авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 || 3 |

«РОССИЙСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ СОЦИАЛЬНЫЙ УНИВЕРСИТЕТ АСПИРАНТСКИЙ СБОРНИК № 2 (27) МОСКВА 2007 ...»

-- [ Страница 2 ] --

Стиль политического руководства реализуется прежде все го через методы государственного управления. От того, какими методами управления в конкретной обстановке пользуется го сударственная власть, зависит в конечном счете эффективность всей системы государственного управления. В практике госу дарственного управления различают следующие общие (класси ческие) методы управления: административные, экономические, политико-правовые, социально-психологические и морально-эти ческие. Все они активно использовались советским руководством в войну. При этом акцент был сделан, конечно же, на админист ративно-принудительные методы.

Сложная военная обстановка потребовала максимальной адекватности стиля и методов руководства тем событиям, ко торые происходили на фронте и в тылу. Доминирующим мето дом деятельности государственных органов и должностных лиц в то время стал административно-командный метод, который весьма скоро по ходу военных действий трансформировался в метод приказа, принуждения и открытых репрессий. Данная тенденция была, на наш взгляд, оправданной в экстремальной военной обстановке. В любой стране, находящейся в состоянии войны, превалировали подобные методы руководства, посколь ку демократические способы управления в военных условиях не срабатывали, они как бы «засыпали». Чрезвычайные условия войны требовали чрезвычайных методов регулирования обще ством.

Основными признаками сталинского административного стиля руководства, характерными для войны, являлись:

– прямое влияние государственного органа или должностного лица на волю исполнителей путем установления их обязанностей, правоограничений, норм поведения и дачи конкретных команд и рас поряжений;

– односторонний выбор способа решения стоящей задачи, вари анта поведения, однозначное решение проблемы, подлежащее обяза тельному исполнению и контролю;

– безусловная обязательность распоряжений и указаний влас тей, невыполнение которых влечет за собой различные виды юриди ческой ответственности, вплоть до уголовной.

Изучение опыта административного управления в СССР в 1941–1945 гг. показывает, что ему присущи определенные чер ты и особенности, которые можно рассматривать как частные методы управления. То есть стиль сталинского политического руководства в войну включал в себя следующие методы управ ления:

• директивно-приказной метод;

• метод милитаризации управления;

• метод максимального централизма и единоначалия;

• метод репрессий, физического и психологического при нуждения;

• метод материального стимулирования.

Рассмотрим наиболее характерные методы государственного управления в годы минувшей войны.

Директивно-приказной метод стал основным способом пря мого воздействия властей на государственный аппарат и массы.

Главным средством реализации принятых исполнительной влас тью решений были директива, приказ, отданные вышестоящим государственным органом. Рассматривая понятие «директива»

в широком смысле, мы имеем в виду все формализованные нор мативно-правовые акты государства и партии, а также устные указания партийного и советского начальства, данные подчинен ным. Директива – это метод административного и психологичес кого воздействия на поведение и деятельность людей в целях вы полнения принятых властями решений. Под страхом репрессий директива подлежала незамедлительному и беспрекословному исполнению всеми государственными и общественными струк турами, должностными лицами и гражданами. Это особенно ак туально в условиях войны, когда все директивы должны были ис полняться любой ценой, зачастую под страхом смерти.

Метод милитаризации государственного управления рас сматривается как совокупность специальных военизированных способов и приемов управления делами государства, общества и действующей армии в условиях войны. Данный метод руко водства означал, что с 22 июня 1941 г. оборона Советского Со юза стала главный и важнейшей функцией государства, которой подчинялась вся его деятельность. Государственный аппарат стал частью военного организма страны. Война потребовала управлять по-военному не только в собственно военной сфере (действую щая армия, оборонная промышленность), но и во всех других об ластях жизни и деятельности государства и общества. Для работы по-военному от каждого государственного органа, должностного лица, учреждения, всех граждан требовались высокая четкость и организованность, строгая субординация и исполнительность, высокий уровень порядка, ответственности и дисциплины. Кро ме того, в государственных органах, организациях и учреждениях, на транспорте и в промышленности законодательно установлен и введен режим военного времени – без отпусков и выходных дней, со сверхурочными работами, с уголовной ответственнос тью за опоздания и прогулы1.

Централизм и единоначалие как метод государственного уп равления предполагал полную и безусловную власть Центра над регионами, власть руководителя над подчиненными. Жесткая централизация в условиях войны диктовалась объективной не обходимостью: сосредоточить все силы, ресурсы и полномочия в едином центре – в Москве, в Кремле, в Государственном Коми тете Обороны, в руках, так сказать, «интегрального полководца».

Это был важнейший и необходимый элемент государственного управления в военное время. Но у централизма был и серьезный недостаток, который давал о себе знать. Замкнутость управлен ческих решений на узком круге лиц в Кремле подчас лишала сис тему государственной власти в такой огромной стране, как СССР, необходимой гибкости, оперативности и инициативы. Центра лизм порождал боязнь принятия самостоятельных решений. Как известно, данный метод управления не был новым для сталин ской политической системы. Централизованная структура пар тийно-государственных органов в Советском Союзе сложилась с времен «великого перелома» 1929 года. С началом войны струк тура, рассчитанная на функционирование в чрезвычайных усло виях, получила дополнительный мощный импульс и логическое завершение. Неизбежные в период войны централизация, едино началие и концентрация власти явились в ходе перестройки стра ны с мирного на военный лад окончательным завершением стро ительства тоталитарной системы власти в стране и установлением См.: О режиме рабочего времени рабочих и служащих в военное вре мя. Указ Президиума Верховного Совета СССР от 26 июня 1941 г.;

Об от ветственности рабочих и служащих предприятий военной промышленнос ти за самовольный уход с предприятий. Указ Президиума Верховного Сове та СССР от 26 декабря 1941 г., и др.

единовластия И.В. Сталина. Между тем отмена коллегиальности даже военное время имела негативные последствия – ошибоч ные решения высоких руководителей вели к тяжелым для страны последствиям. К тому же, они тиражировались на местном уров не. Известно, что у И. Сталина и Политбюро были такие ошибки, особенно в 1941–1942 годах.

В военное время метод репрессий, физического и психологичес кого принуждения также был сразу взят на вооружение советским военно-политическим руководством. С началом войны убежде ние довольно быстро уступило главенствующее место методу при нуждения и стало применяться повсеместно и широко как в ар мии, так и в тылу.

И. Сталин, как опытный и тонкий политик, после проваль ного начала войны понял, что теперь ставку в управлении об ществом и армией надо делать на два начала: на чувство наци онального патриотизма русского народа и на физиологическое чувство страха человека. Поэтому за подписью вождя только в первые полгода войны вышел ряд нормативно-правовых ак тов, резко усиливавших уголовную ответственность в стране.

Конечно, некоторые Сталинские приказы были предельно жес токими актами, но, давайте согласимся, с их помощью в конце концов удалось стабилизировать обстановку на фронте и оста новить немцев1.

Надо отметить, что карательный метод в войну не был все объемлющим. Властями в тот период активно использовались и другие методы. В ходе войны Сталин, трезво оценив ситуацию, приостановил маховик репрессий. Начиная с весны 1942 г., как на производстве, так и на фронте, стал довольно активно приме няться метод материального стимулирования. В экономике дан ный метод внедрялся на волне развернувшегося в стране Все союзного соревнования рабочих и ИТР по отраслям промыш ленности. Его суть заключалась в том, что за перевыполнение государственных планов «стахановцам» выдавались денежные премии и предоставлялось дополнительное питание (так назы ваемые «стахановские обеды»). На фронте основным средством стимулирования были денежные выплаты за подбитые немец кие танки и самолеты.

Великая Отечественная война. 1941–1945: Военно-исторические очерки. – Кн.1. С. 478–483.

Исследование вопроса показывает, что из трех классических стилей руководства – автократического, демократического и ли берального, сталинская «команда» отдавала явное предпочтение первому. Это закономерно, поскольку и цели, стоявшие перед страной в военных условиях, и доктринальные установки партии, и личные качества руководителей не оставляли иного выбора.

Более того, полагаем, что достичь победы в войне с гитлеровской военной машиной можно было, используя только авторитарный, директивный стиль управления.

