авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 | 6 |   ...   | 7 |

«Право публикации данной электронной версии книги в полнотекстовой электронной библиотеке принадлежит БУК УР «Национальная библиотека Удмуртской ...»

-- [ Страница 4 ] --

Дополнительные сведения Поверхность бурановских владений* (РФ Научно-отраслевого архива УИИЯЛ УрО РАН, on. 2Н, д. 615а, л. 6 об., 7 об., 8 об.) Поверхность бурановских владений покрыта невысокими воз вышенностями. За самую высокую возвышенность можно считать ту местность, где стоит памятник старины — Керемет — в западной стороне. Отсюда окрестности виднеются кругом на десятки верст. И Керемет виднеется издалека, чуть не от Сарапула. Больших логов здесь нет. В логах косят траву да привязывают на подножный корм коров и коней, когда нельзя их отпускать на засеянные поля. Наи большее протяжение бурановских владений от юга на запад около верст к деревне Байкузино.

Почвы В прежние времена бурановская местность была покрыта хвой ными лесами, особенно сосновыми, эти места по вырубке дали почву с плохой питательностью.

* Слова "бурановских владений" в рукописи зачеркнуты.

http://elibrary.unatlib.org.ru/ В северной части места гористы и почва плохая;

но и на южных местах, хотя место и ровное, хлеб родится плохо. В общем, везде почва требует сильного удобрения. По берегам Сарапулки луга;

ме стами, ниже деревни, где берега круче, имеются залежи торфа. В логах и на местах гористых копают камень бутовый и известняк.

Унавоживают свои полосы немногие, из боязни, что в случае пе ределов унавоженные полосы достанутся другим. Прежде, когда переделы были очень редки, удабривали многие и были урожаи хорошие.

Воды Речки, орошающие Бурангурт с владениями его, принадлежат все к системе реки Камы;

главная из них — Сарапулка, которая берет начало в западной стороне бурановских владений. В реке этой рыбы, кроме мелких пескарей, нет. Затем сливаются с Сарапул кой речки Каньгашурка, Пуройыл. Выше сказано, что в 2 верстах от Буранова есть ключ Прохор ошмес, который пробивается из-под камней. Воду этого ключа жители починка Чутожмон считают це лительной для глаз. Есть и другие мелкие речки. Озер во владениях бурановцев нет.

Река Иж — в 10 верстах от Буранова. Рыбачат они в чужих вла дениях. В озерах водятся караси, лини, окуни, их ловят больше только во время метания икры.

Климат Климат в Буранове умеренный. Зимой хотя и бывают морозы трескучие, но редко. Земля промерзает на высоких местах на 2 арш.

глубиной. Местные жители говорят, что прежде морозы были силь нее, так что на лету замерзали и птицы, За отсутствием метеороло гических наблюдений, определить суровость климата нельзя.

Леса (РФ Научно-отраслевого архива УИИЯЛ УрО РАН, on. 2Н, д. 615а, л. 9 об.) Сплошные леса здесь представляют леса Яганской дачи;

сво их крестьянских лесов у бурановцев немного. Леса Яганской дачи огромны, но после пожаров они местами поредели. В них живут звери разные: медведи, лоси, рыси, волки, куницы, зайцы, лиси цы и др., но медведей ныне видно редко;

лоси после пожаров убе жали в северные леса.

Из птиц зимуют воробьи, щеглы, синицы разных пород, клес ты, овсянки, сороки, [...], глухари, куропатки, вороны, тетерева, ill http://elibrary.unatlib.org.ru/ рябчики, но сорок уже мало. Перелетные птицы: гуси, утки, лебе ди, [...], чайки, журавли, ястребы, беркуты, грачи, совы, кукуш ки, филины*, скворцы, жаворонки, соловьи, чижи, малиновки, ласточки и другие мелкие птицы. Чайки видны редко;

гуси, лебеди и журавли бывают только во время перелета.

Полеводство и огородничество (РФ Научно-отраслевого архива УИИЯЛ УрО РАН, on. 2Н, д. 615а, л. 10 об.) Система полеводства - трехпольная: пар, озимые и яровые. Сеют хлебные растения: озимую рожь, пшеницу, овес, ячмень, полбу, просо и еще маслянично-прядильные растения: коноплю и лен.

Выгонов у бурановцев нет, поэтому скот пасется исключитель но на паровых полях, которые к посеву озимых бывают уже черны.

За неимением выгонов скот до уборки с полей хлеба буквально голодает;

оттого и скот у них плохой, изможденный, вследствие бескормицы дойных коров и рабочих коней приходится привязы вать на подножный корм. В огородах садят: картошку, свеклу, брюкву (калегу), морковь, лук, капусту.

Скотоводство Скотоводство в Буранове развито плохо, скот мелкой породы.

Коз почти уже нет, овцы и свиньи простой породы. Скот пасется в паровых полях с весны, когда после посевов запираются поля, до осени, до уборки с полей хлебов.

Вообще домашний скот у вотяков не отличается породностью.

Это зависит преимущественно от дурных помещений, от плохого ухода за ним и от плохого корма;

особенно скот у них мрет летом, когда запираются посевы и скоту в паровом поле нечем питаться.

Потребительская кооперация (РФ Научно-отраслевого архива УИИЯЛ УрО РАН, on. 2Н, д. 326, л. 196, 219-226) Дороговизна дошла у нас до самого апогея;

она заставляет ныне отказывать себе во многом, иногда в самом необходимом, насущ ном. Если бы не кооперативные учреждения — большинству потре бителей пришлось бы плохо. Благодаря им, нуждающиеся получают местами, хотя в ограниченном количестве, самое необходимое за сносную цену. Слово "местами" мы подчеркнули потому, что толь ко местами, и то иногда, получаются предметы необходимости;

* Филины, совы - птицы оседлые или кочующие.

http://elibrary.unatlib.org.ru/ местами же и в кооперативных учреждениях необходимое нельзя найти, и кое-где и в них замечается нечто вроде мародерства [...].

Население нашего уголка — вотское, темное. Центр его — село Бураново. Жители этого села исключительно вотяки, если не счи тать двух-трех семейств пришлых русских. До настоящей войны* в этом селе было четыре лавки местных жителей. Товар в них прода вался, в сравнении с городом Сарапулом, чрезвычайно дорого. Тор гаши, по местному выражению, лупили цену с покупателей "как шкуру с сидоровой козы". Это заставило организовавшемуся круж ку учредителей из местной сельской интеллигенции и коренных жителей-земледельцев обратиться к г. вятскому губернатору с хода тайством о разрешении открыть в селе Буранове торговлю обще ства потребителей. Губернатор, разумеется, устав общества утвер дил и разрешил открыть торговлю. Членские взносы поступили быстро, и пошли выборы членов правления во главе с председате лем. Председателем избран местный волостной писарь г. Ердаков, он же стал и заведующим лавкой;

счетоводом и казначеем назна чили диакона-псаломщика местной церкви, а в приказчики наня ли сарапульца...

Поставили лавку, запаслись товаром - и дело пошло как по маслу. Торговля сначала шла довольно хорошо, так как новички члены, по пословице "Новая метла чисто метет", за дело торговли принялись горячо, при том же, как говорили, председатель Ерда ков несколько [...]**.

Смотря на бойкую торговлю, бурановцы говорили, что потре бительская торговля в селе их будет из лучших. Не было слышно и жалоб на приказчика;

под управлением Ердакова и товару было достаточно, даже слишком, по крайней мере, для потребителей бурановского уголка.

Но вот г. Ердаков из Буранова переместился в другое место, и дела по потребиловке пошли хуже и хуже;

полки в лавке опустели, словом, все пошло книзу и книзу. Вместо Ердакова председателем правления избран малограмотный вотячок из села Буранова;

заве дующим стал начальник почтового отделения, счетоводом - по чтальон, казначеем остался тот же диакон-псаломщик, который до перемещения Ердакова служил, благодаря тому же Ердакову, без залогу, а теперь взнес 500 р.

В приказчики наняли церковника Бурановской церкви, служа щего за 10 р. Этот субъект ввиду открывающейся в Буранове вакан * По-видимому, имеется в виду первая мировая война.

** Далее в рукописи отсутствуют листы.

ИЗ http://elibrary.unatlib.org.ru/ сии приказчика в потребиловке съездил на работу и там, вероятно, продав свой хлеб и пр., составил нужную для залога сумму и посту пил в приказчики со внесенным залогом.

* * * Как видите, большинство служащих в потребиловке - люди интеллигентные, какими они, по крайней мере, считают сами себя;

поэтому всякий простец-потребитель при выборе их, вероятно, думал, что они, как представители местной интеллигенции, будут служить темному простонародью с полным сознанием своею дол га, и, таким образом, в темной массе будут в некотором отноше нии путеводными звездами. Такие люди особенно нужны в Бурано ве, где, если бы они оправдали себя, на них возлагались бы боль шие надежды как на людей еще не старых;

они легко могли бы бороться с современным мародерством, которое особенно проникло в Бураново;

они без особенного труда парализовали бы силу бессо вестно попирающих скрижали правды и стыда;

но, к сожалению, надежды общества далеко не оправдываются.

Скажем прежде всего о приказчике. В лавке у него все семейство — сам, жена и дочь. Как люди малоразвитые, они с покупателями обращаются грубо, о чем слышатся жалобы постоянно, между ко торыми особенно рельефно выступает жалоба Д.К.Я., которого, по собственным словам обиженного, приказчик "ругал всячески" без всякого к тому повода [...].

Но это все бы ничего, если бы страсть его к наживе не выходи ла из пределов жадности обыкновенных корыстников. В том-то и дело, что алчность овладела им сильно. Для иллюстрации его при казнической предосудительности приводим здесь несколько при меров. Сахар, например, отпускается по карточкам по назначен ной цене, а приказчик некоторым продает его под названием како го-то "перекупного" и "вольного" в десять раз дороже назначенной цены, например, продал железнодорожным служащим по 2 р. 50 к.

От карточки крестьянина А. С. Д. купоны отрезали, а сахару не отпустили. Не от такой ли "экономии" получается и продаваемый им дорого сахар, который приказчик называет то "перекупным", то "вольным".

"Какая же польза приказчику удерживать сахар, когда он получа ет вознаграждение с выручки?" - спросит нас читатель. А вот какая.

