авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 |   ...   | 4 | 5 || 7 | 8 |   ...   | 9 |

«Академия наук Абхазии Российский государственный торгово- экономический университет К авк азские научные записки №2(11)•2012 ...»

-- [ Страница 6 ] --

Целью было снижение исходной стоимости электроэнергии и спра ведливое распределение денежных средств между работниками элек тростанции и угольного разреза. Благодаря этому объединению пред приятий объем производства вырос на 6%, начальная стоимость угля снизилась на 3%, электричества — на 17%, а выгода возросла на 59% [Официальный сайт компании LUTEK].

3. Диверсификация деятельности — присоединение к холдингу пу тем последовательного создания новых диверсифицированных компа ний. Ярким примером может служить компания «Макдоналдс», кото рая передает на основе договора франчайзинга торговую марку и тех нологию менеджмента.

4. Реструктуризация холдинга вследствие деления больших ком паний. Такой способ был характерен для многих российских пред приятий в начале 90-х годов при переходе на самоокупаемость. Транс формация приводила к созданию большого числа дочерних компаний (бывших производств) со 100%-ным участием материнской фирмы.

5. Объединение финансовых структур и производителей. Приве дем пример из банковской сферы. Когда крупные банки стали скупать акции предприятий, они фактически стали совладельцами данных ор ганизаций. Именно поэтому ими создавались управляющие компании, в которые и были переданы пакеты акций предприятий одного вида бизнеса. Примерами являются «Уралсиб» и Альфа-Банк.

Перейдем к исследованию системы финансового управления хол динговыми структурами.

По действующему законодательству управление холдингом, как и любым акционерным обществом, осуществляется через советы ди ректоров, собрания акционеров. Исполнительным органом выступает Правление, которое состоит из директоров акционерных обществ, оно контролирует деятельность холдинга в соответствии с объемом пакета акций, которым оно владеет. Советы директоров дочерних предпри ятий назначаются руководством холдинга и действуют в качестве его доверенных лиц.

Головная компания вырабатывает стратегию, формулирует цели развития, осуществляет координацию связей между субъектами холдинговой системы, обеспечивает единое финансовое руководство в целях оптимального распределения и использования ресурсов и привлечения капитала, подбор и утверждение высшего управленче ского персонала. Дочерние компании оставляют за собой принятие решений по тактическим вопросам по оперативной деятельности на рынке.

Ю.П. Соболева Для рационального управления выделяют три формы контроля за управляемыми хозяйственными единицами.

1. Акционерный контроль (контроль системы управления). Руко водство может принимать или отклонять решения, в том числе по во просам формирования персонального состава органов управления, на значения единоличного исполнительного органа.

2. Производственно-хозяйственный контроль (контроль производ ства, реализации продукции, предпринимательской деятельности).

3. Финансовый контроль. Он заключается в распределении фи нансовых потоков. Сфера данного вида контроля для большинства компаний остается централизированной. Это означает, что формиро вание финансовых потоков и принятие решения об их распределе нии, в том числе по вопросам инвестирования, осуществляется через единый орган.

Сущность механизма управления состоит в грамотном распреде лении дивидендов и инвестиций. Для этого необходимо вывести ком плекс показателей, которые отражают устойчивость холдинга в це лом, а также его дочерних подразделений. С этой целью выбирается перечень показателей по каждой компании, определяющий приорите ты развития для всего комплекса. На основании этих данных руковод ство холдинга занимается распределением инвестиций либо измене нием дивидендов для развития предприятия.

Дивидендная политика в холдинге должна учитывать слабые и силь ные стороны дочерних предприятий, тем самым обеспечивая опти мальное распределение их совокупных ресурсов.

Руководство решает задачу, какой из альтернативных вариантов выбрать:

– реинвестировать или направить чистую прибыль на развитие до черних предприятий;

– заняться инвестиционными проектами, которые не связаны с холдингом;

– увеличивать выплаты учредителям.

Последнее можно объяснить тем, что низкие дивиденды свиде тельствуют о низкой конкурентоспособности холдинга и вызывают негативное воздействие на учредителей. Поэтому необходимо уста навливать оптимальные пропорции распределения чистой прибыли [Воронина 2010].

Рассмотрим на практическом примере взаимодействие хозяйствен ных субъектов в составе российского холдинга — ОАО «Газпром».

Это одна из крупнейших мировых энергетических компаний, зани мающаяся геологоразведкой и добычей природного газа, газового кон денсата, нефти, их транспортировкой, переработкой и реализацией в России и за ее пределами, электроэнергетикой.

ОАО «Газпром» является правопреемником имущественных прав и обязанностей Государственного газового концерна «Газпром», в том числе его прав пользования землей, недрами, природными ресурсами, а также прав и обязанностей по заключенным концерном договорам.

ЭКОНОМИКА 17 февраля 1993 г. Постановлением Правительства РФ во исполне ние Указа Президента РФ от 5 ноября 1992 г. Государственный газовый концерн «Газпром» был преобразован в Российское акционерное об щество (РАО) «Газпром». В 1998 г. РАО «Газпром» было преобразовано в открытое акционерное общество.

В группу «Газпром» как вертикально интегрированную энергети ческую компанию входят головная компания ОАО «Газпром» и более 100 дочерних обществ. Они осуществляют добычу, транспортировку, переработку и реализацию газа, нефти и других углеводородов, под земное хранение газа, производство и сбыт тепло- и электроэнергии, а также иные виды деятельности, включая технический контроль тру бопроводных систем, бурение нефтяных и газовых скважин, поставку оборудования, НИОКР, обработку информации и предоставление бан ковских услуг.

«Газпром» — крупнейшее акционерное общество в России: заре гистрировано несколько сотен тысяч владельцев акций, проживаю щих как в России, так и за рубежом. Крупнейшим акционером «Газ прома» является государство. В середине 2005 г. в результате приобре тения государственной компанией ОАО «Роснефтегаз» 10,74% акций ОАО «Газпром» доля Российской Федерации в акционерном капитале ОАО «Газпром» увеличилась до контрольного пакета (50,002%). Это по зволило усилить государственный контроль над компанией, имеющей стратегическое значение для экономики страны.

Как и любая корпоративная структура, компания постоянно раз вивается. Так, в «Газпроме» происходит совершенствование методов управления, регламентных процедур и системы бюджетирования на уровне головной компании.

Текущими целями ОАО «Газпром» как вертикально интегрирован ной компании являются повышение эффективности работы «Газпро ма» в целом и оптимизация структуры управления основными вида ми деятельности дочерних обществ. В рамках выполнения этой задачи отдельные виды деятельности были сконцентрированы в специализи рованных дочерних обществах со 100%-ной долей участия ОАО «Газ пром».

Для повышения эффективности инвестиционной деятельности об разованы 100%-ные специализированные дочерние компании ООО «Газпром инвест Запад», ООО «Газпром инвест Восток» и ООО «Газ пром инвест Юг».

Преобразования позволяют компании разделить финансовые по токи в добыче, транспортировке, переработке, подземном хранении и сбыте газа, а также жидких углеводородов, значительно повысить про зрачность формирования затрат по направлениям деятельности.

Стратегическая цель ОАО «Газпром» — становление как лиде ра среди глобальных энергетических компаний посредством освое ния новых рынков, диверсификации видов деятельности, обеспе чения надежности поставок [Официальный сайт компании ОАО «Газпром»].

Ю.П. Соболева «Газпром» — крупная вертикально интегрированная компания, крупнейшим акционером которой является государство. Она имеет от носительно короткую историю, но за 20 лет сумела достичь больших финансовых результатов. В мировом рейтинге нефтегазовых компа ний ОАО «Газпром» держит первое место по добыче газа, по добыче нефти входит в двадцатку мировых производителей. Доля «Газпрома»

в мировых запасах газа составляет 17%, в российских — более 60%.

При этом считается самой крупной естественной монополией России [Официальный сайт компании ОАО «Газпром»].

В 2011 г. этот российский холдинг вошел в тройку самых прибыль ных компаний мира по версии журнала Forbes, пропустив вперед толь ко американскую Exxon Mobil и швейцарскую Nestle.

В нашей стране холдинг — явление относительно молодое. Ввиду положительного влияния данных структур на национальную экономи ку в целом очень важно стимулирование их создания и дальнейшего развития.

Изучение экономической ситуации в России позволило выявить ряд проблем, которые препятствуют созданию благоприятных инве стиционных, кредитных и финансовых условий в рамках холдинга.

Среди основных выделим следующие:

– отсутствие достаточного объема свободных финансовых ресур сов, в которых нуждается рынок капиталов;

– ограниченные бюджетные возможности государства в поощре нии создания новых холдингов;

– нежелание банков инвестировать в долгосрочные проекты.

Также важным моментом является совершенствование норма тивно-правовой базы, регулирующей данную сферу отношений.