ИСТОРИЧЕСКИЕ НАУКИ Зейнаб Кадиевна Алиева аспирант кафедры истории Отечества Рецензент: доктор исторических наук, профессор Татьяна Евгеньевна Демидова Государственная социальная политика в отношении пожилых граждан (правовой аспект) Защита прав и законных интересов граждан старшего поко ления, поддержание их социального статуса и обеспечение ак тивного долголетия является одной из важнейших составляю щих государственной социальной политики РФ в современных условиях. Государственная социальная политика в отношении пожилых граждан – это совокупность мер политического, пра вового, экономического, медицинского, социального, культур ного, научного, информационно-пропагандистского и кадрового характера, направленных на обеспечение гражданам РФ, достиг шим пожилого возраста, достойного образа жизни, долголетия, условий для полноценного участия в жизни общества. Проблемы граждан старшего поколения постоянно находятся в поле зре ния Правительства РФ, Госдумы, региональных и местных ор ганов власти. В течение нескольких лет продолжается работа по распространению и применению принятых мировым сообщест вом универсальных, гуманитарных норм в отношении пожилых людей в целях дальнейшего продвижения к идеалам правового государства, более полного обеспечения прав человека, консти туционных гарантий, удовлетворения социальных потребностей людей пожилого возраста. Законодательную и правовую основу социальной политики в отношении пожилых составляют: Кон ституция РФ;

законы: «О государственных пенсиях в РФ» ( г.);

«О социальной защите инвалидов в РФ» (1995 г.);

«О ветера нах» (1995 г.);

«Об основах социального обслуживания населения в РФ» (1995 г.);

«О социальном обслуживании граждан пожилого возраста и инвалидов» (1995 г.);

«О государственной и социаль ной помощи» (1999 г.) Большое значение для решения проблем пожилых имеют ут вержденная Постановлением Правительства Федеральная целе вая программа «Старшее поколение» (1997 г.) и Постановление Правительства РФ «О федеральном перечне гарантированных государством социальных услуг, предоставляемых гражданам по жилого возраста и инвалидам государственными и муниципаль ными учреждениями социального обслуживания (1995 г.) Важное значение для создания пожилым людям достойных условий жизни имеют конституционные нормы о праве на жили ще, достоинстве личности, свободе совести и вероисповедания, частной собственности, праве на получение квалифицированной юридической помощи, в том числе бесплатной. Что же касает ся конституционной гарантии права на свободный труд, то оно полностью распространяется на пожилых людей и не содержит каких-либо ограничений, связанных с возрастом.

Законодательство РФ, реализующее указанные конституци онные гарантии прав пожилых людей, условно включают три вида норм:

– нормы, закрепляющие права всех граждан, независимо от возраста;

– нормы, непосредственно касающиеся прав пожилых лю дей, и соответствующих этим правам обязанностей государства, негосударственных структур и семьи;

– нормы, регулирующие положение особых групп пожилых людей (ветеранов, инвалидов, различные категории пожилых лю дей в зависимости от возраста)1.

Холостова Е.И. Социальная политика. – М., 2000.

Сегодня целый ряд вопросов волнуют не только наше обще ство, но и всего мира: как сделать жизнь пожилого человека до стойной, насыщенной активной деятельностью и радостью, как избавить его от чувства одиночества, отчужденности, как воспол нить дефицит общения, как удовлетворить его потребности и ин тересы, и многое другое. Нужно отметить, что положение старого человека в обществе, как свидетельствует история человечества, часто менялось: оно было полно «блеска» в одни периоды и на полнено «мраком» в другие. Так, многие исследователи считают, что для ранних периодов цивилизации был характерен престиж старых людей. Английский психолог Д.Б. Бромли утверждает, что в первобытном обществе старость составляла тот период в жизни человека, в котором она получала выгоду от багажа прожитых лет:

старый человек пользовался уважением как наиболее богатый личным опытом, хранитель давних традиций, толкователь мисте рий, воспитатель людей, посредник между живыми и умершими и мастер церемоний.

Пожилым людям свойственно обладать многими качества ми, схожими с качествами других поколений. Но у пожилых есть одно, которого нет и не может быть у других. Это – мудрость жизни, знаний, ценностей. Именно мудрость, свойственная по жившему достаточно долго на этой земле человеку, может явить ся мощнейшим стимулом и фактором развития общества. Ведь мудрость – это не только экономика. Это и политика, и этика, и нравственность. Это созидание нового мира – мира без войн и насилия, мира разума и справедливости. Это новое качество социального развития самого человека. Тогда, пожалуй, станут действительной реальностью пророческие слова древнеримско го политического деятеля и философа Марка Туллия Цицерона о том, что мощь человеческого разума сможет победить старею щую плоть.

Сейчас много спорят о причинах, ухудшающих положение пожилых людей, о ситуации, в которой они оказались. Но, не вдаваясь в эти причины, хотелось бы отметить еще одно обсто ятельство, которое сказывается сегодня, когда крах радикально либеральной стратегии перестройки России очевиден и вопрос о необходимости формирования и осуществления принципи ально иной, учитывающей особенности нашей страны, социаль ной политики переходного периода, составляющего специфику современного российского бытия, вроде бы уже стал для всех бесспорным1. Государство, стремящееся войти в ряды высоко развитых, обязано проводить социальную политику. Для нашей страны она определяется не столько наличием средств, сколько открытостью, честностью, реалистичностью и справедливостью, и должна проводиться в интересах всего общества, поддержи ваться большинством населения, носить активный опережаю щий характер.

Любое государство – малое или большое, тоталитарное или демократическое – обязательно проводит определенную социальную политику. Однако делается это не всегда разумно.

О разумности проводимой государством социальной политики можно судить, например, по индексу развития человеческо го потенциала (ИРЧП), включающему три основных позиции:

среднюю продолжительность жизни, уровень образования и до ходы. По данным ООН, Россия фактически покинула группу развитых стран и сейчас по ИРЧП занимает 72. На наш взгляд, ИРЧП является наиболее активным показателем разумности осуществляемой государством социальной политики. Между тем социальная ситуация в стране сегодня сложна и многогран на. Сложна и многогранна потому, что в связи с реформирова нием общества меняется жизненный уровень людей, остается не рассмотренным ряд проблем, прежде всего касающихся соци альной политики.

Социальная политика в отношении пожилых граждан явля ется одной из важных граней социальной политики вообще, на сегодняшний день пожилые люди составляют наиболее уязвимую группу населения и они наименее всего окружены вниманием и заботой как со стороны государства, так и со стороны частных лиц и различных организаций. Они больше других нуждают ся в уходе и заботе со стороны общества и меньше всех имеют средств для решения своих проблем. Как известно, перестройка, реформы и т. д. больше всего отразились на пожилых гражданах.

Они вынуждены нести на себе и без того тяжкое бремя. В насто ящее время около 10% пожилых людей имеют денежный доход ниже прожиточного минимума. И поэтому они целиком зависят от проводимой государством социальной политики. Однако сле Староверов В.И., Сметанюк С.И. Социальная политика новой Рос сии. – Тюмень, 1999.

дует признать, что масштабы проводимых мероприятий еще не соответствуют остроте проблем, стоящих перед пожилыми граж данами нашей страны.

Лица преклонного возраста зачастую не свободны в выборе принимаемых решений. Они не могут обеспечить осуществле ние своей подлинной воли по причинам морального или сенти ментального порядка, в силу состояния здоровья или по причи нам экономического или административного характера. А ведь сама первооснова субъективных прав заключена в волеизъявле нии и уважении этой воли. Право требует, чтобы каждый обла дал средствами выражения претворения в жизнь его воли. Вот почему права граждан преклонного возраста оказываются как бы «заминированными» изнутри, поскольку не будучи в состоя нии реализовать свою волю (она отсутствует или дефицитарна), они оказываются на деле лишенными прав. Если бы мы знали заранее, что права, которыми обладают в молодости, окажутся «под угрозой» в старости, то можно было бы принять меры по ограничению негативных последствий уже в период, предшес твующий старению. Все это заставляет нас серьезно задуматься над ролью права в деле защиты лиц преклонного возраста и его соответствии реальности, вызванным старением. Гарантия ува жения воли и свободы лиц преклонного возраста требует, что бы их защита носила стабильный, гибкий и достаточно полный характер. Следует также отметить необходимость постоянного «выправления», приведения в соответствие норм администра тивного «бюрократического» права основополагающим нормам права. Поиск нового способа защиты прав и свобод граждан преклонного возраста позволяет выявить зачастую несоответс твие между административной практикой и законными интере сами граждан.

Национальные системы социального обеспечения пожилых граждан и соответственно их регулирование правом сущест вуют во всех современных государствах. Однако исторические условия, традиционные основы их формирования и правового закрепления были различными. Социальное обеспечение по жилых в настоящее время регламентируется нормами междуна родного права и национального права. В национальном праве особое значение имеют закрепление социальных прав в конс титуционном законодательстве, а также специальное законода тельство по социальным вопросам (социальное право, имену емое также правом социального обеспечения, хотя сейчас, как представляется, данное наименование не отражает всего спект ра правоотношений и норм). Гражданское право, особенно в за падных странах, также регулирует многие социальные (в узком смысле) правоотношения.

В 1994–1995 годах Министерством социальной защиты был впервые проведен анализ положения пожилых людей по соци ально-демографическим и экономическим характеристикам.

Он свидетельствовал о наличии острых социальных проблем, среди которых наиболее преобладают неудовлетворенность со стоянием здоровья, малообеспеченность и одиночество. Своеоб разие современного положения пожилых россиян заключается в том, что объективный социальный риск, связанный с наступ лением старости, обостряется в условиях переходной экономики.

Неудовлетворенность большинства слоев населения своим мате риальным положением, несопряженность целей социально-эко номических преобразований с их личными жизненными инте ресами повлекли за собой ухудшение социального самочувствия, социальной напряженности в обществе.

На сегодняшний день в России рассмотрению концептуаль ных подходов к формированию социальной политики в отно шении пожилых граждан, к сожалению, не уделяется должное внимание. Нет концептуальной проработанности, нет четкос ти проведения социальной политики в отношении пожилых, отсутствуют методы и направления. В связи с создавшимся положением становится очевидным необходимость анализа, разработки концептуальных подходов к сущности социальной политики, ее обусловленности политической системой, конс титуционными установлениями, законодательно-нормативной базой. Несмотря на то, что в последние годы принято достаточ но большое количество различных законодательных и норма тивно-правовых актов, направленных на социальную защиту лиц старшего поколения, многие из них носят явно деклари рованный характер. Ряд законодательных актов не подкреплен эффективным механизмом реализации, не обеспечен необходи мым финансированием.

