географическая характеристика Западно-Сибирского района во многом предопределила его экономическую природу. Регион по праву относится к числу одного из сырьедобывающих и сырьеперерабатывающих в России. На территории Тюменской области расположено самое крупное российское нефтяное месторождение, крупнейшее месторождение природного газа, предприятия по их переработке, являющиеся лидерами в своей отрасли. На территории Кемеровской области находится самое крупное в России месторождение черного угля, огромное количество шахт по его добыче и предприятий по его переработке. На территории таких субъектов РФ, как Омская, Новосибирская области и Алтайский край нет крупных месторождений природных богатств, однако они расположены в непосредственной близости Здесь и далее статистические данные о населении приводятся по состоянию на 2000 год.

к крупнейшим сырьедобывающим регионам, что обусловило размещение на территории крупнейших предприятий сырье-перерабатывающего профиля:

Омскнефтеоргсинтез, Омскшина, Новосибирскбытхим, Сибхимкомбинат (г. Северск Томской области) – крупнейшее в мире предприятие по переработке ядерных отходов и ядерного топлива. Практически вся территория Алтайского края представляет собой район, благоприятствующий земледелию, что послужило превращению этого края в одну из главных российских житниц, а на территории края было создано достаточно много предприятий по переработке зерна и производству хлебопродуктов. На территории Западной Сибири расположены два крупнейших города России: Новосибирск и Омск, причем Новосибирск занимает третье место в стране по занимаемой площади и четвертое по количеству населения. Нелишним будет также упоминание о том, что Новосибирск уже четыре года является административным центром Сибирского федерального округа, объединяющего 20 субъектов РФ.

Итак, суммируя вышесказанное, можно утверждать, что данный экономико-географический район весьма и весьма привлекателен для криминальных структур. Это и возможность быстрого оборота денежных средств с помощью интеграции организованной преступности в органы управления крупнейшими сырьедобывающими и сырьеперера-батывающими предприятиями, и легализованный выход на внешний рынок сырья и продуктов первичной и вторичной его переработки, и получение через контроль экономики региона доступа к политическим элитам России, а в конечном итоге – облегчение доступа к власти, вернее, контролю над властью, как региональной, так и федеральной. Приводимые ниже цифры официальной отчетности МВД РФ наглядно свидетельствуют о том, что криминальная ситуация в Западной Сибири чрезвычайно тревожна. При этом речь идет только о зарегистрированных преступлениях, без учета латентной преступности.

Восточно-Сибирский экономический район значительно отличается от Западно-Сибирского. Это касается и его ландшафта: плоскогорья, возвышенности, нагорья, Саянские горы, и особенностей климата (от южного Прибайкалья до полюса холода Оймякона), и резкого различия между субъектами, составляющими этот район с демографической и экономико социальной сторон.

Восточно-Сибирский экономический район состоит из 11 субъектов РФ, его общая площадь значительно превосходит площадь Западно-Сибирского района – 7226 тыс. км2, население – 10178080 человек, что на 5 миллионов меньше населения Западной Сибири, соответственно плотность населения – 1, чел. на 1 км2, что значительно ниже среднероссийского показателя. В субъектах произошел рост населения, в 1 (Читинская область) – снижение по сравнению с 1988 годом. Это связано с оттоком населения с «прибамовского»

севера Читинской области, ростом безработицы, отсталостью социальной сферы. Многие молодые жители Читинской области, уезжая на учебу в другие регионы, не возвращаются обратно.

Экономическая характеристика Восточно-Сибирского района в корне мало чем отличается от ситуации в Западной Сибири. Однако необходимо отметить ряд особенностей. Самым западным регионом Восточной Сибири является Красноярский край. Это наряду с республикой Саха самый крупный по занимаемой площади субъект РФ. На его территории расположен самый крупный в РФ гидроузел: каскад ГЭС на Енисее, самый крупный в мире по количеству вырабатываемой продукции алюминиевый завод, крупнейшее, после Кузбасса, месторождение угля (т.н. КАТЭК-Канско-Ачинский топливно энергетический комплекс), в Красноярске расположены крупнейшие нефтехимические предприятия: Красшина, Резинотехника, крупнейший в России завод по производству экскаваторов, многие оборонные предприятия и т.д. Расположенная восточнее Иркутская область являет собой настоящую природную кладезь богатств: это и уголь, и нефть, и природный газ, и золотые месторождения. Однако, главные «козыри» этого региона – самая дешевая электроэнергия и огромные лесные запасы. Уникальны ресурсы озера Байкал.

Республика Бурятия располагает огромными запасами дикорастущей конопли, имея для этого подходящие климатические условия. По территории четырех субъектов Восточной Сибири проходит Байкало-Амурская магистраль – уникальное сооружение, также весьма привлекательное с экономико криминальной точки зрения. Наконец, республика Саха-Якутия – самый крупный субъект РФ, имеет крупнейшее в мире месторождение алмазов, богатейшие запасы угля и золота. Думается, что вышесказанное весьма наглядно объясняет неподдельный интерес российской, зарубежной и транснациональной преступности и к этому экономическому району.

Проиллюстрированное выше экономическое изобилие Сибири, увы, не выглядит так же радостно с точки зрения культурно-социальной. Сибирь издавна, будучи для России своеобразным «ссыльно-каторжным отстойником», к огромному сожалению и нынешними политиками воспринимается как некая общественная кладовая, откуда можно брать, ничего не отдавая взамен и считая ее население некими париями, недостойными лучшей жизни, чем им дается всемилостивейшей Москвой.

Как показывают статистические данные МВД РФ, коэффициент интенсивности преступности в 2003 году в среднем по Сибири составил 2181, преступления на 100 тыс. человек населения. Эта цифра значительно превысила общероссийский показатель 1926,2. В 2004 г. положение не изменилось:

среднероссийский коэффициент интенсивности преступности составил 2007,2, в Сибири же в среднем по 20 субъектам он составил 2259,0. Эти цифры свидетельствуют, прежде всего о тревожной тенденции продолжающейся криминализации Сибири, о «приукрашивании» официальной статистики МВД, а также подтверждается тезис В.В. Лунеева о пороге «насыщения»

преступности. Вторая посылка легко прослеживается по элементарной статистической неразберихе, царящей в официальном отчете МВД за пятилетний период. Именно в тех субъектах РФ, которые наиболее криминогенны с нашей точки зрения, коэффициент интенсивности почему-то значительно ниже среднероссийского (Республика Саха – 1636,3;

Кемеровская область – 1614,7 и т.д.). Возможно, это – плод чрезвычайно успешной профилактической деятельности правоохранительных органов и иных субъектов профилактики. Но чудес не бывает. Не может быть, чтобы в соседствующих субъектах РФ, сходных между собой практически по всем показателям, коэффициент столь разнился: Кемеровская область –1614,7;

Алтайский край – 2290,3. И это только один пример… Третья же из посылок, подтверждающая тезис о «насыщении»

преступности, прослеживается по волнообразному колебанию коэффициентов во всех 20 сибирских субъектах РФ вокруг среднего показателя. Амплитуда колебаний различна в разных субъектах: от очень низкой (Республика Саха) до очень высокой (Красноярский край).

Коэффициент интенсивности преступлений против личности в 2004 г. в среднем по Сибири значительно превышает общероссийский 104,0 и составляет 134,0. Лишь в Новосибирской и Тюменской областях он немного ниже российского, в остальных субъектах региона он превышает его. Коэффициент интенсивности преступлений против собственности по Сибири – 1380,5, что выше среднероссийского 1312,1. Коэффициент интенсивности рецидивной преступности по Сибири – 584,9 по России -301,5. Коэффициент интенсивности преступности несовершеннолетних в расчете на 100 тысяч населения в возрасте 14-17 лет по Сибири – 2351,7, общероссийский –1581,9.

Это лишь некоторые статистические данные, характеризующие преступность в Сибири. Но уже и они свидетельствуют о том, что преступность в России явно имеет региональные особенности. Сибирь, как Западная, так и Восточная, показательна в этом смысле. Изучение детерминант преступности не может происходить в отрыве от социальных, экономических, культурных, демографических и т.д. характеристик конкретного региона. Природа социальных противоречий Сибири абсолютно отлична от их природы в Поволжье или Дальнем Востоке, в самом же Сибирском регионе она различна, например, в Кузбассе и Республике Саха. Дальнейшее развитие изучения географии преступности, думается, послужит ощутимым толчком в борьбе с преступностью, как на региональном, так и на федеральном уровне.

Вопросы к семинарскому занятию по теме 1. Преступность: понятие, признаки, свойства.

2. Преступление и преступность: их соотношение.

3. Характеристики преступности и способы их измерения.

4. Латентная преступность: понятие, виды, особенности.

5. Криминологическая характеристика преступности в РФ на современном этапе: основные тенденции и закономерности.

6. Региональные особенности преступности в РФ на современном этапе.

Практические задания и казусы к теме 1. В городе Н. проживает 700 тыс. человек. 525 тыс. из них достигли возраста уголовной ответственности. В течение года в г. Н. 900 человек совершили 820 преступлений, 246 из которых относятся к категории тяжких.

Определите уровень преступности и удельный вес тяжких преступлений в общей структуре преступности.

2. В городе А. проживает 250 тыс. человек, возраста уголовной ответственности из них достигли 195 тыс. В городе Б. проживает 300 тыс.

человек, возраста уголовной ответственности достигли 220 тыс. человек.

В г. А. за прошедший год совершено 280 преступлений, в них участвовало 320 человек. В г. Б. совершено 350 преступлений с участием человек.

