авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 |   ...   | 21 | 22 || 24 | 25 |   ...   | 28 |

«С.А. Строев Коммунисты, консерватизм и традиционные ценности Сборник статей Санкт-Петербург Издательство Политехнического ...»

-- [ Страница 23 ] --

Призрак канцлера Палпатина «Призрак бродит по Европе» – эти слова классиков марксизма сегодня вновь как нельзя более актуальны. Правда, есть и существенные отличия. Во первых, бродящий по Европе призрак – это отнюдь не призрак коммунизма, и даже как раз совсем наоборот. А, во-вторых, этот новоявленный призрак по Европе пока только бродит, а вот в США и в России уже почти материализовался.

Для тех, кто не увлекается голливудской фантастикой стоит пояснить, кто такой канцлер Палпатин. В прошлом году знаменитый американский режиссёр Джордж Лукас выпустил, наконец, в свет последний фильм из серии «Звёздные войны». Сюжет фильма вкратце таков: некая демократическая галактическая республика ведёт многолетнюю войну с подрывающими её основы сеператистами. Война, известное дело, требует чрезвычайных мер. Постепенно реальная власть в республике переходит из рук сената в единоличное распоряжение канцлера. Создаются лично преданные ему войска специального назначения. В момент «Х» канцлер, использовав эти войска и свои чрезвычайные полномочия, организует военный переворот и преобразует республику в тиранически управляемую империю. Тут и выясняется, что все эти годы организовывал сепаратистское движение сам канцлер. Глядя на РФ после 1999 и на США после 2001 года, остаётся только удивляться, по чьему же недосмотру фильм Лукаса допустили до выхода в прокат.

Начнём с общеизвеных фактов. Впервые «радикальный исламизм» был сконструирован при активнейшем участии ЦРУ для борьбы с Советским Союзом в Афганистане. Существовавшая в те годы прямая связь между США и Усамой бен Ладеном является общепризнанным фактом, а не отрицается даже руководителями США. Второй раз «радикальный исламизм» проявил себя в Чечне. Результат – сначала в 1999 году приход Путина к власти в России, а затем в 2004 году (на волне устроенной совместными усилиями террористов и путинского режима бойни в Беслане) – установление в России прямой диктатуры фашистского типа. Третий раз «радикальный ислам» показал себя в 11 сентября 2001 года. Последствия общеизвестны: оккупация Афганистана, американские военные базы в Средней Азии, оправдание агрессии против Ирака и его оккупация. А внутри самих США – немыслимое прежде сворачивание гражданских прав и свобод, законодательное учреждение тотальной слежки, прослушивания и записи телефонных разговоров, электронной почты, чрезвычайные полномочия спецслужб и т.д.

Итак, мы видим, что «радикальный исламизм» выполняет две ключевые функции в сценарии: он создаёт предлоги и легитимизирует в массовом сознании с одной стороны вторжения западных держав и установление НМП в странах «мировой периферии» путём прямой оккупации, с другой стороны – редукцию демократии и формирование диктатуры в США, России и Западной Европе. Здесь может быть задан вопрос: так в чьих же интересах тогда действуют террористы – в интересах правительства США или правительства РФ? Но на самом деле и правительство США, и правительство РФ не являются национальными правительствами, а выступают лишь локальными администрациями одной и той же глобалистской системы, поэтому если между ними и возникают противоречия – то это противоречия внутрисистемные, того же порядка, что между двумя ведомствами одного и того же государства.

Угроза терроризма – это тот стимул, с помощью которого местные администрации сгоняют население в стадо, и принуждают к «добровольному» отказу от привычного для Европы и США представления о правах и свободах личности. Некоторые аналитики предупреждают о возможности антидемократического государственного переворота в США.

Но на самом деле угроза на порядки серьёзнее. Речь идет не о банальном государственном перевороте, а о создании принципиально и качественно новой всемирной системы контроля. Элементами этой системы являются электронные машиносчитываемые документы международного образца, содержащие биоидентификаторы;

присвоение каждому человеку уникального персонального номера;

электронные базы данных, содержащие персональные досье на каждого гражданина;

переход на безналичную систему оплаты всех товаров и услуг;

внедрение во все промышленные товары дистанционно считываемых RFID-чипов;

вживляемые в тело чипы имплантанты;

возможность постоянного и непрерывного отслеживания координат через мобильный телефон и использование оного для прослушивания всех разговоров. Вот далеко не полный перечень уже на нынешний момент существующих и действующих элементов грядущего электронного контроля. Осталось только соединить их в единую систему, и...

Система будет в непрерывном режиме отслеживать и записывать в базу данных каждое перемещение человека, каждую его покупку, каждый разговор, любой контакт с другим человеком, не говоря уж о доходах, зарплате, полном послужном списке, политических взглядах и т.д. И такой контроль будет осуществляться не за отдельными гражданами, особо заинтересовавшими спецслужбы, а именно за всеми.

Очевидно, что переход к обществу такого тотального и всепроникающего контроля не может не вызвать массового сопротивления.

Именно поэтому и нужен жупел внешней и внутренней угрозы жизни и безопасности, нужно обоснование для введения чрезвычайных мер. Вот тут то и выступает на сцену «исламский терроризм» – слепой, бессмысленный и беспощадный.

Но у «радикального ислама» есть ещё одна второстепенная функция.

Как мы уже отмечали выше, любое целостное религиозное мировоззрение является для системы плюралистической репрессивности НМП врагом номер один. И здесь роль «радикального ислама» состоит в сущностной подмене собственно Ислама как религии практически чисто политической практикой (причём чисто деструктивной), для которой «ислам» становится лишь внешней шкуркой.

Март Поджигатели В течение последних дней информационные каналы сообщают об эскалации конфликта, вызванного публикацией в ряде европейских газет карикатур на Пророка Мухаммеда. Напомним, что 12 карикатур были впервые опубликованы крупной датской газетой Jyllands-Posten в сентябре 2005 года. Публикация вызвала естественное и понятное возмущение мусульман во всём мире. Однако к 2006 году скандал стал постепенно утихать, и тогда в январе те же карикатуры перепечатала норвежская Magazinet. Конфликт вспыхнул с новой силой. Послы 11 исламских стран направили премьер-министру Дании Андерсу Фогу Расмуссену письмо, в котором указывали на то, что глубоко оскорблены, и требовали от газеты извинений. Однако датский премьер-министр отказался не только наказать, но даже осудить оскорбительную выходку газетчиков, заявив, что редакция газеты имеет полное право на такого рода публикации. Во многих мусульманских странах прошли акции протеста, был объявлен бойкот датских и норвежских товаров. Саудовская Аравия, Ливия и Сирия отозвали из Дании своих послов. Официальное осуждение с требованием наказать виновных высказали Иран, Ирак, Тунис и Катар. 31 января текущего года главный редактор Jyllands-Posten был всё же вынужден принести официальные извинения. Однако сразу же после этого карикатуры были перепечатаны целым рядом европейских газет: французской France Soir, германской Die Welt, итальянскими La Stampa и Il Corriere della Sera и испанскими El Periodico и ABC. Понятно, что это до предела обострило ситуацию. Весь исламский мир возмущён, и в самой Европе мусульмане протестуют против кощунств газетчиков и попустительства правительств.

Таковы факты, которыми пестрят заголовки газет и новостных сайтов интернета. Но есть ряд фактов, которые остались в полутени.

Во-первых, нами уже было отмечено, что спровоцированный в сентябре датской газетой конфликт стал к началу 2006 года затухать. Реакция мусульманского мира была предсказуема с самого начала, а для самых непонятливых уже проявлена в сентябре. Поэтому перепечатку в Magazinet невозможно определить иначе, как целенаправленную провокацию.

Во-вторых, осталось практически незамеченным, что France Soir (о других газетах пока не сообщалась) опубликовала кощунственные карикатуры не только на Мухаммеда, но и на Иисуса Христа. Рисунки были выставлены на первой полосе газеты под лозунгом «Да, мы имеем право делать карикатуры на Бога». Редакция газеты заявила: «Религиозные догмы не должны иметь никакого отношения к современному обществу. Мы имеем право создавать карикатуры на Мухаммеда, Иисуса, Будду и Иегову, а также на все отклонения теизма. Это называется свободой выражения в светской стране». Нетрудно ответить на вопрос, могла ли подобная выходка быть делом рук христиан (хотя бы даже далёких от Православия западноевропейских конфессий). Вполне очевидно, что здесь мы имеем дело с акцией того же порядка, что и скандальная выставка «Осторожно, религия»

в Москве. Казалось бы, естественно было бы ожидать протестов, прежде всего, самих европейских христиан против подобной мерзости. Но почему-то пока слышны только мусульманские протесты.

В-третьих, примечательно, что провокация газетчиков была санкционирована прежде всего правительством Дании. Того самого правительства Дании, которое, как мы помним, весьма покровительственно отнеслось к представителям прикрывающегося Исламом экстремизма, ведущего войну против России.

Попробуем теперь разобраться, что за этими фактами может крыться.

Версию о том, что это стихийное выражение борьбы за свободу слова мы оставляем тем, кто в подобные вещи готов верить. Мы же не сомневаемся в том, что перед нами целенаправленная PR-акция, в которой скоординированно действуют крупные газеты почти всей Европы, причём эта акция поддержана правительствами стран Евросоюза и идет под явным их покровительством. Она направлена на искусственную дестабилизацию политической ситуации в мире и на радикализацию и экстремизацию мирового мусульманства. Перед нами явная провокация «войны цивилизаций».

