авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:   || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 7 |
-- [ Страница 1 ] --

Право публикации данной

электронной версии книги в

полнотекстовой электронной

библиотеке принадлежит БУК УР

«Национальная библиотека

Удмуртской

Республики».

Копирование, распечатка,

размещение на интернет-сайтах и в

базах данных книги или её части

запрещено.

http://elibrary.unatlib.org.ru/

РОССИЙСКАЯ АКАДЕМИЯ НАУК

УРАЛЬСКОЕ ОТДЕЛЕНИЕ

УДМУРТСКИЙ ИНСТИТУТ ИСТОРИИ, ЯЗЫКА И ЛИТЕРАТУРЫ СЕРИЯ "ПАМЯТНИКИ КУЛЬТУРЫ" Основана в 1989 году Г. Е. ВЕРЕЩАГИН СОБРАНИЕ СОЧИНЕНИЙ В ШЕСТИ ТОМАХ Под редакцией В. М. ВАНЮШЕВА ИЖЕВСК 2000 http://elibrary.unatlib.org.ru/ РОССИЙСКАЯ АКАДЕМИЯ НАУК УРАЛЬСКОЕ ОТДЕЛЕНИЕ УДМУРТСКИЙ ИНСТИТУТ ИСТОРИИ, ЯЗЫКА И ЛИТЕРАТУРЫ СЕРИЯ "ПАМЯТНИКИ КУЛЬТУРЫ" Основана в 1989 году Г. Е. ВЕРЕЩАГИН СОБРАНИЕ СОЧИНЕНИЙ Том третий в двух книгах ЭТНОГРАФИЧЕСКИЕ ОЧЕРКИ Книга вторая Выпуск ИЖЕВСК http://elibrary.unatlib.org.ru/ ББК 63.5 (2) В Редакционная коллегия:

Ванюшев В. Л/., д-р филол. наук Владыкина Т. Г., д-р филол. наук Глотова Н. Виздат. редактор Кириллова Л. Е., канд. филол. наук Никитина Г. А., канд. ист. наук Христолюбова Л. С, канд. ист. наук Шкляев Г. Кканд. ист. наук Верещагин Г. Б.

В31 Собрание сочинений: В 6 т./ Под ред. В. М. Ванюшева.

Т. 3: Этнографические очерки. Кн. 2. Вып. 1/Отв. за выпуск Шкляев Г. К ;

Предисл. В. М. Ванюшева;

Прил. В. В. Напольских;

Предм.-темат. указ. Г. К. Шкляева;

Коммент. Т. Г. Владыкиной, В. И. Капитонова, Н. Ю. Сунцовой, Г. К. Шкляева. - Ижевск:

УИИЯЛ УрО РАН, 2000. - 251 с. - (Памятники культуры). Предм.-темат. указ.: с. 238—249.

ISBN 5-7691-0759-Х В данную книгу включены этнографические очерки и дополнительные материалы, тематически относящиеся к ним, сохранившиеся в рукописях Г. Е. Ве рещагина. В них освещаются вопросы воспитания детей, религиозные верования, быт, хозяйственные занятия, этногенез удмуртов;

дана характеристика некоторых особенностей природно-климатических условий их жизни. Вошедшие в книгу очерки и дополнительные материалы, за редким исключением ("Охота", "О древнем происхождении вотяков"), публикуются впервые.

Книга рассчитана на этнографов, фольклористов и всех интересующихся историей и культурой удмуртов и удмуртского края.

5050000000- 127(97) ББК 63 5(2) В 15 98 ЬЬК 63,5(2) 8116(03) - 2000 " ISBN 5-7691-0759-Х © Удмуртский институт истории, языка и литературы УрО РАН, © Составление. Ванюшев В. М, Шкляев Г. К., http://elibrary.unatlib.org.ru/ ПРЕДИСЛОВИЕ Во вторую книгу третьего тома Собрания сочинений Г. Е. Вере щагина вошли этнографические очерки, в основном оставшиеся в рукописях. Лишь некоторые из них ("Очерки воспитания детей у во тяков";

"Об охоте у вотяков Вотской области";

"Вуж мыж";

"О древ нем происхождении вотяков") в разное время частично были обна родованы.

Вторая книга тома состоит из двух выпусков. Необходимость такого деления материала вызвана не только его большим объе мом, но и желанием редколлегии издать монографическое иссле дование "Очерки русских Вятско-Прикамского края", логически относящееся ко второй книге третьего тома, в виде отдельного выпуска. Названный очерк составит содержание второго выпуска второй книги третьего тома.

Уже в ходе работы над Собранием сочинений редколлегия пришла к выводу, что у Г. Е. Верещагина не две монографические работы (дилогия "Вотяки..."), как было принято считать до сих пор, а несколько. К их числу, несомненно, относится и обстоятельный очерк "Общинное землевладение у вотяков Сарапульского уезда", опубликованный в 1895 году в "Календаре и памятной книжке Вятской губернии на 1896 год" и включенный нами в первую книгу третьего тома. По всестороннему охвату материала на из бранную тему монографический характер имеют также "Очерки воспитания детей у вотяков" и очерк "Деревня Бурангурт", вклю чаемые нами в данный выпуск второй книги третьего тома.

Рукописи Г. Е. Верещагина, как правило, не датированы. Время их создания установить с уверенностью трудно. По этой причине за основу расположения очерков в данной книге мы взяли тематичес кий принцип. Вначале идут очерки о воспитании детей, затем монографическое описание деревни Бурангурт (Бураново), за ними следуют материалы об охоте, рыболовстве, пчеловодстве, о религи озных воззрениях удмуртов, о некоторых семейных традициях и об рядах, о способах лечения от болезней;

завершают этот ряд рассуж дения автора о древнем происхождении удмуртского народа.

Как видно из сообщаемых автором сведений (а иногда и из его прямых указаний), в данн^гй выпуск второй книги тома вошли сочи http://elibrary.unatlib.org.ru/ нения Г. Е. Верещагина, написанные на основе материалов, собран ных им как в селе Бурангурт и окрестных деревнях, так и на севере Удмуртии, надо полагать, во время работы в Сосновском крае.

Круг исследовательских интересов и структура монографи ческих работ Г. Е. Верещагина во многом подсказаны, по-видимо му, распространявшимися по всей России программами одного из самых авторитетных научных объединений того времени — Импе раторского Русского географического общества1.

Своеобразно построение "Очерков воспитания детей у вотя ков", как и ряда других монографических исследований Г. Е. Вере щагина. Сочинение состоит из нескольких относительно самостоя тельных разделов. В первом из них автор повествует о традициях и обрядах, связанных с рождением ребенка и воспитанием его до пяти-семи лет, до того возраста, когда дети в удмуртской семье ста новились помощниками взрослых в их домашних и полевых работах.

Большое внимание уделено способам лечения от болезней. Особую ценность представляют многочисленные тексты заговоров от болез ней, приводимые автором как на удмуртском языке (в оригинале), так и в собственных переводах на русский язык. Ценно и то, что на страницах рукописи (как и в ряде других: "Деревня Бурангурт", "Об охоте у вотяков Вотской области", "Рыбачество", "Рыбачество у вотяков Поломского края") имеются авторские рисунки и схемы, наглядно демонстрирующие то, о чем говорится в тексте.

В первом разделе очерка речь идет в основном о физическом воспитании детей, которое, по мнению Г. Е. Верещагина, у уд муртов было поставлено неудовлетворительно.

Более высоко оценивал автор очерка умственное й моральное воспитание детей у удмуртов, о чем речь идет во второй части сочине ния. Здесь он приводит довольно большие списки названий грибов, ягод, насекомых, птиц, минералов, съедобных и несъедобных расте ний, которые были известны удмуртским детям в 7 - 8 лет. Приве дено большое количество загадок, с помощью которых развивали в детях образное мышление, сообразительность и наблюдательность, а также два десятка текстрв устной народной прозы (сказок и рас сказов, как определяет Г. Е. Верещагин их жанр), бытовавших в общении взрослых с детьми.

Подобная структура и у очерка "Деревня Бурангурт". Он со стоит также из двух основных частей. В первой из них излагаются данные историко-географического и этнографического характера:

'Отчет Императорского Русского географического общества за 1888 год.

СПб: Тип. А. С. Суворина, 1889. С. 37.

http://elibrary.unatlib.org.ru/ история заселения деревни, описание местности — лесов, полей, речек и озер, почвы, строений и жилища, характеристика жите лей, их занятий, одежды и пищи, описываются религиозные воз зрения... Вторую часть сочинения составляют фольклорные мате риалы: поговорки, загадки, былички и побывальщины (называе мые Г. Е. Верещагиным сказками), записанные в Бурангурте.

В Буранове Г. Е. Верещагин жил двадцать семь лет. Собрал мно го материала о природе этих мест, о жителях этой и окрестных дере вень. Как, должно быть, заметил читатель, такие сведения о Буран гурте присутствуют не только в данном очерке, но и в некоторых других, публикуемых в первой и во второй книгах третьего тома.

Г. Е. Верещагин всегда подчеркивал, что основным занятием удмуртов являлось земледелие. В публикуемых в данном выпуске очерках он впервые подробно описывает пчеловодство, охоту и рыболовство удмуртов, хотя некоторые приводимые здесь сведе ния он сообщал уже, например, в разделе "Охота на птиц и зве рей" монографии "Вотяки Сосновского края" (1886).

О богах и божествах удмуртов Г. Е. Верещагин писал во многих работах, в том числе и в дилогии "Вотяки...", и в очерках, вошедших в первую книгу третьего тома. В публикуемом в данном выпуске очерке "Вотские боги" в лаконичной форме автор характеризует каж дого из них, разделив весь пантеон на семь групп.

К числу работ о религиозных воззрениях относится и очерк "Вуж мыж" ("Старая жертва"), построенный по принципам художествен ной типизации: определив круг действующих лиц и даже назвав их по именам, обрисовав их внешность и в некоторой степени характе ры (что случается в этнографических очерках Г. Е. Верещагина ред ко), выстроив сквозной сюжет вокруг одного центрального собы тия, автор повествует о многих аспектах поверий, обычаев и обря дов двоеверов-удмуртов. Таким образом, очерк приближается по жанру к повести. Лишь обилием этнографических сведений в сочи нении руководствовалась редколлегия, включая его в третий том, а не в том художественных произведений Г. Е. Верещагина.

Сведениям о лечении больных Г. Е. Верещагин уделил боль шое внимание в очерке "О народных средствах врачевания в связи с поверьями", опубликованном в первой книге третьего тома. К этим вопросам он возвращается в заметке "Висёнлэсь лечиськон" ("Лечение от болезней"), включенной в данный выпуск. Средства лечения, приводимые в ней, интересны с этнографической точки зрения.