Рассчитайте уровень преступности относительно обоих городов и определите, какой из городов является наиболее криминально и криминогенно пораженным.

3. Составьте при помощи УК РФ таблицу, показывающую три степени обоих видов латентности.

Рекомендуемая литература к теме 1. Абельцев С.Н. Личность преступника и проблемы криминального насилия;

Гл. ред. Н.Д. Эриашвили. – М.: Юнити-Дана: Закон и право, 2000.

2. Абызов Р.М. К вопросу об особенностях региональной преступности, ее прогнозировании и предупреждении. // В сб. «Правовые проблемы укрепления российской государственности». Материалы ежегодной научно практич. конф. ЮИ ТГУ 31 янв. – 2 февр. 2002 г. Часть 11. – Томск: ТГУ, 2002.

3. Аванесов Г.А. Вицин С.Е. Прогнозирование и организация борьбы с преступностью. – М., 1972.

4. Аванесов Г.А. Теория и методология криминологического прогнозирования. – М.: Юрид. лит., 1972.

5. Аврутин Ю.Е., Гилинский Я.И. Криминологический анализ преступности в регионе. – Л., 1991.

6. Актуальные проблемы борьбы с преступностью: Межвуз. сб. / Отв.

ред. П.С. Дагель. – Владивосток: Изд-во Дальневост. ун-та, 1983.

7. Акутаев Р.М. Некоторые аспекты борьбы с искусственно-латентной преступностью // Государство и право. 1991. № 3.

8. Алексеев А.И. Криминологическая профилактика: теория, опыт, проблемы. – М.: Норма, 2001.

9. Аликперов Х.Д. Преступность и компромисс. – Баку: Элм, 1992.

10.Анденес И. Наказание и предупреждение преступлений / И. Анденес;

Пер. с англ. В.М. Когана;

Под ред. Б.С. Никифорова. – М.: Прогресс, 1979.

11. Андрухович И.А. «Главное – не наличие преступности, а умение бороться с ней»: Николай Михайлович Рычков - Нарком юстиции СССР (19 января 1938 г. - 29 января 1948 г.) // Бюллетень Министерства юстиции РФ. 2002. № 5.

12.Антонян Ю.М., Бородин С.В. Преступность и психические аномалии. – М.: Наука, 1987.

13.Ашаффенбург Р. Преступление и борьба с ним. – Одесса, 1906.

14.Бабаев М.М. О пределах статистического анализа динамики преступности // Государство и право. 2001. № 9.

15.Базаров Р.А. Преступность сегодня: краткий криминологический анализ // Рос. следователь. 1999. № 3.

16.Бахриддинов С.Э. Преступность в городе Душанбе: (1990-1994 гг.).

Автореф. дис. канд. юрид. наук. – М., 1996.

17.Беляев Н.А. Уголовно-правовая политика и пути ее реализации. – Л.:

ЛГУ, 1986.

18.Бойков А. Новый УПК России и проблемы борьбы с преступностью // Уголовное право. 2002. № 3.

19. Бондарь А. Профилактика преступности и ее результаты // Законность. 2002. № 9.

20.Бородин С.В. Борьба с преступностью: теоретическая модель комплексной программы;

Отв. ред. В.Н. Кудрявцев;

АН СССР. Ин-т государства и права. – М.: Наука, 1990.

21.Босхолов С.С. Конституционно-правовой кризис и уголовная политика. // Правоведение. 1993. № 6.

22.Бурлаков В.Н. Развитие преступности и социальный контроль // Изв.

вузов. Правоведение. Серия 11. Право. 2002. № 1.

23.Бурлаков В.Н. СМИ и преступность (Криминология СМИ) // Правоведение. 2000. № 5.

24. Бурлаков В.Н., Шестаков Д.А. Криминология: Краткий курс.

Преступность как свойство общества // Изв. вузов. Правоведение. 2002. № 3.

25. Бышевский Ю.В., Конев А.А. Латентная преступность. – Омск, 1986.

26.Ван – Кан. Экономические факторы преступности: Пер. с фр.

Л.В. Гольденвейзера и др. – СПб., 1915.

27.Виктимологические проблемы борьбы с преступностью: Сб. науч. тр. / Отв. ред. Н.И. Трофимов. – Иркутск: Изд-во ИГУ, 1982.

28.Виктимологические проблемы борьбы с преступностью: Сб. науч. тр. / Отв. ред. В.Я. Рыбальская. – Иркутск: Изд-во ИГУ, 1988.

29.Виктимология и профилактика правонарушений: Сб. науч. тр. / Отв.

ред. В.И. Шиканов. – Иркутск: Изд-во ИГУ, 1979.

30.Вицин С.Е. Системный подход и преступность / Учебное пособие. – М., Академия МВД СССР, 1980.

31.Влияние социальных условий на преступность: Сб. науч. тр./ Всесоюзный ин-т по изучению причин и разработке мер предупреждения преступности. – М., 1983.

32.Вопросы борьбы с преступностью: Межвуз. сб. Вып. 25. / Отв. ред.

В.В. Клочков;

Всесоюзный ин-т по изучению причин и разработке мер предупреждения преступности. – М.: Юрид. лит., 1976.

33.Вопросы борьбы с преступностью: Труды. / Отв. ред. В.И. Шиканов. – Иркутск: Изд-во ИГУ, 1970.

34.Вопросы теории и практики борьбы с преступностью / Высшее политическое училище МВД СССР;

Отв. ред. К.В. Мазняк. – Л., 1974.

35.Габиани А.А. Некоторые вопросы географии преступности. – Тбилиси:

Изд-во Тбилисского ун-та, 1982.

36.Гаврилов Б.Я. Способна ли российская статистика о преступности стать реальной? // Государство и право. 2001. № 1.

37.Гальперин И.М. Взаимодействие государственных органов и общественности по борьбе с преступностью: (Уголовно-правовое и уголовно процессуальное исследование). – М.: Юрид. лит., 1972.

38. Гельдибаев М. Смертная казнь и состояние преступности // Рос. судья. 1999. № 2.

39.Герасимов С. Предупреждение преступности: теория, опыт, проблемы // Законность. 2002. № 2.

40. Гернет М.Н. Революция, рост преступности и смертная казнь // Антология мировой правовой мысли: В 5т. – М., 1999. Т. 5: Россия конец XIX-XX в.

41.Гернет М.Н. Социальные факторы преступности. – М., 1905.

42.Гилинский Я.И. Криминологический анализ преступности в регионе:

Монография. – Л., 1991.

43.Гилинский Я.И. О системном подходе к преступности. – Л., 1981.

44.Гилинский Я.И. Проблемы социологического исследования преступности и иных антиобщественных явлений: Монография. – Л., 1983.

45. Гилинский Я.И. Региональные особенности преступности. – Л., 1989.

46. Гилинский Я.И., Афанасьев В.С. Социология девиантного поведения. – СПб, 1993.

47.Гладких В.И. Преступность в сверхкрупном городе и ее предупреждение органами внутренних дел (на материалах города Москвы). – М.: ВНИИ МВД РФ, 1996.

48.Гладких В.И. Региональные особенности преступности в крупных и сверхкрупных городах и ее предупреждение. – М., 1999.

49.Голик Ю. Глобализация преступности и преступность глобализации // Федерализм. 2002. № 1.

50.Горяинов К.К. Латентная преступность в России: опыт теоретического и прикладного исследования. – М., 1994.

51.Горяинов К.К., Кононенко В.И., Кудрявцев С.В. Взаимодействие социально-экономических и социально-психологических процессов в генезисе преступности // Советское государство и право. 1985. № 12.

52.Гришаев П.И. Влияние социальных явлений на преступность: Лекция;

ВЮЗИ. – М., 1984.

53. Гришаев П.И. Структура полной причины преступности.

Классификация причин и условий преступности: Лекция;

ВЮЗИ. – М., 1984.

54. Гуров А.И. Организованная преступность: мифы и реальность. – М., 1992.

55. Гуров А.И. Профессиональная преступность: мифы и реальность. – М., 1990.

56.Демидов В.Н. Социально-правовые исследования современных проблем преступности // Государство и право. 2000. № 8.

57.Долгова А. Преступность и борьба с ней: законотворчество и теоретические устои // Уголовное право. 2001. № 4.

58.Долгова А.И. Методика анализа преступности. – М., 1986.

59.Долгова А.И. Системно-структурный характер преступности. – Вопросы борьбы с преступностью, вып. 41, 1984.

60.Дриль Д. Преступность и преступники: Уголовно- психологические этюды. 2-е изд. – СПб.: Изд. Я. Канторовича, 1899.

61.Друкаров И.Л. Особенности криминологической характеристики несовершеннолетних правонарушителей и профилактической деятельности государственных органов малого и среднего города: Автореферат дисс. канд.

юрид. наук. – М., 1976.

62. Дюркгейм Э. Самоубийство: Социологический этюд. Пер. с фр.

А.Н. Ильинского;

С предисл и библиогр. указ. рус. лит. о самоубийстве д-ра Г.И. Гордона. – СПб.: Изд. Н.П. Карабасникова [Тип. А.О. Тип. Дела], 1912.

63.Единому фронту борьбы с преступностью - альтернативы нет:

Интервью Генерального прокурора РФ, Председателя Координационного Совета Генеральных прокуроров государств СНГ Ю.И. Скуратова // Прокурорская и следственная практика. 1997. № 1.

