авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 |   ...   | 3 | 4 || 6 | 7 |   ...   | 31 |

« Наталья Тер-Григорян-Демьянюк Шесть дней творения и седьмой день Библейские и лингвистические наблюдения ...»

-- [ Страница 5 ] --

Как видим, здесь человек предстаёт перед нами таким, каким его видит Бог: в качестве изменившей Ему «жены», в качестве детей, с которыми сочетался, ибо создал их по Своему образу и подобию. В следующем отрывке Он сравнивает человека с «утробой» Своей, ещё раз отмечая, таким образом, место человека в троичной связи с Богом. Обращаясь к «возмутившемуся» против Него образу Своему, который вследствие этого подвергся неисчислимым несчастиям, Он восклицает: «Утроба моя! Утроба моя! Скорблю во глубине сердца моего, волнуется во мне сердце мое, не могу молчать;

ибо ты слышишь, душа моя, звук трубы, тревогу брани» (Иер 4, 19).

Эта «утроба», это «сердце», эта «душа» или, иначе, мистическое тело Господа – есть человек, оставшийся, фактически, без головы, обеспечивающей ему вечность. Поэтому Христос и называет диавола «человекоубийцей от начала, не устоявшим в истине» (Ин 8: 44). А следующий отрывок, относящийся к Навуходоносору, фактически, обрисовывает «судьбу» Адама:

«Срубите это дерево, - говорит Бог устами пророка, - обрубите ветви его, стрясите листья с него и разбросайте плоды его;

пусть удалятся звери из-под него и птицы с ветвей его;

но главный корень его оставьте в земле, и пусть он в узах железных и медных среди полевой травы орошается небесною росою, и с животными пусть будет часть его в траве земной. Сердце человеческое отнимется от него и дастся ему сердце звериное, и пройдут над ним семь времён» (Дан 4: 12 13).

Так как человек послушался слова змея, который был одним из «полевых зверей» (Быт 3: 1), он стал жить, как этот змей, «с животными» и «в траве земной»

да и сам превратился в того, кого слушал. Поэтому и сказано, что вместо сердца человеческого получил сердце звериное на семь времён, то есть с начала и до конца времён. Здесь важно также то, что Бог не уничтожил его главного корня, а оставил в земле, то есть не уничтожил человека – славу Свою, а связал его «железными и медными узами», то есть сделал его узником плоти, о которой я буду говорить ниже и, несмотря на то, что тот с тех пор и по сегодняший день продолжает больше прислушиваться к кричащему слову своей самости, Слово Божье всё-таки втекает в него едва заметной тонкой струйкой, то есть, как говорится в вышеприведённом отрывке, он «орошается небесною росою», чтобы мог хотя бы в полуха слышать Своего Создателя.

2. Причина грехопадения Но в чём была причина грехопадения, почему Адам так легко нарушил запрет Бога, последовав совету змея? Прежде всего в обмане змея. Обращая внимание Евы на то, что дерево хорошо для пищи, - то есть сладостно для чрева;

что оно приятно для глаз, - то есть красиво;

что оно вожделенно и что дает знание, он, фактически, восхвалял красоту и силу плоти, обрисовывая все её достоинства.

Адаму и Еве, по его словам, не хватало лишь одного, чтобы быть «как боги, знающие добро и зло» – попробовать запретного плода. По чистоте своей Адам и Ева не знали обо всех своих внешних достоинствах и о том, что они были созданы как раз для того, чтобы быть как Бог, то есть чтобы быть образом Отца, Сына (или Премудрости Божьей) и Святого Духа, и попавшись на обман, лишились именно того, чего, как им показалось, они добьются, если послушают змея.

Таким образом, причиной их падения стали возбуждённые в них змеем гордость и тщеславие, которые заставили их думать, что они могут обойтись без Бога, и вместе с тем не позволили им увидеть, что они просто заменили Бога тварью. Апокрифическое Евангелие Истины называет это «заблуждением», появившимся в творении вследствие незнания Адамом истины, - заблуждением, которое готовило «в силе (и) в красоте замену истине», то есть при котором красота плоти заменяет красоту Духа Божиего. Эта мысль высказывается Господом и устами пророка Иезекииля. Хотя и адресованная диаволу, она вполне подходит и Адаму: «От красоты твоей, - говорит Бог устами Иезекииля, возгордилось сердце твоё, от тщеславия твоего ты погубил мудрость твою» (Иез 28:17).

Развивая ту же мысль о незнании, Евангелие Истины уточняет, что красота явленная заслонила собой Истину Божью, на которой держится всё творение, потому что Адам и Ева «не знали (Отца), ибо они ещё не получили (ни) образа, ни имени, которые Отец рождает для каждого тогда, когда они получат образ познания Его. Поистине, - говорится в нём далее, - пребывая в Нём, они не знают Его. Но Отец, Он совершенен, зная все пространства, которые в Нём».

Эти слова подтверждаются следующим отрывком из канонического Откровения Иоанна: «Имеющий ухо (слышать) да слышит, что Дух говорит церквам: побеждающему дам... белый камень и на камне написанное новое имя, которого никто не знает, кроме того, кто получает» (Откр 2: 17). Уже одно то, что имя называет суть человека, под ним проявляется Дух Божий, Который един во всём Своём многообразии, а под белым камнем – обрамляющая его чистая душа. Но это случится лишь тогда, когда человек победит в себе дух гордости и высокомерия.

А до этого времени Господь устами пророков неустанно предупреждает человека об участи, которая постигает поражённых духом гордости, как вследствие отсутствия в них жизнетворной любви к Богу и Его творению, так и из-за присутствия разрушительной силы любви лишь к себе самим. Одним словом, Бог всячески старается, «дабы знали живущие, что Всевышний владычествует над царством человеческим» (Дан 4: 14), а не тварь.

Не попуская никакого возвышения духа человеческого, Он наставляет людей на примере исторических лиц.

«Вот, Ассур был кедр на Ливане,- говорит Он устами пророка, - с красивыми ветвями и тенистою листвою, и высокий ростом;

вершина его находилась среди толстых сучьев. Воды растили его, бездна поднимала его, реки ее окружали питомник его, и она протоки свои посылала ко всем деревам полевым. Оттого высота его перевысила все дерева полевые, и сучьев на нем было много, и ветви его умножались, и сучья его становились длинными от множества вод, когда он разрастался. На сучьях его вили гнезда всякие птицы небесные, под ветвями его выводили детей всякие звери полевые, и под тенью его жили всякие многочисленные народы. Он красовался высотою роста своего, длиною ветвей своих, ибо корень его был у великих вод. Кедры в саду Божием не затемняли его;

кипарисы не равнялись сучьям его, и каштаны не были величиною с ветви его, ни одно дерево в саду Божием не равнялось с ним красотою своею. Я украсил его множеством ветвей его, так что все дерева Едемские в саду Божием завидовали ему. Посему так сказал Господь Бог: за то, что ты высок стал ростом и вершину твою выставил среди толстых сучьев, и сердце его возгордилось величием его, за то Я отдал его в руки властителю народов;

он поступил с ним, как надобно;

за беззаконие его Я отверг его. И срубили его чужеземцы, лютейшие из народов, и повергли его на горы;

и на все долины упали ветви его;

и сучья его сокрушились на всех лощинах земли, и из-под тени его ушли все народы земли, и оставили его.

На обломках его поместились всякие птицы небесные, и в сучьях были всякие полевые звери. Это для того, чтобы никакие дерева при водах не величались высоким ростом своим и не поднимали вершины своей из среды толстых сучьев, и чтобы не прилеплялись к ним из-за высоты их дерева, пьющие воду;

ибо все они будут преданы смерти, в преисподнюю страну вместе с сынами человеческими, отшедшими в могилу» (Иез 31: 3-14) Как это очевидно, говоря об Ассуре, Бог имеет в виду всех тех, кто поклоняется форме, а не Духу Божиему, вследствие чего дары Божии использует для того, чтобы возвыситься над другими;

тех, кто видит в себе Бога, не замечая, что тем самым нарушает Закон Жизни, а нарушая его, фактически, рубит сук, на котором сидит.

Бог разными способами показывает, что основа гордости – самообман, в который впали Адам и Ева, вследствие зависти к ним диавола, ибо сказано: «Бог создал человека для нетления и соделал его образом вечного бытия Своего, но завистью диавола вошла в мир смерть, и испытывают её принадлежащие к уделу его» (Прем.Сол. 2: 23-24).

Отвернувшись от Истины Божьей ради лжи диавола, Адам и Ева, не отдавая себе в этом отчёта, предпочли пойти путём проб и ошибок – длительным и мучительным путём самостоятельного познания добра и зла, чтобы в конце концов прийти к той же Истине, которая им была предложена с самого начала. По сути, откушав запретного плода, они отдалились от Света Божьего, чтобы погрузиться в огонь видимого мира, или огонь души, который Иисус называет тьмой. «Спешащие к явленному», - говорит Он, согласно апокрифической Книге Фомы Атлета, - это «те, кто далёк от истины. Ведь тот, кто ведёт их, и пленит их сладостью тьмы и овладеет ими наслаждением пахнущим. И он сделает их слепыми в страсти ненасытной и сожжёт их души и будет для них как столп, который в их сердце, так что невозможно для них когда-нибудь выдернуть его. И как узда во рту он тянет собственным их желанием. И сковал их он их же цепями, и все члены их связал он горечью оков страсти. То, что явлено, что погибнет, и что изменится, и что отвернётся ради соблазна, притягивает их постоянно от неба к земле, убивая их...». Под «явленным» здесь, естественно, подразумевается плотское, видимое, а не духовное.

Так пленил человека змей, ибо он был тот, кто высоко подняв в нём огонь самости, повёл его по пути самоуничтожения. Имея в виду заблудших людей, Спаситель в той же Книге Фомы Атлета говорит, что они «изъяты из истины, ибо любят сладость огня и, рабы смертного, стремятся к делам осквернения». Под осквернением имеется в виду нарушение того совершенного порядка, который обуславливает вечную и истинную жизнь, в которой нет ни смерти, ни боли, ни страданий, а есть одна радость, наслаждение жизнью и сотворчество с Богом.