В рукописях Г. Е. Верещагина находится лишь несколько эт нографических сочинений, написанных на удмуртском языке. К их http://elibrary.unatlib.org.ru/ числу относится и заметка "Пукон табань" ("Лепешки на поси делках"), повествующая об осеннем празднике удмуртской моло дежи. В ней, как и в заметке "Висёнлэсь лечиськон", мы постара лись максимально сохранить диалектные особенности лексики и фонетики северного говора удмуртского языка, присутствующие в данных сочинениях Г. Е. Верещагина.

Наиболее спорным произведением, включенным во второй выпуск второй книги, является очерк "О древнем происхожде нии вотяков". Как видно из комментариев доктора исторических наук В. В. Напольских, помещенных в приложении, современные ученые во многом не разделяют точку зрения Г. Е. Верещагина по данному вопросу.

В рукописях Г. Е. Верещагина часто встречаются повторы сю жетов. Это вызвано, по-видимому, тем, что многие работы оста вались неопубликованными, и продуманные, прочувствованные сюжеты не давали покоя автору, "требуя" обнародования их. Уче ный и писатель искал и находил новые приемы их подачи. Так создавались варианты. В качестве одного из примеров читатель может познакомиться с сюжетом о том, как змея в знак благодар ности за то, что мужик не погубил ее детей, научила его языку животных и растений, встречающимся в "Очерках воспитания детей у вотяков" и в очерке "Вуж мыж". Нередко мы избегали подобных повторов. Так, из очерка "Деревня Бурангурт" мы ис ключили быличку "Вумурт кышно", сюжет которой включен ав тором и в очерк "Об охоте у вотяков Вотской области" под заго ловком "Рассказ Шулая", где мы его и оставили. Из очерка о Бу ранове исключены также сюжет о Камае и сказка "Три брата и Кылдысин", встречающиеся в других публикуемых нами сочине ниях ("Вуж мыж", "Очерки воспитания детей у вотяков").

С другой стороны, стараясь бережно подойти к наследию Г. Е. Ве рещагина, мы не оставляли без внимания и фрагменты из вариантов, и отдельные незавершенные записи, содержащие новую информа цию. Такие материалы нашли место под заголовком "Дополнитель ные сведения" сразу после тех сочинений, к которым относятся они по содержанию.

Все сочинения, вошедшие в выпуск, за исключением "Очерков воспитания детей у вотяков", извлечены из рукописного фонда Научно-отраслевого архива Удмуртского института истории, язы ка и литературы Уральского отделения Российской академии наук (УИИЯЛ УрО РАН), и многие из них имеют в рукописях по два три варианта. Мы выбрали наиболее цельные и завершенные, как http://elibrary.unatlib.org.ru/ правило, более поздние по написанию.

Некоторые сюжеты оставлены автором без заглавий. В таких слу чаях заголовки даны и взяты в квадратные скобки нами, издателями.

В квадратные скобки заключены и отдельные слова, введенные в текст Г. Е. Верещагина при редактировании, а также многоточия, поставленные вместо пропущенных слов и выражений в тех случа ях, когда они не поддались прочтению в рукописях или были сочте ны редколлегией не обязательными для воспроизведения.

Затекстовые примечания автора отмечены арабскими цифра ми, примечания составителей и редактора - звездочками.

Следует, по-видимому, сказать и о том, что отдельные сочине ния частично или полностью, но в другом варианте, публиковались еще при жизни автора. Так, очерк "О древнем происхождении во тяков" был напечатан в "Трудах научного общества по изучению вотской культуры" (Ижевск, 1926. Вып. 2) в переработке ученого секретаря этого общества Ф. Стрельцова под заглавием "О проис хождении вотяков и их верований". В нашу книгу вошел авторский вариант, оставшийся в рукописях. Один из вариантов очерка "Вот ские боги" обнародован в "Известиях Архангельского общества по изучению русского Севера" (1911. № 7). Помещенный нами в дан ную книгу текст — более позднего времени и более четко научно обработанный.

Судя по отдельным замечаниям автора-повествователя очерка "Вуж мыж" и по предварительным публикациям, по рукописным вариантам, сохранившимся в архиве, автор довольно долго про двигался к законченному варианту сочинения, публикуемому нами.

Окончательный текст сформировался уже в годы советской власти.

В конце рукописи помечено время окончания работы над очерком:

5 июля 1928 года. А публикации его частей и вариантов начались в первое десятилетие XX века, когда автор служил священником в церкви села Буранова. В приложении к "Вятским губернским ведо мостям" (Вятка. 1904. № 56, 58) напечатан очерк "Камай" с подза головком "Из быта вотяков", включенный нами в первую книгу третьего тома. В сочинении, действительно, речь идет о многих традициях и религиозных обрядах удмуртов. Однако это, скорее, портретный очерк о всясе, жреце Камае, строго соблюдавшем заветы стариков сохранять свою старую языческую веру и того же требовавшем от других. В очерке "Вуж мыж" образ Камая выступа ет в качестве одного из главных действующих лиц, однако пове ствование о нем идет уже в более развернутом сюжете. Иначе ис пользована другая публикация - очерк "О Тукташе-сказителе", http://elibrary.unatlib.org.ru/ увидевший свет в газете "Вятский вестник" (1906. № 106). Он почти полностью вошел в публикуемый нами вариант очерка "Вуж мыж" и послужил, таким образом, как и очерк "Камай", подготовитель ным материалом к большому сочинению.

Следует особо сказать об "Очерках воспитания детей у вотяков" (некоторые сведения, изложенные в данной работе, приведены ав тором в разделе "Воспитание детей" монографии "Вотяки Сарапуль ского уезда Вятской губернии", 1889). Удмуртские литературоведы указывали, что это большая и основательная работа, выпущенная отдельной книгой в Вятке в 1892 году1. Однако нам такую книгу обнаружить не удалось. Думается, ее на самом деле нет, а есть толь ко изложение данного сочинения. В 1892 году газета "Вятские губер нские ведомости", ссылаясь на "Правительственный вестник", ин формировала, что "в заседании отделения этнографии Императорс кого Русского географического общества 24 апреля В. П. Воленс [...] сообщил о рукописном труде Г. Е. Верещагина "Очерки воспитания детей у вотяков Вятской губернии"2. Далее идет сжатое и весьма квалифицированное изложение, очевидно, действительно большо го, обстоятельного труда, который, к сожалению, до сих пор не увидел свет в полном виде.

Данная работа Г. Е. Верещагина удостоилась быть отмеченной и в "Истории полувековой деятельности Императорского Русского географического общества", выпущенной в 1896 году в Санкт-Пе тербурге, в которой, кстати сказать, имя этого корреспондента общества упоминается многократно. И здесь ни слова не сказано о том, что она опубликована. "Изучением быта вотяков занимался член-сотрудник Общества крестьянин Г. Е.- Верещагин, — пишется в ней3. — Труды его, удостоенные Обществом серебряной медалью, были напечатаны в Записках Общества по отделению этнографии в 1886 году и 1889 году [...]. В 1892 году Верещагин представил Об ществу свои очерки воспитания детей у вотяков, в которых он об стоятельно изложил весь ход физического и умственного воспита ния вотяцких детей, начиная от их берестяной колыбели до того возраста, когда они становятся прямыми помощниками в работе взрослых, причем внимание наблюдателя было достаточно обра См., напр.: Уваров А. Н. К вопросу о становлении жанров удмуртской лите ратуры дооктябрьского периода//Об истоках удмуртской литературы: Сб. ст. Ижевск, 1982. С. 18, 49;

Зуева А. С. Усьтйсько инвисъёс: Статьяос, рецензиос, финн архи высь гожтэтьёс. Ижевск, 1992. С. 16.

Вятские губернские ведомости. 1892. Мг 38.

В "Истории..." ошибка: Г. Е. Верещагин в эти годы работал учителем.

http://elibrary.unatlib.org.ru/ щено и на мир народных сказок и духовных верований, объясня ющих видимые явления природы и переходящие от родителей к детям"1.

Действительно, в изложении труда, напечатанном в "Вятских губернских ведомостях", приводятся убедительные данные, под тверждающие сказанное в "Истории...": "Молния, по мнению во тяков, — огненный след кремневой стрелы, которою верховное существо, Инмар, стреляет в шайтана;

затмение солнца и луны попытка жадного Убира съесть их;

подземный гул - рев, а земле трясение — движение под землей огромного мифического быка;

мамонтовы кости — кости этого быка;

зарница ночью - открывание Инмаром ворот небесного города"2. Это был, по-видимому, несколько иной вариант, нежели тот, который мы публикуем и в котором, как мы можем убедиться, таких сведений нет.

Об этом номере газеты упоминает и сам Г. Е. Верещагин в ра боте "Остатки язычества у вотяков": "...в 1892 году представлена в географическое общество рукопись: "Очерки воспитания детей у вотяков Вятской губернии", отзыв о которой помещен, между прочим, и в "Вятских губернских ведомостях" (1892. № 38). С тех пор (т. е. после публикации "Вотяков Сосновского края" в году и "Вотяков Сарапульского уезда Вятской губернии" в году. - В.В.) о вотяках статей наших не печаталось"3. Не явствует ли из этого свидетельства автора, что данная работа к 1895 году не была опубликована?

Она оставалась в рукописи и в 1926 году, о чем совершенно конкретно сообщал К. Герд. "До революции в деле изучения своего края, своей истории и этнографии сами вотяки не принимали почти никакого участия, - писал он в статье "Этнография у вотяков пос ле революции". — За это время из вотяков как этнограф выдвинул ся лишь единственный Г. Г. В е р е щ а г и н, давший очень ценные материалы и работы о вотяках". Среди лиц, которые в годы совет ской власти внесли вклад в изучение этнографии удмуртов и уд муртского языка, первым называет он также Григория Георгиеви ча (Егоровича) Верещагина. "Это — известный автор о вотяках, пишет К. Герд. - Несмотря на свой преклонный возраст, энергич но продолжает работать по собиранию материалов о вотяках. Выпу История полувековой деятельности Императорского Русского географи ческого общества. 1845-1895. Тип. А. С. Суворина. 1896. С. 1273.

Вятские губернские ведомости. 1892. № 38.

Верещагин Г. Е. Остатки язычества у вотяков//Календарь и памятная книжка Вятской губернии на 1896 год. Вятка. 1895. С. 244.

http://elibrary.unatlib.org.ru/ стил работу: Р у к о в о д с т в о к и з у ч е н и ю вотского я з ы к а. Ижевск, 1924 г., "Удкнига". Имеет рукописи: Грамматика удмуртского языка. О воспитании детей у вотяков. О древнем про исхождении вотяков. Словарь вотского языка"1. Как видим, работа о воспитании детей названа не среди изданных трудов, а среди рукописных.

