авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 |   ...   | 22 | 23 || 25 | 26 |   ...   | 28 |

«С.А. Строев Коммунисты, консерватизм и традиционные ценности Сборник статей Санкт-Петербург Издательство Политехнического ...»

-- [ Страница 24 ] --

Был бы спрос – за предложением не заржавеет. Даёшь апельсины сиреневые и малиновые, фиолетовые и жёлтые! Оттенков хватит на всех. Не важно, за какую команду вы будете болеть, главное – чтобы вы участвовали в приготовленном для вас шоу. Ведь show must go on, как уже хорошо все усвоили.

Впрочем, есть одна историческая аналогия. Когда-то, в далёкой Византии пятого-шестого века нашей эры нечто подобное уже было.

Политика ушла в верхушечные дворцовые интриги, а активность масс редуцировалась до противоборства двух партий цирка – «голубых» и «зелёных». Если искать аналогии в нашем мире – это точь-в-точь две огромные команды футбольных фанатов. Но однажды партии цирка вдруг невзначай объединились... И закончилось это таким народным восстанием, которое потрясло Империю до самых её оснований.

[Итоговый вопрос – что делать? Очевидно, что, поскольку перспектива «упразднения» России нас не устраивает, то необходимо объединяться. В том числе и против угрозы «оранжевой революции». Однако такое объединение должно базироваться не на цвете шарфов и неприязни к оранжевому цвету, а на рациональной программе, способной противостоять манипулятивным техникам. Иначе мы рискуем просто вырастить тот же апельсин, только другого цвета.

Несложно заметить, что все массовые партии и движения патриотической оппозиции 90-х режим уничтожил одним и тем же простым способом: верхушечным расколом. Либо верхушка партий была с самого начала подставной и сработала как мина замедленного действия, либо в некоторый момент её взяли под контроль, сыграв на амбициях и личных слабостях лидеров. До тех пор, пока партии начинаются с вопроса «кому же довериться?» и строятся по принципу «стадо и пастух» – до тех пор они будут оставаться средством контроля и манипуляции. Нужно переходить к принципиально новому типу организации по типу координационной сети активистов, в которой каждый "узел" или "сегмент" может при необходимости действовать автономно. Начинать надо не с лидера, а с определения собственной политической позиции, собственных критериев оценки событий. Исходя из этого определять цели и задачи собственной борьбы. Уже в ходе этой борьбы налаживать координацию с единомышленниками, заводить контакты, позволяющие повысить эффективность борьбы и получить доступ к необходимым для неё ресурсам.

И только после этого можно осваивать коммуникативные каналы и материально-технические ресурсы действующих партий, всякий раз исходя из намеченных целей борьбы, а не из корпоративных интересов партийных бюрократий. При этом ни в коем случае не замыкаться в рамках районных и городских парторганизаций, но в первую очередь создавать горизонтальные связи как внутрипартийные, так и межпартийные. Организованную по такому принципу сеть практически невозможно расколоть, а воздействовать на неё манипулятивными средствами довольно сложно.] Статья «Чёрный апельсин антиоранжизма» опубликована 18 декабря 2005 на сайте «Русский социализм – революционная линия»

http://russoc.by.ru/Doctrina/blackorange.htm, и http://russoc.kprf.org/Doctrina/blackorange.htm http://russoc.info/Doctrina/blackorange.htm Перепечатана сайтами:

«Интернет против телеэкрана» http://www.contrtv.ru/common/1510/ Сайт Пермского краевого отделения КПРФ http://kprf.perm.ru/ МСК-форум http://forum-msk.org/material/society/6214.html Агентство политических новостей – Нижний Новгород http://www.apn-nn.ru/contex_s/5794.html «Идеология фонд»

http://www.ideologiya.ru/index.php?option=com_content&task=view&id= 304&Itemid= Для сайта «Кризис России» была подготовлена вторая редакция той же статьи под названием «Ещё раз о «чёрном апельсине»» (28 декабря 2005) http://www.rus crisis.ru/modules.php?op=modload&name=News&file=article&sid= Перепечатана:

http://subscribe.ru/archive/state.politics.ruscrisis/200601/03043012.html http://content.mail.ru/arch/20454/983908.html?print Фрагменты, отсутствовавшие в первой редакции и добавленные во второй, выделены квадратными скобками.

Статья (в первой редакции) опубликована также в составе сборника:

Строев С.А. Вызовы нового века. Сборник статей. СПб.: Издательство Политехнического Университета, 2006. 90 с. С. 54-58.

О погромах в Иматре без истерики В конце сентября текущего 2011 года на канале Питер ТВ прошла передача, посвящённая произошедшим в восточной части Финляндии погромам купленных гражданами России домов.

Для начала поясним, о чём, собственно, идёт речь. Действительно, в конце лета – начале осени этого года произошла целая серия актов вандализма. Никто, слава Богу, не погиб и не получил увечий, нападений на самих людей не было. Но купленные русскими домики действительно подверглись безжалостному и варварскому разгрому. В отсутствие хозяев погромщики проникали в дома, срывали люстры и шторы, резали и обливали кетчупом диваны, выбрасывали продукты из холодильника на пол и пачкали ими стены, засыпали муку и стиральный порошок в стиральные машины и микроволновки, выбрасывали из шкафов вещи, обливая их водой и пачкая продуктами и т.п. В одном из домов в распоротый диван был воткнут и демонстративно оставлен кинжал. Таким образом, речь явно идёт не просто о банальных бытовых кражах, а именно о сознательном и демонстративно угрожающих погромах. Случаев такого рода было зафиксировано по меньшей мере 13, почти все они имели место в одном и том же приграничном финском городе – Иматре, расположенном всего в километрах от Светогорска.

Как эти события были освещены в передаче на Питер ТВ, каждый может посмотреть по приведённой выше ссылке – запись передачи сохранена в Интернете. Коротко скажем, что в передаче помимо ведущего Романа Романова приняли участие пять приглашённых участников: председатель политической организации «Антифашистский комитет Финляндии», публицист Йохан Бекман;

два представителя общественной организации «Профсоюз граждан России» Николай Стариков и Олег Бойков;

и две представительницы прессы – Анна Нежинская, шеф-редактор Фонтанка.fi (русский ресурс о Финляндии) и Аннели Ахонен, журналист газеты «Хельсинки Саномат» в России. Лейтмотивом передачи стала версия, согласно которой данные криминальные инциденты связаны якобы с нагнетанием русофобии и антироссийский настроений финской прессой. Г-н Бекман напрямую обвинил редакцию «Хельсинки Саномат» и персонально присутствующую в студии журналистку Аннели Ахонен в необъективной подаче материалов о России, формирующей у финских читателей негативное к России отношение. Г-жа Ахонен со своей стороны отвергла обвинения в какой-либо антироссийской или антирусской тенденциозности. Вспомнили, конечно, также и о том, что накануне погромов на финском телеканале MTV3 высказывалось предположение, что русские, скупающие землю и недвижимость в Восточной Финляндии – это шпионы. Публицист Николай Стариков указал на то, что в Финляндии нашли убежище отдельные лица и целые антироссийские организации, связанные с террористическим подпольем на Кавказе. Поскольку по его мнению Финляндии экономически выгоден поток российских туристов, выгодно, чтобы они приезжали и тратили в Финляндии деньги, в том числе покупали недвижимость, собственный интерес Финляндии состоит в улучшении отношений с Россией.

Соответственно, укрывательство финской стороной одиозных антироссийских организаций г-н Стариков связал с тем, что на Финляндию вопреки её собственным интересам оказывают мощное давление некие силы из Вашингтона или Брюсселя. Развивая его мысль, г-н Бекман напомнил о многолетних попытках втянуть Финляндию в НАТО и о систематической обработке общественного мнения в этом направлении прессой, опять-таки указав конкретно на газету «Хельсинки Саномат». После этого участники дискуссии связали рост общей ксенофобии в финском обществе с недавней впечатляющей победой на парламентских выборах 2011 года партии Perussuomalaiset (название можно перевести как «Истинные финны», «Коренные финны», «Исконные финны», «Консервативные финны», «Настоящие финны» или «Подлинные финны»), набравшей 560 075 (19.1%) голосов и сформировавшей третью по численности фракцию в Эдускунте – финском парламенте.

Примечательно, что ту же самую версию о связи между погромами в Иматре и победой «Истинных финнов» высказал активист пропутинского общественного движения «Суть времени» Виктор Кириллов в своей статье «"Русские погромы" в Финляндии: синдром заката европейской комфортной жизни», впервые опубликованной на сайте odnako.org, а затем широко разошедшейся в блогосфере и в интернете в целом. Та же мысль была выражена и в статье «В Финляндии начались русские погромы», опубликованной информагентством Neva24. В результате в русскоязычном сегменте Интернета связь между «Истинными финнами» и русскими погромами была прямо-таки вбита в сознание, хотя ни единого доказательства даже косвенной причастности этой партии к противоправным действиям названо не было.

Вот, собственно, в связи как с самими событиями, так и их освещением и трактовкой мы и считаем необходимым высказать свою позицию. На наш взгляд, все рассуждения как о якобы «ксенофобии» финнов, так и о якобы «неподобающем поведении» русских туристов, а также о роли, которую сыграли или не сыграли в инициации погромов «русофобские» публикации в финских СМИ поверхностны и не вскрывают объективной сути проблемы.