Изучив основные теоретические аспекты взаимодействия хозяй ствующих субъектов в составе холдинга и проанализировав деятель ность данных структур, можно сделать вывод, что ведение бизнеса в холдинговой компании имеет достаточно преимуществ, которые при водят к высоким финансовым результатам. Холдинги позволяют ре ализовать задачи, не решаемые на уровне отдельного предприятия, оптимизировать связи между предприятиями и систему управления.

Именно поэтому их становление так значимо для развития российской и мировой экономики в целом.

Литература и источники Булатецкий Ю.Е. Хозяйственное (предпринимательское) пра во [Текст]: Учебник / Ю.Е. Булатецкий, Н.А. Машкин. М.: Норма, 2007. — 250 с.

Валов И.Н. Российская находка: конгломерат под вывеской хол динг // ЭКО. 2008. № 12. С. 92–105.

Воронина Л.А. Финансовая модель российских диверсифицирован ных холдингов // Финансы и кредит. 2010. № 28. С. 2–9.

Гражданский кодекс Российской Федерации (часть первая) от ЭКОНОМИКА 30.11.1994 № 51-ФЗ (ред. от 06.12.2011) / П. ст. 105 «Дочернее хозяй ственное общество» // [Электронный ресурс]. Режим доступа: http:// www.consultant.ru Официальный сайт компании LUTEK // [Электронный ресурс]. Ре жим доступа: www.lutek.ru Официальный сайт компании ОАО «Газпром» // [Электронный ре сурс]. Режим доступа: www.gazprom.ru Федеральный Закон Российской Федерации «Об акционерных об ществах» от 26.12.1995 г. № 208-ФЗ (ред. от 30.11.2011 г.) / Ст. 6 «Дочер ние и зависимые общества» // [Электронный ресурс]. Режим доступа:

http://www.consultant.ru Федеральный Закон Российской Федерации «Об обществах с ограниченной ответственностью» от 08.02.1998 № 14-ФЗ (ред. от 06.12.2011 г.) / Ст. 6 «Дочерние и зависимые общества» // [Электрон ный ресурс. Режим доступа: http://www.consultant.ru Шиткина И.С. Холдинги: Правовое регулирование и корпоративное управление: научно-практическое издание // [Электронный ресурс].

Режим доступа: http://www.ex-jure.ru/law/news.php?newsid= Ирина Леонтьевна СУСЛОВА Оптимизация дебиторской задолженности как фактор повышения эффективности производства В статье дается характеристика дебиторской задолженности, определяются основные задачи при разработке политики кредитования покупателей. Автор показывает пути оптимизации дебиторской задолженности для повышения эффективности производства.

Ключевые слова: резервы по сомнительным долгам, оптимизация де биторской задолженности, уровень кредитоспособности, эффектив ная система контроля.

В отличие от производственных запасов и незавершенного произ водства, которые не могут быть резко изменены, дебиторская задол женность представляет собой весьма вариабельный и динамичный элемент оборотных средств, существенно зависящий от принятой в ор ганизации политики в отношении покупателей продукции.

Эффективность производства напрямую зависит от оптимизации дебиторской задолженности, которую можно осуществить за счет:

– формирования принципов кредитной политики по отношению к покупателям продукции;

– анализа возможной суммы финансовых средств, инвестируемых в дебиторскую задолженность по товарному (коммерческому) и потре бительскому кредиту;

– формирования эффективной системы стандартов оценки поку пателей;

– формирования и экспертизы информационной базы проведе ния оценки кредитоспособности покупателей;

– формирования процедуры инкассации дебиторской задолжен ности;

– группировки покупателей продукции по уровню кредитоспособ ности;

– современных форм рефинансирования дебиторской задолжен ности;

– построения в организации эффективных систем контроля за движением и своевременной инкассацией дебиторской задолжен ности.

ЭКОНОМИКА Вырабатывая политику кредитования покупателей своей продук ции, организация должна определиться по следующим ключевым во просам:

– срок предоставления кредита (чаще всего в организации суще ствует несколько типовых договоров, предусматривающих предель ный срок оплаты продукции);

– стандарты кредитоспособности (критерии, по которым постав щик определяет финансовую состоятельность покупателя и вытекаю щие отсюда возможные варианты оплаты);

– система создания резервов по сомнительным долгам (предполага ется, что, как бы ни была отлажена система работы с дебиторами, всег да существует риск неполучения платежа, хотя бы по форс-мажорным обстоятельствам;

поэтому, исходя из принципа осторожности, необхо димо заранее создавать резерв на потери в связи с несостоятельностью покупателя);

– система сбора платежей (сюда входят процедуры взаимодей ствия с покупателями в случае нарушения условий оплаты, сово купность показателей, свидетельствующих о существенности нару шений в оплате, система наказания недобросовестных контрагентов и др.);

– система предоставляемых скидок.

Как бы ни была эффективна система отбора покупателей, в ходе взаимодействия с ними не исключаются всевозможные накладки, по этому организация вынуждена создать некоторую систему контроля за исполнением покупателями платежной дисциплины.

Формирование политики управления дебиторской задолженно стью организации (или ее кредитной политики по отношению к по купателям продукции) осуществляется по следующим основным эта пам:

– анализ дебиторской задолженности организации в предшеству ющем периоде;

– формирование принципов кредитной политики по отношению к покупателям продукции;

– определение возможной суммы оборотного капитала, направ ляемого в дебиторскую задолженность по товарному (коммерческому) кредиту;

– формирование системы кредитных условий;

– формирование стандартов оценки покупателей и дифференциа ции условий предоставления кредита;

– формирование процедуры инкассации дебиторской задолжен ности;

– обеспечение использования в организации современных форм рефинансирования дебиторской задолженности;

– построение эффективных систем контроля за движением и свое временной инкассацией дебиторской задолженности.

Основной задачей этапа анализа дебиторской задолженности в предшествующем периоде является оценка уровня и состава дебитор И.Л. Суслова ской задолженности организации, а также эффективности инвести рованных в нее финансовых средств. Анализ дебиторской задолжен ности по расчетам с покупателями проводится в разрезе товарного (коммерческого) и потребительского кредита.

В процессе формирования принципов кредитной политики по отношению к покупателям продукции решаются два основных воп роса:

– в каких формах осуществлять реализацию продукции в кредит;

– какой тип кредитной политики следует избрать организации.

В процессе выбора типа кредитной политики должны учитываться следующие основные факторы:

– современная коммерческая и финансовая практика осуществле ния торговых операций;

– общее состояние экономики, определяющее финансовые воз можности покупателей, уровень их платежеспособности;

– сложившаяся конъюнктура товарного рынка, состояние спроса на продукцию организации;

– потенциальная способность предприятия наращивать объем производства продукции при расширении возможностей ее реализа ции за счет предоставления кредита;

– правовые условия обеспечения взыскания дебиторской задол женности;

– финансовые возможности предприятия в части отвлечения средств в дебиторскую задолженность;

– финансовый менталитет собственников и менеджеров организа ции, их отношение к уровню допустимого риска в процессе осущест вления хозяйственной деятельности.

Определяя тип кредитной политики, следует иметь в виду, что жесткий (консервативный) ее вариант отрицательно влияет на рост объема операционной деятельности организации и на формирование устойчивых коммерческих связей, в то время как мягкий (агрессив ный) ее вариант может вызвать чрезмерное отвлечение финансовых средств, снизить уровень платежеспособности организации, вызвать впоследствии значительные расходы по взысканию долгов, а в конеч ном итоге снизить рентабельность оборотных активов и используе мого капитала.

При расчете возможной суммы финансовых средств, инвестируе мых в дебиторскую задолженность по товарному (коммерческому) и потребительскому кредиту, необходимо учитывать:

– планируемые объемы реализации продукции в кредит;

– средний период предоставления отсрочки платежа по отдельным формам кредита;

– средний период просрочки платежей, исходя из сложившейся хозяйственной практики (он определяется по результатам анализа де биторской задолженности в предшествующем периоде);

– коэффициент соотношения себестоимости и цены реализуемой в кредит продукции.

ЭКОНОМИКА Расчет необходимой суммы финансовых средств, инвестируемых в дебиторскую задолженность, осуществляется по следующей фор муле:

Идз = Орк Кс:ц (ППКср + ПРср) : 360, где: Идз — необходимая сумма финансовых средств, инвестируемых в дебиторскую задолженность;

Орк — планируемый объем реализации продукции в кредит;

Кс:ц — коэффициент соотношения себестоимо сти и цены продукции, выраженный десятичной дробью;

ППКср — средний период предоставления кредита покупателям, в днях;

ПРср — средний период просрочки платежей по предоставленному кредиту, в днях.

Если финансовые возможности организации не позволяют инве стировать расчетную сумму средств в полном объеме, то при неизмен ности условий кредитования должен быть соответственно скорректи рован планируемый объем реализации продукции в кредит.

При формировании системы кредитных условий необходимо учи тывать следующие элементы:

– срок предоставления кредита (кредитный период);

– размер предоставляемого кредита (кредитный лимит);

– стоимость предоставления кредита (система ценовых скидок при осуществлении немедленных расчетов за приобретенную про дукцию);

– систему штрафных санкций за просрочку исполнения обяза тельств покупателями.