64.Ефремова Г.Х., Лежава Г.Ш., Ратинов А.Р., Шавгулидзе Т.Г.

Общественное мнение и преступность. – Тбилиси, 1984.

65. Жалинский А.Э. Социально-правовое мышление: проблемы борьбы с преступностью;

Отв. ред. С.В. Бородин;

АН СССР. – М.: Наука, 1989.

66.Жалинский А.Э., Миньковский Г.М. Преступность в СССР в 1989 г.

Статистические данные, криминологический комментарий // Советское государство и право. 1990. № 6.

67.Журавлев М.П. О принципах государственной политики борьбы с преступностью // Журнал российского права. 2002. № 4.

68.Забрянский Г.И. Криминологическая классификация регионов РФ. // Вестник МГУ. Сер. 11, Право. 1993. № 2.

69.Забрянский Г.И. Криминологические проблемы села (методология и методика исследования). – Ростов-на-Дону, 1990.

70. Звечаровский И.Э. Посткриминальное поведение личности ответственность и стимулирование. Автореф. дис. доктора юрид. наук. – СПб., 1993.

71.Звечаровский И.Э. Посткриминальное поведение: понятие, ответственность и стимулирование. – Иркутск: Изд-во Иркут. ун-та, 1993.

72. Изменения преступности и проблемы охраны правопорядка. – М., 1994.

73. Каиржанов Е.И. Понятие, структура и виды профилактики преступлений: Лекция;

Карагандинская высш. шк. МВД СССР. – Караганда, 1986.

74.Калашников В.Д. Преступность и проблемы устойчивого развития общества// В сб. «Актуальные проблемы борьбы с преступностью в Сиб.

регионе». Материалы междун. научно-практич. конф. 7-8 февр. 2003 г. Ч. 1. – Красноярск: СибЮИ МВД РФ, 2003.

75.Каныгин В.И. Проблемы комплексного анализа и предупреждения преступности в регионе: (по материалам Приволжского федерального округа).

Автореф. дис. канд. юрид. наук. – Н. Новгород, 2002.

76.Карасева М. О криминальной форме социальности и преступной бесконтрольности // Предпринимательство. 1999. № 3.

77.Карпец И.И. Наказание: социальные, правовые и криминологические проблемы. – М.: Юрид. лит., 1973.

78.Карпец И.И. Общественность в борьбе с преступностью;

О-во по распростр. полит. и науч. знаний. – Л., 1960.

79. Карпец И.И. Проблема преступности / И.И.Карпец. – М.: Юрид. лит., 1969.

80.Карпец И.И. Современные проблемы уголовного права и криминологии. – М.: Юрид. лит., 1976.

81. Карпец И.И. Преступность: иллюзии и реальность. – М.: Рос. право, 1992.

82.Квашис В. Преступность и правосудие: ответы на вызовы XXI века // Российская юстиция. 2000. № 9.

83. Кибизов А.М. Понятие и криминологические предпосылки изучения преступности на почве межнациональных конфликтов // Рос. следователь. 2002. № 10.

84. Кинщак В. У преступности нет национального лица // Иркут. губерния. 2001. № 1.

85.Кларк Р. Преступность в США: Замечания по поводу ее природы, причин, предупреждения и контроля;

Пер. с англ. А.С. Никифорова;

Под ред. и со вступ. ст. Б.С. Никифорова. – М.: Прогресс, 1975.

86.Клейменов М.П., Харитонов А.Н. Прогнозирование преступности. – Омск: Юрид. инс-т МВД России, 1995.

87.Князев Н.А. Проблема преступности в аспекте информационного проекта науки// В сб. «Актуальные проблемы борьбы с преступностью в Сиб.

регионе». Материалы междун. научно-практич. конф. 7-8 февр. 2003 г. Ч. 1. – Красноярск: СибЮИ МВД РФ, 2003.

88.Ковалевский П.И. Борьба с преступностью путем воспитания. –СПб.:

Т-во М.О. Вольф, [1908].

89.Козлов Ю.Г. Организованная преступность: структуры и функции // Изучение организованной преступности: опыт диалога: Сб.ст. / Под ред.

Н.Ф. Кузнецовой, Л. Шелли, Ю.Г. Козлова. – М., 1997.

90. Колесников В.В. Преступность в сфере экономической деятельности и ее криминологическая характеристика // Вопросы квалификации и расследования преступлений в сфере экономики: Сб. науч. ст. / Под ред.

Н.А. Лопашенко, В.М. Юрина, А.Б. Нехорошева. – Саратов, 1999.

91.Колмогоров В. Следствие ищет новые пути борьбы с преступностью // Российская юстиция. 2000. № 3.

92.Комплексное изучение системы воздействия на преступность:

Методолог. и теоретич. основы / Под ред. П.П. Осипова;

НИИ комплексных социальных исслед. – Л.: Изд-во ЛГУ, 1978.

93.Корецкий Д. Адекватны ли меры борьбы с преступностью ее состоянию // Законность. 2003. № 2.

94.Костенко А.Н. Криминальный произвол (социопсихология воли и сознания преступления). – Киев: Научна Думка, 1990.

95. Костенко А.Н. Преступность в России. – М.: Изд-во ЦКСИиП, 1997.

96.Костоев И. Россия: преступный мир. – М., 1998.

97.Краткий анализ состояния преступности в России (январь - июль 2000 г.) // Российская юстиция. 2000. № 10.

98.Краткий анализ состояния преступности в России в 1999 году // Российская юстиция. 2000. № 4.

99.Краткий анализ состояния преступности в России в 2001 году // Российская юстиция. 2002. № 4.

100. Криминогенная ситуация в России на рубеже ХХI века/ Под общ.

ред. А.И. Гурова;

Мин-во внутр. дел РФ. – М.: ВНИИ МВД России, 2000.

101. Криминогенная ситуация в стране // Основы безопасности жизни. 1999. № 5.

102. Криминологическая ситуация в России на рубеже ХХI века / Под общ. ред. Гурова А.И. – М.: ВНИИ МВД России, 2000.

103. Крупнов И. О феномене преступности // Уголовное право. 2001. № 4.

104. Кудрявцев В.Н. Криминальная агрессия: экспертная типология и судебно-психическая оценка. – М.: Изд-во МГУ, 2000.

105. Кудрявцев В.Н. Преступность и нравы переходного общества. – М.:

Гардарика, 2002.

106. Кудрявцев В.Н. Причинность в криминологии: О структуре индивидуального преступного поведения. – М.: Юрид. лит., 1968.

107. Кузнецова Н.Ф. Преступление и преступность. – М., 1969.

108. Кузнецова Н.Ф. Проблемы криминологической детерминации;

Под ред. В.Н. Кудрявцева. – М.: Изд-во МГУ, 1984.

109. Кузьмин С.И. «Смутное время»: у истоков законодательной базы борьбы с преступностью: Рецензия / С.И. Кузьмин, С.М. Зубарев // Журнал Российского права. 2002. № 4.

110. Кулаков А.Ф. Понятие и основы классификации политической преступности в отечественной политической криминологии / А.Ф. Кулаков // Следователь. 2002. № 12.

111. Кунц Е.В. Преступность на почве межнациональных и религиозных конфликтов и уголовно-правовые меры борьбы с нею. Автореф. дис. канд.

юрид. наук. – Челябинск, 1998.

112. Кургузкина Е. Методы изучения криминогенной личности // уголовное право. 2002. № 4.

113. Кучинский А.В. Латентная преступность: познание, политика, стратегия. – М.: Изд-во ВНИИ МВД Россиии, 1993.

114. Кучинский А.В. Преступники и преступления: законы преступного мира. – Донецк: Сталкер, 1997.

115. Лелеков В.А. Молодежная преступность: проблемы и опыт региональных исследований: Монография. – Воронеж, 1998.

116. Ломброзо Ляски. Политическая преступность и революция по отношению к праву, уголовной антропологии и государственной науке. В 2 ч.:

Пер. К.К. Толстого. – СПб.: Изд. ред. «Нового журнала лит., искусства и науки», 1906.

117. Ломброзо Ч. Преступление. – М.: Спарк, 1994.

118. Лунеев В.В. География организованной преступности и коррупции в России (1997 - 1999 гг.) // Государство и право. 2000. № 11.

119. Лунеев В.В. Контроль над преступностью: надежны ли показатели?

// Государство и право. 1995. № 2.

120. Лунеев В.В. Политическая преступность // Государство и право. 1994. № 7.

121. Лунеев В.В. Преступность в СССР: основные тенденции и закономерности // Советское государство и право. 1991. № 8.

122. Лунеев В.В. Преступность ХХ века. Мировые, региональные и российские тенденции: Мировой криминологический анализ;

Предисл.

В.Н. Кудрявцева;

Ин-т государства и права РАН. – М.: НОРМА, 1997.

123. Лунеев В.В. Тенденции мировой преступности. // Государство и право. 1993. № 8.

124. Лунеев В.В. Юридическая статистика. – М.: Юрист, 1999.

125. Лупаина О.В. Актуальность борьбы с преступностью и коррупцией в аспекте обеспечения национальной безопасности России // Следователь. 2003. № 1.

126. Максимов С.В. Коррупция. Закон. Ответственность. – М.: Учебно консультац. центр "ЮрИнфоР", 2000.

127. Малинин Ф. Роль общества в борьбе с преступностью. Ч.1. 72 с.

Ч. 2. 76-132 с / Ф. Малинин. – СПб., 1906.