В 1926 году Г. Е. Верещагин представил рукопись "Очерков воспитания детей у вотяков" в Общество по изучению вотской куль туры, а именно - профессору В. П. Налимову, как указывает пер вый удмуртский ученый и писатель в автобиографии, хранящейся в рукописном фонде УИИЯЛ УрО РАН2. Стал ли бы он это делать, если бы труд был опубликован, причем отдельной книгой?

По-видимому, именно этот экземпляр оказался в Санкт-Пе тербургском филиале архива Российской академии наук и обнару жен нашими учеными совсем недавно. Копия с него снята аспи рантом УИИЯЛ УрО РАН А. Ф. Ворончихиным и хранится в руко писном фонде архива института. В конце рукописи указаны обратный адрес автора и дата представления ее: 12 марта 1928 года.

"В сей рукописи 162 страницы", — пометил автор. Такой же цифрой определил он и объем рукописи, высланной В. П. Налимову.

К рукописи, хранящейся в архиве РАН, приложена внут ренняя рецензия, подписанная 4 апреля 1928 года неким А. Сидо ровым. "Работа Гр. Верещагина — очерки воспитания детей у вотя ков — содержит много интересного материала, особенно в фольк лорной части (заговоры, магическое лечение от болезней, отчасти загадки и сказки), - говорится в ней. — Чисто бытовая часть, об ласть воспитательных средств, несмотря на многословное описа ние некоторых иногда нехарактерных для вотяков сторон, обрисо вана, мне думается, недостаточно ярко и во всяком случае не вполне исчерпывает тему. Так, мало материала по детским играм и заба вам, почти совсем не касается автор о трудовом воспитании, уча стии детей в общеполезном труде взрослых. Видимо, автор знаком с довольно ограниченным районом из всей территории, заселен ной вотяками. Кроме того, в основном работа написана уже давно и потому, естественно, она не отражает изменений в быте, проис шедших за революционные годы и коснувшихся, несомненно, и положения детей в вотяцкой семье. Не входя в подробный разбор отдельных положений, для чего требуется близкое знакомство как Герд К. П. Этнография у вотяков после революции//Этнография. 1926.

№ 1 - 2. С. 136, 139.

Верещагин Г. Е. Моя биография//РФ УИИЯЛ УрО РАН, оп. 3, д. 252, л. 434.

http://elibrary.unatlib.org.ru/ с живым бытом, так и со всей литературой, касающейся вотяков с данной стороны, все-таки думаю, что с некоторыми сокращениями работа была бы интересна для широкого круга лиц и для специали стов"1. Однако очерк и на этот раз оказался не опубликованным.

В 1994 году автор этих строк, опубликовав в журнале "Ке неш" подробное изложение очерка на удмуртском языке, довел его содержание до широкого круга читателей2.

В данном выпуске очерк печатается по рукописной копии А. Ф. Ворончихина, сверенной с частью рукописного оригинала автора, сохранившейся в архиве УИИЯЛ УрО РАН.

В. Ванюшев Архив АН СССР, ф. 135, оп. 2, ед. хр. 79, л. 1. Цит. по: РФ УИИЯЛ УрО РАН, on. 2Н, д. 941, л. 1.

Кенеш. 1994. No 5. С. 50-52;

№ 6. С. 46-52;

№ 7. С. 49-50;

№ 8. С. 45-47.

http://elibrary.unatlib.org.ru/ ОЧЕРКИ ВОСПИТАНИЯ ДЕТЕЙ У ВОТЯКОВ (Санкт-Петербургский филиал архива РАН, ф. 135, оп. 2, ед.

хр. 79, л. 2-131;

РФ Научно-отраслевого архива УИИЯЛ УрО РАН, on. 2Н, д. 941, л. 2-71: копия;

on. 2Н, д. 455, л. 343-386) Всесторонние наблюдения за явлениями в жизни вотяков по буждают меня к обнародованию собранных сведений о названных инородцах. На этот раз я ограничился изложением материала о воспитании детей, что, по моему мнению, не будет лишено ин тереса.

Материал мой собран преимущественно в двух уездах — Сара пул ьском и Глазовском, в которых сняты и чертежи, и рисунки колыбелей, носилок и пр.

Кто бывал у вотяков и наблюдал их жизнь, тот знает, что ми ролюбие - отличительная черта этого народа. При таких чертах ха рактера их и воспитание детей, по-видимому, должно идти умело, сообразно с правилами науки. Но нет: оно у них гораздо хуже, чем у соседних племен.

Я сказал, что вотяки миролюбивы. Эта характеристика остает ся за ними, впрочем, не везде. В последнее время патриархальные обычаи у них сильно расшатались;

и в семействах замечается раз лад, неучтивость и несогласие, отчего является раздробление их, а отсюда - отсутствие рабочих рук.

По нашим наблюдениям, вотским женщинам должно припи сать то отличительное свойство, что они в сравнении с окружаю щими их другими племенами детей рождают легко, что является, по нашему мнению, следствием грубого воспитания, при котором они, так сказать, закаляют себя.

Беременная женщина почти до самого своего разрешения за нимается делами по хозяйству без труда;

лишь только тогда, когда почувствует предвестников родов, потуги, просит послать за пови тухой (гогы-мумы), или той деревенской бабушкой, которая по своему занятию известна.

Чтобы не сделаться свидетелями разрешения беременной, муж чины, по приходе бабушки, уходят в соседи, где и остаются до времени появления нового члена семьи;

или же беременная уходит http://elibrary.unatlib.org.ru/ с бабушкой в баню, которая бывает нагрета заблаговременно. Слу чается, что беременная не легко разрешается, чему предшествуют свойственные всем труднорождающим особенные муки. В таком случае бабушка исследует беременную и если находит она, что младенец в утробе беременной имеет неправильное положение, например лежит поперек, то приступает к операции вправления младенца посредством перекатывания беременной на войлоке. Опе рация эта состоит в следующем.

На пол постилается обыкновенный войлок, и беременная ло жится на него поперек;

затем две женщины встают по концам войлока, берут его за углы руками и перекатывают на нем лежа щую беременную, то приподнимая, то опуская концы войлока попеременно. Операцией такой, конечно, не всегда достигается желаемая цель. Но как бы то ни было, а беременная разрешается, не издавая особенных звуков, выражающих страдание. Чаще всего разрешается стоя на коленях, у лавки;

разрешается и лежа;

а из редка и стоя на ногах. Случается иногда, что родившийся младе нец не показывает никаких признаков жизни. Тогда в комнате, где разрешалась беременная и где находится младенец, соверша ется обряд вызывания души мертвородившегося. Состоит он в сле дующем: немедленно из трубы вынимаются вьюшки, и кто-ни будь берет в руку заслонку и сильно ударяет в нее чем-нибудь, при этом говорят: "Пересьёс, дядяйёс, лулзэ сётэ!" (Умершие предки, дайте душу), а неживого младенца в это время покачива ют на руках. Говорят, что от ударов в заслонку ребенок оживает.

Обычай этот усвоен, вероятно, от шаманов, во время пребыва ния вотяков в Сибири, где и теперь у сибирских инородцев фигу рируют главным образом шаманы.

В том случае, если с роженицей случаются обмороки, прежде зажигались серные спички и подносились ей к носу, а ныне дают ей нюхать тертый хрен.

Если роды особенно трудны, не свойственны натуре вотской женщины, бабушка исповедует беременную, т. е. требует призна ния в тяжких грехах, за которые, по мнению ее, мучается она;

так равно требует сознания в таких же грехах и от мужа мучающейся жены;

например, говорит беременной: признайся, не имела ли связи с чужими? Не убила ли кого? И мужа спрашивает: не убил ли кого, не имеет ли связи с чужой женой или девицей? Если-де эти грехи есть - признайся, иначе последствия будут плохи. И муж, если любит свою жену и имеет за собою грехи, должен сознаться. Де вушке, готовящейся быть матерью, бабушка велит произнести имя обольстителя, от которого она забеременела, и, кроме того, велит http://elibrary.unatlib.org.ru/ перешагивать через пояс его, если добыт он заблаговременно ка ким-нибудь образом.

По окончании своеобразной исповеди, если беременная все еще не может разрешиться, она предается воле судьбы;

а некоторые приглашают другую бабушку, с приходом которой, если беремен ная разрешится, успех приписывают счастью новой бабушки.

Родившемуся младенцу бабушка первым долгом завязывает пу пок простой ниткой, какой обыкновенно шьют одежду, в два раза, в расстоянии 3/4 дюйма от брюшка, затем пупок совершенно от резывается от завязанного места в 1 1/2 дюйма* и отрезанная часть вместе с изверженным роженицей последом зарывается в землю где-нибудь в углу подполья;

затем новорожденного бабушка об мывает и кладет его с матерью, завернув в холщовую тряпку или пеленку. Пока бабушка исполняет свои обязанности по уходу за роженицей и новорожденным, кто-нибудь из женщин или муж роженицы нагревает баню, куда роженица считает для себя не пременною обязанностью идти вскоре же после своего разреше ния, чтобы там, в бане, надеть на новорожденного рубашку. В дан ном случае баня для роженицы, быть может, служит символом очищения, ибо она при всех своих болях и кровотечении должна идти в баню непременно;

или же это только слепое соблюдение обычая, проистекающее из любви к бане, как у русских;

но как бы то ни было, а в баню должна идти каждая роженица непременно в час разрешения. Здесь же, в бане, бабушка дает новорожденному имя, какое приличествует по совпадению какому-нибудь происше ствию или случаю. Так, например, если ребенок родился во время грозы, дают ему имя 1^дыри, если во время прилета скворцов Юбер. Родившемуся в день первого снега дают имя Лымы;

во время вязания снопов дают имя Культо и т. д.** Такие языческие имена даются бабушкой по согласию с роженицей;

ныне такие имена стали давать уже мало.

Оставив роженицу с бабушкой в бане, перейдем к обряду Остэ карон (испрашиванье благословения Инмара). Он состоит в следу ющем: старший летами в семье мужчина, т. е. глава или хозяин семьи, когда ему объявлено бабушкой о поле новорожденного, са дится за покрытый чистой скатертью стол, в шапке. На столе по ставлена бутылка с водкой, рюмка, кадка с маслом;

если хозяин пчеловод, то сосуд с медом;

тут же положен и каравай хлеба с солонкой. Хозяин, изображая собой жреца-просителя (куриськись, * Дюйм в системе русских мер - 1/28 часть аршина, т. е. 2, 54 см.