Срок предоставления кредита (кредитный период) характеризует предельный период, на который покупателю предоставляется отсрочка платежа за реализованную продукцию. Увеличение срока предостав ления кредита стимулирует объем реализации продукции (при прочих равных условиях), однако приводит в то же время к увеличению суммы финансовых средств, инвестируемых в дебиторскую задолженность, и увеличению продолжительности финансового и всего операционного цикла организации. Поэтому, устанавливая размер кредитного перио да, необходимо оценивать его влияние на результаты хозяйственной деятельности в комплексе.

Размер предоставляемого кредита (кредитный лимит) характеризу ет максимальный предел суммы задолженности покупателя по предо ставляемому товарному (коммерческому) или потребительскому кре диту. Он устанавливается с учетом типа осуществляемой кредитной политики (уровня приемлемого риска), планируемого объема реализа ции продукции на условиях отсрочки платежей, среднего объема сде лок по реализации готовой продукции (при потребительском креди те — средней стоимости реализуемых в кредит товаров), финансового состояния организации-кредитора и других факторов. Кредитный ли мит дифференцируется по формам предоставляемого кредита и видам реализуемой продукции.

И.Л. Суслова Стоимость предоставления кредита характеризуется системой це новых скидок при осуществлении немедленных расчетов за приоб ретенную продукцию. В сочетании со сроком предоставления креди та такая ценовая скидка характеризует норму процентной ставки за предоставляемый кредит, рассчитываемой для сопоставления в годо вом исчислении. Алгоритм этого расчета характеризуется следующей формулой:

ПСк = ЦСн 360 / СПк, где: ПСк — годовая норма процентной ставки за предоставляемый кредит;

ЦСн — ценовая скидка, предоставляемая покупателю при осу ществлении немедленного расчета за приобретенную продукцию, в %;

СПк — срок предоставления кредита (кредитный период), в днях.

Устанавливая стоимость товарного (коммерческого) или потреби тельского кредита, необходимо иметь в виду, что его размер не должен превышать уровень процентной ставки по краткосрочному финансо вому (банковскому) кредиту. В противном случае он не будет стиму лировать реализацию продукции в кредит, так как покупателю будет выгодней взять краткосрочный кредит в банке (на срок, равный кре дитному периоду, установленному продавцом) и рассчитаться за при обретенную продукцию при ее покупке.

Система штрафных санкций за просрочку исполнения обяза тельств покупателями, формируемая в процессе разработки кредит ных условий, должна предусматривать соответствующие пени, штра фы и неустойки. Размеры этих штрафных санкций должны полностью возмещать все финансовые потери организации-кредитора (потерю дохода, инфляционные потери, возмещение риска снижения уровня платежеспособности и другие).

В основе формирования стандартов оценки покупателей и диффе ренциации условий предоставления кредита лежит кредитоспособ ность покупателей. Кредитоспособность покупателя характеризует систему условий, определяющих его способность привлекать кредит в разных формах и в полном объеме в предусмотренные сроки выпол нять все связанные с ним финансовые обязательства.

Формирование системы стандартов оценки покупателей включает следующие основные элементы:

– определение системы характеристик, оценивающих кредито способность отдельных групп покупателей;

– формирование и экспертизу информационной базы проведения оценки кредитоспособности покупателей;

– выбор методов оценки отдельных характеристик кредитоспо собности покупателей;

– группировку покупателей продукции по уровню кредитоспособ ности;

– дифференциацию кредитных условий в соответствии с уровнем кредитоспособности покупателей.

ЭКОНОМИКА Формирование стандартов оценки покупателей и дифференциация кредитных условий осуществляются раздельно по различным формам кредита — товарному и потребительскому. Определение системы ха рактеристик, оценивающих кредитоспособность отдельных групп по купателей, является начальным этапом построения системы стандар тов их оценки.

По товарному (коммерческому) кредиту такая оценка осуществля ется обычно по следующим критериям:

– объем хозяйственных операций с покупателем и стабильность их осуществления;

– репутация покупателя в деловом мире;

– платежеспособность покупателя;

– результативность хозяйственной деятельности покупателя;

– состояние конъюнктуры товарного рынка, на котором покупа тель осуществляет свою операционную деятельность;

– объем и состав чистых активов, которые могут составлять обе спечение кредита при неплатежеспособности покупателя и возбужде нии дела о его банкротстве.

По потребительскому кредиту оценка проводится учитывая такие факторы, как:

– дееспособность покупателя;

– уровень доходов покупателя и регулярность их формирования;

– наличие личного имущества покупателя, которое может состав лять обеспечение кредита при взыскании суммы долга в судебном по рядке.

Цель формирования и экспертизы информационной базы проведе ния оценки кредитоспособности покупателей — обеспечение ее до стоверности. Информационная база, используемая для этих целей, со стоит:

– из сведений, предоставляемых непосредственно покупателем (их перечень дифференцируется в разрезе форм кредита);

– из данных, формируемых из внутренних источников (если сдел ки с покупателем носят постоянный характер);

– из информации, формируемой из внешних источников (коммер ческого банка, обслуживающего покупателя;

других его партнеров по сделкам и т.п.).

Экспертиза полученной информации осуществляется путем логи ческой ее проверки, в процессе ведения коммерческих переговоров с покупателями, путем непосредственного посещения клиента (по по требительскому кредиту) с целью проверки состояния его имущества и в других формах в соответствии с объемом кредитования.

Выбор методов оценки отдельных характеристик кредитоспособ ности покупателей определяется содержанием оцениваемых харак теристик. В этих целях при оценке отдельных характеристик кре дитоспособности покупателей, рассмотренных ранее, могут быть использованы статистический, нормативный, экспертный, балльный и другие методы.

И.Л. Суслова Группировка покупателей продукции по уровню кредитоспособно сти основывается на результатах ее оценки и предусматривает обыч но выделение следующих категорий:

– покупатели, которым кредит может быть предоставлен в мак симальном объеме, т.е. на уровне установленного кредитного лимита (группа «первоклассных заемщиков»);

– покупатели, которым кредит может быть предоставлен в ограни ченном объеме, определяемом уровнем допустимого риска невозврата долга;

– покупатели, которым кредит не предоставляется (при недопу стимом уровне риска невозврата долга, определяемом типом избран ной кредитной политики).

Дифференциация кредитных условий в соответствии с уровнем кредитоспособности покупателей наряду с размером кредитного ли мита может осуществляться по таким параметрам, как:

– срок предоставления кредита;

– необходимость страхования кредита за счет покупателей;

– формы штрафных санкций и т.п.

При формировании процедуры инкассации дебиторской задолжен ности должны быть предусмотрены сроки и формы предварительного и последующего напоминаний покупателям о дате платежей, возмож ности и условиях пролонгирования долга по предоставленному креди ту, а также напоминания об условиях возбуждения дела о банкротстве несостоятельных дебиторов.

Для совершенствования управления дебиторской задолженностью необходимо использовать в организации современные формы рефи нансирования дебиторской задолженности.

Развитие рыночных отношений и инфраструктуры финансового рынка позволяют использовать в практике финансового менеджмен та ряд новых форм управления дебиторской задолженностью — ее ре финансирование, т.е. ускоренный перевод в другие формы оборотных активов организации: денежные средства и высоколиквидные кратко срочные ценные бумаги.

Основными формами рефинансирования дебиторской задолжен ности, используемыми в настоящее время, являются: факторинг;

учет векселей, выданных покупателями продукции;

форфейтинг.

Построение эффективных систем контроля за движением и свое временной инкассацией дебиторской задолженности организуется в рамках общей системы финансового контроля в организации как са мостоятельный его блок.

Одним из видов таких систем применительно к портфелю деби торской задолженности организации является ABC-система. В группу «А» включаются при этом наиболее крупные и сомнительные виды де биторской задолженности (так называемые проблемные кредиты);

в группу «В» — кредиты средних размеров;

в группу «С» — остальные виды дебиторской задолженности, не оказывающие серьезного влия ния на результаты финансовой деятельности организации.

ЭКОНОМИКА Критерием оптимальности разработанной и осуществляемой кре дитной политики любого типа и по любым формам предоставляемого кредита, а соответственно и среднего размера дебиторской задолжен ности по расчетам с покупателями за реализуемую им продукцию, вы ступает следующее условие:

ДЗо ОПдр ОЗдз + ПСдз, где: ДЗо — оптимальный размер дебиторской задолженности предпри ятия при нормальном его финансовом состоянии;

ОПдр — дополнитель ная операционная прибыль, получаемая предприятием от увеличения продажи продукции в кредит;

ОЗдз — дополнительные операционные затраты организации по обслуживанию дебиторской задолженности;

ПСдз — размер потерь средств, инвестированных в дебиторскую задол женность из-за недобросовестности (неплатежеспособности) покупа телей.

