авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 || 3 | 4 |   ...   | 8 |

«2 Валерий Кириллович Трофимов родился 18 марта 1951 г. на разъезде Шуфрук Туринского района Свердловской области. В 1968 г. окончил Липов- скую среднюю школу Туринского района ...»

-- [ Страница 2 ] --

Каждый человек с богатым духовным опытом, если не предвзято всмотрится в мир трансцендентального, то есть в мир высших, надиндивидуальных духовных цен ностей, не может не прийти к мысли о Боге как о духов I 1 ном абсолюте, как об эстетически, нравственно и раци онально совершенном порождении человеческого духа.

Бог – это своеобразная точка бытия высшего смысла, к которой стремится человек с богатым духовным опытом, иногда не осознавая этого, а в ряде случаев искренне считая себя неверующим. Представляется интересным утверждение французских персоналистов – Мунье, Бе гена, Лякруа – о врожденной телеологической структуре человеческой души. Божественные основы человеческой жизнедеятельности находятся не во внешней для чело века действительности, а в самом человеке, в глубине его душевного мира, в том числе в области бессознатель ного. Верить в Бога, отмечает Лякруа, вовсе не означает то, что «на непостижимом небе существует полностью за вершенная история и мы только повторяем ее» [Пробле ма сознания в современной западной философии, 1989, с.

57]. Бог – это своеобразная ценностная утопия, это гори зонт духовного бытия, к которому постоянно стремится человек, в том числе и атеист, в своих лучших помыслах и поступках, никогда полностью не достигая его. Чело век или даже общество в целом могут утратить веру в Бога, но возврат к Нему неизбежен, ибо это есть возврат к положительным духовным ценностям в человеческой душе.

Сказанное выше о душе позволяет определить ее онтологический статус в мире. Душа человека – его личностное психологическое Я – занимает срединное положение в триаде «тело – душа – дух». Она принима ет внутрь себя как телесные, так и духовные влияния.

Но душа – это не только детерминированное, но и детер минирующее начало. Мир второй природы, общество и I культура представляют собой в конечном итоге реализо ванные вовне потенции человеческой души. Здесь душа трансформируется из состояния душа-для-себя в состоя ние душа-в-мире. Душа реализует себя как в теле (инди видуальном, природном, социальном), так и в сфере духа.

Религия, нравственность, искусство существуют лишь в той мере, в какой в них присутствует человеческая душа.

Если духовные ценности не затрагивают души человека, они мертвы. Время существования духовных ценностей предопределено временем существования души челове ка, понимаемого как всечеловечество.

Душа и человек не властны над физическим вре менем, и в данном смысле они имеют начало и конец.

Однако в рамках исторического времени, т.е. времени существования человечества, осью мирового бытия яв ляется душа. Душа и ее носитель – человек занимают особое место в мире. Только в человеческой душе и через нее существует мир, только в ней присутствует время как тождество прошлого, настоящего и будущего. Такой взгляд не укладывается в рамки традиционного пред ставления грубого материализма о существовании мира до и после человека как аргумента в пользу первичности природы и материи. Никто не сомневается в этой триви альной истине. Но в рамках исторического времени мир существует лишь в той мере, в какой в нем присутству ет человеческая душа. Человеческая душа – первичная экзистенция, это ось, вокруг которой вращается весь остальной мир.

I 1 1.1.3 Проблема души народа в истории философии и этнопсихологии Первые знания о душевных различиях между на родами содержатся в трудах античных авторов. Уже Ге родот в своей «Истории» рассказывает о специфических особенностях народов, с которыми сталкивались древние греки. Он повествует о богах, обычаях, обрядах и нравах различных народов, не забывая при этом и о специфике этнических черт. Геродот сравнивает различные народы и пытается объяснить душевные различия между наро дами, особенностями природной среды и образом жизне деятельности.