128. Матвеева А.А. Преступность в Москве (историко-сравнительный анализ). Специальность 12.00.08 - уголовное право и криминология;

исполнительно-трудовое право. Автореф. дисс. канд. юрид. наук. – М.: Изд-во МГУ, 1997.

129. Матвеева А.А. Преступность в Москве и её профилактитка на современном этапе // Вестн. Моск. ун-та. Сер. 11, Право. 2001. № 1.

130. Михайленко П.П. Предупреждение преступлений - основа борьбы за искоренение преступности. – М.: Юрид. лит., 1964.

131. Михайловская И.Б. Преступность: что мы знаем о ней. – Обнинск:

ИНГУ, 1995.

132. Моисеев В.П. Динамика латентной преступности на фоне общесоциальных процессов // Социально-экономические и правовые проблемы Восточно-Сибирского региона на пороге третьего тысячелетия: Материалы научно-практической конференции, 13-17 мая 1998 г. – Иркутск, 1998.

133. Мохов Е.А. Современная иерархия преступного мира и основные тенденции ее развития // Следователь. 2002. № 4.

134. Невирко Д.Д., Шеслер А.В. Актуальные проблемы борьбы с преступностью в Сибирском регионе: Международная научно-практическая конференция в Сибирском юридическом институте МВД России // Государство и право. 2001. № 12.

135. Олипов В.И. Закономерности развития преступности в РФ на рубеже веков // Государство и право. 2000. № 6.

136. Ольков С.Г. Философия преступности: Монография. – Тюмень, 1994.

137. Омигов В.И. Закономерности развития преступности в Российской Федерации на рубеже веков // Государство и право. 2000. № 6.

138. Организация изучения причин преступности и разработки мер ее предупреждения в районе: Науч.-практ. пособие. / Отв. ред. И.И. Карпец;

Всесоюз. ин-т по изучению и разработке мер предупреждения преступности. – М.: Юрид. лит., 1966.

139. Организованная преступность и переход к рыночным отношениям // Государство и право. 1993. № 2-3.

140. Орехов В.В. Социальное планирование и вопросы борьбы с преступностью. – Л., 1972.

141. Остроумов С.С. Преступность и ее причины в дореволюционной России. – М.: Изд-во Моск. ун-та, 1980.

142. Першин В.Б. Комплексный подход в изучении преступности: Учеб.

пособие. – Горький: Горьковск. высш. шк. МВД СССР, 1976.

143. Петров С. Панорама российской преступности // Основы безопасности жизни. 1999. № 10.

144. Петрухин И.Л. Человек и власть (в сфере борьбы с преступность). – М.: Юристъ, 1999.

145. Пирожков В.Ф. Криминальная психология. Кн. 1: Психология подростковой преступности/ В.Ф.Пирожков. – М: Ось-89, 1998.

146. Побегайло Э. Психологические детерминанты криминальной агрессии// Уголовное право. 2002. № 1.

147. Побегайло Э.Ф. Тенденции современной преступности. – М., 1990.

148. Портнов И.П. Город и преступность // Государство и право. 1993. № 2.

149. Правовые вопросы борьбы с преступностью на современном этапе.

/ Под ред. В.Д. Филимонова. – Томск: Изд-во Томск. ун-та, 1989.

150. Правовые проблемы укрепления российской государственности:

Сб. ст. Часть 11 / Под ред. В.Д. Филимонова. – Томск: Изд-во Том. ун-та, 2002.

151. Правосознание и общественное мнение о преступности. – М., 1990.

152. Преступность в России // Аналитические обозрения Центра комплексных социальных исследований. – М., 1997. Вып. 1-2.

153. Преступность в сфере внешнеэкономической деятельности / В.Д.

Ларичев, Е.В. Милякина, Е.А. Орлова, В.Ф. Щербаков, О.Г. Шикунова. – М.: Экзамен, 2002.

154. Преступность и ее предупреждение: Сб. ст. / Под ред.: Н.П. Кана, М.Д. Шаргородского;

Ленинград. обществ. НИИ судеб. защиты. – Л.: Изд-во ЛГУ, 1971.

155. Преступность и закон // Юрист, 1996, № 2.

156. Преступность и законодательство. – М., 1997.

157. Преступность и коррупция: роль тайного государственного сговора // Уголовное право. 2002. № 4.

158. Преступность и правонарушения. 1995-1999. Стат. Сборник. – М.:

ГИЦ МВД РФ, 2000.

159. Преступность и правонарушения. 1996-2000. Стат. Сборник. – М.:

ГИЦ МВД РФ, 2001.

160. Преступность и правонарушения. 1997-2001. Стат. Сборник. – М.:

ГИЦ МВД РФ, 2002.

161. Преступность и правонарушения. 1998-2002. Стат. Сборник. – М.:

ГИЦ МВД РФ, 2003.

162. Преступность как угроза национальной безопасности. – Ульяновск, 1997.

163. Преступность стран мира: Статистический сборник. / Сост.

С.Н. Ефимов, Ю.Ф. Кардополов, А.М. Нуждин;

Красноярский гос. ун-т.

Юрид.фак-т. – Красноярск: Изд-во Краснояр. ун-та, 2000.

164. Принс Адольф. Преступность и репрессия: Уголовно-юридический очерк;

Пер. под ред. и с предисл. и прим. В.В. Пржевальского. – М.: Изд. кн.

маг. Гроссман и Кнебель, 1898.

165. Проблемы борьбы с преступностью: Труды Омск. высш. шк.

милиции. – Омск, 1976.

166. Проблемы искорения преступности / Всесоюз. ин-т по изучению причин и разработке мер предупреждения преступности;

Отв. ред.

В.Н. Кудрявцев. – М.: Юрид. лит., 1965.

167. Проблемы совершенствования борьбы с преступностью / Отв. ред.

Н.И. Трофимов. – Иркутск: Изд-во ИГУ, 1985.

168. Проституция и преступность. / Ред. и сост. Ю.М. Хотченко;

Отв.

ред. И.В. Шмаров. – М: Юрид. лит., 1991.

169. Пути повышения эффективности борьбы с преступностью: Межвуз.

сб. / Отв. ред. Г.И. Чечель. – Барнаул: Изд-во Алтайск. ун-та, 1983.

170. Ракитянский В.Н. Преступность как явление общества и психология человека // В сб. «Актуальные проблемы борьбы с преступностью в Сиб. регионе». Материалы междун. научно-практич. конф. 7-8 февр. 2003 г. Ч.

1. – Красноярск: СибЮИ МВД РФ, 2003.

171. Резник Г.М. Противоречия современной урбанизации и преступность // Советское государство и право. 1985. № 9.

172. Ривман Д.В. О содержании понятия «виктимность» // Вопросы теории и практики борьбы с преступностью: Сб. ст. / Отв. ред. К.В. Мазняк. – Л., 1974.

173. Романова Л.И. Характеристика криминального наркотизма в Дальневосточном федеральном округе. Некоторые практические вопросы организации борьбы с незаконным оборотом наркотиков // СЮВ. 2001. № 2.

174. Российская криминологическая энциклопедия: Преступность и борьба с ней в понятиях и комментариях / А.И. Алексеев, А.А. Артамонов, Х.М. Ахметшин и др.;

Под общ. ред. А.И. Долговой;

Российская криминологическая ассоциация. – М.: НОРМА-ИНФРА-М, 2000.

175. Ростов К.Т. Геокриминогенная обстановка в Санкт-Петербурге и Ленинградской области: Автореферат дисс. канд. геогр. наук. – СПб., 1994.

176. Рыбкин В.М. Преступность и власть // Журнал российского права. 2000. № 5/6.

177. Савюк Л.К. Правовая статистика. – М.: Юрист, 1999.

178. Сазонова Н.В. Несовершенство нормативного регулирования регистрации преступлений как причина латентной преступности. // В сб.

«Правовые проблемы укрепления российской государственности». Материалы ежегодной научно-практич. конф. ЮИ ТГУ 31 янв. – 2 февр. 2002 г. Часть 11. – Томск: ТГУ, 2002.

179. Сазонова Н.В. Несовершенство нормативного регулирования регистрации как причина латентности преступлений // СЮВ. 2002. № 2.

180. Сомин В.Н. Изучение и предупреждение преступности в городах:

Проблемы теории и практики. – Иркутск: Изд-во ИГУ, 1989.

181. Сомин В.Н. Опыт комплексного криминологического исследования в молодом городе / В сб. Методология и методика прикладных криминологических исследований. – Иркутск, 1982.

182. Сомин В.Н. Социальное управление предупреждением преступности: введение в теорию. – Иркутск: ИГУ, 1990.

183. Сомин В.Н. Преступность в больших городах Восточной Сибири:

Автореферат дисс. канд. юрид. наук. – М., 1974.

184. Сорокин П.А. Преступность и ее причины. – Рига, 1913.

185. Социология преступности. – М., 1966.

186. Спиридонов Л.И. Феномен преступности. – М., 1998.

187. Старков Р.Ф. Статистический анализ уровня и динамики преступности в иркутской области/ Р.Ф. Старков, Э.И. Матыскина // Социально-экономические и правовые проблемы Восточно-Сибирского региона на пороге третьего тысячелетия: Материалы научно-практической конференции, 13-17 мая 1998 г. – Иркутск, 1998.

188. Степашин С. Преступность в России как она есть // Рос. юстиция. 1999. № 7.

189. Стручков Н.А. Преступность, как социальное явление. – Л.,1979.

190. Сутурин М.А. Некоторые вопросы изучения и измерения латентной преступности // СЮВ. 2001. № 2.