Демографические изменения в нашем российском обще стве оказывают немалое влияние на положение пожилых людей.

Старение населения резко усиливает давление на различные государственные и общественные структуры, призванные забо титься о престарелых гражданах, защищать их права и интересы.

При этом общество должно не только видеть нынешнее состоя ние дел, но и осознавать более отдаленные перспективы своего развития. Как представляется, при наличии соответствующих государственных и общественных институтов, официальных до кументов, относящихся к социальной защите пожилых людей, и при изменении интересов и запросов пожилых людей в сов ременных условиях исключительно на уровне государственной политики может быть решена проблема, которая в самом общем виде заключается в том, что положение этой многочисленной группы населения требует коренного улучшения. В то же время пока не полностью определены правовые гарантии целого ряда значимых социальных и культурных аспектов образа жизни по жилых людей;

не всегда четко установлены полномочия феде ральных, региональных и местных органов управления, а также коммерческих, общественных, в том числе конфессиональных, корпоративных организаций в сфере решения отдельных спе циальных проблем пожилых людей;

не создан государствен но-общественный орган, координирующий усилия, связанные с улучшением социального положения и качества жизни пожи лых людей, и обладающий необходимыми для этого правовыми возможностями.

Решение основной проблемы означает установление соот ветствия между необходимостью создать условия для устойчиво го повышения качества жизни пожилых людей, с одной стороны, и качеством деятельности институтов, предназначенных для их удовлетворения (консультативные структуры для ведения об щественного диалога, средства межличностной коммуникации, сообщества, учреждения социальной сферы, средства массовой информации и др.) и необходимой правовой базы, с другой сто роны. В центре внимания оказываются институты и учреждения пенсионного обеспечения, медицинского и социального обслу живания, культуры и другие с точки зрения соответствия их фун кций рассмотренным основным аспектам образа жизни пожилых людей.

Разработка специальной социальной политики в отношении пожилых людей предполагает учет важной задачи этического характера;

практика свидетельствует о сложности преодоления межпоколенных различий и даже увеличении социальной дис танции между пожилыми людьми и более молодыми поколени ями при попытках облегчения существования пожилых людей за счет интересов других членов общества. В ходе изменений в общественной жизни на уровне социальной политики в от ношении пожилых людей следует постоянно выявлять формы, определяющие их социальное положение, не нарушая корен ных интересов ни самих пожилых людей, ни других поколенных групп населения.

Взгляды на место и роль пожилых людей, согласованные меж дународным сообществом, основополагающие установки для го сударств – участников получили концентрированное выражение в принципе ООН в отношении пожилых людей: «Сделать полно кровной жизнь лиц преклонного возраста».

Нельзя не сказать, что государственные структуры на феде ральном и на региональном уровнях не стремятся к оптималь ному решению социально-экономических, семейно-бытовых, психологических и многих других проблем пожилых людей, к со зданию условий для здоровой, безопасной и достойной старости.

Постепенно обогащаются принципы и улучшается организация социальной защиты граждан пожилого возраста, в первую оче редь путем укрепления правовой основы и совершенствования механизма реализации принимаемых в интересах пожилых лю дей решений.

Общество – живой организм, в котором все его составные части внутренне взаимосвязаны, и лишь по мере развития обще ства в целом, постепенно и с учетом множества различных факто ров, могут быть найдены решения любых значимых для него про блем (в том числе и проблемы пожилых). Поэтому одного факта признания первостепенной значимости решения той или иной социальной проблемы, к сожалению, недостаточно для конкрет ного позитивного ее решения. Несомненно, при этом важно учи тывать и то, какие именно социально-экономические проблемы приобретают приоритетный характер в современной России и ее регионах.

Реальность сегодняшнего дня – невысокие пенсии для по жилых людей, и не только ныне, но в близком обозримом буду щем. Поэтому все позитивные решения социальной проблемы для пожилых людей остаются в рамках действующих социаль ных структур и их бюджета, который в настоящее время предус мотрен государственными постановлениями – при максималь ном содействии, безусловно, региональных и местных органов власти.

Таким образом, если учесть, что 20,6% населения страны яв ляются пожилыми людьми, а тенденция увеличения части пожи лых в общей массе населения сохраняется, то становится ясным, что проблема защиты социальных прав пожилых людей имеет об щегосударственное значение.

Некоторые особенности социального положения пожилых граж дан в Республике Дагестан. В Республике Дагестан за последние годы была проделана большая работа по проведению социальной политики государства в отношении пожилых граждан. Принима емые Правительством РД в течение ряда лет меры по социальной поддержке жителей Республики позволили сформулировать ус тойчивую, гарантированную систему социальной защиты населе ния на республиканском, городском и районных уровнях, име ющую целенаправленный, адресный характер. Имеется в виду прежде всего проводимая Правительством РД социально ориен тированная политика, направленная на своевременную выдачу зарплаты, пенсий, пособий и т.п., что позволяет сохранить необ ходимую социальную стабильность. Это объясняется тем, что из года в год стали снижаться задолженности по заработной плате, выдаче пенсий, пособий, льгот и т.п. Правда, известно, что в Да гестане многие молодые семьи (и не только в Дагестане) живут и рассчитывают на пенсии своих родителей. Однако, пользуясь пенсиями своих родителей, они снижают их материальное бла гополучие. Из-за этого снижается жизненная активность пожи лых людей, так как пожилые родители не могут позволить себе расходовать пенсию на поддержание своего здоровья, на ведение активного образа жизни, на лечение и отдых.

Для обеспечения достойно жизнедеятельности престарелых граждан в системе социальной защиты весьма положительно зарекомендовали себя ЦСО населения, помогающие одиноким престарелым, пожилым гражданам, инвалидам, ветеранам Вели кой Отечественной войны адаптироваться в тяжелой жизненной ситуации. К тому же, осуществление перечисленных мер позво лило, наряду с финансированием социальной защиты из местных источников, более гибко, чем ранее, реагировать на социальные нужды жителей своей территории, оказывая адресную социаль ную поддержку.

Одной из важных, неотъемлемых сторон социальной защиты населения, государственной социальной политики в РД является система социального обслуживания пожилых людей. Существую щие законодательные и правовые акты по организации социаль ного обслуживания и пенсионного обеспечения граждан требуют постоянного пересмотра и доработок. Изучение эффективности работы системы социального обслуживания пожилых показывает, что необходимо принимать меры по ее совершенствованию, так как наблюдается увеличение количества пожилых людей, нужда ющихся в социальной помощи.

Здоровье общества определяется среди прочего тем, как в нем относятся к старости, к пожилым людям. При этом речь идет и об определенной социальной политике государства, и о неофициальном бытовом отношении к пожилым людям. Оба этих типа отношений взаимосвязаны, влияют друг на друга.

Сегодня государственные структуры пытаются делать позитив ные шаги в направлении социальной политики в отношении пожилых людей. Но этого явно недостаточно, если в массовом сознании не будут формировать положительные стереотипы отношения к пожилым, если будет усиливаться и возобладает тенденция утилитарного подхода к человеку, как к «полезному субъекту». И, наконец, если сами пожилые не будут готовы со хранять до глубокой старости оптимистическое настроение, вы сокую работоспособность, физическое и психическое здоровье и бодрость духа.

Геронтологических центров в Дагестане, к большому сожа лению, нет. В 1998 г. был открыт городской геронтологический центр, который в последующем был переименован в Гериатри ческий центр. В июне 2002 г. был открыт республиканский Ге риатрический центр. Почему-то Администрация г. Махачкалы и Правительство Республики Дагестан видят только медицинс кие проблемы пожилых людей, в то время как во всем мире все больше внимания уделяется социальным, психологическим и пе дагогическим проблемам людей пожилого возраста, т.е. геронто логии. Следовательно, необходима широкая сеть геронтологи ческих центров.

Усилия международных организаций по осуществлению со циальной защиты пожилых людей оказались исключительно плодотворными и послужили примером для проведения соот ветствующих мероприятий в Дагестане на республиканском и муниципальном уровнях. В РД в последние годы заметно ак тивизировалась работа с пожилыми людьми на уровне различ ных министерств и ведомств. К примеру, оказывается посиль ная социально-экономическая, медицинская и материальная помощь пожилым людям. Большую работу проводят в плане по мощи пожилым на дому. Пока она еще недостаточно налажена, не разработана программа координации медико-социальных служб, не подготовлены кадры медико-социальных работников.

Поэтому очень важно в будущем все это наладить, учитывая особенности Дагестана, его менталитета и социально-экономи ческого развития.

В последние годы стремительно растет удельный вес и абсо лютное число пожилых людей, что ведет к росту демографичес кой нагрузки. Это существенно влияет на финансирование по мощи пожилым людям. Если в столице Республики Дагестан в г. Махачкале в 2000 году насчитывалось 68590 пенсионеров, то уже в 2004 г. эта цифра увеличилась до 78339, т. е. почти на 10 тыс.

