авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |

«Владимир Бойко КНИГА ПАМЯТИ МОРЯКОВ ПОДВОДНИКОВ ВОЕННО МОРСКОГО ФЛОТА, УРОЖЕНЦЕВ ВЕРХНЕВОЛЖЬЯ, ПОГИБШИХ В XX ВЕКЕ ББК 633 (2Р–4Тв)я2 Б ...»

-- [ Страница 3 ] --

Устройство представляло собой две слегка вогнутые металлические плат формы, крепившиеся по обеим сторонам рубки (современные специалисты предпочитают более точный конструктивный термин – ограждение боевой рубки, хотя в годы Первой мировой войны говорилось именно о рубке с указа нием, в случае необходимости, о кожухе, окружающем рубку). На платформах располагалось по четыре мины заграждения, которые сбрасывались в воду по выступающим с бортов решеткам, которые назывались кринолинами. Устрой ство минирования хорошо видно на фотографиях «Барса», сделанных после ремонта зимой 1915–1916 годов. Оно указано в ответе на запросный лист Статистического отдела Морского генштаба. Установка устройства минирова ния вызвала необходимость сдвинуть рубочный трап со штатного места возле середины рубки к кромке ее кормовой части. На «Гепарде» устройство мини рования так и не было поставлено, хотя такое намерение имелось в ноябре 1915 года, когда лодка ставилась в ремонт. В упоминавшемся выше ответе на запросный лист, командир «Гепарда» по состоянию на март 1916 г. сообщил:

«мин заграждения нет». Рубочный трап остался на штатном месте, что хорошо видно на фотографии «Гепарда», сделанной после ремонта 1915 1916 годов – телеграмму об окончании ремонта из Ревеля в Петроград контр адмирал Ле вицкий, командовавший Балтийском отрядом подводного плавания, дал 5 мая 1916 года.

На видеозаписи затонувшей лодки хорошо видно, что рубочный трап уста новлен именно на самой кромке кормовой части рубки. Точно так, как на фото графии всплывающего «Барса», сделанной летом 1916 года. На некоторых кадрах видеозаписи видно и само устройство минирования, вернее его от дельные детали: кринолин с бортовым креплением, решетка крепления мин ной платформы. Таким образом, лодка с устройством минирования не может быть «Гепардом», следовательно, это – «Барс». Есть еще одно конструктивное отличие «Барса» от всех других лодок этого типа, не проявившееся в докумен тах, но выявившееся при просмотре фотографии его и других лодок. Речь идет о носовом орудии «Барса», чей снимок с такой подписью помещен в «Морском сборнике» № 2 3 за 1918 год.

По проекту, автором которого был известный русский кораблестроитель И.Г. Бубнов, подводные лодки типа «Барс» не имели артиллерийского воору жения. Главным оружием считалось минное, которое было представлено две надцатью торпедными аппаратами: четырьмя трубчатыми – в носу и корме и восемью наружными решетчатыми аппаратами конструкции С.К. Джевецкого.

Однако уже после первой кампании 1915 года вооружение подводных лодок артиллерией было отнесено к ряду «главнейших из желательных изменении и нововведении». В указанном выше ответе на запросный лист Статистического отделения МГШ командир «Барса», которым с декабря 1915 года был старший лейтенант Н.Н. Ильинский, сообщал, что по состоянию на март 1916 года ар тиллерийское вооружение лодки составляют два орудия калибра 57 мм, одно 37 мм орудие и пулемет. Такое же артиллерийское вооружение было на «Львице» и «Гепарде», но дополнительно указывалось, что 57 мм орудия име ют длину 40 калибров. Фотографии этих орудий с характерным плечевым упо ром для горизонтальной наводки не оставляют сомнения, что это – орудия системы Готчкиса. На фотографиях «Барса» носовое орудие выглядит иначе, чем его же кормовое, а также орудия на других лодках этого типа. Длина ство ла – больше сорока калибров, тумба орудия более массивная, отсутствует плечевой упор и имеется оптическая трубка наведения.

Судя по фотографиям и чертежам палубных артустановок Российского флота, это – также пушка Готчкиса, но длиной 50 калибров. Это подтверждают относительные замеры длин стволов на фотографии всплывающего «Барса», где носовое и кормовое орудия практически находятся в одной плоскости.

Именно это орудие хорошо видно на затонувшей лодке. И поскольку такого не было на других, в частности, ни на «Львице», ни на «Гепарде», это лишний раз подтверждает, что найденная шведами на дне Балтийского моря русская под водная лодка – «Барс».

В письме российскому послу шведский адмирал полагал, что без спуска человека на лодку ее точная идентификация невозможна. И поначалу все уси лия были направлены на то, чтобы такое обследование организовать. Но ока залось, что в нынешних условиях это не под силу ни Российской академии наук, располагающей подводными обитаемыми аппаратами, ни Военно морскому флоту России, имеющему в составе своей поисково спасательной службы не только средства подводного наблюдения, но и подъема затонувших подводных лодок. И тогда пришлось сосредоточиться на «опознании по при метам», сохранившимся в архивных документах и старинных фотографиях в музеях и частных коллекциях.

Также необходимо рассмотреть последний вопрос: почему «Барс», который по опубликованным немецким данным был потоплен у побережья Швеции близ мыса Ландсорт и плавучего маяка Хефринге, оказался найденным в милях к востоку? Ответ на это может быть следующим: в свой последний, пят надцатый боевой поход «Барс» под командованием старшего лейтенанта Н.Н.

Ильинского вышел в составе 1 го дивизиона подводных лодок Балтийского моря 6 мая 1917 года из Гангэ. Дивизион в составе «Волка» (под брейд вымпелом командира капитана 2 ранга В.Ф. Дудкина), «Барса», «Гепарда» и «Вепря» следовал на перехват немецких транспортов с военными грузами, перевозившимися из портов нейтральной Швеции. Подводным лодкам пред писывалось выйти на пути караванов, оттуда перейти на либавские позиции и позицию у Форе – северной оконечности острова Готланд и 13 мая прибыть на дагергортский створ – западную оконечность острова Даго. Предписание в точности выполнили «Вепрь» и «Гепард», вечером 13 мая вернувшиеся в Гангэ.

Оказалось, что «Волк» вернулся сюда еще 10 мая. 9 мая на лодке произошла авария двигателей, и в 18.30 на одном оставшемся исправным «Волк», не за ходя на новую позицию, начал возвращение на базу, куда и пришел в 21. следующего дня. «Барс» на базу не вернулся. Четырнадцатого мая капитан ранга Дудкин передал в Ревель, в штаб дивизии подводных лодок Балтийского моря телеграмму с донесением о походе своего дивизиона. Среди прочего он сообщил, что «Вепрь» 8 мая в 18.40 и 9 мая в 12.50 на меридиане мыса Ланд сорт и параллели маяка Хсфринге видел подлодку на малых глубинах. Что это за лодка, не сообщалось, но согласно предписанию в эти дни и в этом месте должен был находиться «Барс». После этого, следуя предписанию, он должен был перейти на новую позицию. И как раз 10 мая «Волк», следуя на базу и находясь в точке с координатами 58° 36' N и 20' 10' Е, встретил лодку, идущую на S. «Возможно, «Барса», — как об этом было сказано в «Заметках о походах дивизии подводных лодок Балтийского моря», которые велись флагманским штурманом дивизии лейтенантом Эссеном.

В «Ежемесячнике подводного плавания», изданном в июле 1917 года шта бом дивизии, об этом было сказано более определенно: «10 мая в 11 час. Дня «Волк», меняя свою позицию, встретился с «Барсом», причем «Барс» погрузил ся, приняв «Волка» за неприятельскую подводную лодку». Этому удивляться не приходится, так как в этом время на подводных лодках еще не было найдено решения задачи опознавания «свой – чужой». Известный советский адмирал, ученый радиотехник А.И. Берг, бывший в 1917 году русским штурманским офицером на английское лодке Е 8, входившей вместе с другими семью анг лийскими лодками в состав дивизии, вспоминал «Полная отчужденность лодки начиналась с того момента, когда она выходила в море. Становясь, потенци альной добычей чужих и своих, она должна была пройти двойное испытание:

не попасться на глаза ни врагу, ни другу... На опознание на связь нет времени, секунда решает судьбу. Закон военного времени жесток и логичен: атакуй, пока не успели атаковать тебя». По видимому, именно встреча «Волка» с «Бар сом», после которой он навсегда исчез, и породила слухи о том, что «Барс» по ошибке был потоплен своими. В сводке разведывательного отделения опера тивной части штаба командующего флотом Балтийского моря за май года в разделе «Потери» было сказано: «…около 12 мая подводная лодка «Барс» погибла от неизвестной причины в районе первой (либавской) позиции.

В «Списке судов, погибших во время войны 1914—1917 годов», составленном в 1918 году мобилизационно экономическим отделом еще существовавшего МГШ, было указано другое место гибели «Барса» — у мыса Ландсорт (по иро нии судьбы такое название носил и шведский тральщик, нашедший «Барса» на дне Балтийского моря). Именно это место значится и в немецких данных, пуб ликовавшихся в трудах по истории морской войны 1914–1918 годов. Вполне возможно, что последний бой «Барса» выглядит так: 19 мая 1917 года «Барс»

на подходе к Хефринге был обнаружен и атакован немецким миноносцем, сбросившим глубинную бомбу. После того, как она не взорвалась, в бой всту пили минные тральщики с 2 «драконами» – специальными глубоководными тралами с укрепленными на них тротиловыми зарядами. Четыре тральщика прочесывали подозрительный район, пока не раздались два взрыва, и на по верхности появилось увеличивающееся в размерах масляное пятно. Тогда на это место были сброшены глубинные бомбы. Однако сообщение об этом бое вызывает сомнение: не была ли со стороны немцев обычная в такой ситуации «погоня за призраком»? Во первых, обращает внимание различие приводимых в разных источниках дат боя, из которых наиболее вероятной считается 28 (15) мая. Хотя «Барса» в это время на позиции у шведских берегов быть уже не могло: после смены позиции, еще 13 мая он должен был вернуться в Гангэ.