191. Сутурин М.А. Преступность и социальный контроль // СЮВ. 2001. № 4.

192. Сухарев А.Я. Россия в тисках преступности // Прокурорская и следственная практика. 1997. № 1.

193. Тард Г. Сравнительная преступность. – М., 1907.

194. Территориальные различия преступности и их причины. Сб.

науч. тр. / Под ред. А.И. Долговой. – М., 1988.

195. Тогонидзе Н.В. Глобализация общей, организованной и коррупционной преступности: (Материалы «круглого стола») / Н.В. Тогонидзе // Государство и право. 2001. № 12.

196. Уэда К. Преступность и криминология в современной Японии. – М., 1989.

197. Филонов В.П. Преступность крупного промышленного города и руководство борьбой с нею: Автореферат дисс. канд. юрид. наук. – М., 1978.

198. Фокс В. Введение в криминологию. – М., 1980.

199. Чаадаев С.Г. Уголовная политика и преступность: проблемы, пути решения: Пособие для слушателей нар. ун-тов / С.Г. Чаадаев. – М: Знание, 1991.

200. Шестаков Д.А. Криминология. Преступность как свойство общества: Краткий курс. – СПб.: Изд-во СПб. ун-та: Лань, 2001.

201. Шоткинов С.А. Геокриминологические аспекты преступности в Сибири // Тез. докл. на междунар. науч.-практ. конф. «Законодат. обеспечение внешнеэкон. деятельности на уровне региона – опыт США и России». Томск.

22-23 ноября 2001 г. Сб. материалов. – Томск: ТГУ, 2001.

202. Шоткинов С.А. К вопросу о криминологической характеристике крупного города Вост. Сибири (на примере гг. Иркутска и Братска) // В сб.

«Правовые проблемы укрепления российской государственности». Материалы ежегодной научно-практич. конф. ЮИ ТГУ 31 янв. – 2 февр. 2002 г. Часть 11. – Томск: ТГУ, 2002.

203. Шоткинов С.А. К вопросу о крим. хар-ке г. Улан-Удэ // Уголовное право и современность. Межвузовский сб. научн. тр. Вып. 6. – Красноярск:

СибЮИ МВД РФ, 2002.

204. Шоткинов С.А. Исторические и соц. предпосылки пр-ти крупного города // СЮВ. № 2. 2002.

205. Шоткинов С.А. О некоторых криминологических показателях преступности Иркутска, Братска, Улан-Удэ// В сб. «Актуальные проблемы борьбы с преступностью в Сиб. регионе». Материалы междун. научно-практич.

конф. 7-8 февр. 2003 г. Ч.1. – Красноярск: СибЮИ МВД РФ, 2003.

206. Шоткинов С.А. Преступность крупного города Восточной Сибири.

Монография. – СПб.: Юр. центр-пресс, 2004.

207. Шоткинов С.А. Общетеоретические аспекты изучения городской преступности// Уч. зап. КрасГУ – Красноярск: КрасГУ, 2003.

208. Шоткинов С.А. Принцип гуманизма в уголовной политике:

криминологический аспект // Материалы научно-практической конференции.

«175 лет сибирских реформ М.М. Сперанского. 60 лет Иркутской области и проблемы регионального управления» 23 сентября 1997 г. – Иркутск, 1997.

209. Шоткинов С.А. «Феномен» преступности г. Иркутска: миф или реальность? // Сибирский юридический вестник. 2002. № 1.

210. Шоткинов С.А. География преступности: вопросы теории и региональные проблемы Сибири // Сибирский юридический вестник. 2001. № 3.

211. Шоткинов С.А. География преступности: к вопросу о понятии, предмете, методе // Сибирский юридический вестник. 2001. № 4.

212. Шоткинов С.А. К вопросу о криминологической характеристике г.

Братска // Сибирский юридический вестник. 2002. № 4.

213. Шоткинов С.А. К вопросу о методологии географии преступности // Материалы ежегодной научно-практической конференции преподавателей и студентов Юридического института ИГУ. Ноябрь, 2001. / Отв. ред.

С.И. Шишкин. – Иркутск: Изд-во ЮИ ИГУ, 2001.

214. Шоткинов С.А. Крупный город и преступность: тенденции и профилактика (по материалам г.г. Иркутска и Улан-Удэ) // Сибирский юридический вестник. 2002. № 3.

215. Шоткинов С.А. Преступность крупного города: опыт геокриминологического исследования (по материалам г. Иркутска) // Сибирский юридический вестник. 2001. № 2.

216. Шульга В.И. Основные тенденции преступности и ее предупреждение в Дальневосточном регионе: Пособие. – М.: ВНИИ МВД РФ, 1996.

217. Элиханов С.А. Преступность и влияние на нее миграции населения // Следователь. 2002. № 3.

218. Юзиханова Э.Г. Преступность, обусловленная политико экономическими факторами: (региональный криминологический анализ на примере Тюменской области). Автореф. дис. канд. юрид. наук. – М., 2002.

219. Яковлев А.М. Преступность и социальная психология: социально психологические закономерности противоправного поведения. – М.: Юрид.

лит., 1971.

«Кто виноват…?!»

А.И. Герцен Тема 3. Детерминация преступности Детерминация (от лат. determinare - определять) – это процесс определения сути одних явлений через другие.

Основы знаний о детерминации были заложены в мировой философии еще с древнейших времен. Учение о всеобщей взаимосвязи явлений (детерминизм) означало, что все явления (в т.ч. и социальные) в природе и обществе взаимосвязаны, ничто в мире не происходит само по себе, каждое из явлений, будучи следствием какого-либо другого явления, при этом выступает в роли причины третьего явления или условия для четвертого и т.д. При этом в данном процессе относительно социальных явлений нет фатальной предрасположенности, неизбежности: детерминизм признает за обществом и за отдельной личностью возможность повлиять на ход событий, изменить его, избежать негативных последствий или смягчить их. В период Средневековья в европейской философии господствовал т.н. механистический детерминизм, который как раз отрицал вышеуказанную роль личности, низведя личность к детали механизма общества. С развитием же науки, механистический детерминизм ушел в историю, будучи вытесненным детерминизмом диалектическим.

Противоположностью детерминизму в философии является индетерминизм – учение о принципиальной непознаваемости явлений, о наличии высшей злой и доброй воли, под которой понимались в разное время либо Божественная сила, либо астральная, либо идеологическая.

Индетерминистские воззрения в отдельных случаях встречаются и сегодня, но какого-либо существенного научного значения они не имеют.

Что касается категорий, применяемых для описания детерминации, то они традиционны. Это причина – явление, порождающее другое явление;

условие – явление, не порождающее следствие, но порождающее его причину или способствующее его появлению;

следствие – искомое явление, порожденное причиной при помощи условий;

детерминанты – вышеуказанные причины и условия.

В детерминации существуют три вида связей между явлениями:

1) причинно-следственная – связь, отвечающая следующим основным требованиям:

- связь является необходимой, без нее следствие не может появиться на свет, именно эта причина порождает это следствие;

- связь является достаточной, т.е. для появления следствия не требуется воздействия никаких иных причин;

- связь является непосредственной, т.е. следствие порождается самой причиной без каких-либо промежуточных звеньев.

2) обусловливающая – связь между явлениями, не вызывающая порождения одним из них другого, но создающая благоприятную среду для порождения данной причиной данного следствия, либо вызывающая порождение т.н. первопричиной причины интересующего нас следствия.

В зависимости от характера воздействия на следствие условия подразделяются на формирующие (порождающие причину) и способствующие (обеспечивающие благоприятную среду для порождения причиной следствия).

Обусловливающая связь не является необходимой, достаточной;

она опосредует порождение следствия через какие-либо иные явления.

3) корреляционная (от лат. correlatio - зависимость) – связь, показывающая степень достоверности и неизбежности порождения или обусловливания одним явлением другого. Таким образом, корреляционными могут быть и причинно-следственная, и обусловливающая связи.

Корреляционная связь описывается с помощью т.н. шкалы корреляции.

Эта шкала выстраивается от 0 до 1. С помощью исследования эмпирического массива фиксируется каждое порождение или обусловливание одним явлением другого. Чем больше фактов таких взаимодействий между данными явлениями наберется, тем выше степень корреляции, т.е. тем больше достоверность того, что именно данное явление породило данное следствие и тем вероятнее неизбежность того, что данное явление при данных условиях всегда будет порождать данное следствие. В описанной выше шкале – чем ближе степень корреляции к нулю, тем ниже достоверность и неизбежность взаимодействия между явлениями, и наоборот. Ноль означает отсутствие корреляционной связи (а вместе с ней и иных связей) между явлениями, единица обозначает абсолютную степень корреляции (т.е. данное явление всегда достоверно и неизбежно порождает или обусловливает другое явление).

Естественно, что в социальных науках, в отличие от естественных или технических, ввиду особенной природы их объекта и предмета, степень корреляции практически никогда не может равняться единице. Более того, как правило, она не повышается выше уровня 0,7- 0,8, т.е. достоверность и неизбежность могут быть высоки, но не абсолютны. Именно поэтому выводы, полученные в ходе проведения исследований социального характера, нельзя абсолютизировать, возводить в ранг аксиоматической нормы. Криминология, относясь к числу социальных наук, полностью оправдывает данную посылку. В самом деле, исследовав достаточно большой массив уголовных дел о разбойных нападениях и выяснив в ходе данного исследования, что все изученные нами факты совершения преступлений произошли, например, в ночное время, мы тем не менее не сможем утверждать, что разбойные нападения всегда происходят только ночью. Бесспорно, степень корреляции здесь достаточно высока, однако ночное время суток – это отнюдь не необходимое условие для совершения данного преступления.