Кому и зачем это нужно? Кто заинтересован в том, чтобы поставить европейское общество перед лицом двойной угрозы – со стороны внешнего Исламского мира и со стороны внутриевропейской мусульманской общины?

Для того, чтобы ответить на этот вопрос, нужно представить себе процессы, происходящие в Европе. Идёт негласное, не освещаемое в прессе, но стремительное наступление на права и свободы личности. Так же как в США, в Европе идёт планомерное уничтожение реальной демократии. Вводится в действие глобальная общемировая система электронного контроля.

Гражданам спешным порядком выдаются электронные документы и присваиваются идентификационные номера, служащие одновременно кодами персональных электронных баз данных. Всё большее распространение получают позволяющие вести RFID-микрочипы, непрерывное наблюдение за каждой вещью, а, следовательно, и за её носителем. Уже на вполне законном основании ведётся запись и сохранение телефонных разговоров граждан по мобильнику и всей личной переписки по электронной почте. Записывающими видеокамерами покрываются автодороги, учреждения, подъезды. Дело идёт к тому, что все передвижения, все действия, все покупки каждого человека будут регистрироваться и поступать в электронные досье.

Вместе с тем, по всей Европе сворачивается «европейский социализм»

и торжествует неолиберальная волна (отнюдь не случайна в этой связи неомаккартистская резолюция ПАСЕ). Общество стремительно расслаивается на богатых и бедных. По большому счёту в Европе дан старт такой же редукции социума, какая прокатилась в 90-х годах прошлого века железным катком по России. Вероятнее всего, в Европе этот процесс не будет носить столь радикального характера, но его направленность та же самая. Транснациональная олигархия нуждается в эффективных средствах, которые бы заставили европейцев самих «добровольно» отказаться и от гражданских свобод, и от социальных гарантий.

Идеальный выход – это создание управляемого хаоса. Страх перед террористическими атаками и «стихийными» погромами должен заставить европейцев самих броситься в объятья электронному Зверю. Пусть записывают телефонные разговоры, пусть ведут досье, пусть отслеживают каждое перемещение со спутников, пусть, наконец, вживляют подкожные чипы-имплантанты, если это поможет справиться с угрозой терроризма. Не поможет! Потому, что терроризм провоцируют те самые силы, которые с его помощью планируют редуцировать гражданское общество до запуганного послушного стада. Уж нам ли, Русским, на знать, как на волне террактофобии идёт к власти фашизм серых ФСБшных полковников!

Сценарий прост и однообразен, что в России 1999-го, что в США 2001-то, что в Европе самого недалёкого будущего.

Уважаемые европейцы! Ваша свобода действительно в опасности. Но угрожают ей отнюдь не мусульмане, а кучка мерзавцев, которые под лозунгом «свободы печати» провоцируют сейчас террор и войну, чтобы потом в рамках «антитеррористических операций» поставить под контроль каждый ваш шаг.

Уважаемые мусульмане! Мы солидарны с вашим протестом и разделяем ваше справедливое негодование. Помните: христиане не делают «карикатуры на Бога». Те, кто это делают, называются сатанистами. Именно они ввергают мир в «управляемый хаос», чтобы из этого хаоса построить диктатуру. Именно они одной рукой наносят оскорбление вашей вере, а другой провоцируют вас же выступать против Христианства, порой под теми же подленькими лозунгами светской толерантности.

Уважаемые христиане! Карикатуры, опубликованные France Soir – это оскорбление не только мусульманам, но и нам. Где же наши протесты против этого кощунства? Что для нас важнее – Вера или принципы толерантности?

Никто не может служить двум господам: ибо или одного будет ненавидеть, а другого любить;

или одному станет усердствовать, а о другом нерадеть (Матф. 6, 24).

2 февраля Статья опубликована в журнале Строев С. Поджигатели. // Первый и Последний. 2006. № 04 (44).

В сборниках:

Строев С.А. Вызовы нового века. Сборник статей. СПб.: Издательство Политехнического Университета, 2006. 90 с. С. 59-60.

Строев С.А. Православие в современном мире. Взгляд коммуниста.

СПб.: Издательство Политехнического Университета, 2010 г., 60 с. С. 45-46.

А также на сайтах:

«Русский социализм – Революционная линия»

и http://russoc.kprf.org/Doctrina/Warmongers.htm http://russoc.info/Doctrina/Warmongers.htm Сайт Пермского краевого отделения КПРФ http://kprf.perm.ru/ Интернет против телеэкрана http://www.contrtv.ru/common/1579/ (под названием «Управляемый хаос в Европе») «Русская линия» http://rusk.ru/st.php?idar= «Русская народная линия»

http://ruskline.ru/monitoring_smi/2006/02/06/upravlyaemyj_haos_v_evrope/ Сайт К.Ю. Гордеева «За крест честной и золотую свободу»

и http://www.kongord.ru/Index/A_tma_06/incendiaries.html http://www.kongord.ru/Index/Screst/sk126-25.htm «Русский набат» http://www.rusnabat.com/site/pub/Warmongers.htm «Имхонет»

http://imho.net.ua/2006/02/15/upravlyaemyy_haos_v_evrope.html Христианско-мусульманский диалог и третий-лишний Отправной точкой для настоящей статьи являются два события.

Первое – подписание 15 августа 2007 года рядом представителей мусульманской общественности в России (включая главу Духовного управления мусульман азиатской части России Нафигуллу Аширова) документа под названием «Клерикализм – угроза национальной безопасности России». А также предшествующее ему выступление того же Нафигуллы Аширова (совместно с Гейдаром Джемалем) в эфире радиостанции «Эхо Москвы» против христианской символики, содержащейся в российском гербе, и против использования православных символов в армии и государственных учреждениях (хороший ответ на это выступление – статья Наталии Нарочницкой «Письмо мусульманскому другу»). Будем всё это вместе считать за одно событие, хотя и в несколько этапов.

Второе – перепечатка 13 февраля 2008 года пятью датскими газетами карикатур на пророка Мухаммеда и последовавшие за этим мусульманские акции протеста. Напомним, что речь идёт о тех самых карикатурах, которые уже вызвали массовые протесты и международный конфликт в конце 2005 – начале 2006 года.

Эти два события, не связанные друг с другом непосредственными причинно-следственными связями, отражают с противоположных сторон одну и ту же проблему: проблему отношений между христианской и мусульманской цивилизациями в современном мире. Подчеркнём: речь не идёт об отношении только между практикующими верующими двух религий.

Речь идёт об отношении между гораздо более многочисленными группами людей, для которых Христианство и Ислам значимы по меньшей мере с точки зрения их национальной, культурной и цивилизационной самоидентификации.

Что примечательно в обоих случаях? Прежде всего то, что в обоих случаях помимо христиан (в широком смысле слова, т.е. представителей христианского мира, христианской цивилизации) и мусульман (также в широком смысле слова) в обоих конфликтах присутствует некто третий. И именно этот третий выступает в двойном амплуа инициатора конфликтной ситуации и третейского судьи между конфликтующими сторонами.

Посмотрим, как развиваются события в случае с «Заявлением мусульманской общественности России». Сначала появляется «письмо десяти академиков», призывающее к борьбе с неким «клерикализмом».

Письмо, особенно учитывая титулы его подписантов, неправдоподобно безграмотное (см. статью «Академическое» мракобесие как оно есть).

Однако сейчас нас интересует не уровень аргументации, а ценностная сущность. Что защищают академики? Академики защищают не просто светский характер школы и государства, а «монополию материалистического видения мира». Именно и буквально так и пишут!

«Так на что же нам предлагают менять "монополию материалистического видения мира"?», «Что же в школе изучать - эти факты или "библейское учение" о сотворении мира за семь дней?», «Никакой альтернативы этим знаниям не существует». Никакой альернативы не существует. Релииозная культура (напомним, речь идёт о преподавании курса Основ православной культуры, а не Закона Божьего) не может и не должна с точки зрения подписантов допускаться в светскую школу. Светскость, таким образом, понимается как синоним монополии атеизма и материализма в школе и государстве в целом. Религии отводится место сугубо частного дела, которое никак не должно проявляться в общественно значимом и вообще публичном формате.

Соответствует ли такое требование мировоззрению Ислама или стратегическим интересам исламской цивилизации? Ответ очевиден.

Исламская модель государственности – это теократия, это государство, в котором все сферы от права и юристпруденции до системы образования соотнесены с нормами Ислама как религии. В этом плане Ислам не менее, и даже существенно более «клерикален», чем Православие. Польстившись на весьма дешёвый соблазн воспользоваться «антиклерикалами» для ослабления позиций Православия как господствующей в России религии Нафигулла Аширов и единомысленные с ним мусульманские деятели продают, если пользоваться библейской метафорой, первородство за чечевичную похлёбку.

В самом деле, попользовавшись «правозащитниками» в достижении сугубо тактических задач, в стратегическом плане они пожертвовали принципами и нормами своей религии. На уровне общих принципов они укрепили концепцию отделения религии от публичной общественной жизни.