Не говоря уже о том, что представляемый спектр мнений носит явно односторонний характер. Например, на упомянутой выше передаче слово дали представителю «Антифашистского комитета Финляндии», слово дали достаточно нейтральной журналистке «Хельсинки Саномат», слово дали представителям крошечной и только что созданной, но подозрительно активно раскручиваемой российской общественной организации вроде как «ура-патриотического», но при этом яро путинистского толка. Слова «Коренным финнам» не дали – их обвинили заочно.

Между тем, корень проблемы гораздо глубже и коренится не в чьих-то провокациях, а в самих сложившихся условиях.

За последние годы в связи с позитивной конъюнктурой цен на энергоносители в России ещё более обострилось социальное расслоение.

Доходы богатой части населения (особенно в крупных городах) заметно выросли, и начался бум дачного и коттеджного строительства. При этом зачастую выросшие за последние 10 лет по всей России «дачи» новых богачей больше напоминают если не царские дворцы, то, по меньшей мере, барские особняки. Основное их назначение – не столько средство проведения досуга, сколько вложение капитала, поэтому строительство не ограничивается рамками разумной достаточности. Масштабное, если не сказать хищническое освоение лесных земель, берегов рек и озёр, их застройка и огораживание, перевод в частную собственность уже вызвали в России стремительное нарастание социальной напряжённости: люди, не являющиеся землевладельцами, явственно чувствуют угрозу того, что скоро не смогут выехать ни в лес, ни на речку – всё будет окончательно огорожено и приватизировано. Это вызывает стремительное нарастание социальной напряжённости и конфликтов. Ряд движений, такие как «Открытый берег» и «Движение против захвата озёр» стараются противодействовать беспределу на глазах наглеющих захватчиков берегов в рамках действующего законодательства. Но на их пути воздвигнуты такие непроходимые баррикады чиновничьей волокиты и формализма, что становится вполне очевидно, что причина саботажа состоит вовсе не в общей неэффективности и неповоротливости российской государственной машины, а в её тотальной корумпированности и фактическом сговоре незаконных захватчиков земли и берегов и тех, кто по закону должен был бы пресекать их беспредел. Поэтому и сопротивление граждан, убедившихся в том, что государство не только не защищает законность, но и прямо стоит на стороне беззакония, принимает всё более радикальный и жёсткий характер и помимо действующих в легальных рамках организаций типа упомянутых выше, появились и организации иного рода, такие как Народный фронт освобождения земли Подмосковья, о существовании которого в этом году сообщало НТВ. Эти люди уже не пишут заявлений в прокуратуру и не ждут отписок от чиновников – они просто пускают в ход бутылки с зажигательной смесью.

А, между тем, проснувшийся аппетит «новых русских» к инвестициям в недвижимость, как хорошо известно, не ограничивается пределами самой России. Покупки россиянскими олигархами особняков в Лондоне и шикарных вилл на побережье Средиземноморья уже стали притчами во языцах. Для т.н. «среднего класса» такой масштаб, конечно, не по зубам. А вот коттеджи в Финляндии – в самый раз.

Желание финского парламента и правительства получить средства от продажи земли иностранным инвесторам хорошо понятно в рамках рыночной капиталистической логики максимизации прибыли. Поэтому нет ничего удивительного в том, что финский парламент, желая привлечь в страну зарубежный капитал, снял практически все ограничения на покупку недвижимости в Финляндии иностранцами. Понятно и то, что это действительно даёт серьёзный стимул к развитию приграничных регионов, и в конечном счёте, приносит доходы и в том числе и населению. Однако социальная цена такого решения оказалась слишком высока. Экономический подъём приграничных территорий, достигнутый за счёт распродажи своей земли иностранцам (в данном случае, русским), радует финнов не больше, чем нас – идея экономического развития Дальнего Востока за счёт его колонизации китайцами или «трудовая миграция» таджиков и узбеков в наши города.

Добавим к этому, что население Финляндии составляет около 5 млн 550 тыс человек. Это совсем немногим больше, чем официально учтённое население одного только Санкт-Петербурга (без Ленинградской области).

Учитывая соотношение численности финского населения приграничных территорий и находящегося по соседству российского мегаполиса, растущие опасения финнов совершенно понятны и оправданы. А ведь есть ещё и 12 миллионная Москва. Она, хоть и подальше, но учитывая, что москвичи уже вовсю скупают земли на Алтае, расстояние до Финляндии явно не станет приградой для массовой – именно массовой! – скупки не только домиков и квартир, но и участков земли, лесов, водоёмов.

Разумеется, опасения финнов насчёт того, что «русские скупят приграничные земли, а потом присоединят их к России» совершенно беспочвенны. Здесь они, привыкшие к наличию у них самих национального государства, защищающего их национальные интересы, просто не понимают психологию российских граждан, привыкших видеть в «своём» россиянском государстве самого коварного и лютого врага. Конечно, едва ли найдётся российский гражданин, купивший недвижимость за границей, который бы хотел, чтобы приобретённая им собственность оказалась внутри границ РФ и подпала бы под власть ненасытного российского чиновничества. Если бы финны немного лучше знали об отношениях, сложившихся между русским народом и российским государством, то с этой стороны они бы подвоха не опасались. Но ведь этой угрозой дело не ограничивается.

Если даже мы сами – русские – всё более воспринимаем массовую скупку и приватизацию земли нашими же богатыми соотечественниками как оккупацию и прямую угрозу, то, конечно, финны воспринимают ситуацию ещё острее. Потому что в этом случае социальная проблема умножается на проблему возникающей иноэтнической демографической экспансии, различий культуры, привычек и устоявшихся стереотипов поведения.

Ещё в марте текущего 2011 года сайт движения «Открытый берег»

писал: «По информации финской радиостанции YLE и популярного журнала «EUROMAG», Университет восточной Финляндии провёл соцопрос, целью которого было выяснить мнение местных жителей о дачниках из России, активно скупающих прибрежные земли под строительство вилл и особняков. Четыре из пяти опрошенных негативно отнеслись к россиянам и высказались за законодательные ограничения их права на приобретение недвижимости в Финляндии. Их очень встревожила ситуация вокруг священного для каждого финна заповедного озера Инари. Здесь «солидные люди» из России сумели найти такие убедительные «аргументы» для руководства местной общины, что получили разрешение на застройку га (!) его озёрных берегов и долин. В планах россиян не только возведение индивидуального жилья, но и целого гостиничного комплекса с горнолыжными трассами и инфраструктурой развлечений. На берегах Инари традиционно живут рыбаки и оленеводы, и они очень боятся, что их тихое место повторит судьбу приграничного района Сайма, целиком застроенного «новорусскими» дачами и частными причалами.... Финны возмущены, что их Министерство охраны окружающей среды заняло выжидательную позицию, фактически поощряя разрушение заповедного края и считая, что деньги российских инвесторов важнее».

И вот уже после произошедших погромов Neva24 пишет: «Жители Иматры, которых опросило местное радио, говорят, что их раздражает то, как русские ведут себя в их магазинах и на их дорогах. В целом же горожане не поддерживают нападения на русские дома: "Грабежи домов русских — это расизм. С другой стороны, я бы не хотел видеть соседом русского". Среди молодежи преобладают более радикальные настроения:

"Наша земля продается кусок за куском. Всю её покупают русские"».

Обратим внимание: финны не одобряют погромов, не считают возможный таким способом решать проблему. Но проблема-то стоит, и она их беспокоит. И они ищут иной – цивилизованный – способ её решения.

Но решение нужно, потому что текущая ситуация их не устраивает. Они не хотят, чтобы наши соотечественники скупали их землю. Это русофобия?

Вовсе нет! Это совершенно нормальная реакция любого человека, неравнодушного к судьбе своего народа и своей Родины. Здесь вообще нет какого-либо специфического отношения к нам именно как к русским. Если бы земли финнов скупали немцы, шведы, англичане или китайцы – да хоть марсиане! – реакция была бы точно такая же. Межнациональная дружба – это прекрасно. Но её условием является принцип непереступания чужих границ.

У нас у самих на этот случай есть замечательная русская пословица: «чем выше забор, тем крепче дружба». И это святая правда. Сохранять добрые дружеские отношения с соседом по лестнечной клетке гораздо проще, чем с соседом по коммунальной квартире.

Разумеется, конкретные пострадавшие от погромов русские граждане в сложившейся ситуации ни в коей мере не виноваты. В отличие от противозаконных захватов земли и берегов, с которыми ведут борьбу, переходящую уже в войну, наши активисты в России, в данном случае русские домовладельцы вполне честно и законопослушно воспользовались теми правами и возможностями, которые им предоставила сама Финляндия, разрешив покупку земли иностранцам. Ведь не агрессорами и не захватчиками пришли они на финскую землю, не насилием и не мошенничеством отобрали у прежних финских хозяев их дома и участки.

Они их честно купили у финнов в полном соответствии с желанием самих продавцов и с финским законодательством.

Но, с другой стороны, тревога финнов, которые боятся оказаться на своей собственной земле в положении меньшинства, окружённого пришельцами с иным языком, иной культурой и иными нравами и привычками тоже очень хорошо понятна. И не только понятна, но и оправдана. И, что важно, в этом конкретном своём опасении финны, очевидно, не чувствуют защиты и поддержки со стороны своего государства, увлёкшегося чисто экономическими интересами. Но жизнь не исчерпывается экономикой, и не всё, что экономически выгодно, то полезно и оправдано.