Таким образом, «познание», ставшее доступным человеку вследствие того, что он вкусил плод с Древа познания добра и зла, целиком относилось к области душевной, или материальной, а потому было несовершенным и ущербным. И даже более того: оно было губительным, ибо всякое материальное достижение удобством своим для плоти человеческой всё дальше отводит человека от Бога, Которым всё стоит, и всё ближе подводит его к гибели материального мира.

Поэтому целью Бога является дать понять человеку, что жизнь его и вечность, и счастье зависят лишь от Него и что сам человек без Всевышнего Отца ничего не сможет добиться, ибо Бог – есть та всеобъемлющая Истина, тот порядок, вне которого ничего не существует.

В этом же суть следующих слов, сказанных Творцом: «вот, Адам стал как один из Нас, зная добро и зло;

и теперь как бы не простёр он руки своей, и не взял также от дерева жизни, и не вкусил, и не стал жить вечно. И выслал его Господь Бог из сада Едемского, чтобы возделывать землю из которой он взят» (Быт 3: 22 23).

Здесь когда говорится как бы «не стал жить вечно», подразумевается угроза уничтожения жизни через утверждение лжи беспорядка. Несколько ниже читатель увидит, как Сам Бог объяснил этот момент.

Слова же «чтобы возделывать землю из которой он взят», кроме прямого смысла, означают ещё и «чтобы познавать материальный мир», то есть овладеть материальной наукой или окунуться с головой в материальный мир до тех пор, пока человек не поймёт свою ошибку и не вернётся к Отцу своему, как заблудший сын.

3. Разделение полов и «кожаные одежды», или внешняя плоть человека Появление полового сознания в небе (духе) человеческом не могло не отразиться на земле, то есть должно было привести к телесным изменениям.

Интересна в этом отношении беседа Христа с апостолом Иоанном, приведённая в одной из апокрифических книг. «Все силы небесные, - отметил Христос, - сотворил Бог из Духа Святого, эти же [два ангела] по их вине были явлены с глиняными телами, и их называют смертными”. И вновь я, Иоанн, спросил Господа: “Как же человек начинает бытие свое от духа, пребывая в теле из плоти?” И сказал мне Господь: “От падших ангелов небесных зачинаются в женских телах и получают плоть от желания плоти, и рождается дух от духа, а плоть от плоти;

так осуществляется власть Сатаны в этом мире и во всех родах”.

(«Тайная книга» альбигойцев, 6) Эта смена ангельского состояния на состояние плотское в Бытии отмечается замечанием, что прежде чем изгнать Адама и Еву из рая, «сделал Господь Бог Адаму и жене его одежды кожаные и одел их» (Быт 3:21).

Данное место обычно понимается в буквальном смысле, и под «кожаными одеждами» подразумеваются кожаные накидки, которые носил первобытный человек. Однако это не так. Уже простой, непредвзятый анализ текстов Священного писания показывает, что под «кожаными одеждами» следует понимать новую плоть из более грубой материи, покрывшую человека, подобно футляру и превратившую его в смертное существо.

Это видно, например, из слов Иова, который эти «кожаные одежды» называет «храминами из брения, которых основание прах» (Иов 4: 19). Это видно также из слов апостола Павла, назвавшего их «нашим земным домом, хижиной», находясь в которой мы «воздыхаем под бременем, потому что не хотим совлечься, но облечься, чтобы смертное поглощено было жизнью. На сие самое и создал нас Бог и дал нам залог Духа». ( Кор 5: 1-5) Отсюда становится ясно, что эти «кожаные одежды» заключили душу человека как бы в темницу новоявленной плоти, совершенно чуждой и несвойственной ему, ибо он был создан для ношения «нетленных риз спасения» (Исайя 61:10) того «виссона чистого и светлого», который есть «праведность святых» (Откр 19:8) и в который он должен облечься, чтобы избавиться от тяготеющей над ним смерти.

«Я облекался в правду, - говорит Иов, - и суд мой одевал меня, как мантия и увясло» (Иов 29:14) О том же следующее замечание пророка Давида:

«Священники Твои облекутся правдою, и святые Твои возрадуются» (Пс 131:9).

В одном из апокрифических Евангелий Иисус говорит: «Когда вы обнажитесь и не застыдитесь, и возьмёте ваши одежды, положите их у ваших ног, подобно малым детям, растопчете их, тогда (вы увидите) сына Того, Кто жив, и вы не будете бояться» (Еванг. От Фомы, 42). Это значит, что человек спасётся от смерти, когда не только вернётся в первоначальное состояние невинности Адама и Евы, когда они были наги и не стыдились этого, но и освободится от привязанности к этим самым «кожаным одеждам», которые несмотря на их смертность кажутся ему такими привлекательными. Здесь Он имеет в виду полную переориентировку человека с плоти на Дух Божий, то есть в то состояние святости, которого невозможно достичь, находясь в «кожаных одеждах», а только сбросив их и облекшись в одеяния Истины Божьей.

Вместе с тем душа человека была заключена в эти «кожаные одежды» для того, чтобы, как говорит апостол, «преизбыточная сила была приписываема Богу, а не нам» (2 Кор 4: 7), то есть чтобы в конце концов человек понял, что его «отцовство» фальшиво, так как порождает для смерти, и что единственным Отцом, порождающим для жизни, является Бог.

Таким образом, смертные «одежды» являются свидетельством отдалённости от Бога, что равносильно разделённости человека по половому признаку на мужчину и женщину. Такое разделение связано прежде всего с возникновением органов детораждения, дающих ему возможность осуществить желаемое «отцовство» со всеми истекающими из этого последствиями.

Эти изменения в теле человека обусловили много других, о которых очень интересно рассказывается в апокрифической Книге Адама и Евы.1 Конечно, как это очевидно каждому, кто читает её, в ней много надуманного. И тем не менее среди всего того материала, который можно было бы отбросить, есть и много ---------------------- 1. Первая книга Адама и Евы: Publicado por Nuestros Antepasados http://antepasadosnuestros.blogspot.com/2009/07/el-primer libro-de-adan-y-eva-apocrifo.html Ниже дприводятся фрагменты из неё. Перевод авторский.

интересного, возможно, передаваемого сначала из уст в уста, а потом и записанного, тем более, что по сути он не противоречит логике учения, представленного в канонических книгах.

Так, первое, что заметили Адам и Ева, согласно этому источнику, - это то, что они передвигаются на ногах: «Будучи изгнаны из рая, наш отец Адам и Ева, говорится в нём, - вышли из него, ступая по земле, не зная, что ходят» (2:1). На их недоумение Бог ответил им, что, «как им, так и их потомкам, предстоит теперь жить, стоя на ногах» (3:1).

Затем они заметили, что «тело их изменилось» (4:2 и др.), что глаза их «покрылись плотью и не видят, как раньше» (4:9). Этот факт туманного видения отмечает и апостол Павел, говоря об ограничениях человека, живущего во плоти и о его возможностях, когда он будет освобождён от рабства плоти: «Теперь мы видим как бы сквозь тусклое стекло, гадательно, - говорит он, - тогда же лицем к лицу;

теперь знаю я отчасти, а тогда познаю, подобно как я познан» (1Кор 13: 12).

Следующее, что заметили Адам и Ева, - это то, что «всё их естество, сияющее раньше, теперь стало подобно шероховатой земле, исполненной вскими проблемами» (6:5). «Я создал тебя из света», - сказал Бог Адаму (13:14) и «когда вы подчинялись Мне, вся ваша суть сияла изнутри, поэтому вы могли видеть предметы небесные» (8:2). Теперь же Адаму и Еве казалось, что они вступили в мрак, ибо в раю они по той же причине не знали «ни дня, ни ночи» (34:6).

Вместе с изменением естества появилось чувство жажды «от недостатка воды во плоти» (10:6), так что Адам и Ева «бросались в воду и оставались в ней, растянувшись до тех пор, пока не начинали задыхаться» (9:9).

Из всех этих сообщений особое внимание обращает на себя то, что Адаму и Еве пришлось передвигаться на ногах и чувствовать жажду. Оно невольно заставляет вспомнить символ рыбы, приобретший в христианстве мистическое значение.

Если вспомнить воды жизни Едема, которые обуславливают рай, то можно предположить, что передвижение человека в раю было подобно плаванию или полёту. Символ рыбы очень хорошо вписывается в этот контекст.

Ощущение нехватки воды было обусловлено сухостью приобретённой плоти по сравнению с той, какую они имели раньше. Вследствие этого появилась также боязнь огня, который в раю не мог им причинить никакого вреда. «Теперь, когда мы преступили границы творения, - говорят себе Адам и Ева, - поменялись условия нашей жизни и наше естество изменилось;

но огонь не изменил ни своей природы, ни свою первозданную форму;

поэтому теперь он приобрёл власть над нами: когда мы приближаемся к нему, он сжигает нашу плоть» (гл.44).

И если раньше «ангелы трепетали в присутствии Адама и боялись его, то теперь Адам трепетал перед ними, испытывая перед ними страх» (36: 5).

Согласно этой же книге, Адам и Ева не могли поверить в реальность случившегося с ними, ни представляли себе масштабы трагедии, которую невольно спровоцировали, и дни свои проводили в слезах, вымаливая у Бога позволения вернуться в рай и постоянно спрашивая Его, сколько продлится их несчастье. И Бог в Своём милосердии к Адаму, созданному Им по Своему образу и подобию, объяснил ему, что им предстоит оставаться в этом новом положении пять с половиной дней, после чего Он Сам придёт и спасёт его и его потомков.

(гл.3).

Это сообщение кажется довольно правдоподобным, ибо если иметь в виду, что падение Адама произошло в первый день, то, прибавив к этому первому дню ещё пять с половиной дней, мы окажемся в дне шестом, или иначе в последнем дне творения, когда, согласно Бытию, был создан человек, или скорее, когда человек, наконец, действительно, стал образом и подобием Бога. День же седьмой – это тот день, когда, по словам апостола Павла, «тленное сие облечется в нетление и смертное сие облечется в бессмертие, тогда сбудется слово написанное:

«поглощена смерть победою» (1 Кор 15: 54). Об этом дне, согласно апокрифическому «Завещанию Адама», Бог сказал ему:

«И Я приду в твой дом, и Я буду жить в твоей плоти, и ради тебя Мне угодно будет родиться как [обычному] младенцу» (Завещание Адама).