** Гудыри — гром, Юбер - скворец, Лымы - снег, Культо - сноп.

http://elibrary.unatlib.org.ru/ остэкарись), отрезает от каравая небольшую горбушку и намазы вает на нее масло, если же есть мед, то и его;

потом наливает в рюмку вина и, принимая молитвенную позу языческого молитвен ника, горбушку с маслом и медом берет в левую руку, а рюмку с вином - в правую, и начинает молиться так: "Остэ, остэ, Инмаре Кылчинэ, вордскем пиналлы сёт улон-вылон;

мед будоз со, адями луоз, солдатэ мед яралоз;

мед луоз чылкыт, вй кадь, улонэз чес кыт мед луоз, чечы кадь" (Благослови, благослови Инмар-Кыл чин, новорожденного;

дай ему жизнь долголетнюю, пусть он выра стет и годится в солдаты;

пускай будет чист, как масло, а жизнь его сладка, как мед). Если же младенец - девочка, говорят, чтобы она выросла и годилась в жены хоть вдовцу. Такие благопожелания ро дившейся девочке выражают потому, что будущность новорожден ной еще неизвестна;

может быть, не возьмет ее и вдовец. По ис полнении такой обрядности, горбушка разламывается, одна поло вина ее, когда выпито вино, съедается самим исполнителем обряда, другая же передается кому-нибудь из членов семьи с приказанием разделить ее между всеми членами семьи в знак единодушия. Полу чивший эту половинку обходит с ней всех находящихся в избе;

каждый, кому предложена половина, отщипывает от нее пальцами ло крошке и съедает. В заключение глава семьи говорит еще кое-что в том же смысле и выходит из-за стола. Такой обрядностью в неко торых местах, если есть кумышка, открывается пирушка-кабак и извещаются родственники и односельцы с приглашением пожало вать для поздравления с новорожденным. Где есть кумышка, жен щины идут угощать роженицу со своей кумышкой. Но ныне число поздравителей и поздравительниц значительно уменьшилось, а причиной этому — неудовлетворительное угощение водкой, неудов летворенность же угощением является следствием дороговизны водки, которая в сравнении с кумышкой обходится в десять раз дороже.

Мы сказали, что обряд Остэ карон совершается до ухода роже ницы в баню;

но обычай этот соблюдается не везде одинаково, в одно время;

в некоторых местах он исполняется по приходе роже ницы и бабушки из бани после того, как последней, т. е. бабушкой, объявлено мужу роженицы о поле и имени новорожденного.

В некоторых местах бабушка при возвращении из бани с ново рожденным встретившихся с ней случайно односельцев приглаша ет в дом отца новорожденного есть масло, говоря, что они возвра щаются из Казани, из Москвы...

На другой день [после] рождения новорожденного укладывают в колыбель (ккы) при исполнении обряда, называемого Ккы шыд http://elibrary.unatlib.org.ru/ Рис. 1. Колыбели:

а — колыбель;

б— колыбель с подушкой;

в - чехол бамшобрет;

г — колыбель в чехле;

д - ребенок в колыбели (колыбельные щи). Колыбель, как видно из набросанных ниже ри сунков, есть не что иное, как загнутая с одного конца полукружи ем, а с другого — с двумя прямыми углами продолговатая Лубянка.

На тупом конце ее, где должна быть голова ребенка, прикреплена к стенкам дужка, назначенная для того, чтобы, надев на колыбель подобный башлыку чехол бамшобрет, образовался над головкой лежащего ребенка сводик. На другом конце колыбели, где должны быть ножки ребенка, в краях лубка или стенках колыбели прореза но по два отверстия в каждой стороне и в одно из таких отверстий (в верхнее, а то и в другое) вложена палочка. На палочку надета покоробленная в жару береста, обращенная кверху гладкой сторо ной, чтобы ребенок, ударяя пятками ножек о бересту, не тер их (пят), чему подверглись бы пяты в том случае, когда береста была бы обращена шероховатой стороной кверху. Береста на палочке обращается в правую и левую сторону, и она столько же широка, сколько широко пространство между внутренними стенками ко лыбели. Назначение бересты — закрывать им острые края колыбе http://elibrary.unatlib.org.ru/ Рис. 2. Колыбель Рис. 3. Мушко ли, чтобы ребенок, барахтаясь ножками, ударял ими в бересту, а не в острые края колыбели, что причиняло бы боль ногам. Другие отверстия в стенках колыбели (нижние) назначены для палочки же с берестой, чтобы перемещать ее, когда это будет нужно при соображении с ростом ребенка (рис. 1).

Есть колыбели и без дужек, но они выше и имеют овальную форму (рис. 2).

Есть также колыбели из бересты и другого рода, имеющие че тырехугольную форму с высокой стенкой на задней стороне. Они в большом употреблении в Глазовском уезде и называются мушко.

Они в употреблении и у татарок (рис. 3).

В колыбелях никаких тюфяков не полагается, а служат ими только части ветхой одежды или сама одежда, уже негодная для ношения.

На верх таких постелек стелются пеленки, преимущественно из старых поношенных холщовых рубах. Нередко подушкой ребенку служат одни тряпки, особенно у бедных. Вот и вся постель ребенка.

Насколько обращается внимание на чистоту постели ребенка, видно из того, что, если ребенок опачкался, пеленка заменяется другой, а опачканная после отскребания экскрементов высушива ется где-нибудь у печки или на полатях и таковая опять готова к замене опачканной, сырой. Такие опачканные пеленки на реке мо ются обыкновенно лишь тогда, когда они очень жестки. Что же касается постельки или всего того, что находится под пеленкой, то оно у большей части матерей и не высушивается, а вместо того переворачивается на другую сторону;

так, например, если смочена верхняя часть, переворачивается на нижнюю сторону и затем, если эта смочена, опять переворачивается на другую сторону, которая, между тем как ребенок лежал, уже посохла, но, разумеется, вы сохнуть не успела. Таким образом, постель дитяти находится посто янно в мокром состоянии, отчего издает она неприятный запах, заражающий воздух во вред здоровью дитяти.

От постоянной мокроты постели у ребенка нередко преет в па http://elibrary.unatlib.org.ru/ хах, но на это тоже внимания обращается мало, только некоторые матери посыпают преющие места вместо особой детской присып ки порошком северихи (весенних ягод ели), называемой кызаузы, которая, говорят, служит отличным лекарством от прения в пахах.

Некоторые женщины кладут еще в пахи детей в предотвращение прения корпию*. Однако мы должны сказать, что от прения вот ский ребенок мало чувствует боли.

Как колыбель ккы закрывается чехлом бамшобрет, так и бере стяная четырехугольная мушко сверху завешивается ситцем или холстом для защиты ребенка от солнечных лучей, дождя и ветра.

Все такие колыбели с детьми носятся на спине, вроде того, как солдаты носят ранцы. Такой способ ношения грудных детей значи * Корпия - специально выделанная пушистая ткань. Обычно использует ся для перевязки ран.

http://elibrary.unatlib.org.ru/ тельно уменьшает труды матерей по ношению детей. У лубяных колыбелей, как видно из описания и рисунков, никаких лямок нет, а носят их на особых холщовых носилках, к углам которых пришиты сплетенные из тонких ниток или бечевок тесьмообраз ные лямки. Носилки эти называются ныпъет. Длина таких ныпъетов всего около 1 '/ 2 арш. и ширина '/ 2 арш.* Вот образцы таких ныпъ етов (рис. 4).

В означенных походных колыбелях грудные дети находятся и в поле, но там присмотр за ними поручается не взрослым, а несо вершеннолетним детям около 6 лет, которые способны грудному ребенку давать только соску. Случается нередко, что несовершен нолетние няни разыгрывают и роли "пустынника с медведем", но и это не вразумляет родителей, и они все-таки присмотр за детьми на полевых работах поручают несовершеннолетним.

Пользуясь таким присмотром и ухаживаниями, злополучные дети на полевых работах переносят страшные мучения от жары и жажды и, сверх сего, еще от проделок присматривающих за ними несо вершеннолетних няней. Что же касается матерей во время полевых работ, то они в это время по отношению к своим детям настолько равнодушны, что на плач детей обращают внимание только тогда, когда они, дети, достаточно наревелись.

При таких условиях воспитания грудных детей здоровье у них немыслимо, поэтому и отравляется жизнь вотского ребенка в са мом начале ее, и он растет изможденным, хилым;

это же является следствием неправильного кормления и дурной пищи, а равно и несоблюдения надлежащей чистоты. Массами умирают грудные дети у вотяков с появлением первых недозрелых ягод: земляники, клуб ники и пр., когда кормят ими детей до пресыщения из любви к ним, отчего является у детей острая боль в желудке, понос и пр., которые оканчиваются обыкновенно смертью, так что из 100 ро дившихся младенцев умирают ежегодно от поноса 35. Понос у де тей свирепствует не менее и в то время, когда в начале лета пищей для кормилицы служит зелень, как, например, лук огородный, трава дягиль. Умирают немало в первый год и от простуды.

Исключительно молоком матери грудные дети у вотяков пита ются недолго, всего не более месяца, и там начинают их кормить коровьим молоком из рожка и соски от вымени коровы. Такие рожки висят всегда над головой ребенка привязанными к дужке колыбели.

До рожка ребенку дают вместо соски хлебный мякиш в тряпке, подслащенный сахаром или медом. Но это не считается кормлени * Аршин - 71,12 см.

http://elibrary.unatlib.org.ru/ ем, дается такая соска только плачущему ребенку, чтобы унять его на время, особенно когда матери не случается дома;

дают ее еще новорожденным первый раз до груди матери.

От коровьего молока, когда ребенок будет выражать стремле ние есть попитательнее, переходят к хлебным коркам, которые дают однако не ранее того, как будет ребенок в силах сидеть. Затем мать кормит его из своих рук хлебным мякишем, разжеванным ею са мой и даже всем тем, что едят взрослые, хоть еще и не прорезались зубы. Детей вотские женщины особенно предпочитают кормить киселем и всем вообще киселеобразным кушаньем, которое пред почитается в том отношении, что кушанья такого рода не надо жевать. А так как киселеобразные не приготовляются каждый день, то ребенок должен питаться преимущественно разжеванным хлеб ным мякишем со слюною жевавшей, несмотря на то, здорова жу ющая или нет. Так равно не обращается ни малейшего внимания и на болезнь матери, которая, кормя грудью, передает ему свои бо лезни. Сколько бы ни было у женщин несовершеннолетних детей, все они едят не за общим столом, а где-нибудь в стороне, обыкно венно у лавки, из деревянных чашек, которым не угрожает опас ность разбиться от падения.

Вотяки, как известно, живут большими семьями, в которых бывает, хотя и редко, около 5 женщин при одной свекрови, каж дая из таких женщин своих детей кормит отдельно, тоже из особой чашки, при этом, если одна из них отойдет от своих детей на ми нуту во время еды, другие, оставшиеся в комнате со своими деть ми, а равно и взрослые члены семьи, обедающие за общим сто лом, на детей чужой матери не обращают внимания, хотя бы они и разодрались. Равно не помогают друг другу женщины и качать чу жих детей, и присматривать за ними, когда ходят они во двор или находятся где-нибудь. Помогают иногда только по просьбе.

