авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |   ...   | 9 |

«Академия наук Абхазии Российский государственный торгово- экономический университет К авк азские научные записки №2(11)•2012 ...»

-- [ Страница 3 ] --

Изучение истории государственного устройства и правления яв ляется одним из наиболее востребованных направлений современной науки. «Политические системы нередко различают по формальным критериям и по характеру государственного правления» [Соловьев 2001, с. 246]. Формы и этапы развития институтов государствен ной власти всех уровней нашли свое выражение в формировании и функционировании как ранее существовавших, так и современных политико-властных систем в многонациональном государстве. Таким образом, выстраивание национальных и федеративных отношений в многонациональной России на базе исторических традиций и опы та Российской Федерации представляет важную задачу социально экономического развития государства и общества как в общефеде ральном масштабе, так и на уровне субъектов РФ. В настоящее время имеется насущная необходимость осмыслить российский федерализм под углом истории, выявить особенности эволюции федерализма в постсоветский период. Российский федерализм и его особенности, федеративные отношения, сложившиеся к началу нового века, долж ны привлечь внимание ученых.

Отдельные стороны и направления федеративного развития в со временной России, рассмотренные в связи с произошедшими исто рическими изменениями, в государственном строительстве, пред ставляют собой явления и события, которые иллюстрируют историю российского федерализма. Среди ученых нет единства в понимании таких категорий, как «федерализм», «суверенитет», «международно правовой статус субъекта». Нет единства в понимании проблем взаи мозависимости между терминами «дезинтеграция» и «централиза ция». Делается вывод, что исторический опыт государственности и федерализма в России богат и разнообразен. Тем не менее при всей специфике этот опыт имеет и общецивилизационное значение и по зитивный потенциал [Беленко 1997].

Российская Федерация уникальна не только своим историческим своеобразием и этническими характеристиками;

она имеет свою исто ЖИВАЯ ИСТОРИЯ рию асимметричности, централизации и децентрализации. Л.М. Дро бижева подчеркивает, что «на развитие Федерации оказывают влияние разные исторические, юридические, экономические, географические, этнонациональные условия формирования субъектов Федерации.

В Центре доминирует представление, что различия в статусе субъек тов, связанные с разнообразием условий, — это явление, которое надо преодолевать. В субъектах Федерации, прежде всего тех, которые зада вали тон в диалоге с Центром в 1990-е гг., были убеждены в естествен ности таких различий, объективных основаниях асимметричности Фе дерации» [Дробижева 2001, с. 304].

Споры о приемлемости федерализма для новой России не прекра щаются, оппоненты, как в науке, так и в политике, настойчиво проти востоят федерализму.

В российской науке при изучении развития властных структур различного уровня в исторической ретроспективе всегда превалиро вал государственно-правовой подход. Такой подход особенно важен в современной России, в условиях общественно-политической транс формации всей структуры государства и общества. В 2000–2012 гг. в центре внимания исследований в области государственного управле ния по-прежнему остаются пути и методы федеративного развития новой России, разрешения межнациональных и политических кон фликтов. Ученые рассматривают проблемы формирования и совер шенствования институтов и механизмов взаимодействия федераль ного центра и субъектов Федерации, межбюджетные отношения, а также с учетом исторических традиций России и многообразного за рубежного опыта — сам процесс становления федеративных отноше ний нового типа. Уровень осмысления и понимания рассматриваемой проблематики высок, что видно на примере научных публикаций. Но в силу многих субъективных и объективных причин российский фе дерализм как явление в истории страны остается малоизученным [Бе ленко 1997].

Важным вопросом для России начала 1990-х гг. был выбор формы правления: президентская республика (сильный президент, форми рующий правительство и имеющий право распустить парламент при определенных условиях) или парламентская республика (сильный парламент, назначающий правительство) или смешанная форма — президентско-парламентская республика. На протяжении 1992 г. про должалась борьба между законодательной и исполнительной ветвями власти, борьба вокруг конституционного строя России. Верховный Со вет во главе с Р.И. Хасбулатовым активно вмешивался в дела исполни тельной власти. Исполнительная власть и в центре, и на местах была представлена органами советской власти. В стране фактически воз никло двоевластие.

12 декабря 1993 г. состоялись первые выборы законодательной вла сти и референдум о проекте новой Конституции. Проект получил одо брение. Конституция установила принцип разделения властей на три самостоятельные ветви: исполнительную, законодательную и судебную.

Ш.С. Сулейманова Распад СССР изменил положение России на международной арене, ее политические и экономические связи с внешним миром. Внешнепо литическая концепция Российской Федерации выдвигала приоритет ными задачами сохранение территориальной целостности и незави симости, обеспечение благоприятных условий для развития рыночной экономики и включения в мировое сообщество.

Предстояло добиться признания России в качестве правопреем ницы бывшего Советского Союза в ООН, а также помощи западных стран в проведении курса реформ. Важная роль отводилась внешней торговле России с зарубежными странами. Внешнеэкономические связи рассматривались как одно из средств преодоления хозяйствен ного кризиса в стране.

После августовских событий 1991 г. началось дипломатическое признание России. Деятельность российского правительства внутри страны и на международной арене свидетельствовала о его желании преодолеть конфликты в отношениях с государствами как дальнего, так и ближнего зарубежья. Его усилия были направлены на достиже ние стабильности в обществе, на завершение перехода от прежней, со ветской модели развития к новой общественно-политической системе, к демократическому правовому государству. Россия начиная с 1991 г.

оказалась в принципиально новой ситуации. Реформы 1990-х гг. оказа ли глобальное воздействие на жизнь российского общества.

Новейший этап развития отечественного общества в 1990-е гг. ра дикально отличается от предыдущих в большей степени благодаря тому, что в этот период в российской политике появился совершенно новый, особенный феномен, который специалисты назвали «регио нальным вызовом» областных и республиканских элит остальному по литическому истеблишменту страны [Афанасьев 1999, с. 9].

Особенную группу региональных политических элит, вследствие системного воздействия различных политических факторов, и в про цессе трансформации, и в смысле современного эволюционного раз вития, составили политические элиты республик в составе Российской Федерации. В отличие от центрально-федеральной российской полити ческой элиты и элит большинства административно-территориальных (областей и краев) регионов, процесс формирования политических элит в национальных республиках имел ряд существенных особен ностей. В кадрово-структурном плане это выразилось в том, что здесь не произошло «выбрасывания» из правящей обоймы партийно хозяйственной номенклатуры, сложившейся к началу преобразова ний;

не выплеснулись на руководящую политическую поверхность какие-либо группы совершенно новых для данной сферы, в частност, демократически ориентированных деятелей;

существенное влияние оказал мощный процесс этнизации политических элит [Галлямов 1998].

В институциональном смысле своеобразие трансформации поли тических элит большинства российских республик было основано на том, что они, умело исходя из идеи «суверенной государственности» и использовав, таким образом, в своих целях феномен «суверенизации»

ЖИВАЯ ИСТОРИЯ сполна, добились создания государственно-политического механизма власти с высокой степенью автономности по отношению к общерос сийской конституционной системе. Одновременно сформировался и получил развитие феномен этатизации политических элит в респу бликах России. Следует отметить, что политические элиты российских республик принципиально отличаются от элит других регионов и по способам идеологического обоснования, а также и по механизму ле гитимации проводимых в социально-экономической и политической сфере преобразований [Галлямов 1998]. Интенсивная этатизация поли тических элит национальных республик России начала осуществлять ся в постперестроечный период на основе причудливого переплетения феномена «суверенизации» и инерционных последствий внутренней борьбы в центрально-федеральной правящей элите, развернувшейся после августа 1991 г.

В тот период Б.Н. Ельцин под предлогом необходимости «не обо стрять политическую ситуацию накануне радикальной экономической реформы» провел через парламент решение об отмене процедуры вы боров глав регионов и о назначении их президентом. В республиках это постановление было продублировано применительно к «своим» го родам и районам. Однако если на федеральном уровне подобный под ход считался временным, в республиках он приобрел форму закона и был закреплен в принятых позднее конституциях. Одновременно в ре спубликанских законах о порядке формирования легислатур было за креплено положение, разрешающее совмещать работу в исполнитель ных органах с депутатством в законодательных ассамблеях. Это в кон це концов полностью подчинило законодательные собрания респу блик руководству исполнительной власти, разрушило возможность ре ализации принципа разделения властей [Галлямов 1998].

Этнический аспект играет в процессе эволюции и современного состояния политических элит российских республик особую роль. За кономерность этнизации республиканских элит, имеющей в нашей стране устойчивые и давние традиции со времен осуществления наци ональной политики КПСС по «коренизации» руководящего аппарата, в условиях постперестроечного развития усиливалась под воздействи ем нескольких групп факторов.

Во-первых, этнизация была вызвана в значительной степени необ ходимостью достижения власти путем мобилизации титульной этнич ности. Для идеологического обеспечения этого процесса использова лись лозунги: «возрождение этнической культуры и языка», «возвра щение к народным духовным истокам», «национальное возрождение как фактор демократизации общества» и т.п.

Во-вторых, этнизация выступает не только следствием «наполне ния» политических элит «национальным содержанием», но и становит ся действенным способом этатизации титульной этничности. Именно поэтому во внутриэтнических пропорциях соотношение «руководя щего ядра» с этносом в целом у титульных народов в республиках на порядок выше. Одновременно процесс этатизации титульной для ре Ш.С. Сулейманова спублик Российской Федерации этничности выступает как бы актом «компенсации» за существенно ослабленные возможности вхождения в политическую элиту этнодисперсным национальным группам Рос сии, проживающим за пределами «своих» территорий.