Вопрос, когда же, наконец, человек освободится от власти смерти, задавали Богу не только Адам и Ева. Его задавали и пророки на протяжении всей истории человечества. И вот как Бог ответил одному из них через Архангела Иеремиила:

«когда исполнится число семян в вас, ибо Всевышний на весах взвесил век сей, и мерою измерил времена, и числом исчислил часы, и не подвинет и не ускорит до тех пор, доколе не исполнится определённая мера» (3Ездр 4 :33-37) Итак, душа Адама и Евы стала уже не той, какой была в раю, ибо «водворилась в тело», а, «водворяясь в теле, - говорит апостол, - мы устранены от Господа» ( Кор 5:6). Эта же мысль в Бытии выражена следующим образом: « И изгнал Бог Адама, и поставил на востоке у сада Едемского Херувима и пламенный меч обращающийся, чтобы охранять путь к дереву жизни» (Быт 3:24).

Этот пламенный меч сжигает плоть, покрывшую нашу душу, не позволяя ей вернуться туда, откуда она была изгнана. Таким образом, можно сказать, что плоть стала преградой между Богом и человеком, ибо плоть и душа так крепко были срощены друг с другом, что человек воспринимал их как одно целое, и плоть губила душу, вернее дух плоти, властвуя над душой, губил её, беззащитную в своём незнании и обманутости. Эту преграду плоти позже устранил Иисус Христос, распяв на кресте Своё тело. В этом смысл следующих слов апостола:

«Он есть мир наш, соделавший из обоих одно и разрушивший стоявшую посреди преграду, упразднив вражду Плотию Своею, а закон заповедей учением, дабы из двух создать в Себе Самом одного нового человека, устрояя мир, и в одном теле примирить обоих с Богом посредством креста, убив вражду на нем»

(Еф 2 : 14-16). Отсюда ясно, что, принеся в жертву свою плоть и потом воскреснув, Христос показал, что плоть и душа вовсе не одно и то же и что спасти душу можно лишь распяв плоть, ибо она дана душе для испытания. Эту же мысль повторяет апостол Андрей, говоря: : «Если вы полагаете, что соединение души и тела и есть душа, так что по их разделении не существует ничего, вы думаете как звери и должны считаться дикими зверями» (Мученичество ап.Андрея 56 (6)) О том же мы читаем и в канонических книгах, где неоднократно и в разных формах подчёркивается, что «плоть и кровь не могут наследовать Царствия Божия, и тление не наследует нетления» (1Кор 15:50), чем даётся нам понять, что, кроме плоти и крови, есть нечто другое, нетленное, которое может его наследовать. Пока человек находится в кожаных одеждах, он не видит это другое, но когда он снимет их, тогда состояние его души раскроется перед его глазами во всей своей счастливой или трагической очевидности.

Относительно того, как и почему были связаны душа и плоть, можно сделать вывод из интересного аллегорического рассказа о слепом и хромом, приводимого в апокрифическом Откровении Иезекииля. Согласно этому рассказу, в некоем царстве справлялось бракосочетание царского сына, на которое были приглашены все вписанные в число войска этого царя. Кроме них, в царстве было два светских человека: один хромой, а другой слепой. Эти не вошли в число приглашённых.

Тогда они решили, пользуясь услугами друг друга, - так, чтобы хромой служил глазами слепому, а слепой – ногами хромому, - проникнуть в царский сад и устроитиь там бесчинства. Будучи пойманными, они стали обвинять друг друга в содеянном. «Хромой сказал слепому: Разве не ты меня нёс на себе? А слепой возразил ему: Разве не сделался ты моими глазами? Так и плоть соединена с душой, - заключает пророк, - и душа с плотью, чтобы обвинить друг друга в общих делах. И последний суд падёт на обеих, на душу и на плоть за добрые и злые дела, которые они совершили вместе». Можем заключить и мы, что, когда мир явленный, или душевный, полностью заслонил в глазах души мир духовный, она как бы ослепла для последнего и понесла на себе хромого, то есть плоть, полученную ею в качестве поводыря.

Та же мысль в апокрифической Легенде об Абгаре выражается следующим образом: «все души людей, которые уходят из этого тела, не умирают, но живут, и поднимаются, и имеют жилища и места отдыха, так как чувство и разум души не прекращаются, потому что бессмертный образ Бога отпечатался в ней. Так как она не бесчувственное тело, которое не понимает отвратительного разложения, постигающего его. Награду и воздаяние она (душа) не может получить без него (тела), потому что действовала не только она, но также и тело, в котором она обитала».

Так что плоть дана душе как подстрекатель, чтобы через плоть проявилась степень чистоты или испорченности души. Поэтому обе они подлежат суду.

--------------------------- 2. Apocalipsis de Ezequiel. Los Apocalipsis. 45 textos apocalpticos. Apcrifos judos, cristianos y nosticos. Antonio Piero EDAF Madrid-, 2007, с.103.– Перевод авторский 4. «Проклята за тебя вся земля»

После грехопадения Адама Бог, обратившись к нему, сказал: «за то, что ты послушал голоса жены твоей и ел от дерева, о котором Я заповедал тебе, сказав:

не ешь от него, проклята земля за тебя;

со скорбью будешь питаться от нее во все дни жизни твоей;

терния и волчцы произрастит она тебе;

и будешь питаться полевою травою;

в поте лица твоего будешь есть хлеб, доколе не возвратишься в землю, из которой ты взят, ибо прах ты и в прах возвратишься» (Быт 3: 17-19).

Если мы вспомним, что Земля в Священном Писании выступает как образ Неба, равно как душа как образ духа, то поймём, что под проклятостью земли следует понимать «проклятость души», или формы мира, вследствие того, что ею овладел нечистый дух самости, который сначала внедрился в Еву, а Ева, став его подобием «внедрилась» в Адама. Таким образом, как душа, так и дух Земли и всего живущего на ней, оказались проклятыми. Это значит, что связь всякой земной твари со Святым Божиим Духом была обрублена, вследствие чего рассыпались все скрепляющие творение связи, и всё, что его составляло, оказалось как бы оставленным на произвол судьбы.

«В тот день, когда Адам вышел из рая,... – говорится в апокрифической Книге Юбилеев, - заключились уста всех зверей, и скота, и птиц, и того, что ходит (ногами), и того, что движется, так что они не могли более говорить, ибо до сего все они говорили между собою одними устами и одним языком. И Он изгнал из сада Едем всякую плоть, которая была в саду Едем;

и рассеялась всякая плоть по своим породам и видам в места, которые для них были созданы (удобны). Только Адаму Он повелел покрывать свою срамоту — ему одному между всеми зверями и скотом. Ради сего Он на скрижалях повелел всем, знающим правду закона, покрывать свою срамоту и не обнажаться, как обнажаются язычники» (Книга юбилеев, гл.3) Здесь интересен факт, что, пока Ева отражала Адама, всё, что его составляло, находилось в нём в единстве. И даже один был язык у человека и у животных.

Когда же Ева, поддавшись духу змея, стала отражать последнего, то она как бы духовно отделилась от Адама и всё, что его составляло рассыпалось во вражде и беспорядке. Было потеряно и взаимопонимание людей и животных, у которых, как мы видели, «заключились уста». Как сказал Бог, «поражу пастыря, и рассеются овцы стада» (Мф 26 : 31).

Так что, зная, что Адам, будучи образом Божьим, заключал в себе образы всего созданного Богом, то есть всей вселенной, мы можем понять, почему за грех Адама оказалась проклятой вся земля, то есть всякая душа;

а также то, что проклятие это выражалось в приобретении ею плоти, то есть в появлении в творении материального мира, который со временем разрушается и который есть искажённый образ истинного, духовного мира. А вместе со всем этим мы можем представить себе масштабы трагедии, постигшей творение. Когда человек, которому был подчинён весь прочий мир, облёкся плотью, плотью же облеклось всё, что его составляет, то есть вся вселенная, вся земля и каждая отдельная тварь.

Плоть эта, отделяющая Бога от души человеческой, была местом поселения духа змея, который, объяв плоть, стал теперь как бы «небом земли», тем воздухом, которым она дышит, то есть он поселился на границе между небом Божьим и землёй странствия человека. И весь мир стал жить, как говорит апостол Павел, «по обычаю мира сего, по воле князя, господствующего в воздухе, духа, действующего ныне в сынах противления» (Еф 2 : 2).

В Священном Писании это место называется ещё и поднебесьем. Отсюда и слова апостола Павла: «наша брань не против крови и плоти, но против начальств, против властей, против мироправителей тьмы века сего, против духов злобы поднебесной» (Еф 6: 12).

Итак, когда в Евангелии от ессев говорилось, что змей овладел дыханием, кровью, костями, плотью, внутренностями, глазами и ушами человека, это означает, что он овладел всем, что внутри и вне человека. И всё это оказалось отстранённым от Бога и лишённым всякой взаимосвязи, характеризующей жизнеспособный организм. Это касается и самой планеты земля, и всякого живого существа, ибо Адаму и Еве было сказано при сотворении их:

«наполняйте землю, обладайте ею, и владычествуйте над рыбами морскими [и над зверями] и над птицами небесными. [и над всяким скотом, и над всею землёю,] и над всяким животным, пресмыкающимся по земле» (Быт 1:28). Обычно это понимается на уровне физическом, но на самом деле здесь речь идёт о духовном заполнении форм, которые в Адаме, духом, который в Еве.

Относительно власти человека над животным миром есть интересное сообщение в апокрифическом Евангелии от Филиппа ( п.58). «Господство человека, - говорится в нём, - не открыто, но скрыто. Поэтому он господин над животными, которые сильнее его и больше размером, как это видно на глаз и как это на самом деле, и вместе с тем это он, кто даёт им пропитание. Но если человек отделяется от них, они убивают друг друга, они кусают друг друга. И они пожирали друг друга, ибо не находили пищи. Но теперь они нашли пищу, ибо человек возделал землю».

Отсюда следует вывод, что когда человек живёт в сознании Божием, то есть когда в нём обитает Святой Божий Дух, весь мир погружён в сознание Божие, и всё подчиняется человеку как Богу.