Детей вотские женщины носят в баню чуть не каждый день, но не в видах соблюдения чистоты тела их, а с целью хлестания их веником в сильном жару и против желания самих их, чтобы после этого окунуть их холодной водой, которая не заменяется теплой и в зимнее время, когда стоят трескучие морозы. Особенно часто носят детей в баню во время страдания чесоткой (Skabies), против кото рой единственным средством врачевания является веник, которым хлещут детей в сильном жару. Ребенок, привыкший к такой опера ции лечения в самом начале жизни, уже на всю жизнь становится любителем бани.

По достижении примерно двухмесячного возраста детям при вивается предохранительная оспа (чача) оспопрививателем (ча http://elibrary.unatlib.org.ru/ чапоттйсь) или же фельдшером. Первые, по отзывам вотяков, в этом отношении оказываются способнее как приобретшие навык долговременным упражнением. Оспопрививатель берет на кончик ланцета часть оспенной материи (со стекла или с руки) и делает на правой руке выше локтя слег ка три укола. Привив таким об разом оспу, оспопрививатель делает предупреждение, что про стужать оспу нельзя, а равно ре бенка нельзя носить и в баню до времени;

но матери это все-таки мало исполняют. На третий или Рис. 5. Ребенок в колыбели четвертый день на привитом ме сте образуются сине-багровые пятна - признаки привившейся оспы, потом в этих местах появляется гной или та оспенная мате рия, которую снимают на стекло и которая получает название "лимфы";

далее оспа начинает засыхать.

Детей, подобно русским, вотяки не пеленают, а только связыва ют им ноги тесемками, завернув их в пеленку, чтобы ребенок не барахтался ногами и не сбрасывал с себя одеяло, а лежал бы в ко лыбели смирно, не надоедая матери (рис. 5).

Со связанными ногами ребенок в колыбели лежит долго. На плач его, выражающий нехотение лежать или какое-либо страда ние, внимания обращается мало, дитя должно надрываться пла чем до тех пор, пока свекровь или кто-нибудь не велят матери унять разревевшегося. Тогда мать берет дитя на руки и кормит его или грудью, или же из рожка, хотя, в сущности, ребенок и не хочет есть. Чтобы унять плачущее дитя, стоило, конечно, только раз влечь его чем-нибудь, но этого оно не видит и, кажется, пользы от этого вотячки не понимают. Таким образом, единственным сред ством утешения плачущего дитя является только одно кормление.

Ребенок, конечно, доволен бы был, если бы мать подержала его на руках в продолжение того времени, какое потребно для унятия его, но матери лишают его и этого удовольствия, и ребенок после кормления опять должен лежать и надрываться плачем. Тогда оста ется одно средство — унять его качанием в колыбели, где ребенок после долгого укачивания и засыпает.

Качание детей производится ногою с помощью привязанной к колыбели веревки, руками в это время женщина, укачивающая ребенка, или прядет лен, или же что-нибудь шьет. Таким образом, она делает, по пословице, одним камнем два удара. Колыбельные http://elibrary.unatlib.org.ru/ песни от вотячки, укладывающей ребенка, услышите очень редко, если не считать песнями одни протяжные звуки вроде:

Ой... дой... шуомы...

Я ламе... ши но...

Как видно из рисунка (рис. 6), колыбель, положенная на ныпъ ет, навешивается на крюк, прикрепленный к оцепу;

самое кача ние производится посредством веревки, привязанной к оцепу и пластинке, которую при качании придавливает женщина ногой.

Наблюдающий жизнь вотяков, особенно воспитание ими де тей, может легко заключить, что отсутствие правильного детово дительства является у них от нелюбви к детям;

на самом деле вотя ки любят детей, дорожат ими;

лишение же детей ласки и особых нежностей объясняется характеристикой их, проистекающей от нехотения сидеть без дела, занятие с детьми считается пустым вре мяпрепровождением. Впрочем, вотячки мало умеют развлекать де тей какими-нибудь играми, как, например у русских, ладушки или другими какими-нибудь гимнастическими упражнениями. Только отцы отчасти доставляют детям небольшое удовольствие некото рыми гимнастическими упражнениями, да и то лишь только тем детям, которые в силах уже сидеть;

зато сами дети их по достиже http://elibrary.unatlib.org.ru/ нии 6—7-летнего возраста выдумывают различные гимнастические упражнения.

Далее коснемся тех болезней грудных детей, от которых страда ют они не мало, лишаясь потребного для здоровья сна. Первая, как говорят, неизлечимая болезнь корчушка (чупырга). Сущность этой болезни заключается в том, что у ребенка на спине и задних частях рук и ног являются щетинообразные волоски, от которых, гово рят, ребенка корчит. Волоски эти выводят в бане следующим обра зом: на те места, где находится корчушка, намазывают дрожжи с пшеничными отрубями, и от такой мази в жару волоски выходят наружу наподобие щетинок, и их стирают суконными тряпками.

Такое лечение в бане повторяется до тех пор, пока щетинка не выйдет вся. Причины этой болезни нам неизвестны. Вотяки же, равно и русские, говорят, что такой болезни подвержен каждый новорожденный. У большинства детей она является через несколь ко же дней после рождения, а у некоторых позже.

Другой болезнью детей является молочница {губи;

Soor). Эту болезнь вотяки лечат грибом, растущим на пнях рябины (Sorbus), настаивая в квасе или вине, которым и поят больного ребенка, или же поят кислым морсом, например, клюквы (Vaccinium oxycoccos), а некоторые кормят медом, при проглатывании кото рого. говорят, болезнь исчезает;

иные вытирают самую болезнь шелковым платком.

Не менее мучительною болезнью является у детей чесотка (.аы дон;

Scabies). Болезнь эта переходит на детей от матерей их, а они заражаются ею от других зараженных этою болезнью односемьян, а чаще всего от соседних женщин, с которыми парятся в одной бане. От несоблюдения чистоты часто у ребенка преет в пахах, но на это матери внимания обращают мало, да и не знают они ника ких средств, только некоторые присыпают порошком северюхи (красные побеги ели весной, похожие на землянику, которые едят).

Страдают еще дети корью (Morbilli) и коклюшем. Болезни эти при правильном уходе за больными детьми проходят обыкновенно благополучно как сами по себе не особенно опасные, но у вотяков и от таких болезней дети умирают часто;

впрочем, такие болезни у них редки.

Опасными являются еще болезни — скарлатина и оспа (Variola vera), но они не часты и замечательно, что их вотские дети пере носят легче, чем другие. При скарлатине матери поят детей подсла щенной водкой или крымским вином и, сверх сего, парят грудь и горло в бане веником, отчего, говорят, некоторые больные выздо равливают.

http://elibrary.unatlib.org.ru/ За больными никакого особенного ухода нет: все они поруча ются воле Инмара при таком мнении, что, если суждено ребенку жить, выздоровеет и так, без лечения, если же суждено умереть умрет, сколь ни лечи. Такое мнение основано на вере в предопре деление, что жизнь и судьба человека назначаются при рождении;

однако, хотя и говорят так, чадолюбивые родители принимают все меры к выздоровлению своих больных детей;

но большая часть за пускает, тогда маловажная боль, на которую в самом начале не обращено внимания, переходит в застарелое состояние, и лечение такой болезни выходит уже из круга знаний и опытною врача. Иногда больных детей лечат сами известными им травами;

чаще же всего поят их водкой, которую дают в чрезмерной дозе;

случается, пользу емый больной ребенок нередко отправляется на тот свет. Мне изве стен один такой случай. Одна женщина выпоила вдруг 5-летнему ребенку две большие рюмки кумышки.

При разных болезнях употребляют еще травы, нарванные в Ива новскую ночь (на 24 июня), называемую Купанча уй. За травой этой ходят в названную ночь за околицу, где и рвут ее в трех местах без разбору, какая попадет, и, принеся домой, подвешивают ее для суш ки где-нибудь в амбаре. Это, говорят, лекарство от различных болез ней, при которых и поят детей и больных, заварив траву в кипятке, как чай. В числе нарванных таким образом трав могут случиться, ко нечно, и вредные;

но так как они нарваны в таинственную ночь, то ядовитая сила их, по поверью, переходит в целебную. В означенную же ночь ходят некоторые женщины за Ивановой росой в поле, за околицу. Росу эту набирают в чистое блюдо посредством ударов краем его о траву, отчего капельки росы падают в блюдо. Названная роса как лекарство сохраняется в склянках и выпускается она в больные глаза. Употребляется она, вероятно, и при других болезнях.

Кроме Ивановой травы, считаются лекарственными и другие отдельно взятые травы, но в детских болезнях они употребляются мало. Вотячки в болезнях детей, равно как и взрослых, обращаются к знахарям (пелляскись), которые лечат тайными нашептывания ми или заговорами (пеллян, эмъян). Заговоры нашептываются на больные места или на напитки, которыми поят больных.


Болезни детские, сверх описанных выше, у вотяков разделяют ся на множество родов, носящих различные названия:

1. Суркубат - болезнь наружная, внутренняя, горловая, пояс ничная. У взрослых, особенно у женщин, болезнь эта является еще в грудях. Суркубат на языке шептунов-знахарей разделяется на шесть, а у некоторых на двенадцать видов или родов: тдъы (бе лый), сьд (черный), уж (желтый), сур (голубой), сари (буланый), http://elibrary.unatlib.org.ru/ горд (красный или рыжий).

2. Убирсиём — болезнь, подобная скарлатине и родимцу. Вер ным признаком болезни считаются синяки на шее и прочих частях умершего.

3. Толл — болезнь сердца. Называется еще сюлэм кыль (сердеч ная горячка).

4. Ыжкыль - овечья горячка. Это не что иное, как мигрень. В болезни этой отрезывается прядь головных волос больного и уно сится таковая в овчарню, о чем больной не должен знать.

5. Кучсузём* и сюён — боль или ломота в запястье руки. Чтобы избавиться от этой болезни, надевают на запястье в виде браслетки кольца из шерстяных красных ниток.

6. Саниквай - болезнь в нижнем суставе пальцев руки. От этой болезни пальцы развиливаются наподобие вил, отчего и болезнь получила название саниквай (от саник — вилы и вай - развилис тость). Желая избавиться от болезни, нашептывается на больное место известный заговор, при этом придавливается больное место талисманом лечения — подобием вил, сделанных из березовой вет ки, или просто пользуются веником.

7 Валдэй — лошадиная грыжа, род внутренней грыжи.

8. Куярак — болезнь в паху или в пахах вроде воспаления желез или самое воспаление их.

9. Гиждйньсись — ногтоед.

10. Эбёк — горловая болезнь, жаба. В болезни некоторые при давливают горло нагретым подобием лягушки, берестой (берестя ной лягушкой).

11. Пуныкыль — собачья горячка.