Несложно догадаться, что эта концепця, сегодня ударившая по православным, завтра с тем же успехом ударит по самим мусульманам. Мир сегодня глобализован и любой достаточно мощный политический трэнд легко и быстро переходит государственные границы. Поддерживая «деклерикализацию» России, Аширов и его коллеги по цеху закладывают прецедент для «деклерикализации» стран Исламского мира и всевозможной «борьбы за права человека», ограниченные там шариатом и мусульманской культурной традицией.

И в самом деле, активно поддержав идеалы «светского государства» в России, единомысленные с Ашировым мусульманские лидеры совершенно теряют не только моральное право, но и существенные аргументы в случае, к примеру, того же «карикатурного скандала».

Ведь в чём суть конфликта в Дании, а, вслед за неё, во всей Западной Европе. Газетчики заявляют о своём праве публиковать карикатуры, не считаясь с религиозными нормами. Если религия последовательно отделена от государства, то и религиозные законы не могут иметь никакого отношения к юридическим нормам, то есть к законам государственным. В рамках этой концепции раз религия в светском обществе есть дело сугубо частное, то и любые религиозные правила и запреты касаются тех и только тех граждан, которые сами добровольно хотят их в своей частной жизни соблюдать.

Соответственно никакие правила и ограничения, вытекающее из религиозных норм, не могут и не должны навязываться тем, кто соблюдать их не хочет. Не нравится – не смотри. Не можешь не смотреть – потерпи. Но то и толерантность. Твои религиозные чувства – твоя проблема, общественного значения в светском государстве они не имеют.

Совершенно очевидно, что эта кувалда светско-толерастического глумливого святотатства свободно бьёт в любую сторону. Карикатуры на пророка Мухаммеда в Дании и кощунства выставки «Осторожно, религия!» в России – явления совершенно одного порядка. Стоит отметить, что в Европе ещё во время первого скандала (в январе 2006 года) одной из первых перепечатала на своих страницах карикатуры консервативная лютеранская газета Magazinet. Позиция стоящих за ней протестантских консервоторов Скандинавии совершенно аналогична позиции Аширова в России. Сводится она к лозунгу «отстоять свободу слова» и аргументам в духе, мол, раз мы подчиняемся законам секулярного общества и вынуждены постоянно сносить оскорбления своих религиозных чувств, то и вы должны подчиняться тем же правилам.

Поразительно, до какой степени абсурда доходят на первый взгляд вроде бы вполне вменяемые люди! Итак, имеются нормы секулярного «светского» (в весьма специфическом понимании этого слова) общества. Эти нормы предполагают предельную свободу оскорбления религиозных принципов и символов (как христианских, так, в равной мере, и мусульманских). И, напротив, предельно ограничивают любую возможность верующих защищать достоинство своей веры, соблюдать свои религиозные нормы и вообще о своей вере публично свидетельствовать. Казалось бы логичным всем верующим (по крайней мере, традиционных конфессий) выступить единым фронтом против навязываемых им норм, противоречащих как их религиозным нравственным принципам, так их коллективным интересам. Вместо этого мы видим, что часть религиозных деятелей активно укрепляет и поддерживает господство этих самых антирелигиозных норм и принципов: «раз сами от них терпим, то и других будем к тому принуждать».

Абсурд? Этот явный абсурд в случае карикатурного скандала в Европе пытались объяснить тем, что на самом деле мировоззрение номинальных «христианских консерваторов» – это и есть тот самый пресловутый секуляризм, и в лице Ислама они противостоят не столько Исламу как таковому, сколько любой подлинной и глубокой религиозности. Но, посмотрев в ашировское зеркало, мы приходим к выводу, что такое объяснение не годится.

На самом деле идеология либерального секуляризма с её культом прав личности, светского государства, толерантности, политкорректности, мультукультурализма и прочих идей в том же роде, в равной мере чужда как христианскому, так и исламскому теократизму. Между Христианством и Исламом гораздо меньше различий и противоречий, чем у каждой из этих религиозных доктрин с доктриной секуляризма. Но суть обманки в том, что секулярное общество позиционирует себя в качестве буффера между религиями, в качестве некоего универсального протокола, позволяющего регулировать возникающие межрелигиозные противоречия.

Согласившись признать секуляризм в этом качестве, как христиане, так и мусульмане совершают катастрофическую и роковую ошибку. Почему?

Потому, что хотя противоречия между Христианством и Исламом реальны, но не антагонистичны. То есть Ислам может существовать в мире восторжествовавшего Христианства, равно как и Христианство может существовать в мире восторжествовавшего Ислама. Но в мире восторжествовавшего либерального секуляризма никакая традиционная религия устойчиво существовать не можт, она обречена на постепенное размывание, разложение, обмирщение и, в конечном счёте, полное и бесповоротное растворение в безрелигиозном секулярном мире. В этом плане, кстати, советский атеизм качественно отличался от либеральной секулярности. Несмотря на крайнюю агрессивность и насильственность по отношению к религиям в первые годы своего существования, он сам выступал в роли самостоятельной религии и не навязывал себя в качестве универсального протокола взаимодействия между религиозными сообществами.

Чего же достигает либеральный секуляризм, навязав себя в качестве универсального протокола общения между различными религиозными культурами? Во-первых, он навязывает парадигму заведомой враждебности между верующими различных конфессий – в данном случае между христианами и мусульманами. Он навязывает идею, что сами по себе верующие вне протокола секулярного светского общества никак не смогут мирно ужиться, что общественно проявляемая религиозность a priori конфликтогенна. Поэтому единственный путь мирного сосуществования – это снижение уровня религиозных проявлений в обществе, вытеснение религии из сферы общественной жизни в сферу сугубо интимных верований.

Короче говоря, поступательное снижение общего уровня религиозности.

Поэтому, согласившись на такое посредничество, верующие, тем самым, соглашаются на не одномоментный, но постепенный, последовательный отказ от своей религии. При этом христианам и мусульманам секуляризаторы милостиво предоставляют право взаимно друг друга ослаблять и бдительно следить, чтобы «враждебная» сторона религиозно разоружалась и предавала свою Традицию не менее активно.

Соответственно, положительным аргументом в споре с «противником»

становится доказывание (как словом, так и делом) своей готовности к разоружению перед секуляризмом и своего соответствия нормам антирелигиозного «светского общества». То есть, в рамках предложенного секуляристами протокола межрелигиозного сосуществования конечным стандартом и конечной мерой ценности становятся ценности антирелигиозные и в равной мере неприемлемые с точки зрения обеих (в данном случае) сторон. Обратим на это пристальное внимание: в рамках «компромисса» посредник подводит стороны не к середине между их позициями, а к точке, бесконечно удалённой от их позиций, которые изначально не столь уж и расходились. Вот что такое манипуляция.

А «гуманисты»-секуляристы будут при этом сидеть сверху, стравливать, науськивать, безнаказанно оскорблять святыни, глумиться, и при этом выступать во всех ими же раздуваемых между верующими разных религий конфликтах судьями и арбитрами.

Как это работает? Так ведь вот поддержали же Аширов и его товарищи требования десяти академиков, то есть требования монополии материализма в школьном преподавании! Невероятно, но факт. Выступают же на Западе христианские консерваторы с лозунгом «отстоять свободу слова». Как будто бы «свобода слова» (выражающаяся в свободе оскорблять чужие святыни) имеет хоть какое-то отношение к христианской свободе и к существенным для христианской совести правам! Но ведь более того. На фоне скандала по поводу карикатур на Мухаммеда прошло как-то незамеченным, что вместе с ними публиковались и карикатуры Иисуса Христа. И, ведь что характерно, консервативная лютеранская газета в публикации карикатур на Христа проблемы не видит, а в противодействии публикации карикатур на Мухаммеда видит! И по существу отстаивает право публиковать карикатуры и на Христа тоже! И это не либерально атеистическая газета, а консервативно-лютеранская! Если дело пойдёт такими темпами, то скоро христианские и мусульманские консерваторы будут обвинять друг друга в религиозной дискриминации сексуальных меньшинств и гордиться выдвижением их представителей в руководство своих конфессий.

Есть ли альтернатива этому «соцсоревнованию» религиозных культур по темпам самоликвидации и предательства своих канонов и святынь?

Разумеется, есть. И для начала необходимо лишить секуляризаторов роли обязательного посредника, арбитра и «беспристрастного судьи». Нужно отказаться от навязанного протокола толеранности и политкорректноси в диалоге. Да и что такое, в сущности, толерантность? Это терпимость. Что человек терпит? То, что ему неприятно. Например, когда оскорбляют и глумятся над его святынями. Человек с чувством достоинства даёт за такое в морду, толерантный – терпит. Это возводится в достоинство. Мир толерантности – это мир полного отчуждения, отстранённого игнорирования друг друга, постоянно подавляемого раздражения всех по отношению ко всем. Это мир замкнутых меньшинств, изо всех сил старающихся толерантно не замечать и игнорировать все другие меньшинства. Мир толерантности – это антитеза традиционной социальности, антитеза межчеловеческой открытости и диалогу. Толерантность – это стереотип, согласно которому человек человека должен терпеть. Сжав зубы.