Поэтому и говорит апостол: «всякое естество зверей и птиц, пресмыкающихся и морских животных укрощается и укрощено естеством человеческим». (Ик 3: 7) Но это касается истинного человека, который проявляется лишь тогда, когда находится в союзе с Создателем, ибо когда он в союзе с Ним, союз с прочей тварью осуществляется автоматически. Союз этот – по сути разума и воли - осуществляется Святым Божиим духом. При этом вся тварь, как уже было сказано, погружается в гармонию, то есть такое единство является основой жизни всех составляющих его, потому что человек и животный мир также соотносятся друг с другом, соответственно, как разум и воля, которые должны действовать воедино. Отсюда ясно, что как в подсознании человека лежит любовь к Богу, так и в подсознании животных лежит любовь к человеку.

Когда же человек отделяется в сознании своём от Бога, то и весь мир как бы теряет основу любви, связывающей всех воедино, и дичает. Так с падением человека пала вместе с ним и вся прочая тварь, оказавшись не по своей воле отделённой от Творца. Единство всей твари было разрушено. Поэтому своим падением человек навлёк проклятие на всю землю. Когда сказал ему Бог:

«проклята земля за тебя», это означало, что проклято и всё живущее на земле: всё, чем человек обладал внутри и вне себя, всё, что было ему «подчинено», восстало против него. Фактически, он сам восстал против самого себя, ибо, отделившись от Бога, он отделился, образно говоря, от мистической головы своей, которая даёт пищу всему телу, то есть питает его всем необходимым для жизни. Потеряв же голову, тело начинает съедать самое себя. Поэтому, когда в Бытии говорится, что «выслал Господь Адама из сада Едемского, чтобы возделывать землю, из которой он взят», это следует понимать ещё и как «выслал на укрощение слепленной из земли плоти, подобно тому как укрощаются животные». Возделанная земля – это земля послушная, гармоничная, а невозделанная – не имеет хозяина и дика. В этом причина того, что, когда отсутствует человек, то есть голова, тогда сильные начинают убивать и пожирать слабых, иными словами, плоть начинает разрушать самаю себя, и в жизнь входит смерть. Когда в вышеприведённом фрагменте Христос, имея в виду животных, говорит, что «теперь они нашли пищу, ибо человек возделал землю», то имеет в виду Своё присутствие, то есть присутствие истинного Человека, истинной главы тела, духа, обеспечивающего как гармонию, так и бессмертие всего сущего. В Евангелии псевдо-Матфея содержатся рассказы о том, как в присутствии Иисуса Христа укрощались и радовались даже самые дикие звери. Вот небольшой отрывок из одного из них: «... вдруг вышел Иисус из пещеры, и львы предшествовали Ему, и львята резвились у ног Его. Родители же Иисуса стояли в стороне, поникнув, и смотрели на Него;

и народ тоже стоял поодаль, боясь львов и не смея подойти.

Тогда сказал Иисус народу: «Насколько лучше вас звери дикие, знающие своего Господина и прославляющие Его;

вы же, люди, созданные по образу Божию и подобию Его, не знаете Его. Звери узнали Меня и смягчились, люди видят Меня, но не признают».

После этого Иисус на глазах у всех перешел Иордан вместе со львами, и воды иорданские расступились перед Ним. Тогда сказал Он во всеуслышание львам:

«Идите с миром и не делайте никому зла, но пусть никто не вредит и вам, пока не вернетесь туда, откуда пришли». И они, простившись с Ним – не голосом, но всем существом своим, - вернулись в пещеру» (Евангелие псевдо-Матфея, 35-36) «Бог создал человека для нетления, - говорится в Премудростях Соломона, - и соделал его образом вечного бытия Своего, но завистью диавола вошла в мир смерть, и испытывают ее принадлежащие к уделу его» (Прем 2: 23-24).

Испытывает её и земля. До этого цветущая и райская, она оскудела так, что и человеку, и прочей твари пришлось с большим трудом добывать себе пищу.

Некогда полная изобилия, она стала походить на пустыню. Именно так – пустыней – называет Бог Свой разорённый рай. Одним словом, человек вверг себя и весь мир в борьбу за существование, навлёк на всё живое взаимную вражду и восстановил против себя многих животных и стал причиной также страданий земли, подвергшейся всяческим катаклизмам.

«Долго ли будет сетовать земля, и трава на всех полях – сохнуть? – спрашивает пророк у Бога. - Скот и птицы гибнут за нечестие жителей её», (Иерем 12, 4). Так сетует Иеремия, подчёркивая, что вина за собственное страдание и за страдание животных лежит на человеке, от которого зависит также избавление. Поэтому взоры всей твари обращены к человеку в подсознательном ожидании его преобразования. Как говорит апостол Павел, «тварь с надеждою ожидает откровения сынов Божиих, потому что тварь покорилась суете не добровольно, но по воле покорившего ее, в надежде, что и сама тварь освобождена будет от рабства тлению в свободу славы детей Божиих. Ибо знаем, что вся тварь совокупно стенает и мучится доныне;

и не только она, но и мы сами, имея начаток Духа, и мы в себе стенаем, ожидая усыновления, искупления тела нашего» (Рим 8, 19-23).

Итак, тварь не добровольно покорилась суете, а по воле покорившего её, ибо сначала согрешил человек, и лишь потом, вслед за ним согрешила и прочая тварь.

И когда восстанет падший, преобразуется и вся земля. Как бы утверждая эту мысль, Енох говорит об этих днях искупления:

«В те дни восстанет Избранный;

и земля возрадуется, и на ней будут жить праведные, и избранные будут ходить и шествовать по ней» (Кн. Еноха 8: 43) Таким образом под понятием грехопадения Адама скрывается грехопадение духа и души человека, ввергшего всё творение в величайшую трагедию.

«Между небом и землёй» поселилась духовная преграда. Это о ней говорит пророк Захария в образе женщины в ефе:

«И вышел Ангел, говоривший со мною, и сказал мне: подними еще глаза твои и посмотри, что это выходит? Когда же я сказал: что это? Он отвечал: это выходит ефа, и сказал: это образ их по всей земле. И вот, кусок свинца поднялся, и там сидела одна женщина посреди ефы. И сказал он: эта женщина – само нечестие, и бросил ее в средину ефы, а на отверстие ее бросил свинцовый кусок. И поднял я глаза мои и увидел: вот, появились две женщины, и ветер был в крыльях их, и крылья у них как крылья аиста;

и подняли они ефу и понесли ее между землею и небом. И сказал я Ангелу, говорившему со мною: куда несут они эту ефу? Тогда сказал он мне: чтобы устроить для нее дом в земле Сеннаар, и когда будет все приготовлено, то она поставится там на своей основе» (Зах 5: 5-11) Здесь замечание «понесли её между небом и землёй» свидетельствует именно о месте обитания этого «образа» нечестия, распространившегося «по всей земле».

Это тот самый «князь, господствующий в воздухе» (Еф 2: 2) среди «духов злобы поднебесной», «мироправитель тьмы века сего» (Еф 6: 12), виновник отделения славы Божьей от Отца и Супруга её непроницаемой преградой.

Наиболее ярко суть происшедшего исходит из следующих слов Еноха, относящихся ко дню суда:

«И в те дни наступит осуждение Господа духов, и откроется хранилище вод, которые сверху на небесах, и, кроме них, те источники, которые под небесами и внизу в земле. И все воды на земле соединятся с водами, которые в верху на небесах;

вода же, которая вверху на небе, есть мужская, и вода, которая внизу на земле, есть женская. И тогда будут уничтожены все, которые живут на земле и которые живут между пределами неба. И чрез это они узнают всю неправду, которую они совершили на земле и за которую погибают» (Кн.Еноха 8:

65-68).

Слова «И все воды на земле соединятся с водами, которые в верху на небесах;

вода же, которая вверху на небе, есть мужская, и вода, которая внизу на земле, есть женская» означают уничтожение преграды между Небом и Землёй, мешающей их соединению, между Адамом и Евой, между Богом как главой и человеком как мистическим телом Божьим, между Духом Божьим и Душой Его, между Творцом как супругом, или Женихом, и созданием Его как Женой, или Невестой.

Преграда, о которой идёт речь, двойственна: она духовна, так как дух диявола обитает в воздухе, или «между пределами неба», то есть «между небом и землёй», и материальна, так как сила его гнездится в материальном, или плотском мире, где обитает его душа.

Часть III.

Библейский змей, его имена и их лингвистический калейдоскоп.

1. Древний змей, или дракон, и возникновение ада.

Третьим действующим лицом грехопадения был змей, этот, согласно Бытию, самый хитрый из всех полевых зверей (Быт 3 : 1). Он был первым, к кому обратился Господь с упрёком.«И сказал Господь Бог змею: за то, что ты сделал это, проклят ты пред всеми скотами и пред всеми зверями полевыми;

ты будешь ходить на чреве твоем, и будешь есть прах во все дни жизни твоей;

и вражду положу между тобою и между женою, и между семенем твоим и между семенем ее;

оно будет поражать тебя в голову, а ты будешь жалить его в пяту» (Быт 3: 14 15).

Заметим, что Господь говорит: «проклят ты», а не «Я проклинаю тебя». Точно так же Он говорит и Адаму: «проклята за тебя земля», а не «Я проклинаю за тебя землю». Такая форма выражения свидетельствует о том, что несчастье заключалось в самом нарушении Слова Божьего, ибо нарушить Его Слово значит нарушить Закон Жизни. Ведь Бог из ничего всё сложил так, что зажёгся свет жизни. Разрушение этого расклада Божьего равносильно стремлению возвратиться к первоначальному «ничего», то есть ко тьме небытия.

Проклятие, таким образом, есть отсутствие Жизни. А отсутствие Жизни есть умирание и смерть. Именно это имеет в виду Соломон, когда говорит, что «Бог не сотворил смерти и не радуется погибели живущих, ибо Он создал все для бытия»

(Прем.Сол. 1:13 ).

Следовательно, в основе Жизни лежит некий Закон, который мы называем Истиной. Иначе мы можем сказать, что Жизнь есть Истина, или Истина есть Жизнь. Отсутствие же Жизни есть отсутствие Истины. Поэтому Соломон чуть ниже добавляет: «Праведность бессмертна, а неправда причиняет смерть»

(Прем.Сол. 1: 15), то есть следующий правде, или Истине, бессмертен, а не следующий ей пребывает в неправде, или кривде, которая есть синоним смерти.