12. Занна - болезнь во всех органах. Названную, равно как и другие болезни, как мы уже говорили, лечат преимущественно тай ными нашептываниями или заговорами, причем иногда употреб ляются еще талисманы лечения.

Мы здесь назвали только некоторые болезни, какие бывают у детей.

Против таких болезней в употреблении были так называемые симпатические средства.

Ознакомившись с некоторыми детскими болезнями, перейдем к описанию средств, принятых против этих болезней, считая сред ствами и некоторые обряды, связанные с жертвоприношениями боготворимым предкам (душам умерших), демонам и прочим враж дебным существам.

* Кучсузём (шарк.) - кузьсузем - поврежденный, растянутый (о связках, сухожилиях).

http://elibrary.unatlib.org.ru/ К числу болезней вотяками причисляется, между прочим, и рев, который является или от названной причины, или служит причиной болезненного же состояния ребенка. Если ребенок предается неутеш ному реву, родители не считают нужным исследовать причину рева ребенка, а заключают, что ребенок предается реву вследствие влия ния на него теней умерших предков, которых прогневали чем-нибудь живые, отгого-де ребенок и ревет. Тогда совершается над ребенком таинственный обряд путскон. Таинственным мы называем его пото му, что он совершается обыкновенно в самую полночь, когда в де ревне царствует мертвая тишина. Для исполнения этого обряда дела ется предварительно берестяная коробочка чумон, затем скатывается на меду и масле из овсяной муки колобок и полагается, таковой в берестяную коробочку. К колобку присоединяется еще небольшая гор бушка хлеба, отрезанная от целого каравая, потом к коробочке ста вится огарок зажженной восковой свечи;

все приготовления к обряду готовы. Исполнителем обряда является старший в семье мужчина. Он берет плачущего больного младенца на руки и выходит с ним за воро та на улицу, шепча просительные слова, с которыми обращается к воображаемым душам предков, чтобы они помиловали больного пла чущего ребенка. Выйдя за ворота, исполнитель обряда коробку с ко лобком, горбушкой хлеба и зажженным огарком оставляет где-нибудь у столба, если есть возможность, то ставит на столбе со словами:

"Приношу вам, умершие родоначальники салам (гостинец, жертву).

Не мучьте этого дитя, пощадите его, чтобы он больше не надрывался неутешным ревом во вред своему здоровью". В этом и заключается весь обряд жертвоприношения душам умерших предков-родоначаль ников. Обычай этот основан на веровании, что боготворимые души умерших родоначальников могут насылать на живых, особенно на детей, различные болезни, если они, живые, забывая их, не будут устраивать по ним поминки.

В начале болезни ребенка некоторыми приглашаются знахарь или знахарка для определения рода болезни. Знахарь скатывает из ржаной муки, на воде, колобок и водит им по телу ребенка со словами: "Если дитя заразилось собачьей горячкой (пуныкыль), то пусть эта боль пе рейдет на колобок и в колобке окажется закатанной собачья шер стинка, если же испортил колдун или колдунья, пусть в колобке ока жется человеческий волосок". После этого знахарь разламывает коло бок пополам и смотрит, нет ли в нем какого-нибудь волоска. Если найдет собачью шерстинку, колобок дает собаке со словами: "Пусть с этим колобком собака съест и болезнь ребенка";

если же окажется в колобке человеческий волосок, велит обратиться родителям к искус ному шептуну (пелляскисъ), чтобы он лечил от порчи как знает.

http://elibrary.unatlib.org.ru/ При болезни горла эбек (жаба) лечат детей при помощи талис манов лечения, принятых против этой болезни, - хлебом и берес той, сделанной наподобие лягушки или, как говорят, берестяной лягушкой. Хлеб, посолив, нагревают, также и береста (подобие лягушки) нагревается, и этими талисманами придавливается то место горла, где чувствуется боль, при этом нашептывается такой заговор: "Остэ, Инмаре, остэ! Куке эбек потйз бадь вылэ, бадяр куар вылэ, соку мед потоз та пиналлэн чыртыяз;

бадяр куар кызьы котырес луэ, куасьме, сое тл нуэ, озьы ик мед нуоз куасьмыса, чуливктыса, куар усем сямен мед усёз. Бадяр выжые куке потоз, соку мед потоз. Сотэк ум сётйське;

бадяр выжы куке висись луоз, соку мед висёз эбекен тйнь та пинал но". При этой болезни, жабе, по словам вотяков, некоторые кормят больных детей лягушками, надеясь этим вылечить ребенка.

Русский перевод заговора таков: "Благослови, Инмар, благо слови заговаривать болезнь. Когда болезнь жаба придет на плачу щую иву, на листья клена, пускай тогда придет и на горло этого ребенка. Как сохнут, свертываясь, листья клена, так же пусть со хнет и болезнь горла, и как листья клена разносит ветер, высуши вает их, подобно тому пусть обратится в ничто, высыхает и жаба.

Когда заразится жабой корень клена, тогда пусть заразится жабой и горло этого ребенка". Знахарь, который занимается лечением жабы долго, после нашептывания приведенного выше заговора, дунув и плюнув на больное место три раза, берестяную лягушку (талисман лечения) прикладывает к больному месту как пластырь и завязы вает чем-нибудь, и с шеи больного не велит снимать до выздоров ления. Таким же образом лечатся и взрослые.

Взрослым принято такое лечение: страдающий горловой болез нью по утрам, до солнца, ходит в отхожее место и там говорит:

"Мынам ньылонам мукет ньылон кылдэм. Со турттэ ньылыны бы дэс писпуосты. Со ньылон луэм кос пу кадь;

со кс пуэз тл по гыртэ, озьы ик та висёнме но мед нуоз тл сьры". По-русски: "В горле моем образовалось другое горло, хотящее проглатывать це лые деревья. Это горло похоже на сухостойный лес. Как ветер валит деревья, так же пусть уйдет за ветром и болезнь моя".

Если есть во дворе деревья, больной горлом по утрам подходит к ним и, вдыхая в себя воздух, говорит: "Проглочу эту елку цели ком с сучьями и корнями, чтобы не стало болезни";

а иной в сор тире говорит: "Проглочу сортир со всеми нечистотами, чтобы бо лезнь, боясь нечистот, прошла".

Для лечения куярака (воспаления в паху) берут из горна или печи раскаленный уголь и бросают его за расстегнутый ворот ру http://elibrary.unatlib.org.ru/ бахи до трех раз, затем этот уголь опять бросают в горн обратно, при этом говорят: "Эмъясько, юмъясько ырдам псь уэн, кы зьы ырдам псь у сутэ, куасьтэ, пыже — озьы ик сутса-куась мыса та куярак мед быроз. Тйнь со куяраклы ми ум сётйське. Кы зьы ке псь уэз гольык киын кутны ум быгатске, озьы ик та куярак адямилы потны медам быгаты". По-русски: "Лечу, загова риваю болезнь раскаленными докрасна угольями. Как раскален ный уголь сжигает, жарит, сушит, пусть так же сгорит и высохнет болезнь куярак. Этой болезни мучить мы воли не даем. Как нельзя взять голыми руками раскаленный уголь, пусть так же нельзя бу дет взять здоровое тело и куяраку". Летом вместо угля при таком заговоре талисманом служит трава куярак-турын, которую при кладывают к опухолям.

Болезнь подцйньсись (ногтоед), по словам знахарей, должно ле чить заговорами прежде, чем сделается она известной кому бы то ни было. Заговаривают ее, вталкивая пораженный болезнью палец в щель стены, причем нашептывают такие слова: "Путэт куке ыльектоз, виялоз, псьтоз, соку мед потоз чиньые гиждйньсись но;

тйнь со гиждйньсись борд пулсы пачкаса мед быроз. Кызьы ольгыри пачка са быре нальык улэ, озьы ик та висён мед быроз". Нашептав такой заговор, знахарь дует на больное место три раза, и все лечение.

Заговор по-русски: "Когда из щели потечет сукровица и нарвет ее гноем, тогда пусть нарвет и палец этого человека. Пусть этот ногтоед, прищемленный в щель, кончится. Как воробей погибает в ловушке нальык, будучи придавленный доской, пусть так же поги бает ногтоед". Во время эпидемических болезней, и равно и таких, которые не угрожают опасностью заразиться, соблюдаются стро жайшие предрассудки, которые сами по себе уже вредны для боль ного ребенка. Предрассудки эти следующие: не мой в избе полы;


не стирай белье;

не выгребай из печи золу и не трогай в печи голо вешки;

не надевай на больного белье и не расчесывай ему волосы;

не обрезай больному ногти и пр.

Особенно строго соблюдаются предрассудки и приметы во вре мя страдания детей корью (пужы) и оспой (чача), чтобы, как говорят, больному не было еще хуже, так как олицетворяемая болезнь, присутствуя тут же при больном, от неисполнения тре бований предрассудков может прогневаться и больной не выздо ровеет.

Заговоры от убирсиема Первый заговор. Остэ, Инмаре-Кылдысинэ! Мусо Инмаре! Кыл чин сюрес вылтй тушмон убир лыктэм. Мусо Инмаре пинал сётэм;

http://elibrary.unatlib.org.ru/ сое убир быдтэ;

мон сое уг сётйськы убирлы. Остэ, ин шунды, му шунды! Ин толэзь, ин кизили, му кизили! Соослэсь сюрессэс убирлы уг сёты;

со сюресэз убир сиёз ке, соку мед сиёз [та пиналэз];

сотэк у г сётйськы.

В заключение следует троекратное дуновение на воду, которой поят ребенка и брызжут на него три раза. По-русски: "Благослови, Инмар-Кылдысин! Возлюбленный Инмар! Благослови заговаривать болезнь. По дороге Кылчина пришел к ребенку (больному) враг убир. Возлюбленный Инмар дал дитя;

этого дитя губит убир... Я ему, убиру, губить дитя не даю. Благослови, небесное солнце! Не бесная луна! Небесные звезды! Дорогу их я не даю убиру. Когда убир съест дорогу их, светил, тогда пусть ест и этого дитя. Без этого я не даю убиру".

Второй заговор. Остэ, Инмаре-Кылдысинэ! Дас кык пртэм тылобурдо, сьд куака, сьд кырныж... Куке солэн сюлэм пыртйз потоз, сиёз убир, соку мед потоз татчы убирсием, соку мед сиёз убир. Дас кык пртэм сюрес вожтй кня тыпы уробо колёса орт чиз, солэсь пытьызэ убир мед сиёз. Кызьы кыр ньылдэм кызьпу ксмэ, куасьмэ, озьы ик мед та убирсием но ксмоз, куасьмоз.