По карточкам отпускать приказчику меньше пользы [...], а без карточек под видом "перекупного" и "вольного" отпуск сахара приносит ему громадные барыши. Приведем два факта. Останови лись у Петра Филиппова железнодорожные служащие-богачи, и http://elibrary.unatlib.org.ru/ приказчик отпустил им 5 фунтов сахару по 2 р. 50 к. за фунт, а женщине-покупательнице при Ефросинии Яковлевой Тарасовой продали за 3 р. фунт. Это ли не барыш? Возьмем, например, один день, когда имеется сахар. Если приказчик продаст в день 10 фун тов, то у него в кармане уже за один сахар 30 р., а в месяц соста вит 900 р.* Капиталец довольно солидный;

а сколько сколотит си винский выходец** таким образом в год? Да, не трудно быть в бурановской потребиловке богачом, каким и представляет себя при казчик названной потребиловки. Богач может купить сколько угод но, если денег не пожалеет, а бедняку и за установленную цену найти нельзя.

А мука? Куда она девается? Едва ли не больше она идет на по требление самих членов и дружков их, другие же не могут получить ее и за деньги. Доказательством этому приведем следующий случай.

5 сентября, накануне своей отправки на фронт, отпущенный на время домой бурановский солдат Ф. А. А., желая полакомиться пельменями, попросил у приказчика отпустить ему фунта два круп чатки, но приказчик в этом ему категорически отказал. У А. разо шлось солдатское сердце, и он приступил с требованием [...] сде лать проверку у тех, у кого имеется крупчатка, отпущенная из лав ки общества потребиловки. Прежде всего проверили наличность муки у волостного писаря Алексея [...]***, и у него оказалось хорошей крупчатки целый мешок [...].

— Ну, что это? Не крупчатка ли? Нам, солдатам и вотякам, нет и двух фунтов, а другим есть и мешки, — сказал с укоризной А.

— Это у него старая мука, а не земская, — возразил на это присутствующий тут заседатель волостного правления.

— Какая старая?

— Вот-таки старая, — опять был лаконический ответ заседателя с приказчиком.

Чтобы не было каких нареканий на священника, он сам попро сил проверить муку и у него. Но у священника оказалось муки только с фунт, если не меньше.

* Каким образом считает автор, не совсем ясно, т. к. он не называет цену сахара по карточкам.

** Житель из Сивинской волости.

*** Фамилия написана неразборчиво.

http://elibrary.unatlib.org.ru/ ОБ ОХОТЕ У ВОТЯКОВ ВОТСКОЙ ОБЛАСТИ (РФ Научно-отраслевого архива УИИЯЛ, on. 2Н, д. 611, л. 389-455) Предисловие Публикуемые здесь сведения об охоте у вотяков представляют собой остатки, собранные после разграбления (в 1918 году) биб лиотеки автора. Сведения об охоте были собраны в двух уездах Глазовском и Сарапульском - и составляли обширную рукопись под заглавием "Записки этнографа". Тут были описаны, между про чим, самострелы и луки с разными стрелами, но, к сожалению, сохранилась только малая часть [рукописи], которую и предлагаю вниманию почтеннейших читателей.

Автор Охота у вотяков Ижевского округа Вотской автономной области производится простым способом, как производилась прежде пред ками их.

Здесь никаких особенных снастей, которые были бы дос тойны внимания, не встречается. О ружье я не буду говорить. Ору жие это употребляется всеми. Здесь нет и охотников профессиональ ных, какими являются в некоторых местностях русские. Занимаются здесь охотой вотяки преимущественно осенью на белок, глухарей, тетеревов и другую мелкую дичь. На зайцев охотятся круглый год, кроме лета. Леса здесь хвойные: сосна, ель, пихта. Тянутся они, осо бенно лес под названием "Яганская дача", на 50 верст и далее. В этой даче живут, кроме названных выше птиц, лисицы, рыси, ку ницы, горностаи и прочие звери, только медведи редки. В болотах водятся дупеля, бекасы... в полях около кабанов живут куропатки, дупеля, пигалицы и пр. Если осенью стоит погода хорошая, некото рые охотники в лесу и ночуют, для чего имеются у них артельные буды, или избушки. Здесь у них хранится и запасная провизия, ко торую берут на целую неделю, если ловится дичь хорошо. Собаки охотниками не дрессируются, а приучаются к охоте с молодых лет, для чего берут их со взрослыми [собаками] с собой на охоту.

Шкурки с белок они [охотники] снимают по ночам, при свете лампы. Снятые шкурки тут же сушат на шестах или же напяливают http://elibrary.unatlib.org.ru/ Рис. 1. Нальык на развнленные лучинки. Для закупки сухих шкурок к охотникам приезжают торговцы-мелочники, преимущественно из татар, и последние закупленный товар продают в столицы и другие боль шие города.

Из зверьков горностаи, ласки водятся около скирд и огородов, так как они питаются мышами и хомяками.

Для горностаев, выдр и норок ставят маленькие капканы и де ревянные ловушки, называемые нальык [рис. 1]. У изгородей и скирд, где бегают эти зверьки в поисках мышей, кладут деревянную доску шириной с пол-аршина или больше. У одного из концов этой дос ки, по бокам ее, вколачивают два колышка вышиною в три чет верти аршина;

на этих концах скрепляют перекладину, а на другом конце, у самой середины ее, вколачивают в землю колышек дли ною с четверть аршина. К этому колышку привязывается ободран ное с лутошки лыко шириной с дюйм. Лыко проводят посередине лежащей доски до другого конца ее. На свободном конце лыка де лают ножом несколько зарубок. Если же нет лыка, то вместо него служит мочало, а вместо зарубок — узлы. К лыку на этом месте, где его середина, привязывается кусок мяса или же рыбка для при манки зверька;

к середине означенной выше поперечинки привя зывают бечевку или мочало, а к другому концу бечевки привязыва ют нечто вроде клинышка величиною с палец с заостренным кон цом. На положенную доску, на которой лежит упомянутое с приманкой лыко, кладут другую доску такой же величины, но не сколько тяжелее. После всего этого верхнюю доску приподнимают до половины колышков и подпирают верхним тупым концом клин http://elibrary.unatlib.org.ru/ ка, а острый конец клинка зацепляют за одну из зарубок лыка (или узла). Таким образом ловушка поставлена.

Зверек чуть только дотронется до приманки, клинок освобож дается от зацепления, и верхняя доска падает на зверька и убивает его. Такие ловушки ставят и дети во дворе, преимущественно на столбах для мелких птичек [...]. Приманкой служит конопляное семя.

Белок стреляют исключительно из ружей. Для других зверьков:

рысей, росомах и зайцев — ставят еще капканы, устройство кото рых общеизвестно. Лисиц ловят в капканы и стреляют из ружей.

Лоси бывают только годами.

Волков, кроме стрельбы, ловят еще тенетами казь. Окружат известное место, где засели они, и вооруженные ружьями загоня ют их в круг, и стреляют.

Зимой, когда волков бывает много, за околицы к брошенной падали ставят более тяжеловесные, чем зайцам, капканы. Если зверь бежал с капканом, идут по следам его и убивают. Что касается медведей, то их в вотских лесах видят редко.

Для лисиц также ставят капканы там, где видят следы их, или же у нор. Если собаки по чутью найдут лисью нору с находящимся в ней зверьком, выживают ее из норы и охотники стреляют из ружей, если же зверь из норы не выходит, а присутствие его не сомненно, тогда к одной стороне норы ставят капкан, а другая сторона загораживается чем-нибудь;

или же в нору ставят петлю, приспособляя к тому, чтобы зверь, попав в петлю, повис;

а это требуется для того, чтобы зверь петлю (из веревки) не перегрыз.

Если ловушкой служит яма, то она вырывается глубиной сообраз но с силой скачка зверя (волка или лисицы), чтобы зверь, упав в яму, не мог выпрыгнуть из нее. Ямы эти сверху закрываются тон ким слоем соломы или мелкого хворосту, а для приманки некото рые засаживают в яму поросенка или гуся. Упавшего в яму зверя застреливают из ружья.

Клетки устраиваются из вбитых в землю колов вышиной около 2 арш. и более. Такие колья расположены спиралью, спираль эта, образуя собой клетку, представляет раковину улитки, сужаясь по степенно. При входе в клетку устроено нечто вроде дверец, кото рые, когда клетка служит западней для волка, полузакрываются. В конце спирали делается помещение для гуся или поросенка. Волк, рыская всюду, слышит крик гуся или хрюканье поросенка и скачет туда. Доскакав до клетки, он старается достать живую приманку, но не может. Вот он идет кругом и находит дверцы;

входит туда, и за ним дверцы закрываются. Съесть приманку он не может. Таким образом волк попадает в ловушку живым, и охотники убивают его.

http://elibrary.unatlib.org.ru/ Рис. 2. Кечкор А для того, чтобы дверцы полузакрывались, а за волком закрыва лись, они нарочно приспособлены к тому.

Ловушка для зайцев пасть, или кечкор [рис. 2]. Для устройства пастей выбирают в лесу место, где стоит группа молодых деревьев.

Между такими деревьями расчищают площадку длиною около 1 саж.* и шириною с 0,5 арш**. По продольным сторонам этой площадки кладут на землю два бревна длиною около 1 саж. каждая. Между ними вбивают в землю два кола или столбика один против другого выши ною с 1,5 арш. каждый. По сторонам бревен делают нечто вроде из городи, а в промежутки между столбиками кладут два бревна каж дое толщиной около четверти арш. в поперечнике. Передние концы этих бревен связываются или веревками, или же свитыми наподо бие веревок ивовыми или черемуховыми прутьями, а задние концы связанных бревен скрепляются с лежащими параллельно или про сто вколачиваются в концы их колышки. В передний конец связан ных бревен под веревку, связывающую бревна, всовывается палка длиной около 3 четвертей, а к заднему концу палки привязывается молодая ивовая вица толщиной в гусиное перо;

другой конец вицы пропускается между поднятыми с земли связанными бревнами и привязывается к палочке, положенной под лежащие на земле брев на поперек них. Таким образом ловушка представляет пасть или зев.

Заяц, бегая в поисках пищи, видит вицу;

заходит в пасть и пере грызает вицу;

тогда палка мгновенно от тяжести поднятых бревен перекувыркивается и бревно падает на зверя, и убивает его. В такую пасть заяц попадает только в позднюю осень и в начале зимы, когда ловушки еще не заносит снегом.

* Сажень - 2,13 м.

** Аршин - 0,711 м.

http://elibrary.unatlib.org.ru/ -qqqqoq QQQQQ ooooo ooooo Рис. 3. Силки (вы, юрны). 1-е устройство Не следует забывать, что связанные прутьями бревна не долж ны быть слишком тяжелы, ибо в противном случае от удара из зверя выйдут внутренности и его самого расплющит, как доску, в таком случае мясо и шкура будут испорчены.