Во вторых, почему безоговорочно ут верждается, что потоплен именно «Барс»? Наконец, почему нигде не со общаются названия кораблей, участво вавших в бою? Все это свидетельству ет о том, что в основе немецкого со общения лежат чьи то рассказы, а не донесение о произошедшем бое с ука занием кораблей, принимавших уча стие, точной даты и предположения, что неприятельской лодкой, вероятнее всего, был «Барс», о гибели которого известили ревельские газеты: 28 мая (по старому стилю) в соборе Святого Александра Невского при огромном стечении народа прошла панихида по морякам «Барса». Но самое существенное возражение против версии гибели «Барса» в бою заключается в том, что на видеозаписи затонувшей лодки не заметно повреждений, которые наверняка были бы при ее гибели от взрывов глубинных бомб или «драконовских» зарядов тротила.

Если вернуться к хронике похода 1 го дивизиона, то видно, что 10 мая «Волк» встретил подводную лодку, которую в июле 1917 года уже точно счита ли «Барсом». И координаты, в которых «Волк» встретил лодку: 58° 36' N и 20° 10' Е – очень близки к тем, где на глубине 127 метров был обнаружен «Барс»:

58° 21,033 N и Ч9° 51,902 Еб а встреченная подводная лодка следовала курсом на юг. Все это дает веское основание предположить, что утром 10 мая «Барс»

шел на свою новую, либавскую позицию. Но не дошел до нее, затонув в точке с указанными координатами и вряд ли успев дать «радио» на базу о встрече с «Волком.

Вполне возможно, что «Барс», приняв «Волка» за неприятельскую подвод ную лодку, срочно погрузился на месте, называемом Готландской впадиной, где глубины достигают более 100 метров. И это погружение могло стать ава рийным – история подводного плавания знает не один случай срочных погру жений, оказавшихся из за неисправности последними.

Подводная лодка «Барс» не смогла остановиться на рабочей глубине, не превышающей для лодок этого типа 50 метров, и провалилась в пучину Гот ландской впадины, ставшей ее могилой.

Подводная лодка «Гепард»

17 августа 1913 года заложена на Балтийском заводе в Санкт Петербурге.

28 сентября 1913 года зачислена в списки кораблей Балтийского флота. 2 ию ня 1913 года спущена на воду. 12 июля 1915 года подводная лодка вступила в строй и вошла в состав 1 дивизиона Дивизии подводных лодок Балтийского флота. С 1915 по 1917 года участвовала в Первой мировой войне: поисковые и разведыватель ные действия на коммуникациях противника, обес печение и при крытие набеговых и минно заградительных действий легких сил флота;

совершила 15 Боевых походов и 3 торпедные атаки. 28 июля года в Боевом походе обнаружила германский крейсер и 5 миноносецев, но не смогла с ними сблизиться из за недостаточной скорости. Крейсер «Любек»

был безрезультатно атакован пятью торпедами.

9 сентября 1915 года утром подводная лодка вышла из Ревеля на позицию к северу от Риксхефта. 10 сентября 1915 года утром подводная лодка обнару жила и пыталась сблизиться с одним из германских легких крейсеров, но из за неисправности одного из двигателей Дизеля была вынуждена прекратить атаку и вернуться в Ревель. С 28 по 30 октября 1915 года совместно с другими под водными лодками обеспечивала прикрытие минной постановки, которую вы полнял отряд крейсеров в районе южнее острова Готланд.

8 ноября 1915 года ночью столкнулась с английской подводной лодкой «Е 8», возвращавшейся из похода, в результате чего оказались разорвана и смята кормовая балластная цистерна, пробита обшивка прочного корпуса с правого борта с размерами пробоины примерно 600х100 мм, деформирова ны 18 шпангоутов и повреждены кормовые горизонтальные рули. В прочный корпус начала поступать забортная вода. При ее попадании на распредели тельный электрощит произошло короткое замыкание, и возник пожар. От удара сорвалась одна из торпед из установленных в надстройке торпедных аппаратов Джевецкого и, удерживаемая только кормовым стопором, на большой волне билась о борт подводной лодки. Умелые действия командира и команды предотвратили затопление лодки: с помощью одеял и матрацев удалось заделать пробоину, значительно сократив поступление воды. Возго рание электрощита было ликвидировано. Только через три часа упорной, чрезвычайно тяжелой и опасной работы, удалось закрепить торпеду на палу бе надстройки. В сопровождении подводной лодки «Вепрь» подлодка с тру дом возвратилась в Ревельскую гавань. После столкновения обе лодки были поставлены в док для ремонта. В 1916 году базировалась на Ревель. Произ водились существенные переделки. Наружные решетчатые аппараты Дже вецкого были подняты на палубу надстройки. 12–18 мая 1916 года находи лась в Боевом походе на позиции севернее острова Эланд у побережья Шве ции. 13 мая при выходе в атаку подверглась тарану немецкого судна ловушки и получила существенные повреждения: свернута тумба кормового орудия. 16 мая безуспешно атаковала германский транспорт. 18 мая верну лась в Ревель. Для ремонта перешла в Петроград и 19 июля окончила ре монт. 26 – 29 июля 1916 года находилась в Боевом походе. Патрулировала в районе северного входа в пролив Кальмарзунд. В 1917 году базировалась на Ганге, экипаж активно участвовал в Февральской революции. 6–13 мая года вышла на позицию в Норчепингский залив. 12 октября 1917 года вышла в поход к Фильзанду и из похода не вернулась. Погибла при неизвестных обстоятельствах вместе с экипажем – 40 подводников. Планировалась к воз вращению 17 октября. 29 мая 1918 года подводная лодка «Гепард» исключе на из состава Балтийского флота.

По сообщению пресс– службы Шведского управ ления по делам судоходст ва, которое было сделано 24 сентября 1993 года, в районе острова Готланд – в 30 морских милях к северо востоку от острова Готска Санден, на глубине метров обнаружены останки русской подводной лодки периода Первой мировой войны. Анализ найденных останков позволил предположить, что речь идет о подводной лодке «Гепард», которая считается пропавшей без вести с года. Как предполагают шведские историки, в год гибели «Гепард» с 40 члена ми команды находился с несколькими другими русскими подводными лодками на боевом задании к западу от эстонского острова Сааремаа. Предполагается, что подводная лодка погибла, подорвавшись на мине. На борту подводной лодки находились торпеды, которые по прежнему остаются закрепленными на корпусе подлодки. Анализ маршрутов подводных лодок во время 1 й мировой войны показал, что в этом районе могли погибнуть подводные лодки «Барс», «Львица» или «Гепард».

Подводная лодка «Львица»

28 сентября 1913 года зачислена в списки кораблей Балтийского флота. июля 1914 года заложена на Адмиралтейском заводе. Заказ на строительство подводной лодки был получен заводом «Ноблесснер», но так как этот завод только строился, строительство корпуса подводной лодки было передано Ад миралтейскому заводу. Собранный и совершенно изготовленный в Петрограде корпус был разобран и перевезен в Ревель, где вновь собран на стапеле заво да «Ноблесснер». Во время строительства наружные торпедные решетчатые аппараты были приподняты, а из ниши частично заделаны. На под водной лодке бы ли установлены двигатели Дизеля, снятые с Амурских канонерских ло док.

17 марта года подводная лодка «Львица» включена в состав 2 го дивизиона Дивизии подводных лодок Балтийского моря. 10 октября 1915 года спущена на воду. В мае 1916 года испытывалось устройство для постановки 8 мин, но боевого применения, ввиду не вполне удовлетворительных результатов, не нашло. июня 1916 года вступила в строй. В 1916 1917 годах участвовала в Первой мировой войне: поисковые действия на коммуникациях противника, соверши ла 5 Боевых походов. Осенью 1916 года совершила два Боевых похода. В по следнем походе получила небольшие повреждения вертикального руля при касании мола. В 1917 году базировалась на Ревель, экипаж участвовал в Фев ральской революции. В апреле мае 1917 года несмотря на некомплект офице ров, старший офицер подводной лодки «Львица» А.И. Рогозин негласно вы полнял обязанности командира ПЛ, с целью повышения боевой активности лодки и тренировки личного состава, совершает несколько самостоятельных выходов в море с погружением при экипаже из двух офицеров и нехватке спе циалистов в команде.

2 июня 1917 года в 07.08 ушла направлением «Вест» на позицию № (район Готланд – Эзель) в пятый Боевой поход. Пропала без вести при невы ясненных обстоятельствах между 2 7 июня 1917 года при исполнении служеб ного долга. На подводной лодке «Львица» погибло 45 человек. 29 мая года исключена из состава Балтийского флота.

В 1933 году шведскими исследователями восточнее острова Готска Скаден обнаружена на глубине 120 метров подводная лодка типа «Барс». Анализ мар шрутов русских подводных лодок во время Первой мировой войны показал, что в этом районе могли погибнуть подводные лодки «Барс», «Львица» или «Гепард».

Подводная лодка «АГ 14»

В 1915 году подводная лодка АГ 14 (тип АГ, Holland 602F) по строена для ВМС Великобритании на судоверфи «Barnet Yard» в Ванкувере (Канада). 18 августа 1915 года приобретена заводом «Ноблесснер» по заказу Морведа России. В 1915 году в разобранном виде доставлена морским путем во Владивосток, а оттуда по железной дороге на Балтийский завод в Петрограде для достройки. 2 апреля 1916 года перезало жена на Балтийском заводе.

4 июня 1916 года зачислена в списки кораблей Балтийского флота. Вошла в состав 3 го Дивизиона Дивизии подводных лодок Балтийского флота. июня 1916 года перечислена в состав 4 го Дивизиона Дивизии ПЛ Балтийско го моря. В сентября 1916 года спущена на воду. 4 октября 17 ноября года проводились сдаточные испытания в Кронштадте, Бьерке Зунде и Ревеле.

В связи с тем, что переход из Петрограда в Ревель осуществлялся только во енной командой, по ходатайству флота на еще не принятой в состав флота подводной лодке 19 октября 1916 года был поднят военно морской флаг. ноября (?) 1916 года вступила в строй. 17 ноября 1916 года начала кампанию.