Отказ от протокола толерантности – это поворот лицом друг к другу, поворот от сосуществования по принципу игнорирования к заинтересованному диалогу, открыто выявляющему как совпадения позиций, так и существенность различий. Это отказ от парадигмы нивелирования различий и унификации по единому стандарту в пользу культурного и духовного многообразия человечества. В начале и основании этого пути – взаимное признание доминирования Христианства в христианских странах и Ислама в мусульманских. Доминирования – в смысле статуса культурообразующей традиции, на основании норм которой должно строиться общество. В этом случае мы признаём религию отнюдь не частным делом, а общественно значимой ценностью, одной из формирующих основ той или иной цивилизации. С другой стороны, мы признаём свободу вероисповедания для религиозного меньшинства (христианского в мусульманских странах и наоборот). Однако, утверждая эту свободу, мы должны отдавать себе отчёт, в том, что меньшинство не может быть равноправно большинству. Меньшинство должно уметь приспосабливаться к тому укладу жизни и тем юридическим нормам, которые задаёт большинство на основании своей веры, а не пытаться переделать общество под свою мерку.

Любопытно, что российская Умма, активно поддержав идею ОПК, могла бы, опираясь на созданый прецедент, добиться в мусульманских регионах России введения факультативного преподавания основ исламской культуры. Наиболее разумные и дальновидные мусульмане, в отличие от Аширова, выступали именно с этих позиций (см. статью Рахима Сафиуллина). Равно как и большинство христианских церквей в отличие от редакции Magazinet осудили публикацию карикатур и в той или иной мере заявили о солидарности с протестом мусульман. Достаточно нагляден и позитивный пример реакции мусульманской общественности в деле Надьи Эвейда, которую авиакомпания British Airways уволила за ношение нательного креста, что, якобы, оскорбительно для верующих других конфессий. Напомним, что мусульмане выразили по этому поводу своё недоумение и разъяснили, что ношение христианами христианской символики их религиозных чувств никоим образом не оскорбляет.

Разумеется, сосуществование людей с разными религиозными взглядами может сопровождаться конфликтами на религиозной почве. Но с этими конфликтами мы как-нибудь справимся сами. Без посредников, которые лучшим средством от головной боли ещё со времён масонской революции во Франции полагают гильотину.

Март 2008.

Статья опубликована в сборнике:

Строев С.А. Православие в современном мире. Взгляд коммуниста.

СПб.: Издательство Политехнического Университета, 2010 г., 60 с. С. 47-51.

А также на сайте:

«Русский социализм – Революционная линия»

и http://russoc.kprf.org/Doctrina/Religia6.htm http://russoc.info/Doctrina/Religia6.htm Электронное порабощение и формат антиглобализма Последнее десятилетие ознаменовалось интенсивным внедрением системы электронной идентификации личности. Эта система включает ряд элементов, а именно:

1. Присвоение каждому человеку личного номера или кода, который в отличие от номера паспорта или любого иного документа является пожизненным и присваивается не документу, а самому человеку.

2. Внедрение в документы электронно-считываемых элементов (микрочипов), содержащих информацию, недоступную для владельца документа. В перспективе – полная замена классических документов на магнитные или иные электронно-считываемые карточки.

3. Введение в удостоверяющие личность документы биоидентификаторов (цифровые фотографии, отпечатки пальцев, изображение сетчатки глаза и др.).

4. Формирование электронных баз данных, содержащих досье на каждого человека.

Перечисленные элементы системы тесно взаимосвязаны и взаимообусловлены. Личный код является одновременно именем персонального файла в электронной базе данных. Электронный чип в паспорте, по-видимому, не столько сам кодирует персональную информацию, сколько служит ключом доступа к этой же базе данных.

Биоидентификаторы идентифицируют человека с его электронным документом и личным номером в соответствии с уникальностью и пожизненностью его номера.

Наиболее заметными вехами внедрения этой системы стали:

1. Введение т.н. «индивидуальных номеров налогоплательщика»

(ИНН), присваиваемых пожизненно и состоящих из 12 цифр.

2. Новый образец российского паспорта, содержащий графу «личный код» и магнитосчитываемую полосу под фотографией.

3. Активное внедрение электронных карт. Практика безналичного перевода зарплат и пенсий на банковский счёт с необходимостью получать деньги через банкомат по карточке. Индивидуальные смарт-карты в метро и т.д.

4. Первая попытка перехода к электронным документам в виде «карточки москвича».

5. Подготовка введения электронной Системы персонального учёта населения (СПУН). 25 ноября 2005 года пакет соответствующих законов прошёл первое чтение в Государственной Думе.

6. Подготовка нового образца загранпаспортов, а затем и внутренних российских паспортов, содержащих биоидентификаторы.

Внедрение системы электронной идентификации вызвало в первую очередь протест консервативно-православной общественности.

Православные консерваторы выдвинули два основных аргумента.

Во-первых, в 12-цифровом коде ИНН, который является прообразом всех других индивидуальных номеров, без труда опознаётся стандартный штрих-код. Известно, что любой штрих-код помимо 12 штриховых знаков, собственно кодирующих информацию, содержит три штриховых знака в начале, середине и конце, служащих якобы для масштабирования и имеющих цифровые значения шестёрок. Соответственно любой штрих-код автоматически «дополняет» закодированную в нем цифровую информацию тремя шестёрками.

Унификация электронных документов с очевидностью ведёт к совмещению всех документов (паспорт, кредитная карта, страховка, медицинская карта, водительские права и т.д.) в единой магнитной карточке, содержащей индивидуальный номер. Таким образом, ситуация точным образом совпадает с пророчеством Апокалипсиса: «и что никому нельзя будет ни покупать, ни продавать, кроме того, кто имеет это начертание, или имя зверя, или число имени его. Здесь мудрость. Кто имеет ум, тот сочти число зверя, ибо это число человеческое;

число его шестьсот шестьдесят шесть» (13:16-18). Однако и сейчас уже отказ от ИНН приводит к проблемам именно в связи с операциями купли-продажи.

Второй аргумент, выдвинутый православными, состоит в том, что пожизненный номер подменяет собой христианское имя и, тем самым, приравнивает человека к вещи. В этой связи стоит вспомнить, что практика присвоения личных номеров была реализована ранее в нацистских лагерях и на Нюрбергском процессе была признана преступлением против человечества.

Относясь с глубоким и искренним уважением к Христианству и Православной Церкви, мы не сомневаемся в обоснованности и адекватности постановки данной проблемы в религиозных, духовных и эсхатологических координатах. Однако достоин всяческого удивления и изумления тот факт, что она поднимается почти только православными и почти исключительно с религиозной точки зрения. Хотя подавляющее большинство граждан России считает себя православными, но лишь несколько процентов являются воцерковлёнными верующими, и даже из их числа не все однозначно отрицают электронную идентификационную систему. Так что же, неужели вопрос о внедрении этой системы имеет значение только для данной количественно незначительной категории граждан России? Ни в коей мере не отрицая религиозное измерение проблемы, рассмотрим её и с других сторон.

Имеет ли она значение для людей, религиозно индифферентных?

Электронная идентификация и права человека Формальная буржуазно-либеральная идеология современной РФ декларирует приоритет прав личности над государственными, национальными и любыми иными общественными интересами. Как же выглядит система электронной идентификации с точки зрения прав человека?

Электронные досье в сочетании с электронно-считываемыми документами позволяет фиксировать, собирать и обобщать практически всю информацию о человеке. Электронный паспорт позволяет фиксировать все перемещения по стране и за её пределами. Электронная кредитная карточка даёт возможность фиксировать информацию о доходах и расходах, а также об объёмах личных накоплений. Но ещё большие перспективы для тотального контроля открывает постепенный переход к оплате товаров и услуг в магазинах по магнитной карточке. Здесь уже может фиксироваться буквально всё: какие книги вы читаете, какие фильмы покупаете, какие вещи носите, чем питаетесь, когда и в каких магазинах, кассах, ресторанах, кафе бывали – одним словом, каждая покупка, её место и точное время. Добавим к этому электронную медицинскую карточку (все ваши болезни, все обращения к врачу), электронные водительские права (каждая ваша встреча с инспектором ГАИ) и, наконец, именной проездной билет (каждое использование общественного транспорта с точным указанием времени и места). Итого: практически каждый ваш шаг зафиксирован в электронной базе данных, и все эти сведения в любой момент могут быть обобщены и проанализированы. Вся частная жизнь, каждое перемещение, каждая покупка – всё записано.

Разумеется, система войдёт в действие не одномоментно. В первое время она едва ли будет фиксировать каждый проход через турникет метро.

На начальном этапе будет собираться и фиксироваться лишь наиболее важная информация: об уровне доходов, о политических взглядах, участии в тех или иных политических, профсоюзных и т.п. выступлениях, о состоянии здоровья и т.д. Уже и этой информации вполне достаточно, если к примеру она окажется в руках работодателя, чтобы человек, не вполне лояльный с точки зрения Системы, получил «волчий билет» (на Западе такой механизм уже запущен). Но со временем система без сомнения дойдёт и до фиксации каждого прохода в метро в буквальном смысле. Уже сейчас в московском метрополитене пропускной автомат фиксирует на карточке точное время и место прохода. Стоит перейти на именные смарт-карты – и эта информация станет доступна для пересылки в базу данных.

Сейчас мы даже не рассматриваем вопрос о том, что электронный документ может служить «маячком» для системы постоянного слежения. Не рассматриваем и вопрос о вживлении микрочипа-идентификатора в тело.

Пока мы рассматриваем лишь обычные возможности уже внедряемой системы СПУН в сочетании с переходом на именные проездные документы (смарт-карты) и безналичный расчёт в магазинах. И оказывается, что даже такая ближайшая перспектива означает тотальную контролируемость и полное исчезновение всякой приватности.

