авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 |   ...   | 3 | 4 || 6 | 7 |   ...   | 10 |

«Августин Блаженный ИСПОВЕДЬ Блаженный Августин, ИСПОВЕДЬ Оглавление: Предисловие. Об Аврелии Августине. ...»

-- [ Страница 5 ] --

в нем было много лжи, и лю бой, не могла исторгнуть у меня, хотя на время, дей, понимавших это, оно ко мне, лжецу, настрои веры в Твое существование и в то, что Ты управ- ло бы благосклонно. Я задыхался от этих забот и ляешь человеческими делами: я не знал только, что лихорадочного наплыва изнуряющих размышле Ты есть. ний. И вот, проходя по какой-то из медиоланских улиц, я заметил нищего;

он, видимо, уже подвы 8. Вера моя была иногда крепче, иногда слабее, но пил и весело шутил. Я вздохнул и заговорил с дру всегда верил я и в то, что Ты есть, и в то, что Ты за- зьями, окружавшими меня, о том, как мы страдаем ботишься о нас, хотя и не знал, что следует думать от собственного безумия;

уязвляемые желаниями, о субстанции Твоей, и не знал, какой путь ведет волоча за собою ношу собственного несчастья и или приводит к Тебе. Не имея ясного разума, бес- при этом еще его увеличивая, ценою всех своих му сильные найти истину, мы нуждаемся в авторитете чительных усилий, вроде моих тогдашних, хотим Священного Писания;

я стал верить, что Ты не мы достичь только одного: спокойного счастья.

придал бы этому Писанию такого повсеместного Этот нищий опередил нас;

мы, может быть, ни исключительного значения, если бы не желал, что- когда до нашей цели и не дойдем. Он получил за бы с его помощью приходили к вере в Тебя и с его несколько выклянченных монет то, к чему я доби помощью искали Тебя. Услышав правдоподобные рался таким мучительным, кривым, извилистым объяснения многих мест в этих книгах, я понял, что путем - счастье преходящего благополучия. У него, под нелепостью, так часто меня в них оскорбляв- правда, не было настоящей радости, но та, кото шей, кроется глубокий и таинственный смысл. Пи- рую я искал на путях своего тщеславия, била много сание начало казаться мне тем более достойным лживее. И он, несомненно, веселился, а я был в то уважения и благоговейной веры, что оно всем было ске;

он был спокоен, меня била тревога. Если бы открыто, и в то же время хранило достоинство сво- кто-нибудь стал у меня допытываться, что я пред ей тайны для ума более глубокого;

по своему об- почитаю: ликовать или бояться, я ответил бы: "ли щедоступному словарю и совсем простому языку ковать". Если бы меня спросили опять: предпочи оно было Книгой для всех и заставляло напряжен- таю я быть таким, как этот нищий, или таким, ка но думать тех, кто не легкомыслен сердцем;

оно ким я был в ту минуту, то я всё-таки выбрал бы раскрывало объятия всем и через узкие ходы пре- себя, замученного заботой и страхом, выбрал бы от провождало к Тебе немногих, - их впрочем горазда развращенности. Разве была тут правда? Я не дол больше, чем было бы, не вознеси Писание на такую жен был предпочитать себя ему, потому что был высоту свой авторитет, не прими оно такие толпы ученее: наука не давала мне радости, я искал с ее людей в свое святое смиренное лоно. помощью, как угодить людям - не для того, чтобы их научить, а только, чтобы им угодить. Поэтому Я думал об этом - и Ты был со мной;

я вздыхал - и посохом учения Твоего "Ты и сокрушал кости Ты слышал меня;

меня кидало по волнам - и Ты ру- мои".

ководил мною;

я шел широкой мирской дорогой, но Ты не покидал меня. 10. Прочь от меня те, кто скажет душе моей: "Есть разница в том, чему человек радуется. Тот нищий VI. находил радость в выпивке;

ты жаждал радоваться славе". Какой славе, Господи? не той, которая в 9. Я жадно стремился к почестям, к деньгам, к бра- Тебе. Как та радость не была настоящей, так не ку, и Ты смеялся надо мной. Эти желания заставля- была настоящей и моя слава;

она только больше ли меня испытывать горчайшие затруднения;

Ты кружила мне голову. Нищий должен был в ту же был ко мне тем милостивее, чем меньше позволял ночь проспаться от своего опьянения;

я засыпал и находить усладу там, где не было Тебя. просыпался в моем;

буду и впредь засыпать в нем и в нем просыпаться - посмотри, сколько дней! Я Посмотри в сердце мое, Господи: Ты ведь захотел, знаю, что есть разница в том, чему человек радует чтобы я вспомнил об этом и исповедался Тебе. Да ся: радость верующего и надеющегося несравнима прилепится сейчас к Тебе душа моя, которую Ты с этой пустой радостью. И тогда, однако, нельзя освободил из липкого клея смерти. Как она была было нас сравнивать. Разумеется, он был счастли несчастна! Ты поражал ее в самое больное место, вее и не только потому, что веселье било в нем че да оставит всё и обратится к Тебе, Который выше рез край, а меня глодали заботы, но и потому, что всего и без Которого ничего бы не было;

да обра- он раздобыл себе вина, осыпая людей добрыми по тится и исцелится. Как был я ничтожен, и как по- желаниями, а я ложью искал утолить свою спесь. Я Блаженный Августин, ИСПОВЕДЬ много говорил тогда в этом жсе смысле с моими плену у этого безумия. Ты знаешь, Господи, что в близкими, часто судил по таким поводам о соб- ту минуту я не думал о том, как излечить Алипия ственном состоянии;

находил, что мне худо, горе- от этой заразы. Он же сразу отнес эти слова к себе вал об этом и тем еще удваивал свое горе. А если и решил, что они были сказаны только ради него.

счастье улыбалось мне, то мне скучно было ловить Другой, услышав их, вспыхнул бы гневом на меня, его, потому что оно улетало раньше, чем удавалось но честный юноша, услышав их, вспыхнул гневом его схватить. на себя и еще горячее привязался ко мне. Ты ведь сказал когда-то и включил это слово в Писание:

VII. "обличай мудрого, и он возлюбит тебя". А я и не обличал его, но Ты, пользуясь всеми, с ведома и без 11. Я вздыхал об этом вместе с моими друзьями, с ведома их, в целях Тебе известных - и цели эти все которыми жил, и особенно откровенно разговари- гда справедливы, - превратил слова мои и мысли в вал с Алипием и Небридием. Алипий был родом горящие угли, чтобы выжечь гниль в душе, подаю из того же муниципия, что и я, происходил из му- щей добрые надежды, и исцелить ее. Пусть не вос ниципальной знати и был моложе меня возрастом. хваляет Тебя тот, кто не видит милосердия Твоего, Он учился у меня, когда я начал преподавать в на- которое я исповедую Тебе из глубины сердца свое шем городе и позже в Карфагене, и очень любил го.

меня, считая добрым и ученым человеком;

я же любил его за врожденные задатки ко всему добро- После моих слов он вырвался из этой глубокой му, достаточно обнаружившиеся в нем, когда был ямы, куда с удовольствием влез, наслаждаясь соб он еще совсем юн. Водоворот карфагенской без- ственным самоослеплением;

мужественное само нравственности с ее пылким увлечением пустыми обладание встряхнуло его душу, и с нее слетела вся зрелищами втянул его в цирковое помешатель- цирковая грязь;

в цирк он больше не показывался.

ство, и оно закружило его жалостным образом. В Затем он преодолел сопротивление отца, не желав то время я был занят преподаванием риторики в шего, чтобы сын имел меня своим учителем;

отец городской школе. Он еще не учился у меня по при- отступили уступил. Начав у меня опять свое уче чине некоторой натянутости, возникшей между ние, он вместе со мной запутался в манихейском мною и его отцом. Я узнал, что он одержим губи- суеверии: ему нравилась их хваленая воздержан тельной любовью к цирку, и тяжко опечалился, ность, которую он считал подлинной и настоящей.

мне казалось, что юноша, подававший такие наде- А была она коварной и соблазнительной, уловляю жды, обречен на гибель, если уже не погиб. У меня щей драгоценные души, не умеющие пока прикос не было никакой возможности ни уговорить его, нуться к высотам истинной добродетели;

они легко ни удержать силой - по дружеский ли благожела- обманывались внешностью добродетели, мнимой тельности или по праву учителя. Я полагал, что он и поддельной.

относится ко мне так же, как и отец, но он был на строен иначе. Не считаясь с отцовской волей, он VIII.

начал здороваться со мной и заходить ко мне в аудиторию: послушает меня и уйдет. 13. Не оставляя, конечно, того земного пути, о ко тором ему столько напели родители, он раньше 12. У меня выпало из памяти поговорить с ним о меня отправился в Рим изучать право, и там захва том, чтобы он не убивал своих превосходных даро- тила его невероятным образом невероятная жад ваний слепым и пагубным пристрастием к пустым ность к гладиаторским играм.

забавам. Ты же, Господи, Который стоишь у кор мила всего сотворенного Тобой, Ты не забыл буду- Подобные зрелища были ему отвратительны и не щего служителя Твоего. Его исправление должно навистны. Однажды он случайно встретился по до быть приписано явно Тебе, но совершил Ты его че- роге со своими друзьями и соучениками, возвра рез меня, без моего ведома. щавшимися с обеда, и они, несмотря на его резкий отказ и сопротивление, с ласковым насилием Однажды, когда я сидел на обычном месте, а пере- увлекли его в амфитеатр. Это были как раз дни же до мной находились ученики, Алипий вошел, по- стоких и смертоубийственных игр. "Если вы тащи здоровался, сел и углубился в наши занятия. Слу- те мое тело в это место и там его усадите, - сказал чайно в руках у меня оказался текст, который, по- Алипий, - то неужели вы можете заставить меня казалось мне, удобно пояснить примером, заим- впиться душой и глазами в это зрелище? Я буду ствованным из цирковой жизни;

чтобы сделать присутствовать, отсутствуя, и таким образом одер мысль, которую я старался внедрить, приятнее и жу победу и над ним, и над вами". Услышав это, понятнее, я едко осмеял людей, находившихся в они тем не менее повели его с собой, может быть, Блаженный Августин, ИСПОВЕДЬ желая как раз испытать, сможет ли он сдержать Услышав голоса, вор бросил свое орудие, боясь, свои слова. Придя, они расселись, где смогли;

всё что его с ним задержат, и убежал. Алипий не ви вокруг кипело свирепым наслаждением. Он, со- дел, как он вошел, но как выходил, заметил;

видел, мкнув глаза свои, запретил душе броситься в эту что тот удирает. Желая узнать, в чем дело, он подо бездну зла;

о, если бы заткнул он и уши! При ка- шел к тому же месту и, стоя, с изумлением ком-то случае боя, потрясенный неистовым воплем рассматривал найденный топор. Посланные нахо всего народа и побежденный любопытством, он дят Алипия одного;

он держит в руках топор, на открыл глаза, готовый как будто пренебречь лю- стук которого они прибежали;

его хватают, тащат бым зрелищем, какое бы ему ни представилось. И и, хвастаясь, что поймали на месте преступления душа его была поражена раной более тяжкой, чем вора, в сопровождении толпы людей, живших око тело гладиатора, на которого он захотел посмот- ло форума, ведут представить судье.