Таким образом, оптимизация дебиторской задолженности на основе внедрения предложенных мероприятий позволит повысить эффективность производства и оказать положительное влияние на финансово-хозяйственную деятельность в целом.

Андрей Валерьевич АГОШКОВ Нужна ли нам наука о культуре?

Автор обращается к ряду проблем российской культуро логии (становление методологии, определение предмета и метода, избыточная ретроориентация и др.), обобщая свои суждения видением ситуации современной отечествен ной культуры. Анализ ряда культурологических концеп ций позволяет наметить ключевые направления развития науки о культуре: изучение социальных и культурных ин ститутов;

актуализация этносоциологической и педагоги ческой концепций.

Ключевые слова: культура, культурология, предмет, метод, ретроориентация, этносоциологическая и педагогическая концепции, социальные и культурные институты.

Ряд дискуссий о предмете и методе культуроло гии, а также ее месте в системе отечественного про фессионального образования, состоявшихся в по следние 2–3 года, в том числе с участием «Вопросов культурологии» [Культурология как дисциплинарная загадка 2010, 2011;

Культурология как наука 2008], стимулировал обмен мнениями на страницах это го журнала. Естественно, большинство его участни ков, как лица, непосредственно заинтересованные в сохранении и развитии данной области знания, вста ли горой на ее защиту. Мнения колебались от полно го отрицания какой-либо проблематизированности ГУМАНИТАРИСТИКА культурологического знания и высказывания убеж денности, что «культура как предмет изучения уже не имеет дисциплинарных загадок» (В.М. Строгец кий), до признания за культурологией значительно го познавательного потенциала, впрочем, отнюдь не реализованного и не имеющего на это шансов в бли жайшем будущем (В.М. Межуев).

Скепсис отдельных авторов, увы, имел вполне ре альные основания. Наступление на культурологию, начавшееся несколько лет назад и связанное с вве дением ФГОС и учебных планов нового поколения1, ГУМАНИТАРИСТИКА в 2010–2011 гг. принесло вполне ощутимые «плоды» (ликвидация ка федр культурологии в ряде классических и технических университе тов;

их «оптимизация», а фактически реструктуризация и слияние с со циологами, политологами, религиоведами и правоведами, сопровожда емые неизменным сокращением ставок и часов, в части педагогиче ских вузов). Это означает, что аргументация сторонников преподава ния культурологии не явилась достаточно убедительной как для Мини стерства образования и науки Российской Федерации, так и для значи тельной части регионального руководства и ректорского корпуса.

В чем же заключается причина методологической неуспешности принятого видения науки о культуре? На этот вопрос отвечают сами культуроведы, в частности С.Б. Синецкий. Изучая ситуацию необосно ванного доминирования «исторического» над «футурологическим» в культурологии и культурологическом образовании, он выдвигает «те зис об избыточной ретроориентации его содержания, не позволяю щей добиваться культурообеспеченности (и, в конечном итоге — куль туросообразности) разного рода практик, формирующих будущее.

Сразу подчеркнем, что употребленное нами словосочетание “избыточ ная ретроориентация” ни в коем случае не означает отказа от много аспектной исторической составляющей в подготовке культурологов.

Мы имеем в виду ровно то, что обращенность в прошлое является здесь главенствующей парадигмой, в рамках которой только и формируется мышление специалистов-культурологов...

Проблема недостаточного соответствия содержания культуроло гического образования постиндустриальным вызовам проявлена в практически полном отсутствии культурологической обеспеченности технологического прогресса, наблюдаемого как минимум последние 25 лет. Причем такая необеспеченность наблюдается как на уровне идейно-философском (концептуальном), так и на уровне оперативно управленческом (прикладном)» [Синецкий 2012, с. 35]. Очевидно, что культурология, включая профильное образование, не имея имманент ного футурологического «гена», фактически лишена возможности ра ционально влиять на культуру завтрашнего дня.

На примере этого утверждения можно проследить взаимосвязь между проблемами науки о культуре и состоянием самого предмета данной науки — культурой. Ее тонко подмечает А.Я. Флиер, который пишет, что культура в наши дни «катастрофически отстает в своей эво люции от научно-технического развития» [Флиер 2008, с. 269;

об этом же пишет другой ученый: Меренков 2001, с. 31]. Очевидно, что ситу ация может быть охарактеризована как социально и психологически болезненный разрыв между культурой как традицией и современно стью как экономической модернизацией и технологическим перевоо ружением. Данное противоречие становится особенно заметным при интерпретации явления культуры как классического и народного опы та освоения духовной и материальной действительности и почти теря ется, если признавать в качестве культуры массовое и современное ис кусство2.

А.В. Агошков Схожей позиции придерживаются и авторы пространного до клада Гильдии исследователей «Модернизация как культурная рево люция», опубликованного на интернет-сайте Полит.ру. Отвечая на вопрос, почему дискуссия о модернизации России и выборе между ее политическим и технологическим аспектами долгое время остав ляет в стороне вопрос о культуре, они пишут: «Постоянно отмечае мое исследователями культурное самоедство берет начало… в по пытке свести культуру к наследию, которое требует подновления и реставрации. Метафизическая культура постоянно имеет дело с тем, что исчезает, и нуждается в повышении энтропии для того, чтобы на ходились объекты сбережения и защиты. Все это сковывает изобре тательские возможности культуры, ее способность индуцировать и координировать процесс обозначения различий. Именно метафизи ческий ангажемент культуры позволяет с легкостью относиться к ней как к системе изящных жестов и форм, “надстройке” или совокупно сти приемов социального декора.

Культура, сведенная к метафизике, сводится к нефункциональным сущностям, которыми при любом удобном случае можно пренебречь.

В такой культуре отсутствует или оттеснено на самый задний план раз витие навыков, умений и привычек. То есть все то, что соотносит куль туру со способом ее существования, обретенным в эпоху Просвеще ния. Одновременно такая культура иконоцентрична — она порождает огромное количество схем, которые не соотносятся ни с чем, кроме самих себя, и препятствует возникновению произведений (объектов), которые увеличивают эргономику отношений людей друг с другом и их общего отношения к миру. Иконоцентризм определяет и то, что местная культурная модель страдает хроническим перепроизводством идей, заведомое обесценивание которых компенсируется тем, что они наделяются статусом идеалов» [Ашкеров, Крылов и др.].

Упомянутый нами обширный документ небезупречен с методоло гической точки зрения. Его создатели недиалектически противопо ставляют сущее и должное, «создателя и потребителя культуры, доно ра и реципиента культурных ценностей», оперируют явно сомнитель ными данными якобы «социологических исследований»3. Рассуждая о проблеме «ретроориентированности» отечественной культуры (равно как и науки, ее изучающей), они зачастую отождествляют предмет рас суждений с собственными представлениями о нем. («Что вижу — то и пою».) Тем не менее сама указанная проблема, касающаяся институци ональных форм бытия нашей культуры, во многом ограниченной рам ками государственных и муниципальных учреждений, указана, на наш взгляд, верно.

Ставя своей целью не только фиксацию негативной в целом ситу ации, но и выработку определенной позитивной суммы накопленной информации (насколько о ней вообще может идти речь), мы хотели бы сформулировать наше видение возможных перспектив развития нау ки о культуре в нашей стране. Для этого нужно определиться с ее пред метом и методом в том их виде, который бы (по возможности) не про ГУМАНИТАРИСТИКА тиворечил модернизационным веяниям времени, то есть, с одной сто роны, не замыкался на консервации представлений об отечественной действительности и охранительстве, а с другой — не диссонировал с накопленным опытом положительных социальных преобразований и обычным здравым смыслом.

По нашему мнению, если исторические и культур-философские исследования, фундаментальные по определению (что вполне от ражает существующую номенклатуру научных специальностей, с ведущей специальностью 24.00.01 «Теория и история культуры») и поэтому наиболее «далеко» находящиеся от повседневной действи тельности, в России достаточно распространены, то дело изучения общественных форм культурной жизни поставлено у нас гораздо хуже. Дело, безусловно, осложняется тем, что сама культура — пред мет чрезвычайно сложный и многогранный, связанный с социаль ной действительностью множеством часто незримых нитей. Так, если связь между обеспеченностью работника предприятия отдель ной квартирой и его работоспособностью более-менее очевидна, то между количеством (и посещаемостью) учреждений культуры и уров нем социального и экономического развития региона или страны — гораздо более сложная4. Анализ публикаций в научной периодике, в частности в журнале «Вопросы культурологии», показывает, что именно практическая сторона современной науки о культуре разра ботана хуже всего. Чрезвычайно мало работ, адаптирующих теорию и историю культуры к решению конкретных задач, например, поиска взаимосвязи между уровнем повседневной культуры населения (или развитием народного художественного творчества), с одной стороны, и социально-экономическим прогрессом страны — с другой. Иными словами, именно социально-культурные институты (образование, религия, искусство), во всей полноте социальных действий и взаимо отношений участников культурной жизни, в России изучены совер шенно недостаточно.