В-третьих, во внутриэлитных отношениях этнизация, реализуемая способом фактического «квотирования» ведущих государственных должностей, становится действенным рычагом резкого «сужения» со циальной базы оппозиции и способом «отсеивания», на первый взгляд под благими намерениями, реальных конкурентов из числа претенден тов на элитные посты [Галлямов 1998]. В этом случае «в круг циркуля ции» попадает уже довольно узкая группа этнополитической элиты республик. И на этом этапе «элитный отбор» не заканчивается, на чинается использование субэтнических, этноземляческих и кланово родовых признаков. Однако если последние признаки могут быть фактором лишь теневой кадровой политики, то официальное провоз глашение этнического признака в качестве квалификационного по зволяет проводить легальную этнизацию состава руководящих поли тических элит. Не случайно, что в постперестроечное время этнизация сделала заметный рывок по сравнению с периодом специально огово ренной и целенаправленно проводимой в 1920–1930-е годы государ ственной политики «коренизации аппарата» в национальных респу бликах. В Республике Саха (Якутия), к примеру, якуты, составляя 34% населения, имеют 69% должностей в правительственных структурах [Тишков 1997, с. 121]. В Татарстане, по разным расчетам, от 76,5% до 78,1% правящей политической элиты составляют татары, хотя в целом в республике проживает 48,3% титульной, 43,5% — русской и 8,2% — других национальностей [Фарукшин 1997].

Этнотерриториальный аспект элитического развития в Республи ке Татарстан и Республике Башкортостан представляет собой синте тическое взаимодействие субэтнических, родоплеменных и кланово земляческих подходов к рекрутированию современной политической элиты. В Татарстане, как показывает специальный анализ, происходи ло возрождение субэтнического самосознания некоторых групп та тар, в среде творческой и этнически ангажированной интеллигенции развивалась дискуссия «булгаристов» и «татаристов» [Исхаков 1997, с. 92–99].

Анализ развития политических элит российских республик в пост перестроечную эпоху показывает, что этнический фактор приобрел одну из ведущих ролей в современном элитогенезе значительной груп пы субъектов Российской Федерации, обладающих к тому же доста точно высокой степенью политической «суверенности» по отношению к общероссийской государственной системе. Основываясь на началь ном этапе на объективном процессе «возрождения» титульных для российских республик наций, этнический фактор элитической эво люции с течением времени начинает все больше выполнять функцию своеобразного «идеологического обоснования» произведенного уже номенклатурного раздела власти [Галлямов 1998].

ЖИВАЯ ИСТОРИЯ Одновременно продолжается процесс этатизации политических элит, основанный на авторитарно-номенклатурной узурпации власти и отчуждении от нее широких слоев населения. Таким образом, даль нейшее движение к гражданскому обществу невозможно в многона циональной России не только без совершенствования федеративных отношений «центр–регион», но и без радикального преобразования (деэтатизации) политических систем в самих республиках — субъек тах РФ и без создания многоуровневой системы правового, демократи чески организованного регулирования этнического состава правящих политических элит и в масштабах федерального центра, и в регионах, в особенности в российских республиках.

Процесс распада СССР, объединявшего более двухсот народов, как известно, привел к образованию отдельных национальных государств в Прибалтике, Закавказье, Средней Азии, также Российской Федера ции как многонационального государства. Дезинтеграция СССР, се паратизм бывших союзных республик придали активность национа листическим организациям и их лидерам в автономных российских республиках. В некоторых из них, например, в Татарстане, Чечено Ингушетии, появлялись политические партии и движения, преследу ющие цель отделения от России. Их деятельность в Чечено-Ингушетии привела к государственному перевороту, разделению единой автоном ной республики на Чечню и Ингушетию, к длительному внутринацио нальному конфликту в Чечне, а также к двум войнам с их трагически ми последствиями во всех сферах жизнедеятельности чеченского на рода.

Исследование проблем интеграции народов в Российское государ ство как в прошлом, так и в настоящем важно не только в чисто науч ном отношении, но и для формирования адекватного общественного сознания многонационального российского народа.

Советская система федерализма включала в себя в качестве административно-территориальных образований края, области, ав тономные республики, области, округа. Многие народы России, не имевшие в царский период национально-государственных образо ваний, получили их в годы советской власти и немало сделали, чтобы политически, экономически их укрепить. Советский период отличал ся процессами интеграции, основанными на идее построения комму нистического общества, формирования советского народа как новой общественно-исторической общности, базирующейся на принципах интернационализма. Эти политические мероприятия были направле ны на объединения разных народов, формировали у них общую систе му ценностей, осуществляли социокультурную интеграцию.

С середины 1980-х гг. актуализируется идея независимости, соз дания национальных государств, обновления Союза советских ре спублик. Возникшие в годы перестройки так называемые народные фронты союзных республик Прибалтики и Украины сыграли дезин теграционную роль в советском государстве, нанесли ущерб межна циональному единству советского народа. Свою деструктивную роль Ш.С. Сулейманова в этом процессе сыграли и события 1990-х гг. в Грузии, Нагорном Ка рабахе, Баку.

В постсоветский период произошло расчленение советского народа на отдельные нации, основанное на националистических идеологиях, принципах этнонационализма, этноцентризма. Нации и народности, составлявшие части советского народа, отказавшись от коммунисти ческой идеологии, стали закреплять свои национальные суверенитеты, часто основанные на изоляционизме и национальном эгоизме.

В частности, «политические амбиции элит и своеволие самоопреде лений, замешанные на отживших свой век этнических стереотипах и установках, при дефиците демократизма массовой политической куль туры перевесили чашу весов, заслонив собой великие общекавказские гуманистические традиции и ценности» [Дашдамиров 2001, с. 20].

Этнополитические конфликты в 1990-е гг. привели к возрастанию оттока русских и русскоязычных граждан из всех республик Северно го Кавказа. Этому негативному процессу способствовали также спад производства и давление различных группировок, боровшихся за сфе ры влияния и власть.

Существенно изменилось геополитическое положение Северного Кавказа после распада СССР. В этих условиях федеральному центру было необходимо укреплять единство Российской Федерации на демо кратических началах и, утвердив равноправные отношения между все ми народами страны, проводить более эффективную национальную и федеративную политику, которая бы максимально учитывала ошибки прошлого.

В период бурных перестроечных и послеперестроечных процес сов в отечественной общественной науке не могла возникнуть единая научная методология исследования такого сложного общественного феномена, каким является национальные отношения, которые приоб рели этнополитическую остроту, конфликтный характер в рамках еди ного союзного государства.

В СССР в общественной науке доминировал марксистско-ленин ский подход к исследованиям проблем национальных отношений, кото рый опирался на теорию классовой борьбы. В его рамках национальные отношения рассматривались как бесконфликтные, хотя и не были ред кими межнациональные, межэтнические противоречия и столкнове ния в различных субъектах Советского государства, их изучение либо игнорировалось, либо осуществлялось неудовлетворительно.

Одновременно сложилась ситуация игнорирования зарубежных достижений в изучении этносов и наций. В советской и постсоветской общественной науке не учитывались концептуальные и методологи ческие подходы, сложившиеся в зарубежной теории нациологии, в частности позитивистский историзм, объективный идеализм [Абдула типов 2001, с. 30]. В рамках этих парадигм сложились концепции, объ ясняющие иначе различные особенности проявления национального самосознания, национально-культурной самобытности, поиски этни ческой идентичности.

ЖИВАЯ ИСТОРИЯ В современной отечественной науке обозначились два подхода к определению понятия нация — реалистический и конструктивист ский. Наиболее яркими их представителями являются Р.Г. Абдулати пов, отстаивающий первый подход, и В.А. Тишков, утверждающий вто рой подход в отечественной нациологии.

В конце 1980-х гг. В.А. Тишков предлагал обществоведам отказаться от термина «нация» в его этническом значении;

для него нация — это совокупность граждан одного государства [Тишков 1997, с. 10]. Такое толкование нации в бывшем многонациональном СССР не восприни малось, невозможно его применить и к многонациональным реалиям современной России, в которой существуют сотни наций и народ ностей, имеющих свои истории, языки, культуры, психологические, ментальные особенности. Безусловно, судьбы этих народов связаны экономическими, политическими и культурными нитями, совместной борьбой против иноземных захватчиков, и это составляет важнейшую основу для интеграции российских этносов в российский многонацио нальный народ.

Чтобы судить о нации как совокупности граждан одного государ ства, российским народам надо иметь историю Европы или США и пройти тот исторический и политический путь, который прошли наро ды этих стран, ломая межнациональные перегородки, образуя единую политическую нацию — нацию-государство.

Национальная политика в новой России имеет свои теоретико методологические основы, связанные с демократическими прин ципами. Современному управленцу, чтобы избежать конфлик тов в многонациональном обществе и регулировать межнациональ ные процессы, необходимо знать динамику внутренних процессов социально-экономического и политического развития, в той или иной степени определяющие генезис, развитие и становление наций и наци ональных отношений.

При исследовании межнациональных отношений и их практиче ского регулирования важно учитывать как уровень общесоциологиче ской методологии, так и уровень конкретно-эмпирических исследова ний. При таком подходе само осуществляемое исследование будет обе спечено принципом единства теоретического и практического.

Федеративное устройство способствует сохранению самобытности многообразия и обустройства крупных территориальных сложных и многонациональных стран. Если на Западе в этом отношении накоплен значительный опыт демократического обустройства федеративных, многонациональных государств, то в России такого опыта не хватает.