Экономически выгодно, если у вас есть квартира, самому жить в одной комнате, а остальные сдавать. Экономически это выгодно, но некомфортно и неприятно. Экономически выгодно работать без выходных, но это лишает жизнь удовольствия. В конце концов, экономика – это только способ обеспечения жизни, а не её цель и смысл.

Разумеется, мы ни в коем случае не оправдываем преступников, совершивших бандитские нападения на дома наших соотечественников. Они совершили тяжкое уголовное преступление не только против наших граждан, но и против законов своей собственной страны. Впрочем, эффективность и некоррумпированность финского государства и, в частности, финской полиции, дают все основания рассчитывать на то, что погромщики будут найдены и наказаны в соответствии с финским законом. Однако в данном случае важно не просто найти и покарать преступников, важно понять и устранить ту почву, на которой это преступление выросло и стало возможным. Для этого необходимо осознать, что произошедшие погромы являются важным индикатором, показателем усиливающейся тревоги финского общества по поводу ситуации, при которой во имя сиюминутной прибыли допускается распродажа финских земель иностранцам. Сигнала, который необходимо вовремя услышать и правильно понять.

Ни в коей мере не пытаясь лезть в чужой монастырь со своим уставом и считая решение данного вопроса исключительно внутренним делом самих финнов, мы, однако, полагаем, что корень проблемы состоит именно в однобоком экономикоцентризме в решении вопроса продажи земель иностранцам и в искусственном, даже насильственном насаждении в законодательстве, СМИ и системе образования принципов т.н.

«политкорректности», «мультикультурализма» и т.п. Именно это неизбежно ведёт к нарастанию у народа Финляндии недовольства и неприязни к иностранцам в целом, в том числе к нам – русским. Разумное решение проблемы лежит, вероятно, в том числе на пути пересмотра существующих на сегодня в Финляндии норм визового режима, миграционной политики и прав на покупку недвижимости иностранцами в сторону их ужесточения и ограничения. Такой пересмотр не означает, конечно, изоляционизм и тотальный запрет. Речь идёт лишь о соблюдении того баланса, который был бы комфортен для самих финнов и определить который может только финский народ в ходе открытой и свободной дискуссии и выбора из полного спектра программ, предлагаемых различными партиями. В отличие от нашего государства, в Финляндии механизмы демократии, механизмы реализации воли и чаяний народа в ходе выборов несмотря на все издержки и проблемы всё-таки пока ещё работают. Это единственный путь цивилизованного, легального решения возникшей проблемы. Именно в этом состоит реальная альтернатива нарастанию чувства дискомфорта и тревоги, которые служат почвой для тех отвратительных эксцессов, которые имели место в Иматре. Если же ответом на эксцессы будет усиление пресса пропаганды «политкорректности» на национальное самосознание, то болезнь будет не излечена, а, напротив, загнана в хроническое и трудноизлечимое состояние: негатив, порождаемый у людей экономикоцентричным взглядом собственного правительства на вопрос миграции, будет перенесён на мигрантов и на иностранцев в целом, которые в сложившейся ситуации совершенно не виноваты.

В этой связи есть смысл вернуться к обсуждавшейся в передаче и в упомянутых выше интернет-публикациях связи между победой партии «Коренные финны» на последних парламентских выборах 17 апреля года и случившимися в августе-сентябре погромами. Связь эта, конечно, существует, но она, на наш взгляд, совершенно не такова, как её представили. Сама победа «Коренных финнов» не является ни прямой, ни косвенной причиной погромов. Но и победа «Коренных финнов», и случившиеся погромы имеют общую для них причину – растущее недовольство значительной части финнов существующей на сегодня открытостью миграционной политики и увеличением доли пришлого нефинского населения. Это не результат пропаганды в прессе. Это объективный, не зависимый ни от чьей персонально воли факт. Возникшая проблема может быть решена по существу только цивилизованным и демократическим путём – через представительство обеспокоенных ею граждан в парламенте, изложение ими своей программы избирателям и коррекцию миграционных законов в соответствии с интегральной, совокупной волей финского народа. Именно этот путь предлагают «Коренные финны». И именно этот путь только и может устранить социальную почву для повторения случившихся погромов и, тем более, их перерастания в более массовые и уже кровавые формы.

Если же проблема не будет решаться по существу, если сам вопрос о её существовании будет игнорироваться, а ставящие её граждане станут шельмоваться как «фашисты», «расисты» и «ксенофобы» – то тогда она будет со временем лишь усугубляться, рано или поздно выливаясь в патологические формы погромов и столкновений на этнической почве, станет питательной почвой для ненависти к людям иной культуры.

Таким образом, хотя победа «Коренных финнов» и погромы в Иматре имеют одну общую причину, но означают два не просто разных, а диаметрально противоположных пути дальнейшего развития ситуации. Если партия «Коренные финны» и её, без сомнения яркий, харизматичный и талантливый лидер Тимо Сойни смогут реализовать запросы и чаяния той части финских граждан, которые отдали им свои голоса, то этим они укрепят доверие финского общества к своему государству, к демократии, к закону и правовой системе и, тем самым, ликвидируют почву для попыток отдельных не вполне адекватных граждан решать возникающие действительно острые проблемы противоправными, а в случае погромов в Иматре – так и просто откровенно бандитскими средствами. Ведь по существу произошедшие погромы – это выражение не только и даже не столько неприязни к русским «колонистам», сколько недоверия собственному государству, неверия определённой части финнов в возможность демократическим путём установить комфортные и соответствующие их интересам нормы миграционной политики и правил продажи недвижимости иностранцам.

Причина этого – разочарование в политике традиционных парламентских партий, которая более сообразуется с интересами транснационального финансового капитала, чем с чаяниями избирателей. В этом смысле партия «Истинные финны» сделала очень много для возрождения в Финляндии демократии в лучшем смысле этого слова и, соответственно, для возрождения доверия финнов к собственному государству и к демократическим способам решения тех насущных проблем, которые принято было до этого «политкорректно» не замечать и игнорировать.

Стоит обратить внимание на то, что у нас в России в связи с проблемой иноэтнической миграции имела место та же самая дилемма. В течение 90-х годов прошлого века целый ряд русских политических партий и движений цивилизованными ненасильственными и законными средствами боролся за право и возможность скорректировать существующее законодательство, а главное – практику правоприменения в интересах русского народа. Эти партии и движения имели самую широкую поддержку населения. Однако если в Финляндии демократические нормы насмотря на достаточно жёсткое давление на общественное мнение со стороны СМИ всё-таки в итоге сработали, то в России правящий режим в очередной раз грубо и демонстративно попрал права и волю народа. Можно в этой связи вспомнить и совершенно демонстративное в своём правовом нигилизме снятие избирательного блока «Спас» на парламентских выборах 1999 года, и разгром путинскими спецслужбами действовавших на законных основаниях русских националистических организаций, и последующую вакханалию политического террора против национально мыслящих политиков, учёных, общественных и религиозных деятелей, публицистов, редакторов и издателей, просто рядовых граждан по пресловутой 282-ой «русской» статье УК.

Правящий режим не только лишил национально мыслящих русских людей возможности отстаивать свои убеждения и позиции демократическим парламентским путём, но и вовсе объявил их взгляды «экстремизмом» и стал бросать людей в тюрьмы только за политические убеждения и их публичное исповедание. Прямым следствием замалчивания проблем, связанных с конфликтами на национальной почве, стало их стремительное нарастание.

Скинхедовский «белый» террор (который, обратим на это особое внимание, был лишь ответом на «чёрный» террор со стороны стремительно растущих и на глазах наглеющих этнических банд) стал прямым следствием отказа государства от решения национальных проблем, прямым следствием циничного попрания антинародным государством прав русского народа на политическое выражение своей позиции, а также противоправного разгрома карательными органами русских общественно-политических организаций, действовавших в рамках правового поля. Кровь всех жертв межэтнических столкновений в России последних 15 лет в полной мере лежит на тех, кто не позволил народу выразить своё отношение к миграционной политике правительства в законных парламентских формах. На это мы указывали ещё в начале 2005 года в статье «Кто разжигает этническую войну?».

Мы можем в этой связи лишь порадоваться за финнов, которым пока удаётся направить развитие событий по противоположному пути – по пути не «управляемой» (манипулятивной), а действительной народной демократии, при которой народ, голосуя за те или иные партийные программы, сам решает, сколько и каких гостей ему принимать в своём доме.

Именно поэтому, собственно, погромы в Иматре являются для Финляндии вопиющим и из ряда вон выходящим событием, в то время как у нас столкновения на межнациональной почве давно стали элементом повседневной криминальной хроники.

В заключение скажем ещё несколько слов о партии «Истинные финны», коли уж её российские СМИ так упорно пытаются демонизировать и связать в сознании русских читателей с произошедшими погромами. Есть весьма серьёзные основания полагать, что за этой демонизацией стоит банальный страх тех, кто финансирует российские СМИ и через них манипулирует общественным мнением. Страх перед притягательностью и заразительностью финского примера. Партию «Истинные финны» у нас упорно называют «право-популистской». Что там «правого» – судите сами.