реть;

он упал несчастливее, чем тот, чье падение вызвало крик, ворвавшийся в его уши и заставив- 15. На этом и кончился урок. Ты тут же, Господи, ший открыть глаза: теперь можно было поразить и пришел на помощь невинности, свидетелем кото низвергнуть эту душу, скорее дерзкую, чем силь- рой был один Ты. Когда его вели - в темницу ли ную, и тем более немощную, что она полагалась на или на пытку - с ним повстречался архитектор, себя там, где должна была положиться на Тебя. бывший главным надзирателем за общественными Как только увидел он эту кровь, он упился свире- зданиями. Провожатые чрезвычайно обрадовались постью;

он не отвернулся, а глядел, не отводя глаз;

этой встрече, потому что, когда с форума что-то он неистовствовал, не замечая того;

наслаждался пропадало, то он неизменно подозревал их в кра преступной борьбой, пьянел кровавым восторгом. же: пусть, наконец, он узнает, кто это делал. Чело Он был уже не тем человеком, который пришел, а век этот часто видел Алипия в доме одного сенато одним из толпы, к которой пришел, настоящим ра, к которому хаживал;

он сразу же узнал Али товарищем тех, кто его привел. Чего больше? Он пия;

взяв за руку, вывел из толпы, стал расспраши смотрел, кричал, горел и унес с собои безумное же- вать, почему стряслась такая беда, и услышал, что лание, гнавшее его обратно. Теперь он не только произошло. Он приказал идти за собою всему со ходил с теми, кто первоначально увлек его за со- бранию, грозно шумевшему и волновавшемуся.

бой: он опережал их и влек за собой других. И от- Подошли к дому юноши, совершившего кражу;

у сюда вырвал его Ты мощной и милосердной рукой ворот стоял раб. Был это совсем мальчик;

ему и в и научил его надеяться не на себя, а на Тебя;

только голову не пришло испугаться за своего хозяина, а случилось это гораздо позднее. рассказать обо всем он мог, так как сопровождал хозяина на форуме. Алипий припомнил его и со IX. общил об этом архитектору. Тот показал рабу то пор и спросил, чей он. "Наш", - тотчас же ответил 14. В памяти его остался этот случай, как лекарство он, и когда его стали расспрашивать, то он раскрыл на будущее. То же было и с другим происшестви- и всё остальное.

ем. Он тогда еще учился у меня в Карфагене. 0дна жды в полдень обдумывал он на форуме деклама- Так перенесено было обвинение на этот дом к сму цию, которую должен был произнести, - это обыч- щению толпы, собравшейся было справлять ное школьное упражнение, - и Ты допустил, чтобы триумф над Алипием;

будущий проповедник Сло его как вора, схватили сторожа форума. ва Твоего и церковный судья во многих делах ушел, обогатившись знанием и опытом.

Думаю, Господи, что Ты разрешил это только по одной причине: пусть этот муж, столь великий в X.

будущем, рано узнает, что нельзя быть опрометчи во доверчивым при разборе дела и нельзя человеку 16. Итак, я застал его в Риме;

крепкие узы связыва с легким сердцем осуждать человека. ли его со мной, и он отправился в Медиолан, что бы не покидать меня и на практике применить Он прогуливался перед судилищем один, со свои- свое значение права;

тут он больше следовал жела ми дощечками и стилем, когда какой-то юноша, нию родителей, чем своему. Он уже трижды был тоже школьник, оказавшийся настоящим вором, заседателем и поражал остальных своим бескоры подошел со спрятанным топором незаметно для стием;

его еще больше поражали люди, которым Алипия к свинцовой решетке над улицей Ювели- золото было дороже честности. Характер его, впро ров и стал обрубать свинец. Услышав стук топора, чем, подвергали испытанию не только соблазны ювелиры, находившиеся внизу, заволновались и стяжания, но и жало страха.

послали людей схватить того, кто будет застигнут.

Блаженный Августин, ИСПОВЕДЬ В Риме был он асессором при комите, ведавшем италийскими финансами. Был там в это время 18. Я больше всего удивлялся, с тоской припоми один могущественнейший сенатор;

многих связал ная, как много времени прошло с моих девятна он своими благодеяниями или подчинил страхом. дцати лет, когда я впервые загорелся любовью к Он захотел, пользуясь, как обычно, своим могуще- мудрости. Я предполагал, найдя ее, оставить все ством, дозволить себе нечто, законом недозволен- пустые желания, тщетные надежды и лживые увле ное;

Алипий воспротивился. Ему пообещали на- чения. И вот мне уже шел тридцатый год, а я оста граду, он посмеялся;

пригрозили - он презрел вался увязшим в той же грязи, жадно стремясь на угрозы. Все удивлялись этой необыкновенной слаждаться настоящим, которое ускользало и рас душе, которая не желала себе в друзья и не боя- сеивало меня. Я говорил: "Завтра я найду ее, вот лась, как недруга, человека, широко известного она воочию предстанет передо мной, я удержу ее:

своими бесчисленными возможностями и покро- вот придет Фавст и всё объяснит". О, великие акаде вительствовать и вредить. Комит, при котором мики! О том, как жить, ничего нельзя узнать верно Алипий состоял в советниках, хотя и сам был про- го! Давай, однако, поищем прилежнее и не будем тив, он не отвечал сенатору открытым отказом: он отчаиваться. Вот уже то, что казалось в церковных сваливал вину на Алипия, уверяя, что тот ве позво- книгах нелепым, вовсе не нелепо;

это можно пони ляет ему дать согласие;

и на самом деле, если бы мать иначе и правильно. Утвержусь на той ступе комит сам уступил, то Алипий его бы покинул. ни, куда ребенком поставили меня родители, пока Одно только пристрастие к науке чуть не соблазни- не найду явной истины. Но где искать ее? Когда ис ло его: он мог на судейские средства заказывать кать? Некогда Амвросию;

некогда читать мне. Где себе книги. Обдумав по справедливости, он, одна- искать самые книги? Откуда и когда доставать? У ко, повернул решение свое на лучшее, рассудив, кого брать?

что выше правда, которая запрещает, чем власть, которая разрешает. Это мелочь, но "верный в ма- Нет, надо всё-таки распределить часы, выбрать вре лом и во многом верен". Не может быть пустым мя для спасения души. Великая надежда уже по слово, исшедшее из уст Истины Твоей: "Если вы в явилась у меня: православная вера не учит так, как неправедном богатстве не были верны, кто поверит я думал и в чем ее попусту обвинял: люди, сведу вам истинное? и если в чужом не были верны, кто щие в ней, считают нечестием верить, что Бог огра даст вам ваше?". ничен очертанием человеческого тела. И я сомне ваюсь постучать, чтобы открылось и остальное.

Таков был человек, разделявший тогда мою жизнь Утренние часы заняты у меня учениками, а что де и вместе со мной колебавшийся, какой образ жиз- лаю я в остальные? Почему не заняться этими во ни ему избрать. просами? Но когда же ходить мне на поклон к влиятельным. друзьям, в чьей поддержке я нужда 17. Небридий оставил родину, находившуюся по юсь? Когда приготовлять то, что покупают учени соседству с Карфагеном, и самый Карфаген, где он ки? Когда отдыхать самому, отходя душой от постоянно бывал, оставил прекрасную отцовскую напряженных забот?

деревню, оставил родной дом и мать, которая не собиралась следовать за ним, и прибыл в Медио- 19. Прочь всё;

оставим эти пустяки;

обратимся лан только для того, чтобы не расставаться со мной только к поискам Истины. Жизнь жалка;

смертный в пылком искании истины и мудрости: горячий ис- час неизвестен. Если он подкрадется внезапно, как катель счастливой жизни, острый исследователь уйду я отсюда? где выучу то, чем пренебрег здесь?

труднейших вопросов, он, как и я, вздыхал, как и я, и не придется ли мне нести наказание за это пре метался. Нас было трое голодных, дышавших воз- небрежение? А что, если смерть уберет все тревож духом общей нищеты, "ожидая от Тебя, чтобы Ты ные мысли и покончит со всем? надо и это иссле дал им пищу во благовремение". При всяком горь- довать. Нет, не будет так. Не зря, не попусту по все ком разочаровании, сопровождавшем, по мило- му миру разлилась христианская вера во всей силе сердию Твоему, наши мирские дела, мы искали своего высокого авторитета. Никогда не было бы смысла своих страданий, и ничего в темноте не ви- совершено для нас с Божественного изволения так дели. Мы отворачивались, вздыхая, и говорили: много столь великого, если бы со смертью тела ис "доколе же?" Мы часто говорили это и, говоря так, чезала и душа. Что же медлим, оставив мирские продолжали жить, как жили, потому что перед надежды, целиком обратиться на поиски Бога и нами не маячило ничего верного, ухватившись за блаженной жизни?

что, мы оставили бы нашу прежнюю жизнь.