Отдельные политики и ученые «воспринимают современный россий ский федерализм как временную меру собирания страны и смотрят на него через призму однобоко оппозиционных отношений “центр–реги он”, где-то и как на формальную уступку регионам, субъектам Федера ции, прежде всего республикам и автономиям» [Абдулатипов 2004, с. 5].

В научной среде нередки и высказывания, призывающие отказать ся от «асимметричного федерализма», уравнять все субъекты России в Ш.С. Сулейманова своих правах и возможностях, полагая, что республики как субъекты Федерации находятся в привилегированном положении, хотя совер шенно не ясно, в чем оно заключается.

Особенность российской модели федерализма состоит в том, что она имеет явно выраженный этнический компонент, что требует по иска собственных путей решения федеративных и национальных про блем [Никитин 2003, с. 15].

Эта модель содержит потенциальную возможность совершен ствования и развития России как многонационального федеративно го государства, и такое его развитие во многом зависит от сохранения и развития этнического и культурного многообразия, исторически су ществующего в нем.

Единство этнических общностей, существующих и конституци онно закрепленных в России, — это сложная, часто противоречивая социокультурная реальность, требующая нового импульса развития путем экономических, политических, идейно-культурных интеграци онных процессов. Принципиально важно на этом пути преодолевать как шовинистические, фашистские, так и националистические пози ции, настроения и им соответствующие практики [Акаев].

Укрепление и развитие российского федерализма как интегратив ного процесса возможно в том случае, если в государстве будут созда ны достаточные условия для равноправного и совместного экономиче ского, политического и культурного развития всех народов России.

Кавказ — важнейший регион, где сегодня проходят испытание на прочность не только межнациональные отношения, но и вся модель национально-государственного устройства России, и система феде ративных отношений. Не только России нужен Северный Кавказ, но и Северному Кавказу нужна Россия. Кавказ — это Россия, и не в меньшей степени, чем любой другой регион страны. Особая опас ность для целостности России проистекала из того обстоятельства, что некоторые российские политики не только не замечали назрева ющей опасности на Северном Кавказе, но и содействовали развитию событий именно в опасном направлении, руководствуясь разными соображениями. Одни видели в лозунгах суверенизации продолже ние демократических процессов, другие исходили из известного пра вила политической игры: «чем хуже, тем лучше». И как бы само собой подразумевалось, что следует поощрять национальные конфликты ради получения дополнительных аргументов в подтверждение тези са о несостоятельности политического курса правительства. Третьи просто использовали ситуацию в целях повышения популярности.

Четвертые не желали упустить возможности получить что-то от той «золотой жилы», которая открывалась в связи с формированием рын ка оружия. Все эти мотивы и обстоятельства вполне реально способ ствовали превращению огромной территории Северного Кавказа в зону военных действий.

Основные неудачи государственной политики на Северном Кав казе вызывались методами управления. Нередко, поддерживая меж ЖИВАЯ ИСТОРИЯ национальные противостояния, местные власти не только сохраняли свои привилегии, должности, но и использовали нестабильность ситуа ции для получения дополнительных средств из федерального бюджета, которые затем расходовались чаще всего не по назначению. Уже отме чалось, что губительную роль играл и играет исторически сложивший ся в кавказской политике стереотип «горцы уважают силу», поэтому управление делами на Кавказе осуществлялось, как правило, военно административными методами. Однако на силу люди чаще отвечают силой, а на дружбу — дружбой. Подходы к кавказской политике долж ны быть изменены коренным образом.

Россия — не единственная страна, где национальный вопрос не раз решен. Если права нарушаются по отношению к какой-то одной груп пе населения, это неизбежно влечет за собой со временем нарушение этих прав по отношению ко всем остальным группам.

Истории известны три способа решения национального вопроса помимо самоопределения наций: ассимиляция, сегрегация и геноцид [Абдулатипов 2001, с. 75]. Использование ассимиляции, как показы вает практика, не раз в истории позволяло «решить» национальный вопрос: крупным народам удавалось ассимилировать малые. Не гово ря уже о культурных и цивилизационных потерях, которые понесло человечество в результате таких ассимиляций, вряд ли этот метод ак туален в XXI веке в тех случаях, когда малые нации не хотят ассими лироваться.

Сегрегация, возможно, как-то «решала» проблемы в средневеко вой Европе (еврейские гетто), но в XX в. провалилась полностью — и на Юге США, и в Южной Родезии, и в ЮАР. Геноцид, как показывает история, тоже позволяет «решить» национальный вопрос. К геноциду для решения национального вопроса прибегала гитлеровская Герма ния. Но, собственно, необходимость уничтожения гитлеризма и поро дила нынешнюю международно-правовую систему и ООН. И сегодня человечество явно не намерено мириться с геноцидом.

Образование национальных государств — это объективная исто рическая и общемировая тенденция, ее можно сдержать, но отменить, остановить невозможно. Право на самоопределение народов как раз отвечает на сложный вопрос: как, какими средствами и путями напра вить эту тенденцию на объединение народов, на использование в инте ресах всех наций преимуществ интеграции.

Литература и источники Абдулатипов Р.Г. Природа и парадоксы национального «Я». М.:

Аст-Астрель, 2001.

Абдулатипов Р.Г. Федералогия. СПб., 2004.

Акаев В.Х. Национальные интересы России в контексте цивили зационных перемен / Теория и практика общественного развития // http://www.teoria-practica.ru/index.php/-2-2009/161-2009-09-07-14-29 38/280-2009-09-07-18-06- Ш.С. Сулейманова Афанасьев М.И. Региональный вызов: правящие региональные группировки в российском политическом процессе // Трансформа ция российских региональных элит в сравнительной перспективе. М.:

МОНФ, 1999.

Беленко Н.М. Становление и развитие федеративных отноше ний в России: 90-е гг. XX — начало XXI вв. // Федерализм: Материа лы российско-американской научной конференции (Вайоминг, 15– февраля 1996 г.;

Саратов, 23–24 мая 1996 г.). Саратов, 1997.

Галлямов Р.Р. Политические элиты российских республик: особен ности трансформации в постсоветский период // Политические иссле дования. 1998. № 2.

Горшков М. Что с нами происходит? Экономический и психоло гический кризис в стране разрушает российскую ментальность // НГ-Сценарии. 1977. № 6, май.

Дашдамиров А.Ф. Идеологические проблемы межкавказских отно шений. Баку, 2001.

Дробижева Л.М. Проблемы асимметричности федерации в глазах элиты и масс // Федерализм в России: Сб. стат. / Под ред. Р.Хакимова.

Казань, 2001.

Исхаков Д. Проблемы становления и трансформации татарской на ции. Казань, 1997.

Концепция Государственной национальной политики Российской Федерации // Российская газета. 1996. 4 июня.

Никитин В.И. Проблемы совершенствования межэтнических от ношений в Российской Федерации // Государственная национальная политика в ХХ–ХХI веках: региональный аспект. Материалы Всерос сийской научно-практической конференции. Пермь, 2003.

О национально-культурной автономии: Федеральный закон 17 июня 1996 г. № 74-ФЗ (с изм. от 21 марта 2002 г., 10 ноября 2003 г., 29 июня, 22 августа 2004 г., 30 ноября 2005 г., 1 декабря 2007 г.) Ст. 1 // Справочно-правовая система «Гарант», 2008.

Основы национальных и федеративных отношений: Учебник / Под общ. ред. Абдулатипова Р.Г. М., 2003.

Попов Г. К вопросу о праве наций на самоопределение // Москов ский комсомолец. 2004. 9 ноября.

Соловьев А.И. Политология: политическая теория и политические технологии. М., 2001.

Столяров М.В. Россия в пути. Новая Федерация и Западная Европа.

Сравнительное исследование по проблемам федерализма и региона лизма в Российской Федерации и странах Западной Европы. Казань:

Фэн, 1998.

Тишков В.А. Очерки теории и политики этничности. М., 1997.

Фарукшин М.Х. Политическая элита в Татарстане: вызовы времени и трудности адаптации // Полис. 1994. № 6.

Шумейко В.Ф. Россия: от унитарного к федеративному государству.

М., 2006.

Алла Ервандовна ТЕР-САРКИСЯНЦ Нагорно-Карабахская республика: тернистый путь в будущее длиною в двадцать лет** В статье рассматривается социально-экономическое и культурное развитие Нагорного Карабаха за два последних десятилетия. Переговорный процесс не привел к установлению прочного мира в регионе, но это не стало препятстви ем для поступательного развития региона. В статье анализируются основные показатели развития экономики, инфраструктуры, социальной и культурной сферы, демографических сдвигов. Автор приходит к оптимистичным выводам о перспективах дальнейшего существования Нагорного Карабаха.

Ключевые слова: Нагорный Карабах, война, независимость, перего ворный процесс, социально-экономическое развитие, демография, куль тура.

Прошло уже почти четверть века с того дня, когда в условиях начав шейся в СССР перестройки и демократизации внеочередная сессия Совета народных депутатов Нагорно-Карабахской автономной обла сти (НКАО) Азербайджанской ССР приняла поддержанное массовыми демонстрациями в Степанакерте и Ереване решение «О ходатайстве перед Верховными советами Азербайджанской ССР и Армянской ССР о передаче Нагорно-Карабахской автономной области из состава Азер байджанской ССР в состав Армянской ССР» [О ходатайстве 1988]. Это привело к вспышке националистических чувств и настроений со сто роны азербайджанского населения и к погромам армян, спровоциро ванным местными властями в Сумгаите (февраль 1988 г.), Кировабаде (ноябрь 1988 г.) и особенно в Баку (январь 1990 г.). Созданный в январе 1989 г. Комитет особого управления НКАО, подчинявшийся Президиу му Верховного Совета СССР, не удовлетворил конфликтующие сторо ны и был упразднен в ноябре того же года. Народный фронт Азербайд жана перекрыл проходящие через Азербайджан коммуникации обла сти и организовал блокаду Армении, пережившей 7 декабря 1988 г. ка тастрофическое землетрясение. В 1988–1989 гг. около 170 тыс. азер байджанцев Армении и более 350 тыс. армян Азербайджана вынужде *Статья подготовлена при финансовой поддержке Российского гуманитар ного научного фонда (РГНФ) (проекты 07-01-18001е и 10-01-00118а).