После заговора следует троекратное дуновение. По-русски: "Бла гослови, Инмар-Кылдысин, заговаривать болезнь! Когда сквозь сердца двенадцати пород птиц - черных ворон, черных воронов пройдет убир, тогда пусть ест он, убир, и этого больного. Когда убир съест следы колес дубовых телег на двенадцати разных пере крестках дорог, тогда пусть ест убир и этого больного. Как сохнет издолбленная дятлом береза, так же сохни и изъеденное убиром место".

Заговор от испуга Дас кык пртэм сюрес воже потэм турынлэн, вож куарлэн куке сюлэм пыртйз кышкам висён потйз, соку мед кышкалоз [та адями].

Сизьым дас но сизьым пртэм мувыре потэм писпу... солэн ул пыртйз куке потйз, заветсэ куке шедьтйз, соку мед потоз кышкам висён но.

Оканчивается троекратным дуновением. По-русски: "Когда бо лезнь от испуга пройдет сквозь травы, листья, растущие на двенад цати перекрестках дорог, тогда пускай испугается и больной. Когда пройдет эта болезнь сквозь деревья, растущие на двенадцати раз ных возвышенных местах, и когда найдет заветы этих дерев, тогда пусть приключится болезнь от испуга".

http://elibrary.unatlib.org.ru/ Заговоры от кровотечения Первый заговор (после пореза, поруба или ушиба). Остэ, Инмаре Кылдысинэ! Куке мувырэ потэм кос легезьпулэн, пурт анданлэн, валлэн быжысьтыз вирзы потоз, соку [татысь] вир мед потоз. Кы зьы куасьме ыргон пурты, кос эгыр, озь ик вир но мед куасьмоз.

После заговора следует троекратное дуновение. По-русски:

"Благослови, Инмар-Кылдысин, заговаривать болезни. Когда по течет кровь из сухой жимолости, из уклада ножа, из лошадиного хвоста, тогда пусть течет кровь и из этого порезанного места. Как сохнет медный котел, сухой уголь, так же пусть сохнет на этом месте и кровь".

Второй заговор. Остэ, Инмаре! Тушмон Притча* лыктэм. Мон солы вир поттын уг сётйськы. Куке валлэн вандэм быжысьтыз вир потоз, соку татысь но вир мед потоз. Парсь зуэз вандыса вир потоз ке, соку [татысь] мед вир потоз;

нйзилилэн вирыз потоз ке ванды са... Сотэк мон вир потыны уг сётйськы.

Заговорив, шептун дует на кровоточивое место. По-русски: "Бла гослови, Инмар, остановить кровотечение. Напал внезапно враг Притча. Я ему не даю кровоточить. Когда из отрезанного хвоста коня и щетины свиньи потечет, тогда пусть потечет кровь и из этого порезанного места;

когда кровь потечет из перерезанного пополам червя, тогда пусть потечет кровь и из этой ранки. Без всего этого я не даю воли крови течь".

Третий заговор. Остэ, Инмаре! Юртты, Инмаре, вирез дугды тыны. Горд чж тдьы чж мед луоз;

солэн куке вирыз потоз, та адямилэн но вирыз мед потоз;

куке пурысь чжлэн вирыз потоз, соку талэн но вирыз мед потоз. Мон та адямилэсь вирзэ дугдытйсь ко дас кык вирсэрысьтыз;

мед юнмалоз, мед луоз, мед луоз азвесь кадь;

куке виялоз азвесь вылэ, соку мед виялоз дун музъем вылэ.

Сизьымдас но сизьым пртэм тунгонэн юнматйсько та вирез.

Следует после заговора троекратное дуновение. По-русски: "Бла гослови, Инмар, остановить кровотечение! Помоги, Инмар, оста новить кровотечение! Пускай красная утка сделается белой;

когда из этой утки потечет кровь, тогда пусть потечет и из ранки этого человека;

когда потечет кровь из серой утки, тогда пусть потечет и из этого человека. Я останавливаю кровотечение этого человека из двенадцати артерий... Пускай кровоточащее место окрепнет и сде лается как серебро;

когда кровь эта будет течь на серебро, тогда пусть течет и на чистую землю. Запираю, укрепляю эту кровь семи десятые семью замками".

* Мифологическое |существо].

http://elibrary.unatlib.org.ru/ Заговор от толола [вздутия живота] Остэ, Инмаре-Кылдысинэ! Юртгы дас кык пртэм тололэз пелля ны, вирсэрысьтыз улляны;

дас кык ёзысьтыз пеллясько. Та толол ке...

сизьымдон но сизьым ырдам излы куке толол луоз, собере мынэсьтым кылме мед тодоз. Сизьымдон но сизьым пртэм кыйлэсь ке та толол быгатоз шизэ тэрчыны-перчыны*, соку мед лыктоз. Кызьы пуртэс ксмэ, куасьме, озь ик мед ксмоз, куасьмоз толол но. Кызьы нунал бертэ, толэзь бертэ, шунды бертэ, озьы ик мед бертоз.

Слова нашептывают на вино, которым и поят больного. В скот ских болезнях слова эти нашептывают на табак или на соль и тако вые вталкивают в нос и уши животного. По-русски: "Благослови, Инмар-Кылдысин, заговаривать болезнь! Помоги заговаривать две надцать разных тололов;

помоги выживать эти болезни из двенад цати артерий, из двенадцати суставов. Если болезнь эта толол, то...

когда приключится такая болезнь семидесяти семи различным рас каленным камням и узнает мой заговор толол, тогда пусть поразит он собой и этого дитя. Когда этот толол разберет жала семидесяти змеев, тогда пусть поразит собой и этого дитя. Как сохнут ножны (чехол для ножа)**, так же сохни толол. Как возвращается день, луна, солнце, так же пусть возвратится и больной"***.

Заговор от сюлэмкыля (сердечной болезни) Остэ, Инмаре-Кылдысинэ! Куке камышлы сюлэм кыль кыл доз, соку мед сюлэмкыль кылдоз та адямилы но;

сьдкырлы но куке ныр вылаз сюлэмкыль кылдоз, соку мед адямилы но сюлэм кыль кылдоз. Сотэк мон уг сётйськы.

По-русски: "Благослови, Инмар-Кылдысин, заговаривать бо лезнь! Когда будет болеть сердце камыша, тогда пусть болит и сер дце этого ребенка;

когда поразит эта болезнь собою нос дятла, тогда пусть поразит и этого ребенка. Без всего этого я не даю чело века в жертву болезни".

Заговоры от уроков (синусем) и порчи (вегнан) Первый заговор. Остэ, Инмаре-Кылдысинэ! Куке [вал гижылы] син усёз, сотэк мон синусёнлы уг сётйськы. Вупарсьлэн вазерез * Значение слов тэрчыны-перчыны не совсем ясно. Автор переводит их преимущественно как разобрать, узнать.

** Слово пуртэс переведено неточно. Здесь уместнее не ножны, а другое значение слова: стручок бобовых.

*** По-видимому, точнее будет перевод: "...так же пусть возвратится до мой и толол".

http://elibrary.unatlib.org.ru/ вылэ куке еретниканы быгатозы, соку мед быгатозы еретниканы тае но, сотэк мон уг сётйськы. (Троекратное дуновение). Искаллэн сюр вылаз куке ву пуксёз, сотэк мон уг сётйськы еретниканы. Куке ушъяллэсь сизэ-гонзэ еретник ньылоз, сотэк уг сётйськы ерет никлы. Куке кыйбодылэсь шизэ сиёз, соку мед еретникалоз. Куке Нюлэсмурт милемды сиыны кылдытоз, сотэк уг сётйськы. (Трое кратное дуновение).

По-русски: "Благослови, Инмар-Кылдысин, заговаривать бо лезнь! Когда приключатся уроки копыту коня, тогда пусть приклю чатся они и этому больному. Когда колдун испортит клыки водяной свиньи, тогда пусть испортит и этого больного. Когда вода будет держаться на рогах коровы, тогда пусть испортит колдун. Когда колдун проглотит колючие щетины ежа, тогда пусть испортит и этого человека. Когда съест колдун с остями траву татарника, тогда пусть ест и этого человека. Когда Нюлэсмурт выдаст нас (шайтанам и зверям), тогда пусть колдун погубит и этого человека".

Второй заговор. Остэ, Инмаре-Кылдысинэ! Утисе-вордйсе! Юрт ты мыным та адямиез пелляны, та вегнамез быдтыны. Ведунез мон уг тодйськы, оло бигер, оло удморт, оло уч, оло бесерман, оло пор, ум тодске ми ведунэз;

оло нылмурт, оло кышномурт, оло пиосмурт;

ми со ведунъёслэсь вочак басьтйськомы кылзэс-бурзэс;

та ведун, та шай тан ке быгатоз мынэсьтым кылме-бурме тэрчыны-перчыны... Сизь ымдон но сизьым пртэм писпу;

со писпулэсь ке та ведун быгатоз сюлэмзэ тэрчыны-перчыны... Сизьымдон но сизьым пртэм зарезь;

со зарезьёсты ведун быгатоз ке кос куасьтыны... Собрезэ мынэсьтым кылме-бурме мед тодоз. Та адямилэсь веднамзэ басьтйсько. Сизьым дон но сизьым пртэм зарни юбо;

со вылын кирос вань йылаз;

со киросэз ке быгатоз ведун кылыныз, пиньыныз тэрчыны-перчыны...

Сизьымдон но сизьым пртэм тылобурдо, сьсь вань;

солэсь ке гон зэ-турзэ быгатоз со ведун тэрчыны-перчыны... Соку мынэсьтым кыл ме-бурме со ведун-тушмон мед быгатоз тэрчыны-перчыны. Сизьым дон но сизьым пртэм кузьыли кар;

сое быгатоз ке ведун кылыныз бурыныз, пиньыныз тэрчыны-перчыны (мон сое быгатско тэрчыны-перчыны), соку мед со тушмон быгатоз кылме-бурме тэр чыны-перчыны. Сизьымдон но сизьым пртэм андан;

солы турын куар ке ужаз, со ведун сокузэ мынэсьтым кылме мед тодоз. Сизьымдон но сизьым пртэм тунгон;

сое куке быгатоз еретник-тумшон кылы ныз тэрчыны-перчыны, соку мед быгатоз мынэсьтым но кылме тэр чыны-перчыны. Мон вегнам дэез тэрчисько-перчисько, урод вирез мон дунматйсько;

со дэй мед тэрчоз-перчоз... сое тэрчисько-перчись ко. Кызьы нунал бертэ, со музэн мед бертоз, тэрчоз-перчоз та вег нам, дэез мед чугунмоз, мед измоз, мед пуксёз местаяз, ноку но http://elibrary.unatlib.org.ru/ медам си, со веднам-дэй ноку но медам лу. Остэ, Инмаре-Кылдыси нэ, утисе-вордйсе! Мед юрттоз, дас кык ёззэ-виззэ, вирзэ мед сётоз.