человек больше. Однако тенденция к увеличению пенсионеров продолжается. (Около половины пенсионеров по старости, при мерно 30% получают пенсии по инвалидности.) В Дагестане существует сеть стационарных учреждений, ока зывающих медико-социальную помощь пожилым и престаре лым – дома-интернаты. Тем не менее, как правило, помещение в дома-интернаты у пожилого человека вызывает эмоциональ ный стресс, который неблагоприятно сказывается и на состояния здоровья, оказывает негативное влияние на социальную актив ность и может стать причиной психического расстройства. Из менения условий жизни, связанные с поступлением в дома-ин тернаты, способствуют «уходу в болезнь», ухудшению физичес кого и психического состояния пожилых граждан. Поступление в интернаты связано для них с ломкой жизненного стереотипа, с необходимостью осознания смены привычного окружения, раз рыва с прежним образом жизни, с ситуацией «вживания» в новую среду, подчас с нежелательными соседями, с невозможностью остаться наедине с собой. Словом, поступление в интернат – это «подведение черты», последний жизненный этап.

Не так давно была изучена специальная группа пожилых лю дей (60 человек), находившихся в доме-интернате. 88% имели сведения об этом учреждении из различных источников (от зна комых, родственников, медицинских работников, из сред массо вой информации)1. Однако эти сведения не только неполные, но и подчас искаженные. Они не только не раскрывают суть работы домов-интернатов, а создают негативное представление об этих учреждениях, что не способствует стремлению пожилых людей прийти туда. Обычно пожилые люди не знают об объеме помо щи, которая оказывается в домах-интернатах, о режиме работы, о правах и обязанностях проживающих там людей. Такие фак торы, как недостаточная информированность населения и не объективное освещение деятельности учреждений данного типа, вызывает у пожилых людей повышенную тревожность, неуверен ность в будущем и являются предпосылкой для возникновения резкой дезадаптации. Атмосфера образа жизни в доме-интернате имеет специфические черты, которые выражаются в известной изоляции проживающих от общества, наличии их социальной депривации, ограниченных возможностях занятости пожилых людей, вынужденной отстраненности от необходимости решать свои жизненные проблемы, в гиперопеке и зависимости от ок ружающих. Эти ограничения возможности жизненной позиции, активного образа жизни в значительной степени способствуют пролонгированию реакций дезадаптации2.

Анализируя национальный состав пожилых людей, прожива ющих в доме-интернате «Ветеран», можно отметить, что за пе риод с 1994 по 2005 годы в национальном составе превалируют представители русской национальности (в среднем 52,3%), тогда как представители других национальностей в сумме составляют в среднем столько же (47,7%). Различие в гендерном плане не значительно. За анализируемый период в пансионате проживали 52% мужчин и 48% женщин (см. табл.).

Газимагомедова Б.К. Социально-педагогические условия сохранения жизненной активности пожилых людей (на материале Республики Дагес тан). – Махачкала, 2006.

Дементьева Н.Ф., Шаталова Е.Ю. Социально-психологическая адап тация лиц старших возрастов в начальный период пребывания в домах-ин тернатах. – М., 1992.

Таблица Этнический состав пожилых людей пансионата «Ветеран» (в %) Откуда Цель Пол Национальности прибыл приезда годы Постоянно Временно Белорусы Даргинцы Украинцы Агульцы Лезгины Русские Аварцы Кумыки Татары Немцы Лакцы Город Турки Село М Ж 1994 48 52 74 28 96 4 48 44 84 12 4 4 4 44 1995 48 52 88 12 96 4 80 00 4 0 4 0 4 4 4 0 1996 32 68 88 12 80 20 66 4 0 80 12 0 0 0 80 1997 39 61 82 18 79 21 58 30 00 6 3 6 6 18 0 1998 60 40 80 20 76 24 44 00 12 0 0 16 12 4 80 1999 60 40 66 34 69 31 44 20 00 7 14 19 12 20 2000 56 44 81 19 98 2 31 20 00 17 14 12 14 10 0 2001 52 48 54 46 92 8 53 30 00 14 10 7 4 90 2002 50 50 80 20 100 0 70 00 00 0 20 0 10 00 2003 60 40 66 24 84 6 64 00 00 8 10 0 18 00 2004 55 45 68 32 96 4 50 4 0 00 7 4 18 10 70 2005 42 58 77 23 93 7 59 00 70 1,4 7 0 7 14 0 Всего 52 48 70 30 90 10 52,4 2,2 0,24 2,2 0,24 9,8 8,8 8,0 8,4 7,4 0,24 0, Среди проживающих в пансионате «Ветеран» представите лей городского населения в два раза больше, чем представителей сельского населения. Это объясняется тем, что пожилым людям, проживающим в сельской местности и имеющих свое натураль ное хозяйство (землю, скот и т.д.), некогда болеть. У них много работы, они активны, ежедневно занимаются физический трудом, домашним хозяйством, они идут в пансионат лишь в том случае, если оказываются не в состоянии обслуживать себя сами и у них нет близких родственников. У пожилых людей в селе очень мало свободного времени: каждый день наполнен заботами. Традиции дагестанских сел основаны на взаимопомощи. Например, всех сельчан созывают на оказание трудовой помощи («Гвай») на тру доемких сельскохозяйственных, строительных, бытовых работах, которые трудно выполнить без помощи других. Обязательным и почетным является присутствие пожилых людей на всех значи мых событиях в селе, в семье, в роду, тухуме (рождение ребенка, сватовство, свадьбы, «мавлиды»). Даже начало строительства но вого дома благословляют самые старшие в тухуме, в семье. Пожи лые люди в Дагестане традиционно имеют почетный статус. На личие в семье пожилого родственника престижно: его прошлое, жизненный опыт, личностные качества, психическая и интеллек туальная сохранность являются предметом гордости родствен ников любой семьи и рода дагестанцев. В Дагестане не смотрят на пожилых людей как на беспомощных, болезненных существ, не способных самостоятельно принимать решения. Считается, что старики могут успешно выполнять общественные функции, приносить пользу обществу. Выделяются такие особенности ста риков, как мудрость, наличие большого жизненного опыта, доб рота, духовная значимость для молодежи. Мудрость пожилых людей является сочетанием ума и «добродетели», которая пони мается как закрепленная в характере потребность и способность действовать во имя благополучия ближайшего и отдаленного социального окружения. В сферу компетенции пожилых людей входит возможность советовать, каким образом найти выход из трудной ситуации, удержать от неразумного поступка, установить доброжелательные межличностные отношения.

В Дагестане стараются не замечать ворчливость, консер ватизм, критическое отношение стариков к молодым людям, черты поведения, являющиеся следствием плохого состояния здоровья. Пожилые люди в Дагестане начинают свой день рано утром, когда «Азан» (призыв на молитву) будит их для совер шения утреннего намаза. Всем исламским миром признан тот факт, что подавляющее большинство пожилого населения в Да гестане – это истинно верующие люди, особенно в сельской местности, где наиболее сохранена естественная этническая среда для выполнения религиозных и национальных традиций дагестанского народа. Совершение намаза и омовения по Ко рану (священной книге мусульман) имеет не только духовное, но и санитарно-гигиеническое и физическое значение. Следо вательно, выполнение этого спектра деятельности пожилых лю дей является и показателем, и средством сохранения жизненной и духовной активности. Пожилые люди, проживающие в сель ской местности, материально более обеспечены, по сравнению с пожилыми, проживающими в городе. Помимо пенсии, они содержат приусадебное хозяйство, которое кормит не только их самих, но и детей и внуков, живущих вдалеке от родителей в го родах. Пожилые люди имеют возможность отправить в город детям и внукам продукты питания, полученные от натурально го хозяйства. Это сушеное мясо, колбаса, курдюк, сыр, сметана, масло, овощи, фрукты, сухофрукты и т.д.

Работу по жизненному, личностному и трудовому сохране нию активности следует проводить в контексте широкой со циально-педагогической и социально-психологической под держки пожилых людей. Для этого необходимо создавать ши рокую сеть клубов и мест организации досуга, устраивая для пожилых людей льготные поездки и экскурсии и т.п., а также привлекая к этому родственников, близких и друзей пожилых людей. К сожалению, в условиях нынешней России в подавля ющем большинстве случаев все это остается лишь пожеланием.

Как ни покажется странным, но в условиях явного невнимания к проблемам пожилых людей (а также к проблемам детей, ма теринства, инвалидов и т.д.) появляется возможность активизи ровать самих пожилых для легальных форм борьбы за собствен ные права. Как уже отмечалось, в этом случае у пожилых людей будет реализовано настоящее чувство собственного достоинс тва, ведь они сами начнут решать свои проблемы. В ситуации же, когда «добрая» власть («когда-нибудь», «вдруг») обратится к проблемам пенсионеров и начнет за ними «ухаживать», чувс тво собственного достоинства будет реализовано разве что у тех пенсионеров, которые в силу слабости и болезней просто не мо гут сами себя обслужить.

Те или иные социальные стереотипы, проявляющиеся в не вербальных и вербальных формах поведения, оказывают значи тельное влияние на формирование отношения к себе пожилых людей. Под воздействием негативных мнений многие предста вители поздней взрослости теряют самое главное – веру в себя, свои способности и возможности. У них снижается самооценка, теряется самоуважение, падает мотивация, а, следовательно, сни жается и социальная активность. Пожилые люди начинают ис пытывать чувство вины.

Еще раз возвратимся к предположению о том, что для полно ценной жизни (а в старости жизнь также должна быть полноцен ной) необходима «жажда жизни», а не просто ожидание того, что кто-то «добрый», «хороший» и «честный» решит все проблемы.