Схематически детерминацию можно представить следующим образом:

… явление Е … … явление А явление В явление С … … явление D … Где явление А – формирующее условие («первопричина») по отношению к явлению С, но причина по отношению к явлению В;

явление В – причина явления С;

явление С – следствие по отношению к явлению В;

явления D и Е – способствующие условия по отношению к явлению С и процессу его порождения.

Сплошной линией на схеме показаны причинно-следственные связи, пунктирной – обусловливающие. При этом отметим, что явлению А также предшествует какое-либо иное явление, т.е. А является следствием по отношению к этому иному явлению. Явление же С – также не конечно, оно, в свою очередь, может выступать в качестве причины для какого-либо иного явления. Иными словами, процесс детерминации бесконечен и искусственным путем «вырвать» из него какое-то звено невозможно.


Переходя к описанию содержательной сущности криминологической детерминации, следует отметить, что в отечественной криминологии существуют два принципиально различных подхода к пониманию этого процесса.

Первый из них является традиционным, классическим. Еще правильнее именовать «диалектическим» (иногда его именуют теорией «первопричины» по роли формирующих условий). Согласно данному подходу, интересующее нас явление – преступность, порождается причиной субъективного характера.

Это т.н. деформации общественного сознания – дефекты общественной психологии. Общество, терпимо относясь к преступности, нормализируя криминальную субкультуру и ее носителей, преуменьшая роль и значение государства в профилактике преступности, искажает, деформирует свое сознание, создавая тем самым питательную, жизненно необходимую среду для преступности. Однако негативные изменения в массовом сознании происходят не сами по себе, а под воздействием объективно существующих социальных противоречий. Данные противоречия складываются практически во всех сферах социального бытия: в экономике, в социально-бытовой сфере, в культурно-нравственной, идеологической, правовой и иных сферах. Как мы уже отметили, данные противоречия объективны, т.е. они не имеют негативного или позитивного характера, они нейтральны по отношению к преступности. К слову сказать, многие из них возникли не вчера и исчезнут не завтра. Хотя их выражение и может изменяться, суть их неизменна: эти противоречия могут деформировать сознание общества настолько, что следствием этого может явиться тот или иной аспект преступности. Учитывая нейтральность этих противоречий, первостепенной задачей государства, видимо, является деятельность по их «сглаживанию», уменьшению возможности их негативного влияния на сознание общества. Хотя искоренить эти противоречия не удастся, да это и не нужно.

Что касается способствующих условий, то под ними теория первопричины понимает т.н. «фоновые» явления – явления негативного характера, напрямую не порождающие преступность, но создающие для нее питательную благоприятную среду: проституция, пьянство, наркомания, порнография и т.д.

Второй из вышеупомянутых двух подходов – это т.н. теория факторов, или многофакторная теория. Согласно этой теории, детерминанты преступности не делятся на субъективные и объективные, а воздействуют на преступность комплексно, одномоментно.

В определенные периоды существования преступности более существенным для нее является воздействие одних детерминант (факторов), в другие – иных и т.д.

Схематически это воздействие выглядит так:

_ ---------------------- -------------- ПРЕСТУПНОСТЬ ----------------- ---- В данной схеме длинными и короткими линиями показано воздействие факторов, порождающих в настоящий момент преступность в большей или меньшей степени.

Сторонники данной концепции утверждают, что невозможно разделить факторы, воздействующие на преступность, на причины и условия. Каждый из этих факторов одновременно является и причиной, и условием.

На наш взгляд, данная позиция весьма уязвима. Признав, что объективные и субъективные факторы воздействуют на преступность в равной степени и как причины, и как условия, мы утверждаем, что, например, проституция, безработица – это не только условия благоприятного существования и развития преступности, но и ее причины. А это, конечно, не так. Из трех безработных (или трех проституток) на преступление ведь пойдет не каждый, а, например, один. Вот у этого-то лица действительно сознание деформировано настолько, что оно позволяет решить ему свои проблемы преступным путем. А по теории факторов получается, что все безработные станут преступниками вследствие их статуса (то же и с проститутками).

Перейдем же теперь к более подробному освещению содержательных аспектов поддерживаемой нами теории первопричины. Какова же содержательная сущность вышеуказанных противоречий?

Среди противоречий экономического характера следует указать падение либо подъем уровня производства продукции как общего, так и специально потребительского назначения, установление экономически необоснованных цен, разрыв между общественными потребностями и достигнутым уровнем производства, между платежеспособным спросом населения и продажей промышленных и продовольственных товаров, развитие теневой экономики и так далее.

Противоречия в социальной сфере – это, в частности, обеспеченность жильем, динамика и система образования, миграция населения, половозрастная структура населения, проблема увеличения свободного времени, отставание от потребностей населения ряда элементов социальной инфраструктуры.

К социально-психологическим противоречиям можно отнести деформацию нравственности, противоречия на национальной почве, падение авторитета правоохранительных органов;

правовой нигилизм, целенаправленные усилия злостных рецидивистов на приобщение к субкультуре преступников новых лиц, особенно молодежи, расширение численности слоя маргинальных элементов – пьяниц, проституток, бомжей, наркоманов.

Правовые противоречия – это изменения уголовного законодательства, расширяющие или сужающие объем и характер преступного и наказуемого;

повышение или снижение активности деятельности органов уголовной юстиции, уровня раскрываемости преступлений, колебаний и ошибок в применении правовых норм;

состояние и уровень предупреждения преступности, уровень правосознания населения;

уровень латентной преступности и др. Противоречия, влияющие на криминальную ситуацию, можно подразделить на макрофакторы – особенности экономики, политики, идеологии и тому подобное общества (государства) и микрофакторы – особенности содержания экономических, политических, социальных и тому подобных отношений в субъекте Российской Федерации, городе. По содержанию данные факторы делятся на экономические, политические, идеологические, социальные, организационные, правовые.

Реформа экономики и перевод ее на «рыночную» основу дали толчок к активизации ряда процессов, оказывающих с 1992 года негативное влияние на развитие криминальной ситуации в стране, в их числе: спад производства и увеличение численности безработных, рост социальной напряженности в обществе, резкая социально опасная дифференциация населения по доходам.

Ломка устоявшихся форм жизни, начатая перестройкой, сопровождалась нарастанием экономических трудностей, быстрым ростом инфляции, снижением доходов и уровня жизни значительных масс населения, разрывом экономических и политических связей между регионами, межнациональными конфликтами, войнами и вызванными ими массовыми перемещениями мигрантов и беженцев.

Все это породило недовольство людей происходящими переменами, неверие их в успешность реформ и как следствие – нарастание агрессивности, конфликтности, готовности применить насилие. Либерализация экономических отношений породила развитие частного предпринимательства. Это повлекло резкое расслоение людей по уровню доходов. В обществе произошла поляризация социальных слоев, поделившая людей на бедных и сверхбогатых при практическом отсутствии так называемого среднего класса. В результате разрушения прежней привычной идеологии, переоценки многих нравственных критериев в социально-психологической атмосфере общества стали заметными растерянность, утрата основных понятий морали и этики, социальная апатия.

Кризисные явления в экономике предопределили наращивание в обществе криминогенного потенциала. Широкое распространение получили криминальные формы поведения субъектов экономических отношений. К настоящему моменту сформировался значительный (по оценкам экспертов, до 20 % трудоспособного населения) социальный слой, активно включенный в криминальное или предкриминальное экономическое поведение.

Упрощенный порядок регистрации хозяйствующих субъектов создал не только механизм свободного выбора экономической деятельности для Криминология. – СПб., 1992. с. 107.

юридических и физических лиц, но и благоприятные условия для криминальной среды. Ежегодно образуются и самоликвидируются сотни тысяч предприятий с одноименными названиями. В органы государственной регистрации предприятий представляются ложные сведения об их уставных фондах, юридических адресах, учредителях и владельцах, что позволяет последним бесконтрольно совершать нелегальные хозяйственные и финансовые операции, укрывать доходы от налогообложения, не возвращать кредиты и тому подобное.

Массовый характер приобрели хищения и присвоение чужой собственности с использованием похищенных паспортов, подложных платежных документов, неконтролируемый перелив капиталов в «безналоговую» экономику и зарубежные банки.

Снижение жизненного уровня граждан также способствует росту количества лиц, совершающих преступления. С 1992 по 1997 год доходы населения сократились почти вдвое. Численность населения с денежными доходами ниже прожиточного минимума составляет 25 % или 36,6 миллионов человек. По данным «Евробарометра», 61 % опрошенных считают, что их экономическое положение ухудшилось, 25 % полагают, что оно не изменилось, и только 13 % отмечают его улучшение.

С учетом роста безработицы до 5,7 миллионов человек и значительно более высокого ее уровня в скрытых формах создается огромный резерв для воспроизводства не только экономической, но и любой иной преступности.

Статистические показатели свидетельствуют, что в общем числе выявленных лиц, совершивших преступления, доля трудоспособных нигде не работающих и не учащихся за 1990-1996 годы возросла с 17,8 % до 43,1 %.

Одним из факторов, влияющих в настоящее время на развитие криминальных форм деятельности, стало значительное снижение уровня жизни государственных служащих по сравнению с уровнем жизни предпринимателей.


Это провоцирует расширение коррупции и взяточничества, что позволяет чиновникам «компенсировать» отставание в доходах и материальных благах.