А.Е. Тер-Саркисянц ны были покинуть свои дома и переселиться. В 1990–1991 гг. происхо дила организованная властями Азербайджана под предлогом «борьбы с экстремизмом» и под видом «проверки паспортного режима» депор тация более 10 тыс. армян из сел НКАО, Шаумянского и Ханларского районов Азербайджана, в том числе с помощью карательной операции «Кольцо», проведенной весной 1991 г. силами ОМОНа Азербайджана, МВД СССР и частей Советской армии [Депортация населения 1995].

После принятия 30 августа 1991 г. парламентом Азербайджа на «Декларации о восстановлении государственной независимости Азербайджанской Демократической республики 1918–1920 гг.» (это были годы, когда Нагорный Карабах не входил в ее состав, а считался только «спорной» территорией) совместная Сессия народных депута тов Нагорного Карабаха и Совета народных депутатов Шаумянского района приняла 2 сентября 1991 г. «Декларацию о провозглашении Нагорно-Карабахской республики в границах НКАО и Шаумянского района». В ответ власти Азербайджана 26 ноября 1991 г. приняли за кон, ликвидировавший НКАО [Об упразднении НКАО 1991]. Одна ко уже через два дня, 28 ноября, Комитет Конституционного надзора СССР упразднил его как противоправный [Статус Нагорного Караба ха 1995, с. 82–84].

10 декабря 1991 г. после состоявшегося в присутствии междуна родных наблюдателей референдума о статусе Нагорного Карабаха, бюллетени для которого были напечатаны на трех языках — армян ском, азербайджанском и русском, Нагорно-Карабахская республика (НКР) была объявлена независимым государством [Статус Нагорного Карабаха 1995, с. 85–87]. Решение о проведении данного референду ма было принято в соответствии с Законом СССР от 3 апреля 1990 г.

«О порядке решения вопросов, связанных с выходом союзной респу блики из СССР», статья 3 которого гласила: «В союзной республике, имевшей в своем составе автономные республики, автономные обла сти и автономные округа, референдум проводится отдельно по каждой автономии. За народами автономных образований сохраняется право на самостоятельное решение о пребывании в Союзе ССР или в выхо дящей союзной республике, а также на постановку вопроса о своем государственно-правовом статусе». 28 декабря 1991 г. были проведены выборы в первый парламент НКР, которые Азербайджан не признал законными. 6 января 1992 г. новоизбранный законодательный орган принял Декларацию о государственной независимости НКР [Статус Нагорного Карабаха 1995, с. 88–89].

С конца 1991 г. нагорно-карабахский конфликт, корни которого уходят в досоветские времена (что придает ему особую остроту), пе решел в тяжелую кровопролитную войну, которая привела к много численным человеческим жертвам и искалеченным судьбам с обеих сторон. Были периоды, когда более половины территории Нагорного Карабаха находилось под контролем азербайджанских войск, а его столица Степанакерт и другие населенные пункты подвергались мас сированным авианалетам и артиллерийским обстрелам.

ЖИВАЯ ИСТОРИЯ Памятник павшим в Карабахской войне. Мартакертский р-он, с. Атерк.

Здесь и далее фото автора. 2007 г.

В результате вооруженного этапа конфликта созданная в кратчай ший срок из разрозненных отрядов самообороны Армия обороны НКР в период проходившей в течение двух с половиной лет жесточайшей войны сумела к 1994 г. одержать убедительную победу над многократ но превосходящими силами противника, освободив 85% территории НКР (в том числе в ночь на 9 мая 1992 г. г. Шуши) и 8% соседней с нею территории районов Азербайджанской республики, превращенных в огневые точки: районы Лачинский (что дало возможность пробить жизненно важный коридор к Армении и частично выйти из блокады), Кельбаджарский, Кубатлинский, Зангеланский, Джебраильский — полностью, Физулинский и Агдамский — частично (что дало возмож ность создать вокруг НКР так называемый «пояс безопасности»). Азер байджан сохранил контроль над 15% территории НКР, в том числе над Шаумянским районом.

Важно отметить, что освобожденные Армией обороны НКР районы Азербайджанской республики представляют собой часть исторической территории Нагорного Карабаха, подавляющее большинство населения которого составляли армяне. Свидетельством тому в частности служит протокол заседания Закавказского крайкома РКП(б) от 25 июня 1923 г.

(т.е. до образования Автономной области Нагорного Карабаха — АОНК, как первоначально называлась эта автономия), в котором зафиксиро вано: «Цифровые данные о населении Нагорного Карабаха. Нагорный Карабах состоит из 3 уездов и имеет народонаселения до 175 000 душ, из коих 158 000 падает на армян, 11 000 на тюрок и 6000 на курдов» [Цит.

по: Заргарян 2011, с. 230]. В то время Нагорный Карабах включал в себя 3 уезда: Шушинский, Джеванширский и Карягинский, которые состав ляли территорию не только будущей АОНК, образованной 7 июля 1923 г.

(а фактически 26 ноября 1924 г.) лишь на части этих уездов, но и террито рии Кельбаджара, Лачина, Джебраила, Физули, Агдама, частично Занге А.Е. Тер-Саркисянц ланского и Кубатлинского районов (за исключением городов Кубатлы и Зангелана, входивших ранее в Зангезурский уезд Армении). Армянами эти территории назывались Карвачар (Кельбаджар), Кашатаг (Лачин), Кашуник (Кубатлы), Ковкасан (Зангелан), Дизак (Джебраил, Физули), Ути-Арандзнак (Агдам) [Заргарян 2011, с. 230].

5 мая 1994 г. представители Азербайджана, Армении и Нагорного Карабаха (при посредничестве России и Межпарламентской ассам блеи государств-участников СНГ) оформили в г. Бишкеке протокол, на основании которого 9–11 мая 1994 г. главами оборонных ведомств сторон конфликта была подписана «Договоренность о прекращении огня», вступившая в силу 12 мая 1994 г. [Подробно об этом см.: Казими ров 2009, с. 146–164]. С этого времени военные действия фактически прекратились благодаря системе военно-политического баланса сил конфликтующих сторон, однако окончательный мир в регионе до сих пор не наступил.

После распада СССР нагорно-карабахский кризис стал объ ектом международных миротворческих усилий ООН и СБСЕ (с 1995 г. — ОБСЕ). 24 марта 1992 г. на Хельсинкской сессии Совета СБСЕ с участием 12 стран было принято решение о созыве в Минске конференции по Нагорному Карабаху и создании «постоянно действу ющего форума для переговоров» — Минской группы по Нагорному Карабаху. С марта 1994 г. по апрель 1997 г. в рамках Минской группы при сопредседательстве России, а также Швеции, затем Финляндии, США и Франции проводились прямые трехсторонние переговоры по нагорно-карабахскому урегулированию, но они не принесли положи тельных результатов. С весны 1997 г. основной формой ведения перего ворного процесса с руководством сторон конфликта стала «челночная дипломатия», т.е. периодические поездки сопредседателей Минской группы ОБСЕ в Баку, Ереван, Степанакерт. С конца 1998 г. элементами переговорного процесса стали также периодические встречи прези дентов Азербайджана и Армении под эгидой российской дипломатии и США, но и эти встречи, используемые во многом лишь для выяснения сложных отношений между сторонами, ни к какому положительному результату не приводили.

Определенные подвижки наблюдались в 2005 г., когда было согла совано Дартмутское соглашение в рамках российско-американской Дартмутской конференции по Нагорному Карабаху, проходящей с 2001 г. в трехстороннем формате с участием Азербайджана, Армении и Нагорного Карабаха. Однако в декабре 2007 г. Азербайджан попытался предпринять попытку ревизии достигнутого «Рамочного соглашения о мирном процессе» [Заргарян 2011, с. 226–227].

К концу 2007 г. переговорный процесс в рамках Минской группы ОБСЕ фактически зашел в тупик, что во многом было связано с проти воположностью позиций сторон по ключевым аспектам урегулирова ния. Граждане Нагорного Карабаха в соответствии с международными нормами о праве народов на самоопределение ставят целью юриди ческое признание Азербайджаном (а также международным сообще ЖИВАЯ ИСТОРИЯ Гостиница «Титаник». Мартакертский р-он, с. Ванк ством) государственной независимости Нагорно-Карабахской респу блики и участие НКР в переговорах1.

Между тем Азербайджан отказывается признавать НКР конфлик тующей стороной и соответственно полноправным участником пере говорного процесса. Баку также требует на первом этапе переговоров возвращения семи районов, контролируемых Армией обороны НКР, а на втором этапе — возвращения самого Нагорного Карабаха с обеща нием предоставить ему вновь «широкую автономию», грозя в против ном случае военным реваншем. Однако хорошо известно, как в рамках уже ранее имевшейся у армян этой «широкой автономии» властями Азербайджанской ССР десятилетиями искусственно сдерживалось их социально-экономическое и культурное развитие, нарушались их пра ва, оскорблялись национальные чувства, намеренно фальсифицирова лась их история, последовательно, на государственном уровне, велась целенаправленная политика, заставлявшая армян уезжать с их искон ных земель, на которых расселяли азербайджанцев, в результате чего доля армянского населения в населении области сократилась с 94,4% в 1921 г. до 75,9% в 1979 г. [Азербайджанская сельскохозяйственная перепись 1924, с. IV;

Численность и состав 1984, с. 126, 127], а за пери од 1926–1976 гг. стало на 85 армянских населенных пунктов меньше и на 17 азербайджанских больше [Достижения 1976, с. 5]. После всех этих притеснений, а также в результате одержанной ценою многочис ленных жертв победы в навязанной им Азербайджаном войне армяне Нагорного Карабаха не могут согласиться вновь связать свою судьбу с Азербайджаном.