Но жажда жизни – это прежде всего активная жизненная пози ция, в том числе и в борьбе за свои собственные права, а, быть может, и за права всего населения России. Ведь более молодые люди, по мнению пожилых людей, ничего не могут сделать для процветания своей страны.

В настоящих условиях социально-психологическое состо яние пенсионеров в Республике Дагестан, их образ жизни, вза имоотношения с близкими обусловливаются, главным образом, материальным положением, и пенсионеры оценивают свою роль и место в обществе через эту призму. Замечу, что в течение пос ледних двух десятилетий в Республике Дагестан наблюдается увеличение средней продолжительности жизни и численности пожилых людей. В связи с этим возникла необходимость при менения новых принципов социальной политики в отношении граждан пожилого возраста. Эта проблема достаточно актуальна для нашей Республики при достаточно высоком удельном весе пожилых и старых людей. Ведь зачастую пожилые люди необос нованно рано утрачивают трудоспособность и возможность к са мообслуживанию. Комплекс мер по долговременной медико-со циальной помощи пожилому человеку и его семье должен спо собствовать не только увеличению продолжительности жизни, но и сделать ее более полноценной, необходимой как для семьи, так и для общества в целом. Неизбежность старения, утрата со циального статуса, физические ограничения и психологические изменений пожилых людей приводят к сужению их круга обще ния, возникновению чувства ущербности и ненужности, а в ряде случаев и к тяжелым депрессивным состояниям.

Безусловно, немаловажную роль в жизни пожилых граждан имеют специалисты по социальной работе. Работа должна быть эффективной на всех уровнях, так как от деятельности социаль ного работника зависит изменение качества жизни пожилых лю дей. Социальный работник, оказывающий помощь пожилым лю дям, обязан знать, что жизненный путь каждого из них уникален, и любой вид его прошлой, сознательной деятельности требует уважения. Социальным работникам необходимо научиться обес печивать психологическую поддержку пациенту, организовы вать его активный отдых, труд, рациональное питание и жилище пожилого человека. Их действия должны быть сознательными, основанными на знании психологических особенностей и неиз бежных физиологических процессов, протекающих в организме пожилого человека.

Социальное благополучие – это состояние пожилых людей, когда материальные и духовные потребности совпадают с их воз можностями, физическим здоровьем, размером пенсии, оплатой стоимости безотлагательных мер по лечению острых заболеваний, оплатой коммунальных услуг, стоимостью продовольственной корзины, морально-психологическим комфортом в ближайшем окружении, санаторно-курортным обеспечением и др. Без сом нения, пожилые люди вносят многогранный вклад в социальное развитие нашей Республики, приветствуют позитивные измене ния в современном обществе, проявляют интерес к социальной, культурной и экономической жизни Дагестана и России в целом.

Они поддерживают солидарность поколений, являются храните лями духовных и нравственных ценностей, сохраняют способ ность к посильной трудовой деятельности, готовность передавать опыт и восполнять ресурсы, затраченные на обеспечение их жиз недеятельности. Таким образом, происходит постепенный отказ от мнения о пожилых людях как о бремени для дагестанского об щества. На наш взгляд, прогресс дагестанского общества возмо жен только в контексте общества для людей всех возрастов.

Илья Валентинович Грубин аспирант кафедры истории Отечества Рецензент: доктор исторических наук, профессор Валентин Владимирович Прилуцкий Крепости и метательная техника в Древней Руси В данной статье автор использует в основном работы извест ных ученых – П.А. Раппопорта, А.Н. Кирпичникова, В.В. Косточ кина, И.Н. Хлопина1, которые в своих трудах описали, классифи цировали, проследили процесс развития русского военного зодчества в эпоху средневековья и процесс развития метательной техники, предназначенной для взятия и обороны городов и крепостей средне вековой Руси.

Тактика осады и обороны в период X–XI вв. была довольно примитивна, поскольку средства обороны превосходили име ющиеся тогда в распоряжении древнерусских воинов осадную технику. Осаждавшие, если им не удавалось захватить крепость внезапным налетом – «изгоном», как правило, переходили к пас сивной осаде и блокаде крепости, надеясь взять ее измором. Эта низкая активность осаждавших сказывалась и на фортифика ции – древнерусские крепости были лишены башен2.

Начиная с X в. и вплоть до второй половины XII в., древ нерусские источники не упоминают о применении русски ми войсками метательной техники3. Однако это, по мнению А.Н. Кирпичникова, не означает ухудшение военного дела на Кирпичников А.Н., Воронин Н.Н., Косточкин В.В., Хлопин И.Н.

Метательная артиллерия и оборонительные сооружения древней Руси. – М., 1958;

Раппопорт П.А. Очерки по истории русского военного зодчества X–XIII вв. – М., – Л. 1956;

Он же. Очерки по истории зодчества северо восточной и северо-западной Руси X–XV вв. – М., – Л. 1961;

Он же. Воен ное зодчество западнорусских земель X–XIV вв. – Л., 1967.

Перхавко В.Б., Сухарев Ю.В. Воители Руси, IX–XIII вв. – М., Кирпичников А.Н., Воронин Н.Н., Косточкин В.В., Хлопин И.Н. Ме тательная артиллерия и оборонительные сооружения Древней Руси. – М., 1958.

Руси в XI в. и первой половине XII в. Он считает, что воору жение тогда совершенствовалось;

дружины, несомненно, воо ружались лучше, разнообразнее и дороже. А.Н. Кирпичников писал: «Причина неупотребления осадных орудий, конечно, заключалась не в том, что русские ремесленники не умели де лать этих орудий. Прежде всего сама тактика, рассчитанная на длительную блокаду или внезапный захват осаждаемого города, не требовала особых осадных орудий;

они с успехом заменялись луком и стрелами. В период многочисленных княжеских усобиц военные операции часто были столь незначительны и эфемерны по своим результатам, что не создавали серьезных стимулов для применения трудоемких в изготовлении осадных устройств. Как правило, в этот период не знали осадных метательных средств и западные соседи Руси…»1.

Укрепления городов, как и отдельные замки и крепости, являлись важным элементом военной истории Средневеко вья. На Руси большинство крепостей и укреплений строились в течение X–XIII веков из дерева, каменные начали строиться с конца XIII века. Существовали компонованные крепости, где их внешний ряд был деревянным, а главная цитадель – камен ная. Большое количество деревянных крепостей объясняется, во-первых, достаточным количеством материала (на Руси всегда леса много было), во-вторых, деревянную крепость ремонтиро вать, возводить и даже разбирать и переносить на другое место легче.

Русские крепости X–XII веков представляли собой высокий вал, на котором возводилась деревянная стена из толстых бре вен с небольшим количеством башен. Если провести сравне ние, то обнаруживается много общих черт у военного зодчества Древней Руси и Западной Европы. Так, до XI в. каменные кре пости в Западной Европе, как и в Древней Руси, были довольно редки, основным видом оборонительных сооружений были де ревоземляные укрепления. До конца XI в. западноевропейские замки представляли собой следующую систему укреплений: а) большая центральная башня – донжон, б) один ряд стен, чаще всего без башен, в) ров. Отсутствие башен в системе крепостных стен – характерная черта системы обороны западноевропейских Кирпичников А.Н., Воронин Н.Н., Косточкин В.В., Хлопин И.Н.

Указ. соч. – М., 1958.

замков периода раннего средневековья, что очень четко просле живается и на Руси. Усиление стен башнями, расположенными на определенном расстоянии друг от друга, появилось в Запад ной Европе лишь с XII в. в расцвет эпохи крестовых походов, скорее всего под влиянием восточной военной архитектуры1.

Можно сделать вывод, что в X–XI вв. оборонительные со оружения Древней Руси и Западной Европы имели между со бой очень много общего по материалу, который использовался при их строительстве, и по их тактическим принципам. Только с XI в. в Западной Европе началось строительство каменных за мков, которые впоследствии станут одним из символов эпохи и мощи средневековых феодалов. По мнению П.А. Раппопорта, похожесть принципов строительства древнерусских и западно европейских крепостей свидетельствует о том, что уровень раз вития военного искусства и основные тактические особенности обороны и осады их здесь были достаточно похожи. Но сущес твенная разница в устройстве самих укреплений, несомненно, свидетельствует о том, что развитие укреплений происходило совершенно самостоятельно, без оказания друг на друга како го-нибудь значительного воздействия2. П.А. Раппопорт считает, что тесные культурные и экономические связи Руси с ее запад ными соседями создавали все условия для того, чтобы дости жения военно-инженерного искусства (в частности в области осады и обороны крепостей) одной страны могли быть вскоре взяты на вооружение и в другой. При это надо отметить, что проникновение достижений могло идти одновременно как из Руси на Запад, так и обратно, ибо уровень культурного развития и военного искусства в Западной Европе и на Руси в X–ХIII вв.


был приблизительно одинаковым3.

Усложнение русских оборонительных сооружений XI–XIII вв., как правило, является развитием более простых сооружений предыдущего периода. Укрепления надстраивали, перестраива ли, добавляли новые элементы обороны. Согласно сравнению русских оборонительных укреплений X–XIII вв. с оборонитель ными укреплениями соседних стран, проведенному П.А. Рап Раппопорт П.А. Военное зодчество западнорусских земель X–XIV вв. – Л., 1967.