Проведенное в 1995 году повышение налогов на доходы и имущество физических лиц на фоне продолжающегося спада производства и снижения жизненного уровня населения также сказалось на обострении социальной напряженности в обществе и повышении его криминального потенциала.

Многочисленные правонарушения в ходе первого этапа приватизации (незаконное приобретение должностными лицами акций предприятий сверх установленного законом количества, самовольная передача госимущества частным собственникам без согласия ГКИ и другие) при отсутствии реальной ответственности за них, гласности и контроля еще более обострились на втором этапе приватизации. По расчетам Аналитического центра РАН 55 % капитала и 80 % голосующих акций при неизменных правилах приватизации могут перейти в руки отечественного и иностранного криминального капитала.

Активно, но не всегда комплексно, рационально и последовательно начал развиваться рынок ценных бумаг, который породил и будет продуцировать новые виды общественно опасных деяний, не охваченных административной и уголовной ответственностью.

Появилась виктимность поведения граждан в сфере экономических отношений в связи с отсутствием у большинства из них опыта гражданско правовой активности в условиях развития рыночных отношений, что способствует совершению экономических преступлений. В частности, разрушение большого количества банковских структур и финансовых «пирамид», интенсивно создававшихся в 1992-1994 годах, спровоцировало начало «цепной реакции» в сфере общеуголовной преступности. Вкладчики теряли не только свои накопления, но и средства, взятые в долг, в результате чего после внезапного прекращения выплат вопросы возврата долгов и кредитов стали в ряде случаев решаться криминальными способами. Если учесть, что только в 1994 году ущерб граждан от таких мошеннических действий составил 20 трлн. рублей, а число пострадавших достигло миллионов человек, то несомненно, что такое явление не только усилило социальную напряженность в обществе, но и способствовало укреплению финансовых и социальных позиций преступников.

Ликвидация монополии государства на добычу и переработку золота, платины, серебра и драгоценных камней при отсутствии действенных механизмов контроля (добычу золота в 28 регионах России осуществляют около 600 предприятий, 300 старательных артелей, а также множество индивидуальных старателей – данные на 1997 год) обернулась не только снижением объемов их добычи со 136,2 т. в 1993 году до 122 т. в 1995 году, но и увеличением неучтенных драгметаллов, принадлежащих частным лицам. В раз возросло число фирм, действующих в «бриллиантовой» отрасли, а сбором лома и переработкой вторичных металлов с объемом содержащегося золота от 200 до 600 т. занимаются более 130 предприятий. При этом характерно, что объемы его сдачи государству постоянно снижаются.

Процессы криминализации затронули практически все отрасли экономики и бюджетной сферы и сопровождают экономические реформы. Хотя по мере развития и нормализации экономических отношений повышается уровень экономического сознания граждан и возрастает компетентность их поведения в сфере гражданско-правовых отношений (что, в конечном итоге, может способствовать сокращению некоторых видов экономических преступлений), тем не менее, следует ожидать увеличения числа преступников, приобретших криминальную специализацию, что усложняет противодействие их преступной активности.

Политические процессы и вытекающие из них политические ситуации, влияющие на криминальную обстановку в стране, в значительной степени связаны с состоянием экономики, методами и способами решения экономических проблем. В этом смысле одним из самых важных и политически значимых на нынешнем этапе развития рыночных отношений следует считать противоречия, связанные с перераспределением собственности, формами и методами приватизации, в которых этот процесс находит свое отражение.

Ожидаемые социальные последствия и перспективы приватизации находятся в фокусе общественного внимания, вызывая самые острые и противоречивые суждения, поляризуя различные групповые позиции.

На этом фоне особенно тревожно выглядит отсутствие эффективных механизмов преодоления нестабильности, достижения согласия в обществе.

К 1997 году демократизация политических процессов в обществе достигла той фазы, при которой:

- сформировались многочисленные партии, политические объединения и движения от умеренно консервативных до крайне радикальных;

- политическое сознание граждан стало достаточно развитым, чтобы делать выбор между этими партиями и движениями не случайно, а сознательно и убежденно.

Можно констатировать, что в настоящее время и по этому критерию население страны размежевалось в соответствии со своими политическими пристрастиями. Созданы предпосылки для активизации политической борьбы между партиями и движениями, в которую будут вовлечены значительные слои населения, поскольку осознанность политического выбора предопределяет готовность отстаивать свои убеждения и бороться за них. Однако отсутствие должной культуры подобной активности в политической сфере может привести к тому, что будут интенсивно использоваться криминальные формы деятельности.

Необходимость финансовых ресурсов для ведения политической борьбы уже приводит к тому, что к борьбе за власть привлекаются криминальные структуры – держатели капиталов, которые заинтересованы в продвижении «удобных» им политиков для поддержания нужных решений, принимаемых на государственном уровне, и блокирования решений невыгодных.

Продолжают оказывать влияние последствия распада союзного государства. Самоопределение национальных республик и межнациональные конфликты привели к появлению на территории России миллионов беженцев и вынужденных переселенцев, социальная неустроенность и правовая незащищенность которых превращает этих людей в группы повышенного криминального и виктимологического риска.

С другой же стороны, недопустимо закрывать глаза на теневые стороны процессов быстрого и далеко не во всех отношениях подготовленного экономического и политического сближения России с суверенными государствами – членами СНГ.

Чем прозрачнее границы между государствами, различающимися по характеру и уровню экономического развития и социально-политической стабильности, тем больше будет совершаться тяжких и иных преступлений, в том числе транснациональных. Эти различия – благоприятные условия для совершения преступлений. При этом существенно осложняются и проблемы их раскрытия, розыска преступников, а также возмещения причиненного ущерба.

Все эти и подобные им процессы, о которых идет речь, могут в перспективе заметно сказаться на динамике преступности, если не будут своевременно приняты опережающие и реальные правовые, организационные и иные совместные меры, способные решительно противодействовать негативным криминальным последствиям межгосударственной интеграции.

Тенденции современной преступности складываются под влиянием не только социально-экономических детерминант и внутренних закономерностей развития самой преступности, но и под влиянием системы социального контроля. В период осуществления реформ эта система не только видоизменилась (главным образом, за счет утраты различного рода институтов общественного контроля, активно содействовавших правоохранительным органам), но и в силу различных причин существенно ослабла. В результате значительная часть криминальной сферы вышла из-под контроля государства и общества.

В настоящее время предпринимаются шаги к восстановлению на новой основе разрушившихся звеньев правоохранительной системы. Однако данной работе мешает ряд объективных и субъективных трудностей и препятствий.

Это означает, что негативные последствия указанных деструктивных процессов будут распространяться и на достаточно отдаленную перспективу.

Одним из таких трудно преодолимых препятствий является падение престижа правоохранительной деятельности, утрата уважения и доверия к правоохранительным органам в глазах значительной части населения. Речь идет об устойчивой неудовлетворенности этой деятельностью, сформировавшейся в течение длительного времени. Сложилось убеждение, что милиция не только неэффективно выполняет свою функцию гаранта безопасности и защитника прав граждан, но и сама зачастую выступает в роли нарушителя этих прав.

Неудовлетворительное выполнение государством своих правоохранительных функций породило, среди прочих, следующие два феномена. Во-первых, создание огромного числа легальных, полулегальных и просто нелегальных служб, занятых охранной деятельностью, обеспечением безопасности различного рода коммерческих, иных негосударственных структур. В итоге в стране появилось неоправданно большое количество вооруженных людей, находящихся вне зоны официального контроля и готовых к применению силы далеко не всегда на основе строгого соблюдения закона.

Во-вторых, речь идет о парадоксальном только на первый взгляд установлении контроля над преступностью со стороны самой криминальной сферы. Организованные преступные сообщества, вовлеченные в криминальный бизнес, заинтересованы в установлении и поддержании порядка и в подконтрольной им сфере. Осуществляют они эту задачу традиционно не правовыми способами, вплоть до совершения убийств. Не правовые методы применяются как в целях защиты от криминальной активности конкурентов, так и для разрешения имущественных споров и конфликтов (при не возврате долгов, кредитов и прочее). Сложившийся стереотип разрешения споров, возникающих вокруг крупных преступных капиталов, переносится на решение споров о капиталах легальных, поскольку государственная система еще не способна гибко и эффективно осуществлять эту функцию, а криминальные структуры справляются с ней достаточно успешно.

Можно говорить о том, что организованная преступность создает в интересах собственной безопасности альтернативную государственной систему контроля, действующую в двух основных направлениях. Первое связано с поддержанием порядка не правовыми методами. Второе – с осуществлением «самозащиты», то есть с принятием мер, нацеленных на поддержание своих интересов в правовой сфере (лоббирование принятия или непринятия законов) и на блокирование укрепления государственной правоохранительной системы.

В этом смысле организованные сообщества не заинтересованы в резком росте регистрируемых показателей преступности, ибо такой рост может повлечь принятие жестких мер по укреплению правопорядка и соответствующее им повышение эффективности деятельности правоохранительных органов.

Дальнейшее сужение сферы позитивного социального контроля над преступностью чревато тем, что в обществе возобладают неправовые методы регулирования отношений, и общество в целом будет становиться все более криминальным.

Продолжает оставаться высоким порог терпимости к преступным проявлениям, что обусловлено как превращением преступника в общественном сознании в удачливого, оборотистого и достойного подражания человека, так и «привыканием» к наблюдаемым повсеместно правонарушениям и неверием в способность и желание правоохранительной системы навести порядок и защитить население.