Партия требует поднять налоги на доходы корпораций (которые в Финляндии не чета нашим и так весьма высоки) и сверхдоходы особо богатых граждан, за то, чтобы штрафы за правонарушения взыскивались не в фиксированной сумме, а в зависимости от уровня доходов провинившегося, за существенное повышение пособий бедным, за уменьшение пенсионного возраста (и это на фоне общеевропейской тенденции к увеличению пенсионного возраста!), за сокращение рабочего дня для некоторых специальностей на два-три часа, за увеличение дотаций отечественному сельскому хозяйству, за сохранение и подъём собственного отечественного производства, за то, чтобы финский народ не расплачивался по счетам банковских аферистов, доведших Европу до глубокого кризиса. И это правая партия? Это если не коммунистическая, то, по меньшей мере, народно социалистическая программа, это то, за что мы – русские социалисты – боремся с середины 90-х годов. Разумеется, восстановление разрушенного глобализмом общества всеобщего благоденствия, «скандинавского социализма» требует чрезвычайно ответственной миграционной политики, чтобы высокий уровень социальной защиты в стране не стал приманкой и кормушкой для паразитов и захребетников со всего мира.

Стоит сказать и об отношении «Истинных финнов» к вопросу о вступлении Финляндии в НАТО. Этот вопрос имеет особый интерес и особое значение для нас, русских, с точки зрения нашей национальной безопасности. Так вот, партия «Истинные финны» является одним из наиболее последовательных, жёстких и принципиальных противников вступления Финляндии в блок НАТО и вообще участия в любых международных политических авантюрах. Более того, «Истинные финны»

борются за выход Финляндии из Евросоюза и всех прочих глобалистских проектов. Они последовательно отстаивают идею независимой, политически нейтральной и экономически самодостаточной Финляндии, живущей интересами собственного народа, своим трудом обеспечивающего себе общее благосостояние.

Что же так беспокоит в этой партии наши российские СМИ? Чем не устраивает путинских ура-патриотов идея нейтральной, не желающей вступать в НАТО и участвовать в американских авантюрах Финляндии?

Неужели право отдельных наших сограждан вкладывать тем или иным способом приобретённые в России средства в зарубежную недвижимость является нашим национальным и государственным интересом? Или, быть может, ответ проще и состоит в том, что финский народ, освободившийся вслед за исландцами от пут мировой банковской олигархии и корумпированной евробюрократии, может стать слишком близким и привлекательным примером для русского народа?

Октябрь-ноябрь 2011.

Материал опубликован в составе более полной статьи:

Строев С.А. Партия «Истинные финны» и её образ в российских СМИ.

// Репутациология. Май-август 2012 г. Т. 5, № 3-4. С. 66-73.

А также на сайтах:

«Русский социализм – Революционная линия»

http://russoc.kprf.org/News/0000846.htm и http://russoc.info/News/0000846.htm Центральный сайт КПРФ http://kprf.ru/international/99487.html (под названием «Русские погромы в Иматре. Разберёмся без истерики»).

«Интернет против телеэкрана» http://www.contrtv.ru/common/4180/ Сайт Движения за возрождение отечественной науки http://www.za nauku.ru//index.php?option=com_content&task=view&id=5010&Itemid= Фашизм в Финляндии? Нет, истерика в российских СМИ!

Второй день российские СМИ буквально захлёбываются новой «сенсацией». В Финляндии помощником депутата государственного парламента выдвинуто предложение вживлять россиянам чипы и обязать носить на одежде специальную нашивку. Типа как евреям в нацистских концлагерях. Дальше нагнетание истерии идёт по восходящей. Предложение это внесено помощницей депутата от «крайне-националистической» (в публикациях, разумеется – без кавычек) партии «Истинные финны». Партия эта в прошлом году «победила на выборах в парламент». И тут же по стране «прокатилась волна русских погромов». А теперь вот – предложение всех русских, находящихся на территории Финляндии, в обязательном порядке заставить носить опознавательную нашивку, чтоб полиция сразу брала на контроль. Страшно? А то! Кругом враги. И громандная, вооружённая до зубов Финляндия, в которой к власти пришли «лютые фашисты», чёрной тучей нависла над нашей маленькой беззащитной Россией. Сейчас на телевизоре опять замаячат штатные «патриоты» из «Профсоюза граждан России» (надо же придумать такое идиотское название!) и начнут организовывать в стране «идейно-политическое единство».

Думающего человека, который хоть немного представляет себе мир за пределами собственной квартиры, очередная «сенсация» не могла не насторожить сразу же своей заведомой неправдоподобностью. Тем более, что менее года назад мы уже имели сомнительное удовольствие лицезреть истерику по поводу «русских погромов», якобы устроенных «пришедшими к власти финскими националистами». Как мы и предсказывали, финская полиция – не чета нашей евсюковской – быстро и оперативно изловила юнцов, занимавшихся вандализмом в домах русских. Как мы и предсказывали, юнцы не имели ни малейшего отношения к парламентской партии «Истинные финны» (на самом деле, название этой партии можно перевести и как «Простые финны» – тогда «националистический» подтекст становится и вовсе сомнительным). Впрочем, равно не имели они никакого отношения ни к одной из националистических организаций. Просто не любили «понаехавших» – точно так же, как селяне не любят горожан дачников. И пакостничали в домах, купленных российскими гражданами, в отсутствие хозяев в духе мышей из мультика про кота Леопольда:

стирального порошка в микроволновку насыпят, стены кетчупом испачкают, диван распорят... В общем, весьма неприятно, конечно, но на страшное слово «волна погромов» как-то не очень тянет. А, главное, никакого отношения к «Истинным финнам» не имеет точно. Но, как мы и предсказывали, ни одно российское СМИ из тех, что несколько месяцев писали о победе «Истинных финнов» на парламентских выборах через запятую с темой «русских погромов», перед оклеветанной ими финской партией не извинилось. Не говоря уже о материальном возмещении репутационного ущерба.

Кстати, к слову. То, что в российской жёлтой прессе называют «победой националистов на выборах в финский парламент» – это всего лишь занятие «Истинными финнами» третьего места. Это, несомненно, для партии крупный (и, к слову, вполне заслуженный) успех. Но это далеко не приход к власти. Да и национализм этой партии более чем умеренный. В русской терминологии вообще правильнее было бы называть её не националистической, а социально-патриотической и консервативной.

Теперь, уже наученные опытом прошлых истерических кампаний в СМИ, более критично разберёмся, что же произошло на этот раз. Для этого необходимо понять контекст, в котором были сказаны слова, ставшие впоследствии поводом для вселенского скандала. А контекст таков.

Финляндия, как и вся Европа, наводнена мигрантами. Мигрантские диаспоры, как известно всем людям, не поражённым особо тяжёлой формой толерастии головного мозга, всегда и везде являются рассадником криминалитета. Процент преступлений, совершённых мигрантами, всегда существенно выше, чем процент самих мигрантов в общем населении. Не говоря уже о том, что помимо легальных мигрантов, есть ещё и нелегальные, само проникновение которых на территорию страны и нахождение на ней является серьёзным правонарушением. Отсюда совершенно понятен и оправдан повышенный интерес полиции к лицам, выразимся политкорректно, некоренных национальностей. Всё это очевидно, понятно и естественно. Но дальше начинается маразм т.н. «толерантности». Мигранты, до глубины души оскорблённые тем, что полиция периодически просит их предъявить удостоверения личности, бегут жаловаться в специально созданные за государственный счёт службы по борьбе с дискриминацией. Те, захлёбываясь от жалоб и не справляясь с их обработкой, требуют увеличить штат и финансирование. Тем временем, штат полиции, наоборот, сокращается из-за финансового кризиса и политики экономии бюджета. А, между тем, наплыв нелегалов растёт. И на лбу у мигранта не написано – легальный он или нет. Видно только, что чёрный, хотя видеть это и неполиткорректно. А проверять его по документам – не моги, потому, что бежит жаловаться в государственные учреждения по борьбе с дискриминацией. Те самые, которые не справляются с объёмом жалоб и требуют увеличить им штат на деньги налогоплательщиков.

И вот в разгар обсуждения всего этого запутанного и туго затянутого маразмом политкорректности узла проблем, помощница депутата парламента Ямеса Хирвисаари мадам Хелена Эронен ляпнула в интернет-блоге, что, мол, если все эти национальные и прочие меньшинства такие обидчивые, так давайте их что-ли помечать нарукавными нашивками и микрочипами, чтоб полиция могла отличить потенциального жалобщика. И вообще, чтобы его сразу заметили и случайно не толкнули на улице, дав, тем самым, повод кричать о «расизме». Заметка была явно сатирического содержания и имела смысл описания сложившейся маразматической ситуации в форме художественного гротеска. Для человека, не лишённого хотя бы минимального чувства юмора и здравого смысла, довольно того, что если «русского нелегального таксиста из Сортавалы» мадам Эронен предлагала помечать красно-чёрной повязкой с серпом и молотом, то в качестве символа для американцев она предложила... нет, не что-то звёздно-полосатое, а гамбургер! Отдельно описывалась радостная церемония снятия повязок при получении финского гражданства (обратите внимание: против приобретения не-финнами финского гражданства «страшная расистка» в своём фельетоне не возражает!), которая должна мотивировать мигрантов поскорее интегрироваться в коренное финское общество и перестать изображать из себя «особенных» и вечно обиженных на дискриминацию. Кстати, по сюжету фельетона нарукавные повязки кроме мигрантов должны получить ещё содомиты. Очевидно по той же причине – повышенной настырности по поводу своей вечной дискреминированности и бесконечных требований в связи с этим особых прав и защиты. Причём этой категории радостная церемония снятия повязок при получении гражданства явно не светит, потому что они и, будучи полноправными гражданами, всё равно «вечно особенные».