Далее перейдем к описанию силков, которые по-вотски назы ваются вы и юрны. Они ставятся преимущественно для рябчиков, а для тетеревов и глухарей они малы, потому что птицы эти на земле бывают редко, да и силки нужны более толстые: они, как вольные и сильные птицы, эти ловушки порывают.

Первое устройство силков. На четырехугольную доску вбивают штук 25—30 сканых* конских волос, и все они образуют петли, видом похожие на кольца. Доска эта ставится на землю и посыпает ся песком. Рябчик, слетев с дерева на доску, не замечая устроен ных петель, идет по доске и запутывается. Ее берут живою [рис. 3].

Второе устройство. На земле расчищается место около 1 арш. в длину и с 0,5 арш. в ширину и посыпается песком. Среди такого посыпанного песком места, поперек него, вбивают два неболь ших колышка один от другого на расстоянии с четверть арш. На эти колышки сверху кладут перекладину или поперечину, а по бокам колышков делают нечто вроде плетня или просто втыкают такие же колышки, чтобы заградить птице проход в сторону, и пространство между колышками представляет маленькие ворот ца. К середине перекладины привязывают силок, который, об разуя петлю, снизу поддерживается слегка воткнутым в землю сучком длиною около вершка. Для глухарей и тетеревов такие силки устраиваются больших размеров. Рябчики, как известно, любят порыться в песке. Увидя место, посыпанное песком, они опускаются туда, не замечая устроенной ловушки, и сами лезут головой в петлю и душатся [рис. 4].

* Сканый - скрученный, сдвоенный.

http://elibrary.unatlib.org.ru/ Рис. 4. Силки (вы, юрны). 2-е устройство Рис. 5. Силки (вы, юрны). 3-е устройство Для глухарей и тетеревов такие силки устраиваются большего размера.

Третье устройство силков. На дереве или кокоре (лежащее на земле дерево или бревно) прикрепляют кисть красных ягод (калины или рябины) в двух местах около 1 арш. одна от другой. Между этими кистями, в середине, делают кончиком ножа небольшую щель, в эту щель втыкают заостренный конец тоненького сучка длиною около вершка, а верхний конец этого сучка должен быть расщеплен но жом;

затем под этим сучком делается перекладинка или же вместо http://elibrary.unatlib.org.ru/ Рис. 6. Т у р м о р д а. 1-е Рис. 1. Т у р м о р д а. 2-е устройство устройство особой перекладинки пользуются живой веткой соседственного де рева. К названной перекладинке или ветке соседственного дерева привязывают силок;

затем, сделав кольцеобразную петлю, нижнюю часть ее вкладывают в расщепленный конец сучка так, чтобы силок мог только чуть держаться на нем. Голодная птица, склевав одну кисть ягод, идет к другой;

встречает на пути силок и, всунув голову в петлю, душится. Таких силков ставят несколько на одном дереве (шесте), когда птице трудно найти для себя корм, например, когда часто идет снег [рис. 5].

Для тетеревов, кроме силков, устраиваются так называемые ступы, на вотском языке они называются турморда. Ловушка-ступа делается из кольев и досок таким образом.

Первое устройство ступы. Около лесу, где посеян овес, вбивают в землю колья, и они представляют на вид обращенный вниз конус или ступу, в поперечнике около 1 арш.;

дно же равняется четверти арш. На верх этой ловушки постилают с горсть овсяных соломинок с колосьями. Птица, увидев на колосьях зерна, садится на соломинку и падает на дно, откуда при всех усилиях не может подняться, так как пространство между стенками дна не позволяет ей расширить крылья, и она попадает в руки охотников живою [рис. 6].

Второе устройство ступы — с соломенным колесом. Птица са дится на любое крыло и падает вниз, откуда подняться не может.

Это ловушка специально для тетеревов [рис. 7].

Третье устройство ступы. Вколачиваются в землю около лесу доски конусообразно, как и колья. На верх этого конуса поперек кладут палку или дощечку с привязанной кистью ягод, а внизу дно посыпается такими же ягодами;

иные охотники на половине ступы http://elibrary.unatlib.org.ru/ Рис. 6. Т у р м о р д а. 1-е устройство Рис. 1. Т у р м о р д а. 2-е устройство устраивают из овсяных соломинок не что вроде полочки и туда кладут при манку - красные ягоды. Голодная пти ца, склевав с палки кисть ягод, при виде Н" Г других бросается вниз и падает на дно ступы, откуда уже не может подняться кверху, и попадает в руки ловца живою [рис. 8].

Ступа с колесом. Колесо (соломен ное) повертывается во все стороны.

Если птица сядет на крыло, оно по вернется книзу и птица падает на дно.

Для приманки птицы кладут на крыло кисть красных ягод, а за неимением их — овсяные колоски [рис. 9].

Ловушка для клестов - пижны. Рис. 10. Ловушка для Берут молодую елочку около 2 арш. птиц "пижны" длины. Очищают ее от сучков, остав ляют только один на тупом конце. Тупой конец заостряют и в конце просверливают дырочку;

затем берут сканый конский во лосок длиною около 2 арш. В конце волоска делают петлю и дру гой конец его привязывают к сучку. Сучок пригибают к дырочке и дырочку затыкают слегка спичкой;

затем петлю приводят в гори зонтальное положение;

спичка проходит посередине петли. Если птичка сядет на спичку, от тяжести птички конец спички накло нится книзу и волосяная петля прищемит ножки птички к дыроч ке. Птичка попалась, и ей не вырваться [рис. 10].

http://elibrary.unatlib.org.ru/ Некоторые охотники при ставке своих ловушек нашептывают и заговоры.

Вот один из таких заговоров.

Встану я, раб Божий (имя охотника), благословясь и перекрес тясь, и умоясь ранней утренней росой, и оболочась красным сол нышком, пойду из ворот в ворота, из заборов в заборы на восточ ную сторону;

на восточной стороне есть океан-море;

на океане море лежит латырь-камень;

на том камне стоит престол, и на престоле лежат три пелены;

на пеленах сидит мать Пресвятая Бого родица, и я, раб (имя), помолюсь ей и поклонюсь. Прими 1ы мои святыя молитвы и сошли с неба трех апостолов: Михаила Арханге ла, Гавриила Архангела и Георгия Храброго;

садился бы Георгий Храбрый на солового коня и брал бы вострые шелепы и поехал бы за тридевять гор и тридевять лесов, и он гонял бы драгоценных зверей - лисиц черно-бурых, зайцев косолапых, волков долгохво стых и рысей пестрых — зверей хитрых и мудрых и драгоценных, и бежали бы они из ускоку в ускок в мои круги и в мои ухожья есть и пить. Есть в моих кругах и белая береза, и горькая осина, и сахар ные куски. Бежали бы звери в мои круга из ускоку в ускок, раду ясь, взад не оглядываясь;

взад оглянется — поганой лоханки на пьется, в сторону скочит — огненну реку скочит, и кажутся зверям мои круги и снасти, ловушки-тенета белым снегом. Заговариваюсь от уроков, от черного, от белого, от встречного, от поперечного, от бокового, от гнилья, от заугольного, от еретика, от клеветника, от ябедника, и кто меня, раба Божия (имя), изурочит и испортит, от доброго дела отучит, тот пусть кита-рыбу поймает. Замок в ките рыбе, ключ в небе. Заговариваюсь от пота своего, от срама своего, от черного, от белого, от двоеженова, от троеженова, от помыш ления своего, от попа, от попадьи [...]. На мне крест, земной крест, небесный крест. Замок в небе, а ключ в море у кита-рыбы, и кто кита-рыбу не поймает, ключ не добудет и меня не изурочит и не испортит и не опорочит, от доброго дела не отучит. Во имя Отца и Сына и Святаго Духа. Аминь.

У охотников во время охоты и ночевок в лесах не бывает и без приключений. Они обыкновенно говорят, что без приключений охота в больших лесах немыслима, что над дичью есть хозяин;

прежде всего надо чествовать его жертвами, а хозяином лесов и дичи они считают лесного духа, который называется у них по местностям различными именами: Нюлэс-Нюня, Чатча-Нюня, Нюлэсмурт, Сикмурт, Ягмурт, Ягпери и пр.

http://elibrary.unatlib.org.ru/ [Рассказы охотников] Ягпери Один из охотников, занимающийся по весне в жаркие дни на реке Иже рыбачеством, сообщил как очевидец такой рассказ.

"Как известно, я по осеням охотничаю в лесах, а по веснам, в жаркие дни, рыбачу на реке Иже" - так начал свое повествование охотник и рыбак Ядыгар.

На берегу Ижа стоит и курень для ночевки. Кругом густой со сновый лес. По сторонам реки раскинулись обширные луга. Иног да, если рыба ловится хорошо, в курене и спим с товарищем. Захо чешь рыбы, варишь ее целый котел. Уха превосходная - не хочешь, да хлебаешь. В один из весенних рыбачьих сезонов я брал с собой на рыбалку и своего племянника Филиппа, 14 лет. Мальчик был бойкий, послушный. Куда ни пошлешь — бежит без оглядки;

и был он не из трусливых. Раз рыбачили мы с ним почти целый день и устали. Был уже вечер. Рыболовные снасти, сети, закинули в озеро недалеко от реки и вернулись в курень, и порешили переночевать в курене. Солнце уже зашло, и через несколько времени в курене стало темнеть. Я стал чистить рыбу, а племянника послал собирать около лесу сучья и щепки для варки ухи. Я вычистил рыбу и стал затоплять печурку кое-какими валявшимися в курене мелкими су чьями и щепками, а Филиппа послал к лесу собирать там более крупные щепки. Итак, я приготовляю к ужину что нужно, вожусь около печурки, нисколько не думая о племяннике... Вдруг он вбе гает ко мне в курень сильно напуганный, встревоженный и гово рит: "Дядя, погибаем!" — "Что такое? Что случилось с тобой? Не бойся, голубчик! Я с тобой", - успокаивал я его. - "Ой, дядя, страшно!" - проговорил он, изменившись в лице.

Когда, по-видимому, он успокоился, рассказал мне следующее.

- Как только я собрал, по твоему приказанию, сучья и щепки и набранную ношу хотел было взвалить себе на плечи, как вдруг предстал предо мной старик седой, с большой бородой и, не про молвив ни слова, махнул в мою сторону рукой, как бы хотел уда рить, но не ударил, а только испугал. Я, не помня себя от страха, прибежал к тебе.