Поэтому Бог называет змея, отстранившего человека от правды, «лжецом и отцом лжи» а также «человекоубийцей от начала», который «не устоял в истине» (Ин 8 :

44). А в «Оракулах сивиллы» он даже выступает как «матереубийца», ибо посеяв в Еве – духовной матери всех живущих – своё семя лжи, он спровоцировал смертность как её самой, так и всего, рождённого ею.

Когда Бог говорит змею: «ты будешь ходить на чреве твоём», мы представляем себе змея, ползущего на своём животе. Но это лишь образ истинного смысла этих слов, который нам помогает понять следующая за ними фраза: «и вражду положу между тобою и между женою, и между семенем твоим и между семенем ее;

оно будет поражать тебя в голову, а ты будешь жалить его в пяту».

Совершенно очевидно, что, кроме прямого смысла, который здесь вторичен, фраза эта имеет и подспудное значение, заключающееся в появлении двух разных, враждующих друг с другом поколений: поколения истины и поколения лжи, которое «будет ходить на чреве своём», то есть будет руководствоваться «чревом» своим. А словами «будешь есть прах во все дни жизни твоей» Господь как бы знаменует возникновение ада. Это исходит из следующего описания, которое мы находим в апокрифичеком «Апокалипсисе Варуха»:

«И показал он мне, - говорит пророк, - равнину и змея, длиной, как мне показалось, около двух сотен плетров. И показал он мне ад, и вид его был мрачный и непотребный. И сказал я: «Что это за дракон, и что за дикость вокруг него?» И сказал ангел: «Дракон этот есть пожирающий тела живущих неправедной жизнью, ими же он питается, то же, что вокруг него – ад, который сам подобен ему, где он пьет из моря примерно с локоть, а воды нисколько не убывает»» (Апокр.Апокалипсис Варуха 4).

Здесь, как видим, змей называется драконом, который пожирает «тела живущих неправедной жизнью», то есть «прах» смертных. Забегая вперёд, отмечу, что под «телами» имеется в виду не только внешняя плоть, но и душа смертных, ибо и она была создана из «праха земного», хотя и отличается от второй своим бессмертием. Но обратим внимание также на то, что речь здесь идёт о двух реалиях: о «драконе» и об «аде», который окружает дракона и «подобен» ему. И хотя связь их кажется комментаристам текста «труднообъяснимой, 1 на самом деле, её можно постигнуть в той же отмеренной нам Богом мере, в какой постигается нами Святая Троица, ибо всё, связанное со змеем, как увидим дальше, является искажением последней.

Из слов ангела ясно, что змей, или дракон, находится в аду, ибо то, что вокруг него – это ад. Причём ад этот «подобен» ему, то есть является его отражением.

Следовательно, дракон является духом и создателем ада, как Святой Дух является Духом и создателем рая. В истинности такой параллели можно лишний раз убедиться из последующих слов Варуха:

«И сказал я, Варух, ангелу: «Спрошу я тебя об одном, господин: когда уж сказал ты мне, что выпивает дракон из моря локоть, скажи мне: какова глубина чрева его?» И сказал ангел: «Чрево его – ад, и сколько пролетает свинец, пущенный тремястами мужами, таково и чрево его» (Апокр.Апокалипсис Варуха 5).

В этом отрывке, наоборот, адом называется «чрево» дракона. Противоречие?

Нет. Это как бы опрокинутая копия той связи, которой связаны Святой Дух и Сын Божий и которая определяется состоянием: «быть в духе и иметь в себе дух».

Это нам подсказывает, что ад есть отражение духа, который в нём. Этот дух олицетворяется в данном случае драконом, о котором в первом отрывке говорится, что он «пожирает тела живущих неправедной жизнью, ими же он питается».

Подобная мысль высказывается и в канонических книгах, в частности, в книге пророка Иеремии, где говорится:

«Пожирал меня и грыз меня Навуходоносор, царь Вавилонский;

сделал меня пустым сосудом;

поглощал меня, как дракон;

наполнял чрево свое сластями моими, извергал меня. Обида моя и плоть моя – на Вавилоне, скажет обитательница Сиона, и кровь моя – на жителях Халдеи, скажет Иерусалим» (Иер 51: 33-35).

Здесь под Вавилоном и царём его Навуходоносором подразумевается дракон и его чрево, которое и в нём, и вокруг него: «наполнял чрево свое сластями моими, извергал меня».

Из сказанного следует, что «дракон» и «ад» едины и противостоят единству Святого Духа и рая, Святого Духа и Сына Божьего, Адама и духа его – Евы.

--------------------- 1. См. в комментариях к Апокалипсису Варуха. Можно понять, что змей и ад, хотя и не отождествляются, тем не менее находятся в какой-то труднообъяснимой связи друг с другом, что справедливо было отмечено Джеймсом в его комментарии. Ср. ниже, в гл. 5: «чрево его (дракона) – ад».

Отсюда становится ясно, что змей является образом нечистого духа, а ад и смерть – подобием его. Так что, когда в вышеприведённом свидетельстве Божьем о проклятии змея говорится, что «положу вражду между тобою и между женою, и между семенем твоим и между семенем её», подразумевается смертельная вражда двух женских, то есть духовных начал.

Эти женские начала уже явно противопоставлены в Откровении Иоанна, где, с одной стороны, говорится о «жене, облеченной в солнце под ногами ее луна, и на главе ее венец из двенадцати звезд. Она имела во чреве, и кричала от болей и мук рождения», а, с другой стороны, о «большом красном драконе с семью головами и десятью рогами», ставшим перед нею «дабы, когда она родит, пожрать её младенца» (Откр 12: 1-4). Причём дракон этот также олицетворяется «женой», но уже другой, «сидящей на звере багряном, преисполненном именами богохульными, с семью головами и десятью рогами», который есть подобие самого семиглавого дракона. Жена эта названа «вавилонской блудницей». Она «облечена была в порфиру и багряницу, украшена золотом, драгоценными камнями и жемчугом, и держала золотую чашу в руке своей, наполненную мерзостями и нечистотою блудодейства ее;

и на челе ее написано имя: тайна, Вавилон великий, мать блудницам и мерзостям земным» (Откр 17: 1-5).

Что касается первой «жены», стоящей на луне, то она олицетворяет Луну как самую прекрасную звезду, отражающую свет Солнца. Луна по отношению к Солнцу есть то же, что Земля в отношении Неба, жена в отношении мужа, Ева в отношении Адама. Венец из двенадцати звёзд говорит о том, что она предназначена царствовать, но кричит от болей и мук рождения, потому что подпала под власть дракона, который властвует над ней. Таким образом, она, по большому счёту, олицетворяет жертву дракона, или всё творение, оказавшееся в состоянии разложения.

Вторая же «жена» представляет собой царицу падшего мира, то есть мира «кривды» и «блюдодейства». Поэтому она облечена в царские одежды, а на рогах дракона, на котором она сидит, «десять диадим» - признак царской власти, - а на головах его имена богохульные» (Откр 13: 1), свидетельствующие о её восстании против Бога. И пьёт она из чаши, «наполненной мерзостями и нечистотою её блудодейства».

Это мистическое пресмыкающееся – дух и душа ада – в Библии чаще всего называется диаволом, или сатаною.

2.Сатана – диавол О том, что под диаволом и сатаною в Священном Писании скрывается именно древний змей, прямо свидетельствует Откровение Иоанна, где говорится: «и низвержен был, великий дракон, древний змей, называемый диаволом и сатаною...» (Ин 12: 9).

Слово «диавол» греческого происхождения. Оно появляется лишь в переводах, чередуясь со словом «сатана». В еврейском же тексте встречается только слово «сатана».

Об этимологии слова «диавол» я уже неоднократно писала в других местах.

Здесь лишь повторю, что принятое её объяснение лишено смысла и никак не связано с тем значением, которое придаётся этому слову в Священном Писании, ибо этимологию корня «вол» () связывают с глаголом ballein – 'бросать. В сочетании с приставкой, которая в греческом языке является предлогом, означающим того, кто разделяет, или вносит раздор, глагол этот ничего нам не даёт, кроме бессмысленной абракадабры. Однако, рассмотрев этимологию слова с точки зрения того смысла, который в него вкладывается, мы найдём, что корень его «вол» (), скорее всего, является лингвистической дерривацией слова «Eл»

(El), то есть Бог. 1 В этом случае «диавол» будет означать того, кто «разделил»

Бога, то есть отделил Его от Его твари, встал между Богом и Его образом. Как видим, это объяснение как нельзя лучше подходит к библейскому контексту этого слова, о чём я говорила выше в разделе о грехопадении. Таким образом, слово «диавол», возникшее как определение восставшего против Бога духа, постепенно субъективизировалось и стало восприниматься как существительное, означающее самого этого духа.

Можно предположить, что слово «сатана» по смыслу тождественно слову «диавол». То есть тоже означает того, кто «разделил» Бога, или вмешался в Бога.

«Сатана» на еврейском языке означает «врага», «того, кто противодействует», то есть является определением, происшедшим от глагола «сатан» («оказывать противодействие»), который можно интерпретировать как «препятствовать соединению Бога с человеком». А какого типа это противодействие или препятствие, помогает нам раскрыть лингвистический калейдоскоп данного корня, присутствующего во многих других языках.

Например, в арабском языке оно звучит как «shaуtan». Несомненно, одного с ним происхождения глагол «аshata», означающий «уничтожить», «разрушить», «убить». Уверенность в этом объясняется тем, что, как мы видели, змей, которого определяет слово «сатана», называется «человекоубийцей». Он же тот, кто разрушил жизнь смертью.

Одного происхождения со словом «сатана», как видно, и арабский глагол «shayyata», означающий «палить», «обжигать», а также наименование «Shayti», данное горячему пыльному вихрю пустыни (смерчи), иссушающему и сжигающему насаждения, подобно тому, как огонь самости, возбуждённый змеем, иссушил душу человека, лишённую охлаждающих вод Едема и сжегший потом само Древо Познания, о чём я говорила в соответствующей главе.