Подожди: и этот мир сладостен, в нем немало сво XI. ей прелести, нелегко оборвать тягу к нему, а стыд Блаженный Августин, ИСПОВЕДЬ но ведь будет опять к нему вернуться. Много ли друг с другом по этому поводу, я утверждал, что еще мне надо, чтобы достичь почетного звания! А никоим образом не смогу прожить холостым. Видя чего здесь больше желать? У меня немало влия- его удивление, я стал защищаться, говоря, что су тельных друзей;

если и не очень нажимать и не хо- ществует большая разница между тем, что он ис теть большего, то хоть должность правителя про- пытал украдкой и мимоходом, чего он почти не винции я могу получить. Следует мне найти жену помнит и чем поэтому так легко, вовсе не тяготясь, хоть с небольшими средствами, чтобы не увеличи- пренебрегает, и моей длительной, обратившейся в вать своих расходов. Вот и предел моих желаний. сладостную привычку, связью. Если бы сюда доба Много великих и достойных подражания мужей вить и честное имя супружества, то нечего бы ему вместе с женами предавались изучению мудрости. и удивляться, почему я не в силах презреть такую жизнь. В конце концов Алипий сам захотел всту 20. Пока я это говорил и переменные ветры броса- пить в брак, уступая отнюдь не жажде этих насла ли мое сердце то сюда, то туда, время проходило, я ждений, а из любопытства. Он говорил, что хочет медлил обратиться к Богу и со дня на день откла- узнать, что же это такое, без чего моя жизнь, ему дывал жить в Тебе, но не откладывал ежедневно вообще нравившаяся, кажется мне не жизнью, а умирать в себе самом. Любя счастливую жизнь, я мукой. Душа, свободная от этих уз, изумлялась мо боялся найти ее там, где она есть: я искал ее, убегая ему рабству и от изумления шла на то, чтобы ис от нее. Я полагал бы себя глубоко несчастным, ли- пытать эту страсть и, может быть, от этого опыта шившись женских объятий, и не думал, что эту не- скатиться в то самое рабство, которому она изум мощь может излечить милосердие Твое: я не испы- лялась;

она ведь хотела "обручиться со смертью", а тал его. Я верил, что воздержание зависит от на- "кто любит опасность, тот попадает в нее".

ших собственных сил, которых я за собой не заме чал;

я не знал, по великой глупости своей, что на- То, что украшает супружество: упорядоченная се писало: "Никто не может быть воздержанным, мейная жизнь и воспитание детей - привлекало и если не дарует Бог". А Ты, конечно, даровал бы мне его и меня весьма мало. Меня держала в мучитель это, если бы стон из глубины сердца поразил уши ном плену, главным образом, непреодолимая при Твои, и я с твердой верой переложил бы на Тебя вычка к насыщению ненасытной похоти;

его влекло заботу свою. в плен удивление. Таковы были мы, пока Ты, Все вышний, не покидающий вашей земли, не сжалил XII. ся над жалкими и не пришел к нам на помощь дивными и тайными путями.

21. Удерживая меня от женитьбы, Алипий упорно твердил, что если я женюсь, то мы никоим об- XIII.

разом не сможем жить вместе, в покое и досуге, в любви к мудрости, согласно нашему давнишнему 23. Меня настоятельно заставляли жениться. Я уже желанию. Сам он был в этом отношении даже то- посватался и уже получил согласие;

особенно хло гда на удивление чистым человеком: на пороге потала здесь моя мать, рассчитывая, что, женив юности узнал он плотскую связь, но порвал с ней;

шись, я омоюсь спасительным Крещением, к кото от нее у него остались скорее боль и отвращение, и рому, ей на радость, я с каждым днем всё больше с тех пор он жил в строгом воздержаний. Я же спо- склонялся;

в моей вере видела она исполнение рил с ним, приводя в пример женатых людей, ко- своих молитв и Твоих обещаний. По моей просьбе торые служили мудрости, были угодны Богу и и по собственному желанию ежедневно взывала оставались верными и преданными друзьями. Мне, она к Тебе, вопия из глубины сердца, чтобы Ты в конечно, далеко было до их душевного величия: видении открыл ей что-нибудь относительно моего скованный плотским недугом, смертельным и сла- будущего брака;

Ты никогда этого не пожелал.

достным, я волочил мою цепь, боясь ее развязать, и Было у нее несколько пустых сновидений, подска отталкивал добрый совет и руку развязывающего, занных человеческим разумом, погруженным в это словно прикосновение к ране. Больше того: моими дело;

она рассказывала мне о них пренебрежитель устами говорил с самим Алипием змей;

из моих но — не с той верой, с которой говорила обычно о слов плел он заманчивые сети и расставлял их на том, что Ты явил ей. Она говорила, что по какому дороге, чтобы в них запутались эти честные и сво- то неведомому привкусу, объяснить который сло бодные ноги. вами она была не в состоянии, она распознает раз ницу между Твоим откровением и собственными 22. Алипий удивлялся тому, насколько я увяз в мечтами.

липком клее этого наслаждения (а он высоко меня ставил), ибо всякий раз, когда мы разговаривали На женитьбе настаивали: я посватался к девушке, Блаженный Августин, ИСПОВЕДЬ бывшей на два года моложе брачного возраста, а даже усиливаясь этим угождением застарелой так как она нравилась, то решено было ее ждать. привычке, гнавшей меня под власть жены. Не за живала рана моя, нанесенная разрывом с первой XIV. сожительницей моей: жгучая и острая боль про шла, но рана загноилась и продолжала болеть тупо 24. Мы, круг друзей, давно уже составляли планы и безнадежно.

свободной жизни вдали от толпы: беседуя о нена вистных тревогах и тяготах человеческой жизни, XVI.

мы почти укрепились в нашем решении. Эту сво бодную жизнь мы собирались организовать таким 26. Тебе хвала, Тебе слава. Источник милосердия. Я образом: каждый отдавал свое имущество в общее становился всё несчастнее, и Ты всё ближе. Надо пользование;

мы решили составить из отдельных мной была уже десница Твоя, готовая вот-вот вы состояний единый сплав и уничтожить в непод- хватить меня из грязи и Омыть, но я не знал этого.

дельной дружбе понятия "моего" и "твоего";

единое От омута плотских наслаждений, еще более глубо имущество, образовавшееся из всех наших средств, кого, меня удерживал только страх смерти и буду должно было целиком принадлежать каждому из щего Суда Твоего, который, при всей смене моих нас и всем вместе. В это общество нас собиралось мыслей, никогда не покидал моего сердца.

вступить человек десять, и среди нас были люди очень богатые, особенно один земляк мой, Романи- Я рассуждал с моими друзьями, Алипием и Не ан, тесно сблизившийся со мной от самой ранней бридием, о границе добра и зла;

я отдал бы в душе юности;

тяжкие превратности в делах заставили своей первенство Эпикуру, если бы не верил, что его тогда прибыть ко двору. Он особенно настаивал душа продолжает жить и после смерти и ей возда на этом обществе, и его уговоры имели большой ется по заслугам ее;

Эпикур в это верить не желал.

вес, потому что его огромное состояние значитель- И я спрашивал себя;

если бы мы были бессмертны, но превосходило средства остальных. Мы постано- если бы жили, постоянно телесно наслаждаясь и не вили, чтобы два человека, облеченные как бы маги- было страха это наслаждение потерять, то почему стратурой, в течение одного года заботились обо бы и не быть нам счастливыми и чего еще искать?

всем необходимом, оставляя прочих в покое. А по- Я не знал, что о великом бедствии как раз и свиде том стало нам приходить в голову, допустят ли это тельствует то, что, опустившийся и слепой, я не в женушки, которыми одни из нас обзавелись, а я силах постичь ни света честной добродетели, ни хотел обзавестись. После этого весь план наш, так красоты, к которой следует стремиться бескорыст хорошо разработанный, рассыпался прахом и был но и которую не видит плотский глаз;

она видится отброшен, и мы снова обратились к вздохам и сте- внутренним зрением. Я не понимал, несчастный, наниям, к хождению по широким и торным путям из какого источника вытекала сладость беседы века сего, ибо много помыслов жило в сердцах на- даже о таких гнусностях;

почему я не мог быть ших, "совет же Господень стоит во век". И придер- счастлив без друзей, хотя плотских наслаждений живаясь совета Своего, Ты смеялся над нашими было у меня тогда сколько угодно. Этих друзей я планами и подготовлял Свой;

"собираясь дать нам любил бескорыстно и чувствовал, что и меня лю пищу во благовремение, раскрыть руку Свою и на- бят бескорыстно.

полнить души наши благоволением".

О пути извилистые! Горе дерзкой душе, которая XV. надеялась, что, уйдя от Тебя, она найдет что-то луч шее. Она вертелась и поворачивалась и с боку на 25. Тем временем грехи мои умножились. Оторва- бок, и на спину, и на живот - всё жестко. В Тебе од на была от меня, как препятствие к супружеству, ном покой.

та, с которой я уже давно жил. Сердце мое, при росшее к ней, разрезали, и оно кровоточило. Она И вот Ты здесь, Ты освобождаешь от жалких заблу вернулась в Африку, дав Тебе обет не знать другого ждений и ставишь нас на дорогу Свою, и утеша мужа и оставив со мной моего незаконного сына, ешь, и говорить: "Бегите, Я понесу вас и доведу до прижитого с ней. Я же, несчастный, не в силах был цели и там вас понесу".

подражать этой женщине: не вынеся отсрочки (девушку, за которую я сватался, я мог получить только через два года), - я, стремившийся не к брачной жизни, а раб похоти, добыл себе другую Книга седьмая женщину, не в жены, разумеется. Болезнь души у меня поддерживалась и длилась, не ослабевая, и I.

Блаженный Августин, ИСПОВЕДЬ ду проникаешь огромный мир и что Ты разлит и 1. Уже умерла моя молодость, злая и преступная: я за его пределами по всем направлениям в безгра вступил в зрелый возраст, и чем больше был в го- ничности и неизмеримости: Ты на земле, Ты на дах, тем мерзостнее становился в своих пустых меч- небе. Ты повсюду и всё оканчивается в Тебе, - Тебе тах. Я не мог представить себе иной сущности, кро- же нигде нет конца. И как плотный воздух, воздух ме той, которую привыкли видеть вот эти мои гла- над землей, не мешает солнечному свету прохо за. Я не представлял Тебя, Господи, в человеческом дить сквозь него и целиком его наполнять, не раз образе: с тех пор, как я стал прислушиваться к го- рывая и не раскалывая, так, думал я, и Тебе легко лосу мудрости;

я всегда бежал таких представле- пройти не только небо, воздух и море, но также и ний и радовался, что нашел ту же веру в Право- землю: Ты проникаешь все части мира;

самые славной Церкви Твоей, духовной Матери нашей. большие и малые, и они ловят присутствие Твое;

Мне не приходило, однако, в голову, как иначе Своим таинственным дыханием изнутри и извне представить Тебя. Я пытался - я, человек и такой управляешь Ты реем, что создал. Так предполагал человек - представить Тебя, высочайшего, единого, я, не будучи в силах представить себе ничего иного;

истинного Бога! Я верил всем сердцем, что Ты не и это была ложь. В таком случае большая часть подлежишь ни ухудшению, ни ущербу, ни измене- земли получила бы большую часть Тебя, а мень нию - не знаю, откуда и как, но я отчетливо видел и шая - меньшую: Ты наполнял бы собою всё, но в твердо знал, что ухудшающееся ниже того, что не слоне Тебя было бы больше, чем в воробье, и на может ухудшаться;

я не колеблясь предпочитал столько, насколько слон больше воробья и занима недоступное ущербу тому, что может быть ущерб- ет большее место. Таким образом, Ты уделял бы лено;

то, что не терпит никакой перемены, лучше себя отдельным частям мира по кускам: большим того, что может перемениться. Протестовало бур- давал бы много, малым мало. Наделе это не так, но но сердце мое против всех выдумок моих;

я пытал- Ты не осветил еще мрака, в котором я пребывал.