Мне осталось только успокоить мальчика, в уме же моем был Ягпери.

Когда племянник успокоился, мы, в ожидании вкусной ухи, за нялись кое-какими разговорами, а об Ягпери больше не промолви http://elibrary.unatlib.org.ru/ ли ни слова. Варили свежих окуней и линьков. Уха поспела, и была она очень вкусна. Сели ужинать. Похлебали ухи, поели и рыбы и стали наедаться. Вдруг дверь куреня растворилась и вломился к нам непрошеный гость - неизвестный человек. Мы страшно испугались и не промолвили ни слова. Поздоровался он с нами, и мы, по заве денному обычаю гостеприимства, пригласили его сесть с нами по хлебать ухи. Он не отказался — сел с нами... Хлебнул ложку, другую ухи и сказал: "Э, у вас уха без соли". С этими словами он достал из находящейся при нем сумы какую-то склянку и все содержимое в ней вылил — без нашего дозволения - в уху. Уха сделалась видом как бы с яйцами, как варят иногда у нас женщины.

— Садитесь со мной похлебать ухи, - пригласил он нас сесть.

Мы, хотя и приняли его за необыкновенного человека и были в страхе, но повиновались — сели;

брезговать его угощением не осмелились. Хлебнули ложку, другую... Уха оказалась такой вкус ной, какой мы не пробовали еще никогда. Отужинали и вышли из за стола. В голове была одна дума: как мы будем ночевать с таким неизвестным человеком, который личностью своей внушает нам невольный страх! Однако он беседовал с нами мирно, как настоя щий человек. Завели речь о рыбачестве:

— У меня, — сказал он, - соленой рыбы десять ведер. Пожалуй те ко мне в гости.

Мы отказаться не смели. Вышли из куреня и пошли за таин ственным человеком против желания, как будто загипнотизиро ванные им. Как только дошли до ямы, вырытой у смолокуренного завода, наш спутник вдруг исчез, как будто его и не было. Вслед за сим поднялся сильнейший ветер, так что деревья стали гнуться и ломаться. Везде в лесу был слышен треск от ломающихся дерев.

В лесу сделалось темно, и мы вдруг очутились на плотине нашей мельницы, которая находилась верстах в шести от смолокуренного завода. Мельница была в действии и шумела. Пришли мы к помоль ной избе и там увидели своих односельцев, которые мололи муку.

Тогда только опомнились мы, как будто проснулись от сна. Мужики закидали нас вопросами: "Где были? Как очутились на плотине?" Мы рассказали все, что случилось с нами. Домой вернулись с односельцами.

Нож мой с деревянным черешком и медной оправой тогда по терялся.

Вскоре после такого случая племянник мой захворал и я отпра вился в деревню Гожню к известному ворожцу. Ворожец поворо жил мне и сказал, что нас водил Ягпери, и что ему непременно принести в жертву пару белых уток, тогда-де племянник мой выздо-' http://elibrary.unatlib.org.ru/ ровеет. Далее ворожец сказал, что у меня потерялся нож с дере вянным черешком и медной оправой и найду его на базаре, в горо де Сарапуле.

Вернулся я от ворожца и принес в жертву пару белых уток. Пле мянник мой выздоровел, и жизнь вошла в обычную колею.

Предсказание ворожца о моем потерянном ноже я все-таки не забыл;

но и не жалел о ноже, как о вещи пустяшной, недорогой.

После этого года через три мне представился случай быть на базаре в городе Сарапуле. Тут случайно встретился с каким-то не известным мне человеком, предлагающим купить нож. Посмотрел я на нож и опознал его: он был мой, потерянный у смолокуренно го завода. Купить его я, однако, не осмелился.

— Ты не купил этот нож потому, что он твой. Если бы купил его, достался бы тебе клад, — сказал неизвестный и затерялся в толпе.

- Я, конечно, купил бы свой нож, но ворожец об этом ничего не сказал, — прибавил в заключение рассказчик и перешел на дру гой предмет своих повествований.

По словам рассказчика, Ягпери являлся к Ядыгару с племян ником во время рыбачества их не как к рыбаку, а как к охотнику, занимавшемуся охотой на белок и прочую дичь осенью. Он во вре мя охоты и спал в лесу в своей буде. Несомненно, он и принес жертву Ягпери и — можно было думать — принес недостаточно или, может быть, принес не ту жертву, какую должен был прине сти. Он насчет этого не обращался к ворожцу, а должен был преж де всего обратиться к нему как охотник.

Так как Ягпери является хозяином дичи, то лов всякой дичи зависит от него. "Задобришь его, и он нагонит в леса всякой дичи, — говорят вотяки, — а не задобришь, ничего не получишь".

Как-то раз на Масленице собралось у охотника Степана незва ных гостей человек десять. Изба его была просторная, и сидеть ме сто нашлось всякому. По случаю Масленицы расходиться по своим домам никто, кажется, не думал, тем более что некоторые из си дящих тут же заинтересовали рассказами, но более заинтересовал слушателей рассказ охотника Марка, который сообщал о ночевке им в лесу в ночь на 14 сентября, когда, по поверью вотяков, Ню лэсмурт гонит зверей и всякую дичь из одних лесов в другие и медведь ложится в берлогу свою (рассказ Ядыгара).

Нюлэсмурт В том году белок было много, и мы, три товарища, т. е. три охотника, решили идти на охоту в знакомый яг (бор), где и прежде http://elibrary.unatlib.org.ru/ охотничали. Собаки у нас были свои: хотя они были неученые, но не грызлись и нас слушались. Они были у нас очень чутки и вдоба вок терпеливы и выносливы: в день, бывало, не видят и куска хлеба и терпят, но зато иногда наедятся мяса дичи до отвала. Нака нуне Воздвиженья, 13 сентября, пробродили мы в лесу до вечера, белок настреляли порядочно, а их в ту осень было множество, так и прыгают с елки на елку, только успевай стрелять. У каждого из нас ноша была уже тяжелая, и мы решили настрелянных белок оставить под громадной знакомой елью, повесив в мешках высоко на суку, чтобы никакой зверь не нашел. Оставив настрелянную дичь под знакомой елью, мы ушли опять стрелять белок. Друг от друга мы далеко не отходили, чтобы к ночи сойтись всем троим в одно место на ночевку;

домой было идти далеко, и мы вперед решили на ночевку расположиться под елкой. Хлеба у каждого из нас в запасе было еще достаточно. Разошлись мы всяк со своей собакой в разные стороны. Собаки лают;

по лаю их идем к ним и бьем белок.

Яхташи уже наполнились, а собаки все лают. Наконец, я устал и вернулся к елке, стал звать и товарищей. И они, видимо, уже уста ли и на зов мой пришли без промедления. Сошлись это мы под громадною елью и устраиваем себе место ночлега. Натаскали моха, травы, дров для костра, пихтовых ветвей и пр. Костер горит;

мы у кого что есть — закусываем, разговариваем. Тем временем подо спели уже и сумерки;

в лесу стало темненько;

собаки от нас не отходят, так приучены, с нами с молодых лет. Постели у нас мяг кие, как пуховики;

муравейников близко нет. Под елкой у костра тепло, как в комнате. Мы, хотя и зашли в лес далеко, но не боим ся: лихих людей тут нет;

заблудиться мы не заблудимся: лес знако мый, при том же во избежание заблуждения при входе в лес у нас сделаны на деревьях заметки. Лежали мы на своих местах, я думаю, до полночи, разговаривали между собой, рассказывали сказки. Вдруг около полночи раздался громкий человеческий голос:

- Кто тут расположился спать! Марш отсюда! Это - моя дорога.

Мы, признаться, порядочно струсили, зная, что в эту ночь дух лесной, Нюлэсмурт, гонит дичь в те места, в которых чествуют его охотники жертвами. Мы, нимало не медля, поднялись с мест и отошли в сторону, а костер не убрали. Отошли это мы в сторону со своими собаками и ждем, что будет дальше. И собаки наши ни гугу;

они со своих мест и не отходят... Еще прошло с минуту-другую, и мимо нас стало скакать несметное число белок, зайцев и еще ка ких-то зверей. Мы сидим — ждем что будет, а голос человеческий уже недалеко от нас все кричит: у! у-у!.. Дичь все бежит, не огляды ваясь, по одному направлению;

некоторые по нам прямо и скачут, http://elibrary.unatlib.org.ru/ не обращая и внимания на нас, как будто мы не охотники-люди, а пни или кокоры (вырванные с корнем деревья). Мы все сидим. Вот человеческий голос прошел с криками у! у-у!, и стал он слышать ся дальше и дальше. Еще прошло немного времени, и зверей не стало. Кто кричал и прошел мимо нас, мы не видали и не знаем.

Несомненно, что это был Нюлэсмурт. Он гнал лесную дичь в ту сторону, где чествуют его охотники разными жертвами. Теперь я не решусь ночевать в лесу на Воздвиженье ни за какие деньги. Не забуду я это никогда.

- И мы ночевали в лесу на праздник Воздвиженья, но ничего особенного с нами не случалось, — возразил один из слушателей.

— Не случилось потому, что он там не гнал дичь. Разве один лес и в одном месте водятся звери? Ныне он собирает дичь там, а в другой год — в другом месте. Он поспевает везде и благоденствует больше тем охотникам, которые его почитают (рассказ Марка).

[Палэсмурт] В молодых годах я в лес без ружья не ходил, и собака всегда была со мной, но она теперь уже давно стара;

и чутье-то у ней стало плоховато;

но я ее держу. Она привязана ко мне, как самый верный слуга. Другую взять я не взял, а отдать ее кому-нибудь жа лел: служила она мне долго, и вдруг бросить ее! Это бесчеловечно;

надо всякую тварь жалеть. Вот и держу ее, хотя и не больно охота держать — и у самого меня слух тоже плоховат уже, но все-таки по привычке хожу в лес, а собака всегда со мной. По осеням, когда дичи бывает много, хожу в лес со своим внуком. Иногда настреляю штук пять дичи и довольно для меня, старика, хватит мне на табак.

По осеням хожу по опушкам лесов, куда выходят по вечерам зай цы, и стреляю их;

иногда и пристрелю зайчика-другого;

иногда и глухаря. Бывало, в молодости с товарищами и спал в лесу, в осо бом шалаше. Тогда, бывало, всякой дичи настреляешь много, не как ныне;

ныне дичь появляется только годами. Во время охотни чества со мной никаких особенных происшествий не случалось, кроме мелких привидений, но на это я мало обращал внимания. А вот однажды представилось страшилище, так я его никогда не за буду, и где видел, того места до сих пор боюсь;

оно, должно быть, показалось мне перед несчастьем.