Вопросы к семинарскому занятию по теме 1.Детерминация преступности в РФ: теоретические проблемы.

2.Детерминация преступности в РФ: содержательная сущность.

3.Детерминация преступности в РФ: социальный аспект.

4.Детерминация преступности в РФ: экономический аспект.

5.Детерминация преступности в РФ: нравственно-культурный аспект.

Рекомендуемая литература к теме 1. Авдеев В. Стадии правового регулирования посткриминального поведения несовершеннолетних // Уголовное право. 2002. № 3.

2. Агеева Ю. Женская преступность: Современное положение и причины // Росс. следователь. 2002. № 4.

3. Антонян Ю. Преступность в местах лишения свободы и её причины // Уголовное право. 2002. № 4.

4. Антонян Ю.М., Бородин С.В. Преступность и психические аномалии;

Отв. ред. В.Н. Кудрявцев. – М.: Наука, 1987.

5. Антонян Ю. Преступность в местах лишения свободы и её причины // Уголовное право. 2002. № 4.

6. Артамонов П. Теория вероятности преступного поведения // Материалы ежегодной научно-практической конференции преподавателей и студентов Юридического института ИГУ. Апрель, 2001. / Отв. ред.

С.И. Шишкин. – Иркутск, 2001.

7. Ахмедшин Р.Л. Психолого-криминалистическая характеристика социально-дезадаптированной личности преступника: Автореф. дис. канд.

юрид. наук. – Томск, 1999.

8. Ахмедшин Р.Л. Проблемы использования методики построения «психологического» портрета неизвестного преступника в современной России (по делам о серийных убийствах) // Проблемы развития и совершенствования российского законодательства: Сб. ст. / Под ред. В.Ф. Воловича. – Томск, 2000. Ч. 3.

9. Батку И.Г. Социально-правовые факторы преодоления антиобщественного поведения подростков (на материалах Молдавской ССР):

Отв. ред. А.И. Тимуш. – Кишинев: Штиинца, 1988.

10.Болва Н.В. Проблема криминализации экономики в условиях рыночных преобразований // В сб. «Актуальные проблемы борьбы с преступностью в Сиб. регионе». Материалы междун. научно-практич. конф. 7- февр. 2003 г. Ч. 1. – Красноярск: СибЮИ МВД РФ, 2003.

11.Бородин С.В. Борьба с преступностью: теоретическая модель комплексной программы. – М., 1990.

12.Бурлаков В.Н. Патопсихологические особенности личности и механизм преступного поведения // Правоведение. 2001. № 3.

13.Ван – Кан. Экономические факторы преступности: Пер. с фр.

Л.В. Гольденвейзера и др. – СПб., 1915.

14.Вдовина Т.В. Криминологическое исследование причин социально отклоняющегося поведения несовершеннолетних // Следователь. 2003. № 1.

15.Влияние социальных условий на преступность: Сб. науч. тр./ Всесоюзный ин-т по изучению причин и разработке мер предупреждения преступности. – М., 1983.

16.Волков Б.С. Детерминистическая природа преступного поведения;

Науч. ред. В.П. Малков. – Казань: Изд-во Казан. ун-та, 1975.

17.Волошина Л.А. Социальные причины территориальных различий в преступности: Автореферат дисс. канд. юрид. наук. – М., 1976. 30 с.

18.Выявление причин преступления и принятие предупредительных мер по уголовному делу / В. Звирбуль, В. Кудрявцев, А. Михайлов и др;

Всесоюзный ин-т по изучению причин и разработке мер предупреждения преступности. – М.: Юрид. лит., 1967.

19.Гернет М.Н. Социальные факторы преступности. – М., 1905.

20.Григорьева И.Н. Понятие и значение мотива и мотивации насильственного поведения // Материалы ежегодной научно-практической конференции преподавателей и студентов Юридического института ИГУ.

Апрель,1999. / Отв. ред. С.И. Шишкин. – Иркутск, 1999.

21.Гришаев П.И. Влияние социальных явлений на преступность: Лекция;

ВЮЗИ. – М., 1984.

22. Гришаев П.И. Структура полной причины преступности.

Классификация причин и условий преступности: Лекция;

ВЮЗИ. – М., 1984.

23.Драпкин Л.Я., Злоченко Я.М. Криминализация российской экономики и проблема инвестиций//Организованная преступность и коррупция.

Социально-правовой альманах. Вып. 1. – Екатеринбург: Зерцало-Урал, 2000.

24.Драпкин Л.Я., Злоченко Я.М. Теневая экономика России: понятие, структура, основные направления противодействия // Организованная преступность и коррупция. Социально-правовой альманах. Вып. 2. – Екатеринбург: Зерцало-Урал, 2000.

25.Дриль Д. Преступность и преступники: (Уголовно- психологические этюды). 2-е изд. – СПб: Изд. Я. Канторовича, 1899.

26. Дубовик О.Л., А.Э. Жалинский. Причины экологических преступлений;

Отв. ред. О.С. Колбасов;

АН СССР. Ин-т государства и права. – М.: Наука, 1988.

27. Дюркгейм Э. Самоубийство: Социологический этюд.Пер. с фр.

А.Н. Ильинского;

С предисл и библиогр. указ. рус. лит.о самоубийстве д-ра Г.И. Гордона. – СПб: Изд. Н.П. Карабасникова [Тип. А.О. Тип. Дела], 1912.

28.Егоров В.С. Психология групповых нарушений общественного порядка: Учеб. пособие. – М.: Московский психолого-социальный ин-т;

– Воронеж: Изд-во НПО «МОДЭК», 2000.

29. Ефимов Е.Н. Природа преступления: Методическое исследование.

Ч. 1: Естественнонаучная теория преступления. – М.: Типолит. Ю. Венер, 1914.

30.Зелинский А.Ф. Осознаваемое и неосознаваемое в преступном поведении. – Харьков: Вища шк., 1986.

31.Зиядова Д.З. Неблагополучная семья - криминогенный фактор подростковой преступности // Следователь. 2002. № 1.

32.Зиядова Д. Вовлечение школьников в преступную деятельность // Законность. 2002. № 2.

33.Зиядова Д.З. Неблагополучная семья – криминогенный фактор подростковой преступности // Следователь. 2002. № 9.

34.Ильяшенко А.Н. Семейные факторы социального риска и преступность несовершеннолетних // Росс. следователь. 2001. № 6.

35. Кабаков П. Причины политической преступности. // Следователь. 1999. № 5.

36.Кабанов П.А. Основные правовые факторы, детерминирующие политическую коррупцию в современном российском обществе // Следователь.

2002. № 9.

37.Кабанов П.А. Политическая криминология – новое научное направление в отечественной криминологии (ее предмет и система) // Следователь. 1999. № 1.

38.Кабанов П.А. Российская политическая криминология: вчера, сегодня, завтра // Следователь. 2002. № 1.

39.Кабанов П.А. Теоретические проблемы российской политической криминологии в начале ХХ века // Следователь. 2002. № 11.

40. Кабанов П.А. Российская политическая криминология: становление и проблемы развития. Лекция. – Нижнекамск: НФ МГЭИ, 2003.

41.Кабанов П.А. Российская политическая криминология как отрасль криминологического знания: понятие, сущность, проблемы, перспективы // СЮВ. 2003. № 2.

42.Карпец И.И. Преступность: иллюзии и реальность. – М., 1992.

43.Кириллов И.А. О проблеме причин терроризма // Сибирский Юридический вестник. 2002. № 2.

44.Ковалев М.И. Причинная связь в советском уголовном праве / М.И.

Ковалев, П.Т. Васьков;

Под ред. А.А. Пионтковского. – М.: Госюриздат, 1958.

45.Кодан С.В. Теневая экономика: социологический срез // Организованная преступность и коррупция. Социально-правовой альманах.

Вып. 2. – Екатеринбург: Зерцало-Урал, 2000.

46.Коррупция. Закон. Ответственность / Под ред С.В.Максимова. – М.:

ЮрИнфоР, 2000.

47.Космодемьянская Е.Е. Психологический «профиль» преступника:

проблемы прогноза // Проблемы развития и совершенствования российского законодательства: Сб. ст. / Под ред. В.Ф. Воловича. – Томск, 2000. Ч. 3.

48.Кофман В.И. Границы юридически значимого причинения // Антология уральской цивилистики. 1925-1989. Сб. ст. – М., 2001.

49.Кочетков А. Воздействие криминальной идеологии на культуру России // Законность. 2001. № 10.

50. Криминальная мотивация / Отв. ред. В.Н. Кудрявцев. – М.: Наука, 1986.

51. Крутер М.С. Особенности детерминации преступного поведения молодёжи. – Иркутск: Изд-во ОГУП «Иркутская областная типография № 1», 2002.

52.Крутер М.С. Некоторые факторы молодежной преступности в России // Академический юридический журнал. 2001. № 2.

53.Кудрявцев В.Н. Причины правонарушений. – М., 1991.

54.Кудрявцев В.Н. Социальные деформации. – М., 1992.

55. Кудрявцев В.Н. Социальные причины организованной преступности в России // Организованная преступность и коррупция. Социально-правовой альманах. Вып. 1. – Екатеринбург: Зерцало-Урал, 2000.

56.Кудрявцев В.Н. Причинность в криминологии: (О структуре индивидуального преступного поведения). – М.: Юрид. лит., 1968.

57.Кузнецова Н.Ф. Проблемы криминологической детерминации;



Pages:     | 1 || 3 | 4 |   ...   | 6 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.