Тот же корень я вижу и в санскритском слове «stenah», которое означает «вор». Мы знакомы и с этим определением сатаны, который в апокрифическом Евангелии ессеев сравнивается с вором, прокравшимся в чужой дом. А в каноническом Евангелии Сам Иисус Христос противопоставляет себя вору следующим образом: «Вор приходит только для того, чтобы украсть, убить и погубить. Я пришёл для того, чтобы имели жизнь и имели с избытком» (Ин 10:

10). Это противопоставление тождественно противопоставлению диаволу, ибо диавол поступил как вор.

Вероятно также этимоллогическое единство с «сатаной» санскритских «shatruh» - враг и «shesha» - тысячеглавый змей;

авестийских «sadra» - скорбь, страдание, боль, беда, несчастье, горе – и « sathram» - тиран, а также shatiku кечуа, происходящего от satiy – вмешиваться, и означающий вмешавшийся.

Кроме того, можно предположить, что сатане обязаны своим происхождением и слова «сутана» и «сатин», ибо сутаной называется верхняя одежда священников, символизирующая тьму века сего и предполагающая отказ от всех его радостей и наслаждений во имя потерянной вечности. Сатин же, представляющий собой род шерстяной одежды, восходит к латинскому seta, что ------------------- 1. Аргументацию подобных трансформаций см. в моей книге «Загадочный Арарат».

означает грубый волос, щетина, когда-то возникшему, вероятно, из сравнения всё с той же внешней, грубой плотью человека, виновником которой стал сатана.

К этому же корню должно восходить и наименование греческого божества смерти - Танатоса.

Из сказанного видно, что корень этот в негативном смысле известен с очень древних времён, возможно, он является одним из корней, восходящих ещё ко временам до Вавилонского столпотворения, то есть относящихся к праязыку человечества.

Этот древний змей – диавол и сатана – в Библии называется также левиафаном.

3. Левиафан В канонических книгах Старого Завета слово «левиафан» упоминается дважды:

в книге Иова и у Исайи.

В книге Иова «левиафан» как бы отждествляется с бегемотом, хотя при описании этого последнего проявляются также черты крокодила.

«Вот бегемот, которого Я создал, как и тебя;

он ест траву, как вол;

вот, его сила в чреслах его и крепость его в мускулах чрева его;

поворачивает хвостом своим, как кедром;

жилы же на бедрах его переплетены;

ноги у него, как медные трубы;

кости у него, как железные прутья;

это – верх путей Божиих;

только Сотворивший его может приблизить к нему меч Свой;

горы приносят ему пищу, и там все звери полевые играют;

он ложится под тенистыми деревьями, под кровом тростника и в болотах;

тенистые дерева покрывают его своею тенью;

ивы при ручьях окружают его;

вот, он пьет из реки и не торопится;

остается спокоен, хотя бы Иордан устремился ко рту его. Возьмет ли кто его в глазах его и проколет ли ему нос багром? Можешь ли ты удою вытащить левиафана и веревкою схватить за язык его? Вденешь ли кольцо в ноздри его? Проколешь ли иглою челюсть его?

..... можешь ли пронзить кожу его копьем и голову его рыбачьею острогою?» (Иов 40: 10-21, 26) Сразу заметим два момента: во-первых, здесь имеется в виду не простой, всем известный «бегемот», который может быть убит человеком, а аллегория некоего существа, с которым может справиться один лишь Бог, ибо сказано: «это – верх путей Божиих;

только Сотворивший его может приблизить к нему меч Свой» (14), и, во-вторых, в этом отрывке Бог говорит о «бегемоте», которого, впрочем, в конце отрывка называет «левиафаном», чем даёт нам понять, что в Его глазах «левиафан» и «бегемот» - одно и то же существо.

Затем обратим внимание на то, что при описании этого существа смешиваются черты бегемота, змея и крокодила.

Мы видим бегемота, когда говорится, что он «ест траву» и что «ноги у него, как медные трубы», а «кости у него, как железные прутья» (13).

Когда же отмечается, что «его сила в чреслах его и крепость его в мускулах чрева его;

поворачивает хвостом своим, как кедром» (11-12), когда Господь спрашивает: «Можешь ли ты удою вытащить левиафана и веревкою схватить за язык его? Вденешь ли кольцо в ноздри его? Проколешь ли иглою челюсть его?

(20-21)..... можешь ли пронзить кожу его копьем и голову его рыбачьею острогою?»(26), мы воображаем уже крокодила, ибо это описание крокодила, а не бегемота, а упоминание уды заставляет нас думать, что существо это живёт в морях или реках.

Когда говорится, что «горы приносят ему пищу, и там все звери полевые играют;

он ложится под тенистыми деревьями, под кровом тростника и в болотах;

тенистые дерева покрывают его своею тенью;

ивы при ручьях окружают его» (15 17), мы видим змея, ибо ни бегемоты, ни крокодилы не живут в горах, но змеи живут как в горах, так и под тенистыми деревьями, в тростниках, в реках.

Но описание на этом не заканчивается. В следующей, 41-ой, главе той же книги Иова Бог более подробно описывает силу этого, по всей видимости, «земноводного» чудовища:

«...... Не умолчу о членах его, - говорит Он, - о силе и красивой соразмерности их» (41: 4). Далее оно проявляется ещё и как огнедышащий дракон: «из пасти его выходят пламенники, выскакивают огненные искры;

из ноздрей его выходит дым, как из кипящего горшка или котла. Дыхание его раскаляет угли, и из пасти его выходит пламя» (41: 11-13).

Сцепление челюстей его напоминает нам врата ада: «кто подойдет к двойным челюстям его? Кто может отворить двери лица его? Круг зубов его – ужас;

крепкие щиты его – великолепие;

они скреплены как бы твердою печатью;

один к другому прикасается близко, так что и воздух не проходит между ними;

один с другим лежат плотно, сцепились и не раздвигаются.... Он кипятит пучину, как котел, и море претворяет в кипящую мазь;

оставляет за собою светящуюся стезю;

бездна кажется сединою» (41: 5-9 и 23-24).

Когда говорится, что «на все высокое смотрит смело;

он царь над всеми сынами гордости», в левиафане-бегемоте- крокодиле мы видим ангела, восставшего против Бога.

Отсюда ясно, что во всех тех случаях, когда в Священном Писании упоминается «крокодил», имеется в виду тот же восставший ангел. Так, в пророчествах Исайи и Иезекииля, «крокодилом» называется египетский фараон, потому что Бог, обращаясь к человеку, обращается не к телу его, которое есть всего лишь сосуд для духа, а к самому духу, наполняющему его.

«Говори и скажи, - приказывает Бог пророку:

- так говорит Господь Бог: вот, Я – на тебя, фараон, царь Египетский, большой крокодил, который лёжа среди рек своих, говоришь: «моя река, и я создал её для себя». Но Я вложу крюк в челюсти твои и к чешуе твоей прилеплю рыб из рек твоих, и вытащу тебя из рек твоих со всею рыбою рек твоих, прилипшею к чешуе твоей;

и брошу тебя в пустыне, тебя и всю рыбу из рек твоих, ты упадешь на открытое поле, не уберут и не подберут тебя;

отдам тебя на съедение зверям земным и птицам небесным. И узнают все обитатели Египта, что Я Господь» (Иез 29: 3-6).

Как видим, образы книги Иова повторяются в пророчестве Иезекииля. И не раз.

«Сын человеческий! – говорит он в другом месте, -подними плач о фараоне, царе Египетском, и скажи ему: ты как молодой лев между народами и как чудовище в морях, кидаешься в реках твоих, и мутишь ногами твоими воды, и попираешь потоки их. Так говорит Господь Бог: Я закину на тебя сеть Мою в собрании многих народов, и они вытащат тебя Моею мрежею. И выкину тебя на землю, на открытом поле брошу тебя, и будут садиться на тебя всякие небесные птицы, и насыщаться тобою звери всей земли. И раскидаю мясо твое по горам, и долины наполню твоими трупами. И землю плавания твоего напою кровью твоею до самых гор;

и рытвины будут наполнены тобою. И когда ты угаснешь, закрою небеса и звезды их помрачу, солнце закрою облаком, и луна не будет светить светом своим. Все светила, светящиеся на небе, помрачу над тобою и на землю твою наведу тьму, говорит Господь Бог» (Иез 32: 2-8).

Уже по упоминанию «морского чудовища», по закинутой «сети», «крюку» и «мреже» ясно, что речь здесь всё о том же «крокодиле», или «левиафане», место обитания которого Иезекииль называет «землёю плавания» его.

В этом смысле интересно ещё одно упоминание «крокодила» в пророчествах Исайи, касающихся исхода сынов Божьих, когда, поразив крокодила в лице Египетского фараона, Бог иссушил «воды великой бездны», чтобы искуплённые могли пройти.

«Восстань, восстань, - призывает в них пророк к Богу, - облекись крепостью, мышца Господня! Восстань, как в дни древние, в роды давние! Не ты ли сразила Раава, поразила крокодила? Не ты ли иссушила море, воды великой бездны, превратила глубины моря в дорогу, чтобы прошли искупленные? И возвратятся избавленные Господом и придут на Сион с пением, и радость вечная над головою их;

они найдут радость и веселье: печаль и вздохи удалятся» (Ис 51:

9-11).

Здесь «воды великой бездны» соответствуют, судя по сходству содержания двух вышеприведённых отрывков «земле плавания» крокодила. Об этих водах сказано в Откровении относительно конца времён:

«И увидел я новое небо и новую землю, ибо прежнее небо и прежняя земля миновали, и моря уже нет» (Откр 21: 1).

Замечание «и моря уже нет», означает, что не будет той среды, где обитал этот «крокодил».

О том, что под «крокодилом» имеется в виду «левиафан», видно и из следующих слов Исайи:

«В тот день поразит Господь мечом Своим тяжелым, и большим и крепким, левиафана, змея прямо бегущего, и левиафана, змея изгибающегося, и убьет чудовище морское. В тот день воспойте о нем – о возлюбленном винограднике: Я, Господь, хранитель его, в каждое мгновение напояю его» (Ис 27: 1-3), ибо день поражения «левиафана» будет так же, как и день поражения «крокодила», днём восстановления «возлюбленного виноградника» Божьего, то есть человека и рая – земли обитания его. Но вот, кроме этого, пророк здесь уже прямо называет «левиафана» змеем, причём отмечает существование двух категорий змея:


«левиафана, змея прямо бегущего, и левиафана, змея изгибающегося», под которыми нетрудно восстановить «бегемота», который бежит прямо, и «крокодила», который извивается. Оба они, как видно составляют части «чудища морского», которое окажется убитым после того, как Господь поразит их.