Иду я возле леса и о привидениях ничего не думаю, так как их давно уже не видал, и вдруг слышу, кто-то кричит меня по имени:

"Яды...гар! Яды...гар!" Смотрю туда-сюда. Никого нет. Голос все кричит. Я все иду. Шел, шел, дошел до старой сломленной сухой елки и увидал стоящего у этой елки. Кого вы думаете?.. Палэсмурта.

http://elibrary.unatlib.org.ru/ Он страшный-престрашный, безобразный, как бы рассеченный пополам вдоль позвонка человек... Видал все внутренности его... Я тут обезумел от страха и остановился... Куда идти? Ни назад, ни вперед. И он кричать уже перестал. Смотрит одним глазом на меня, как будто съесть меня хочет... Молчит, ничего не говорит. Собака моя и не лает. Так я стоял несколько времени, не зная, что делать.

К счастью моему, по дорожке шел знакомый мужик, и я давай кричать его:

— Иван, — говорю, — Иван, иди ко мне скорее.

Он услышал меня и пошел по направлению ко мне. Он пошел, и Палэсмурта не стало. Вот какая гадина показалась! Не дай Инмар видеть таких (рассказ Ядыгара).

[Душа спящего человека] Случилось нам ночевать в лесу. Нас было трое: я и два товари ща. Пробродили мы в лесу долго, были далеко, но дичи настреля ли очень мало, вообще нам не посчастливилось, притом же соба ки наши были как-то ленивы;

вероятно, оттого что мы пред ухо дом на охоту накормили их досыта, а сытая собака, говорят, ленива.

Хотя я и не бывал на севере у самоедов, которые ездят на соба ках, но знаю по книгам, что там собак досыта не кормят. Я хотя это и знал, но своего Серка накормил до отвала. И товарищи мои говорили, что накормили досыта [...]. Но как бы то ни было, а собаки у нас мало лаяли;

белок ли не было или другая причина;

может быть, не было и белок: ведь в иной год мало бывает их. Мы только даром пробродили целый день и к ночи устроились на ноч лег в одном прекрасном месте, под знакомой елью. Натаскали травы, моха, хворосту сухого, трав, сложили большой костер, зажгли его и сидим греемся. Кто рассказывает что-нибудь, кто курит табак. Так сидели грелись, и один из нас тут же и уснул. Мы все разговариваем. Спящий во сне вдруг забормотал. Мы стали смотреть на него. Вдруг изо рта его вылетела пчела, и спящий стал бездыханен. Мы перестали разговаривать, думая, что спя щий умер, будить его не смеем. Все смотрим, что будет дальше.

Через несколько времени пчела вернулась и залезла бездыханно му в рот, и с этим он стал шевелиться и проснулся. Мы подума ли, что он колдун;

но мнение свое отменили, когда он рассказал нам свое сновидение. Он говорил, что ходил везде и слышал и видел то, что наяву не услышит и не увидит. Товарищи стали его просить рассказать свое сновидение, и он рассказал. Я, говорит, ходил в лесу и слышал чей-то голос: упаду! упаду! На это другой голос ответил: упади, да только на хорошее, ты стоял на хоро http://elibrary.unatlib.org.ru/ шем месте, поэтому и упасть тебе надо на хорошее.

Товарищи выслушали его рассказ и спросили его:

-Найдешь ли это место?

-Должен найти, - отвечает он, - где ходил, помню и теперь.

Переночевали они и утром пошли по тем местам, где сновидец ходил. Он идет вперед, припоминая свое сновидение, а товарищи за ним, помогая ему идти по знакомым местам. Наконец привел он их к упавшей большой елке, которая в сновидении его кричала:

упаду! упаду! Она упала, как видно, только до них.

- Я был здесь и помню, "упаду! упаду!" говорила эта самая ель.

Подошли к корню и видят там груду серебра под деревом. Тут был зарыт клад. Пришли затем к вершине и там нашли убитую куницу (сер.). Отсюда нашедшие заключили, что в сновидении "упа ду! упаду!" говорила ель, а хорошим человеком был сновидец, а зарыт был клад хорошим человеком (богачом). Пчела же была ду шой спящего, которая выходила из спавшего во время сна и ходи ла везде (рассказ Ивана Ч.).

Вумурт кышно "Меня считают каким-то дураком, но я не дурак. Если бы был дурак, ничего бы не умел делать, даже обуваться бы не мог" — так начал о себе говорить Шулай-охотник, который любил стрелять глухарей;

а глухари водились не везде. Они были преимущественно в борах;

в борах им Шулай ставил и силки.

Хотя Шулая и считали плохим человеком, но он умел дело свое вести как следует, даже знал о предопределении судьбы, го ворил, что, если кому назначена какая судьба, тот этой судьбы не минует. Но об этом расскажем в следующий раз. Теперь послушаем рассказ самого охотника Шулая.

Я вожусь с ружьем с молодых лет. Хотя отец мой и не был охотник, даже боялся брать ружье в руки, но я не таков: ружье сделалось моим товарищем, а лес — моим местом гулянья и развле чения. Бывало, в праздники мои товарищи шатаются по деревне, а я возьму ружье и иду охотиться за дичью то к прудам, где водятся дикие утки, то в лес;

кого-нибудь да застрелю и принесу. Стрелять я умел и, не хвастаюсь, попадал в цель хорошо. Однажды бродил я с ружьем по берегам пруда: не увижу ли утку? Не видал никого. Осер дился, что никого не видал, и сказал: "Хоть бы Вумуртенок попал ся, и его бы застрелил". Выругался с досады и опять иду. Мельница была старая, пруд глубок, и его никогда не прорывало;

а глубина его в одном месте была, говорят, около 2 саж.;

и рыбы было в нем много. По берегам росла длинная осока, а местами болотный пух, http://elibrary.unatlib.org.ru/ или чернопалочник. Иду я по берегу и смотрю - не увижу ли утку, и вдруг вижу: на берегу сидит на кочке какая-то незнакомая страш ная видом женщина;

волосы длинные черные, расчесывает их громадным гребнем;

на меня и не смотрит. Я, признаться, испу гался страшно и пошел обратно. Но куда идти? На мельнице по мольщиков не было;

скота тоже не виделось, а страшная женщи на все сидит у воды и расчесывает волосы. Я решил выстрелить, но не в женщину, а в сторону, думая в себе: что будет, то будет;

если она пойдет в мою сторону, я выстрелю в нее;

а ружье свое живо заряжу, и оно будет готово. Я выстрелил, будучи от нее не близко [...]. И что вы думаете? Женщина бултых в воду. Только ее и видел я.

— Какую же ты женщину видел, Шулай, - спросили тут слуша тели.

— Кто как не Вумурт кышно? Она вышла из своего жилища и давай расчесывать волосы.

— Что же было бы, если бы ты пустил выстрел в нее? — спроси ли Шулая.

— Ничего хорошего не было бы, - ответил Шулай. — Ее бы не убил я, а меня бы потом утянули в воду. У них ведь такого, как у нас, тела нет, кажутся перед несчастьем.

— И тебе показалось перед несчастьем?

— Через неделю или две умер сын. С той поры я около того места ходить боюсь. Хотя в пруду и много всякой рыбы, но ни фитили, ни морды не ставлю, а будь там на пруду хоть сотни уток — не буду стрелять. Я рассказывал о своем видении односельцам, да те не верят мне. Ты, говорят, принял за Вумурта кочку, какие там есть на берегу. Я осердился и рассказывать больше им не стал;

неверы ни во что не верят, хоть как ни уверяй их. Погодите, может быть, сами увидят, и тогда скажут, что стрелок Шулай правду говорил, что в пруду этом живут Вумурты1 (рассказ Шулая).

В подводных существ верит не один простой народ, верят в них и интел лигентные люди и говорят, что всего, что есть под водой, никто и никогда не знали, что тайны мирозданья — неразрешимый ребус: пускай-де невер не ве рит и умрет невером. Один привел как факт найденную сирену, считающуюся наукой баснословной, причем показал мне журнал "Природа и люди" (1898.

№ 41. С. 662), где говорится, что в Абиссинии арабы-рыбаки в водах Тадур ского залива в марте 1898 года нашли чудовище: до пупа женщина, а там рыба, кожа крепкая темно-серая, как у акулы. Арабы убили ее палками. Один содрал кожу и набил сеном. Чучело продал французу за 1400 франков. Водо лаз ижевский, спустившийся на глубину в несколько сажен, хотел вытащить труп утонувшего, но не мог: не дало какое-то страшное подводное чудовище.

http://elibrary.unatlib.org.ru/ К рассказу охотника Шулая о Вумуртихе, расчесывающей во лосы громадным гребнем, не лишним считаю присовокупить рас сказ, услышанный от Александра Софронова.

[Таинственные существа] По словам его, мужик в Малмыжском уезде нашел на берегу реки вечером гребень необыкновенной величины и притом кра сивый, чистой отделки. Взяв гребень в руку, он ушел с ним до мой. Дома показывает свою находку семейным, и они удивляют ся необыкновенной величине гребня и чистой отделке его. Кто то из семейных при этом заметил ему, что этот гребень Вумуртов, но он на это не обратил и внимания. Но вдруг около полуночи кто-то заговорил под окном. Мужик посмотрел в окно и увидал там высокого роста женщину с кудрявыми черными волосами.

Она ходит под окном взад и вперед и говорит: "Отдай, мужик, гребень, а не то утащу твою избу в реку". Семейные стали ругать мужика, зачем-де он взял гребень. Мужик был не из трусливых.

"Ладно, унесу на прежнее место", - сказал он. Получив обеща ние, женщина из-под окна ушла. Мужик, взяв гребень, унес его на то место, где его взял, и бросил туда же. Он пошел обратно домой. Оглянулся назад и видит, что из реки вышел кто-то на подобие копны, взял с берега гребень и ушел обратно в реку.

— Пускай, как ни говорят неверы, а есть в больших лесах и глубоких прудах такие таинственные существа, которых мы не видим, - сказал однажды знакомый мне охотник, который во время охоты видал всякие виды. И начал он рассказывать свои сказы, а мы слушаем.

Около деревни Болотной, Кузнецовской волости, есть боло то и большой лес. Всякий проезжавший мимо этого болота слы шит оттуда ночью голос женщины, укачивающей ребенка: о-о!