Всем, кто хоть немного представляет себе политическую и социальную ситуацию в Европе вообще и в Финляндии в частности, совершенно очевидно, что всё это – явный художественный гротеск в духе Хармса.

Сатира, вызванная узаконенным абсурдом всеобщего цацканья с этническими, половыми и прочими меньшинствами, севшими на шею обществу и превратившими свою мифическую «дискреминированность» во вполне реальный и притом доходный бизнес, а также верное средство шантажа.

Чтобы окончательно развеять сомнения по поводу «серьёзности политических намерений» депутатской помощницы, добавим, что особый знак отличия в виде красного платка она предусмотрела для террористок.

Идея с вживлением чипов в контексте фельетона не более серьёзна, чем идея обязать террористок ходить по улицам в красных косынках, а американских туристов – носить изображение гамбургера. Насколько «угроза» введения подобных мер реальна – судите сами.

Удачна или неудачна была шутка – вопрос десятый. Но невротизированное многолетним террором политкоректности общество, разумеется, воспринять с юмором осмеяние священного идолища прав меньшинств не могло. И в этом смысле госпоже Эронен стоило бы, конечно, быть более отвественной в своих публикациях, коли уж она в качестве помощника депутата представляет свою партию. Первыми реакцию на опубликованный в блоге фельетон – отдадим им должное – поняли более опытные товарищи по той же самой партии. Сообщение было практически мгновенно снято. Более того, большинство «Истинных финнов», понимая, что сейчас начнётся, потребовали от Ямеса Хирвисаари уволить свою безответственную помощницу. Это требование выразила и председатель фракции «Истинных финнов» Пиркко Руохонен-Лернер.

Подчеркнём это. Не какие-то там местные активисты «Антифа», а сама же фракция «Истинных финнов» требует уволить Хелену с должности за неудачную и политически безответственную художественную сатиру.

И вот теперь новость, изначально «осерьёзненная» до степени почти официального заявления политическими конкурентами «Истинных финнов»

и профессиональными блюстителями толерантности (им же надо за что-то получать деньги!), попала в российские СМИ. Ну а дальше... дальше вы можете сами видеть. Достаточно набрать в поисковике имя героини скандала или её неудачливого босса-депутата. Безответственная художественная сатира в интернет-блоге выросла до масштабов всерёз заявленной законодательной инициативы, а отдельно взятая помощница депутата, которую требует уволить собственная же фракция, в безличное, но внушительное «в Финляндии предлагают».

При этом шокирет качество журналистской работы. Один раз появившись на news.rambler.ru, жареная «новость» тотчас была дословно повторена десятками информационных ресурсов. После чего ещё «журналисты» приписали к ней отсебятины по своему разумению. Но достаточно беглого взгляда на результаты Яндекса по запросу ключевых слов, чтобы убедиться: из десятков пишущих на тему «профессиональных журналистов» ни один не удосужился разобраться с первоисточником, не говоря уже о контексте и изначальном смысле публикации мадам Эронен.

Максимум профессионализма, который был достигнут – это перессказать рамблеровскую утку своими словами. Но и это – удел лучших. У остальных не хватило умения даже изменить структуру вполне узнаваемых фраз рамблеровского «оригинала».

Ради чего мы обратились к этой теме?

Уже скоро как год благодаря отчасти дремучему непрофессионализму и некомпетентности наших информационных служб, отчасти погоне за «жареными» новостями и скандальными сенсациями, отчасти политическому заказу на охранительский ура-«патриотизм» кургиняновско-стариковского разлива в российском обществе формируется устойчивый миф о якобы русофобии финнов вообще и финских социал-консерваторов из партии «Истинные финны» в особенности. Между тем, именно «Истинные финны»

выступают за право для желающих жителей Финляндии (в том числе, этнически русских) на изучение русского языка вместо шведского в качестве «второго обязательного». Именно «Истинные финны» являются одними из наиболее твёрдых и последовательных противников вступления Финляндии в НАТО и участия в американских военных авантюрах. Именно «Истинные финны» защищают остатки социального государства от наступления прикрывающегося необходимостью «бюджетной экономии» рыночного фундаментализма. Именно «Истинные финны», наконец, смогли оптимально совместить требования социальной справедливости с интересами национального и государственного патриотизма – и добиться благодаря этому впечатляющих политических успехов на последних парламентских выборах 2011 года.

Может быть, кое-кто в нашей стране просто до, в буквальном смысле, медвежьей болезни боится, что притягательный пример этой финской партии будет усвоен и перенят Русским народом?

Апрель 2012.

Материал опубликован в составе более полной статьи:

Строев С.А. Партия «Истинные финны» и её образ в российских СМИ.

// Репутациология. Май-август 2012 г. Т. 5, № 3-4. С. 66-73.

А также на сайтах:

«Русский социализм – Революционная линия»

http://russoc.kprf.org/News/0001000.htm и http://russoc.info/News/0001000.htm «Наш век» http://wek.com.ua/article/66593/ Центральный сайт КПРФ http://kprf.ru/international/105550.html (под названием «Фашизм в Финляндии? О «русских погромах», «микрочипах», «истинных финнах» и некомпетентности российских СМИ!»).

Сайт Национально-державной партии России (НДПР) http://ndpr.ru/index.php/2011-07-29-13-22-09/734-fashizm-v-finlyandii-net isterika-v-rossijskikh-smi Сайт Астраханского областного отделения КПРФ http://www.kprfast.ru/content/view/57374/41/ От забора и до обеда – стоит ли быть «собакой Павлова»?

Мы ничего не производим, ничего не зарабатываем, и именно на этой симуляции держится весь современный мир.

Интервью Сергея Строева корреспонденту Александру Яцуренко Сегодня своими мыслями об отношении к работе, зарплате и недалеком будущем России делится политический аналитик и публицист, основатель интернет-сайта «Русский социализм» Сергей Александрович Строев.

Александр Яцуренко:

- Скажите, Сергей Александрович, зачем, на Ваш взгляд, работает современный человек?

Сергей Строев:

- В большинстве случаев, за исключением отдельных счастливых и сознательных личностей, человек работает, чтобы иметь доступ к кормушке потребления. Зачастую его труд как таковой никому не нужен – можно было бы просто платить ему пособие. А труд представляет собой просто форму контроля над человеком. Главное, чтобы он был при деле. Это принцип, известный в армии: если полезной работы нет, значит, боец занимается бесполезной работой. Первый взвод копает ямы – второй закапывает.

А.Я.:

- Неужели в мире мало полезной работы?

С.С.:

- Она, безусловно, есть. Мы едим хлеб, пользуемся бытовой техникой. Правда, товар производится по большей части, скажем, где-то в Китае, где огромный рабочий день и очень низкая зарплата. В этом смысле эксплуатация, конечно, не исчезла. Но классическая политэкономия создавалась, когда ограничивающим условием создания потребительских стоимостей был человеческий труд. Природных ресурсов хватало, вопрос стоял только о том, кто и насколько эффективно будет их добывать и перерабатывать в готовый продукт. Сейчас ситуация изменилась на противоположную. Труд, конечно, нужен для производства, но технологии постоянно растут. Всё меньше работая, можно создать всё больше ценностей;

возникает избыток труда. А природных ресурсов, наоборот, всё более не хватает. Главным ограничивающим фактором производства стали теперь не рабочие руки, а невосполнимые ресурсы. Поэтому сегодня человек – прежде всего лишний рот, а не лишние рабочие руки.

А.Я.:

- Почему же тогда ведутся разговоры о возрождении промышленности в России, о том, что на заводах не хватает квалифицированных рабочих и инженеров?

С.С.:

- Россия, как населённая территория, существовала не одну тысячу лет, всегда сама себя кормила и обеспечивала – даже тогда, когда труд был несопоставимо менее производителен из-за отсутствия техники.

При нынешней производительности труда мы тем более можем себя сами обеспечить. Но лишь в том случае, если целью производства станет сохранение и поддержание нашей жизни – обеспечение физических и духовных потребностей, в том числе потребности в развитии Русского народа и тех коренных народов России, которые связали с ним свою историческую судьбу. Сегодня же цель производства совершенно иная – рост прибыли. В рамках этой задачи подъём производства в России невозможен.

А.Я.:

- Почему?

С.С.:

- Во-первых, если есть дешёвый и развитый транспорт, то территория, на которой заводы нужно большую часть года отапливать, никогда не сможет конкурировать с территориями, где отапливать ничего не надо. Наша продукция всегда будет дороже по себестоимости при прочих равных. Эта мысль очень хорошо изложена в книге Андрея Петровича Паршева «Почему Россия не Америка?». Но даже это не самое главное.

Важнее то, что мировой рынок давно поделён. Россия перешла в капитализм, когда все рынки были уже заняты. В рамках рыночной экономики российское производство по определению неконкурентоспособно, мы обречены оставаться сырьевым придатком. Выйти из этой роли мы можем, только выйдя из рыночной системы как таковой.

А.Я.:

- Работа сырьевой индустрии тоже требует квалифицированных специалистов.

С.С.:

- На её обслуживание, включая всю инфраструктуру, требуется по разным оценкам от 15 до 50 миллионов человек. Все остальные наши сограждане с точки зрения рыночной логики – неэффективное население. По логике рынка они обречены на уничтожение.

А.Я.:

- Чем же в таких условиях руководствоваться, выбирая профессию?