В 1916 1917 годах в зимний период на заводе «Ноблесснер» в Ревеле устра нялись замечания, отмеченные при проведении сдаточных испытаний. В мае 1917 года в составе Дивизиона перебазирована на остров Люм. В компанию 1917 года участвовала в 1 й Мировой войне (поисковые действия на коммуни кациях противника, несение позиционной и дозорной службы на походах к портам и базам;

совершила три боевых похода). Участвовала в Февральской революции. 18 сентября 1917 года вышла в четвертый боевой поход на пози цию к северу западу от Стейнорта (район Либавы). Возвращение подводной лодки планировалось 23 сентября. Подводная лодка АГ 14 из боевого похода не возвратилась. На подводной лодке погибли 34 человека. Командиром ПЛ был старший лейтенант А.Н.фон Эссен, сын Командующего Балтийским фло том. По другим данным подводная лодка АГ 14 погибла в июльском походе.

1 августа 2003 года шведская пресса сообщила, что водолазы компании «Deep Sear», искавшие самолет DC 3, погибший летом 1953 года, обнаружили останки подводной лодки АГ 14 к северу востоку от самолета. То, что это именно АГ 14 утверждается с большой достоверностью. Подводная лодка ле жит на глубине более 100 метров в нейтральных водах. В этом районе очень глубокий ил (около 30 метров), поэтому только 12 метров корпуса находятся на его поверхности. Видимых повреждений корпуса не обнаружено.

Подводная лодка «АГ 15»

В 1915 году построена для ВМС Великобритании на судоверфи «Barnet Yard» в Ванкувере (Канада). 18 августа 1915 года приобретена заводом «Ноб лесснер» по заказу Морского ведомства России. В 1915 году в разобранном виде была доставлена морским путем во Владивосток, а оттуда по железной дороге на Балтийский завод в Петрограде для достройки. 2 апреля 1916 года перезаложена на Балтийском заводе.

4 июня 1916 года АГ 15 зачислена в списки кораблей Балтийского флота.

Вошла в состав 3 го Дивизиона Дивизии подводных лодок Балтийского флота, 10 июня 1916 года перечислена в состав 4 го Дивизиона Дивизии ПЛ Балтий ского моря. В сентября 1916 года АГ 15 спущена на воду. 4 октября 17 нояб ря 1916 года проводились сдаточные испытания в Кронштадте, Бьерке Зунде и Ревеле. В связи с тем, что переход из Петрограда в Ревель осуществлялся военной командой, по ходатайству флота на еще не принятой в состав флота подводной лодке 30 октября 1916 года был поднят военно морской флаг. ноября 1916 года вступила в строй. 17 ноября начала кампанию. В зимний период 1916 – 1917 годов на заводе «Ноблесснер» в Ревеле устранялись за мечания, отмеченные при проведении сдаточных испытаний. 30 31 мая года успешно совершила практический выход. В июне 1917 года перебазиро вана на остров Люм.

8 июня 1917 года подводная лодка отошла от борта плавбазы «Оланд» и направилась в западный район для выполнения учебного погружения. В рай оне находился минный загради тель «Ильмень».

Придя район, ко мандир ПЛ лейте нант М.М. Макси мович решил произвести сроч ное погружение с хода. Экипаж минного заградителя видел, как подводная лодка начала по гружаться с увеличивающимся дифферентом и вскоре ушла под воду. На поверхности осталось четыре человека. Трое из них – командир, боцман и рулевой – были подобраны минным заградителем, а четвертый – штурман не умевший плавать, утонул. Через час после аварии к месту гибели подвод ной лодки прибыли водолазы, которые зафиксировали, что подводная лодка лежит на грунте на глубине 27 метров без крена и дифферента с открытыми кормовым и рубочным люками, и, что в носовом и кормовом отсеках нахо дятся подводники, отвечающие на стук по корпусу лодки. Через три часа после аварии из лодки была выпушена учебная торпеда, в которой лежала записка, сообщающая о нахождении в носовом отсеке 11 человек и просьбу о помощи. Помощь могла быть оказана только путем подъема лодки, а подъ ем подводной лодки мог быть произведен только спасательным судном «Волхов», вошедшим в строй 1 июля 1915 года. Однако, на момент аварии спасательное судно «Волхов» находилось в Ревеле. По тревоге спасательное судно вышло для оказания помощи, но его приход к месту аварии был воз можен только наследующий день. Не дождавшись помощи, подводники пер вого отсека решились на самостоятельный выход. Под руководством старше го офицера лейтенанта К.Л. Матыевича Мацеевича подводники, проведя около 10 часов в полузатопленном отсеке, подняли давление, открыли люк и вместе с пузырем воздуха выбросились на поверхность. Последним покинул подводную лодку старший офицер. На поверхность выбросило 6 подводни ков, из которых в живых осталось 5 человек. 18 подводников погибло во время аварии. Как выяснилось, кок, приготавливавший обед, не поставив в известность командира, открыл для проветривания кормовой люк. Этот люк плохо просматривался с мостика и командир, не зная об открытом люке, дал команду на погружение. Спасательное судно «Волхов» прибыло к месту ава рии только утром 10 июня 1917 года. Подъем подводной лодки начали в часов 13 июня. Подводную лодку сильно засосало в грунт и пришлось делать промывку грунта под корпусом подводной лодки. Сдвинуть подводную лодку удалось к 19 часам 15 июня. Окончательно АГ 15 была поднята 16 июня 1917 года.

22 июня спасательное судно «Волхов» привело подводную лодку в Ревель.

Силами мастерских судна «Волхов» в течение месяца была отремонтирована и вступила в строй. 25 октября 1917 года вошла в состав Красного Балтийского флота. В октябре в составе Дивизиона перебазирована в Рогекюль. С декабря 1917 года боевые выходы русских подводных лодок были прекращены. В зим ний период АГ 15 базировалась на Ганге (Финляндия) вместе с другими под водными лодками 4 го Дивизиона и плавбазой «Оланд».

3 апреля 1918 года германские корабли, преодолев плотные льды, выса дили в Ганге десант. Вывести подводную лодку из Ганге не было возможности из за тяжелой ледовой обстановки и отсутствия ледокола. Экипаж вынужден был взорвать подводную лодку.

В 1924 году подводная лодка АГ 15 поднята финскими спасателями, де монтирована и разделана на металл.

Подводная лодка Б 9 («Ёрш», «Рабочий») 18 марта 1914 года зачислена в списки кораблей Сибирской флотилии. июля 1914 года номинально заложена на заводе «Ноблесснер» как подводная лодка тип «Барс». Постройка производилась на Балтийском заводе в Санкт Петербурге. 27 февраля 1915 года зачислена в состав Балтийского флота. ноября 1916 года получен подряд на переоборудование в минный заградитель по типу «Ерш». В 1917 году участвовала в Февральской революции. Весной 1917 года спущена на воду, как отдельно плавающая подводная лодка дивизии ПЛ Балтийского моря. 25 октября 1917 года вошла в состав Красного Балтий ского флота. 21 25 февраля 1918 года в составе дивизии ПЛПЛ в сопровожде нии кораблей БФ и ледоколов совершила переход из Ревеля в Гельсингфорс (Хельсинки). 7 16 апреля 1916 года совершила переход из Гельсингфорса в Кронштадт в тяжелых ледовых условиях. В апреле 1918 года вошла в состав дивизиона Дивизии ПЛ БФ. 16 апреля 1918 года перешла в Петроград. 31 мая 1918 года переформирована в состав 1 го дивизиона (резервный дивизион) Дивизии ПЛ БФ. Летом 1918 года после окончания ремонта перечислена в состав 2 го дивизиона (действующий дивизион) Дивизии ПЛ БФ. 4 августа 1918 года переформирована в состав действующего дивизиона ПЛ МСБМ. октября 1918 года на подводной лодке произошла авария, подробности не сохранились. В октябре 1918 года перечислена в состав резервного дивизиона ПЛ МСБМ с нахожде нием в резерве. В декабре 1918 года находилась в ре монте. 15 марта 1919 года пе реформирована в состав перво го резерва.

27 мая 1919 года вошла в боевой состав ДОТ БФ. 11 ок тября 1919 года переведена на Ладожское озеро. В начале года переформирована в состав 2 го дивизиона дивизии ПЛ МСБМ. В сентябре 1920 года совместно с подводными лод ками «Тигр», «Рысь», «Ягуар» и «Тур» совершила совместный шестидневный поход по Финскому заливу. 20 октября 1920 года присвоен бортовой номер 12. 21 апреля 1921 года вошла в состав МСБМ. 1 октября 1921 года переименована в «ПЛ 9». 10 августа 1922 года закончила очередной ремонт и перешла в Кронштадт, где вступила в строй. 1 ноября 1922 года во время совместного похода столкнулась с подводной лодкой ПЛ 5 без серьез ных последствий. Столкновение произошло по вине ПЛ 5. 31 декабря года переименована в «Рабочий». 1 мая 1923 года вошла в состав действую щей группы ПЛ МСБМ. 19 июня 1923 года при совместном отходе от причала столкнулась с ПЛ «Большевик». 8 февраля 1924 года вошла в состав 2 й груп пы отдельного дивизиона ПЛ МСБМ.29 июля 1924 года переформирована в состав 2 го дивизиона Бригады ПЛ МСБМ. В 1923 – 1924 годах прошла капи тальный ремонт. 15 16 июня 1924 года под руководством специальной комис сии произвела испытательную постановку мин заграждения типа «ПЛ» в рай оне маяка Толбухин. В октябре 1926 года переформирована в состав 1 го ди визиона ПЛ МСБМ. В январе 1930 года вошла в состав 1 го дивизиона Брига ды ПЛ МСБМ.

22 мая 1931 года затонула в Финском заливе в результате столкновения с подводной лодкой «Красноармеец» во время совместных учений (ночью в ус ловиях непогоды). Была протаранена при следовании в кильватер ограждения правых носовых горизонтальных рулей ПЛ «Красноармеец» в кормовую часть.

В прочном корпусе появилась пробоина величиной с ладонь в недоступном для заделки месте. Старания команды заделать пробоину не увенчались успе хом. Подводная лодка, потеряв плавучесть, затонула через пять минут со всей командой (45 человек). Несмотря на то, что место затопления ПЛ было извест но, ее удалось найти только в 1932 году. ПЛ лежала на глубине 84 метра, без крена с дифферентом на корму. В марте июле 1933 года подъем производил ся Балтийской экспедицией ЭПРОН. В районе затопления был илистый грунт, поэтому представилась возможность завести подъемные стропы под корпус лодки методом подрезки. В основу проекта положили ступенчатый метод подъема с величиной ступени около 12 15 метров. Такая величина определя лась высотой подъема гака гиней спасательного судна «Коммуна» (бывший «Волхов») от поверхности воды. В этом случае исключался тяжелый труд по закладке огонов подъемных стропов на гаки гиней, поскольку эта работа вы полнялась без водолазов на уровне поверхности воды. Подъем подводной лодки был осуществлен за 4 месяца, и 21 июля был окончен.