ся одним ударом отогнать от своего умственного взора этот грязный рой, носившийся перед ним, II.

но стоило только ему отойти, как во мгновение ока он, свившись, появлялся опять и кидался мне в гла- 3. Достаточно для меня было, Господи, против за, застя свет: я вынужден был представлять себе этих обманутых обманщиков и немых болтунов даже то самое, не подлежащее ухудшению, ущербу не от них ведь звучало слово Твое - достаточно мне и изменению, что я предпочитал ухудшающемуся, было того вопроса, который уже давно, еще с кар ущербному и изменчивому, не как человеческое фагенских времен, любил предлагать Небридий тело, правда, но как нечто телесное и находящееся (все мы, слушавшие его тогда, пришли в смуще в пространстве, то ли влитое в мир, то ли разлитое ние): "Что сделало бы Тебе это неведомое племя и за пределами мира в бесконечности. Всё изъятое мрака, которое они обычно выставляют против из пространства я мыслил как ничто, но ничто аб- Тебя, как вражескую силу, если бы Ты не пожелал солютное: это была даже не пустота, какая остает- сразиться с ним?" Если бы они ответили, что оно ся, если с какого-то места убрать тело;

останется причинило бы Тебе некоторый вред, то оказалось ведь место, свободное ото всякого тела, земляного бы, что Ты уступаешь силе и Тебе можно причи ли, влажного, воздушного или небесного;

тут, одна- нить ущерб. Если бы они сказали, что оно Тебе ни ко, пустое место было неким пространственным чем повредить не могло, то исчезла бы всякая при ничто. чина для борьбы и такой борьбы, при которой не кая доля Твоя, порождение Самой Сущности Тво 2. Так ожирел я сердцем, и сам не замечал себя, ей, смесилась с враждебными силами и существа считая вовсе не существующим то, что не могло в ми, не Тобой созданными, и оказалась настолько каком-то отрезке пространства растянуться, раз- ими испорчена и изменена к худшему, что вместо литься, собраться вместе, раздуться, вообще, при- блаженства очутилась в скорби и потребовала под нять какую-либо форму или иметь возможность ее моги, чтобы вырваться и очиститься. Это вот и есть принять. Среди каких форм привыкли блуждать душа, на помощь которой пришло Твое Слово: к мои глаза, среди таких же подобий блуждало и рабе - свободное, к запятнанной - чистое, к пороч мое сердце;

я не видел, что та способность, с помо- ной - святое, хотя и доступное пороку, как проис щью которой я создавал эти самые образы, не есть шедшее от одной и той же сущности! Итак, если нечто, им подобное: она не могла бы создать их, бы они сказали, что Ты, каков Ты есть, т.е. Сущ если бы не была чем-то великим. ность Твоя, Тебя выражающая, не может стать хуже, то все их утверждения лживы и отвратитель Я представлял себе так. Жизнь жизни моей, что ны;

если же они скажут, что может, то это ложь, от Ты, Великий, на бесконечном пространстве отовсю- которой с первого же слова надо отвратиться. Этих Блаженный Августин, ИСПОВЕДЬ доказательств достаточно против них, кого всяче- адской бездны того заблуждения, когда никто не ски следовало изблевать, освободив от их гнета исповедуется Тебе, считая, что скорее Ты можешь свое сердце: они не могли вывернуться из этого стать хуже, чем человек совершить худое.

противоречия без страшного кощунства сердечно го и словесного, заключавшегося в подобных мыс- IV.

лях и словах о Тебе.

6. Так старался я дойти и до остального, подобно III. тому, как уже дошел до того, что неухудшающееся лучше, чем ухудшающееся;

поэтому я и исповедо 4. Хотя я и утверждал, что Ты непорочен, постоя- вал, что Ты, Кем бы Ты ни был, не можешь стать нен и совершенно неизменяем, и твердо верил в хуже. Никогда ни одна душа не могла и не сможет это, Бог наш, истинный Бог, Который создал не представить себе нечто, что было бы лучше Тебя, только души наши, но и тела, не одни души наши Который есть вьющее и совершенное Добро. И так и тела, но всё и всех, для меня, однако, не была еще как по всей справедливости и с полной уверенно ясна и распутана причина зла. Я видел только, что, стью надо предпочесть, как я уже предпочитал, какова бы она ни была, ее надо разыскивать так, неухудшающееся ухудшающемуся, и обратить чтобы не быть вынужденным признать Бога, не внимание, откуда зло, т. е. источник ухудшения, знающего измены, изменяющимся;

не стать само- которому никоим образом не может подвергнуть му тем, что искал. Итак, я спокойно занялся свои- ся сущность Твоя;

да, никоим образом не может ми поисками, уверенный в том, что нет правды в стать хуже Господь наш: ни по какой воле, ни по их словах. Я всей душой удалялся от них, видя, что, какой необходимости, ни по какому непредвиден ища, откуда зло, они сами преисполнены злобно- ному случаю, ибо Он есть Бог, и то, чего Он для сти и поэтому думают, что скорее Ты претерпишь Себя хочет, есть добро, и Сам Он есть Добро;

стать злое, чем они совершат зло. же хуже - в этом нет добра. Тебя нельзя принудить к чему-нибудь против воли, ибо воля Твоя не 5. Я старался понять слышанное мною, а именно, больше Твоего могущества. Она была бы больше, что воля, свободная в своем решении, является если бы Ты Сам был больше Самого Себя, но воля причиной того, что мы творим зло и терпим спра- и могущество Бога - это Сам Бог. И что непредви ведливый суд Твой, - и не в силах был со всей ясно- денного может быть для Тебя, Который знает всё?

стью понять эту причину. Стараясь извлечь из Каждое создание существует только потому, что бездны свой разум, я погружался в нее опять;

часто Ты знаешь его. И зачем много говорить о том, что старался - и погружался опять и опять. Меня под- Божественная, сущность не может стать хуже? если нимало к свету Твоему то, что я также знал, что у бы могла, то Бог не был бы Богом.

меня есть воля, как знал, что я живу. Когда я чего нибудь, хотел или не хотел, то я твердо знал, что не V.

кто-то другой, а именно я хочу или не хочу, и я уже вот-вот постигал, где причина моего греха. Я видел, 7. И я искал, откуда зло, но искал плохо и не видел однако, в поступках, совершаемых мною против зла в самых розысках моих. Я мысленно предста воли, проявление скорее страдательного, чем дей- вил себе всё созданное: и то, что мы можем видеть, ственного начала, и считал их не виной, а наказани- - например, землю, море, воздух, светила, деревья, ем, по справедливости меня поражающим: пред- смертные существа, - и для нас незримое, напри ставляя Тебя справедливым, я быстро это признал. мер, твердь вышнего неба, всех ангелов и всех ду И, однако, я начинал опять говорить: "Кто создал хов. Даже их, словно они были телесны, размести меня? Разве не Бог мой, Который не только добр, ло то тут, то там воображение мое. Я образовал из но есть само Добро? Откуда же у меня это желание созданного Тобой нечто огромное и единое, укра плохого и нежелание хорошего? Чтобы была при- шенное существами разных родов: были тут и чина меня по справедливости наказывать? Кто вло- подлинные телесные существа и вымышленные жил в меня, кто привил ко мне этот горький побег, мною в качестве духовных.

когда я целиком исшел от сладчайщего Господа моего? Если виновник этому дьявол, то откуда сам Это "нечто" я представил себе огромным - не в дьявол? Если же и сам он, по извращенной воле меру настоящей своей величины, мне непостижи своей, из доброго ангела превратился в дьявола, то мой - но таким, как мне хотелось, и отовсюду огра откуда в нем эта злая воля, сделавшая его дьяво- ниченным. Ты же, Господи, со всех сторон окружал лом, когда он, ангел совершенный, создан был бла- и проникал его, оставаясь во всех отношениях бес гим Создателем?" И я опять задыхался под тяже- конечным. Если бы, например, всюду было море, и стью этих размышлений, не спускаясь, однако, до во все стороны простиралось в неизмеримость Блаженный Августин, ИСПОВЕДЬ одно бесконечное море, а в нем находилась бы губ- 8. Я отбросил уже лживые предсказания и нечести ка любой величины, но конечной, то в губку эту со вые бредни математиков. Да исповедует душа моя всех сторон проникало бы, наполняя ее, неизмери- из самых глубин своих Твое милосердие ко мне.