Там же.

Там же.

попортом можно утверждать, что основные приемы устройства оборонительных сооружений были в это время на Руси похожи на оборонительные сооружения Западной Европы1. По словам П.А. Раппопорта, несмотря на местные отличия, общие принци пы развития военно-инженерного искусства на всей территории древней Руси в X–XIII вв. должны примерно быть едиными2.

Копорье, Корела, Орешек, Старая Ладога – эти четыре кре пости находились на севере владений Новгородской Республики и служили для прикрытия корельских территорий, а также судо ходства на Неве и Балтийского побережья. В этом районе очень часто появлялись шведские захватчики и пираты, которые граби ли не только новгородских бояр и торговцев, но и их торговых партнеров из ганзейского союза. В Кореле войны со шведами периодически вспыхивали из-за территории и чухонских пле мен, плативших дань Новгороду. Так как новгородцы не строили там крепостей, то шведы по своему разумению считали террито рию ничейной, а, следовательно, прекрасной целью для захвата.

Обычно шведы высаживали десант, часть которого тут же верхом отправлялась на разграбление округи, а другая начинала возво дить крепость или укрепление. Старая Ладога – древнейший рус ский город самая первая каменная крепость на Руси, ее строи тельство связывают с преемником князя Рюрика Вещим Олегом.

Она была возведена для защиты от набегов викингов. Но в 997 г.

норвежцы после долгой осады захватили крепость и разрушили ее. Крепость восстановили сначала из дерева, а затем в 1114 году заново заложили каменную. С период с XIII по XV вв. Старая Ла дога надежно защищала северные территории Руси от нападений шведов и немцев3.

Сначала и крепость Копорье была деревянной. Ее построили ливонцы в 1240 г. на остатках древнерусского погоста Копорье, разрушенного ими же во время захватнического похода в Новго родскую землю. В 1241 г. войска Александра Невского эту кре пость взяли и уничтожили. А в 1279 г. сын Александра Невского, князь Дмитрий Александрович, с разрешения Новгорода поста вил в Копорье деревянный городок-замок. В следующем году на месте деревянного замка тем же князем Дмитрием, при участии Там же.

Там же.

Иванов Ю.Г. Великие крепости России. – Смоленск, 2005.

Новгородской Республики, была выстроена уже каменная кре пость. В 1282 г. во время столкновения с князем Дмитрием, когда тот попытался бежать в Копорье, она была уничтожена самими новгородцами. Но через 15 лет новгородцы, осознавая большую стратегическую важность этого места, возводят там новую кре пость в 1297 г. К сожалению так же, как и крепость, построен ная 1280 г., каменные укрепления Копорья постройки 1297 г. не сохранились до наших дней. Мощные стены и башни существу ющей ныне каменной крепости в Копорье были целиком пост роены московским правительством с расчетом на применение огнестрельного оружия в конце XV в. и начале XVI в. Еще одним мощным бастионом для охраны северных рубежей стала крепость Орешек. Построенная новгородцами в 1323 году на Ореховом острове у входа в Неву из Ладожского озера, кре пость сыграла своеобразную роль «стимула» для Швеции, что бы заключить мир в том же году. Крепость Орешек была снача ла деревянная. В 1348 г. шведы смогли взять ее и, естественно, разрушили. В 1352 году крепость восстановили, но уже из камня и многобашенной. Орешек стал первой многобашенной камен ной крепостью на Руси в XV веке, и не просто передовой по тех нологии крепостью Московского государства, но и важным тор говым городом. За последующие три века крепость неоднократно перестраивалась и укреплялась, становясь нередко эпицентром военных столкновений между Русью и Швецией, пока к концу XVIII века не стала русской «Бастилией» – Шлиссельбургской крепостью2.

Юрьев (Дерпт), Ивангород, Изборск – все эти крепости ста ли щитом северо-западных территорий Руси от тех же шведов (в которых дух завоеваний викингов еще не умер и умрет далеко не скоро, примерно к середине XVIII века) и, конечно, от германс ких крестоносцев, а также для контроля территории Эстляндии и Ливонии (современная территория Латвии и Эстонии). Юрьев, построенный в 1224 году, был захвачен немцами под предводи тельством епископа Альберта и стал на долгие годы опорным пун ктом крестоносцев для ведения войны против Новгорода и Пско ва. Рижский епископ Альберт фон Бруксховден (1199–1208) был Кирпичников А.Н., Воронин Н.Н., Косточкин В.В., Хлопин И.Н. Указ.

соч. – М., 1958.

Иванов Ю.Г. Указ. соч. – Смоленск, 2005.

очень деятельный человек, и доставил очень много неприятнос тей северо–западной Руси. Но он также крайне неприязненно относился и к деятельности ордена меченосцев, с которым у него вспыхивали частые конфликты и из-за которых у него были пло хие отношения с Римом.

Говоря о военном зодчестве Древней Руси, хотелось бы при вести цитату П.А. Раппопорта о русских средневековых крепос тях: «Изучение древнерусских оборонительных сооружений, не сомненно, свидетельствует о развитии на Руси в X–XIII вв. собс твенных, чисто русских приемов строительства оборонительных сооружений. Это, конечно, нисколько не противоречит тому, что в отдельных, правда, довольно редких случаях на Руси заимство вали чужие конструктивные приемы, а иногда Русь оказывала су щественное влияние на устройство оборонительных сооружений соседних странах». (Раппопорт П. А. Военное зодчество западно русских земель X–XIV вв. – Л.,1967).

Изборск отличная каменная крепость был своеобразным щитом Пскова. Псков впервые упоминается в летописях в 903 г.

В X в. возрастает роль города как северо-западного форпоста Ки евской Руси. К этому времени крепость представляла собой дере вянные стены, усиленные линией каменных укреплений. В конце XII века псковичи усилили щебеночно-земляной вал постройкой двух воротных башен. Начиная с XIII века Псков все время нахо дился на границе Руси с Ливонией и, следовательно, на него всег да приходился один из первых ударов крестоносцев при походах на Русь. С 1337 года начинается каменное строительство оборо нительных укреплений и стен города. Начиная с XIII в. и закан чивая XVII, Псков стал важной стратегической крепостью на за падных рубежах страны. За свою историю он выдержал 26 осад и множество штурмов1.

И шведы, и немцы, когда начинали войну с Псковом в пер вую очередь пытались овладеть Изборском. В 1233, 1240 годах его дважды захватывали. В 1272 году войско Тевтонского ордена вновь захватило Изборск, но князь Довмонт смог разбить кресто носцев и выбить их из крепости.

К X–XI вв. Изборск значительно разросся и вместо деревян ного древнего вала соорудили новый из земли и плитняка. В XII веке Изборск в очередной раз перестроили, и крепость стала в ос Иванов Ю.Г. Указ. соч. – Смоленск, 2005.

новном каменная. В 1303 году Изборск перенесли на новое место.

А в 1330 году новую крепость перестроили полностью в каменную.

В начале XV столетия были возведены каменные башни, предна значенные для ведения артиллерийского огня1.

Другим важным форпостом на западном направлении был Смоленск. Первое письменное упоминание о городе датирует ся 862 г. В XI веке начался новый этап в развитии Смоленска.

Укрепления Смоленска в то время были деревянные, установ ленные на высоком валу. В XII веке вал усилили и перестроили деревянную стену. Крепостная стена не имела башен за исклю чением так называемых «воротных» или «надвратных». По сво им размерам и мощью только стольный Киев превосходил ук репления Смоленска. Смоленск неоднократно подвергался раз личным штурмам и осадам. В период монгольского нашествия Смоленск не был взят ни разу. В XIV веке Смоленск был неод нократно подвержен атакам литовцев. В 1395 г. литовский князь Витовт захватил Смоленск, но в 1401 году смоляне свергли ли товского наместника. Лишь в июне 1404 года Витовт вновь смог захватить Смоленск. Литовский князь дабы заручиться вернос тью жителей города и области даровал им особые льготы. В со став Московского государства Смоленск смогли вернуть только в 1514 г2.

Самой мощной и самой последней из северо-западных кре постей Руси была возведена крепость Ивангород, напротив зна менитой крепости Нарва. Ее строительство начато по повелению Ивана III в 1492 г. Ивангород стал форпостом северо-западных рубежей страны, надежно прикрывший земли Руси от немцев, шведов и Литвы.

Чаще всего артиллерия в конце XIV–середине XV веков ис пользовалась для осады крепостей и городов. В полевых сраже ниях ее применяли больше в качестве психологического оружия, т.е. устрашения неприятеля, так как сам звук выстрела произ водил больше эффекта на людей и лошадей противника, чем конечный результат. Вообще служба артиллеристом в то вре мя представляла весьма рискованное и опасное занятие, хотя и высокооплачиваемое, в силу несовершенства орудий, которые нередко в процессе эксплуатации взрывались и убивали или Иванов Ю.Г. Указ. соч. – Смоленск, 2005.

Там же.

калечили окружающих. В первой половине XV в. постепенно исчезают метательные машины, что свидетельствует об интен сивном развитии огнестрельной артиллерии, хотя использова ние огнестрельного оружия не сразу привело к вытеснению де ревянных метательных машин. Наступил непродолжительный период, когда оба вида оружия использовались. Но во второй четверти XV в. метательные орудия были, судя по всему, цели ком заменены огнестрельными1.