Летом 1933 года ввиду нецелесообразности восстановления подводная лодка Б 9 сдана «Рудметаллу» для демонтажа и разделки на металл. Исключе на из состав ВМФ.

Подводная лодка Б 3 («Рысь», «Большевик») Первая подводная лодка, полностью построенная заводом «Ноблесснер»

была заложена 3 июля 1914 года. 13 апреля 1916 года спущена на воду. ноября 1916 года вступила в строй. Участвовала в 1 й мировой войне на Бал тийском флоте, совершила 6 Боевых походов. 23 ноября 1916 года при выходе из гавани Ревеля таранила подводную лодку «Тигр» и поломала ее горизон тальные рули. В феврале 1918 года перешла из Ревеля в Гельсингфорс, откуда вышла в Кронштадт 4 апреля 1918 года, но не смогла пробиться сквозь льды.

7 16 апреля шхерами Финского залива в тяжелых ледовых условиях соверши ла переход в Кронштад, участвовала в боевых действиях в Финском заливе. В конце 1918 года находилась на Ладожском озере, в 1919 году приняла участие в Гражданской вой не и обороне Пет рограда. Входила в состав Действую щего отряда судов флота Балтийского моря.

В 1922 1924 го дах прошла капи тальный ремонт. С 1 октября года – ПЛ 7, с 1923 года – «Большевик», с 1931 года – ПЛ 14, с 1934 г. – «Б 3», штатный экипаж – 48 человек.

В Финском заливе во время маневров МСБМ (25 июля – 4 августа) в при сутствии на мостике линкора «Марат» Народного Комиссара Обороны СССР Ворошилова К.Е. и начальника штаба КБФ флагмана флота 2 го ранга Исакова И.С. при проведении зачётного учения по подныриванию под «Марат» после проведения учебной торпедной атаки подводная лодка Б 3 была таранена лин кором и затонула со штатным экипажем в составе 48 человек и семью курсан тами военно морского училища на глубине 52 метра. При проведении упраж нения подводной лодке требовалось погрузиться из перископного положения на глубину не менее девяти метров (осадка линкора «Марат» на тот момент составляла 8,4 метра). Однако Б 3 не успела осуществить этот маневр и попа ла под таранный удар линкора.

В результате удара на Б 3 была разрушена надстройка и передняя часть ог раждения рубки, в прочном корпусе образовалась пробоина с размерами 2,5 х метра. Принимая во внимание отсутствие на подводной лодке поперечных пере борок прочного корпуса можно считать, что гибель экипажа была почти мгновен ной. В посвященной этому печальному событию мемуарной литературе стало традицией винить в катастрофе присутствующего на мостике линкора «Марат»

Наркома Обороны Ворошилова. Будто бы он отдал командиру линкора не ту ко манду, а заробевший в присутствии Наркома бывший офицер царского флота автоматически повторил её рулевому. Достаточно привести два примера. В жур нале «Подводный флот» № 5 написано: «...из за некомпетентного вмешательства в управление кораблём наркома Ворошилова». В журнале «Тайфун» № 3 от года сообщалось: «...25 июля в Финском заливе в результате столкновения с лин кором «Марат», происшедшего во время маневров (25 июля – 4 августа) по вине Наркома Обороны Ворошилова К.Е., находящегося на мостике линкора и вме шавшегося в управление кораблём, затонула шедшая в надводном положении Б 3. Погиб весь экипаж и проходившие практику курсанты – всего 55 человек. От ветственность за трагическое происшествие взял на себя Начальник штаба КБФ Исаков И.С…». Однако надо учитывать, что линкор водоизмещением в 23 тонн при скорости хода 12–15 узлов в силу своей инерции ни по чьей команде не может в считанные минуты изменить ни курса, ни скорости хода. Он пройдёт ещё несколько сотен метров, прежде чем удастся это сделать. Так что Нарком Оборо ны Ворошилов здесь ни при чём.

Предпосылка к катастрофе была заложена при планировании показных учений начальником штаба КБФ флагманом флота 2 го ранга Исаковым и ко мандующим КБФ флагманом флота 2 го ранга Галлером. Согласно этому пла ну к сложному и опасному виду упражнений привлекли устаревшую подводную лодку типа «Барс», построенную почти 19 лет назад, хотя к этому времени в составе КБФ, кроме L 55, имелось ещё восемь лодок новой постройки: JI 1, Л 2, Л 3, Щ 301, Щ 302, Щ 303, Щ 304, Щ 305.

Из документов комиссии по расследованию гибели Б 3: «...Несчастье слу чилось 27 июля, во время учения подлодка Б 3, подныривая под идущий «Ма рат», попала под таранный удар. Однокорпусная лодка не имела водонепрони цаемых переборок. Команда погибла... На мостике линкора в тот момент нахо дился начштаба флота Исаков. Вёл он себя благородно – при расследовании правительственной комиссии вину взял на себя... Вины, конечно, ни у кого из бывших на мостике «Марата» не было, но с командира Б 3 не спросишь... Иса ков был снят с должности, назначен преподавать в Военно морскую академию.

Тяжело переживал командующий КБФ Л. Галлер. В тот выход на линкоре его не было, но он винил себя: «Не добился вовремя исключения «Барсов» из чис ла действующих кораблей».

Через восемь суток после катастрофы, 2 августа 1935 г. спасательное судно «Коммуна» (бывший «Волхов») ступенчатым способом подняло Б 3 и под эскортом эсминцев привело в Кронштадт. 4 августа в Кронштадте со стоялись торжественные похороны погибших подводников, на которых при сутствовали: Заместитель Наркома Обороны Тухаческий, начальник МС РККА Орлов, секретари Ленинград ского обкома ВКП(б) Чудов и Ирклис, секретарь Ленинградского горкома партии Угаров, командующий КБФ Галлер, начальник Пубалта Гришин. В речи на траурном митинге Тухаческий выразил глубокое соболезнование семьям погибших и личному составу КБФ от имени ЦК ВКП(б), Совета На родных Комиссаров и Народного Ко миссара Обороны СССР.

В 1951 году подводная лодка Б 3 на базе «Главвторчермета» на Туруханных островах в Ленинграде разделана на металл.

Подводная лодка Д 1 («Декабрист») 5 марта 1927 года на стапеле Балтийского завода была заложена первая советская подводная лодка «Декабрист». Особую торжественность моменту придавало участие в этой церемонии наркома обороны К.Е. Ворошилова, ко торый собственноручно прикрепил к крышке цистерны быстрого погружения серебряную пластину – закладную доску, первую заклепку в деталь днищевого набора забил С.М. Киров. На церемонии также присутствовали начальник Морских Сил страны Р.А. Мураневич и Командующий Балтийским флотом М.В. Викторов. 3 ноября 1928 года подводная лодка «Декабрист» была спуще на на воду. В мае 1930 года начала испытания, а 12 июня 1930 года соверши ла первое погружение в ДОКе им. Митрофанова. В качестве меры предосто рожности от возможного опрокидывания швартовы с подводной лодки завели за палы обоих сторон ДОКа. После открытия кингстонов всех ЦГБ при закры тых клапанах вентиляции ПЛ накренилась на 3 градуса на правый борт. После закрытия КН и продувания ЦГБ воздухом низкого давления крен пришел в 0.

При повторном погружении ситуация повторилась и тогда приняли решение заполнять только ЦГБ № 2 и № 3, так как они расположены на одинаковом расстоянии от миделя. При открытии КН ЦГБ у ПЛ появился крен 1.5 градуса на правый борт. После открытия клапанов вентиляции этих ЦГБ крен увели чился до18 градусов. Попытки выровнять крен путем откачки воды из этих цистерн не увенчались успехом – крен увеличился. Только после продувания ЦГБ воздухом низкого давления подводная лодка стала на ровный киль, а по том стремительно повалилась на левый борт с креном в 21 градус. Испытания приостановили и в дальнейшем цистерны заполнялись последовательно. Ле том и осенью 1930 года испытания сопровождались различными неисправно стями и отказами механизмов. Во время ходовых испытаний неоднократно имели место случаи выхода из строя упорных подшипников Митчеля.

В октябре года в Финском заливе проводи лось испытатель ное погружение подводной лодки с целью проверки прочности и плот ности (водонепро ницаемости) корпуса, а также работы механизмов и устройств на предельной глубине погружения (90метров). Когда подводная лодка подходила к заданной глубине, неожиданно раздался сильный удар в нижней части корпуса, после чего подводная лодка потеряла плавучесть и легла на грунт на глубине метра. Оказалось, что самопроизвольно заполнилась цистерна быстрого по гружения. При осмотре в ДОКе выяснилось, что забортное давление отжало тарелку кингстона ЦБП от седла, и забортная вода под большим давлением хлынула в цистерну, что сопровождалось сильным гидравлическим ударом.

Стало понятно, что данная конструкция непригодна для подводной лодки с большой глубиной погружения. В результате пришлось создавать КН нового типа, тарелки которых открывались наружу и в закрытом положении и прижи мались к комингсу давлением забортной воды. 12 ноября 1930 года Д 1 окон чила испытания.

18 ноября 1930 года вошла в состав Морских Сил Балтийского моря и была зачислена в 3 й дивизион подводных лодок МСБМ. 16 декабря 1930 года всту пила в строй по приказу РВС. Осенью 1932 года подверглась специальным научно исследовательским испытаниям для точного выявления ее тактико технических элементов. 28 декабря 1932 года подводная лодка перечислена в состав 2 го дивизиона БрПЛ МСБМ, присвоен № 21. С 18 мая по 5 августа 1933 года осуществила переход из Ленинграда в Мурманск по Беломоро – Балтийскому каналу в составе ЭОН 1 (совместно с подводной лодкой Д 2 и другими надводными кораблями). 5 августа 1933 года вошла в состав ОДнПЛ Северной военной флотилии. 21 августа 1934 года получила литерно цифровое обозначение Д 1.