мое море. Господи! Ты, один Ты, ибо кто другой может вер нуть нас из смерти всякого заблуждения, как не Так, думал я, и Твое конечное творение полно То- Жизнь, Которая не знает смерти;

Мудрость, Кото бой, Бесконечным, и говорил: "Вот Бог и вот то, что рая освещает темные души. Сама не. нуждаясь ни в сотворил Бог;

добр Бог и далеко-далеко превосхо- каком свете, и правит всем в мире вплоть до обле дит создание Свое;

Добрый, Он сотворил доброе и тающих листьев. Ты позаботился послать человека, вот каким-то образом окружает и наполняет его. который излечил бы упрямство, с каким спорил я Где же зло и откуда и как вползло оно сюда? В чем с Виндицианом, стариком острого ума, и Небриди его корень и его семя? Или его вообще нет? Поче- ем, юношей чудесной души. Первый настойчиво му же мы боимся и остерегаемся того, чего нет? А утверждал, второй часто повторял, с некоторым если боимся впустую, то, конечно, самый страх колебанием правда, что науки предсказывать буду есть зло, ибо он напрасно гонит нас и терзает наше щее не существует, человеческие же догадки часто сердце, - зло тем большее, что бояться нечего, а мы приобретают силу оракула: предсказатели не зна всё-таки боимся. А следовательно, или есть зло, ко- ют того, что произойдет, но, говоря о многом, на торого мы боимся, или же самый страх есть зло. тыкаются на то, что действительно произойдет. И вот Ты послал мне друга, любившего совещаться с Откуда это, если всё это создал Бог, Добрый - до- астрологами;

был он не слишком осведомлен в их брое. Большее и высочайшее Добро создало добро писаниях, но, как я и сказал, из любопытства с меньшее, но и Творец и тварь - добры. Откуда же ними совещался. Знал он, по его словам, от отца и зло? Не злой ли была та материя, из которой Он один факт, но только не подозревал, каким оружи творил? Он придал ей форму и упорядочил ее, но ем для опровержения этой прославленной науки оставил в ней что-то, что не превратил в доброе? является этот факт.

Почему это? Или Он был бессилен превратить и изменить ее всю целиком так, чтобы не осталось Человек этот звался Фирмином, был хорошо об ничего злого. Он, Всесильный? И, наконец, зачем разован и владел изысканной речью. Однажды он захотел Он творить из нее, а не просто уничтожил стал советоваться со мной, как с человеком близ ее силой этого же самого всемогущества? Или она ким, о некоторых своих делах, одушевлявших его могла существовать и против Его воли? А если она горделивыми мирскими надеждами, и спросил, была вечна, зачем позволил Он ей пребывать в та- как я думаю по поводу так называемых "его созвез ком состоянии бесконечное число времен и только дий". Я начинал уже склоняться к мыслям Небри потом угодно Ему стало что-то из нее создать? А дия и не отказался высказать ему и свои догадки, и если вдруг захотел Он действовать, не лучше ли то, что приходит в голову человеку колеблющему было Ему, Всемогущему, действовать так, чтобы ся. Я добавил, что почти убедился в смехотворной она исчезла, и остался бы Он один, цельная Исти- пустоте этих предсказаний.

на, высшее и бесконечное Добро? А если нехорошо Ему, доброму, изготовить и утвердить нечто недо- Тогда он мне рассказал, как интересовался подоб брое, то почему бы, уничтожив и сведя в ничто ма- ными книгами его отец;

у него был друг, одновре терию злую, не создал Он Сам доброй, из которой менно с ним погруженный в эти занятия, Одинако и сотворил бы всё? Он не может быть всемогущ, вое рвение и совместные занятия такими пустяка если не может утвердить ничего доброго, без помо- ми еще раздували их пыл;

они замечали время, щи материи, не Им утвержденной". когда разрешались от бремени домашние живот ные (если это случалось дома), и соответственное Такие мысли думал и передумывал я в несчастном этому времени положение светил: так набирались сердце своем, которое тяготил и грыз страх смерти они опыта в своей мнимой науке.

и, сознание, что истина не найдена;

стойко, однако, держалась у меняв сердце церковная, православ- Фирмин рассказывал, со слов отца, что когда его ная вера в Христа Твоего, "Господа и Спасителя на- мать была им беременна, то случилась в тягости и шего", во многом, правда, еще неясная, без опоры в какая-то служанка отцова друга. Обстоятельство догматах, но она не покидала души, со дня на день это не могло укрыться от хозяина, который стре всё больше и больше ее проникая. мился точнейшим образом знать даже время, когда щенились его собаки. И вот, когда отец Фир VI. мина очень точно и внимательно высчитывал для своей жены дни, часы и малейшие доли часа, а Блаженный Августин, ИСПОВЕДЬ приятель его занимался тем же для своей слу- можно, а тем более отметить в записи, которую жанки, случилось так, что обе женщины родили должен поглядеть математик, чтобы его предсказа одновременно;

оба были вынуждены составить до ние было правдиво. Правдивым оно и не будет, по мелочей одинаковый гороскоп - один для сына, тому что, глядя на ту же самую запись, он должен другой для раба. Когда начались роды, оба стали был бы сказать Исаву и Иакову одно и то же, а ведь замечать, что делается дома у каждого, и опреде- судьба обоих была вовсе неодинаковой. Он, следо лили людей, которых бы посылали одного за дру- вательно, сказал бы неправду, а если бы сказал гим, чтобы каждому сразу же было сообщено о ро- правду, то должен был сказать не одно и то же, ждении ребенка. Так как у себя дома были они вла- хотя и глядел в одну в ту же запись: значит, правду дыками, то им ничего не стоило обеспечить непре- он сказал бы, руководясь не наукой, а случайно.

рывную доставку сведений. И вот посланцы из обо их домов, рассказывал он, встретились на равном Ты же, Господи, правящий миром по всей спра расстоянии от одного и другого дома;

пришлось ведливости, тайно внушаешь - спрашивающие и отметить, что и положение звезд и время рожде- отвечающие об этом и не подозревают - дать спра ния совпадают. И тем не менее Фирмин, сын вид- шивающему такой ответ, какой надлежит ему ных родителей, стремительно двигался по широко- услышать по тайным заслугам его души - ответ, му пути этого мира: богатство его увеличивалось, а идущий из глубины праведного суда Твоего. Пусть почет возрастал;

раб же нес обычное рабское иго, же не отвечает на него человек: "что это?", "как не ставшее ничуть легче, и служил своим господам, это?";

пусть не отвечает, пусть не отвечает: он толь как рассказывал мне сам Фирмин, его знавший. ко человек.

9. Когда я выслушал этот достоверный рассказ - VII.

Фирмии заслуживал доверия, - то всё мое сопро тивление рухнуло;

прежде всего я попытался в 11. Так освободил Ты меня, Помощник мой, от самом Фирмине уничтожить его любопытство. Я этих пут, но я продолжал искать, откуда зло, и вы сказал ему, что наблюдения над "его звездами" поз- хода не было. Ты же не позволял волнению мыслей волили бы мне изречь правду, если бы в этих звез- унести меня прочь от моей веры: Ты существуешь, дах я увидел его родителей, занимающих первое и сущность Твоя неизменяема. Ты печешься о лю место в своем кругу, знатную провинциальную се- дях и судишь их, и в Христе, Сыне Твоем, Господе мью, происхождение от свободных предков, пре- нашем, а также в Священном Писании, которое красное воспитание. Если бы тот раб советовался Церковь Твоя незыблемо утверждает. Ты дал путь к со мной, ссылаясь на те же звезды, - он ведь родил- спасению и будущей жизни. Эта вера окрепла и ся под одинаковыми с Фирмином, - то, чтобы ска- непоколебимо жила в душе моей, и все же, не зная зать ему правду, мне опять-таки надо было увидеть покоя, спрашивал я себя, откуда зло. Боже мой!

в них семью, пребывающую в полном унижении, Как мучилось родовыми схватками сердце мое, как рабское состояние и, вообще, жизнь, совершенно оно стонало! И к нему приклонил Ты ухо Свое, но я отличную от первой и очень от нее далекую. А из об этом не знал. Упорно искал я в молчании, но этого следовало, что я, наблюдая одно и то же, дол- громкие вопли поднимались к Тебе, Милосердно жен, чтобы сказать правду, говорить разное (если му, - безмолвные душевные терзания мои. Ты знал, бы я говорил одно и то же, я бы солгал). Отсюда со- что я терплю, люди - нег. Как мало язык мой дово вершенно точный вывод: правду говорят по звез- дил об этом до ушей самых близких друзей моих!

дам не на основании научных данных, а случайно, Разве тревога души моей, передать которую не хва и лгут не по невежеству в науке, а потому, что слу- тило бы мне ни времени, ни слов, была им слыш чайно обманулись. на? Все обращалось к слуху Твоему: "я кричал от терзания сердца моего, перед Тобой желание мое, 10. С этого открылся ход мыслям, которые я жевал и света очей моих не было у меня". Ибо он был и пережевывал: я хотел вот-вот напасть на сума- внутри, а я жил вовне;

свет этот не в пространстве.

сбродов, живущих этим заработком, осмеять их и А я обращал внимание только на то, что занимает опровергнуть, но боялся, что, возражая мне, они место в пространстве. и не находил там места для скажут, что или Фирмин мне, или отец ему сказа- отдыха;

мир вещественный не принимал меня так, ли неправду. Поэтому я стал внимательно наблю- чтобы я мог сказать: "довольно, хорошо", и не дать за близнецами, которые в большинстве случа- отпускал вернуться туда, где мне "довольно" было ев появляются на свет один за другим через такой бы и "хорошо". Я стоял выше этого мира и ниже короткий промежуток времени, что, как бы ни Тебя, и Ты, Господи, истинная Радость, мне, Тебе было велико, по настояниям математиков, его зна- покорному, покорил бы всю тварь, стоящую ниже чение, но наблюсти его человеческим глазом невоз- меня. Таково было истинное соотношение, и тут по Блаженный Августин, ИСПОВЕДЬ середине пролегал путь к спасению: оставаться "по там не прочел.

образу Твоему" и, служа Тебе, господствовать над телом. 14. Также прочел я там, что Слово, Бог, родилось "не от плоти, не от крови, не от хотения мужа, не Когда же я горделиво восставал на Тебя и шел про- от хотения плоти", а от Бога, но что "Слово стало тив Хозяина "под толстым щитом своим", тогда плотью и обитало с нами" - этого я там не прочел.

этот низший мир вздымался выше меня и на меня наваливался: не было пощады и не было передыш- Я выискал, что в этих книгах на всякие лады и по ки. Сбившейся вместе кучей вставало со всех сто- разному сказано, что Сын, обладая свойствами рон перед моими глазами тварное;

а перед мыс- Отца, не полагал Себя самозванцем, считая Себя лью, преграждая дорогу назад, - его подобия;

мне равным Богу;

Он ведь по природе Своей и есть Бог.