Данное обстоятельство, на наш взгляд, не является следствием действия некоей «злой» исторической или политической воли, скорее оно обусловлено самой спецификой ушедшей эпохи модерна с ее ин дустриализмом, тотальной профессионализацией и разделением тру да, подчас делавшей из нормального, рядового участника культурной жизни нищего духом «субъекта воспитательной деятельности». Из лишняя опека со стороны государства и мелочный контроль входили в противоречие с принципами естественной социализации и форми рования народной идентичности, зачастую противопоставляя инсти туты культурной жизни живой самодеятельности масс: «Последние (культурные институты. — Авт.) не столько объективируют обще ственные отношения и позволяют нам реализоваться в качестве субъ ектов социального действия, сколько экспонированы в обществе как инсталляции в музейном пространстве. При такой роли институтов у людей создается ощущение, что они не инициаторы собственной дея тельности, а отражения или проекции этих институтов. Подобная си А.В. Агошков туация создает условия для добровольного отказа от идентичности».

Будучи «усовершенствована» современным политическим режимом, данная система входит в противоречие не только с представлениями об «идеальной культуре» конца 1980-х гг., но и с советской моделью:

«Подобное видоизменение места социальных институтов обозначает окончательный разрыв с советской попыткой представить культуру как фабричный конвейер массовой социализации и производства на родной “общности”. При формальном сохранении некоторых преж них институтов они работают иначе и на иные цели. Советская куль тура соотносила культурную деятельность с производством и цехом.

Это произошло задолго до того, как в западной социальной теории культурный процесс был понят как производственный процесс. Со ветская культура являлась одним из наиболее заметных примеров синтеза идеи цеховой корпоративности, восходящей к средним ве кам, и понимания культуры как мастерской, в которой создаются че ловеческие умения, идущего от эпохи Просвещения» [Ашкеров, Кры лов и др.].

Проблематизируя, таким образом, систему отечественных социально-культурных институтов, мы (фактически) актуализируем исследования таких форм культурной жизни, как:

– гуманитарные вузы, культурологические кафедры и научные центры;

– творческие союзы и профессиональные объединения, научные группы и школы, сообщества;

– государственные и частные фонды, премии и гранты, некоммер ческие организации, благотворительность;

– издательская, выставочная и (собственно) исследовательская деятельность;

– виртуальные (сетевые) музеи, библиотеки и медиа-арт-центры;

– межкультурные и профессиональные коммуникации;

– творческий труд и его условия;

– «открытое» авторское право, подразумевающее «развитие си стемы добровольной оплаты авторских произведений, размещенных в Интернете (с программой бонусных поощрений за участие)» [Ашке ров, Крылов и др.];

– среда проживания, отечественная бытовая культура, качество и стиль жизни.

Можно привести как минимум два суждения, подтверждающих из ложенную выше «институциональную» точку зрения.

1. Актуальность социальных исследований этнокультурных сооб ществ, этнокультурология. «Этносоциологическая концепция рассма тривает культуру как накопленный человечеством опыт социальной жизнедеятельности, дающий возможность каждому индивиду усвоить этот опыт и участвовать в его приумножении. И если подходить к куль туре с позиций этносоциологической концепции, то для понимания сущности культуры нужна именно культурология как полноценная самостоятельная наука» [Бенин 2012, с. 8]. Этот аспект важен, в част ГУМАНИТАРИСТИКА ности, в связи с продолжающейся, хотя и с меньшим накалом, дискус сией об общероссийской идентичности, критикой концепций «росси янской культуры» и пр.

2. Педагогическая культурология (А.С. Запесоцкий). Очевидно, что в условиях трудного становления культурных институтов гуманитар ное образование является оптимальной формой социально-культурных связей: «Отказ российских властей от исполнения данной функции в 1990-е гг. привел к беспрецедентному кризису педагогики. Это побу дило нас сформировать культуроцентристскую концепцию образова ния» [Запесоцкий 2002], «признанную Президиумом Российской ака демии образования перспективной для России в XXI в. В рамках этой концепции цели и задачи, формирующие педагогическую систему, из влекаются из пластов всего исторического опыта развития культуры методами культурологии» [Запесоцкий 2012, с. 10].

Тем самым еще раз подтверждается известное положение А.Я. Фли ера, что культурологическое образование должно иметь значительный блок, который можно обозначить как проектно-прогностический. Это позволит нам не только актуализировать традиционно «неактуальное»

гуманитарное образование, но и снять проблему недиалектического противопоставления сущего и должного, свойственную некоторым ви дам обществоведческого дискурса.

Примечания Из мнений об итогах II Российского культурологического конгресса:

«Удручающее впечатление осталось от сообщения представителей УМО, выступивших с концепцией отсутствия (!) культурологии в учебных планах.

Представляется весьма странной позиция московских культурологов, их от ношение к основной массе рядовых культурологов, работающих в техниче ских и отраслевых учебных заведениях. Результат: культурология сохранится лишь в педагогических и гуманитарных вузах?» [Некрасов 2009, с. 10–11].

Очевидно, именно поэтому непросто проходит обсуждение нового Феде рального закона «О культуре в Российской Федерации», который всеми при знается более чем либеральным. Указывается, что в нем нечетко прописаны или не полностью указаны механизмы, обеспечивающие право каждой лич ности на творчество. Это представление послужило поводом для ряда кри тических выступлений, авторы которых поставили под сомнение правомер ность нормы, гарантирующей законность практически любого деяния, име ющего признаки «культурного действия». А.В. Карпов на интернет-ресурсе «Татьянин день» полемизирует: «Понятие культурных ценностей в проекте закона не сформулировано... Любое произведение культуры и искусства по падает в разряд культурных ценностей. Культурную ценность, в соответствии с идеологией данного закона, может создать каждый... Никакой функции об щественной полезности или общественной значимости при этом не предпо лагается. Вообще, творчество как категория перемещается полностью в сфе ру приватности. Это личное дело каждого, что творить и как творить. По мыс ли авторов этой концепции, общество не должно вмешиваться в творческий А.В. Агошков процесс. За кадром остается размещение результатов творчества в публич ном пространстве. Почему-то молчаливо считается, что любые самопроявле ния всякой личности имеют право на публичность благодаря уже одному тому факту, что их произвели на свет. Если данный проект состоится как закон, уголовное или административное преследование группы “Война” и ей подоб ных станет невозможным. Государство будет обязано защищать их творче ские акты, в том числе и тогда, когда они будут размещать свои неприличные… перформансы в самых людных местах — в соответствии с их собственными “интересами и способностями”... Если данный закон будет принят, апелляция к нравственности как к общественной категории будет незаконной» [Карпов].

Таким образом, культура как отражение нравственного закона входит в пол нейшее противоречие с современностью как манифестом, агрессивной по пыткой заявить о себе.

Так, по мнению авторов, усилиями российской интеллигенции распро странено «поветрие о том, что “из России нужно уезжать”. Сегодня, по опро сам, его разделяют уже порядка 75% активного населения» [Ашкеров, Кры лов и др]. Оставляя в стороне вопрос о национально-исторической роли на шей так называемой интеллигенции («…нации»), можно утверждать, что при веденные цифры явно являются «округленными».

Вот пример из научной жизни. Оказывается, вовлеченные в культур ную жизнь мужчины гораздо реже страдают от депрессий, чем те, кто не интересуется духовными ценностями, сообщает «The Daily Telegraph». Та кой вывод сделали ученые Норвежского института науки и технологий в ходе проведенного исследования. В исследовании приняли участие около 50 тысяч человек. В качестве примера ученые приводят увлечение музыкой (как игрой на музыкальных инструментах, так и просто прослушиванием записей), которое способствует социализации мужчины, расширению кру гозора, вовлечению в общественную жизнь и в конечном итоге приводит к уменьшению риска появления психических расстройств. Также риск воз никновения депрессий снижает увлечение театром, рисованием и другими видами искусства. Ученые утверждают, что подобные увлечения влияют на настроение людей гораздо больше, чем хороший достаток и квартира. Ана логичной связи между подверженностью депрессиям и культурной жизнью у женщин ученые найти не смогли, однако установили, что культурная обу строенность положительно влияет на настроение как мужчин, так и женщин.

Также исследовалась возможная связь между культурной деятельностью и физическим здоровьем, однако собранных данных оказалось недостаточно для подтверждения ее существования [См.: http://lenta.ru/news/2009/12/17/ artistic/].

Литература и источники Ашкеров А., Крылов К. и др. Модернизация как культурная революция. Доклад Гильдии исследователей // http://polit.ru/ article/2011/03/01/aa010311/ Бенин В.Л. О значении культурологического знания // Вопросы культурологии. 2012. № 1.

ГУМАНИТАРИСТИКА Запесоцкий А.С. Образование: философия, культурология, полити ка. М.: Наука, 2002.

Запесоцкий А.С. Становление культурологии как отрасли научного знания (философско-методологический анализ) // Вопросы культуро логии. 2012. № 2.