Для Владимиро-Суздальской Руси было свойственно защи щать позиции своей пехоты полевыми укреплениями: надолбами, окопами, засеками, рвами частоколами, рогатками, что обуслов ливалось тактикой пассивной обороны. Эта тактика в последую щем станет характерной чертой действий пехоты войск Москов ского государства, конечным этапом развития которого станет создание в конце XV–начале XVI века так называемых «гуляй-го родов». Они широко использовались войсками Московского кня жества, представлявших собой деревянные крепости на колесах, в основном при отражении набегов крымских орд2.

С увеличением количества крепостей с середины XII века начинает развиваться и искусство их обороны. В свою очередь все более активно используются различные метательные ма шины как осаждающими, так и осажденными. Оборона горо дов, таким образом, начинает приобретать эшелонированный характер, что выразилось в создании нескольких уровней ук реплений. В связи с тем, что бой часто велся непосредственно перед стенами, расширялась зона обороны, а метательные ма шины противника отодвигались за пределы эффективной даль ности стрельбы. Еще одним способом повышения эффектив ности обороны крепостей стало увеличение числа башен, и об щей высоты стен и башен. Часто ключевые башни и цитадели строились из камня.

Вследствие увеличения обороноспособности крепостей воз никали и новые способы их взятия. Основными из них были:

«измором», то есть полная блокада крепости, самый распростра ненный (его часто применяли кочевники), «изгоном», то есть вне запным нападением и штурмом. Последний способ с середины Кирпичников А.Н., Воронин Н.Н., Косточкин В.В., Хлопин И.Н. Указ.

соч. – М., 1958.

Широкорад А.Б. Дипломатия и войны русских князей. – М., 2004.

XIII века начинает применяться чаще всего1. Зарождаются и но вые тактические приемы ведения боя. Кстати, монголы очень бо ялись арбалетов и любой метательной осадной техники, так как будучи кочевым народом в инженерном деле и осаде крепостей они были поначалу довольно слабы.

Следует заметить, что на Руси метательная техника для оса ды крепостей и их защиты до XII в. практически не развивалась.

К примеру, на восточном направлении, где метательная осадная техника особо не развивалась из-за специфики ведения вой ны со степняками. Кочевники, как известно, являлись с XI в.

главным врагом Древней Руси. Их тактика боя основывалась на стремительном набеге и столь же быстром отходе. И, естествен но, такая тактика исключала применение тяжелых метательных машин2.

А.Н. Кирпичников указывает, что господствующим видом боя был в то время полевой бой. По приблизительным его подсчетам из всех отмеченных письменными источниками боев и сражений домонгольской Руси только одна пятая часть их велась за горо да3. «Часто участь города решалась в открытой схватке вблизи его стен. Только вследствие своей слабости один из противни ков «запирался» в городе и был обречен на пассивную оборону.

Не удивительно, что развитие военной техники было направлено в первую очередь на обслуживание нужд полевого сражения. Об щее преобладание полевого боя в Древней Руси не могло, однако, заслонить новые явления в осадном искусстве, все настойчивее выступавшие в середине и второй половине XII в. Тогда возника ли сильные, соперничавшие между собой феодальные княжества, и возрастала роль городов как ремесленных центров и укреплен ных пунктов.»

Во время нашествия на Русь монголы использовали китай ских и булгарских специалистов осадного и инженерного дела, благодаря которым успешно захватывали города и крепости.

Монгольские осадные машины были грозным оружием против деревянных стен русских городов и крепостей. Татары-монго лы при штурме городов и крепостей прорывали фронт обороны Перхавко В.Б., Сухарев Ю.В. Воители Руси, IX–XIII вв. – М., 2006.

Кирпичников А.Н., Воронин Н.Н., Косточкин В.В., Хлопин И.Н. Указ.

соч. – М., 1958.

Там же.

осажденных не столько своим умением, сколько массой войск, которые накатывались на стены волнами, а также в результате ис пользования метательной осадной техники1.

В 1237–1240 гг. китайские, среднеазиатские пороки (осадные и метательные машины) были главным техническим средством, с помощью которых татаро-монголы захватили свыше 10 круп ных русских городов. Завоеватели ускорили массовое внедрение этого оружия, ставшего во второй половине XIII в. необходи мым средством штурма и защиты городских стен. Вот почему долгое время считалось, что метательные машины и мощную осадную технику на Русь принесли монголы. Это не совсем вер ное утверждение. Монгольские машины не были чем-то новым и диковинным для древнерусских воинов. Как уже упоминалось на Руси с метательными машинами были знакомы еще с середи ны XII в.2 В самом деле, Русь в силу географического положения с давних времен находилась в тесной связи с восточными стра нами. И, разумеется, восточная военная техника вначале на по явление и развитие русской артиллерии того времени оказывало некоторое влияние. Хотя вопрос о происхождении метательных машин на Руси остается еще без ответа. Как отмечалось выше, больших масштабов использование осадной техники достигло в конце первой половины XIII в. с началом эпохи монгольских завоеваний, когда монголы привлекали для своих нужд китай скую и среднеазиатскую метательную технику. На Руси упот реблялись метательные машины разного типа. В период, когда различные камнеметы и катапульты, несмотря на повышение их мощности и точности действия, оказались бессильны с воз растающей мощью каменных преград, они уступили место огне стрельному оружию3.

Благодаря текстам летописей можно сделать вывод о том, что развитие метательных и осадных машин в юго-западных княжес твах Руси происходило во взаимодействии с западнославянскими странами Европы. Метательные и осадные машины юго-запад ной и западной Руси были ничем не хуже западноевропейских Кирпичников А.Н., Воронин Н.Н., Косточкин В.В., Хлопин И.Н. Указ.

соч. – М., 1958.

Там же.

Там же.

аналогов и представляли большую угрозу для татаро-монголов1.

Известно, что в Древней Руси существовало собственное произ водство метательных и осадных машин. Центрами этого произ водства были такие крупные города, как Холм, Перемышль, Нов город, Псков, Москва. В большинстве городов, которые были столицами удельных княжеств, также имелись свои «порочные мастера»2.

Причина того, что на Руси практически до XII в. не исполь зовали метательных машин при осадах состоит не в том, что древнерусские мастера не умели делать таких машин. Причи на ее неиспользования кроется в самой тактике, которая была рассчитана на длительную осаду (полная блокада города) или на внезапный захват осаждаемого города. Такая тактика не тре бовала применения специальных осадных машин. По мнению А.Н. Кирпичникова, в период бесконечных княжеских меж доусобиц военные операции часто были столь незначительны и эфемерны по своим результатам, что не создавали серьезных стимулов для применения сложных в изготовлении осадных или метательных машин. Вследствие этого развитие военной техники того времени было ориентировано в первую очередь на обслуживание нужд полевого сражения. Хотя, как счита ет А.Н. Кирпичников, преобладание полевого боя в Древней Руси не могло полностью исключить новые явления в искусстве осады городов и крепостей, все чаще появлявшиеся в середине и второй половине XII в., когда возникали сильные, соперни чавшие между собой феодальные удельные княжества, и возрас тала роль городов как ремесленных центров и укрепленных пун ктов (подобные процессы, имеется в виду возрастающая мощь городов, начинают появляться и в Европе).

Естественно, стоит еще раз отметить тот факт, что метатель ная техника и появившаяся затем артиллерия, использовалась не только при нападении и захвате городов и крепостей, но и при их обороне. В XIII в.–начале XIV в. метательная техника раз вивалась в основном на юго-западе и северо-западе страны, а в XIV в. ее развитие происходило уже по всей северо-восточной Руси.

«…Из летописных текстов можно заключить, что развитие мета Кирпичников А.Н., Воронин Н.Н., Косточкин В.В., Хлопин И.Н. Указ.

соч. – М., 1958.

Там же.

тельной и осадной техники юго-западной Руси протекало во вза имодействии с западнославянским миром. Метательная артилле рия юго-западной Руси не уступала метательной технике запад ных соседей и была грозой для монголов.

История русской метательной артиллерии XIII–XV вв. сви детельствует о том, что в тягчайшие годы монгольского ига, ког да развитие экономики и техники было подорвано почти пол ным разгромом городского ремесла, русская военная техника героическими усилиями народа оказалась на уровне передовых стран того времени»1.

Кирпичников А.Н., Воронин Н.Н., Косточкин В.В., Хлопин И.Н. Указ.

соч. – М., 1958.

Сергей Евгеньевич Майшев соискатель кафедры истории Отечества Рецензент: доктор исторических наук, профессор Анатолий Федорович Хутин Объекты политического контроля в Российской империи (конец XIX–начало XX вв.) Термин «политический контроль» довольно известен в ис торической науке. Вместе с тем зачастую можно наблюдать, что исследователи воспринимают его как некую аксиому. На наш взгляд, наиболее полно раскрыл его содержание В.С. Измозик.