Стоит ли говорить о том, что система позволит мгновенно блокировать личный банковский счёт – и неблагонадёжный с точки зрения администраторов электронной сети человек тотчас потеряет возможность пользоваться всеми магазинами, транспортом, телефоном и т.д. Натуральный концлагерь!

Примечательно, что внедряемая система грубейшим образом нарушает права человека, гарантированные статьями 21, 23, 24, 28, 55 Конституции РФ, на свободу, неприкосновенность личности и частной жизни, личную и семейную тайну и т.д.

Но где же вся наша либеральная общественность начиная от партий СПС и «Яблоко» и заканчивая бесчисленной ратью «правозащитников»?

Если бы вся эта публика действительно исповедовала провозглашаемые ей либеральные лозунги, то нет сомнения, что борьба с внедрением электронной идентификации стала бы абсолютным приоритетом их деятельности. Ибо для прав человека эта система представляет стократ большую угрозу, нежели легендарно-исторический «советский тоталитаризм» или вовсе мифический «русский фашизм».

Господа профессиональные «борцы за права человека» в упор не желают видеть реального наступления на права личности. И это немудрено:

ведь цветастыми фразами о «правах» они лишь прикрывают отработку щедрых западных грантов, выделяемых им отнюдь не на защиту «прав личности» (кого там на западе наши права волнуют?), а на подрыв национальной государственности, худо-бедно сдерживающей пока наступление Нового Мирового Порядка. Парадокс в том, что бутафорские «антифашисты» и «борцы с тоталитаризмом» на самом деле мостят дорогу режиму, гораздо более чудовищному и бесчеловечному, чем все прежние формы тоталитарных диктатур.

Обращаться к этой категории «профессионалов» – дело пустое и неблагодарное. Однако вполне разумно обратиться к тем простым гражданам, для которых права личности и либерализм являются не частью политического бизнеса, а настоящими личными убеждениями. Разумеется у нас (коммунистов и национал-патриотов) и у них (буржуазных демократов и либералов) принципиально разные и несовместимые цели и ценности.

Однако на данном этапе тактический союз вполне естественен. В самом деле, для тех, кто хочет реально защитить свои права, свободы и приватность частной жизни в настоящей момент гораздо логичнее блокироваться со всеми противниками реально наступающего электронного концлагеря в рамках широкого антиглобалистского фронта, нежели бороться с призраками давно почивших тоталитаризмов первой половины прошлого века. Хотелось бы надеяться на способность рядовых либералов и демократов (не участвующих в «освоении» грантов) к хвалёному политическому прагматизму и политической гибкости ради защиты их собственных интересов.

Электронная идентификация и демократия Как выглядит система электронной идентификации с точки зрения демократии? Очевидно, что эта система означает переход значительной (а в перспективе – практически всей) власти от легальных демократически избираемых органов законодательной, исполнительной и судебной власти к теневым структурам, контролирующим (или обслуживающим) электронную Сеть. Будет ли это финансовая или технократическая олигархия – в любом случае это будет именно олигархия: власть ограниченного круга лиц, неконтролируемая обществом.

Не являясь приверженцами идеалов демократии (и в особенности скептически относясь к демократии буржуазной), мы однако можем вполне определённо заявить, что создаваемая электронная система несёт в себе отрицание демократии в любом понимании этого слова – и в буржуазно либеральном, и в социал-демократическом, и в марксистском, и в любом ином. Поэтому опять-таки логично было бы ожидать от демократов всех оттенков и разновидностей резкого противодействия СПУНу. Однако, также как и в случае с правозащитниками, мы и здесь определённо видим, что именующие себя «демократическими» лидеры и партии на самом деле весьма далеки от декларируемых ими идеалов, и, размахивая знамёнами демократии и прав человека, сами торгуют и тем и другим – оптом и в розницу.

Электронная идентификация и национальный суверенитет Вводимая электронная система фактически означает утрату Россией и её народами (в первую очередь – государствообразующим Русским народом) национального и государственного суверенитета. Электронно-считываемые документы и биоидентификаторы создаются в универсальном всемирном формате. Электронная база данных лишь называется «государственным регистром населения РФ», на самом же деле является частью общемировой базы, доступной через Сеть из любой точки Земли. Это значит, что теневая олигархия, о которой шла речь выше, представляет собой не государственный и не национальный институт, а надгосударственную всемирную систему глобального управления.

Суверенитет наций, само понятие национальной государственности фактически редуцируется. На месте национальных государств возникают локальные администрации, являющиеся компонентами единой Сети.

Универсальные документы, универсальная система слежения, в перспективе – единые универсальные законы и единая мировая валюта. Уже сейчас, впрочем, приоритет международных правовых норм над национально государственными закреплён в Конституции РФ. Иными совами, уже сейчас Россия даже юридически не является в полном объёме суверенным государством.

Универсальность мировой Сети означает, что от её власти и всепроникающей системы слежения, тотального вмешательства в личную жизнь каждого человека невозможно будет скрыться нигде.

Как с точки зрения националистов, так и с точки зрения патриотов государственников реализация СПУНа и сопутствующих ему электронных систем абсолютно недопустима, ибо означает лишение наций суверенитета и упразднение явочным порядком национальной государственности.

Следует отдать национал-патриотам должное: в отличие от либералов и демократов, они реально выступили на защиту декларируемых ими ценностей. Не только радикальные националистические партии и движения, но даже такая конформистская и системная социал-патриотическая структура как партия «Родина» вполне определённо выступили против электронной идентификации и, в частности, СПУНа.

Электронная идентификация и коммунистическое движение Мы, коммунисты, видим в реализации системы т.н. «Нового Мирового Порядка» прежде всего не мистический «заговор», а совершенно закономерный результат объективных процессов концентрации капитала.

Иными словами, глобализм есть финальная фаза империализма, в которой империалистические тенденции монополизации достигают всемирного масштаба. Глобализм есть не более и не менее, как конечный результат процессов расширения рынков сбыта, сырья и рабочих рук, снятия границ и таможенных барьеров, то есть конечный результат тех процессов, которые развивались начиная с первых шагов капитализма.

Стоит напомнить, что коммунисты определяют фашизм как прямую террористическую диктатуру крупного капитала. Нет ничего удивительного, что достигнув всемирной консолидации, концентрации и власти, сверхмонополизированный капитал отбрасывает сдерживающие его демократические, правовые, конституционные нормы и переходит в режим прямого диктата. Современный глобализм, несомненно отличается от «классического» фашизма прошлого века. Отличается прежде всего тем, что тогда капиталистическая олигархия ещё не достигла финальной стадии монополизации, и между «национальными» кланами сверхкрупной буржуазии шла острая конкурентная борьба за рынки и сферы влияния.

Отсюда и характер фашистских диктатур прошлого века, направленных на мобилизацию наций в интересах «своих» национальных олигархий в их смертельной схватке с конкурентами.

В начале XXI века процесс монополизации и концентрации капитала привёл к тому, что на место конкурирующих империалистических олигархий пришла единая мировая олигархия. Эта монопольная олигархия не нуждается уже в мобилизации наций против конкурентов и потому её диктатура не несёт в себе черт национализма или шовинизма. Напротив, мировая олигархия заинтересована в разложении и редукции наций, в их перемешивании и обезличивании, ибо «человеческой пылью» гораздо проще манипулировать, чем человеческими коллективами: «разделяй и властвуй».

Произошла смена вех. Если в начале-середине прошлого века знамя национализма использовалось для мобилизации трудящихся в интересах капиталистических монополий, то теперь национализм (то есть идеология национальной солидарности и мобилизации) объективно направлен против власти «мирового правительства». Даже в том редком случае, когда по инерции современный национализм объявляет себя историческим преемником фашистских и нацистских движений прошлого века, даже в этом крайнем случае он имеет качественно иную социально-классовую природу. Следуя марксистской методологии, мы, коммунисты, должны оценивать явление в первую очередь не по его внешней форме (формальная идеология, символика, историческая самоидентификация), а по его социально-классовой сущности.

Современный «неонацизм» – это исторически тупиковое, абсолютно стерильное и не несущее никакой стратегически значимой угрозы явление. За ним не стоит более тех социально-классовых сил, которые вызвали к жизни исторический фашизм и нацизм. За «неонацизмом» не стоит «национальных»

кланов крупной монополистической буржуазии. Он лишь пустая форма, мыльный пузырь, постмодернистский симулякр, созданный именно для того, чтобы отвлечь на себя внимание от реального врага. Настоящий фашизм – это не свастика, вскинутая рука, «хайль», чёрная форма и бритый затылок, а диктатура крупного капитала, поэтому угроза фашизма исходит вовсе не от национал-радикалов, а от наступающей власти интернациональной мировой финансовой олигархии.

Так же, как фашизм вырос из системы буржуазной демократии, отбросив затем демократические институты и перейдя к прямой диктатуре капитала, так же развивается и глобализм. Так же как коммунисты оказались ядром антифашистского сопротивления – так же теперь они оказываются ядром сопротивления глобализму. И точно так же как и в прошлом веке перед буржуазными демократами стоит выбор: с кем блокироваться?

Отбросить рассуждения о демократии и перейти в лагерь фашизма, либо бороться за свои политические принципы в союзе с коммунистами (хотя с точки зрения коммунистов их принципы и несостоятельны).