С.С.:

- Это личный выбор, который каждый делает сам – и не обязательно руководствуясь только прагматическими соображениями и выгодой. Если говорить о голой прагматике, то добыча и транспортировка сырья останутся в любом случае. Остальные сферы деятельности сохранятся и начнут возрождаться, только в случае, если наша экономика перестанет ориентироваться на прибыли и начнет руководствоваться потребностями людей. Но это плановая, социалистическая экономика.


А.Я.:

- Недавно миллиардер Михаил Прохоров сказал, что в России 50% населения работает в сфере услуг. Это нормально?

С.С.:

- Оказание взаимных услуг – это просто способ распределения денег, которые мы получаем за нефть. Людям дают ненужную работу с одной простой целью: чтобы не было голодного бунта, который нарушит работу системы. Естественно, олигархи расценивают зарплаты таких людей, как ненужные расходы.

А.Я.:

- Чем тогда определяется наша зарплата, если не затраченными часами и не пользой, которую мы приносим?

С.С.:

- Для того, чтобы ответить на этот вопрос, нужно понять, что представляет собой современная финансовая система. Она не имеет никакого отношения к труду: доллар печатается частной корпорацией, трестом банков.

Он не привязан ни к золоту, ни к реальному производству, но всем человечеством признается как средство платежа. В такой ситуации зарплата определяется только волей тех, кто её распределяет. Это кусочек сахара, который показывают собаке Павлова. Если мы хорошо ходим на задних лапках, независимо от того, сколько мы производим и создаем, нас стимулируют сахаром. Если мы это делать отказываемся – нас лишают пайки и к тому же объявляют лузерами и неудачниками. Реальная ценность нашего труда в расчёт вообще не идёт. Это просто дрессировка и не более.

А.Я.:

- Если работники поймут бессмысленность того, что они делают, что-то изменится?

С.С.:

- Кто же, привыкнув получать неплохие деньги за праздное хождение по супермаркету (в качестве, к примеру, продавца-консультанта) или за сидение в офисе, добровольно пойдет в цех к станку или, тем более, в колхоз? Мало кто захочет менять условия «труда» на более тяжелые и менее оплачиваемые. Да и квалификацию из одних учебников не возьмёшь, а учить уже некому. Цепочка передачи производственных навыков разрушена. С тех пор, как в начале 90-х люди требовали права на труд, многое изменилось.

Народ за 20 лет привык получать деньги за крутёж без работы. Это путь к поэтапному вымиранию нашего народа, и выходом могла бы стать только принципиально иная экономическая система. Но трагедия в том, что этого уже не хочет не только власть, сидящая на нефтяной трубе, но и сами люди, привыкшие жить на крохи с нефтяного пирога. Народ сегодня подобен наркоману, который за дозу готов своими руками грабить и распродавать собственный дом, не думая ни о памяти построивших его предков, ни о будущем своих детей.

Март 2011.

Сокращённая версия интервью опубликована в газете «Профессия» № 37 (1318) /06.04.2011 - 08.04.2011/ http://www.professia.info/?prof=aview&st=1616.

Полная версия опубликована на сайтах:

«Русский социализм – Революционная линия»

http://russoc.kprf.org/News/0000739.htm и http://russoc.info/News/0000739.htm Tabula rasa http://www.orden.ws/index.php/2008-07-23-08-55-41/42-l r/618--l-r В нашей стране не востребован труд, она адаптировалась быть колонией Сергей Александрович Строев отвечает на вопросы журналиста Дениса Викторовича Усова Д.У.: – Сергей, что на Ваш взгляд сегодня может стать катализатором социальной революции?

С.С.: – Хотя мне как русскому патриоту психологически крайне неприятно это признавать, но на данный момент я не вижу реальной возможности для социальной революции. Давайте проанализируем наличную ситуацию с классовых позиций. В течение 20 лет захватившие государственную власть силы выстраивают совершенно конкретную экономическую и, как следствие, социальную модель для России: модель сырьевой колонии. Это не просто злая воля ненавистников России и Русского народа. Это неизбежный итог принятия парадигм рыночной экономики.

Действительно, на современном этапе развития мирового капитализма с точки зрения рыночной логики в России оказывается нерентабельно как сельскохозяйственное, так и промышленное производство. Одну из важнейших причин этого в своей знаменитой книге "Почему Россия не Америка" обозначил А.П. Паршев: себестоимость российской промышленной продукции всегда будет выше, чем в более тёплых странах, так как она включает затраты на обогрев производственных помещений.

Поэтому при прочих равных мы открытой рыночной конкуренции выдержать не сможем. Тем более этот климатический фактор влияет на конкурентоспособность нашего сельского хозяйства. Вторая немаловажная причина в том, что к тому времени, как наша государственная элита возжелала войти в мировой рынок, этот рынок был уже очень жёстко поделён мировыми монополиями. Можно, конечно, назвать и другие причины. В результате получается, что если мы как страна исходим из рыночной логики максимизации прибыли, то мы обречены в современной мировой системе разделения труда на роль сырьевого региона. А что это значит для социальной структуры нашего общества? Это значит, что труд подавляющего большинства населения оказывается не востребованным. Вот и идёт уже 20 лет процесс деиндустриализации страны. А раз идёт процесс деиндустриализации - значит несмотря на капитализм не формируется развитого рабочего класса, я уж не говорю о когнитариате. Формируется модель, во многом похожая на модель поздней Римской республики.

Неимущие слои не заняты реальным производительным трудом и живут подачками со стороны власти. Потоки нефтедолларов, особенно в тучные годы до начала мирового кризиса, вполне позволяли нашей компрадорской олигархии прикармливать деклассированное городское люмпенство. В 90-е годы прежние советские трудящиеся (не только рабочие, но и научно техническая интеллигенция) ещё хотели и могли вернуться в своё прежнее положение, не желали превращаться в люмпенов, требовали восстановления производства, права на труд и его его достойную оплату. Но за 20 лет люди вынуждены были адаптироваться к тем унизительным колониальным реалиям, которые создала компрадорская власть. Выросли целые новые поколения, которые даже не представляют себе производительного труда, которые "крутятся", а не работают, и уж, конечно, не хотят идти в заводской цех или ехать в колхоз. Да и прежние советские трудящиеся, уже заметно постаревшие, за 20 лет потеряли прежние навыки и поневоле приспособились к своему новому положению. И что мы имеем в результате?

На самом верху - консолидированная буржуазно-чиновничья компрадорская олигархия, которая извлекает сверхприбыли из продажи заграницу сырья (прежде всего, природного газа и нефти) и которой подавляющее большинство населения страны вообще не нужно. Внизу – деклассированное, асоциальное люмпенство, привыкшее жить в нищете за счёт подачек с барского стола. А между ними - так называемый "средний класс": "офисные хомячки", сидящие на обслуживании сырьевого экспорта и товарного импорта, посредники, сотрудники представительств иностранных фирм, торговые менеджеры и т.п. Плюс работники сферы обслуживания. Вот, по большому счёту, социальная структура общества. Рабочие, ИТРы, компьютерщики, учёные – да, они ещё есть, конечно, но их слишком мало и они слишком слабы. И чем дальше – тем меньше их остаётся.

Да, эта система крайне неустойчива, очень уязвима и полностью зависит от конъюнктуры мировых цен на энергоносители. Кризис 2008 года это наглядно показал. Да, в случае более серьёзного повторения мирового кризиса вполне возможно обрушение всей экономической, а, вслед за ней, и государственной системы РФ. Но боюсь, что люмпенство, которое сегодня составляет массовый электорат "Единой России", в этом случае будет заниматься погромами, а не социальной революцией. Такой сценарий, вероятнее всего, закончится распадом РФ и установлением прямого контроля НАТО над ядерными объектами, я уж не говорю про аннексию Китаем Дальнего Востока и Сибири.

Д.У.: – То есть, как я понял, погромы на почве голода и социальная революция в Вашем понимании не одно и тоже? Какими методами тогда должна сейчас действовать оппозиция чтобы воспитать из среднего электората не погромщика, а революционера?

С.С.: – Конечно, голодные погромы и социальная революция – это, мягко говоря, совсем не одно и то же. Социальная революция – это созидательный процесс. Это создание новой системы экономических и политических отношений, новой системы коллективного воспроизводства самих людей и необходимых для этого материальных средств. Массы люмпенов-погромщиков этого созидательного процесса обеспечить не могут.

Вы спрашиваете, какими методами оппозиция должна воспитывать революционеров из массы "электората"? На мой взгляд, это слишком оптимистическая постановка вопроса для наших дней. В такой формулировке вопрос можно было ставить году в 1992-1998. Сейчас вопрос стоит уже иначе: что должны делать оставшиеся сознательные русские люди для того, чтобы сама т.н. "оппозиция" перестала быть декоративным элементом правящего режима.

Давайте посмотрим в каком состоянии сегодня находится сама оппозиция. С формальной точки зрения т.н. оппозиция представлена сегодня тремя направлениями: коммунистами, националистами и либералами "оранжевого" толка. С либералами проще всего: они, конечно, в оппозиции Путину и, до некоторой степени, Медведеву, но оппозициционность их сводится к стремлению к ещё более активной и быстрой интеграции России в мировой рынок и систему мировой транснациональной капиталократии. То есть, это проект даже ещё более антинародный и потенциально разрушительный, чем даже тот, который реализуется правящим режимом.