о-о! Вслед за сим слышится в болоте или лесу (определить нельзя) плач грудного ребенка. Слышавшие говорят, что тут живет Ле ший и укачивает ребенка Лешачиха.

Тот же охотник говорил, что в деревне Кырчим, Копкинской во лости, Малмыжского уезда, был такой случай проделок Нюлэсмурта (Лешего). Сердитый мужик послал в марте своего сына Анисима за пряжей к синильщику, но он по ошибке принес не свои моты. Отец, как сердитый человек, стал его за это ругать и вдобавок называть его проклятым. Сын взял чужие моты и пошел обратно к синильщику, но домой не вернулся. Что было с ним потом, он рассказывал сам. По словам его, в самые полдни, когда он шел по дороге, явился к нему Леший и увел с собой;

увел или, вернее, унес его очень далеко, http://elibrary.unatlib.org.ru/ через горы, леса, моря и водил по необитаемым местам;

между тем дома его уже давно искали. Леший дал Анисиму каравай ярового хле ба и велел его есть;

но он отведал только немного;

сам же он, Ле ший, глотал по большому ломтю ярушника* зараз. - Теперь я унесу тебя домой, - сказал Леший и через несколько времени принес его и посадил на елку, которая стояла в поле деревни Мельничата. Может быть, он умер бы тут же, на елке, но увидал его мужик Клим и сказал об этом своим товарищам. Клим с товарищами пришли к елке и кричат его: Анисим! Анисим!

— Что-то с Анисимом неладно, - сказали мужики и решили общими силами спустить его и увести домой. Анисим вместо ответа издавал только какое-то мычание. Спустили его кое-как, и Анисим смотрит на них, как помешанный, и язык у него отнялся. Привели его к отцу и матери, и те, увидев сына, заплакали. Теперь надо лечить Анисима. В пяти верстах от этой деревни был мужик, кото рый имел рукописную книгу, и по этой книге отчитывал больных.

Отец Анисима сам просил знахаря читать над ним свою книгу. Зна харь читал свою книгу над помешанным и сказал, что его водил нечистый дух (Леший). Носил его и за моря и кормил яровым хле бом. Все это потом Анисим подтвердил. Знахарь читал свою книгу всю ночь, и, наконец, память и язык вернулись, и Анисим захотел поговеть**. Увезли его в село и там поговели, стал он с прежним рассудком (рассказ Александра Софронова).

Предопределитель судьбы Я живу у самого леса и слышу постоянно шум [деревьев]. К лесному шуму привык с малолетства, как к семейному разговору.

Если не слышу его, как будто и не дома, а в чужой деревне, в степи. К ружью тоже привык с малолетства — стреляю в лесу то зайцев, то диких голубей, то другую съедобную дичь. Была у меня собака хорошая, чуткая, да околела;

после нее хорошей не могу найти до сих пор. Далеко в лес я не захожу: боюсь заблудиться.

Однажды зашел не очень далеко и заблудился;

чуть и вышел. С той поры один не захожу. Да и боюсь, сам не знаю кого;

то треснет где, то скрипнет, то упадет где-то дерево. Все это наводит на меня страх, и мне кажется, что все это - лесные духи. Такой уж я человек, трус;

а ведь по ночам выходить из избы посмотреть иногда скот не трушу. Однажды в один из осенних дней ходил я с ружьем в трех верстах от деревни и возвращался домой один. На плече было ру * Ярушник - овсяный или ячневый хлеб.

** Говеть — поститься.

http://elibrary.unatlib.org.ru/ жье, а за поясом - топор. Дорога моя пролегала по грани, которая вела в паровое поле, засеянное озимью;

а по правую сторону ози мей росли кустарники да вереск, а за ним был лог. Лог этот хотя и был неглубок, но извилист и каменист. Тут виднелись и лисьи норы, и сложенные из камней печурки для курения смолы. Тут же жили и смолокуры, но их в это время тут не было. У них и дров было запасено много. Я остановился у самой курни и смотрю то туда, то сюда... А в поле никого нет;

солнце спускается низко и низко. В лог я не спустился и пошел по бережку. Посмотрел в паровое поле — никого нет... Вдруг раздался где-то страшный посвист, и в паровом поле поднялся громадный столб пыли, кажется, до неба и помчал ся в мою сторону. Что делать? Страшно! Я, в случае, если пойдет на меня, задумал залезть в печурку, уже стал было залезать, да, к счастью моему, столб помчался влево и прямо направился в лес. У самого леса посвист повторился еще сильнее, и в лесу пошли гнуться и ломаться деревья. Я взял ружье на плечо и, ускорив шаги, пошел домой, не оглядываясь, чтобы не увидеть никаких страшилищ. Тог да озими взошли хорошо и негде бы взяться пыли, а пыль появи лась страшная.

— Что же, в вихре никого не было видно? — спросили охотники Степана.

— Положительно никого, только одна голая пыль, — ответил он.

Был у нас хороший охотник. Он любил охотничать на волков один;

охотился без собаки. Узнал он, что на подсеке в одном воз вышенном месте, где стояла подсыхающая елка, водятся волки.

Взял он ружье и ушел туда. Вскоре увидал волка, но выстрелить в него медлил. Пока он думал в него выстрелить, показался дру гой волк. Он испугался волков и взобрался на елку. Просидел на дереве несколько времени, и пришли еще два волка. Волки подо шли к елке и, подняв морды кверху, стали выть... "Это они про сят пищи", - сказал охотник. Вдруг является на возвышении к волкам какой-то человек, и волки, окружив его, опять стали выть.

Тогда явившийся человек стал назначать каждому, кого ему съесть:

ты ступай туда-то, съешь свинью, ты — туда, съешь овечку, тому велел съесть телку... и т. д., а одному велел задрать охотника, ко торый сидит на елке. Волки все разбежались в разные стороны задрать назначенную жертву, а один волк остался ждать охотни ка, когда он слезет с елки, чтобы съесть его. Охотник все сидит, не слезает с елки. Охотника дома ждали-ждали - не дождались и ушли искать на подсеку. Идут домашние, и охотник кричит им. Те пришли к нему по крику, и волк убежал. Охотник слез с елки и с домашними ушел домой.

http://elibrary.unatlib.org.ru/ Охотник рассказал домашним о своем приключении, и те ска зали, что это был Нюлэсмурт, что ему, охотнику, теперь надо бо яться волков. "Буду я бояться их! Теперь я один в лес не буду ходить", - сказал он.

На другой день около обеда семья охотника куда-то ушла, а охотник остался дома. Когда охотник был дома один, волк пришел в избу и задрал охотника. Так и сбылось назначение Нюлэсмурта.

- Это был не Нюлэсмурт, а предопределитель судьбы, - сказа ли некоторые (рассказ охотника Степана).

Дополнительные сведения (РФ Научно-отраслевого архива УИИЯЛ УрО РАН, д. 326, л. 348—348 об.) [,..] При охоте за медведем употребляют, кроме ружей, заря женных пулями, рогатины, а где и кинжалы, но едва ли где охота за этим зверем производится без помощи собак. Охотники, найдя берлогу, раздражают зверя, который и выходит из своего жилища и бросается на своих врагов, но они встречают его рогатинами и выстрелами из ружей. Зверь, выйдя из берлоги, мог бы, конечно, помять отважных охотников, если бы бросился на них в тот же миг, но тут сзади кидаются на него собаки, и тогда он должен обернуться к ним, и в это время охотники, пользуясь случаем, пускают в него выстрелы и вонзают в поставленную им грудь кин жалы. Шкура медведя ценится около 20 р.

Медведь, как известно, большой охотник до меду. Если он по вадится ходить в пчельник пить мед, его уже трудно отвадить от этой привычки. Тогда хозяин пчельника решает покончить с ним счеты, для чего, прежде всего, если улей его висит на дереве (ели), он под улей подвешивает на веревке чурбан, чтобы он мешал зве рю подрезывать чужие соты. Сделав это, хозяин пчельника, воору жившись заряженным пулей ружьем, следит со стороны за появле нием зверя. Если увидит дерущегося с чурбаном медведя, пускает в него выстрел, другой и таким образом оканчивает его существова ние. Иногда медведь и без выстрелов, подравшись с чурбаном, па дает с дерева на воткнутые под ним острые колья и убивается.

Ловят мишку еще следующим образом. Под улей подвешивают на веревках доску, подобно тому, как устраивают качели, но с таким приспособлением, что медведь, чтобы достать мед, стает на доску и, оборвав постороннюю веревку, отходит в сторону, где и сидит, качаясь.

http://elibrary.unatlib.org.ru/ РЫБАЧЕСТВО* (РФ Научно-отраслевого архива УИИЯЛ УрО РАН, on. 2Н, д. 326, л. 147 - 148;

л. 300 - 300 об.;

л. 302 - 302 об.;

л. 300;

л. 299 - 300;

л. 311 - 312 об.;

л. 301 - 303 об.) Бурановский вотяк рыбой лакомится редко. Он говорит, что в рыбе сытности нет и что с ней хлеба надо много;

если же кто и покупает, то редко, и то только кое-кто;

большая часть доволь ствуется лишь мелкими пескарями да пискунами, которые водятся в Сарапул ке. Любители, имеющие снасти, рыбачат в озерах и мель ничных прудах, в которых живут окуни, лини, караси, чебаки, щуки, а где и налимы. Для ловли мелкой рыбы никаких особенных снастей не требуется, довольно, если рыбак имеет сак, морду (ве ригу) и недотку с матней. Для более крупной рыбы требуется иметь сети и фитили [рис. 1].

Наметы (саки) служат рыболовными снастями только весной, в самый разлив рек, когда вода еще мутна. Названной снастью, насаженной на длинный шест, к которому прикреплен попереч ник, черпают рыбу из реки с берегов, сверху вниз. В такие наметы попадает преимущественно мелкая рыба.

Морды [рис. 2] и фитили почти одно и то же, но с тем только различием, что первые сплетены из молодых ивовых виц, а после дние вязаны из крученых ниток с крыльями по бокам. Как те, так и другие имеют внизу воронку с отверстием в конце, вставленную узким концом внутрь. Рыба, проникшая в морду или фитиль через воронку, уже не в состоянии оттуда выбраться, так как не может отыскать узкого отверстия воронки.

Морды ставятся в так называемые езки зимой и весной, а фи тили — только летом и преимущественно в то время, когда рыба мечет икру в прудах и озерах**.