По-русски: "Благослови, Инмар-Кылдысин, хранитель-пита тель, заговаривать болезнь! Помоги мне заговаривать порчу этого человека! Колдуна я не знаю, может быть, он татарин, может быть, вотяк, может быть, русак, может быть, бесермянин, может быть, черемисин... не знаю;

может быть, испортила девка, может быть, баба, может быть, мужик;

мы снова этих колдунов делаем бессиль ными. Если этот колдун или колдунья, этот шайтан, разберет и узнает сердцевины семидесяти семи различных деревьев;

если он, колдун, или колдунья высушит семьдесят семь различных морей, тогда пусть узнает и мои слова... Я снимаю порчу с этого человека...

Есть семьдесят семь различных морей;

на этих морях семьдесят семь различных золотых столбов;

на вершинах этих столбов есть крест.

Когда колдун разберет и узнает этот крест своими словами и когда он, колдун, разберет и узнает каждую щетинку и каждое перо се мидесяти семи различных зверей и птиц, тогда пусть он разберет своими зубами и словами и узнает мой заговор. Когда колдун раз берет словами и зубами и узнает семьдесят семь различных мура вейников (я их знаю и разбираю), тогда пусть разберет и узнает колдун и мои слова. Есть семьдесят семь различных укладов. Когда на этих укладах вырастет трава и колдун узнает заговор этих трав, тогда пусть узнает и мой заговор. Когда отопрет, разберет и узнает колдун или колдунья семьдесят семь различных замков, тогда пусть узнает и мои слова. Я разбираю, уничтожаю заговор колдуна, заго вариваю грыжу, напущенную им... очищаю кровь;

пусть уничто жится грыжа. Как приходит к концу день, солнце, так же пусть кончается и болезнь, грыжа этого человека;

пусть она, грыжа, сде лается крепкой, как чугун и камень, пусть уничтожится и больше не существует. Благослови, Инмар-Кылдысин, хранитель-питатель, заговаривать болезнь. Пусть Инмар поможет мне, пусть дает боль ному двенадцать здоровых суставов, здоровую, чистую кровь".

Третий заговор. Остэ, Инмаре, мусо Инмаре! Тушмонлы та адя миез мон уг сёты;

та адямилэн сйль-вир — музъем-сюй;

со сюез со еретник гозы пуноз, соку мед сиёз. Та адямилэсь лулзэ гозы пуны ны быгатоз ке, соку мед сиёз, сотэк уг сётйськы. Сизьымдон но сизьым пислэн-пулэн лысэз вань, куарез вань, турынэз но вань;

сое лыдыса-перчыса та дырын мед быдтоз, сотэк уг сётйськы.

Мынам кылы-буры вл Ашапартна;

со Ашапартна кытын улэ, сое шедьтоз ке, соку мед сиёз. (Троекратное дуновение). Музъем кызьы улэ, озьы ик мед улоз, музъемлэн вирыз кызьы улэ, озьы ик мед улоз. Сизьымдон но сизьым писпулэн улэз-ваез кызьы чебер http://elibrary.unatlib.org.ru/ улэ, озьы ик мед чебер улоз та адями но.

После слов следует троекратное дуновение. Слова нашептыва ются на хлеб или напиток, которые и принимает больной.

По-русски: "Благослови, Инмар-Кылдысин, возлюбленный Инмар, заговаривать болезнь. Врагу этого человека (больного) я не дам. Плоть и кровь этого человека — земля, глина. Когда из этой глины колдун совьет веревку, а равно когда может он свить веревку из души этого человека, пусть тогда погубит его, без этого я воли колдуну не даю. Есть семьдесят семь разных дерев, у этих дерев есть листья, хвоя, травы;

когда сосчитает колдун у этих дерев листья, хвою и травы, пусть тогда погубит и человека;

без этого я воли ему, колдуну, не даю. Мои слова-заговоры не есть Ашапартна1. Где живет этот Ашапартна*, пусть найдет его колдун и тогда ест этого человека.

Как живет земля, так же пусть живет и больной;

как в земной утро бе, в земных артериях льется, бьется земная кровь, пусть так же по прежнему бьется и кровь в этом человеке. Как растут, не увядая, семидесяти семи пород растений ветви и сучья, так же живет и этот человек".

Заговор от болезни сутскем яра, тыл яра (летучего огня) Остэ, Инмаре! Зарни тэркыен азвесь пуньы сьд яг ултй ветлэм сиыса-юыса. Шунды бертэ, толэзь бертэ, со музэн сутскем яраез мед бертоз;

кызьы шелеп куалдыса кучке, озьы ик мед кошкоз сут скем яраез.

После нашептывания этих слов ранка присыпается обращен ным в порошок чертовым пальцем (суком окаменелого дерева) и двухстворчатой раковиной.

По-русски: "Благослови, Инмар, заговаривать болезнь! Сереб ряная ложка с золотым блюдом гуляли по подбережьям и вместе ели и пили. Солнце [домой] возвращается, луна возвращается, так же возвратись (исчезни) и ранка. Как отскакивает от дерева при рубке щепка, так же отскочи и ранка от здорового тела".

Заговор от валдэя [грыжи] Инмаре! Юртты валдэез пелляны. Горд вал, сьд вал, уж вал, лыз вал, саврас вал, сур вал, куло вал, сари вал, куо вал, тори вал, бурлы вал, курень вал... Дас кык пртэм валлэсь гонзэ тэрчоз Имя собственное;

употребляется оно только в заговорах. Кто такой Аша партна мы до сих пор не могли узнать.

* Слово происходит от Aiuia и Фатита, имен жены и дочери Магомета.

Употребляется только в сложении: Ашапатман.

http://elibrary.unatlib.org.ru/ перчоз ке валдэй, соку та адямилы но валдэй мед потоз. Кызьы нунал бертэ, толэзь бертэ, шунды бертэ, со музэн мед бертоз та валдэй;

псь извылэ мед потоз та валдэй, со бере мынэсьтым кыл ме-бурме мед быгатоз вормыны.

По-русски: "Благослови, Инмар, заговаривать болезнь! Помоги заговаривать болезнь валдэй. Рыжий конь, вороной конь, соловый конь, сивый конь, саврасый конь, голубой конь, каурый конь, бу ланый конь, пегий конь, гнедой конь, чалый конь, бурый конь.

Когда шерсть этих коней двенадцати мастей болезнь разберет, узна ет, тогда пусть приключится болезнь и этому человеку. Как прихо дит к концу день, луна, солнце, так же пусть придет к концу и болезнь валдэй;

пусть растет грыжа на раскаленном камне, [лишь] тогда [она] узнает мои слова и сделает их бессильными".

Заговор от висёнрада, или радынвисёна (горячки, тифа) Остэ, Инмаре-Кылдысинэ, утисе-вордйсе! Йырвисён-рад, йыр висён-пр, ктогьян, сюлэмвисён. Капчилыксэ мед сётоз. Остэ, Инмаре-Кылдысинэ! Котькые тушмонлэсь возьма, котьма дэй лэсь, котьма пртэм висёнлэсь, дас кык уззэ-виззэ мед сётоз, мылдэ-кылдэ, висёно-пр капчилыктэ сёт, вождэ эн вай, йыг-дым эн кар. Оло пенез, оло сэрегпумез исаны шедьтймы. Остэ, Инмаре Кылдысинэ! Висён радэ! Висён прэ! Оло вождэ ваид, лык азба рысь, вождэ эн вай;

лык мамык валес вылам, лык мамык дьырол тэсам, лык тдьы шобрет улам;

оло адями бордысь кышкад, оло кытчы уртэз кошкиз, лык уртэз местаяз, бурпал кунулаз, валляна тусаз-буяз, сёт зарни жк драм, азвесь пукон вылэ, тыр тетерен, тыр колоен, тыр вй горшокен, тыр чумукен. Остэ, Инмаре-Кыл дысинэ! Утисе-вордйсе! Дас кык ёззэ-виззэ сёт. Висён радэ! Висён пре! еч-капчи куксэ сёт нй. Остэ, Инмаре, Кылдысинэ-утисе!

Огпол йыбырттйм ке, кыкпол йыбырттйм ке, куинь пол верам, ачид, Инмаре, юртты, вочак капчилыксэ сёт, котьма тушмонлэсь возьма. (Троекратное дуновение).

По-русски: "Благослови, Инмар-Кылдысин, хранитель-питатель, заговаривать болезнь! Головная боль, колотье в животе, боль сердца приключились. Дай, Инмар, облегчение! Благослови, Инмар, Кыл дысин-хранитель! Избави от всякого врага, от всякой грыжи-болез ни, от всякой немощи. Дай двенадцать здоровых суставов, двенадцать кровеносных артерий. Дай здоровье, не гневайся... Не угрожай (подоб но грому). Может быть, троганьем золы, головешки кто прогневал бо лезнь и больному стало хуже. Благослови, Инмар-Кылдысин! Болезнь моя! Поветрие! Может быть, ты, болезнь, прогневалась;

иди из двора (из чистого воздуха) и ложись ко мне (больному) на пуховую по http://elibrary.unatlib.org.ru/ стель, на пуховую подушку, под белое одеяло. Может быть, ты, здо ровье, испугалось какого человека и вышло ты из человека (больно го);

иди обратно под правую мышку (впадину под плечом), чтобы больной принял прежний здоровый вид;

иди, здоровье, садись за золотой стол в серебряную ложку больного и войди в него с пищей, которую будет принимать он. Ожидаю тебя, встречаю тебя с целым караваем, с целым колобком, с полным горшком масла, с полным стаканом вина. Благослови, Инмар-Кылдысин, хранитель-питатель!

Дай двенадцать суставов, двенадцать артерий. Болезнь моя! Поветрие!

Дай больному легкие ноги. Благослови, Инмар-Кылдысин, храни тель! Однажды поклонимся, дважды поклонимся, трижды поклоним ся, трижды скажем. Ты сам, Инмар, помоги, дай здоровье больному, от всякого врага сохрани".

Слова нашептываются на вино, на воду, и таковыми примачи вают голову больного.

В последнем заговоре, между прочим, упоминается пень (зола) и сэрегпум (головешка). Это взято из поверья, что, если в доме есть больной, одержимый горячкой или другой эпидемической болез нью, не должно трогать золу, особенно нельзя употреблять ее на щелок для стирки белья;

а равно воспрещается трогать и головеш ки: иначе-де больному будет хуже. Об этом мы, впрочем, имели уже случай говорить выше.

Между принятыми средствами лечения в обыкновении еще сле дующие:

1. Если упал ребенок, в предотвращение болезни плюют на то место три раза.

2. В случае появления под носом красноты сестреница* (нужодйг) на это место делает пример сеяния муки решетом.

3. Который ребенок мочится во сне, того водят по утрам, до восхода солнца, мочиться к воротному столбу, и это повторяется до трех раз. Местами приносится в жертву щука.



Pages:   || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 7 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.