В явном сходстве присвоения людям личных номеров фашистами и современными глобалистами мы видим не случайное сходство, а закономерное стремление капитала к обесчеловечиванию человека, к превращению его в простое орудие. Фашизм – это просто капитализм без маски, капитализм в его собственном зверином обличье. Пал Советский Союз – и мировой капитализм отбросил демократическую маску за ненадобностью, явив свой подлинный облик.

Однако нужно учесть, что современный глобализм будет не просто повторением исторического фашизма. В той мере, в какой усилилась монополизация капитала, в той мере возрос и его репрессивный потенциал.

Глобалистский гиперфашизм будет отличаться от исторического фашизма настолько же, насколько сам фашизм отличался от «вегетарианского»

капитализма XIX века. Речь идёт уже не о создании отдельных концлагерей, а о едином мировом концлагере для всего населения планеты за исключением тончайшего слоя мировой олигархии.

Итак, с коммунистической точки зрения введение системы электронной идентификации представляет собой важный этап в формировании прямой диктатуры консолидированной мировой олигархии, ключевой шаг на пути злокачественного перерождения мировой капиталистической системы во всемирную фашистскую диктатуру.

Очевидно, что даже вне и помимо взятого руководством КПРФ курса на союз с Православием, даже исходя только из собственных чисто коммунистических позиций, Компартия должна поставить борьбу против принятия СПУНа главным своим приоритетом.

Несмотря на оппортунистические, соглашательские тенденции, связанные с встраиванием КПРФ в структуру буржуазного режима, несмотря на весьма опасные тенденции перерождения части партийного аппарата и идеологические отклонения в сторону буржуазной социал-демократии, несмотря на всё это КПРФ оказалась одной из основных политических сил, реально противодействующих внедрению системы электронного контроля.

Думская фракция КПРФ вместе с фракцией «Родины» выступила против принятия соответствующих законопроектов. Из депутатов Государственной Думы наиболее активно против навязываемой режимом электронной системы выступил депутат от КПРФ Владимир Кашин.

Выводы 1. Сопротивление введению в действие системы электронной идентификации личности и электронного контроля должно быть приоритетной задачей с точки зрения практически всех существующих политических идеологий: коммунизма, социал-демократии, либеральной демократии, государственного патриотизма, национал-патриотизма. Иными словами, сопротивление данной системе актуально для всех граждан, имеющих хотя бы какие-то (практически любые) политические принципы и идеалы.

2. Тактический союз этих политических сил, интересы которых в настоящий момент объективно совпали несмотря на всю противоположность их политических ориентаций и ценностей, возможен в рамках антиглобалистского фронта.

3. Несмотря на все внутренние болезни и противоречия (отрицать которые было бы бессмысленно) в решающий момент КПРФ и «Родина»

проявили себя как партии на деле отстаивающие декларируемые ими политические принципы, то есть как партии реально коммунистическая и социал-патриотическая соответственно. В то же время демократические партии проявили полное безразличие к идеологическим принципам, ими декларируемым. Либеральные, буржуазно-демократические, правозащитные политические партии и движения наглядно продемонстрировали, что они являются лишь проектами политической коммерции и не намерены реально защищать те права и свободы, разговорами о которых завлекают своих избирателей.

4. Следовательно, коммунистам и социал-патриотам, несмотря на необходимость критики непоследовательности и соглашательства политики партий КПРФ и «Родина» по ряду политических вопросов, есть смысл поддерживать эти партии на выборах. Однако гражданам, исповедующим либеральные и демократические идеалы есть серьёзный резон выразить недоверие паразитирующим на их политических принципах партиям и приступить к формированию действительных, а не бутафорских демократических объединений.

5. Введения в действие СПУНа представляет собой угрозу далеко не только с религиозной точки зрения и эта угроза должна быть осознана не только христианами, но всеми гражданами, независимо от их вероисповедания. Угроза тотального контроля и слежения, вторжения в частную и семейную жизнь, установления неконтролируемой диктатуры теневой олигархии, владеющей доступом к электронной базе данных, столь же реальна для атеиста, сколь для христианина, мусульманина, буддиста или неоязычника.

6. В то же время Русская Православная Церковь могла бы стать духовным лидером этого сопротивления так, как это было в Греции. И потому достойна всякого сожаления и удивления позиция ряда иерархов, убеждающих паству в том, что, мол, ИНН не есть печать антихриста и его принятие не отнимает благодати Причастия. Пусть так, допустим, принятие ИНН и электронных документов не является ещё окончательным принятием печати и не закрывает ещё окончательно пути к личному спасению. Но неужели это повод для соучастия в установлении системы тотального контроля и вселенского концлагеря?

В конце концов, число 666, прежде чем оно стало знаком порабощения антихристу (в пророчестве Апокалипсиса), ещё со времён Ветхого Завета было просто знаком рабства (обычного, материального). И, если мистическое измерение нынешнего порабощения может быть воспринято лишь немногими глубоко верующими, то его материальная и вещественная реальность доступна взору каждого, кто имеет решимость взглянуть в лицо фактам.

14 декабря 2005.

Статья опубликована в сборнике:

Строев С.А. Вызовы нового века. Сборник статей. СПб.: Издательство Политехнического Университета, 2006. 90 с. С. 47-53.

В рассылке «Эконометрика» (266-й номер).

А также на сайтах:

«Русский социализм – Революционная линия»

и http://russoc.kprf.org/Electron/enslavement.htm http://russoc.info/Electron/enslavement.htm Сайт Антиглобалистского сопротивления http://www.anti glob.ru/st/stroev2.htm «Интернет против телеэкрана» http://www.contrtv.ru/common/1495/ Сайт Пермского краевого отделения КПРФ http://kprf.perm.ru/ Сайт Центрального районного комитета КПРФ Санкт-Петербурга http://lencprf-centr.narod.ru/articles/enslavement.htm Русский набат http://www.rusnabat.com/site/pub/enslavement.htm МСК-форум http://forum-msk.org/material/economic/6173.html «Идеология-фонд»

http://www.ideologiya.ru/index.php?option=com_content&task=view&id= Antiorange http://www.anti-orange-ua.com.ru/content/view/1391/1/ Рассылки mail.ru http://content.mail.ru/arch/20454/1067045.html Неслышная поступь электронной диктатуры С января 2008 года во всех регионах России будут организованы пункты выдачи биометрических заграничных паспортов. По сообщению сайта tourdaily.ru на сегодня уже выдано около 100 тыс. загранпаспортов, в которые внесена вся электронная информация о владельце, в том числе фотография и подпись, и уже обсуждается вопрос о введении в чип паспорта отпечатков пальцев.

Оценивать эту информацию неоходимо с учётом того, что внедрение в удостоверяющие личность документы биоидентификаторов, а также электронно-считываемых элементов (микрочипов), содержащих информацию, недоступную для владельца документа, представляет собой лишь фрагмент поступательно реализуемой программы электронной идентификации и контроля. Другим элементом той же системы выступает формирование электронных баз данных, содержащих досье и присвоение каждому человеку личного номера, служащего кодом доступа к этой базе данных. В России прототипом такого личного номера является ИНН, в странах Западной Европы – номер социального страхования. Важно то, что в отличие от номера паспорта или любого иного документа он является пожизненным и присваивается не документу, а самому человеку. Отсюда и необходимость биоидентификации как связующего звена между человеком и его личным номером. Универсальность этого номера и компьютеризация всех сторон жизни позволяют суммировать и накапливать информацию о всех сторонах жизни человека в его электронном досье.

К примеру, личный номер служит связующим звеном между электронным досье человека и его кредитной карточкой (таким образом система фиксирует не только все доходы и расходы гражданина, но и конкретный характер покупок, если они делаются с помощью именной магнитной карточки), а также медицинской картой (система фиксирует каждое обращение к врачу, характер болезней, сроки нетрудоспособности), данными полиции (информация о каждом «контакте» с представителем «правоохранительных» органов, в том числе при участии в протестных акциях) и т.д. В конечном счёте вообще исчезает понятие частной жизни, каждое действие и перемещение гражданина становится предметом фиксации и анализа со стороны электронных средств контроля и тех, в чьих руках они находятся. Добавим к этому, что наличие мобильного телефона позволяет непрерывно отслеживать и записывать в базу данных местонахождение человека с точностью до нескольких метров, а уже сегодня вшиваемые в одежду, обувь и многие другие товары RFID-чипы при установке соответствующих сенсоров позволяют делать то же самое и без мобильника. Добавим к этому и массовую установку в городах записывающих видеокамер, подключённых к единой мировой сети, в совокупности с программами автоматического распознавания образов.

Таким образом, мы видим, что внедрение биометрических идентификаторов и электронных микрочипов-«жучков» в загранпаспорта – это лишь звено в большой цепи на наших глазах реализуемого плана тотального электронного контроля. В связи с этим есть смысл отметить ряд существенных моментов.

Во-первых, налицо чудовищное и грубейшее нарушение прав личности. Однако, либеральные партии и т.н. «правозащитники»

предпочитают бороться с мифическим «русским фашизмом», а не с реальной наступающей диктатурой. Это свидетельствует о том, что они лишь паразитируют на провозглашаемых лозунгах демократических прав и свобод личности, а вовсе не отстаивают их на деле.