Националисты переживают глубочайший организационный и идейный кризис. Если в 90-е годы у них были такие мощние и многочисленные организации как Русское Национальное Единство, Русский Национальный Собор, Национально-республиканская партия и многие другие, то сегодня мы не видим ни одной хоть сколько-нибудь значительной националистической организации. Ежегодные Русские марши показывают, что есть не мало людей, разделяющих националистические взгляды, но эти люди не организованы и, в лучшем случае, находятся на уровне маленьких автономных группочек. Ещё более показателен идейный кризис. Если пятнадцать лет назад националистические партии были в состоянии предложить обществу целостный проект политического, социального и экономического устройства страны, то сегодня всё сводится к одной только проблеме противодействия инородческой иммиграции. И это ещё в лучшем случае! Потому что в худшем случае в качестве "русских националистов" сегодня выступают так называемые "национал-демократы", мечтающие о выделении из состава РФ "этнически-чистых" русских регионов и об окончательном конце ненавидимой ими "имперскости". Это уже просто финиш: с такими "националистами" и внешний оккупант не нужен.


Наконец, коммунисты. Тут мне говорить несколько сложнее, так как, будучи членом КПРФ, я связан определёнными ограничениями в отношении критики собственной партии во внепартийном формате. Но я полагаю, я не открою тайны, если скажу, что и наша партия, и коммунистическое движение в целом тоже переживают глубокий кризис. С одной стороны, действуя в рамках существующей политической системы, мы рискуем переродиться в "отдел администрации президента по работе с протестным электоратом" – и связанное с этим неизбежное перерождение нашего партийного аппарата уже привело к глубокому кризису сначала в Петербургском, а потом Московском городском отделениях. С другой стороны, последовав советам рьяных обличителей "соглашательства партийной верхушки", мы попросту лишимся необходимых организационных и информационных ресурсов и утратим вообще всякую возможность влиять на ситуацию. С одной стороны – ловушка системности и перерождения, с другой – путь к маргинализации и организационному развалу. И обратим внимание: проблема здесь, в первую очередь, не в личных качествах тех или иных руководителей, а в том, что утрата социально-классовой базы объективно загнала народно патриотическую оппозицию в ловушку. Есть ли из этой ловушки выход? Его нужно искать, но если бы я сказал, что я его знаю заранее – это было бы неправдой. Как любил говорить мой учитель математики, любая сложная задача всегда имеет как минимум одно простое, очевидное, но неправильное решение.

Так что прежде чем браться за "воспитание электората" тем, кто считает себя оппозицией, нужно проделать ещё очень серьёзную идейную и организационную работу над собой. И, для начала, нужно чётко определиться с двумя коренными вопросами: чего мы на самом деле хотим достичь, и какими средствами мы этого можем добиваться в тех условиях, в которых мы находимся – в условиях практически тотального разрушения горизонтальных социальных связей и монополии власти на средства внушения. Жаль только времени на это у нас, похоже, не осталось. Но, я думаю, что именно с этого и необходимо начинать – с мозгового штурма и поиска реально возможных путей социального действования, выходящих за рамки имитации. Потому что пока у нас этого нет, и каждый – кто сознательно, кто бессознательно – занимается попросту продажей "электорату" тех или иных красивых миражей. А народ этим уже по горло наелся и больше не ведётся.

Д.У.: – Кстати, по поводу народа. У меня сформировалось чёткое убеждение, что за последнее время сам наш народ из жертвы режима постепенно превратился в пособников ему по собственному уничтожению. Избиратели охотно, подчеркну – охотно, продают голоса на выборах, отсиживаются дома, когда проходят массовые опозиционные мероприятия, добровольно отказываются от самого главного стимула – борьбы за свою существование. Очевидно, что довольна большая часть нашего населения в скором времени вымрет из за отсутствия смысла жизни, заменит стремление к будущему алкоголем и дешёвым развлечением. Как Вы полагаете, сколько должно умереть русских, чтобы пружина начала разжиматься в обратную сторону и включились механизмы выживания?

С.С.: – Да, это ещё В.О. Пелевин в своё время съёрничал насчёт того, что "антирусский заговор, безусловно, существует – проблема только в том, что в нём участвует всё взрослое население России". Только вот сегодня читал статью Сергея Ермолина, в которой автор негодует на русский народ, предавший себя и своих предков. Но это эмоции. Можно сколько угодно как возмущаться народом, в течение считанных лет ниспавшим от величия до полного скотства, так и жалеть его, уповая на то, что его предали, обманули и поставили в безвыходное положение "вожди". Вопрос в том, чтобы понять объективные причины, почему это произошло. Только после этого можно начинать искать ответ на вопрос, как из этого состояния выбираться.

Я совершенно с Вами согласен в том, что народ сегодня из жертвы превратился в пособника собственного уничтожения. А как иначе? Если человека связать и насильно ввести ему сильный наркотик один раз, второй, третий, то потом, когда его развяжут, он уже будет наркоманом и будет колоться сам. То же самое происходит с народными массами. В начале 90-х если не весь народ, то хотябы его сознательная часть требовала восстановления отечественного производства, своего права на труд и рабочие места. Но за 20 лет развала хочешь-не хочешь, приспособиться к новым реалиям пришлось даже тем, кто этого очень не хотел. И сегодня для очень значительной (причём не самой безнадёжно пассивной) части городского населения источником существования является посредничество в осуществлении товарного импорта. И вот результат. Когда правительство попыталось – да, по-уродски, как всегда, и хапужно – но всё-таки ввести протекционистские барьеры для защиты отечественного автопрома, люди в Приморье вышли на улицы с протестом и назвали эти меры социальным геноцидом. Потому что рабочие места на автомобильных заводах им уже и даром не нужны. Их рабочие места – это ввоз и сервис японских иномарок.

Не говоря уж о том, что они и сами же на них ездят и пересаживаться на наши "гробы на колёсах" отнюдь не горят желанием.

И что, извлекла ли наша оппозиция из этого урок? Нет. Отнеслись как рядовому социальному протесту и продолжили дальше бубнить про то, "как космические корабли бороздят купол большого театра". А ведь это должно было совершить настоящий переворот в сознании оппозиции. Потому что это значит, что все наши обращения к сознанию массового трудящегося (одинаковые, кстати, и у коммунистов, и у националистов образца 90-х) теперь в пустоту. Основная масса так называемого обездоленного населения (без кавычек – действительно обездоленного) составляют уже не трудящиеся, а иждевенцы, люмпены, приживальщики. Вот отсюда и массовые всенародные голосования за "Единую Россию". Приживальщик всегда будет голосовать за того, кто его прикармливает. И так будет до тех пор, пока у власти есть возможность и желание прикармливать.

Если мы обратимся к истории, именно так гибла Римская республика.

Чем больше разорялись мелкие землевладельцы, тем больше среди имеющих избирательные права граждан было безработного плебса, который голосовал всегда так, как скажет прикармливающий его патрон. На этом римское гражданское общество и закончилось.

Что касается вопроса о том, сколько ещё нас должно умереть, чтобы пружина начала разжиматься, – а где Вы видите сжатую пружину? Вот при Ельцине – да, был эффект пружины. Потому что нас обирали, морили голодом, публично плевали на нашу историю, просто откровенно резали на улицах. Рано или поздно, народный гнев мог и дозреть до готовности к национально-освободительной революции. А сейчас – какая пружина? Все прикормлены, кроме тех стариков, кто уже не способен не только сопротивляться, но и самостоятельно ходить. Тем, кто поактивнее, дана возможность "крутиться" и "делать деньги", а отнюдь не зарабатывать их в поте лица. Тем, у кого и на это нет бодрости и энергии – тем даны водка и героин. На границе – на много километров грузовики, гружёные импотными легковушками. Это что, всё для Путина и Абрамовича? Нет, отнюдь, это для массового городского "среднего класса". По телевизору с утра до вечера "потёмкинские деревни" и "подъём отечественного производства", чиновники научились говорить слово "патриотизм", не морщась и даже почти правильно выговаривая букву "р". Так откуда взяться сжатой пружине? Сколько, по-Вашему, должен вколоть в себя наркоман, чтобы излечиться от зависимости и больше уже потом не колоться?

Д.У.: – Убедительно. А вот, кстати, насчет Ваших намеков на букву "р". Что там у нас слышно по поводу антисемитизма? В советское время евреи часто говорили, что, дескать, государственная система их всячески давила, не пускала работать на заводы, заставляла играть на скрипках против их воли, писать хвалебные панегирики в газеты и прочее. Вы, без сомнения, разбираетесь в этом вопросе, поэтому не могли бы раскрыть нашим читателям, каковы сейчас взаимоотношения евреев и власти?

С.С.: – Я не считаю себя большим экспертом в "еврейском вопросе" и, кстати, считаю, что гипертрофированные фобии по поводу "еврейского заговора" принесли русскому национальному движению много вреда. Мне понятно, когда сами евреи видят себя пупом земли и осью мировой истории, но если их в этом качестве начинают воспринимать русские патриоты и националисты – это значит мы смотрим на мир чужими глазами. Есть такая крылатая фраза, что любое "анти-" растворяется в том, против чего оно "анти-". Взгляните, к примеру, на так называемых "антифашистов". Я, разумеется, не имею в виду настоящих антифашистов времён Великой Отечественной, я говорю о современных борцах с мифическим "русским фашизмом" и об аналогичных европейских активистах "защиты прав меньшинств". То же самое, к сожалению, можно сказать и о "профессиональных антисемитах", которые во всех событиях ищут след еврейского могущества – это такое бесплатное приложение к сионизму, причём заведомо вторичное.