Это видно из сообщения Ездры о пятом дне творения:

«В пятый день, - говорит Ездра, - Ты сказал седьмой части, в которой была собрана вода, чтобы она произвела животных, летающих и рыб, что и сделалось.

Вода немая и бездушная, по мановению Божию, произвела животных, чтобы все роды возвещали дивные дела Твои. Тогда Ты сохранил двух животных: одно называлось бегемотом, а другое левиафаном. И Ты отделил их друг от друга, потому что седьмая часть, где была собрана вода, не могла принять их вместе.

Бегемоту Ты дал одну часть из земли, осушенной в третий день, да обитает в ней, в которой тысячи гор. Левиафану дал седьмую часть водяную, и сохранил его, чтобы он был пищею тем, кому Ты хочешь, и когда хочешь» (3 Ездр 6: 47-52).

Замечание «Ты отделил их друг от друга» свидетельствует о том, что «бегемот» и «левиафан» составляли одну суть, которая была разделена. На то, какое это было разделение, проливают некоторый свет слова Еноха:

«Но вот, - говорит патриарх, - придет день, и власть, и наказание, и суд, что приготовил Господь духов для тех, которые преклоняются пред праведным судом, и для тех, которые отвергают праведный суд, и для тех, которые напрасно употребляют Его имя;

и тот день будет для избранных защитою, а для грешников расследованием. И в тот день будут распределены два чудовища: женское чудовище, называемое Левияфа, чтобы оно жило в бездне моря над источниками вод, мужеское же называется Бегемотом, который своею грудью занимает необитаемую пустыню, называемую Дендаин, находящуюся на востоке сада, где живут избранные и праведные и куда взят мой дед, седьмой от Адама первого человека, которого сотворил Господь духов.

И я молил того другого ангела, чтобы он показал мне власть тех чудовищ, как они разделены в один день, и одно было поставлено в глубину моря, а другое на твердую почву пустыни. И он сказал мне: «ты, сын человеческий, - ты добиваешься здесь узнать, что сокрыто» (Ап.книга Еноха, 10, 8-9).

Патриарх, фактически, говорит о том же, что и пророк Ездра, но добавляет, что одно из чудовищ – «Левияфа» – было женским, а второе – «Бегемот» – мужским.

«Эти два чудовища, - говорится далее, - приготовлены сообразно с величием Божиим для того, чтобы быть накормленными, дабы осуждение Божие не было тщетным;

и будут умерщвлены сыны со своими матерями и дети со своими отцами. Когда осуждение Господа духов будет пребывать над ними, то будет пребывать для того, чтобы осуждение Господа духов не сделалось тщетным по отношению к ним;

после этого будет суд по Его милосердию и терпению»

(Ап.книга Еноха, 10: 22-23) Но вот смысл такого разделения, кажется, объясняют следующие слова пророка Еноха:

«И сказал опять Господь Рафуилу: «Свяжи Азазела по рукам и ногам и положи его во мрак;

сделай отверстие в пустыне, которая находится в Дудаеле, и опусти его туда. И положи на него грубый и острый камень, и покрой его мраком, чтобы он оставался там навсегда, и закрой ему лицо, чтобы он не смотрел на свет! И в великий день суда он будет брошен в жар (в геенну). И исцели землю, которую развратили ангелы» (Кн. Еноха 2: 35-38).

Об имени Азазел, которое является одним из имён «змея», я буду говорить отдельно. Но здесь хочу обратить внимание на так называемую пустыню «Дудаел», являющуюся, как видно, той же пустыней, которая в верхнем отрывке была названа «Дендаином», то есть тем же местом к востоку от рая, куда ушёл Каин. В верхнем отрывке говорится, что Бегемот «грудью занимает необитаемую пустыню, называемую Дендаин», а в нижнем отмечается, что Азазел был опущен в отвестие, сделанное в пустыне «Дудаел», то есть в отверстие, сделанное в Бегемоте. Отсюда мы можем заключить, что «Левиафан», представлял собой как бы сердце «Бегемота», то «каменное сердце», о котором говорил Иов.

Ключ к единству «левиафана» и «бегемота», кажется, лежит в той же связи, которая существует между «драконом» и «адом». Как я уже отмечала, говоря о драконе, ад располагается, как в чреве дракона, так и вокруг него. В этом смысле «левиафана» можно увидеть и в ките, во чреве которого пророк Иона провеёл три дня:

«И взяли Иону и бросили его в море, - говорится в книге Ионы, -.... И повелел Господь большому киту поглотить Иону;

и был Иона во чреве этого кита три дня и три ночи. И помолился Иона Господу Богу своему из чрева кита и сказал: к Господу воззвал я в скорби моей, и Он услышал меня;

из чрева преисподней я возопил, и Ты услышал голос мой. Ты вверг меня в глубину, в сердце моря, и потоки окружили меня, все воды Твои и волны Твои проходили надо мною. И я сказал: отринут я от очей Твоих, однако я опять увижу святый храм Твой. Объяли меня воды до души моей, бездна заключила меня;

морскою травою обвита была голова моя. До основания гор я нисшел, земля своими запорами навек заградила меня;

но Ты, Господи Боже мой, изведешь душу мою из ада. Когда изнемогла во мне душа моя, я вспомнил о Господе, и молитва моя дошла до Тебя, до храма святаго Твоего.Чтущие суетных и ложных богов оставили Милосердаго своего, а я гласом хвалы принесу Тебе жертву;

что обещал, исполню: у Господа спасение!

И сказал Господь киту, и он изверг Иону на сушу» (Иона 1: 15;

2) Это «чрево» кита, которое называется также «сердцем моря», Христос назвал «сердцем земли»: «ибо как Иона был во чреве кита три дня и три ночи, - сказал Он, - так и Сын Человеческий будет в сердце земли три дня и три ночи» (Мф 12:

40).

Ясно, что под «китом» имеется в виду то же «морское чудовище», левиафан или крокодил, о котором говорилось выше, а под «чревом» его, или «сердцем моря (земли)» - тот же ад, который Варух увидел как «чрево дракона». Описание этого ада мы находим и в псалмах. Например, нижеприводимые слова псалмопевца являются как бы отголоском случившегося с Ионой:

«Объяли меня муки смертные, и потоки беззакония устрашили меня;

цепи ада облегли меня, и сети смерти опутали меня. В тесноте моей я призвал Господа и к Богу моему воззвал. И Он услышал от [святаго] чертога Своего голос мой, и вопль мой дошел до слуха Его..... Он простер руку с высоты и взял меня, и извлек меня из вод многих;

избавил меня от врага моего сильного и от ненавидящих меня, которые были сильнее меня...». (Пс 17: 5-7, 17-18) А также:

«Спаси меня, Боже, ибо воды дошли до души [моей]. Я погряз в глубоком болоте, и не на чем стать;

вошел во глубину вод, и быстрое течение их увлекает меня. Я изнемог от вопля, засохла гортань моя, истомились глаза мои от ожидания Бога [моего]. Ненавидящих меня без вины больше, нежели волос на голове моей;

враги мои, преследующие меня несправедливо, усилились;

чего я не отнимал, то должен отдать. Боже! Ты знаешь безумие мое, и грехи мои не сокрыты от Тебя» (Пс 68: 2-6) Таким образом, судя по священным текстам, «левиафан» является «морским чудовищем», которое представляет собой нечто среднее между змеем, драконом, крокодилом, китом и бегемотом». Но посмотрим, о чём, собственно, говорит само слово «левиафан», каково его происхождение, откуда оно появилось и что означало издревле, то есть рассмотрим его этимологическую картину.

Начнём с еврейского языка. Хотя «левиафан» не имеет объяснения в иврите, мы можем кое-какие выводы сделать, разбив его на составные части. Как видно, слово это состоит из двух корней: «леви» и «афан». Первый из них по звучанию и написанию целиком совпадёт с именем одного из сыновей Иакова - Левия.

Этимологию имени Левий связывают со словами, произнесёнными Лией, женой Иакова, при его рождении: «Теперь-то прильнет (иллаве) ко мне муж мой»,1 и в связи с этим объясняют его как «того, кто связывает». Относительно второго корня – «афан» или «яфа» можно было предположить, что он имеет отношение к еврейскому «йеда», означающему «знание», во-первых, потому, что звук ф чередуется со звуками т и д, и, во-вторых, потому что такое объяснение оправдывается тем значением, какое придаётся этому слову в Библии. В этом --------------------- 1. Электронная еврейская энциклопедия. Леви.

случае всё слово можно было бы объяснить как «связавший знание» или «связавший знанием». Зная, что змей связал человека обманом, имеющим отношение к знанию, такое объяснение происхождения названия не кажется слишком далёким от истины. Вообще, каков бы ни был первоначальный смысл слова, его деривации всегда приближают нас к его истокам.

Но слово «левиафан» присутствует не только в еврейском языке. Мы встречаем его в форме разных дериваций и в других древних и современных языках.

Прежде всего, как известно, оно присутствует в угаритском языке в том же значении, что и в Библии, и в форме «лотан». Согласно угаритской легенде, это «семиглавый змей», который, в полном согласии с библейским текстом, выступил против Бога и был убит Им. Но вся суть в том, что под Богом здесь выступает Ваал, который в Библии, как мы увидим ниже, является олицетворением сатаны и его города – великого Вавилона. Здесь налицо смешение понятий и слов, и не только у хананеев, но и у евреев, считавших Ваала Богом, в чём их упрекал Сам Бог Яхве.