Во-вторых, электронно-считываемые документы и биоидентификаторы создаются в универсальном всемирном формате. Электронная база данных лишь называется «государственным регистром населения РФ», на самом же деле является частью общемировой базы, доступной через Сеть из любой точки Земли. Поэтому вводимая электронная система фактически означает утрату Россией и её народами национального и государственного суверенитета. Однако мы не слышим протестов со стороны ревнителей «суверенной демократии», захвативших большинство в Государственной Думе. Это свидетельствует о том, что их «патриотизм» столь же лицемерен, сколь и «забота» либералов о правах личности.

Что же касается нас, коммунистов, то мы видим в реализации системы т.н. «Нового Мирового Порядка» совершенно закономерный результат объективных процессов концентрации капитала. Глобализм есть финальная фаза империализма, в которой империалистические тенденции монополизации достигают всемирного масштаба. Нет ничего удивительного, что достигнув всемирной консолидации и концентрации, сверхмонополизированный капитал отбрасывает сдерживающие его демократические, правовые, конституционные нормы и переходит в режим прямой диктатуры. В явном сходстве присвоения людям личных номеров фашистами и современными глобалистами мы видим не случайное сходство, а закономерное стремление капитала к обесчеловечиванию человека, к превращению его в простое орудие производства и потребления. Фашизм – это просто капитализм без маски, капитализм в его собственном зверином обличье.

На сегодня КПРФ – единственная в России политическая партия, активно и последовательно выступающая (см., например, выступления и законодательные инициативы заместителя Председателя Президиума ЦК КПРФ, академика РАСХН В.И. Кашина) против реализуемой мировой капиталократией системы электронного контроля.

Декабрь Статья опубликована на сайтах:

«Русский социализм – Революционная линия»

http://russoc.kprf.org/Agit/Diktatura2.htm и http://russoc.info/Agit/Diktatura2.htm Центральный сайт КПРФ http://kprf.ru/rus_soc/53742.html Ещё раз о «чёрном апельсине»

[Неделю назад в интернете была опубликована моя статья под названием «Чёрный апельсин антиоранжизма». Редакция сайта «Кризис России» предложила мне несколько дополнить её в соответствии с возникшими вопросами. Настоящая работа представляет собой «расширенный» вариант той же статьи.] Всего только год назад вылупилось на свет политическое нечто под названием «оранжевая революция», а уже не только на украинских, но и на российских политических пространствах шумят презентации «оранжевых» и «антиоранжевых» движений. Кто же такие «оранжевые», какова их социальная природа, чьи интересы выражает их идеология, и, наконец, в чём эта самая идеология состоит? И, естественно, второй вопрос: кто же такие «антиоранженые», какова их природа и программа? Попробуем разобраться.

Начнём с самого начала: с того, как вообще функционирует политическая система в рамках буржуазной демократии. Вернее сказать, как она функционировала от начала эпохи Нового времени и до последних времён. В самом огрублённом виде, её функционирование можно свести к следующей схеме. Те или иные активные группы, стремящиеся стать элитами, нуждаются в поддержке масс. Этой поддержки они достигают за счёт того, что формулируют и рационализируют в виде идеологии объективные потребности тех или иных достаточно широких категорий населения. Очевидно, что разные группы населения обладают разными и зачастую противоположными устремлениями. Борьба их интересов проявляется в итоге борьбой выражающих эти интересы партий.

По большому счёту «политические общество» буржуазной демократии можно представить как рынок, на котором социальные группы заключают политические контракты с политическими партиями. В рамках этих контрактов социальные группы приводят «свои» партии к власти (не только путём выборов, но и более радикальными средствами), а партии, в свою очередь, лоббируют интересы «своих» социальных групп. Изменения соотношения социальных сил приводят к перезаключению контрактов, что отражается в изменении политических программ партий.

Поскольку наиболее выраженные групповые социальные интересы связаны обычно с интересами экономическими, то и политические партии в большинстве случаев имеют выраженный классовый характер. Впрочем, было бы ошибкой абсолютизировать этот момент: разумеется, в обществе возможны групповые интересы, не сводимые к классовым. Однако именно классовые интересы имеют определяющее значение и потому служат матрицей всей политической жизни в буржуазном обществе.

Разумеется, политический рынок никогда не был честным, а политическая реклама никогда не была добросовестной, что, впрочем, относится к любому рынку и к любой рекламе. Помимо «честного»

социально-политического лоббирования политические элиты всегда в большей или меньшей степени применяли и манипулятивные приёмы. Так, например, социал-демократия, декларируя лоббирование интересов рабочих, на самом деле зачастую обслуживала интересы буржуазии.

Тем не менее, основная парадигма функционирования политики основывалась именно на рационализации интересов тех или иных социальных групп, на рыночных законах спроса и предложения на те или иные политические программы. За политическими «марками», такими как «красные», «белые», «коричневые» или «зелёные» стояла определённая рациональная программа или проект, а за этой программой – реальные интересы конкретных социальных сил, обычно имеющих классовую природу.

Но совершенно иную ситуацию мы имеем в случае с «оранжевыми».

Дело в том, что за брэндом оранжизма не стоит никакой содержательной политической программы. Примечательно, кстати, что этот брэнд даже зарегистрирован не в качестве политической символики, а в качестве коммерческой торговой марки. Оранжизм – это натуральный постмодерн в области политики: знак, который означает не некий объект, а только сам себя. За оранжизмом нет рационализации тех или иных социальных интересов. Этот брэнд содержательно пуст, и не означает нечего кроме самого себя.

Впрочем, здесь нет ничего удивительного. Как было отмечено выше, идеология – это политическая реклама. Если старый (модернистский) тип рекламы правдиво или лживо, но вполне рационально разъяснял преимущества и достоинства соответствующего товара, то современная (постмодернистская) реклама о качествах товара не говорит вообще ничего!

«Вагон Вилз – и ты победитель!» - и сцена с ковбоем, ушедшим от погони индейцев. Рекламируется шоколадка. Но тем же самым роликом можно рекламировать шляпу, ботинки, или туристическую поездку в прерии.

Реклама вообще ни единым словом, ни единым видеообразом не обозначила потребительские свойства и качества рекламируемого продукта. Она просто создала отвлечённый яркий образ и связала этот образ с шоколадкой.

Ровно так же построен полититтехнологический проект оранжизма.

Нет политической программы, нет проекта, нет конкретных обещаний. Есть стиль, привлекательный образ, мода. Есть концерт модной музыки на майдане. Есть Ющенко с ребёнком на руках, есть Ющенко преломляющий хлебы. На время массового шоу – почти мессия. У Ющенко и Тимошенко нет политических сторонников – у них есть просто фанаты. Этого вполне достаточно. О, разумеется, из общего правила возможны исключения, конечно, кто-то мог рационально просчитывать политические последствия победы Ющенко и Януковича и оценивать их с точки зрения своих социальных интересов. Конечно, были и такие. Но не они решали суть дела.

Суть дела решали массы тех, кто не просчитывал, а реагировал на рефлекторном уровне. Ющенко пришёл к власти не путём политика, а путём шоу-звезды.

Конечно, между Ющенко и Януковичем были объективные политические различия. Конечно, реальные политические, социальные и геополитические последствия прихода к власти одного или другого объективно бы различались. Но речь сейчас не об этом. А о том, что массы реагировали не на эти объективные различия, а на цвет политического фантика. Глубина политической самоидентификации у «оранжевых» была примерно такая же, как у коллектива фанатов «Зенита» в их противостоянии фанатам «Спартака»: мы правильные потому, что мы – это мы, а кто в шарфе другого цвета – тому будем бить морду. Ведь нет лучшего способа прочувствовать сплочённость собственного стада.

Разумеется, мы не хотим сказать, что Ющенко или стоящие за ним кукловоды первыми придумали перенести механику постмодерна в сферу политики. Политические игры уже давно освобождаются от своего социально-экономического содержания, превращаясь в чистое манипулятивное шоу. Действительно, достаточно взглянуть на деятельность любой современной политической партии, чтобы увидеть, что между её политическим брэндом и практической деятельностью почти не осталось никакой связи. Это факт. Действительно, практически все современные партии мобилизуют к выборам не столько политических сторонников, сколько фанатов своей политической марки. Но всё-таки несмотря на всю глубину этого разрыва до сих пор политические брэнды по крайней мере несли привязку если не к фактической деятельности использующей их партии, то хотя бы к каким-то историческим или политическим смыслам.

Пусть смыслы эти были стопроцентно ложны, но хотя бы по традиции политические брэнды ещё апеллировали к неким смыслам.

Новизна оранжизма лишь в том, что он окончательно прервал эту выдохшуюся традицию времён модерна. Вместо того, чтобы выхолащивать смысл из старой идеологической формы, в которой он когда-то жил, политтехнологи просто создали новую, свою собственную форму, в которой никакого политического смысла и отродясь не было. Политика умерла, и даже призрак её стал рассеиваться. На её место пришли политтехнология, брэндинг и пиар.

Что это означает? Это означает, что отныне та или иная политическая элита приходит к власти, не заключая никакого «контракта» со своим электоратом, приходит не связанная гарантиями и даже обещаниями реализовывать тот или иной политический проект. Социальные группы не являются более субъектом договора, они являются только пассивным объектом воздействия и поставлены в положение «собаки Павлова», реагирующей так, как определено реагировать. Но кем же определено? Чем определяется теперь выбор победителя между конкурирующими политическими элитами?