После событий августа 2008 г. и признания Россией независимости Южной Осетии и Абхазии Россия активизировала свои усилия по со хранению мира на Южном Кавказе. Однако окончательная стабили зация ситуации в регионе возможна лишь после признания государ ственного статуса Нагорно-Карабахской республики, что смогло бы А.Е. Тер-Саркисянц предотвратить развязывание властями Азербайджана новой войны, к которой они усиленно готовятся. Но из-за противоположных по зиций Азербайджана и Армении по ключевым вопросам, а также ис ключения по требованию Азербайджана из переговорного процесса Нагорного Карабаха, являющегося основной заинтересованной сто роной конфликта, так и не было до сих пор достигнуто его урегули рование. Между тем 2 ноября 2008 г. по результатам состоявшейся в подмосковной резиденции Майендорф трехсторонней встречи прези дента России с президентами Азербайджана и Армении была принята совместная Декларация по Нагорному Карабаху, в каждом пункте ко торой подчеркнута необходимость урегулирования конфликта поли тическим мирным путем [Майендорфская декаларация 2009, с. 12, 13].

Об этом же говорилось на встречах этих президентов 25 января 2010 г.

в Красной поляне (г. Сочи);

в рамках саммита «Большой восьмерки»

26 июня 2010 г. в Канаде;

на саммите ОБСЕ на высшем уровне в дека бре 2010 г. в Астане;

на переговорах в июне 2011 г. в Казани и на целом ряде других встреч.

Нагорный Карабах, как и Южная Осетия, Абхазия и даже Косово провозгласили свою независимость вопреки мнению бывших метро полий, что соответствует новым подходам и практике мирового сооб щества, придерживающегося принципа потери страной своих меж дународно признанных прав на какую-либо территорию в случае не способности правительств осуществлять эффективное управление на принципах демократии, уважения прав человека и региональной ста бильности [Заргарян 2011, с. 232].

Важно подчеркнуть, что в международном праве нет норм, обя зывающих самоопределяющееся государство получать согласие метрополии. Более того, в пространной Декларации о принципах международного права, касающихся дружественных отношений и сотрудничества между государствами в соответствии с Уставом ООН от 24 октября 1970 г., отмечается: «Каждое государство обязано со действовать с помощью совместных и самостоятельных действий осу ществлению принципа равноправия и самоопределения народов в со ответствии с положениями Устава и оказывать помощь Организации Объединенных Наций в выполнении обязанностей, возложенных на нее Уставом в отношении осуществления данного принципа, с тем, чтобы: а) способствовать дружественным отношениям и сотрудни честву между государствами;

и б) незамедлительно положить конец колониализму, проявляя должное уважение к свободно выраженной воле заинтересованных народов, а также имея в виду, что подчине ние народов иностранному игу, господству и эксплуатации является нарушением настоящего принципа, равно как и отказом в основных правах человека, и противоречит Уставу Организации Объединенных Наций» [Цит. по: Нагорный Карабах 2008, с. 845]. Однако Азербайд жан игнорирует международные нормы и принципы о праве народов на самоопределение, на основе которого возникло большинство со временных государств.

ЖИВАЯ ИСТОРИЯ Вместе с тем даже в условиях столь хрупкого перемирия Нагорно Карабахской республике удалось за эти годы стать существующим де-факто государством со всеми необходимыми органами государ ственной власти и управления, в том числе по четыре раза провести президентские и парламентские выборы, принять после прошедшего референдума в 2006 г. Конституцию республики. На состоявшихся 19 июля 2007 г. выборах президента НКР российские наблюдатели в своем заявлении от 20 июля 2007 г. подчеркнули: «Российская делега ция констатирует, что демократические прогрессивные достижения НКР очевидны. Эти выборы наглядно демонстрируют мировому сооб ществу тот факт, что государственность Нагорно-Карабахской респу блики состоялась и развивается по пути демократии и стабильности.

Демократические достижения Нагорно-Карабахской республики тре буют поддержки и признания со стороны мирового сообщества, что способствовало бы скорейшему урегулированию конфликта между Азербайджаном и Нагорным Карабахом, установлению стабильности и действительно прочного мира в регионе, отвечало бы подлинным ин тересам народов региона и мирового сообщества. Неопределенность с окончательным признанием независимости Нагорно-Карабахской ре спублики препятствует ее динамичному развитию и может привести к нарушению стабильности в регионе» [Цит. по: Нагорный Карабах 2008, с. 24].

Трудности, связанные с непризнанием до сих пор Нагорно Карабахской республики мировым сообществом, компенсируются социально-экономическими и культурными связями с Республикой Армения, через которую осуществляются и все взаимоотношения НКР с внешним миром. Представительства НКР в настоящее время действуют помимо Еревана в Москве, Вашингтоне, Париже, Сиднее и Бейруте, где тесно координируют свою работу с посольствами Ре спублики Армения. Значительную роль в преобразовании НКР име ет также налаженная связь с армянской диаспорой, при содействии которой в республике были построены сотни километров дорог, де сятки зданий школ, детских садов, медицинских учреждений, ком фортабельных гостиниц, открыты новые высшие учебные заведения, благоустраивались города, ремонтировались и строились церкви, жи лые и административные здания, развивался туризм, решались про блемы городского и сельского населения, связанные, в частности, с газификацией и водоснабжением, а также проблемы армянских бе женцев.

В период существования Нагорно-Карабахской республики мне удалось побывать там трижды — в 2001 г. (после 14-летнего переры ва), а также в 2007 и 2011 гг. Выехав ранним утром 28 сентября 2001 г.

из Еревана и проехав по Армении около трехсот км, последние 65 км до столичного города Степанакерта я впервые (до этого мне неодно кратно приходилось проезжать этот участок по совершенному бездо рожью) ехала по новому, построенному в соответствии с мировыми стандартами шоссе. О прошедшей войне напоминали время от вре А.Е. Тер-Саркисянц Новые дома в Степанакерте мени встречавшиеся по его краям таблички с надписью: «Внимание, мины!». Во время следующей моей поездки в 2007 г. этих надписей уже не было, поскольку территория к тому времени была разминиро вана.

Благоприятное впечатление я получила также уже в самом Степан акерте, который приятно поразил меня своей чистотой, ухоженностью, богатой растительностью, нарядно одетой публикой, особенно молоде жью. Несмотря на то что во время войны город существенно страдал от бесконечных бомбардировок и артобстрелов2, а его жители были вы нуждены месяцами ютиться в подвалах, уже в 2001 г. это трудно было себе представить, поскольку разрушенных зданий, за некоторыми ис ключениями, практически не было видно, так как их старались по мере возможности тут же восстанавливать, чтобы поднять моральный дух горожан.

В 2007 и 2011 гг. в Степанакерте повсюду продолжалась стройка, кругом высились башенные краны, народ благоустраивал свой город.

Любой приехавший сюда человек мог отметить, что город живет пол ноценной жизнью. В нем имеются все учреждения, присущие столи цам, работают различные магазины (включая бутики), рынки, кафе, рестораны, салоны красоты, дети учатся в школах (всего в республике в 2010 г. было 232 общеобразовательные школы с более чем 20,5 тыс.

учащихся), в том числе в музыкальных, спортивных, школе искусств;

студенты — в семи высших учебных заведениях, в том числе в соз данном на базе областного педагогического института Арцахском государственном университете (в нем учатся более 5 тыс. студен тов, что составляет 71,8% от общего числа студентов в НКР;


имеется своя аспирантура, в которой обучается несколько десятков аспиран тов по различным отраслям науки), филиале Аграрного университе та Армении, а также в негосударственных вузах — в университетах «Григор Нарекаци» и «Месроп Маштоц», в Институте прикладного ЖИВАЯ ИСТОРИЯ искусства «Акоп Гюрджян». В числе средних учебных заведений в го роде имеется несколько колледжей — сельскохозяйственный, хорео графический, медицинский, музыкальный, ремесленное училище;

функционируют две гимназии. В 2009/2010 учебном году из 252 чел.

профессорско-преподавательского состава государственных вузов республики 88 имели ученую степень (8 — доктора наук, 80 — кан дидата наук), 67 — научное звание (11 — профессора, 56 — доцента) [Статистический ежегодник 2010, с. 89].

В Степанакерте функционируют три общественные библиотеки, богатый экспонатами (на конец 2009 г. их было 56 437) Арцахский го сударственный историко-краеведческий музей (основан в 1938 г.), Музей погибших и пропавших без вести борцов за свободу;

действу ют Союз писателей, Союз художников (с 1973 г.), преобразованный в 2007 г. в Международный Союз художников Арцаха, Союз композито ров (с 1993 г.), Центральный дом шахмат и шахматная школа, рассчи танный на 15 тыс. зрителей Центральный стадион, 10 спортивных фе дераций. В Степанакерте успешно работают такие старейшие государ ственные коллективы, как Драматический театр им. Ваграма Папазя на (основан в 1932 г.), организованный в 1958 г. Ансамбль песни и тан ца, а также созданные в 1990-е гг. и тоже получившие статус государ ственных этнографический ансамбль «Мы и наши горы», эстрадный ансамбль «Карабах», фольклорный ансамбль «Вернатун», камерный оркестр Арцаха, камерный хор «Мракац», камерный хор «Вараракн», детско-юношеский ансамбль «Дети Арцаха», не раз с успехом гастро лировавшие с концертными программами за рубежом.