будто говорили: "куда идешь, недостойный и Но что Он "уничижил Себя, приняв образ раба, грязный?" И всё это росло из моей раны, ибо "сми- уподобившись людям и став со виду как человек;


рил Ты гордого, как раненого": надменность моя смирил Себя, быв послушным даже до смерти и отделила меня от Тебя, и на лице, слишком наду- смерти крестной, - посему Бог и превознес Его и том, закрылись глаза. дал Ему Имя выше всякого имени, дабы перед Именем Иисуса преклонило колена всё, что на зем VIII. ле, на небе и в преисподней, и всякий язык испове дал, что Господь Иисус пребывает в славе Отца" 12. Ты же, Господи, "пребываешь вовек", но "не во- этого в этих книгах нет.

век гневаешься на нас, ибо пожалел Ты прах и пе пел и угодно было в очах Твоих преобразить безоб- Что раньше всех времен и над всеми временами разие мое. Ты колол сердце мое стрекалом Своим, неизменяемо пребывает Единородный Сын Твой, чтобы не было мне покоя, пока не уверюсь в Тебе извечный, как и Ты, и что "от полноты Его" прием внутренним зрением. Опадала надутость от тайно- лют души блаженство, и причастием мудрости, в го врачевания Твоего, и расстроенное, помутивше- Нем пребывающей, обновляются и умудряются — еся зрение души моей со дня на день восстанавли- это там есть, но что "в определенное время умер валось от едкой мази целительных страданий. Он за нечестивых, и Ты Сына Своего не пощадил, но предал Его за всех нас" - этого там нет. "Ты ута IX. ил это от мудрых и разумных и открыл младен цам", чтобы пришли к Нему "труждающиеся и об 13. И прежде всего, Ты пожелал показать мне, как ремененные" и Он успокоил бы их, потому что "Ты противишься гордым, смиренным же даешь "кроток и смирен сердцем" и "направляет кротких благодать", и как Ты милосерд, явив людям путь по пути справедливости и научает покорных пу смирения, ибо "Слово стало плотью и обитало сре- тям Своим", видя смирение наше и труд наш и ди людей". Ты доставил мне через одного человека, "отпуская все грехи наши". Они же, поднявшись на надутого чудовищной гордостью, некоторые книги котурны будто бы более высокой науки, не слышат платоников, переведенные с греческого на ла- говорящего: "научитесь от Меня, ибо Я кроток и тинский. смирен сердцем, и найдете покой душам вашим".

Хотя они и знают Бога, но "не прославляют Его, как Я прочитал там не в тех же, правда, словах, но то Бога, и не благодарят Его;

суетны помышления их же самое со множеством разнообразных доказа- и омрачилось несмысленное сердце их;

называя тельств, убеждающих в том же самом, а именно: себя мудрыми, оказались глупыми".

"Вначале было Слово и Слово было у Бога и Слово было Бог. Оно было вначале у Бога. Всё через Него 15. И поэтому прочитал я там, что приписали начало быть и без Него ничто не начало быть, что "Твою нетленную славу" идолам и различным начало быть. В Нем была жизнь, и жизнь была свет изображениям, "подобиям тленного человека, человеков. И свет во тьме светит, и тьма не объяла птиц, четвероногих и змей". Вот египетская пища, его". Человеческая же душа, хотя и свидетельствует ради которой Исав потерял первородство свое, ибо о свете, но сама не есть свет;

Слово, Бог, - вот "ис- народ, первенец Твой, "обратившийся сердцем к тинный Свет, просвещающий всякого человека, Египту", вместо Тебя чтил четвероногое и склонял приходящего в этот мир", и был Он "в этом мире, образ Твой, душу свою, перед образом "теленка, и мир Им создан, и мир Его не познал". Того же, жующего сено". Я нашел эту пищу там и не стал ее что Он пришел в Свое имение, и Свои Его не при- жевать. Угодно Тебе было. Господи, младшего Иа няли, а тем, кто Его принял, верующим во Имя кова не умалить: "пусть старший служит младше Его, дал власть быть "чадами Божиими" - этого я му", и Ты призвал язычников в наследство Свое. И Блаженный Августин, ИСПОВЕДЬ я пришел к Тебе от язычников и устремился к зо- ет, ни того, что его нет: оно существует, потому что лоту, которое по воле Твоей унес из Египта. народ всё от Тебя, и его нет, потому что это не то, что Ты.

Твой, ибо где бы оно ни было, оно было Твоим. И Истинно существует только то, что пребывает неиз через апостола Своего сказал Ты афинянам, что менным. "Мне же благо прилепиться к Богу", ибо "мы Тобой живем и движемся и существуем", как если не пребуду в Нем, не смогу и в себе. Он же, говорили и некоторые их единоплеменники. Отту- "пребывая в Себе, всё обновляет;

Ты Господь мой, и да же во всяком случае были и те книги. Я не по- блага мои Тебе не нужны".

тянулся к египетским идолам, которым они служи ли Твоим золотом: "заменили истину Божию ло- XII.

жью и поклонялись и служили твари вместо Твор ца". 18. Мне стало ясно, что только доброе может стать хуже. Если бы это было абсолютное добро, или во Х. все бы не было добром, то оно не могло бы стать хуже. Абсолютное добро не может стать хуже, а в 16. И вразумленный этими книгами я вернулся к том, в чем вовсе нет добра, нечему стать хуже.

себе самому и руководимый Тобой вошел в самые Ухудшение наносит вред;

если бы оно не уменьша глубины свои: я смог это сделать, потому что "стал ло доброго, оно бы вреда не наносило. Итак: или Ты помощником моим". Я вошел и увидел оком ухудшение не наносит вреда - чего быть не может души моей, как ни слабо оно было, над этим са- или - и это совершенно ясно - всё ухудшающееся мым оком души моей, над разумом моим. Свет не- лишается доброго. Если оно совсем лишится до меркнущий, не этот обычный, видимый каждой брого, оно вообще перестанет быть. Если же оста плоти свет и не родственный ему, лишь более силь- нется и не сможет более ухудшиться, то станет луч ный, разгоревшийся гораздо-гораздо ярче и всё ше, ибо пребудет не ухудшающимся. Не чудовищ кругом заливший. Нет, это был не тот свет, а нечто но ли, однако, утверждать, что при полной потере совсем-совсем отличное от такого света. И он не доброго оно станет лучше? Если, следовательно, был над разумом моим так, как масло над водой, оно вовсе лишится доброго, то его вообще и не бу не так, как небо над землей: был высшим, ибо со- дет;

значит, пока оно существует, оно доброе, и, здал меня, а я стоял ниже, ибо был создан Им. Кто следовательно, всё что есть - есть доброе, а то зло, о узнал истину, узнал и этот Свет, а кто узнал Его, происхождении которого я спрашивал, не есть суб узнал вечность. Любовь знает Его. О, Вечная Исти- станция;

будь оно субстанцией, оно было бы до на, Истинная Любовь, Любимая Вечность! Ты Бог бром, или субстанцией, не подверженной ухудше мой, к Тебе воздыхаю днем и ночью. И как только я нию вовсе, то есть великой и доброй;

или же суб узнал Тебя, Ты взял меня к Себе: да увижу, что есть станцией, подверженной ухудшению, что было бы Тот, Кого я пытался увидеть, и что я еще не тот, невозможно, не будь в ней доброго.

чтобы видеть. Ты ослепил слабые глаза мои, уда ряя в меня лучами Твоими, и я задрожал от любви Итак, я увидел и стало мне ясно, что Ты сотворил и страха. Я увидел, что далек от Тебя в этой стране, всё добрым и что, конечно, нет субстанций, не со где всё от Тебя отпало, и будто с высот услышал я творенных Тобой. А так как Ты не всё сделал рав голос Твой: "Я пища для взрослых: расти и ты вку- ным, то всё существующее - каждое в отдельности сишь Меня. И не ты изменишь Меня в себе, как хорошо, а всё вместе очень хорошо, ибо всё Бог телесную пищу, но ты изменишься во Мне". И я наш "создал весьма хорошо".

понял, что "Ты наставляешь человека за неспра ведливости его и заставляешь душу его исчезать XIII.

как паутина", и сказал: "неужели же истина есть ничто, ибо не разлита она ни в конечном, ни в бес- 19. И для Тебя вовсе нет зла, не только для Тебя, но конечном пространстве?". И Ты возгласил издали: и для всего творения Твоего, ибо нет ничего, что "Я семь, Я Сущий". Я услышал, как слышат серд- извне вломилось бы и сломало порядок, Тобой цем, и не с чего было больше мне сомневаться: я установленный. Злом считается то, что взятое в скорее усомнился бы в том, что живу, чем в том, отдельности с чем-то не согласуется, но это же что есть Истина, постигаемая умом через мир со- самое согласуется с другим, оказывается тут хоро творенный. шим и хорошо и само по себе. И всё то, что взаим но не согласуется, согласуется с низшим миром, XI. который мы называем землей, с ее облачным и вет реным климатом, для нее подходящим. Да не ска 17. Я рассмотрел всё стоящее ниже Тебя и увидел, жу таких слов: "лучше бы этого мира не было!" что о нем нельзя сказать ни того, что оно существу- Если бы я знал только его, то я пожелал бы лучше Блаженный Августин, ИСПОВЕДЬ го, но и за него одного должен был бы восхвалять болит нёбо;

свет, милый хорошим глазам, несносен Тебя, ибо что Ты достоин хвалы, об этом возвеща- больным. И Твоя справедливость не нравится ют "от земли великие змеи и все бездны, огонь, грешникам, а тем паче змеи и черви, которых Ты град, снег, лед, бурный ветер, исполняющие слово создал хорошими, подходящими для низших сту Его, горы и все холмы, деревья плодоносные и все пеней Твоего творения;

для них подходят и сами кедры, звери и всякий скот, пресмыкающиеся и грешники, поскольку утратили они подобие Твое;

птицы крылатые, цари земные и все народы, кня- они приблизятся к более высоким ступеням, по зья и все судьи земные, юноши и девицы, старцы и скольку это подобие восстановят. Я спрашивал, что отроки да хвалят имя Господне". Да хвалят Тебя и с же такое греховность, и нашел не субстанцию: это небес, да хвалят Тебя, Боже наш, "в вышних все ан- извращенная воля, от высшей субстанции, от Тебя, гелы Твои, все воинства Твои, солнце и луна, все Бога, обратившаяся к низшему, отбросившая звезды и свет, небо небес и воды, которые превыше прочь "внутреннее свое" и крепнущая во внешнем небес, да хвалят Имя Твое";

охватив мыслью всё, я мире.