Чтобы устроить езки для морд, выбирают преимущественно мел кое место в реке и, начиная от берега примерно около 10 саж., * Публикация подготовлена нами по отдельным фрагментам, сохранив шимся в рукописях Г. Е. Верещагина. Их расположение соответствует порядку перечисленных листов.


** Данное предложение в рукописи зачеркнуто.

http://elibrary.unatlib.org.ru/ Рис. 1. Фитиль Рис. 3. Сежа нередко и поперек всей реки, если река не велика, вбивают колья и делают между ними перегородки из перевитых между собой пру тьев, и таким образом они представляют собой плетни, служащие изгородями, а в них оставляют отверстия для морд, сообразные ширине морд. Это — места для вставки названных снастей;

их мес тами на пространстве 5 саж. бывает более пяти. Где нет прутьев или неудобно почему-либо сделать плетень, там вместо них вбивают колья. А для того, чтобы не нужно было лазить в воду закидывать снасти и вынимать их, вдоль всего плетня устраиваются на кольях мостики из жердей. Естественно, что в зимнюю пору таких мости ков бывает не нужно, ибо их заменяет лед. В такие езки морды ставят отверстиями против течения воды*. Чтобы морды не всплы * Вероятно, автор ошибся. По нашим наблюдениям, морды ставятся от верстиями вниз по течению.

http://elibrary.unatlib.org.ru/ Рис. 4. Боты Рис. 5. Коза и острога вали кверху, на них кладут тяжести. Рыбак, придя смотреть свои снасти, вынимает их из воды, взяв за ручки или длинные палки, к которым прикреплены снасти, и если видит, что в снасти есть рыба, несет морду на берег и там вытрясает рыбу, развязав от дна верев ку, которой связаны прутья. Для фитилей обыкновенно езков не делают, а бросают по бокам их срубленные ветви деревьев, и сами крылья фитилей служат езками.

На мелком месте реки, где течение воды быстро, ставят так на зываемую "сежу" - вязаную снасть, напоминающую собой вершу.

Это — конусообразный мешок или то же, что матня с такой же матней внутри. Внутренняя матня, суживаясь постепенно, оканчи вается отверстием в конце в поперечнике около четверти арш., что служить должно, чтобы рыба не могла выйти из снасти обратно. Снасть основана на рамах, имеющих форму параллелограмма [рис. 3].

Невод иной имеет в длину более [...] саж., и тянут его рыбаки, взяв концы верхних и нижних веревок по обоим берегам реки, иногда на расстоянии более версты вниз по течению;

а там, где рыбаки должны тянуть тоню на берег, поперек реки протянут запор из ста рого невода, чтобы пугаемая рыба не ушла, а чтобы запор не унесло водой, поперек всей реки вбивают колья на пространстве 1 саж. один от другого. У запора, пока еще не вытянута на берег тоня, находятся особые сторожа из артели рыбаков, чтобы никто из посторонних, а равно и из семейств, принадлежащих артели, не закидывал снастей http://elibrary.unatlib.org.ru/ к запору, где стекается напуганная рыба. А так как в запорах случа ются дыры* то, чтобы не ушла рыба, сторожа у запоров "побатыва ют" ботами. Под словом бот должно разуметь орудие величиной с бутылку, насаженное на длинный шест и служащее пугалом для рыб.

Возьмите бутылку из-под ямайского рому с вышибленным дном в поперечнике на 1 верш., наденьте ее на шест — вот вам и бот. Разни ца между настоящим точеным из дерева ботом и бутылкой будет состоять лишь только в том, что первый деревянный, а последний стеклянный. Рыбак, взяв шест с ботом в руку, погружает бот с быс тротой в воду, чем и производит звуки, напоминающие крики воро на, причем вода пузырится. У кого нет ботов, тому служат вместо них насаженные на шесты круглые деревяшки [рис. 4].

Бреднем окружают небольшое пространство и тянут тоню на берег. Но, если река неширока, тянут некоторое расстояние по обоим берегам и, таким образом, за один конец приходится тянуть по одному берегу, за другой - по другому.

Что же касается недотки, то ею окружают очень небольшое пространство (тоню) только на краю реки. Как невод, так равно и бредень, и недотка имеют в середине матню или конусообразный мешок для сгрудившейся рыбы.

Лесой для удочек служат исключительно конские волосы чис лом от 2 до 5 в каждом колене (звене), такая леса привязывается к длинному удилищу. На удочку насаживается приманка различного рода: червяк, муха, хлебный мякиш, сырое тесто, таракан и живая мелкая рыба, когда удят окуней. Для приманки голавлей, язей и т. п.

крупной рыбы в реку бросают прикорм - колобки из отрубей и пареный овес. Если удят мелкую рыбу, например пескарей, к лесе привязывают удочки по три и тогда нередко вытаскивают зараз по три рыбки.

Временем самого лучшего клева окуней считается некоторыми начало лета — то время, когда шиповник распускает цветы. Тогда рыбак, запасшись приманками для рыбы, отправляется на реку до восхода солнца;

затем ходит еще для уженья окуней при закате солнца.

При рыбачестве крюками на них насаживается живая рыба, большею частью пескари, нередко и лягушки, тоже живые, такие уды опускаются на дно рек у берегов, где есть омута, концы бече вок с такими крюками привязываются к прутьям деревьев, расту щих на берегу, или же, за неимением их, к кольям. Чтобы не пере кусила щука или другая рыба большой породы бечевку с крюком, конец бечевки бывает из медной проволоки длиною около 0,5 арш.;

нередко большие крюки прикрепляются к витым проволокам. Где http://elibrary.unatlib.org.ru/ река изобилует щуками и окунями и т. п. рыбой хищной породы, там ставят через всю реку переметы или те же крюки на бечевках или проволоках, которые привязаны к одной общей крепкой бе чевке, протянутой поперек всей реки.

Осенью, когда вода особенно светла и притом ночи лунные, занимаются лучением рыбы, причем орудием служит острога, име ющая сходство с кистью руки, у которой пальцы растопырены в одном направлении. Орудие это имеет около десяти жал с особыми при каждом жале бородавками, служащими для поддерживанья по павшей рыбы, и, таким образом, каждое жало представляет собой удочку. Так как лучение рыбы производится исключительно ночью, то для освещения употребляется так называемая коза [рис. 5], на которую кладут тонкие поленья дров и зажигают их. У кого нет козы, насаживают на расщепленный конец палки бересту и зажигают ее.

В начале зимы, когда края берегов еще покрыты льдом, по ко торому можно уже ходить, любитель рыбачества берет топор с боль шим обухом и отправляется на реку, где края ее мелки и притом дно берегов твердо, например покрыто галькой. Увидев подо льдом рыбу, рыбак ударяет по льду прямо по увиденной рыбе обухом изо всей силы, отчего рыба на некоторое время заглушается и лишает ся сознания. Воспользовавшись этим, рыбак вынимает заглушён ную рыбу рукою, так как рыба обыкновенно всплывает на поверх ность воды в проломленном месте. Большею частью так охотятся на налимов. Естественно, что если лед покрыт снегом, рыбачить та ким образом нельзя, ибо рыбы бывает не видно.

Под словом блестка должно разуметь рыбообразный оловян ный слиток, привязанный к тонкой и притом крепкой бечевке с удилищем. На конце блестки, которая изображает головку рыбки, прикрепляется удочка без всякой приманки. Сделав где-нибудь в реке или в пруду прорубь, рыбак опускает блестку в воду и ждет, когда схватит блестку рыба. А чтобы блестка имела большее сход ство с рыбой, рыбак к заднему концу, где должен быть хвост, привязывает лоскуток красного сукна, чтобы он представлял со бой хвост рыбы-чебака. Рыбак, опустив блестку в прорубь, час тенько пошевеливает ее, чтобы блестка казалась живой рыбой.

При рыбачестве сетями, неводом и некоторыми [другими] сна стями употребляются лодки и "бусы", из коих первая - судно известное, но особенность устройства ее в местах лесистых, на пример в Глазовском уезде, заключается в том, что она вся выдал бливается из одного дерева - осины. Чтобы лодка не дала трещин, выдалбливают ее пазниками и желобообразными теслами (род паз ника) в лесу, где стоит тень. К выдалбливанию названными оруди http://elibrary.unatlib.org.ru/ ями приступают в то же время, как срублено сырое дерево. Когда дерево будет выдолблено и будет оно представлять собой корыто, тогда стенки этого корыта разжимают различными способами, рас паривая на огне и стараясь так, чтобы корыто, пока в нем сохра няется еще влага, приняло надлежащую форму лодки. Когда таким образом лодка будет сделана и испарится из нее влага, просверли вают поперек нее в несколько рядов дырочки в поперечнике с дет ский палец одну от другой на расстоянии примерно 1 верш. Когда дырочки будут просверлены, заколачивают их плотно сделанными из коры осокоря1 палочками, чтобы лодка не дала трещин, когда будет лежать на солнце на берегу реки. Для справедливости к этому требуется сказать, что под словом осокорь крестьяне называют кору этого дерева;

а самое дерево называют ветлой. Это — род топо ля, который растет на юге. Громадные деревья названного рода ви дели мы в Глазовском уезде, например, в лугах жителей села По лом. По нашему мнению, существование такого южного дерева не должно бы быть совмещено с климатом Вятской губернии, напри мер, села Полом.

Рис. 6. Бусы Бусы [рис. 6], которые мы видели в Сарапульском уезде, - это два выдолбленных и сплоченных по концам посредством снарвов корыта. Чтобы плыть на таком судне, нужно грести то по правую, то по левую сторону попеременно, иначе судно должно только кружиться.

Суеверные из рыбаков во время рыбачества привязывают к своим рыболовным снастям траву петров крест2, говоря, что св. апостол Петр, занимаясь рыбачеством, к своим рыболовным снастям при вязывал эту траву и ловил рыбы много. Особенно в этом отноше нии считается полезным корень названной травы, имеющий подо бие креста. Иные во время рыбачества носят при себе другую траву под названием пырец, которая, говорят, растет у воды, цветы имеет синие;

трава мягка, а корень ее бел.

Populus nigra.

Lothrala Squamaria.

http://elibrary.unatlib.org.ru/ РЫБАЧЕСТВО У ВОТЯКОВ ПОЛОМСКОГО КРАЯ ГЛАЗОВСКОГО УЕЗДА (РФ Научно-отраслевого архива УИИЯЛ УрО РАН, on. 2Н, д. 612, л. 79 об. - 67 об.) В предлагаемой вниманию читателей настоящей статье я огра ничусь лишь небольшим районом — поломским краем Глазовского уезда, где рыбачество производится как на реке Чепце (Чупчи) и притоках ее — малых речках, так и в озерах и мельничных прудах круглый год. Профессиональных рыбаков здесь среди вотяков нет, да и само рыбачество производится самым простым способом. Здесь жители не могут похвастаться рыбой. Чепца бедна рыбой, да и охот ников рыбачить стает меньше, а причиной этому скудость в рыбе, которой изобиловала названная река годов 100 тому назад. Более рыбачат в озерах и мельничных прудах.