Карпов А.В. Закон о конце культуры // http://www.taday.ru/ text/1280818.html Культурология как дисциплинарная загадка. Материалы круглого стола // Вопросы культурологии. 2010. № 11;

2011. № 1–3.

Культурология как наука: за и против. Круглый стол. Москва, 13 февраля 2008 г. СПб.: Изд-во СПбГУП, 2008.

Меренков А.В. Проблемы и перспективы человека в XXI веке // Из вестия Уральского гос. ун-та. 2001. № 19.


Некрасов С.Н. Против «культуркарликов» // Вопросы культуроло гии. 2009. № 5.

Синецкий С.Б. Ретроориентация как проблема современного куль турологического образования // Вопросы культурологии. 2012. № 2.

Флиер А.Я. Некультурные функции культуры: очерки. М., 2008.

Http://lenta.ru/news/2009/12/17/artistic/ Андрей Владимирович ГАЛУХИН Томас Кун: от нормальной науки — к науке экстраординарной В статье представлены результаты критического анализа историко-научного подхода Т.Куна, рассматриваемого в таком аспекте его применения, как ре конструкция условий перехода от практики «нормальной науки», развива ющейся на парадигмально интегрированных основаниях, к практике науки «экстраординарной», которая в ситуациях нарастающего кризиса принятой «парадигмы» подготавливает выход за границы сложившейся научной тра диции, радикально обновляемой в ходе последующей научной революции.

Раскрываются векторы разработки Куном общего представления об основ ных признаках и условиях образования кризисных ситуаций в науке и ти пах реакций научного сообщества на обнаружение проблематичности в прак тике использования «парадигм» для решения актуальных проблем. В пред ставлении Куна «ослабление правил нормальной науки» вследствие умно жения вариантов парадигмы и возрастания неопределенности в условиях ее применения мотивирует поиск новых парадигмальных оснований научной практики. Наметившееся в ситуации кризиса переключение с рассудочно инструментального на критико-рефлективный уровень рацональности опо средуется прагматической интенцией. Тенденции к прагматизму и экстерна лизму особенно проявились в построении модели научных революций: прин цип радикального разрыва научных традиций в революционный период наря ду с утверждением парадигмальной зависимости критериев научной рацио нальности в период нормальной науки маркируют общую линию релятивиза ции рациональных оснований научной деятельности, обозначившуюся в раз витии Куном историцистского подхода.

Ключевые слова: научная рациональность, история науки, нормальная наука, экстраординарная наука, научная революция, методология, па радигма, аномалия, научное открытие, научная традиция, основания науки.

В своей главной работе «Структура научных революций» [Kuhn 1962] и в ряде других работ по философии науки [Kuhn 1977] Томас Кун представил концепцию нелинейного развития научного знания, основанную на идее чередования фаз нормальной науки и науки пе риода революционных трансформаций, представляющих радикальное Окончание. Начало — «КНЗ». 2012. № 1 (10).

ГУМАНИТАРИСТИКА обновление научного знания, научных подходов и традиций. В рамках данной концепции было введено представление о структуре предпо сылок и оснований науки, интегрированных в форме парадигм или «дисциплинарных матриц», детерминирующих практику нормального исследования и преобразуемых в периоды научных революций [Галу хин 2012]. Периоду научных революций, как правило, предшествует ситуация кризиса принятой парадигмы, когда потенциал парадигмаль но интегрированных средств и подходов нормальной науки, задейство ванных в решении головоломок и применяемых для объяснения нарас тающих аномалий, интенсивно сокращается и актуальным становится поиск новой парадигмы.

В ситуации нарастающего кризиса основной парадигмы намеча ется выход за рамки существующей научной традиции и переход от науки нормальной к науке экстраординарной. Преобразование дис циплинарной матрицы осуществляется через создание новых фунда ментальных научных теорий, которые возникают и разрабатываются в рамках новых подходов и стратегий, образовавшихся в ходе поиска путей выхода из кризиса, обеспечивают эффективное решение ново го вида проблем, представляют основания нового парадигмального синтеза. В качестве примеров научных теорий, с возникновением и разработкой которых сопряжены были радикальные изменения пара дигм, Кун выделяет гелиоцентрическую теорию Коперника, волновую теорию света, динамическую теорию теплоты, электромагнитную тео рию Максвелла, теорию относительности Эйнштейна, — выдвижение и развитие данных теорий послужило началом научных революций и ознаменовало основание новой научной традиции. Возникновению новых формаций теоретического знания, выступающих в роли пре тендентов на статус концептуального ядра новой парадигмы, и закре плению соответствующих им исследовательских стратегий предше ствует, как правило, «период резко выраженной профессиональной неуверенности» [Кун 1998, с. 98], которая вполне симптоматична для ситуации кризиса оснований нормальной науки. Кризис проявляется главным образом в «ослаблении правил» и образцов стандартного ре шения головоломок и в уменьшении способности нормальной науки, применяя существующую парадигму, справиться с кругом аномалий, разрушающих сложившуюся традицию научной практики.

Кун отмечает, что нормальная наука, несмотря на всецелую па радигмальную детерминированность исследования, сохраняет свой ства открытого исследовательского предприятия, поскольку, даже при устойчивом состоянии дисциплинарной матрицы и относительно эф фективном применении парадигмы в определенной области для нор мальной научной практики вполне естественной и тривиальной явля ется ситуация возникновения новых проблем, источником которых может быть столкновение с появляющимися аномалиями или контр примерами. В действительности «ни одна парадигма, обеспечивающая базис научного исследования, полностью никогда не разрешает все его проблемы» [Кун 1998, с. 113].

А.В. Галухин С одной стороны, каждая проблема, возникающая в рамках нор мальной науки, обретает статус головоломки, поскольку условия воз можности ее решения определяются исходя из приоритетов разработ ки и применения существующей парадигмы;

с другой стороны, каж дая проблема, принимаемая нормальной наукой за головоломку (ис ключая чисто инструментальные проблемы), может быть рассмотре на как следствие аномалии, за которой распознается не просто рассо гласование теории и факта, снимаемое по правилам решения голово ломок, а как существенный контрпример, который может послужить основанием фальсификации парадигмальной теории, и в этом смысле возникшая проблема может быть «источником кризиса». Но по усло виям функционирования дискурса нормальной науки, практика кото рой детерминирована предписаниями актуальной парадигмы, полное превращение статуса исследовательских проблем, о чем свидетель ствует квалификация аномалии как контрпримера, выступающего в роли фальсификатора, осуществляется, как правило, ретроспективно, то есть после того, как вырабатывается и утверждается новая — аль тернативная, конкурентно превосходящая парадигма, которая обеспе чивает основательное разрешение возникших проблем и определяет своеобразное «переключение гештальта», позволяющее оценивать со стояние научной дисциплины и прогресс в решении проблем с пози ций достижений, обусловленных разработкой и применением именно этой новой парадигмы.

Рассматривая факторы образования очагов кризиса и описывая условия отступления от путей нормальной науки, Кун подводит к де монстрации общего положения, что возрастание трудноразрешимых проблем вследствие столкновения с аномалиями и контрпримерами само по себе является необходимым, но не достаточным условием от каза от принятой парадигмы. В истории науки повторяется вполне ти пичная ситуация, когда, сталкиваясь с «сильными и продолжительны ми аномалиями», ученые «могут с этого момента постепенно терять до верие к прежним теориям и затем задумываться об альтернативах для выхода из кризиса», но «тем не менее они никогда не отказываются легко от парадигмы, которая ввергла их в кризис» [Кун 1998, с. 110].

Для объяснения устойчивой квазидогматической приверженности научного сообщества существующей парадигме, проявляемой даже в ситуации возрастания проблем, с которыми нормальная наука оказы вается не в состоянии справиться, требуется прояснение соотношения догматической и критической установок в практических контекстах научной деятельности. Прежде всего, фактические диспозиции к пере распределению догматических и критических установок в отношении к принятым парадигмам могут быть объяснены, исходя из демонстрации фундаментального значения парадигм для научно-исследовательского предприятия в целом: «как только исходная парадигма, служившая средством рассмотрения природы, найдена, ни одно исследование уже невозможно в отсутствие парадигмы» [Кун 1998, с. 112]. Принцип все общности и необходимости парадигмальной детерминации практики ГУМАНИТАРИСТИКА научного исследования является базисной универсалией эпистемоло гической парадигмы, которая применяется для реконструкции исто рии развития науки и служит основой модельного представления об условиях развития исследовательской деятельности и динамике роста научного знания как в период нормальной науки, когда научная рабо та ведется в пределах сложившейся и парадигмально закрепленной научной традиции, так и в период смены научно-исследовательских традиций, когда осуществляется радикальное преобразование осно ваний науки, — это период трансформации, деконструкции и смены парадигм [Sharrock, Read 2002]. В основание реконструкции перелом ных ситуаций в истории науки полагается принцип необходимой за местимости парадигмальных оснований науки: отказ от какой-либо парадигмы возможен только при условии наличия альтернативного ва рианта парадигмы и действительности оснований для принятия новой теории как основы преобразования всей дисциплинарной матрицы.