уже не желал лучшего;


высшее, конечно, лучше низшего, но, взвесив всё по здравому суждению, я XVII.

нашел, что весь мир в целом лучше высшего, взято го в отдельности. 23. Я удивлялся, что я уже люблю Тебя, а не при зрак вместо Тебя, но не мог устоять в Боге моем и 20. Нет здоровья в тех, кому не нравится что-либо в радоваться: меня влекла к Тебе красота Твоя, и творении Твоем, как не было его у меня, когда не увлекал прочь груз мой, и со стоном скатывался я нравилось мне многое из созданного Тобой. И так вниз;

груз этот - привычки плоти. Но со мной была как не осмеливалась душа моя объявить, что память о Тебе, и я уже нисколько не сомневался, Господь мой не нравится ей, то и не хотела она счи- что есть Тот, к Кому мне надо прильнуть, только я тать Твоим то, что ей не нравилось. И отсюда до- еще не в силах к Нему прильнуть, потому что "это шла она до мысли о двух субстанциях, но не нахо- тленное тело отягощает душу и земное жилище дила покоя и говорила чужим языком. Отсюда же подавляет многозаботливый ум";

я был совершен исходя создала она себе бога, разлитого повсюду в но уверен, что "невидимое от создания мира пости бесконечном пространстве, решила, что это Ты, по- гается умом через сотворенное;

вечны же сила и местила его в сердце своем и стала храмом идолу Божественность Твоя". И раздумывая, откуда у своему, Тебе отвратительным. Когда же без ведома меня способность оценивать красоту тел небесных моего исцелил Ты голову мою и закрыл "глаза мои, и земных, быстро и здраво судить о предметах из да не видят суеты", я передохнул от себя, уснуло меняющихся и говорить: "это должно быть так, а безумие мое;

я проснулся в Тебе и увидел, что Ты то не так", - раздумывая, откуда у меня эта способ бесконечен по-другому, но увидел это не плотским ность судить, когда я так сужу, я нашел, что над зрением. моей изменчивой мыслью есть неизменная, настоя щая и вечная Истина.

XV.

И постепенно от тела к душе, чувствующей через 21. Я оглянулся на мир созданный и увидел, что тело, оттуда к внутренней ее силе, получающей из Тебе обязан он существованием своим и в Тебе со- вестия о внешнем через телесные чувства (здесь держится, но по-иному, не так, словно в про- предел возможного для животных), далее к способ странстве;

Ты, Вседержитель, держишь его в руке, в ности рассуждать, которая составляет суждения о истине Твоей, ибо всё существующее истинно, по- том, что воспринимается телесными чувствами.

скольку оно существует. Ничто не призрачно, кро- Поняв изменчивость свою, она поднимается до ме того, что мы считаем существующим, тогда как самопознания, уводит мысль от привычного, осво оно не существует. И я увидел, что всё соответству- бождается от сумятицы противоречивых призра ет не только своему месту, но и своему времени, и ков, стремясь понять, каким светом на нее брызну Ты, Единый Вечный, начал действовать не после ло. И когда с полной уверенностью восклицает она, неисчислимых веков: все века, которые прошли и что неизменное следует предпочесть изменяемому, которые пройдут, не ушли бы и не пришли, если через которое постигла она и само неизменное бы Ты не действовал и не пребывал. если бы она не постигала его каким-то образом, она никоим образом не могла бы поставить его XVI. впереди изменяемого, -тогда приходит она в роб ком и мгновенном озарении к Тому, кто есть.

22. И я по опыту понял, что неудивительно, если хлеб, вкусный здоровому, мучительно есть, когда Тогда и увидел я "постигаемое через творение не Блаженный Августин, ИСПОВЕДЬ видимое Твое", но не смог еще остановить на нем умные мысли, то пребывать в молчании - всё это взора;

отброшенный назад своей слабостью, я вер- признаки ума и души, подверженных изменениям.

нулся к своим привычкам и унес с собой только Если это о нем написано ложно, то все эти Книги любовное воспоминание и, словно желание пищи, можно заподозрить в обмане, и в этих Книгах не известной по запаху;

вкусить ее я еще не мог. остается ничего, что спасло бы верой человеческий род. А так как написанное - правда, то я и считал XVIII. Христа полностью человеком, имевшим не только человеческое тело или же с телом вместе и душу, 24. Я искал путь, на котором приобрел бы силу, но без разума, но настоящим человеком, а не во необходимую, чтобы насладиться Тобой, и не нахо- плотившейся Истиной;

по-моему, Его следовало дил его, пока не ухватился "за Посредника между предпочесть остальным по великому превос Богом и людьми, за Человека Христа Иисуса", Ко- ходству Его человеческой природы и более совер торый есть "сущий над всем Бог, благословенный шенному причастию к мудрости. Алипий же пола вовеки". Он зовет и говорит: "Я есмь Путь и Истина, гал, что в Православной Церкви верят в Бога, об и Жизнь" и Пища, вкусить от которой у меня не лекшегося в плоть, так что Христос - это только Бог хватало сил. Он смешал ее с плотью, ибо "Слово и плоть;

он полагал, что человеческой души и разу стало плотью", дабы мудрость Твоя, которой Ты со- ма Ему не приписывают. А так как он был крепко здал всё, для нас, младенцев, могла превратиться в убежден, что дела Его, о которых сохранилась за молоко. пись, могли быть совершены только живым разум ным созданием, то он к христианской вере подви Я, сам не смиренный, не мог принять смиренного гался с ленцой. Позже, однако, поняв заблуждение Иисуса, Господа моего, и не понимал, чему учит аполлинариевой ереси, он присоединился к нас Его уничиженность. Он, Слово Твое, Вечная Ис- Церкви, сорадуясь с ней и войдя в нее. Я же, при тина, высшее всех высших Твоих созданий, подни- знаюсь, значительно позднее понял, как словами мает до Себя покорных;

на низшей ступени творе- "Слово стало плотью" православная истина отделя ния построил Он Себе смиренное жилище из на- ется от фотиниевой лжи. Опровержение еретиков шей грязи, чтобы тех, кого должно покорить, ото- ярко освещает мысли Твоей Церкви и содержание рвать от них самих и переправить к Себе, излечить ее здорового учения. "Надлежит быть и ересям, их надменность, вскормить в них любовь;

пусть не дабы объявились испытанные" среди слабых.

отходят дальше в своей самоуверенности, а почув ствуют лучше свою немощь, видя у ног своих Боже- XX.

ство, немощное от принятия кожной одежды на шей;

пусть, устав, падут ниц перед Ним, Он же, 26. Чтение книг платоников надоумило меня ис восстав, поднимет их. кать бестелесную истину: я увидел "невидимое, по нятое через творение", и, отброшенный назад, по XIX. чувствовал, что, по темноте души моей, созерцание для меня невозможно. Я был уверен, что Ты суще 25. Я же думал по-другому и в Христе, Господе ствуешь, что Ты бесконечен, но не разлит в про моем, видел только Мужа исключительной мудро- странстве, конечном или бесконечном. Воистину сти, с Которым никто не мог сравняться, тем более, Ты существуешь. Ты, Который всегда Тот же, во что Он чудесно родился от Девы, дабы был пример всем неизменный, ничем неизменяемый;

от Тебя презрения к временным благам ради достижения всё получило свое существование, - единственное бессмертия. Мне представлялось, что, по Боже- вернейшее тому доказательство в том, что оно су ственному о нас попечению, учение Его и заслу- ществует. Я был в этом уверен, но слишком слаб, жило такую значимость. О том, какая тайна заклю- чтобы жить Тобой.

чена в словах "Слово стало плотью", я и подозре вать не мог. Я знал только из Книг, написанных о Я болтал, будто понимающий, но если бы не в Нем, что Он ел и пил, спал, ходил, радовался, печа- "Христе, Спасителе нашем", искал пути Твоего, лился, беседовал;

знал, что со Словом Твоим это оказался бы я не понимающим, а погибающим. Я тело не могло соединиться без человеческой души давно уже хотел казаться мудрым (полнота наказа и разума. Это знал каждый, кто знал неизменяе- ния во мне!) и я не плакал, больше того - я хвалил мость Слова Твоего, которую знал и я в меру своих ся своим знанием. Где была любовь, строящая на сил - тут у меня не было никаких сомнений. В фундаменте смирения, на Иисусе Христе? Когда самом деле: то двигать по своей воле телесными учили меня ей те книги? Я верю, что Ты захотел, членами, то не двигать ими, то испытывать какое- чтобы я наткнулся на них еще до знакомства с то чувство, то не испытывать, то излагать в словах Твоим Писанием: пусть врежется в память впечат Блаженный Августин, ИСПОВЕДЬ ление от них;

пусть позднее, когда меня приручат Книги Твои и Ты целящими пальцами ощупаешь Вот этого в тех книгах не было. Не было в тех стра раны мои, пусть тогда увижу я разницу между пре- ницах облика этого благочестия, слез исповедания, возношением и смирением;

между видящими, "жертвы Тебе - духа уничиженного, сердца сокру куда идти, и не видящими дороги, ведущей в бла- шенного и смиренного", не было ни слова о спасе женное отечество, которое надо не только увидеть, нии народа, о "городе, украшенном, как невеста", о но куда надо вселиться. "залоге Святого Духа", о Чаше, нас искупившей.

Никто там не воспевает: "разве не Богу покорена Если бы я от начала воспитался на Святых Книгах душа моя? От Него спасение мое;

ибо Он - Бог мой Твоих, если бы стал Ты мне сладостен от близкого и спасение мое и защитник мой: не убоюсь знакомства с ними и только потом встретился я с больше". Никто не услышит там призыва: "приди теми книгами, то, может быть, они бы выбросили те ко Мне страждущие". Они презрительно отвер меня из крепости моего благочестия, а если бы я и нутся от учения Того, Кто "кроток и смирен серд устоял в том здравом настроении, которое уже цем", - "Ты скрыл это от мудрых и разумных и охватило меня, то всё же мог подумать, что чело- открыл младенцам".