Из крупных рыб в Чепце водятся: щука, судак (немного), язь, налим, голавль, подузд и пр. Окунь живет везде: в озерах и прудах.

В озерах и прудах ловят карасей, линей, чебаков. В мелких речках водятся пескари, усачи, ерши, шаклеи.

[...] Вообще для крупной и мелкой рыбы употребляются, кроме невода, сети, недотки, морды, сежи, наметы (саки), фитили. Вот все снасти у вотяков. Здесь мы не говорим об удочках, жерлицах и т. п., которые в употреблении на больших реках, например на Каме.

В озерах и мельничных прудах ловят обыкновенно карасей, ли ней, окуней, чебаков, а где и щук, а где попадают еще налимы, но немного. Для ловли мелкой рыбы никаких особенных снастей не тре буется, довольно, если рыбак имеет сак (намет), морду и недотку с матней, для более крупной рыбы употребляются сети, фитили.

Саками больше рыбачат весной, в мутной воде, черпая с бере гов [рис. 1].

Морды плетутся из молодых ивовых прутьев с обручами.

Сети вяжут из суровых крученых ниток.

Недотки делаются из грубого толстого холста - реднины - с мат ней в середине. К концам прикрепляются палки-ручки, за которые взявшись, рыбаки тянут тоню, окружив известное пространство, но http://elibrary.unatlib.org.ru/ стараются окружить траву, где, по предположению, находится рыба [рис. 2]. Верх этой снасти снабжен поплавком на бечевках, чтобы вер хний край не погружался в воду больше того, сколько нужно, а низ снабжен грузилами - свинцом, железом и камешками.

Матня пришивается в середину недотки. Это конусообразный мешочек для сгрудившейся рыбы.

Недоткой рыбачат, только взявшись за концы, за палки, и окру жают известное пространство, где, предполагается, есть рыба, и тянут к берегу. На берегу из матни рыбу вытрясают и опять идут тянуть. Им помогает третий рыбак-помощник [...].

Морды плетутся, как сказано уже, из ивовых виц. Внутри они имеют воронку, вставленную узким концом внутрь. Рыба, прони кая в морду через воронку, оттуда уже не может вылезти. Из морды рыбу вытрясают в нижнее отверстие, развязав дно [рис. 3].

Фитили имеют некоторое сходство с мордами с тем только раз личием, что вязаны из ниток и с крыльями по бокам и имеют внут ри воронку. Они тоже с обручами, как показано на рисунке [рис. 4].

Морды ставятся в реках, речках, прудах и озерах, а фитили — в http://elibrary.unatlib.org.ru/ озерах и мельничных прудах, когда рыба мечет икру.

В тех лесистых местах, где реки или озера изобилуют рыбой, некоторые окармливают рыбу коклеваном, но секретным образом.

Рыба, съев одну ягодку этого растения, всплывает наверх. Тогда ее собирают саками, с лодки берут даже руками.

У некоторых рыбаков, кроме окармливания рыбы, есть свои секреты, но о них не сказывают никому (с. 61)*.

Размножают рыбу разную в прудах (с. 62).

Сохраняют рыбу во время холодной зимы (с. 63).

У некоторых рыбаков имеются свои знания еще другие (с. 64).

Ловят рыбу еще другим способом (с. 82).

Приманивают ее в то место, где хочется ловить (с. 83).

При рыбачестве употребляют лодки (пыж) и бусы.

Лодки делаются из осины. Вся она выдалбливается пазником и теслом в лесу. Чтобы она не дала трещин, в тени. К выдалбливанию приступают в то же время, как срубят дерево, лодку, выдолблен ную, разжимают различными способами, распаривают на огне, стараясь так, чтобы выдолбленное корыто, пока в нем сохранилась влага, приняло настоящую форму лодки. Когда таким образом лод ка будет сделана и испарится из нее влага, просверливают поперек нее в несколько рядов дырочки в поперечнике с детский палец одну от другой на расстоянии примерно с вершок. Когда дырочки будут просверлены, заколачивают их плотно сделанными из осо коря, коры дерева1, палочками, чтобы, как сказано уже, лодка не дала трещин, когда будет лежать под солнцем на берегу реки. Под словом осокорь** надо понять красную кору этого дерева, из кото рой удильщики делают поплавки для лес и удочек.

В Сарапульском уезде, например, в деревне Ляльшур, суще ствуют своеобразные лодки под названием бусы. Это — два выдол бленных из любого дерева корыта, которые соединены по концам посредством снарвов.

Чтобы грестись на бусах, надо грестись попеременно то в пра вую, то в левую сторону, иначе судно будет кружиться.

При рыбачестве употребляются боты, величиной в обыкновен ную пивную бутылку. Они насаживаются на длинный шест и слу жат пугалом для рыбы, а для мелких рыб в реках их нет.

В озерах и прудах за неимением ботов [пользуются] деревяшками.

* Очевидно, это план более подробного изложения материала, а в скоб ках указаны страницы другой рукописи.

Populus nigra.

** Осокорь-дерево с темно-серой корой, представляющее собой разновид ность тополя;

черный тополь (Словарь русского языка: В 4 т. М., 1983. Т. 2. С. 652).

http://elibrary.unatlib.org.ru/ Рыбак, взяв бот в руки, погружает его в воду быстро, чем и производит звуки: бух! бух!, причем вода пузырится. У кого нет ботов, тем служат насаженные на шесты круглые деревяшки.

Бредень — это почти то же, что недотка, с тем только различи ем, что недотка из редкого холста, а бредень — вязаный, тоже с матней. Бреднем окружают небольшое пространство, еще гораздо меньшее, чем недоткой, и тянут тоню на берег. Но если место для тони не широкое, касаются и другого берега и даже тянут некото рое расстояние по обоим берегам, как неводом, и таким образом за один конец приходится тянуть по одному берегу, а за другой по другому. Что касается недотки, то ею два рыбака окружают не большое пространство на краю реки.

Как невод, так равно и бредень, и недотка снабжены матнями.

Матня делается конусообразная для помещения сгрудившейся рыбы.

На мелком месте реки, где вода течет быстро, ставят сежи вязаную снасть с матней внутри, напоминающую вершу (морду) с матней внутри. Матня помещается снутри, суживаясь постепенно, оканчивается отверстием в конце в поперечнике около четверти арш., что служит для того, чтобы рыба, попавшая в сетку, не мог ла выйти обратно. Снасть имеет рамки, напоминающие паралле лограмм.

При рыбачестве сетями, неводами и некоторыми [другими] сна стями употребляются лодки и бусы, из коих первая — лодка (суд но) — общеизвестная, но особенность устройства ее в местах леси стых (в Глазовском уезде) заключается в том, что она вся, как корыто, выдалбливается из одного дерева — осины. Чтобы лодка не дала трещин, выдалбливается пазниками и желобообразными тес лами (род пазника с загнутыми краями) в лесу.

По осеням рыбачат острогами в лунную ночь. Двое садятся в лодку и плывут вниз по течению реки возле берега. Один держит в руке таган, насаженный на древко, на котором горит огонь из за жженных смоляных полешков, чтобы было светло, а другой, стоя, смотрит в воду, не увидит ли рыбу. В руке он держит острогу (бе тан) и, если увидит рыбу, бьет ее острогой и вынимает.

По рассказу крестьянина села Полом Никона Данилова Орло ва, был такой случай при рыбачестве острогой. В лунную ночь, осе нью, два рыбака лучили рыбу на реке Чепце. Плыли они возле берега и вдруг увидели большую рыбу, стоявшую головой к берегу.

Товарищ хотел было ударить по рыбе острогой, но другой остано вил его, говоря, что ту рыбу, которая лежит головой к берегу, не надо трогать. Итак, не тронули ее, поплыли книзу, но там рыбы не видели и вернулись обратно. При возвращении увидели ту же рыбу, http://elibrary.unatlib.org.ru/ лежащую в реке головой к берегу, и держащий острогу ударил в нее острогой. Вдруг вода в реке забушевала, лодку закачало, и они, напуганные этим, причалили к берегу и вышли. Лодку вытащили на берег, а острогу, которой ударил в рыбу товарищ, кто-то из воды не дал. Они вышли и взошли на берег, чтобы убежать.

Как быть? Случился на берегу пень дерева. Один из рыбаков, сняв с себя шабур (верхнюю одежду), покрыл ею пень, и [они] ушли. Отошли на некоторое расстояние и оглянулись.

Вдруг из воды выглянуло какое-то страшилище с острогой и, дойдя до пня, ударило острогой в пень, и острога осталась тут же.

Они, напуганные этим, ушли домой.

—Кто же это был? — спросили рыбаков слушатели.

- К т о, как не Вумурт, - ответили рыбаки. - Его ведь не убьешь.

Это не была рыба, а только Вумурт представил пень рыбой, и мы поверили. Вумурта не убьешь, скорее он утянет в воду.

http://elibrary.unatlib.org.ru/ ПЧЕЛОВОДСТВО У вотяков (РФ Научно-отраслевого архива УИИЯЛ УрО РАН, on. 2Н, д. 612, л. 60 об. - 51 об.) Эта отрасль сельского хозяйства хотя и распространена повсе местно в Вотской области, но приемы ее более старинные и ведет ся в первобытных колодах или ульях и бортях (в выдолбленных сто ячих деревьях). Рамочных ульев не очень много, и то лишь у про фессиональных пчеловодов, но их в Вотской области среди удмуртов еще не много. При отсутствии разумного ведения дела и недоста точном знании и результат пчеловодства получается неудовлетво рительным. Ульи, или так называемые "чурки" и "кряжи", имеют вышину около 1 саж. Их поднимают на деревья с помощью блоков.

Подрезывание сотов производится обыкновенно два раза в году:

около 25 марта и еще в августе. Желая подрезывать соты, пчеловод надевает на голову мешок с сеткой;

затем зажигает он сухую гни лушку и кладет ее, дымящуюся от тления, на дно чурки и укроща ет пчел, [что и дает] возможность пчеловоду подрезывать соты.



Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 | 6 |   ...   | 7 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.