В 1934 году совместно с Д 2 совершили первый поход к Новой Земле, но в Баренцевом море подводные лодки настиг шторм и они вынуждены были вернуться в Кольский залив. В 1935 году в тяжелых метеорологиче ских условиях совершила переход к Новой Земле и посетила губу Белушья, вернувшись из похода участвовала в тактических учениях. За год имела ходовых дней. 14 августа – 2 сентября 1936 года совершила арктический поход совместно с Д 2по маршруту: Архангельск – Маточкин Шар – Кар ское море – Русская Гавань – Полярное. 18 августа обе подводные лодки дошли до Карского моря, но, встретив ледяные поля, были вынуждены воз вратиться. Вернувшись в Баренцево море, следуя вдоль западных берегов Новой земли, 21 августа вошли в Русскую гавань. Выходить из гавани при шлось, преодолевая арктические льды. Пройдя за поход 3 094 мили, под водные лодки возвратились в ВМБ Полярный. С 23 сентября 1936 года по ноября 1937 года прошла капитальный ремонт на Балтийском судостроительном заводе № 189 в г. Ленинграде.

11 мая 1937 года Д 1 вошла в состав Северного флота, 4 февраля 1938 го да зачислена в состав 1 го дивизиона БПЛ СФ. С 21 сентября по 5 ноября 1938 года совершила 44 суточный поход по маршруту: мыс Цып – Наволок – остров Варде – мыс Нордкап – остров Медвежий – остров Надежды – остров Междушарский – остров Колгуев – мыс Канин Нос – мыс святой Нос – остров Кильдин – Кольский залив. Д 1 прошла 4841 милю в надводном положении, 1 001 милю в подводном положении. В общей сложности подводная лодка находилась под водой 11 суток. 31 октября совершила 24 часовй переход в подводном положении без регенерации воздуха. В 1938 году Д 1 провела в море 120 суток, пройдя более 10 000 миль, из них 1 200 – под водой, что яви лось рекордным достижением для того времени.

С 15 апреля по 5 сентября 1939 года прошла текущий ремонт. 30 ноября – 10 декабря 1939 года с началом советско финляндской войны в течение суток непрерывно находилась в часовой готовности, которую позже заменили на четырехчасовую, а с 10 февраля – на часовую. С 17 по 29 февраля года совершила второй Боевой поход в район Варде. Прибыв на позицию февраля, Д 1 находилась там по 27 февраля включительно. В течение этого времени погодные условия на позиции были весьма суровыми: ветер – норд вест силой 6 баллов, временами до 10–11 баллов, волна – 7 8 баллов. С метровой глубины, как отметил командир, подводную лодку просто выбрасы вало на поверхность. Всплыв 20 февраля, капитан лейтенант Ф.М. Ельтищев обнаружил в норвежских территориальных водах в двух милях от берега транс порт, шедший курсом 300 градусов. Определить его национальную принад лежность не удалось. 23 и 26 февраля произошла небольшая поломка: вышла из строя муфта Федорицкого – сломалась крестовина. Силами личного соста ва муфту удалось починить. Подводная лодка оставила позицию 28 февраля, направившись в базу. По мнению командира подвод ной лодки, осно ванная задача (раз ведка побережья Норвегии) была выполнена лишь частично, так как из за сильного шторма подводная лодка была вынуждена держаться в 10 милях от берега. За время Боевой службы подводная лодка прошла 1 миль в надводном и 37 миль в подводном положениях.

С 3 по 13 марта 1940 года Д 1 меняла аккумуляторную батарею. С 27 мар та по 7 апреля 1940 года подводная лодка снова несла дозорную службу в районе Нордкап – Варде. 12 июня 1940 года при нахождении в море про изошло несанкционированное заполнение цистерны быстрого погружения, аварию удалось предотвратить своевременным продутием цистерны от систе мы ВВД. В начале августа 1940 года вышла на зачетную торпедную атаку по задаче № 13 (атака корабля, идущего переменными курсами). Эта задача вы полняется только лодками первой линии, поэтому капитан лейтенант Ф.М. Ельтищев оказался совершенно не подготовленным для ее выполнения.

Выпуск торпед был отставлен, подводная лодка вынуждена была возвратиться в базу.

С 22 августа по 10 октября 1940 года Д 1 проходила текущий ремонт на плавбазе «Красный Горн»: ремонтировались клапана вентиляции цистерн, входные люки компрессора ВВД, а также трюмные помпы и дизеля. 22 октября 1940 года провела опробование механизмов, пробное погружение и вывеску.

25 октября 1940 года приказом Командующего СФ контр адмирала А.Г.Головко № 0432 от 25 октября Д 1 была объявлена вступившей в кампа нию. 6 ноября 1940 года перешла на рейд Мурманска для участия в праздно вании очередной годовщины Октябрьского переворота.

13 ноября 1940 года в 08.58 подводная лодка Д 1 под командованием ка питан лейтенанта Ф.М. Ельтищева вышла из главной базы и направилась в Мотовский залив в полигон № 6. Согласно приказа командира Бригады под водных лодок, в полигоне командир Д 1 с 13.00 до 15.00 должен был прове рить и отработать таблицы подныривания. Весь переход от Полярного до по лигона наблюдалась постами СНиС. В 13.17 пост № 113 (на мысе Выев – Наволок) донес, что Д 1 погрузилась по ограждение рубки по пеленгу 330 гра дусов на дистанции 60 кабельтов. В 13.30 этот же пост наблюдал, что Д 1 по грузилась под перископ по пеленгу 335 градусов дистанции 70 кабельтов тем же курсом. В 13.45пост № 111 (на мысе Шарапова) видел Д 1 под периско пом по пеленгу160 градусов на дистанции 17 кабельтов. С этого момента под водная лодка постами больше не наблюдалась. Сигнал о погружении с под водной лодки был получен в 13.30. В 14.00 комбриг на «Умбе» вышел из По лярного и в 19.00 прибыл в Эйна губу, где Д 1 не обнаружил. О месте нахож дения Д 1 командир бригады запросил своего начальника штаба в Полярном, получив ответ, что от Д 1 сведений нет с 13.30, то есть после подачи сигнала о погружении. Не имея донесений до 18.00, начальник штаба по радио запро сил Д 1 показать свое место. Одновременно с этим оперативный дежурный штаба СФ запросил все посты СНиС относительно Д 1. Но, ни какие запросы подводная лодка не отвечала. После того, как в 18.40 Д 1 не ответила на вы зов РТС в Полярном, радиограмма для нее повторялась несколько раз до 22.22. В 23.15 начальник штаба флота экстренно по радио приказал Д 1 пока зать свое место и дал указание всем кораблям в море (там находились К 1, К 2 и М 171) и постам СНиС постоянно вызывать подводную лодку. Для прослу шивания к полигону № 6 командующий флотом выслал К 2. В 23.40 «Умба» с комбригом на борту вышла из Эйна губы и направилась в полигон № 6. Сред ства ЭПРОН флота были приведены в немедленную готовность. В 01.20 ноября для обследования полигона и побережья Мотовского залива были вы сланы два катера типа МО 4. В 01.44 туда же со спасательными средствами направили СКР «Туман». В 02.22 в Мотовский залив для выяснения обстановки вышел ЭМ «Стремительный» с командующим СФ на борту. Через два часа на поиски Д 1 отправилась Щ 402, а еще через три часа – Д 3. Всю ночь с 13 на 14 ноября в Мотовском заливе велись интенсивные поиски в которых участво вали «Стремительный», «Туман», «Умба», катера – охотники и К 1. В ходе по исковых мероприятий производилось прослушивание моря шумопеленгатором с К 1 и освещение водной поверхности прожекторами. В 10.30 с целью обсле дования Мотовского залива и его побережья вылетели два самолета МБР 2. С рассветом осмотр залива надводными кораблями был продолжен. Около10. в районе м. Шарапов корабли обнаружили четыре масляных пятна и различ ные обломки, которые впоследствии идентифицировали как принадлежавшие Д 1. В пределах полигона было собрано 18 вещественных доказательств, от соляра до деревянных деталей, которые по единодушному мнению специали стов являлись клиньями обрешетки 4 й группы аккумуляторных батарей, спа сательный круг, мелкие деревянные обломки и изоляционная пробка. Но са мой большой неожиданностью стала находка в южной части залива (в полутора милях от острова Большой Арский) – в ночь на 18 ноября один из тральщиков сначала оборвал свой придонный трос (используемый при поиске), а затем корабельный металлоискатель показал наличие на грунте большого металли ческого объекта. Глубина в этом месте составляла 190 216 метров.

На Северный флот приехала комиссия под руководством второго замести теля наркома ВМФ (по судостроению) адмирала Л. Галлера. По итогам ее ра боты был сделан вывод: «Декабрист» погиб вследствие разрушения прочного корпуса после погружения ниже предельной глубины. Это могло произойти либо из за заклинки лодочных горизонтальных рулей, либо из за ошибки эки пажа. Но действительную причину катастрофы можно было установить только при подъеме подводной лодки или ее внешнем осмотре. Более того, комиссия признала уровень боевой готовности сил Северного флота низким. Все севе роморские корабли поставили на прикол, и они приступили к боевой подготов ке с нуля, то есть стоя на якоре и на швартовых. Однако командующий Север ным флотом контр адмирал А. Головко не согласился с обвинениями в адрес экипажа Д 1. Уже в апреле 1941 го года, после окончания зимних штормов, на Северном флоте начались подготовительные работы к подъему затонувшей подлодки. И первым здесь должно было стать проведение учения для аварий но спасательного отряда СФ. Скорее всего, подготовка шла именно к подъему «Декабриста».

Уже сам факт подготовки учения для североморских спасателей говорит о том, что контр адмирал Головко знал глубины в районе гибели подлодки и их доступность для длительной работы водолазов в условиях ледяной апрельской воды Баренцева моря. В те годы это означало, что глубина в месте катастрофы не превышает ста метров. То есть командующий СФ считал, что ЧП произошло или близ острова Большой Арский, или у мыса Выев Наволок, но никак не на больших глубинах в северной части Мотовского залива. К сожалению, спаса тельная операция закончилась неудачно. Один из судоподъемных понтонов разорвал оплетку и выскочил на поверхность. Подводная лодка Щ 404, испол нявшая роль «затонувшей подлодки», после мгновенного падения на грунт Кольского залива также быстро «вылетела» на поверхность.