Очевидно только тем, кто имеет большие ресурсы манипуляции (доступ к СМИ, возможности проведения красочных шоу, использования популярных артистов и шоу-звёзд и т.д.) и лучше управляет этими ресурсами. Доступ к ресурсам определяется финансовыми возможностями.

Эффективность управления – качеством менеджмента, который, в свою очередь, нанимается тоже исходя из финансовых возможностей. Таким образом, всё сводится к технологии конвертации денег во власть и обратно:

деньги – товар (власть) – деньги-штрих. Немудрено поэтому, что в результате власть на Украине купили те, за кем стояли более мощные финансовые ресурсы – а именно ресурсы транснациональной финансовой олигархии.

Теперь посмотрим на лагерь «антиоранжизма». Как было показано выше, оранжизм с содержательно-политической точки зрения является пустым знаком, не обозначающим ничего, кроме самоё себя. Какое же политическое содержание заключено в лозунге «объединения против оранжизма»? Ноль, взятый с отрицательным знаком, с математической точностью даёт тот же ноль.

Перенесёмся теперь нашим разумом с далёкой Украины вновь на родную почву Эрэфии. Едва отгремела «апельсиновая революция» на Украине, как господин Сурков протрубил свой призыв, и из кремлёвской политтехнологической колбы вылупился гомункулюс нашизма. В одном названии – уже вся политическая программа. Которые мы – наши, которые опричь – не наши (и именно в этом вся разница!). Зеркало майдановского мировоззрения.

О нет, мы вовсе не хотим сказать, что нет разницы между нашизмом и оранжизмом. Конечно, есть, и не только в атрибутике, стиле и в формах деятельности. Главное различие, конечно, в интересах заказчиков проекта.

Оранжизм был заказан структурами, наиболее тесно связанными с транснациональной мировой финансовой олигархией. Нашизм создаётся олигархией местной, путинско-сурковской. Создаётся, по-видимому, именно в качестве дополнительного ресурса в торге с олигархией мировой – в торге об условиях демонтажа и самоликвидации России. Чем более усердия проявят нашистские штурмовики в борьбе с распроклятым оранжадом, тем большую плату и большие гарантии получит путинский клан от мировой олигархии за редукцию России. Если штурмовички постараются на славу – верхушка путинской олигархии, возможно, даже будет кооптирована в состав олигархии мировой. Если же штурмовички совсем оплошают, то мировые хозяева просто вышвырнут всю путинскую контору, не заплатив ни цента.

Так что определённая разница между оранжизмом и нашизмом всё же существует. В личных интересах групп-заказчиков. В стилистике действий. В наборе лозунгов и слоганов. В цвете шарфов и значков. Но не в манипулятивном способе рекрутирования массовки. [И было бы большой ошибкой переоценивать эти различия. Речь идет только о том, на каких условиях и с какой скоростью включаться в систему Нового Мирового Порядка. России как национального государства уже сейчас не существует.

На большей части её территории сформирована локальная администрация Нового Мирового Порядка под названием «РФ». Политические игры между локальными администрациями глобализма есть, и их необходимо учитывать.

Но принимать эти игры за цивилизационные вектора развития – значит самим поддаваться манипуляции сознанием.] Наглядное представление о том, насколько «оранжизм» и «антиоранжизм» являются сиамскими близнецами, можно получить, наблюдая за лимоновским и дугинским проектами. Зародились они вместе, разошлись вслед за амбициями и художественными вкусами своих кумиров и ныне заняли противоположные позиции, хотя зеркально отражают сущность друг друга.

1. Лимоновщина или так называемый «национал-большевизм», который, впрочем, ни к национализму, ни к большевизму, ни к историческому национал-большевизму никакого отношения не имеет. По сути это массовка, служащая декорацией для самовыражения богемного писателя-постмодерниста, нонконформиста и слегка порнографа.

«Политический» идеал лимоновщины – уничтожить образование, науку, промышленность и вообще цивилизованную жизнь, разрушить города и превратить русский народ в орду, кочующую на бескрайних просторах России. Изничтожить алкоголиков, ментов и чиновников, «и прочий бракованный материал». Разрушить семью, заменив её всеобщим промискуитетом, с 13 лет в принудительном порядке «приобщать»

подростков к половой жизни. Зато ограничить образование пятью годами:

«Сейчас детей гноят в скучных школах, снабжая их мозги и память насильно на хер ненужной никому пылью. Образование станет коротким и будет иным. Мальчиков и девочек будут учить стрелять из гранатометов, прыгать с вертолётов, осаждать деревни и города, освежёвывать овец и свиней, готовить вкусную жаркую пищу, и учить писать стихи». Заменить Христианство поклонением тунгусскому метеориту. Переписать историю с учетом «Новой хронологии» Фоменко и Носовского. И вести бесконечные войны, потому что многим мужчинам нравится сам процесс [(подробнее о лимоновщине см. статью «Национал-большевизм или лимоновщина?»)]. Не верите? Почитайте лимоновскую книжку «Другая Россия». Такая вот «политическая программа» у НБП. По крайней мере, с точки зрения лидера партии.

Дурдом? Но помилуйте, ведь с этой партией сотрудничают «Яблоко» и КПРФ, то есть признают её в качестве политической силы, а, следовательно, de facto признают весь этот бред программой. Так где же границы дурдома?

На самом деле всё проще. Понятно, что эту гремучую смесь из анархизма, фашизма, маоизма, сатанизма, ополитиченного фрейдизма и наследия «студенческих революций» в качестве политической программы никто не воспринимает. Просто так заявленная «программа» позволяет подрядить молодёжь совершенно на что угодно. Вчера НБП примазывается к РНЕшным лозунгам «России – Русский Порядок» и «Россия всё – остальное ничто». А завтра та же самая НБП едва не сливается с «Яблоком», защищая права и свободы. Прям команда правозащитников, только с лозунгом «Сталин, Берия, Гулаг».

Одним словом, лимоновщина – это тот же оранжизм. Есть символика, есть стиль, есть «вождь». А вместо программы очевидный бред, годный только на то, чтобы отшибить у вовлечённого в «партию» вьюноши всякую возможность к рациональному анализу целей и задач. Поэтому так подготовленную массовку легко использовать в каких угодно политических целях. Главное – оформить действо в узнаваемой стилистике, а результаты акции массовке безразличны. Весь кайф в процессе. Не случайно за последний год лимоновщина активно перекрашивается в апельсиновый цвет (даже баннер у них стал оранжевым). Явно здесь обошлось не без родства по цитрусовой породе.

2. Дугинщина, из той же НБП родом происходящая. «Идеология», включающая в себя «православный фундаментализм» в старообрядческом варианте и оккультизм Кроули плюс средневековую магию и алхимию, эзотерику Генона и психоанализ, русский национализм и симпатии к иудейскому хасидизму, идеи консервативной революции и поддержку путинского режима. Каждая из приведённых пар является полным нонсенсом. Но это противоречие «диалектически снимается» заявлением Александра Гелиевича о том, что «безумие есть ось традиционного мира и неотъемлемое свойство самого метаязыка традиции» и «даже некачественное безумие выше в мире Традиции качественного рассудка».

Поэтому: «Записанные бормотания студента холодных вод должны изучаться на кафедрах философии столичных университетов, фигуры делирия пациентов утвердится наряду с полотнами классиков». После этого заявления анализировать дальнейшие построения Дугина на предмет их вменяемости, а тем паче непротиворечивости становится даже как-то неприлично. И мэтр конспирологии может с полной уверенностью на своём арктогейском сайте ужасать доверчивого читателя псевдотеологическими измышлизмами об оживании по ночам манекенов в амстердамских магазинах (А.Г. Дугин «Угроза гомункула»). Понятно, что после того, как человек пишет всерьёз об оживающих манекенах и о преподавании записанных бормотаний сумасшедших на философских кафедрах, как-то блекнет прежний вопрос (на что, очевидно, и рассчитано!). А именно, вопрос о том, как соотносятся его заявления 1994 года с позицией после 1998 года, и не имеет ли здесь место банальнейшее политическое предательство.

«Лишь на крайних флангах оппозиции вокруг РНЕ Баркашова и “Трудовой России” Анпилова формируется какое-то подобие “новой оппозиции”... Когда-то произойдет и раскол — “старые” сомкнутся с властью, которая и сейчас готова пойти им на некоторые уступки, “новые” прибегнут к крайним мерам. И тогда это будет вопрос принципа»

(«Новые против старых», 1994). «Из жесткой патриотической оппозиции я перешел, перехожу все к большему и большему сотрудничеству с властью. В 1998 году я стал советником председателя Государственной Думы... Мы поддерживаем президента тотально, радикально» (выступление на учредительном съезде ОПОД «Евразия»).

Ситуация та же самая, что и с Лимоновым. Гордо заявив безумие в политической программе, Дугин сам себе выдал индульгенцию всё что угодно.

Теперь у тех, кому не нравится оранжизм, есть возможность вступать в ряды ненавистников оранжизма. Чтобы контроль был надёжным он должен допускать альтернативы и иллюзию свободного выбора. У тех, кто дергает за ниточки, найдутся апельсины на любой вкус и цвет: оранжевые, синие, чёрные с золотистыми стрелочками на спелом боку... И это только начало.



Pages:     | 1 |   ...   | 21 | 22 || 24 | 25 |   ...   | 28 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.