О еврействе (я имею в виду не генетическую, а социальную общность) очень хорошо в своё время сказал Карл Маркс: "Итак, мы обнаруживаем в еврействе проявление общего современного антисоциального элемента, доведенного до нынешней своей ступени историческим развитием, в котором евреи приняли, в этом дурном направлении, ревностное участие;

этот элемент достиг той высокой ступени развития, на которой он необходимо должен распасться. Эмансипация евреев в ее конечном значении есть эмансипация человечества от еврейства. Еврей уже эмансипировал себя еврейским способом. "Еврей, который, например, в Вене только терпим, определяет своей денежной властью судьбы всей империи. Еврей, который может быть бесправным в самом мелком из германских государств, решает судьбы Европы. В то время как корпорации и цехи закрыты для еврея или ещё продолжают относиться к нему недоброжелательно, промышленность дерзко потешается над упрямством средневековых учреждений" (Б. Бауэр. "Еврейский вопрос", стр. 114). И это не единичный факт. Еврей эмансипировал себя еврейским способом, он эмансипировал себя не только тем, что присвоил себе денежную власть, но и тем, что через него и помимо него деньги стали мировой властью, а практический дух еврейства стал практическим духом христианских народов".

В этом суждении Маркса, я бы выделил особенно первые слова:

еврейство по Марксу есть не более и не менее, как проявление общего антисоциального элемента, выходящего на сцену истории при легализации ростовщичества новыми капиталистическими отношениями. Еврейство, как общность паразитарной природы, просто идельно приспособлено к роли мародёра при любом социальном разломе или загнивании. Это не моё мнение – это логический вывод из процитированной позиции Маркса. Не было бы еврейства – эту роль сыграл какая-нибудь другая мафиозно-клановая структура. Ну, может быть, разве не столь успешно сыграла, потому что, как ни крути, не любая этническая мафия имеет в активе почти двухтысячелетний опыт паразитирования на самых разных коренных народах.

Ни для кого, я полагаю, не секрет, что евреи составляют в компрадорском олигархате, в сфере финансовых спекуляций и в прессе долю, совершенно непропорциональную своей доле в общем населении России. Это видно невооружённым глазом, и это легко можно проверить, просто взяв случайную выборку. То есть, несомненно, что наряду с социальным геноцидом в России имеет место фактическая национально этническая дискриминация Русских. Но неужели сырьевой олигархат вёл бы себя иначе, если бы его этнический состав был иным? Не думаю. Его поведение определяется, в первую очередь, не национальными стереотипами поведения, а логикой капитала на современном этапе развития. Если сырьевой олигарх-компрадор ведёт себя не так, как положено вести сырьевому олигарху-компрадору, его просто в ходе естественной конкуренции сметут другие претенденты. У него нет выбора между вариантами компрадора-мародёра и патриота-промышленника, у него есть выбор только между ролями успешного компрадора-мародёра и разорившегося банкрота. Еврейство просто наилучшим образом было приспособлено для исполнения роли компрадоров и ликвидаторов России, потому и пробилось вперёд в ходе "конкурса" на эту открывшуюся вакансию.

Грязная пена при шторме всегда наверху и хорошо заметна, но не пена ведь является причиной шторма. Закончится шторм – сгинет и пена. Советский опыт это показал очень наглядно.

Д.У.: – Уважаемый Сергей, я с почтением отношусь к вашему мнению, но меня беспокоит следующий вопрос. Посчтаем, что его суть кроется в тех многовековых опытах нашего народа, уже не единожды принимавшего участие в наших национально-социалистических революциях. Мне ясно, какая роль в случае нового массового восстания придётся на участь тех, кто сейчас почитает себя средним классом и людьми высшего сорта. Мне их вообщем-то не жаль, мало того, я и сам с удовольствием воткну осиновый кол в будущее такого сословия. Но есть люди, которые могут оказаться как раз на середине того социального разлома, о котором мы сейчас говорим. Каким образом им, на Ваш взгляд, видеть свое будущее в таком случае. Вспомним, например, персонажей фильма "Бег", снятого по призведениям Михаила Афанасьенвича Булгакова.

С.С.: – Давайте опять-таки определим, о каком сценарии мы говорим.

О гипотетической национально-освободительной революции, для которой сейчас нет условий, но которую мы всё-таки имеем в виду как наш позитивный проект? Или о социальном коллапсе, к которому ведёт и уже практически привёл дело действующий режим?

Если речь идёт о нашем проекте, о национально-освободительной революции, то мы социального геноцида в отношении каких-либо групп проводить не собираемся и ни в кого осиновые колья забивать не будем. В том числе – и в тех, кто сегодня считает себя "средним классом" или "людьми высшего сорта". Да ведь, в сущности, не они и виноваты. В условиях того скотства, в которое погрузили страну, за исключением очень небольшого меньшинства каждый выживал как мог – и в этом смысле сытое скотство "среднего класса" ("офисных хомячков") ничем не хуже и не лучше голодного скотства спивающегося деклассированного люмпенства. Отвечать за содеянное придётся тем, кто совершил конкретные преступления, а возлагать ответственность по принципу принадлежности к целой социальной группе – нет, это не наш метод. Конечно, национализацию средств производства – в гипотетическом случае нашего прихода к власти – мы проведём. Но это не значит, что мы будем проводить её в форме поголовных конфискаций и репрессирования буржуазии. Одно дело – те заводы, фабрики, электростанции, которые в советское время создавались общенародным трудом и во время беспредела чубайсовской прихватизации были попросту криминальным образом присвоены. Здесь, конечно, говорить не о чем – они автоматически подлежат возвращению в общенациональную собственность.

То же самое относится к земле, лесам и недрам, включая руды и энергоносители. Совсем другое дело – те мелкие и средние производства, которые были созданы частными предпринимателями за эти 20 лет, что называется, «с нуля». В их отношении мы никаких конфискаций не планируем. В течение восстановительного периода, аналогичного ленинскому НЭПу, мы бы их вообще поддерживали на государственном уровне. Потом по мере возрождения государственного сектора, естественно бы происходило экономическое вытеснение частного бизнеса (за исключением, быть может, некоторых высоко инновационных проектов, в которых требуется максимальная свобода инициативы). Однако мы постарались бы постепенно их выкупить у создателей – и желательно так, чтобы прежние хозяева нашли бы применение своим организаторским талантам и своей предприимчивости в качестве директоров (возможно, тех же самых производств), сотрудников министерств и ведомств и т.д. – то есть организаторов и руководителей уже общенародного социалистического хозяйства. Мы не можем позволить себе такую роскошь, как ради идеологических догм разбрасываться человеческим потенциалом собственного народа. Однако всё это, повторю, относится к той гипотетической ситуации, в которой мы могли бы реализовывать свою политическую и социально-экономическую программу.

Сейчас же наиболее реалистичная перспектива совершенно иная – та, к которой закономерно привели годы ельцинского мародёрства и последующей путинской «стабилизации». Это перспектива окончательно исчерпания последних остатков социалистического наследия и катастрофического обрушения всех тех структур, которые ещё пока, хоть и с трудом, обеспечивают жизнь и воспроизводство общества. Всех без исключения, начиная с банального ЖКХ, которое полностью изношено, и заканчивая добычей нефти и природного газа. Ведь наши «свиньи под дубом» даже в то, с чего непосредственно жируют, не желают вкладываться:

в стране, живущей исключительно добычей и продажей сырья, они ухитрились погубить даже геологоразведку. Когда именно по срокам произойдёт это обрушение – гадать не возьмусь. Сказать по правде, я в начале прошлого десятилетия ни за что бы не поверил, что система дотянет до 2011 года. Но что произойдёт с началом обрушения систем жизнеобеспечения, предсказать несложно. Вся государственная система схлопнется тут же. На самом деле она уже сейчас представляет иллюзию:

милиция, столкнувшись с серьёзными беспорядками, особенно с действиями крупных этнических банд, просто разворачивается и уезжает. Понимаете, что это значит? Беспредел и открытая война всех против всех прямо на улицах городов сегодня не происходят не потому, что государство контролирует ситуацию, а только потому, что факт самоустранения государства просто ещё пока кажется невероятным, большинство населения его просто ещё не осознало – поэтому и живёт так, как будто бы ещё есть закон, милиция и т.д.

Но иллюзию до бесконечности поддерживать нельзя: рано или поздно, да найдётся тот мальчик, который первым крикнет: «король-то голый!». И Манежка это уже показала, кстати. Давайте просто перечислим самые заметные эпизоды прошедшего 2010 года.

29 марта – два взрыва в московском метро на станциях «Лубянка» и «Парк культуры» в результате террористического акта.

В конце мая началось вооружённое восстание приморских партизан, которые в течение двух недель вели успешные партизанские боевые действия против вооружённых формирований режима, уничтожая живую силу и технику противника. Против отряда из всего шести ребят, не имевших специальной боевой и, тем более, диверсионной подготовки, режиму пришлось бросить сотни сотрудников МВД и ФСБ, тяжёлую бронетехнику и вертолеты с тепловизорам (один из которых по сообщениям в интернете был партизанами обстрелян и выведен из строя), перебрасывать силы не только из Владивостока, но и из Москвы, ввести в целом крае комендантский час.



Pages:     | 1 |   ...   | 22 | 23 || 25 | 26 |   ...   | 28 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.