Было выдвинуто три возможные версии гибели подводной лодки: столкно вение, подрыв на мине и провал на запредельную глубину вследствие ошибки личного состава. Версия о гибели от торпедирования немецкой подводной лодкой с одной из баз Западной Лицы и подрыв на немецком минном заграж дении не рассматривались. Две первые в ходе расследования отпали, по скольку не подтверждались фактами. Нарком ВМФ Н.Г.Кузнецов в своем док ладе Правительству указал, что наиболее вероятной причиной гибели Д 1 мог ла стать внезапная потеря плавучести, произошедшая вследствие нарушения герметичности цистерны быстрого погружения. Запоздалое принятие мер к удержанию подводной лодки от падения, которое Нарком объяснил растерян ностью личного состава и отсутствием командира БЧ 5, вполне могло привес ти к тому, что «подводная лодка, проскочив предельную глубину прочности корпуса, потеряла герметичность и ударилась с большой силой о грунт, что сопровождалось затем большим внутренним взры вом». Командова ние ВМФ в опре деленной степени склонялось к од ной версии – про валу подводной лодки на глубину, превысившую предельную, из за чего под водную лодку просто раздавило давлением воды. Высказывались и другие причины, но все они были отвергнуты как недостаточно доказательные.


Подводная лодка Д 1 погибла при невыясненных обстоятельствах на глу бине более 200 метров. Весь экипаж (55 человек) погиб. 31 декабря 1940 года Д 1 исключена из состава Северного флота.

Вопрос о катастрофе до сих пор остается открытым, прояснить его может лишь подводное изучение обломков Д 1. В 1990 году Командующий Красно знаменного Северного флота адмирал Ф. Громов решил произвести поиско вые работы в районе гибели Д 1. Для выполнения работ было специально вы делено поисково спасательное судно Северного флота – «Георгий Титов», вернувшееся после глубоководного обследования района гибели атомной под водной лодки К 278. К 1 апреля 1990 года были планированы силы и средства, которые должны участвовать в операции, определен порядок их действий и использование специальных технических средств, произведены временные расчеты каждого этапа работы, разработана система организации связи и мер безопасности при проведении работ. Начало работ было предварительно на значено на июнь 1990 года. Но прошли все назначенные сроки, и неожиданно последовали ссылки официальных представителей поисково спасательной службы Северного флота на то, что «… флотские специалисты никогда еще не искали и не обследовали подводные лодки, погибшие в 30 40 е годы», а также на «… сложный донный рельеф, разломы, подводные скалы. Гидроакустика может быть неэффективной» Информация о проведении поисковых работ ис чезла со страниц советской печати.

В июле 2000 года командующий Северного флота адмирал В. Попов начал подготовительные работы по осмотру предполагаемого района гибели «Декаб риста». Срок проведения поисковой операции был намечен на сентябрь года. Но катастрофа атомной подводной лодки К 141 перечеркнула все планы и остановила проведение поиска.

В январе 2003 года командующий Северным флотом адмирал Г. Сучков, согласовав свои действия с Главнокомандующим Военно Морским Флотом России, провел предварительный осмотр предполагаемого района исчезнове ния Д 1 в Мотовском заливе. Однако осмотр района с использованием только корабельной гидроакустики не дал положительных результатов. 1 октября 1996 года, во время проведения специального учения дежурных сил поисково спасательного отряда СФ был обнаружен подводный объект длиной свыше метров в 200 метрах от предполагаемой точки гибели Д 1. Объект был обна ружен станцией миноискания тральщика БТ 226, но поскольку на тот момент на флоте отсутствовала телевизионная аппаратура, то окончательно объект не был классифицирован.

Подводная лодка Щ 17 декабря 1934 года заложена в Ленинграде на Балтийском заводе под наименованием Щ 312. 27 апреля 1935 года спущена на воду. 15 декабря 1935 года переименована в Щ 321. 17 июля 1936 года вступила в строй. июля 1936 года вошла в состав Краснознаменного Балтийского флота. Зачис лена в состав 22 го Дивизии подводных лодок 2 й Бригады подводных лодок Краснознаменного Балтийского Флота. В мае июне 1939 года совершила пе реход по Беломору – Балтийскому каналу на Северный флот. 17 июня года подводная лодка была переименована в Щ 424. 21 июня 1939 года пере числена в состав Северного флота. Вошла в состав 3 го ДиПЛ БрПЛ СФ.

20 октября 1939 года вышла в море, чтобы сменить на Боевом дежурстве другую подводную лодку. Вместо не имевшего допуск к самостоятельному управлению командира подводной лодки старшим на борту находился коман дир Щ 401 капитан лейтенант К.М. Шуйский. Волна в Кольском заливе дости гала 5 баллов. Временами из за снежных зарядов видимость ухудшалась до кабельтова. Подводная лодка покинула Екатерининскую гавань в 14 часов минут и малым ходом направилась к выходу в море – она двигалась от остро ва Олений курсом 25 градусов. В районе мыса Летинского подводная лодка оказалась через 25 минут. Навстречу Щ–424 с моря двигался караван судов:

рыболовецкий траулер РТ 43 «Рыбец», небольшой каботажный пароход «Яст реб» и еще пять промысловых судов. Головным шел «Рыбец». Верхняя вахта подводной лодки заметила встречные суда в тот момент, когда расстояние между подводной лодкой и траулером составляло 35 кабельтов. Далее, в тече ние 10 минут по мере сближения ни военные моряки, ни рыбаки, ни лоцман, находившийся на мостике траулера, не следили за изменением пеленга и не предприняли никаких мер, чтобы предотвратить столкновение. Наконец К.М. Шуйский решил разойтись с караваном левыми бортами. Практически одновременно с началом поворота подводной лодки капитан траулера отдал команду «Лево на борт!». На мостике траулер в этот момент помимо капитана находились еще лоцман, вахтенный помощник капитана и рулевой. За время поворота Щ 424 расстояние между ней и траулером сократилось уже до ка бельтова и ситуация вышла из под контроля. Подводная лодка получила удар форштевнем траулера между 37 и 38 шпангоутами (район четвертого отсека).

Таран пришелся в левый борт подводной лодки под углом 80 100 градусов.

Документы следствия свидетельствуют, что подводная лодка и часть ее экипажа погубила главным образом паника. Она возникла в следующее же мгновение после удара, когда Шуйский отдал приказ продуть балласт. Приказ этот не выполнили. Более того, вахтенный трюмный, старшина торпедист, командир отделения штурманских электриков и старшина радист, находив шиеся в центральном отсеке, вместо того, чтобы задраить переборочную дверь, через которую вода из четвертого отсека поступала в центральный, самовольно покинули отсек, бросились на мостик, не задраив нижний рубоч ный люк. Очутившись наверху, никто из моряков даже не доложил командиру о пробоине! Вода рвалась внутрь подводной лодки, и дифферент стремительно нарастал. В акте следственной комиссии сказано буквально следующее: нахо дившийся на мостике командный состав подводной лодки даже не пытался принять меры к спасению личного состава и удержанию Щ 424 на плаву. Вме сто этого они возмущались действиями траулера и взывали о помощи вплоть до ухода подводной лодки под воду, когда их смыло волной. Панике поддались не все: в корпусе подводной лодки оставались еще 32 моряка. Несмотря на то, что они оказались предоставленными самим себе, а по сути – брошенными старшими офицерами подводной лодки на произвол судьбы, эти подводники пытались бороться за живучесть корабля. Как выяснилось потом, они погибли, так и не покинув своих постов. Подводная лодка Щ 424 затонула в течение двух трех минут. Находившихся наверху семерых подводников подобрали с воды, остальные погибли. 7 декабря 1939 года состоялось рассмотрение дела о гибели Щ 424.

Приговор был вынесен строгий: Шуйский был приговорен к расстрелу, Во енного комиссара политрука Кондакова приговорили к 10 годами исправи тельных трудовых лагерей, а военного лоцмана лейтенанта Соколова – к годам. Помощнику командира П.Л Малышеву, штурману Гаврилову, командиру БЧ 3 Синякову, торпедисту старшине Вахтанову, командиру отделения штур манских электриков Рыбакову за неприятие активных и действенных мер по спасению подводной лодки и личного состава командующий Северным Фло том объявил дисциплинарные взыскания. За Шуйского пытались заступиться И. Колышкин, Н. Козлов и другие офицеры подводники: В коллегию военного трибунала они направили ходатайство о смягчении приговора. Приговор «смягчили» – в январе 1940 года расстрел Шуйскому заменили 10 годами тю ремного заключения. В заключении он провел два года и вышел на свободу, когда уже шла Великая Отечественная война. В 1941 году подводники североморцы вновь обратились уже к Наркому Обороны с ходатайством вер нуть Шуйского на флот как опытного офицера подводника. Флоту катастрофи чески не хватало опытных офицеров. В ноябре сорок первого Шуйского «вре менно освободили из под стражи для участия в боевых действиях флота». Ос тававшийся срок – 8 лет, ему предстояло отбыть после войны. Определение военного трибунала об освобождении от наказания подписано 19 декабря 1941 года. В личном деле, пришедшем вслед за бывшим заключенным, была проставлена все та же запись «с последующим отбытием срока заключения после войны…»

Подводная лодка Щ 424 по некоторым данным поднята (что очень сомни тельно) в 1970 году и сдана на слом.

Подводная лодка С Подводная лодка С 4 заложена 03 января 1936 года в Ленинграде на заво де № 189, заводской № 277, под литерным обозначением Н 4. 17 сентября 1936 года спущена на воду. 20 октября 1937 года получила литерное обозна чение С 4. 27 ноября 1939 года вошла в состав Краснознаменного Балтийско го флота.

22 июня 1941 года встретила под командованием капитан лейтенанта (впоследствии капитана 3 ранга, капи тана 2 ранга) Д.С. Абросимова в соста ве 1 го дивизиона 1 й Бригады под водных лодок в Усть Двинске. В тот же день вышла на боевую позицию в рай он Мемеля, где безрезультатно нахо дилась до 8 июля, лишь однажды вый дя в атаку по подводной лодке, но за минуту до торпедного залпа опознала в ней свою Л 3. 10 августа после торпедной атаки подлодку выбросило на по верхность, после чего на полном ходу она ударилась о грунт и осталась лежать на глубине 21 метра. Подверглась многочасовой бомбардировке глубинными бомбами и получила серьезные повреждения корпуса и приборов, но ночью смогла всплыть, уйти из района и вернуться в базу. 28–29 августа совершила переход из Таллинна в Кронштадт в составе главных сил флота. 1 ноября при попытке проникнуть на шхерный фарватер погнула левый гребной вал.