В его исследовании приводится следующее определение: «По литический контроль – это система регулярного сбора и анализа информации различными ветвями партийно-государственного аппарата о настроениях в обществе, отношении различных его слоев к действиям властей, о поведении и намерениях экстре мистских и антиправительственных групп»1. В целом разделяя данное определение, тем не менее, следует отметить, что поли тический контроль имеет своей конечной опосредованной зада чей обеспечение государственной безопасности, и в этой связи дефиницию В.С. Измозика можно дополнить положением: «Це лью политического контроля является обеспечение безопасности правящей элиты от всех видов возникающих угроз». Данная цель непосредственно определяет задачи политического контроля, для решения которых создается система сбора информации по определенным объектам. Под объектами политического контро ля в данном случае мы понимаем социальные группы, обществен ные и политические организации, интерес к которым политического сыска обусловливается и зависит от адекватной оценки реалий раз вития государства правящей элитой.

Измозик В.С. Глаза и уши режима. Государственный политический контроль за населением Советской России в 1918–1928 гг. – СПб.,1995.

С. 5.

Специфика аграрного общества России в конце XIX–начале XX вв. и его социальная структура, бурные темпы экономичес кой модернизации в городах, «догоняющий» тип преобразований в политической сфере в сочетании с консерватизмом правящей элиты обусловливали ограничение контроля сбором информации по преимуществу среди образованных социальных групп. В этой связи приоритет сбора информации по объектам контроля, на наш взгляд, выстраивался в следующем порядке:

1. Информация о деятельности нелегальных оппозиционных групп, преимущественно социалистических партий. Приоритет данной группы во многом определялся возникновением рево люционного массового движения на рубеже XIX–XX вв., а также тем, что данные партии ориентировались на изменение полити ческого строя. О понимании серьезности проблемы говорит вы сказывание одного из деятелей Департамента Труткова, который еще в сентябре 1903 г. отмечал: «Русская социал-демократия… выставила стойкую и сплоченную конспиративную организацию и выдвинула во многих городах целый ряд самоотверженных бор цов, чисто фанатиков революционного социализма»1. Подобное осознание требовало от политического сыска соответствующего теоретического осмысления данного феномена с целью выясне ния его специфики и жизнеспособности.

Кроме того, указанная сплоченность делала проникнове ние в среду революционных организаций достаточно трудным делом. К примеру, ротмистр Васильев, проводивший ревизию местных органов политического сыска в Вологде в 1907–1908 гг., отмечал, что колония ссыльных «весьма сплоченная, строго законспирированная и заагентурить кого-либо просто невоз можно»2. Однако в силу того, что наибольшая угроза исходила от данных организаций, Департамент полиции требовал макси мального охвата сетью контроля социалистических партий. Так, в циркуляре Департамента полиции от 4 октября 1907 г. содер жалось требование: «Пользуясь разногласиями и колебаниями в партийных организациях, начальники различных учреждений должны ныне же принять самые энергичные меры к приобре тению новых сотрудников, стремиться заручиться содействием Спиридович А. Записки жандарма. – М., 1991. С.167.

Перегудова З.И. Политический сыск России, 1880–1917 гг./ Дисс. … докт. ист. н. – М., 2000. С. 204.

серьезных представителей, а не мелких кружковых деятелей, а вместе с тем использовать означенное переходное состоя ние в том смысле, чтобы продвинуть своих сотрудников ближе к центрам организаций»1.

В силу поставленных задач политический сыск довольно активно прибегал либо к практике внедрения, либо вербовки членов партии с целью освещения как можно больших групп революционного движения. Несмотря на определенные труд ности, Департаменту полиции в целом удавалось держать под контролем революционные партии. Даже новый обществен ный подъем, начавшийся перед Первой мировой войной, не оказал позитивного влияния: партии были серьезно ослабле ны. О результатах данной работы политического сыска говорят воспоминания начальника Петербургского охранного отделе ния К.И. Глобачева: «… определенно можно сказать, что работа тайных сообществ и организаций в России никогда не была так слаба и парализована, как к моменту переворота… Все, что было талантливого и наиболее энергичного у них находилось в эмиг рации, в ссылках или было рассажено по тюрьмам. Уже только после переворота все это бросилось в столицу…»2. Хотя воспо минания К.И. Глобачева, как и любые мемуары, могут страдать предвзятостью, многие деятели политических партий призна вали полную неожиданность для них событий февраля 1917 г.

и собственную неготовность к ним.

Таким образом, революционное движение, вызванное к жиз ни противоречиями социальной, экономической и политичес кой модернизации, после «пробы сил» в 1905–1907 гг. оказа лось под пристальным вниманием политического сыска, и так как государство адекватно оценивало его угрозу, было практи чески подавлено к началу Первой мировой войны. К приме ру, канцелярии Охранных отделений ведали картотечным ал фавитом на всех лиц, проходивших по политическому сыс ку. На синие карточки заносились социал-демократы, на красные – эсеры, на зеленые – анархисты, на белые – каде ты, на желтые – студенты. Департамент полиции регулярно Перегудова З.И. Указ. соч. – М., 2000. С. 203.

Глобачев К.И. Правда о русской революции. Воспоминания бывшего начальника Петроградского охранного отделения // Вопросы истории. – 2002. № 7. С. 120.

рассылал во все канцелярии Охранных отделений империи спис ки, содержание которых служило основанием для производства всероссийского политического сыска.

2. Ко второй группе объектов политического контроля следует отнести верхушечные, особенно интеллигентные слои российского общества. К ним же можно причислить партии либеральной на правленности, поскольку их основной костяк составляли пред ставители образованных слоев и новой буржуазии. Внимание к данным группам было свойственно политическому контролю России с давних времен. Профессионально разработкой слоев интеллигенции занялось еще III отделение. В противодействии ей оно обогатило политический сыск новыми методами: от со здания секретной агентуры до использования агентов влияния, как, например, М.Ф. Булгарина и Н. Грега, их задача состояла в ведении контрпропаганды1. При этом 40-е годы ХIХ в. харак теризовались допущением «вольности в речах», так как прави тельство считало свое положение устойчивым и безопасным2.

Сохранение общей направленности – надзор за общим мнени ем и толками в адрес правительства не предполагали углублен ной разработки интеллигенции, сыск ограничивался предупре дительными мероприятиями. Более тщательный надзор за ней стал осуществляться лишь после волны революций в Европе 1848 г. Темпы социально-экономического и культурного развития страны требовали новых взаимоотношений власти и общества, изменений в методах работы политического сыска. Либеральные реформы Александра II вызвали «разноголосицу умов» и появле ние самых разнообразных идей и теорий от религиозной фило софии до марксизма. Процессы образования либеральных орга низаций, активный рост российской буржуазии при допущении определенного «вольномыслия», при нежелании правительства идти навстречу их прожектам привели к тому, что часть интелли генции во многом была оппозиционна правительству. В цирку Чукарев А.Г. Третье отделение и русское общество во второй четвер ти XIX века. 1826–1855/ Автореф. дисс. …докт. ист. н. – Ярославль, 1998.

С. 33.

Рослякова О.Б. III отделение в царствование Николая I / Автореф.

дисс. …канд. ист. н. – Саратов, 2003. С. 15.

Чукарев А.Г. Указ. соч. – Ярославль, 1998. С. 44.

ляре Министра внутренних дел П.А. Столыпина от апреля 1906 г.

предписывалось приобретать секретных сотрудников не только в революционных группах, но и в учебных заведениях, обще ственных организациях, редакциях средств массовой информа ции1.

Под контроль была взята почти вся интеллигенция, наблюде ние велось от молодежных организаций до съездов ветеринарных врачей и психиатров. Но, несмотря на работу в данном направ лении, конечные результаты были, по сравнению с состоянием революционного движения, не утешительны. Бороться с обще ственным настроением, «будирующим» интеллигенцией, поли тический сыск был бессилен. В Российской империи правящая элита не смогла противопоставить идеям и теориям русской ин теллигенции контридеологию. Тем самым, несмотря на достаточ но большие усилия, угрозу со стороны взглядов, исповедуемых интеллигенцией, решить не удалось.

3. Третья приоритетная группа политического контроля мо жет быть обозначена как «рабочее движение». Возникновение рабочего класса как такового совпадает с началом промышлен ного переворота 30–40 годов ХIХ века, и в данное время вста ет вопрос об установлении контроля над рабочими. К примеру, в 1848 году к надзору за рабочими предприятий привлекали не только общую и жандармскую полицию, но и владельцев пред приятий2. Однако, на наш взгляд, становление рабочего класса как объекта политического контроля произошло в конце ХIХ– начале ХХ вв. Данные хронологические рамки обусловливаются следующими факторами:

• Ликвидацией крепостного права как ограничителя разви тия капиталистического хозяйства. Достаточно сказать, что в 90-е годы продукция тяжелой промышленности за 10 лет увеличилась в 2 раза, а легкой – в 1,6 раза. Правительство не могло не видеть, что рабочие становятся одной из заметных социальных групп, а по темпам роста – одной из самых прогрессирующих.

• Партогенез социалистических организаций, рассматриваю щих рабочих в качестве одной из главных социальных опор, пов лек их агитацию в данной среде.

Красный архив. 1929. № 1 (32). С. 158.

Чукарев А.Г. Указ. соч. – Ярославль, 1998. С. 44.

К примеру, в Ярославской губернии перед Первой мировой войной насчитывалось 43390 рабочих. Жандармское управление по губернии еще в начале века констатировало «укрепляющиеся связи студентов с рабочими многочисленных ярославских фаб рик с целью рабочей пропаганды». Само же рабочее движение оценивалось как растущее с каждым годом, «несмотря на постав ленное наблюдение и возникающие отсюда дела»1.



Pages:     | 1 || 3 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.