Учебные и культурные учреждения имеются и в других городах ре спублики. Так, в Шуши работают драматический, кукольный и детский театры, ансамбль народных инструментов, историко-краеведческий музей, гуманитарный колледж, музыкальная школа, библиотека, вновь построенный Центр искусства, ремесел и туризма, проводятся разного рода мероприятия — фестивали, концерты, спортивные соревнования, научные конференции. После освобождения в 1992 г. город Шуши, в котором вскоре был отреставрирован кафедральный собор XIX в. Сурб Аменапркич (Всепасителя), стал административным центром и рези денцией главы Арцахской епархии Армянской апостольской церкви.

В последние годы правительство НКР пытается восстановить истори ческий облик Шуши и привлечь сюда иностранных туристов, для чего в 2006 г. была принята специальная программа и создан Фонд «Возрож дение Шуши» — этого многострадального города, трижды переживше го в XX в. варварские разрушения — в 1905, 1920 и 1991–1992 гг. За прошедшие годы Фонд сделал немало. Шуши получил новый герб, флаг и гимн, были реализованы многие социально-экономические и строи тельные проекты, разработан генеральный план города, в котором но вые строения должны будут гармонично сочетаться с его прежним об ликом. В ряде исторических зданий планируется разместить объекты туризма и здравоохранения, ведется работа по реконструкции систе мы водоснабжения.

А.Е. Тер-Саркисянц Музыкальные школы, библиотеки, историко-краеведческие му зеи имеются во всех районных центрах НКР. Там же публику радуют ансамбли народных инструментов: в Мартуни — «Кнар», в Гадруте — «Дизак», в Мартакерте — «Джраберд», в Аскеране — «Берд», в Кар вачаре — «Вайкуник», в Бердзоре — «Бердзор», в Шуши — «Шуши»

[Атлас 2009, с. 94]. В ряде сел имеются Дома-музеи их знаменитых уро женцев — Н. Думана в с. Цахкашат, М. Парсегова в с. Колхозашен, Б. Кнунянца в с. Ннги, А. Ханферянца в с. Мец Тагер.

В девяти общественных библиотеках НКР на конец 2009 г. имелось 386,5 тыс. экземпляров книг и журналов. Читателей этих библиотек было 20,8 тыс. чел., которым было выдано 357,4 тыс. экземпляров книг и журналов, т.е. в среднем на одного читателя — 17,1 экз. [Статистиче ский ежегодник 2010, с. 94–95].

По данным на конец 2009 г. в столице и в районных городах был налажен выпуск свыше 30 периодических изданий, действовали 34 телевизионные станции, 13 радиотрансляционных точек, в пользо вании населения было 25 тыс. телефонных аппаратов, число абонен тов сотовой связи составило 41,1 тыс. [Статистический ежегодник 2010, с. 217].

С 2004 г. в Степанакерте при поддержке государства проводится Всеармянский интеллектуальный фестиваль, в котором принимают участие несколько команд из НКР, Джавахка (Грузия), Гориса, Гюмри и других городов Армении. В июле 2006 г. был создан Центр культуро логических исследований «Диалог».

Экономика Нагорно-Карабахской республики понесла серьезный урон от войны и нарушения традиционных хозяйственных связей, существовавших в советский период. В частности, пострадали такие крупные промышленные предприятия, как Карабахский шелковый комбинат, конденсаторный завод радиоэлектронной промышленно сти, обувная фабрика, ковроткацкие фабрики, на которых работало несколько тысяч человек. Хотя с конца 1990-х годов и начали функцио нировать отдельные промышленные предприятия (например, по про изводству вино-водочных и хлебобулочных изделий, плодоовощных консервов, обуви, стройматериалов), многие из них были вынуждены работать не на полную мощность.

Поэтому правительство НКР проводит последовательную полити ку по привлечению иностранных инвестиций, в частности капиталов армянской диаспоры, и всячески поддерживает частное предпринима тельство. Для этого в республике создан благоприятный инвестицион ный климат: довольно ощутимо либеральное налоговое законодатель ство, до простейших элементов доведены отношения хозяйствующих субъектов с государственными структурами, законодательно закрепле на защита прав инвесторов. Для разработки различных инвестицион ных программ, направленных прежде всего на обеспечение потребно стей внутреннего рынка и соответственно более активное привлечение инвестиций в экономику республики, в течение уже многих лет в НКР действует соответствующая структура — Арцахский инвестиционный ЖИВАЯ ИСТОРИЯ фонд, одной из самых крупных программ которого является ипотечное кредитование жилья.

В результате завершившейся к 2000 г. приватизации малых и сред них объектов, в основном в сфере обслуживания, и начавшейся вслед за ней приватизации крупных предприятий в НКР уже заметно, по мнению специалистов, оживление предпринимательской деятельно сти в сфере мелкого и среднего бизнеса, в банковско-финансовой си стеме и торговле. С 1994 г. за короткое время были восстановлены раз рушенные во время войны линии электропередач, а также построено много новых линий и трансформаторных подстанций, что позволило полностью возродить всю систему электроснабжения республики.

Кроме того, была разработана и уже осуществляется программа пер спективного развития электроэнергетики, в частности строительство 18 микрогидроэлектростанций на местных реках. В 2010 г. впервые в НКР было проведено публичное размещение акций компании «Арцах ГЭС». Одновременно активно ведутся работы по проведению газо провода.

Важное стратегическое значение имеет начавшееся в 2000 г. на средства международного Всеармянского фонда «Айастан» строитель ство главной внутриреспубликанской автомагистрали «Север–Юг»

протяженностью 169 км, которая соединит не только районные центры от северного Мартакерта до южного Гадрута, но и порядка 70 селений республики. Торжественное открытие одного из участков этой совре менной автомагистрали я наблюдала в 2001 г. в Мартакертском районе.

В настоящее время сооружение этой главной дороги завершено. Те перь на очереди — благоустройство внутрисельских дорог.

Автомобильный транспорт в республике имеет особое значение, поскольку железная дорога до сих пор заблокирована. Если в 2003 г.

протяженность всех внутренних автодорог общего пользования в НКР составляла 1248 км, из которых 224 км были к тому времени заасфаль тированы, то к концу 2006 г. асфальтом были покрыты уже 430 км, а к концу 2009 г. длина автомобильных дорог увеличилась в республике до 2255 км, из которых 748 км были с твердым асфальтобетонным покры тием [Статистический ежегодник 2010, с. 213–214]. Это немалое до стижение, если учесть, что в советское время дороги здесь совершенно не благоустраивались, и чтобы проехать из одного населенного пункта в другой, надо было обязательно ехать через азербайджанские города Агдам или Физули. Поэтому реконструированная во второй половине 1990-х годов по мировым стандартам автомагистраль, связывающая Нагорный Карабах с Арменией, позволяет осуществлять внешние свя зи НКР.

Позднее из Армении стало возможным проехать в Нагорный Ка рабах и через высокогорный (2366 м над уровнем моря) Варденисский (Зодский) перевал на границе с Карвачарским районом. Правда, эта до рога сложная и опасная: ширина ее на некоторых участках не допуска ет встречного движения, использовать ее можно только в теплый пе риод года и в светлое время суток. Несмотря на эти ограничения, до А.Е. Тер-Саркисянц рога активно используется, и имелись планы по превращению ее в бо лее стабильную и комфортную транспортную артерию [Заяц 2004, с. 12–13]. В настоящее время готов к приему пассажиров разрушен ный во время войны и построенный заново аэропорт в Степанакерте.

Если в советское время в этом аэропорту могли производить посадку только малогабаритные самолеты (типа Як-40), то сейчас аэропорт смо жет не только значительно увеличить свою пропускную способность, но и принимать большие пассажирские лайнеры.

В настоящее время Нагорно-Карабахская республика обладает раз витой сферой услуг. Основу банковской системы составляют частный «Арцахбанк», а также филиалы банков Армении и «Юнибанка» Рос сии. Через их счета в республику поступает иностранная валюта от представителей армянской диаспоры, в том числе и от уроженцев На горного Карабаха, живущих за пределами своей родины.


Сейчас уже многие объекты промышленности и сферы услуг на ходятся в собственности представителей армянской диаспоры, напри мер, ковроткацкая фабрика в Степанакерте принадлежит армянину из США, сотовая связь «Карабах-Телеком» зарегистрирована в Ливане.

Для привлечения туристов в этот богатый историко-культурными па мятниками край (их насчитывается более 3 тыс.) в разных его районах швейцарской компанией «Сиркап Армения» выстроено несколько со временных гостиниц. Среди них особенно выделяется пятизвездоч ный отель «Армения» в Степанакерте, не уступающий по своей ком фортности лучшим мировым отелям.