В этом контексте постулируется необходимость избавиться от стерео типов наивного фальсификационизма, прежде всего — от «методоло гического стереотипа опровержения теории путем прямого сопостав ления ее с природой» [Кун 1998, с. 110].

В порядке демонстрации эпистемологического принципа, направ ляющего понимание роли догматических и критических установок, как она проявляется в ситуации смены парадигмообразующих теорий, Кун разрабатывает общее представление об условиях и предпосылках отказа от парадигмы и перехода к экстраординарной науке: «Решение отказаться от парадигмы всегда одновременно есть решение принять другую парадигму, а приговор, приводящий к такому решению, вклю чает как сопоставление обеих парадигм с природой, так и сравнение парадигм друг с другом» [Кун 1998, с. 111]. Однако смена парадигм, которая намечается через кризис принятой парадигмы и возникнове ние новых теорий, происходит не в линейной последовательности и осложняется комплексом необходимо сопряженных и сопутствующих обстоятельств, которые вытекают из условий и особенностей парадиг мальной детерминации практики нормальной науки.

Во-первых, для определения праксеологического контекста, в кото ром на первый план выходит такой фактор, как позиция научного со общества и его интеграция через отношение к парадигме, особо зна чимо то обстоятельство, что в нормальной науке и в образовании ре дуцируются рациональные основания приверженности определенной парадигме и актуализируется догматическая установка, — даже в си туации нарастания кризиса возможно инерционное удержание пара дигмы не только как регулятивной основы деятельности, но и как осно вы развитых профессиональных компетенций. «Профессионализация ведет к сильному ограничению поля зрения ученого и к упорному со противлению всяким изменениям в парадигме» [Кун 1998, с. 94]. Ме ханизмы обеспечения преемственности — продолжения научной тра диции, равно как и условия самовоспроизведения научного сообще ства встраиваются в формы образовательной практики. Формирова А.В. Галухин ние практически актуализируемых компетенций исследователя осу ществляется, как правило, на основе усвоения парадигмально установ ленных правил и способов исследовательской деятельности: демон страция способов применения парадигмальной теории предпосылает ся «изучению парадигмы на основе постоянной практики» [Кун 1998, с. 114]. Но уже на этом этапе, когда для освоения парадигмы специаль но изучаются «приложения науки», может обнаружиться недостаточ ность рационально-критического отношения к парадигме, ибо демон стрируемые применения теории могут быть приняты за ее доказатель ство, «за основание, в силу которого ей следует доверять» [Кун 1998, с. 114]. Таким образом, уже в образовательной практике не исключе на возможность подмены рациональных оснований принятия парадиг мы: ведь может оказаться, что «изучающие науку принимают теорию вследствие авторитета учителя или учебника, а не вследствие ее дока зательств».

Во-вторых, изучение природы нормальной науки, определение со става ее целей и проблем и дальнейшая экспликация принципа дея тельности на основе принятой парадигмы позволяют Куну выделить и более основательную причину, в силу которой в нормальной науке обнаруживается присутствие догматического элемента, способного до определенного момента иммунизировать от радикального пересмо тра парадигмы даже тогда, когда ее применение оказывается все более проблематичным: «Нормальная наука может и должна беспрестан но стремиться к приведению теории и факта в полное соответствие, а такая деятельность легко может рассматриваться как проверка или как поиски подтверждения или опровержения. Вместо этого ее целью является решение головоломки, для самого существования которой должна быть допущена обоснованность парадигмы» [Кун 1998, с. 114].

В условиях парадигмально обусловленного научного исследования фундаментальная целерациональная интенция науки на поиск исти ны, служащая телеологически-регулятивым конституентом научного критицизма, связывающего рациональность науки с принципом про веряемости знания, замещается поиском решения проблем, сводимых к типу головоломок, определяемых и представляемых «в терминах кон цептуального и инструментального аппарата, предполагаемого пара дигмой», и связанных, как правило, с разработкой, уточнением и рас ширением области применения парадигмы.

Таким образом, принцип парадигмальной детерминации науч ного исследования, конституирующий природу нормальной науки, имплицирует ограничение потенциала научной рациональности, ко торый раскрывается в критико-рефлективном отношении к основа ниям науки. Парадигма направляет и регулирует нормальное научное исследование и в этом смысле служит основой для рационализации ис следовательской деятельности, но вопрос о рациональных основаниях принятия парадигмы полагается предрешенным и трансцендентным дискурсу нормальной науки, поскольку именно допущение обосно ванности парадигмы служит априорной предпосылкой нормального ГУМАНИТАРИСТИКА научного исследования. А для решения исследовательских проблем, квалифицируемых как головоломки, критическая экспертиза этого допущения не является необходимой и представляется в целом избы точной, пока парадигма эффективно «работает» как основная предпо сылочная структура науки. В практических контекстах нормальной на уки осуществляются дальнейшая разработка, уточнение, закрепление и расширение области применения уже принятой парадигмы.

Следовательно, действительное значение феномена парадигмаль ной детерминации, выступающей конституентом нормальной науки, состоит в том, что в ситуациях нормальной исследовательской прак тики рациональность рефлективная замещается рациональностью инструментальной. Следуя логике рассуждений Куна, такое замеще ние отвечает условиям возможности нормального научного исследова ния: в нормальной науке круг значимых исследовательских проблем и основные подходы к их решению определяются сообразно системе па радигмальных установлений и предписаний, которые в практических ситуациях не требуют критической экспертизы и принимаются на основе исходного допущения обоснованности парадигмы, т.е. являют ся репрезентацией безусловно значимых оснований науки. Так обра зуется квазитрансцендентальная матрица, задающая профиль научной рациональности в установленных рамках научной традиции. Научная традиция воспроизводится до тех пор, пока принятая парадигма слу жит основой порождения проблем и «пока средства, представляемые парадигмой, позволяют успешно решать проблемы» [Кун 1998, с. 109].

И «если оказывается, что достигнуть решения невозможно, то это дис кредитирует только ученого, но не теорию», — архетип восприятия та ких ситуаций выражает приводимая Куном пословица: «Плох тот плот ник, который в своих неудачах винит инструменты» [Кун 1998, с. 114].

Смена парадигм означает не только «изменение взгляда на мир», но и радикальную «смену инструментов». Кун отмечает, что «в науке сме на инструментов — крайняя мера, к которой прибегают лишь в случае действительной необходимости» [Кун 1998, с. 109].

Для преобразования парадигмы необходимо переключение с уров ня рассудочно-инструментальной функциональности на уровень критико-рефлективной рациональности. Такому переключению спо собствует осознание кризиса парадигмы, но само по себе сознание кризиса не вырабатывается непосредственно, а нарастающая пробле матичность использования средств, поставляемых парадигмой, для ре шения задач-головоломок, не имплицирует однозначно отказ от нее, пока головоломка не будет преобразована в контрпример и пока не будет достигнуто признание преимуществ в решении проблем у аль тернативных теоретических и методологических подходов, способных образовать ядро новой парадигмы. В этом контексте Кун развивает и специфицирует положение, что признание необходимости смены парадигм достигается далеко не сразу и осложняется условиями диа гностики кризиса. Очаги кризиса образуются, как правило, при столк новении в ходе нормального применения парадигмы с аномалиями А.В. Галухин и контрпримерами, но в действительности само по себе это столкно вение еще не достаточно для признания ограниченности потенциала парадигмы и возрастания критического отношения к ней до такого предела, за которым следует отказ от всей системы парадигмальных установок и поиск новых оснований.

Кун постулирует, что для науки вполне естественной является ситуация, когда обнаруживаются расхождения между предсказани ями, выводимыми из парадигмальной теории, и опытом, в котором устанавливаются фактические объективно значимые положения, ибо «какие-то расхождения есть всегда», — они свидетельствуют об относительной истинности знания, которая сказывается в плане его адекватности, полноты, обоснованности или подкрепленности.

В истории науки Кун выделяет несколько фактически определивших ся типов реакции на ситуацию обнаружения аномалий, служащих по казателем таких расхождений. История показывает, что с развитием методологических подходов, усовершенствованием теорий и уточ нением их приложений наряду с преобразованием инструментально операциональных систем «даже наиболее неподатливые расхожде ния в конце концов приводятся обычно в соответствие с нормальной практикой научного исследования» [Кун 1998, с. 115]. Поскольку такой сценарий представляется до определенного момента вполне реалистичным, то в силу применяемой стратегии распределения сте пеней актуальности проблем обращение к области аномалии может быть на какой-то период отложено: «очень часто ученые предпочи тают подождать, особенно если есть в других разделах данной обла сти исследования много проблем, доступных для решения» [Кун 1998, с. 115]. Такова прагматическая интенция, в силу исполнения которой сохраняется актуальность принятой парадигмы.