13 июня 1942 года вышла из Кронштадта для действий на коммуникациях противника. 19 июня при форсировании Финского залива обнаружена и атако вана 11 глубинными бомбами сторожевых катеров противника, получила ряд повреждений системы ВВД, топливной цистерны № 3 и аккумуляторов. Из за плохого ухода за торпедами и пассивности командира поход прошел безре зультатно. 14 августа при переходе в Ленинград подорвалась на донной мине и села на мель, погиб командир подводной лодки;


вышла из строя на несколь ко месяцев. 15 августа командиром ПЛ назначен капитан 3 ранга А.А. Бащенко. 20 мая 1943 года командиром ПЛ назначен капитан 2 ранга Е.Г. Юнаков, а 28 августа – капитан 2 ранга В.А. Червинский.

12 марта 1944 года командиром ПЛ назначен капитан лейтенант (впослед ствии капитан 3 ранга) А.А. Клюшкин. В течение лета занималась боевой под готовкой. В это же время получила на вооружение ГАС «Дракон–129». В по следнем боевом походе 6 января в тумане случайно потоплена таранным уда ром германского миноносца Т 3.

Срок боевой службы – 42.5 месяца (22.06.41г. 06.01.45г.). 6 боевых похо дов (171 сутки). 9 торпедных атак, в результате которых потоплено 2 судна.

На подводной лодке С 4 проходил службу стар шина I статьи Кузьмов Петр Иванович, уроженец Верхневолжья, имя которого в архивах было найде но лишь в 2009 году. Примечательно и знаково то, что П.И. Кузьмов является родственником Депутат Тверской Городской Думы, Президента Тверского регионального Союза ветеранов подводников ВМФ «Ветераны ВМФ» Комиссарова Александра Ивано вича. Поэтому мне бы хотелось рассказать более подробно о судьбе подводной лодки С 4, на кото рой служил в годы Великой Отечественной войны Петр Иванович Кузьмов.

Утром 23 июня 1941 года подводная лодка С 4 (в должности командира с июля 1938 года – капитан лейтенант Д.С. Абросимов) вышла из Усть Двинска для занятия позиции в районе Мемеля (Клайпеда). Данный порт являлся глав ной базой немецких сил, действовавших в Восточной Балтике, так что недос татка в контактах с кораблями противника не испытывалось. Однако, имея ука зания нападать только на крупные цели, Абросимов дважды отказывался от атаки. Вечером 27 июня он обнаружил неизвестную подводную лодку, но непо средственно перед залпом опознал в ней Л 3, которую командование послало для минной постановки у порта, о чем командир С 4 не имел оповещения.

Исчерпав запас автономности, 9 июля С 4 прибыла в бухту Триги на северном побережье о.Сааремаа, где в течение двухдневной стоянки шесть раз подвер галась налетам противника (всего за кампанию 1941 года артиллеристы ПЛ участвовали в отражении 19 воздушных налетов, израсходовав 112 100 мм и 518 45 мм снарядов). Для проведения послепоходового ремонта пришлось перейти в Таллинн, а поскольку все плавучие мастерские и базы к тому време ни уже перешли в Лужскую губу и Кронштадт, подводная лодка продолжала путь на восток. При этом в ночь на 14 июля в районе о. Мохни конвой, куда кроме С 4 входили эсминец «Сметливый», С 5, С 6, БТЩ 205 и два катера МО, участвовал в бою с финскими торпедными катерами, причем С 4 выпустила 100 мм и 15 45 мм снарядов. После ремонта 3 августа ПЛ вернулась в Тал линн, откуда в ночь на 6 е вышла во второй боевой поход на ту же позицию.

Исходя из опыта предыдущего патрулирования командир ПЛ справедливо заключил, что, держась на удалении 15 20 миль от берега, судов не встре тишь. В то же время балтийское мелководье далеко не везде позволяло такой крупной подводной лодке подойти к побережью в подводном положении. Командир решил использо вать проход в районе маяка Паппензее (в 30 милях южнее Либавы), где обнаружил обвехованный фарватер, шедший по восьмиметровой изобате.

Ждать цели пришлось недолго. Вскоре после полудня 10 августа показался конвой, в составе которого командир ПЛ насчитал танкер, транспорт, два небольших вспомогательных судна, три траль щика и несколько сторожевых катеров. В качестве объекта атаки выбрали танкер, имевший по оцен кам командира 15000 тонн водоизмещения. Дойдя до глубины 22 метра, подводной лодке удалось сблизиться с целью до 4 кабельтовых, после чего было выпущено две торпеды. Атака была проведена далеко не безупречно.

При открытии передних крышек торпедных аппаратов оказалось, что перекры ты клапана заполнения торпедозаместительных цистерн, в связи с чем в носо вую оконечность ПЛ поступила почти тонна воды, и она начала быстро тяже леть. Командир приказал компенсировать это переложением горизонтальных рулей на всплытие, поскольку боялся, что при выстреле с дифферентом на нос торпеды зароются в грунт. По видимому, так и получилось – услышанный спустя 3 минуты двойной взрыв не имел к торпедированию танкера никакого отношения. По немецким данным атаке подвергся конвой Либава Готенхафен, в состав которого входили два транспорта, плавбаза гидроавиации «Гюнтер Плюшхов», три вспомогательных тральщика. Ни один из них не был торпеди рован, а «Плюшхов» (скорее всего он являлся объектом атаки) после войны даже стал нашим трофеем. В момент залпа боцман не справился с рулями, и на полном ходу С 4 вылетела на поверхность, где ее заметил тральщик М 1803. Для скорейшего ухода на глубину заполнили цистерну быстрого погру жения, но это привело лишь к тому, что ПЛ, не имея запаса глубины, упала на грунт. К счастью, до этого она успела немного отойти от точки, где показала рубку, поэтому первые глубинные бомбы взорвались у нее за кормой. В этой ситуации командир С 4 решил остаться на грунте, предварительно выключив все шумящие механизмы. Он боялся, что попытка дать ход приведет к поломке винтов о каменистый грунт, а всплытие через продувание балласта – к выска киванию на поверхность. Глубина моря в месте покладки составляла всего метров, а высота ПЛ от киля до верхнего среза тумбы перископов – 9.7 метра.

Преследующий тральщик, обладавший только шумопелен гатором, быстро потерял шумы подлодки, но поставленные им в месте потери контакта буи ока зались расположены довольно точно. В этой ситуации любая сброшенная бомба могла стать для лодки последней. Даже близкие разрывы наносили чув ствительные повреждения – лодку сильно колотило о камни, разбились многие измерительные приборы, лампочки нормального и аварийного освещения, пропустили воду крышки лю ков, потекли сальники. Большинство экипажа мужественно вело себя в соз давшейся ситуации, а пара попыток паники была быстро пресечена команди ром. В 16 часов тральщик, окончательно потеряв подводную лодку и израсхо довав запас бомб (всего подводники насчитали 19 взрывов) ушел на присое динение к конвою. К сожалению, этот факт не был замечен на борту С 4, кото рая осталась лежать на грунте. Тем временем, немецкое командование напра вило к месту обнаружения подводной лодки три охотника и два сторожевых корабля. Они прибыли к выставленному бую около 22 часов, и хотя не смогли обнаружить лежавшую на грунте С 4, сброшенные ими для очистки совести глубинных бомб нанесли еще большие повреждения, чем первая бомбарди ровка. Лодку било так, что слышался треск в носовой части, вышло из строя все освещение и через почти что вырванный рубочный люк внутрь ПЛ попало много воды. В промежутках между сериями слышались шумы, напоминавшие звуки скольжения по корпусу и грунту механического трала или лота, хотя немцы применения этих средств и не подтверждают. Четыре последних взры ва в 23.00 оказались самыми мощными.

Поскольку к этому времени внутри лодки ощущалась сильная нехватка ки слорода и повышение давления, а вражеские бомбы могли достичь цели в любой момент, командир решил всплыть и принять бой. Для этого часть эки пажа была вооружена стрелковым оружием и гранатами (сам командир взял себе ручной пулемет, а комиссар Н.А. Андреев – винтовку и ручные гранаты), а командир БЧ 5 получил указание уничтожить корабль подрывом артпогреба – в случае, если прорыв в море окажется невозможен. К счастью, воспользо ваться этими указаниями не пришлось. Когда в 0.21 С 4 появилась на поверх ности, находившиеся на расстоянии 15 20 кабель тов охотники ее не заме тили. Рядом с лодкой на ходились два светящихся буя и стоявшая на якоре деревянная крестовина.

Последняя лишь по счаст ливому стечению обстоятельств не обозначила место гибели С 4. Последую щий осмотр показал большие повреждения легкого корпуса и деформации прочного. Были погнуты лопасти левого гребного вала, а сам валопровод сильно вибрировал, получили повреждения рули. Из разорванных взрывами топливно балластных цистерн вытекал соляр, который покрыл корпус подвод ной лодки (подводники приняли его за нефть с «потопленного» танкера), ос тавляя за ней широкий след. С огромным трудом 17 августа лодка добралась до мыса Ристна, откуда тральщики отконвоировали ее в Таллинн. За этот по ход командир ПЛ Д.С.Абросимов был награжден орденом Ленина. 28 29 авгу ста С 4 в составе главных сил КБФ приняла участие в Таллиннском переходе, после которого последовал без малого двухмесячный ремонт. Вновь ПЛ вышла в море 19 октября на позицию у острова Гогланд и оставалась там до 17 нояб ря. Увы, прорывающиеся в Ленинграду крупные корабли Кригсмарине в этом районе так и не появились. До конца года подводная лодка С 4 в море больше не выходила.

В 1942 году С 4 была включена в состав первого эшелона подводных ло док, разворачиваемых на коммуникациях противника. Ей отводилась весьма ответственная позиция на подходах к Данцигской бухте. 14 июня она вышла из Кронштадта и спустя три дня начала прорыв. Увы, не все у командира получи лось гладко. Сначала он умело форсировал Гогландский противолодочный рубеж через сложный в навигационном отношении северный проход, но в ночь на 19 е в районе Порккалла – Калбода С 4 оказалась обнаружена немецким тральщиком М 18. Две серии глубинных бомб, на первый взгляд, не причини ли существенных повреждений, но на самом деле это оказалось не так.