В 2007 г. правительством утверждена государственная програм ма развития туризма, который является перспективной сферой раз вития экономики НКР. Иностранные туристы (причем это не только этнические армяне) из разных стран приезжают сюда как с деловыми целями, так и чаще для проведения отдыха и досуга, чтобы иметь воз можность увидеть своими глазами замечательные древние и средневе ковые памятники, полюбоваться красивейшей природой, ее неповто римыми пейзажами, подышать чистым горным воздухом. Об интересе в мире к Нагорно-Карабахской республике свидетельствует рост ту ристических визитов. Так, по данным Министерства иностранных дел НКР, если в 2008 г. республику посетил 5351 турист из 66 стран, то в 2009 г. — 5546 туристов из 72 стран. В эти годы наибольшее число ино странных туристов было из США, России, Франции, Ирана, Германии, Великобритании, Швейцарии, Канады, Ливана, Сирии и других стран [Социально-экономическое положение 2010, с. 79].

В 2002 г. в НКР с привлечением иностранного капитала было соз дано ООО «Basemetals». С этой компанией было заключено соглаше ние о начале разработки месторождения золота и меди в с. Дрмбон Мартакертского района. Сейчас на его приисках ежегодно добывает ся до 12 тыс. тонн руды, которая перерабатывается на местном горно обогатительном комбинате. Полученный концентрат вывозится в Армению, где подвергается металлургическому переделу на медепла вильном заводе в г. Алаверди.

ЖИВАЯ ИСТОРИЯ Динамичный рост в НКР получила ювелирная отрасль. Сейчас здесь действуют несколько предприятий по обработке драгоценных камней и изготовлению ювелирных изделий. В целом экономика НКР тесно интегрирована с экономикой Республики Армения в единый комплекс с общими собственниками и правовой базой. Общей является и денеж ная единица — армянский драм.

За период с конца 2003 г. до конца 2009 г. общее число трудовых ресурсов в НКР возросло с 76 884 до 84 352 чел., в том числе экономи чески активное население увеличилось с 53 437 (69,5%) до 62 323 чел.

(73,9%), большинство которого (соответственно 50 123 чел., или 65,2%, и 58 792 чел., или 69,7%) было занято в различных отраслях экономики.

За эти годы число работавших в промышленности увеличилось с чел. (6,9%) до 5170 чел. (8,8%), в строительстве — с 3041 чел. (6,1%) до 4050 чел. (6,9%), в торговле — с 2541 чел. (5,1%) до 4470 чел. (7,6%), в образовании, культуре и искусстве — с 8250 чел. (16,5%) до 10 069 чел.

(17,1%). В то же время наибольшее число работавших по-прежнему было занято главным образом в сельском и лесном хозяйствах, хотя за эти годы число их сократилось с 20 216 чел. до 17 270 чел. (с 40, до 29,4%). Одновременно несколько увеличилось число официально зарегистрированных безработных — с 3314 до 3531 чел., но доля их в общем числе трудовых ресурсов немного сократилась (с 4,3 до 4,2%).

Если среди мужчин число безработных практически не изменилось (248 чел. в 2003 г. и 250 чел. в 2009 г.), то среди женщин и молодежи в возрасте 18–30 лет число их возросло — соответственно с 3066 до 3281 чел. и с 1501 до 1820 чел. Среди общего числа зарегистрирован ных безработных за эти годы, с одной стороны, увеличилось число лиц с высшим (с 330 до 627 чел.) и средним специальным образовани ем (с 764 до 1097), а с другой стороны, сократилось число лиц с общим средним образованием (с 2220 до 1807 чел.) [Статистический ежегод ник 2010, с. 54–56].

Следствием развития экономики является и постепенное повы шение основных показателей уровня жизни, в частности денежных доходов на душу населения, которые за указанные годы увеличились с 251,2 тыс. драмов в 2003 г. до 624,0 тыс. драмов в 2009 г. (один доллар США в те годы стоил около 375 драмов) как за счет повышения средне месячной зарплаты (с 33,7 до 88,8 тыс. драмов, или с 58,2 до 244,3 долла ров США), особенно возросшей у работников, занятых в промышлен ности (с 38,3 до 91,6 тыс. драмов), строительстве (с 44,3 до 115,0 тыс.), транспорте (с 20,1 до 98,1 тыс.), в сфере образования (с 22,1 до 70,4 тыс.), финансов (с 71,7 до 170,6 тыс.), так и пенсий (с 6,6 до 27,8 тыс.). В то же время среднемесячная зарплата женщин была более чем в два раза ниже зарплаты мужчин (в 2009 г. она составляла у женщин 51 979, а у мужчин — 115 337 драмов), поскольку женщины, как правило, больше заняты в менее доходных отраслях экономики. С 7,2 до 18,0 тыс. драмов возрос за эти годы средний размер пособия по безработице. Несмотря на небольшие размеры зарплат и пенсий, число банковских вкладов населения увеличилось за этот период более чем в 2,5 раза — с 16 А.Е. Тер-Саркисянц до 43 287, хотя средний размер вклада несколько сократился — с 233, до 211,0 тыс. драмов [Статистический ежегодник 2010, с. 67, 70–73, 76–78].

В связи с тем, что Нагорно-Карабахская республика живет в усло виях «ни войны, ни мира», а власти Азербайджана не устают повторять, что намерены силой вернуть утраченные территории, ее руководство вынуждено большое внимание уделять содержанию Армии оборо ны, бойцов которой отличают высокие морально-волевые качества и строгая дисциплина. Служить в армии здесь обязан каждый молодой человек, достигший восемнадцати лет;

никаких отсрочек от призыва не предусмотрено, за исключением тех случаев, когда в семье остается единственный сын. Имеются и контрактники, которые несут вахту в горах на границе с Азербайджаном на высоте до 3600 м над уровнем моря.

В начале послевоенного периода, в 1995 г., численность карабах ских армян, по сравнению с данными переписи 1989 г., сократилась со 145,5 тыс. до 122,6 тыс. чел., что произошло как за счет вынуж денных переселенцев и беженцев, в том числе подвергшихся де портации, так и в результате многочисленных жертв войны — как среди гражданского населения, так и воинов, светлую память о ко торых здесь свято чтут. Их называют воинами-освободителями (аза тамартикнер), на кладбищах им поставлены памятники из черного мрамора с изображениями в полный рост и, как правило, в военной форме;

в городах и селах сооружены мемориальные памятники с их портретами и именами;

их портреты висят в семьях, школах, клубах;

за столом обязательный тост произносится в их память;

их матери и вдовы пользуются большим уважением. Семьям погибших в первую очередь строили и ремонтировали дома. Одна из главных улиц Сте панакерта названа улицей Воинов-освободителей;

в память о них в республике регулярно проводятся состязания-мемориалы по различ ным видам спорта.

Через 10 лет, в 2005 г., в республике была проведена первая в усло виях независимости перепись, согласно которой численность на селения в НКР составила 137,7 тыс. человек (в том числе в городах 70,5 тыс., в селах 67,2 тыс.) [Рассчитано по: Результаты переписи 2006, с. 47, 59, 69]. На конец 2009 г. численность населения республи ки увеличилась до 141,4 тыс. (в том числе в городах 74,2 тыс., в селах 67,4 тыс.) [Статистический ежегодник 2010, с. 24], при этом увели чилось в основном только городское население, что произошло как за счет внутренней миграции, так и преимущественно за счет есте ственного прироста, который был наиболее высоким в 2009 г., когда на 1000 человек населения он составил 11,0 (из расчета 20,0 родив шихся и 9,0 умерших) [Результаты переписи 2006, с. 32]. Этому спо собствует определившаяся в последние годы тенденция к увеличе нию рождаемости. Например, если в 1999 г. в целом по НКР родилось около 1500 детей, то в последующие годы ежегодно рождалось свыше 2000 детей, а в 2009 г. родился 2821 ребенок, что на 403 новорожден ЖИВАЯ ИСТОРИЯ ного, или на 16,7% превысило показатель 2008 г. Немалую роль в этом играет разумная демографическая политика властей НКР, направлен ная на материальное стимулирование рождаемости и многодетности.

26 января 2010 г. постановлением правительства НКР была утверж дена концепция демографической политики, направленной глав ным образом на решение вопросов рождаемости, здоровья, продол жительности жизни [Маилян 2010, с. 6]. Росту рождаемости в 2009 г.

способствовала и организованная по инициативе и на средства бла готворителя, уроженца с. Ванк Мартакертского р-на Л.Г. Айрапетяна «Большая арцахская свадьба», когда в один день, 16 октября 2008 г., в храме Гандзасар (XIII в.) и в церкви Сурб Аменапркич в Шуши состо ялось венчание семисот молодых пар, а затем свадебное торжество продолжилось на стадионе в Степанакерте.

Внушает оптимизм и заметное сокращение миграции молодежи из Нагорного Карабаха, которая в прошлом существенно влияла на воз растной состав главным образом его сельского населения, и в частно сти на распространение семей, состоявших из пожилых супругов либо одиночек — старика или пожилой женщины. Основная причина ред ких случаев вынужденного отъезда сейчас — дефицит рабочих мест (особенно в селах Гадрутского р-на), образовавшийся в результате почти полностью разрушенной в ходе войны экономики. Это вызывает основное беспокойство сельских жителей, источником дохода которых служит лишь собственное хозяйство на земле, полученной бесплатно в ходе проведенной с осени 1998 г. приватизации из расчета 0,6 га на одного члена семьи. Однако в целом опросы показали, что сельская мо лодежь, как правило, не намерена никуда выезжать, что дает благопри ятную перспективу на будущее.

Нагорный Карабах всегда славился своими долгожителями3, однако сейчас их доля заметно сократилась, что связано с войной и ее послед ствиями, а также с трудными условиями до сих пор блокадной жизни.

Так, по данным переписи 2005 г., из общего числа наличного населения в возрасте 85 лет и старше насчитывалось 999 чел. (из них мужчин — 241, женщин — 758), а из общего числа постоянного населения в этом возрасте зафиксирован 1021 чел. (из них мужчин — 245, женщин — 776) [Рассчитано по: Результаты переписи 2006, с. 83].