Другими деривациями слова «левиафан», судя по их значению, являются:

а) индонезийское loh, lautan, означающее «море». Если вспомнить, что «левиафан» в Библии выступает как морское чудовище, то вполне объяснимо, почему это слово в сознании индонезийцев связалось с морем;

б) шумерское latan, lata, означающее «болото», «помои, которые следует очистить» (от la – «помои», «болото» и «tan» - очистить), то есть то же, что «нечистоты» из следующих слов апостола Иоанна, относящихся к сатане:

«И жена облечена была в порфиру и багряницу, украшена золотом, драгоценными камнями и жемчугом, и держала золотую чашу в руке своей, наполненную мерзостями и нечистотою блудодейства ее;

и на челе ее написано имя: тайна, Вавилон великий, мать блудницам и мерзостям земным»(Откр 17: 4-5);

в) хеттское lappana – “пастьба», «подножный корм», если вспомнить, что «левиафан» был предназначен Богом «быть пищею тем, кому Бог хочет и когда хочет» (3Ездры 6: 52);

«Ты расторг силою Твоею море, - говорится в псалмах, Ты сокрушил головы змиев в воде;

Ты сокрушил голову левиафана, отдал его в пищу людям пустыни» (Пс 73: 13-14) г) микенское laHwo, означающее «народ», «армия», если вспомнить, что диавол и его сподвижники в Священном Писании называются легионом, согласно свидетельству Евангелий:

«Ибо Иисус сказал ему: выйди, дух нечистый, из сего человека. И спросил его:

как тебе имя? И он сказал в ответ: легион имя мне, потому что нас много. И много просили Его, чтобы не высылал их вон из страны той» (Мк 5: 8-10);

д) туркменское watan, означающее «страну» и связанное по смыслу с вышеприведённой цитатой, указывающей, что тело, в котором жили бесы, они называли «страной»: « чтобы не высылал их вон из страны той»;

е) авестийское revm [revi], означающее «свет», тем более, что сатана, как будет отмечено далее, некогда был самой светлой звездой небосклона, то есть самой полной мудрости, которую «погубило тщеславие» (Иез 28: 17);

ж) латинское lapida - «могильная плита» (чередующееся с lavita), которое также является осколком той многозначности, которая скрывается под словом «левиафан» - могильного камня человечества, противостоящего краеугольному камню жизни, которым является Иисус Христос.

Интересная картина предстаёт перед нами также, когда мы рассматриваем оба корня отдельно. Например, санскритские слова lepa и ripu вполне могут быть деривациями корня «леви» по двум причинам: во-первых, они состоят из чередующихся согласных l-r, p-v и, во-вторых, смысл их объясняет свойства змея и всё связанное с ним. Слово lepa, в частности, означает «вязкое вещество», «помеху типа тянучки», также «клевету», «загрязнение», то есть результат действия змея. Слово же ripu прямо обозначает «врага».

Такими же деривациями от «леви» могут быть шумерское Lipis – «гнев», арамейское liba – “сердце» и liwiy кечуа – «выбросить», «вышвырнуть», ибо сатана, можно сказать, вследствие гнева, вызванного завистью, спровоцировал падение «сердца» Божиего, Адама, вследствие чего и был вышвырнут из рая.

В свою очередь и корень «афан» имеет свои семантически оправданные деривации в разных языках. Таковыми могут быть, например, имя египнтского бога солнца Атона, в связи с тем, что сатана выдавал себя за носителя света;

малазийское afo – «огонь», австранезийское fana – «гнуться», «стрелять из лука», «кольцо», «охота» в качестве нечистого духа – змея, дышащего огнём и духовным кольцом свернувшегося вокруг всего творения. Зная, что f чередуется с t(h), к таковым можно причислить и хеттские ita – «камень» по тем же причинам, что и вышеотмеченное lapida;

hata – «грубый», «тяжёлый» как тяжела материя по отношению к духу;

iyata – «изобилие», а также санскритское hatha (hata), которое в санскрите приобрело значение «силы, противостоящей воле», то есть той силы, которая погубила волю Адама.

Таким образом все эти понятия, возникшие как осколки забытого знания и приобретшие разные смысловые оттенки в сознании разных народов, так или иначе подтверждают то значение, которое в Священном Писании придано слову «левиафан».

4. Люцифер О сути сатаны, насколько она может быть доступна человеку, я писала уже в главе об Адаме, когда говорила о Юге, нарушившем равновесие между небом и землёй и приведшем к доминированию в творении иссушающего южного огня, не охлаждаемого Севером. Нарушение это, по свидетельству Священного Писания, произошло вследствие зависти, гордости, красоты и тщеславия спровоцировавшего его духа.

Бог неоднократно устами разных пророков цитирует гордые слова сатаны, изобличающие его намерения:

«Как упал ты с неба, денница, сын зари! – говорит Он ему с презрением, смешанным с сожалением, - разбился о землю, попиравший народы. А говорил в сердце своем: «взойду на небо, выше звезд Божиих вознесу престол мой и сяду на горе в сонме богов, на краю севера;

взойду на высоты облачные, буду подобен Всевышнему». Но ты низвержен в ад, в глубины преисподней» (Ис 14:

12-15).

Часто Он вкладывает их в уста одержимых им властителей мира сего – царя Тирского, египетского фараона или др.

«Я бог, восседаю на седалище божием, в сердце морей» (Иез 28, 2), «я совершенство красоты!» (Иез 27: 3) «кто низринет меня на землю?» (Авд 1:

3). А то и прямо в уста «крокодила», которого идентифицирует с фараоном египетским: «Моя река, и я создал ее для себя» (Иез 29: 3) или вавилонской блудницы, говорящей в сердце своём: «сижу царицею, я не вдова и не увижу горести!» (Откр 18: 7).

В ответ на это Бог всегда предрекает сатане его падение:

«Гордость сердца твоего, - говорит он, например, устами пророка Авдея, обольстила тебя;

ты живешь в расселинах скал, на возвышенном месте, и говоришь в сердце твоем: «кто низринет меня на землю?» Но хотя бы ты, как орел, поднялся высоко и среди звезд устроил гнездо твое, то и оттуда Я низрину тебя, говорит Господь» (Авд 1: 3-4).

И как бы продолжает устами пророка Исайи:

«Сядешь ли ты, выйдешь ли, войдешь ли, Я знаю все, знаю и дерзость твою против Меня. За твою дерзость против Меня и за то, что надмение твое дошло до ушей Моих, Я вложу кольцо Мое в ноздри твои и удила Мои в рот твой, и возвращу тебя назад тою же дорогою, которою ты пришел» (Ис 37: 28-29), то есть восстановлю духовную ось творения и сделаю гармоничным взаимодействие Севера и Юга, уничтожив в вечном огне безумный дух самости, разрушающий Творение.

То, что падение это есть падение сатаны, лишний раз доказывают слова Христа, сказавшего: «Я видел сатану, спадшего с неба, как молнию» (Лк 10 : 18) Но обратим внимание, что в первом из процитированных здесь фрагментов говорится о падении «денницы, сына зари», то есть падший дух здесь идентифицируется с «денницей, сыном зари».

В еврейском оригинале «денница» звучит как heylel от корня hll, означающего «сиять», «озарять»;

на греческий оно переводится как еосфорос то есть «несущий свет» от еос – заря (свет) и форос - «несущий», а в Вульгате оно переведено как «люцифер» от lux (свет) и fer (носитель)).

Слово это принято интерпретировать как имя собственное противника Божьего, хотя, судя по тексту, это не совсем верно, ибо оно, скорее, указывает на то, кем был этот противник Божий до того, как пал. Вот текст Вульгаты, легший в основу такой интерпретации: «quomodo cecidisti de caelo lucifer qui mane oriebaris corruisti in terram qui vulnerabas gentes» (Ис 14: 12).

Здесь «lucifer qui mane oriebaris» дословно означает «звезда, которая восходит (или рождается) утром», или просто «утрення звезда».

Отсюда и вышеприведённый русский перевод, а также испанский: «Lucero, hijo de la Aurora!» (звезда, рождённая зарёй);

армянский: A-dovn /aco.

Arivsyag («утрення звезда» или «звезда, рождающаяся (тж. Рождённая) утром) и др.

Несмотря на то, что слова: «взойду на небо, выше звезд Божиих вознесу престол мой и сяду на горе в сонме богов, на краю севера;

взойду на высоты облачные, буду подобен Всевышнему» выдают личностные качества произнесшего их, «люцифер», тем не менее, не есть имя собственное, во-первых, потому, что оно переводится на разные языки.

Тогда как собственные имена, как мы знаем, с языка на язык не переводятся.

Они лишь приспосабливаются к особенностям каждого языка, например, имя Авраам на других языках звучит как Абраам, Иосиф как Хосе, Иоанн как Джон, Хуан и т.п.

Во-вторых, в Вульгате слово «люцифер» употребляется ещё в трёх местах как имя нарицательное.

а) В главе 11-ой, стихе 17-ом Иова в ней говорится: «et quasi meridianus fulgor consurget tibi ad vesperam et cum te consumptum putaveris orieris ut lucifer».

На русский язык эти слова переведены следующим образом:

«И яснее полдня пойдёт жизнь твоя;

просветлеешь, как утро» (Иов 11: 17) А вот как они переводятся на испанский и армянский языки:

«Y ms radiante que el medioda surgir tu existencia, como la maana ser la oscuridad»

«Kov gyankt ges0rwan arywen ba3/a- bidi ulla3 Kov qawart a-dovan bys bidi ulla331»

Итак, во всех этих языках в данном фрагменте латинский «люцифер»

переводится как «утро».

б) В главе 38-ой, стихе 32-ом той же книги Иова корень «люцифер» составляет основу слова «созвездие»:

«numquid producis luciferum in tempore suo et vesperum super filios terrae consurgere facis» (Job 38: 32).

На русский язык это переведено так:

«Можешь ли ты выводить созвездия в своё время и вести Ас с её детьми?»

(Иов 38: 32);

На испанский – «Haces salir la Corona a su tiempo? conduces a la Osa con sus cras?» (Job 38:

32) На армянский – «Gyntanagamaru ir y.anagin grnas yryvxnyl gam ar]u yv ir ortinyru a-a]nortyl1»

Здесь «люцифер» выступает соответственно как «созвездия», «сияние», «зодиакальный круг».

в) Ещё раз мы встречаем в Вульгате слово «люцифер» в 3-ей строфе 109-го Псалма, где говорится:

«tecum principium in die virtutis tuae in splendoribus sanctorum ex utero ante luciferum genui te» (Salmos 109: 3).

Переводы этой фразы вызывают некоторое сомнение в связи с их различиями.



Pages:     | 1 |   ...   | 3 | 4 || 6 | 7 |   ...   | 31 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.