На следующий день прорыв был завершен, но еще четверо суток потре бовалось для устранения повреждений. На позицию С 4 прибыла только июня и в этот же день пыталась атаковать из кормовых аппаратов шедший одиночным порядком транспорт «Фриц Шуп».

Но первая торпеда сразу зато нула, вторая просто не вышла из аппарата – из за заклиненной в результате взрывов глубинных бомб крыш ки. Примечательно, что за де вять дней с момента бомбежки работоспособность крышки не была проверена ни разу, хотя подводники и провели несколь ко учебных атак в районе о. Богшер. Потопить пароход артиллерией у берегов рейха командир не ре шился. Дальнейшее пребывание на позиции никаких результатов не дало, поскольку суда ходили у самого берега, куда С 4 не могла подойти из за мелководья. К тому же наличие многочисленных вех и буев навели команди ра ПЛ на мысль, что прибрежные воды заминированы, после чего он запро сил командование о смене позиции. Его перевели в район бухты Хане у бе регов Швеции, где перед этим с успехом действовала Щ 317. К моменту прибытия С 4 все конвои уже ходили в шведских территориальных водах под прикрытием военных кораблей этой страны. Поскольку с начала кампании наши подводные лодки уже успели потопить три шведских судна и вызвать международный скандал, командиру С 4 запретили атаки в водах нейтраль ной страны, а за их пределами суда не ходили. 16 го на С 4 передали прика зание перейти в район западнее Борнхольма, но в связи с плохим состояни ем аккумуляторной батареи командир решил остаться на старом месте. июля бесцельное ожидание завершилось началом возвращения в базу. Лишь вечером 24 го уже находясь у мыса Пакри (Эстония) лодка совершила вто рую и последнюю в этом походе торпедную атаку. К сожалению, она оказа лась безрезультатной: первая торпеда прошла перед носом крупного вой скового транспорта, а вторая, которая должна была попасть точно в цель… так и осталась спокойно лежать в торпедном аппарате – не сработал авто мат коробка стрельбы, ни разу не проверявшийся за все время похода. июля С 4 прибыла на Лавенсари, а спустя два дня перешла в Кронштадт.

Действия командира в этом походе командир бригады оценил как нереши тельные и не соответствовавшие условиям обстановки, в результате чего за поход была выставлена неудовлетворительная оценка. В то же время, если не считать безграмотных действий БЧ 2 3, остальной экипаж вел себя муже ственно и умело, а сама подводная лодка подверглась большим испытаниям.

Помимо атаки глубинными бомбами в течение похода она 53 раза форсиро вала минные заграждения. Правда, роковым стал 54 й: в ночь на 15 августа при входе в Морской канал на расстоянии 50 метров от правого борта лодки взорвалась неконтактная мина. Всех стоявших на мостике сбило с ног, но находившийся там же командир в момент взрыва, очевидно, ни за что не держался, и его перекинуло через леер в воду, он ударился головой о були и сразу утонул. Лишь спустя несколько дней его тело вынесло на берег о. Котлин. Легкий корпус, устройства и механизмы получили взрывные по вреждения. Лодку выбросило на мель, откуда ее вскоре сняли буксиры.

Новым командиром С 4 назначили капитана ранга А.А. Бащенко, который после гибели подвод ной лодки С 5 год служил в береговых штабах. Он энергично взялся за дело, в высоком темпе провел зимний судоремонт, закончив его на 34 дня раньше установленного срока. С 4 стала первой подводной лодкой ВМФ, где все приборы и механизмы были установлены на амортизаторы. За это экипаж полу чил премию в 5 000 рублей, 23 человека были на граждены грамотами Военного Совета КБФ, а не сколько представлены к правительственным награ дам. Тем более удручающим выглядит происшест вие, произошедшее в поздние часы 30 апреля года. Сразу после окончания зарядки, которая осу ществлялась с помощью плавучей зарядовой станции Л 55, из за случайной искры произошел взрыв скопившегося водорода одновременно в обеих группах аккумуляторной батареи. Основной причиной этого оказалось неза действование и неправильное включение элементов системы вентиляции батарей. Как показало расследование, в тот момент часть ответственных лиц находилась на берегу в увольнении, а другая не проявила интереса к дейст виям стоявшего на вахте молодого электрика. Три члена экипажа погибли, четыре получили серьезные ранения, а повреждения корабля по оценке спе циалистов требовали не менее чем трехмесячного ремонта и смены дефи цитной батареи. Это однозначно вычеркивало С 4 из числа подводных лодок, участвующих в кампании. Наказания были под стать повреждениям: прика зом Наркома ВМФ командир подводной лодки и замполит С.Ф. Заикин были сняты с должностей (А.А. Бащенко назначили командиром плавбазы «Ир тыш», но уже в июле он стал командиром С 12), комдив капитан 2 ранга Е.Г. Юнаков понижен в должности до командира С 4, а инженер механик Колтушенков, старшина группы электриков Самойлов и вахтенный электрик преданы суду военного трибунала.

Аварийный ремонт подводной лодки завершился к августу, но выйти в мо ре ей не доводилось еще на протяжении года изготовки. За это время С 4 ус пела сменить двух командиров. В августе 1943 года им стал другой бывший комдив капитан 2 ранга В.А. Червинский, который в марте 44 го был понижен в звании до капитан лейтенанта и снят с должности за продолжающееся пьян ство и самовольные отлучки. Лишь тогда настала очередь «молодого поколе ния» – командиром назначили капитан лейтенанта А.А. Клюшкина, который стал единственным командиром балтийской подводной лодки тип «С», не вое вавшим на данном театре с начала войны. В течение полугода перед этим он руководил экипажем М 79, а до этого – тихоокеанской М 18. Хотя во второй половине 1943 года он успел совершить пять боевых походов на Ладожском озере и удостоиться ордена Отечественной войны 2 й степени, можно считать, что серьезного боевого опыта он не имел. Тем не менее, молодой офицер в ходе боевой подготовки зарекомендовал себя настолько положительно, что в первый боевой поход пошел без обеспечивающего. С 4 покинула Кронштадт октября 1944 года, на следующий день она перешла к Лавенсари и уже 8 го вышла из Финского залива. Для действий ей был определен район у побере жья Восточной Померании. Первая же атака принесла успех. В ночь на 12 ок тября С 4 обнаружила конвой, который атаковала из надводного положения.

Несмотря на то, что одна из двух торпед так и не покинула аппарата, атака оказалась результативной. По немецким данным, правда, был потоплен не «6 000 тонный транспорт», как говорилось в донесении, а рыболовный траулер «Таунус» (218 брт), который в момент залпа находился в двух милях от дозор ных тральщиков. Днем был замечен второй трау лер, но уничтожить его не удалось – крышка од ного торпедного аппарата не открылась, а вы шедшая из второго торпеда с неконтактным взрывателем взорвалась на безопасном от про тивника расстоянии. Через полчаса Клюшкин по пытался торпедировать судно несколько больше го водоизмещения, но промахнулся. Не зная, что в районе действует советская ПЛ, немцы продол жали посылать через него одиночные суда. В ночь на 13 е из надводного положения С 4 пото пила танкер «Терра» (1533 брт). Затем трое суток Клюшкин крейсировал у навигационного буя, по ка не обнаружил очередную цель. Ее преследова ли 4.5 часа, почти до входа в Данцигскую бухту. Но когда С 4 заняла позицию для атаки, торпедисты выпустили три торпеды по предварительной команде «Товсь!». Вражеское судно осталось невредимым. Наконец, в ночь на 20 ок тября был обнаружен очередной транспорт, который был атакован двумя по следними торпедами. Хотя личный состав верхней вахты утверждал, что на блюдал гибель судна, подробное изучение немецких документов свидетельст вует, что это нападение даже не было зафиксировано противником. Два дня спустя лодка прибыла во временную базу в Ханко и позже в Хельсинки, где прошла послепоходовый осмотр. Несмотря на ряд неудач, молодому команди ру, возглавлявшему слабо обученный экипаж (со времени походов 1942гг. он успел значительно обновиться), удалось добиться двух побед, что заслужило отличной оценки командования. За поход Клюшкин был награжден орденом Нахимова 2 й степени.

24 ноября С 4 отправилась на позицию юго западнее Виндавы. За первые три недели лодке ни разу не удалось атаковать, и лишь 14 декабря С 4 дважды попыталась торпедировать транспорт, входивший в состав конвоя. Хотя Клюш кин донес о повреждении судна, противник не заметил атаки. Тем же вечером лодка получила приказ перейти на позицию в северной части Данцигской бух ты. 1 января 1945 года С 4 последний раз вышла в эфир. С позиции она не вернулась, cтав последней советской подводной лодкой, погибшей в Великой Отечественной войне. С большей долей уверенности можно утверждать, что она стала жертвой тарана немецкого миноносца Т 3. судя по немецким доку ментам, дело происходило следующим образом: конвой в составе войскового транспорта «Вольта», миноносцев Т 3 и Т 8 4 января вышел из Готенхафена в Либаву, когда в 22.45 в 100 метрах от Т 3 всплыла советская подводная лодка.

Миноносец увеличил скорость до 15 узлов и таранил ПЛ в левый борт зразу позади за рубкой. Немцы классифицировали свою жертву как лодку типа «С», при этом точно указали на наличие 40 мм орудия на задней площадке и крас ной звезды на передней части рубки. По их данным находившиеся на мостике моряки вели огонь по миноносцу из автоматов, bи что то кричали в открытый рубочный люк. Сразу после удара Т 3 дал задний ход. Он успел уйти на метров, как рубка скрылась под водой, а корма задралась вверх под углом градусов. После того, как ПЛ погрузилась, миноносец, получивший надежный гидроакустический контакт, сбросил на нее четыре серии по пять глубинных бомб в каждой. В связи с темнотой результаты атаки не наблюдались, но при бывшие утром в район боя корабли 3 й охранно сторожевой флотилии без труда нашли место тарана, по видимому, по широко разлившемуся солярному пятну. Что же касается Т 3, то он с двумя частично затопленными носовыми отсеками и пробоиной в 1 м котельном отделении (по всей вероятности, ре зультат удара о горизонтальные рули подводной лодки) вместе с конвоем вер нулся в Пиллау.



Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.