Война привела к тому, что НКР стала по своему составу практиче ски мононациональной. По переписи 2005 г. из общего числа ее по стоянного населения в возрасте 7 лет и старше 122 051 чел. армяне со ставляли 121 725 чел. (99,73%), русские — 154 чел. (0,13%), украинцы и греки — по 21 чел. (по 0,017%), грузины — 10 чел. (0,008%), азербайд жанцы — 6 чел. (0,0049%), другие национальности — 114 чел. (0,093%) [Результаты переписи 2006, с. 199–200].

По полу и семейному положению население НКР в возрасте 15 лет и старше по данным этой переписи распределялось следующим обра зом: из общего числа этой категории населения в 104 761 чел. никогда не состояли в браке 26 723 чел. (25,5%), находились в браке 64 367 чел.

(61,5%), в разводе — 2421 чел. (2,3%), вдов и вдовцов было 11 250 чел.

А.Е. Тер-Саркисянц (10,7%);

в том числе среди 49 653 мужчин никогда не состояли в браке 15 357 чел. (30,9%), находились в браке 32 031 чел. (64,5%), в разводе — 632 чел. (1,3%), вдовцов было 1633 чел. (3,3%);

среди 55 108 женщин — соответственно 11 366 (20,6%), 32 336 (58,7%), 1789 (3,2%), 9617 (17,5%).

Данные переписи показали также, что доля как мужчин, так и женщин, состоявших в браке, была выше среди сельского населения (соответ ственно 66,3 и 63,6%), чем среди горожан (62,8 и 54,5%), что прежде все го объясняется более ранним возрастом вступления в брак сельской молодежи. В результате войны среди женщин отмечена большая доля вдов как среди горожан (15,8%), так и особенно среди сельского насе ления (19,4%) [Результаты переписи 2006, с. 88–89].

Такова в целом была социально-экономическая, культурная и де мографическая ситуация в Нагорно-Карабахской республике в первое десятилетие XXI в., свидетельствующая о более или менее стабильных показателях ее экономического роста, о заметном повышении жизнен ного уровня населения. Однако при всем этом жизнь народа, особенно в селах, оставалась пока еще трудной, поскольку молодое государство вынуждено преодолевать нанесенный ему войной и ее последствиями серьезный урон. В результате, по мнению руководства НКР, наиболее актуальными продолжают быть вопросы социально-экономического характера, в том числе наиболее приоритетными — повышение жиз ненного уровня населения, особенно социально уязвимых слоев, осу ществление мер по улучшению демографической ситуации, развитие приоритетных направлений экономики, в частности гидроэнергетики, горнодобывающей и перерабатывающей промышленности, сельского хозяйства, производственной инфраструктуры, а также проблемы во доснабжения для удовлетворения бытовых нужд населения, создание эффективной ирригационной системы. Для решения этих жизненно важных проблем власти республики опираются прежде всего на свои собственные силы, на рациональное использование всех имеющихся у них ресурсов — естественных, трудовых, интеллектуальных, а также на политико-экономический потенциал мирового армянства [Интер вью 2010].

Во время своих этнографических поездок в 2001, 2007 и 2011 гг. по Нагорно-Карабахской республике основную работу я проводила в се лах, причем для обследования были выбраны те села, в которых я уже собирала полевой материал в прежние годы. Это давало возможность выявить тенденции этнокультурного развития карабахских армян за прошедшее время, особенно за последний период, отмеченный трагизмом пережитой войны и ее последствий. Это были села Ванк и Атерк Мартакертского района, Сос, Гиши, Ннги и Тагавард Мар тунинского района, Азох, Мец Тагер, Тог, Туми, Ванк, Кармракуч, Айгестан, Норашен, Тагасер и Таг Гадрутского района, Аветараноц, Нахиджеваник, Вардадзор, Хндзиристан и Шош Аскеранского райо на. Кроме того, в 2011 г. я впервые побывала в с. Карин-так Шушин ского района. Обследованные села в разной степени пострадали от войны. Наибольшим разрушениям были подвергнуты села Карин-так ЖИВАЯ ИСТОРИЯ Старый дом. Гадрутский р-он, с. Тог и Шош, расположенные недалеко от Шуши, откуда постоянно шел прицельный огонь, Вардадзор и Нахиджеваник, расположенные на границе с Агдамским районом Азербайджана, а также находившееся в течение восьми месяцев в оккупации одно из наиболее крупных ка рабахских сел — Атерк. Села Гиши, Аветараноц, Хндзиристан, Туми практически избежали разрушений. В остальных селах разрушения были частичные.

В селах до сих пор сохраняются некоторые дома, построенные в конце XIX — начале XX в. Это каменные двухэтажные сооружения, с балконами на оба этажа, под двухскатными крышами, покрытыми жестью или черепицей. В свое время эти дома, построенные в подра жание городским, были новшеством для карабахских сел. Их строили в основном в тех районах (Варанда, Дизак), где сильнее было развито отходничество в крупные города.

Подобного типа дома, давно ставшие традиционными для Нагорно го Карабаха, сейчас особенно распространены в селах Гадрутского и в некоторых селах Мартунинского района. Дома более поздней построй ки сделаны также из камня, в основном они двухэтажные, с балкона ми в два этажа. Нижний этаж по традиции приспособлен для хозяй ственных нужд, а верхний — жилой. Но в отличие от прошлого, в этих домах вместо одной большой жилой комнаты верхнего этажа сделано несколько: обычно гостиная и две или более спален. Во время войны и спустя несколько лет после ее окончания жители (из-за отсутствия газа и из-за необходимости обогревать помещение печкой и на ней же готовить еду) были вынуждены все время проводить только на нижнем этаже. Многие дома во время обстрелов серьезно пострадали и находи лись в аварийном состоянии.

К 2007 г. положение несколько улучшилось: в ряд сел уже начал поступать постоянный газ, в другие села проводился газопровод, многие аварийные дома, в первую очередь их крыши, были отремон А.Е. Тер-Саркисянц Новый хлеб. Аскеранский р-он, с. Аветараноц тированы. В то же время мало вписываются в народную культуру построенные благодаря зарубежной помощи для семей погибших, беженцев, а также многодетных семей небольшие типовые одно этажные дома.

Хотя в большинстве домов сохраняется мебель старых образцов, к 2007 г. и особенно к 2011 г. интерьер некоторых из них, преиму щественно жилищ успешных предпринимателей, заметно обновил ся: сделан ремонт, приобретены новая мебель, импортные бытовая техника и сантехника. Сельские жители выражали большое удо влетворение тем, что стало возможным смотреть телепередачи из Еревана и Степанакерта, чего они были лишены прежде. Приобре тенные спутниковые антенны позволили смотреть все телеканалы и из Москвы.

По-прежнему в семьях большое внимание уделяется постельным принадлежностям, причем количество их в силу стойко сохраняюще гося обычая гостеприимства намного превышает число членов семьи.

По традиции одеяла и тюфяки шьют из овечьей шерсти, которую пери одически моют и взбивают. В то же время в домах карабахских армян, к сожалению, практически исчезли традиционные ворсовые и безвор совые ковры ручного производства (карпеты). Причина этого в том, что, с одной стороны, во время войны многие дома были разграблены, а с другой — семьи были вынуждены из-за нужды продавать ковры, которые охотно скупали зарубежные армяне.

Несмотря на трудности послевоенного времени, питанием кара бахские семьи себя обеспечивают, чему во многом способствуют бла гоприятные для развития сельского хозяйства природные условия, а также то, что помимо земли они содержат и по несколько голов до машнего скота (в основном коров и свиней), а также птицу, неред ко — пчелиные улья. Кроме того, сельские жители по традиции ши роко используют в пищу растущие здесь в изобилии ягоды, орехи, ЖИВАЯ ИСТОРИЯ разного рода дикорастущие фрукты и травы. Особенно это помогало во время войны, когда пища была довольно скудной. В 2000-х годах у карабахских армян вновь стали популярны разнообразные традици онные блюда.

В селах меня прежде всего интересовал вопрос, какие изменения в семейно-бытовую культуру карабахских армян привнесла война. По лученные в ходе обработки похозяйственных книг сельских админи страций (ранее — сельсоветов) статистические данные практически в одних и тех же селах позволили выявить определенные тенденции, произошедшие в структурном составе семей за последнюю треть века:

с середины 1970-х годов до осени 1987 г. и с осени 1987 г., т.е. по суще ству с начала Карабахского движения, до 2011 г. включительно. Так, по численному составу обследованные в эти годы хозяйства распределя лись следующим образом (табл. 1):

Таблица 1. Распределение хозяйств по численному составу* В том числе Годы Всего состоящие из (число человек), % обследования хозяйств одиночки, % 2–3 4–5 6–7 8 и более 1974–1975 2520 18,0 25,7 22,5 25,5 8, 1987 2495 17,4 25,7 27,8 24,2 4, 2001 2375 16,1 27,4 32,8 19,3 4, 2007 2221 15,1 25,5 33,0 21,2 5, 2011 1766 16,0 27,3 31,4 19,5 5, Приведенные данные свидетельствуют о том, что в целом за оба периода в численном составе хозяйств отмечено постепенное сниже ние доли одиночек (с 18% в середине 1970-х годов до 16,0% в 2011) и увеличение доли семей в 4–5 человек (соответственно с 22,5 до 31,4%).

В то же время в селах, наиболее сильно пострадавших от войны, доля одиночек заметно возросла, например, в с. Вардадзор (с 12,8 в 1987 г.



Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |   ...   | 9 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.