Другой распространенный тип реакции на ситуацию возникно вения проблемных ситуаций вследствие столкновения с аномалиями проявляется в задействовании всех возможных способов иммуниза ции теории за счет ее реконструкции, модификации, интерпретации:

даже если за аномалией распознается контрпример, находящийся в противоречии с предсказаниями, выведенными из парадигмальной теории, то это не является достаточным условием фальсификации по следней. На данное обстоятельство обратил внимание и Лакатос, раз вивая критику «догматического фальсификационизма»: конфликт между теориями и фактуальными предложениями «не обязательно означает “фальсификацию”, но лишь возможную их несогласован ность» [Лакатос 2008]. И дело не только в догматической привержен ности принятой парадигме, но и в стратегическом мышлении, допу скающем, что, несмотря на столкновение с контрпримером, теория в перспективе развития «исследовательской программы» может ока заться эвристически значимой [Лакатос 2008, с. 286–304]. В свое время Нейрат утверждал, что фальсификация и последующая эли минация гипотез могут стать «препятствием прогрессу науки». Кун небезосновательно полагает, что ученые, интегрированные в науч ГУМАНИТАРИСТИКА ное сообщество на основе принятия одной парадигмы и работающие в рамках одной научной традиции, не поддерживают стратегию ра дикального критического фаллибилизма, потому что такая стратегия подрывает преемственность в развитии знания, а главное потому, что круг возможных интерпретаций и границы приложений теории могут быть определены ретроспективно и определяются в практике нормального научного исследования, но не определены априорно и абсолютно. Поэтому при столкновении с контрпримерами ученые «будут изобретать бесчисленные интерпретации и модификации их теорий ad hoc, для того чтобы элиминировать явное противоречие»

[Кун 1998, с. 111].

Кроме того, Кун указывает и на методологические основания, в силу значимости которых парадигмальная теория сохраняет свой ста тус даже при столкновении с эмпирически обнаруживаемыми контр примерами. Критическая экспертиза — предприятие методологически сложное и зависимое от граничных условий. Классическая «линейная»

модель проверки теории, основанная на принципе сопоставления след ствий теории с опытными данными — результатами экспериментов и наблюдений, используется в научной практике как всеобщий методо логический стандарт. Но с учетом парадигмальной детерминации на учного исследования реализация критической экспертизы теории не сводится только к сообразованию экспертных процедур с данным ме тодологическим стандартом.

Во-первых, Кун демонстрирует неосновательность абсолютизации результатов опытной проверки теории в духе «наивного (догматиче ского) фальсификационизма» (как выразился бы И. Лакатос), исходя из чисто методологических соображений.

1. Комплекс проверочных процедур, включая процедуры наблюде ния и эксперимента, особенно значим для реализации стратегии кри тики теории, но сами по себе эти процедуры недостаточны для опро вержения теории без учета ряда факторов, таких как:

– парадигмальная обусловленность способов преобразования дан ных опыта в факты, служащие элементами эмпирического базиса, и, как следствие, теоретическая нагруженность опыта (присутствие кон цептуально основательных «ожиданий» в конструировании устано вок, в проведении и интерпретации процедур). В нормальной науке экспериментальные процедуры и инструментальные установки про ектируются и осуществляются в плане конструктивного применения парадигмы в объеме индуцируемых ею допущений и предписаний, а результаты экспериментально-измерительной практики интерпрети руются на основе парадигмально установленного горизонта значимо сти эмпирически-базисных положений;

– множественность и неоднозначность планов концептуализации и интерпретации результатов опыта: «Философы науки неоднократно показывали, что на одном и том же наборе (эмпирических. — А.Г.) дан ных всегда можно возвести более чем один теоретический конструкт»

[Кун 1998, с. 109] — таков аргумент в пользу положения о недостаточ А.В. Галухин ности одних только эмпирических оснований для выбора между кон курентными подходами и теориями (пример Куна: проект Коперника и система Птолемея [Кун 1998, с. 108]);

– конвенциональность в определении истинностного статуса эмпирически-базисных положений и в установлении предельного зна чения результатов эмпирической проверки (на это обстоятельство ука зывал еще К.Поппер [Поппер 1983, с. 126–140]).

2. Квазитрансцендентальное функционирование категориальных структур, обоснованных в составе парадигмы, и восприятие ее кон цептуальных универсалий в качестве тавтологий также определяют недостаточность одной лишь эмпирической работы и чисто экспери ментальных данных для фальсификации парадигмальной теории. Па радигма задает основополагающий «гештальт» — определяет способ видения исследуемой области, принцип понимания природы явлений и процессов, подлежащих описанию и объяснению в терминах аппа рата парадигмообразующей теории, поскольку через базовые посту латы и определения этой теории вводится фундаментальная теорети ческая схема и разворачиваются концептуально-категориальные фор мы репрезентации объекта исследования. В условиях парадигмальной детерминации проявляется феномен семантической замкнутости ка тегориальных структур, в силу которой утверждения о фактах и эмпи рически данных положениях дел «могут казаться очень похожими на тавтологии, на утверждения о ситуациях, которые невозможно мыс лить иначе» [Кун 1998, с. 111]. Действительно, для использующих тео рию в качестве парадигмы ее универсальные номотетические положе ния не просто задействуются в системе объяснения и предсказания, но функционируют в форме экспликаторов предпосылочного знания, выступая в статусе чисто логических утверждений, т.е. имеют значе ние квазитрансценденталий. Так, например, с утверждением теории в статусе концептуального ядра парадигмы определенный закон этой теории, который на экспериментальном уровне одно время мог иметь даже «случайное и сомнительное подтверждение», может сделаться «составной частью определения» категорий и терминов, используе мых для выделения исследуемых объектов и описания их поведения, и данное определение «ни одна экспериментальная работа сама по себе не может опровергнуть» [Кун 1998, с. 112].

Во-вторых, Кун указывает на привходящие конституенты значения результатов критической экспертизы научных теорий. В действитель ной научной практике значение результатов таких проверок опреде ляется в зависимости от того, как представляется состояние научной дисциплины, оцениваются способность парадигмы справляться с ано малиями и перспективность применения парадигмально закреплен ных подходов. Следовательно, критическая экспертиза научных тео рий не ограничивается всего лишь поиском подтверждения или опро вержения, но задействует потенциал методологической и эпистемо логической рефлексии. В этом плане становятся очевидными импли кации утверждения Куна, что «вынесение приговора, которое приво ГУМАНИТАРИСТИКА дит ученого к отказу от ранее принятой теории, всегда основывается на чем-то большем, нежели сопоставление теории» с природой, данной в формах экспериментально-измерительной деятельности. Результаты опытной проверки принимаются за основание отказа от парадигмаль ной теории лишь при условии развитости конкурентной эпистемиче ской среды, т.е. при наличии альтернативных методологических под ходов и вариантов теоретического описания и объяснения, которые могут обеспечить «эвристический сдвиг» (представлять решение про блем, с которыми не справляется принятая парадигма, или переопреде лять проблемы как таковые) и быть положены в основание новой пара дигмы. Кун в этом вопросе демонстрирует значение указанного выше принципа необходимой заместимости парадигмальных оснований на уки: «достигнув однажды статуса парадигмы, научная теория объявля ется недействительной только в том случает, если альтернативный ва риант пригоден к тому, чтобы занять ее место» [Кун 1998, с. 111–112 ].

Вот почему «ученым не удается (сразу) отбросить парадигмы, ког да они сталкиваются с аномалиями или контрпримерами» [Кун 1998, с. 112]. Образование очагов кризиса и отступление от путей нормаль ной науки намечается, как правило, (1) там, где имеют место интенсив но возрастающие столкновения с новым видом явлений и расхожде ния результатов опыта с предсказаниями, ожиданиями и фундирую щими их допущениями, вытекающими из принятой парадигмы. Пред посылки кризиса образуются (2) тогда, когда при попытках справиться с аномалией и решить проблему вскрывается недостаточность правил, определяемых парадигмой, и сама парадигма требует доработок, кото рые изменяют ее первоначальный вариант таким образом, что эффек тивность применения парадигмы в одной предметно специализиро ванной области не может компенсировать сокращения возможностей применения ее в другой области. При этом возможно такое (3) умно жение вариантов парадигмы, которое ослабляет всеобщий регулятив ный статус парадигмальных установлений и ставит под вопрос реле вантность и продуктивность использования закрепленных образцов деятельности.

Ситуацию кризиса традиции нормальной науки Кун описывает на основе выделения таких факторов, как умножение вариантов парадиг мы при попытке справиться с обнаруживаемыми аномалиями и воз никающими проблемными ситуациями и, как следствие, «ослабление правил», поставляемых парадигмой, для решения проблем, что явля ется признаком усиливающейся неспособности ассимилировать на растающие аномалии и решить проблемы за счет развития стратегий описания и объяснения в рамках принятой парадигмы [Gutting 1980].



Pages:     | 1 |   ...   | 4 | 5 || 7 | 8 |   ...   | 9 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.