век, изучивший одни эти книги, может также его почувствовать. Одно - увидеть с лесистой горы отечество мира, но не найти туда дороги и тщетно пытаться пробить XXI. ся по бездорожью среди ловушек и засад, устроен ных беглыми изменниками во главе со львом и 27. Итак, я с жадностью схватился за почтенные змием, и другое - держать путь, ведущий туда, Книги, продиктованные Духом Твоим, и прежде охраняемый заботой Небесного Вождя: там не раз всего за Послания апостола Павла. Исчезли все во- бойничают изменившие Небесному Воинству;

они просы по поводу тех текстов, где, как мне казалось бегут от него, словно спасаясь от пытки. Эти мысли когда-то, он противоречит сам себе, и не совпадает чудесным образом внедрялись в меня, когда я чи со свидетельствами Закона и пророков проповедь тал "меньшего из твоих апостолов";

созерцал я его: мне выяснилось единство этих святых изрече- дела Твои и устрашился.

ний, и я выучился "ликовать в трепете". Я начал чи тать и нашел, что всё истинное, вычитанное мной в книгах философов, говорится и в Твоем Писании при посредстве благодати Твоей, - да не хвалится Книга восьмая тот, кто видит, будто не от Тебя получил он не только то, что видит, но и самую способность ви- I.

деть (а что имеет человек, кроме им полученного?).

Да вразумится он и не только увидит Тебя, всегда 1. Боже мой! Как вспомнить и возблагодарить одного и того же, но да излечится, чтобы быть с То- Тебя, как исповедать милосердие твое, на меня из бой. Тот, кто издали не может увидеть Тебя, пусть литое?! Да исполнятся кости мои любовью к Тебе и всё же вступит на дорогу, по которой придет, уви- да воскликнут: "Господи! Кто подобен Тебе? Ты дит и будет с Тобой. Если человек наслаждается разорвал оковы мои;

да принесу тебе приношение "законом Божиим по внутреннему человеку", то хвалы". Каким образом Ты разорвал их, об этом я что сделает он с другим законом, "который в чле- расскажу, и все поклоняющиеся Тебе, услышав нах его противостоит закону ума его" и "ведет его, мой рассказ, воскликнут: "Благословен Господь на как пленника, по закону греха, находящегося в чле- небе и на земле;

велико и дивно Имя Его".

нах его"? Ибо "Ты справедлив", Господи, мы же "грешили и творили неправду", поступали нече- В глубине сердца моего жили слова Твои, в плену стиво и "отяжелела на нас рука Твоя". По спра- держал Ты меня. Я был уверен, что Ты пребываешь ведливости переданы мы древнему грешнику, на- вечно, но вечность эта была для меня "загадкой", чальнику смерти, ибо он убедил нашу волю уподо- "отражением в зеркале". Ушли все сомнения в Тво биться его воле, не устоявшей в истине. Что же сде- ей неизменной субстанции;

в том, что от нее всякая лает "несчастный человек? Кто освободит его от субстанция;

не больше знать о Тебе, а уверенно этого тела смерти, как не благодать Твоя, через жить в Тебе хотел я. В моей временной жизни не Иисуса Христа, Господа нашего", Которого Ты по- было ничего прочного, и следовало очистить серд родил "прежде всех веков" и создал "в начале путей це мое от старой закваски. Мне нравился Путь Твоих", в котором "владыка этого мира" не нашел Сам Спаситель, но не было охоты идти этим узким ничего, заслуживающего смерти, и убил Его, - так путем. И Ты внушил мне отправиться к Симпли "уничтожена рукопись, составленная против нас". циану (добрым счел я по разумению своему это ре Блаженный Августин, ИСПОВЕДЬ шение): он казался мне добрым рабом Твоим, оси- рые Викторин, когда-то бывший учителем ритори янным благодатью Твоею. Я слыхал, что от юности ки в Риме (я слышал, он умер христианином), своей был он благоговейно Тебе предан;

теперь перевел на латинский язык, Симплициан поздра был он уже глубоким стариком, и я полагал, что в вил меня с тем, что я не наткнулся на произведе многолетнем усердном следовании по пути Твоему ния других философов, полные лжи и обманов "по он много испытал и много узнал. Так и было в дей- стихиям этого мира";

те же книги на разные лады, ствительности. Я хотел рассказать ему о своей неу- но всегда проникнуты мыслями о Боге и Его Слове.

тихающей тревоге: пусть покажет мне, как лучше Затем, уговаривая меня смириться перед Христом всего поступить мне в тогдашнем моем состоянии, - это "утаено от мудрых, и открыто младенцам" - он чтобы пойти по пути Твоему. вспомнил самого Викторина, которого, проживая в Риме, близко знал. Не умолчу о рассказанном, ибо 2. Я видел, что Церковь Твоя полна, а члены ее идут подобает исповедать и громко восхвалить милость один одним путем, другой - другим. Мне несносна Твою: этот ученейший старец, глубокий знаток была моя жизнь в миру, и я очень тяготился ею;

я всех свободных наук, который прочитал и уже не горел, как бывало, страстью к деньгами и разобрал столько философских произведений, на почестям, которая заставляла меня переносить та- ставник множества знатных сенаторов, заслужив кое тяжкое рабство. Всё это уже не радовало меня ший за свое славное учительство статую на рим по сравнению со "сладостью и красой дома Твоего, ском форуме (граждане этого мира считают эту который я возлюбил". Но еще цепко оплела меня почесть особо высокой), до самой старости почита женщина. Апостол, не запрещал мне брачной жиз- тель идолов, участник нечестивых таинств, увлека ни, хотя и советовал избрать лучшее: больше всего ясь которыми почти вся тогдашняя римская знать он хотел, чтобы все люди "были как он сам". Я, сла- чтила младенца Озириса, Рим молился тем, кого бый, выбрал для себя нечто более приятное. Это победил:

было единственной причиной, почему и в осталь- " Чудищам всяким;

Анубиса чтили, что лает ном я бессильно катился по течению;

я изводился Их, кто некогда поднял оружие, и сох от забот, вынужденный и в том, чего я уже не Против Нептуна, Венеры и против Минервы" желал терпеть, вести себя в соответствии с семей ной жизнью, которая держала меня в оковах. Я всё это старец Викторин столько лет защищал слышал из уст Истины: "есть скопцы, которые грозно звучащим словом и не устыдился стать ди оскопили себя ради Царства Небесного", но "кто тятей Христа Твоего, младенцем источника Твоего;

может вместить, да вместит", "лживы все люди, не подставил шею под смиренное ярмо и укротил знающие Бога;

в зримых благах не могут найти они гордость под "позорным" Крестом.

Его, Сущего". Я не пребывал уже в этой лжи;

я перешагнул через нее: всё создание Твое свидетель- 4. Господи! Господи! Ты, преклонивший небеса и ствовало в Тебе, и я нашел Тебя, Создателя нашего, сошедший на землю, касавшийся гор, которые ды и Слово Твое, Бога пребывающего у Тебя и с То- мились от Твоего прикосновения, - каким образом бой, Единого, через Которого Ты создал всё. проник Ты в это сердце?

Есть, однако, и другая порода нечестивцев: "зная Он читал, по словам Симплициана, Священное Бога, они не восхвалили Его, как Бога, и не воздали Писание, старательно разыскивал всякие христи Ему благодарности". И я попал в их среду, и "дес- анские книги, углублялся в них и говорил Симпли ница Твоя подхватила меня", и вынесла оттуда. Ты циану - не открыто, а в тайности по дружбе: "Зна поставил меня там, где я смог выздороветь, ибо Ты ешь, я уже христианин". Тот отвечал ему: "Не пове сказал человеку: "Благочестие есть мудрость" и "не рю и не причислю тебя к христианам, пока не уви желай казаться мудрым", ибо "объявившие себя жу в Церкви Христовой". Викторин посмеивался:

мудрыми оказались глупцами". Я уже нашел доро- "Значит, христианином делают стены?" и часто го гую жемчужину, которую "надлежало купить, про- ворил, что он уже христианин, а Симплициан ча дав всё имение свое" - и стоял, и колебался. сто отвечал ему теми своими словами, и часто по вторял Викторин свою шутку о стенах. Он боялся II. оскорбить своих друзей, этих горделивых демоно служителей;

полагал, что с высоты их вавилонского 3. Итак, я отправился к Симцлициану, отцу по величия, словно с кедров ливанских, которых еще благодати Твоей епископа Амвросия, который лю- не сокрушил Господь, тяжко обрушат они на него бил его, действительно, как отца. Я рассказал ему о свою ненависть. После, однако, жадно читая и впи том, как я кружился в своих заблуждениях. И когда тывая прочитанное, проникся он твердостью и убо я упомянул, что прочел те книги платоников, кото- ялся, что "Христос отречется от него пред святыми Блаженный Августин, ИСПОВЕДЬ Ангелами", если он "убоится исповедать Его пред торжество дома Твоего заставляют нас плакать, по людьми". Он показался себе великим преступни- тому что "мертв был и ожил, пропадал и нашелся".

ком: ему стыдно присягнуть смиренному Слову Да, Ты радуешься в нас и в ангелах Своих, освящен Твоему и нестыдно нечестивой службы гордым де- ных святой любовью. Ты ведь вечно неизменен и монам, которую он справлял, уподобляясь им в одинаково от века знаешь всё, что преходяще и из гордыне! Ему опротивела ложь, его устыдила исти- менчиво.

на: неожиданно и внезапно он, как рассказывал Симплициан, говорит ему: "Пойдем в церковь;

я 7. Почему душа больше радуется возврату найден хочу стать христианином". Тот вне себя от радости ных любимых вещей, чем их постоянному облада отправился с ним. Наставленный в началах веры, нию? Это засвидетельствовано и в остальном, всю он вскоре объявил, что желает возродиться Креще- ду найдутся свидетели, которые воскликнут: "Да, нием;

Рим изумлялся. Церковь ликовала. Гордецы это так". Победитель-полководец справляет видели и негодовали;

изводились и скрежетали зу- триумф;

он не победил бы, если бы не сражался, и бами;

рабу же Твоему "Господь Бог был надеждой чем опаснее была война, тем радостнее триумф.

и не озирался он на суету и безумство лжи". Буря кидает пловцов и грозит кораблекрушением;

бледные, все ждут смерти, но успокаиваются небо 5. Пришел наконец час исповедания веры. Это и море, и люди полны ликования, потому что пол была формула, составленная в точных словах, и ны были страха. Близкий человек болен, его пульс приступающие к благодати Крещения произноси- сулит беду;

все, желающие его выздоровления, бо ли ее наизусть с высокого места пред лицом хри- леют душой;



Pages:     | 1 |   ...   | 3 | 4 || 6 | 7 |   ...   | 10 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.