Представляет интерес описание Геродотом душев ных особенностей двух великих народов периода ранней античности – персов и греков. Для персов характерно чувство этнической гордости: «Сами они, по их собствен ному мнению, во всех отношениях далеко превосходят всех людей на свете» [Геродот, 1989, с. 89]. При этом пер сы отличаются переимчивостью и больше других наро дов склонны к заимствованию чужих обычаев, в част ности, носят мидийскую одежду, а на войну надевают египетские доспехи. Геродот высоко оценивает воинские качества персов, а также их стремление иметь в семье больше детей мужского пола: «Главная доблесть персов – мужество. После военной доблести большой заслугой считается иметь больше сыновей» [Геродот, 1989, с. 89].

Особенно впечатляет античного историка правдивость персов и их неумение лгать: «Нет для них ничего более позорного, как лгать, а затем делать долги. Последнее I по многим причинам, а особенно потому, что должник, по их мнению, неизбежно должен лгать» [Геродот, 1989, с. 90]. При характеристике этнических душевных черт персов Геродот проявляет себя как беспристрастный и объективный ученый – он отдает должное народу, с ко торым древние греки вели ожесточенную и бескомпро миссную борьбу.

При описании душевных качеств древних греков Ге родот обращает особое внимание на их смекалку, свобо долюбие и способность к патриотическому самопожерт вованию. Эти качества ярко запечатлены при описании битвы трехсот спартанцев с превосходящими силами Ксеркса при Фермопилах. Эллины «проявили величай шую боевую доблесть и бились отважно» [Геродот, 1989, с. 196]. Спартанцы защищались мечами, а затем руками и зубами до тех пор, пока варвары не засыпали их гра дом стрел, не окружили и не уничтожили.

В античности, а также в средние века изучение ду шевных различий народов носило преимущественно описательный характер. Научно-теоретический под ход начинает прослеживаться лишь в Новое время, что было своеобразной реакцией на интенсивный процесс образования европейских наций в эпоху капитализма.

Душевные различия между народами становятся объ ектом самостоятельного анализа со стороны философов и ученых.

Французский просветитель Ш. Монтескье вводит в научный обиход понятие «дух народа» и решает вопрос о его обусловленности с позиции географического де терминизма. Он считает, что «многие вещи управляют людьми: климат, религия, законы, принципы правле I 1 ния, примеры прошлого, нравы, обычаи;

как результат всего этого образуется общий дух народа» [Монтескье, 1955, с. 412]. Первостепенную роль в обусловленности духа народа играет климат. Климат, считает Ш. Монтес кье, влияет на дух народа не только непосредственно, но и опосредованно: благодаря климатическим условиям и почвам складываются обычаи и традиции, которые, в свою очередь, влияют на душевные свойства народов.

В философии Нового времени рассматриваются и другие факторы, влияющие на формирование душевных черт народов. Например, К. Гельвеций придает решаю щее значение формам правления и ставит изменения в национальном характере народа в прямую зависимость от общественных переворотов. Народ гордый и смелый, переходя от состояния свободы в состояние рабства, становится малодушным, пассивным, слабым, безыни циативным: «Народ этот, упавший духом, говорит себе, как осел в басне: кто бы ни был мой хозяин – моя ноша останется столь же тяжелой. Как свободный гражданин страстно желает славы своему народу, так раб равноду шен к общественному благу» [Гельвеций, 1974, с. 183].

Рабовладельческая форма правления порождает нега тивные черты народного характера: вероломство, тру сость, варварство, жестокость;

для свободных же народов типичными свойствами являются человечность, муже ство, прямодушие.

Философы Нового времени ставят вопрос не только о политической, но и более широкой - социальной обу словленности национального характера. Д. Юм считает, что люди не обязаны той или иной чертой своего харак тера воздуху или климату. Для людей характерно обще I ние и стремление к объединению в социальные груп пы. В результате этого сходные наклонности, чувства и привычки становятся достоянием многих людей, и тем самым образуется народный характер. Важную роль в формировании народного характера играют полити ческие причины, связанные с потребностями экономи ки, обороны и управления. «Когда ряд людей, – пишет он, – объединен в одну политическую организацию, слу чаи, когда они собираются для совместных бесед по во просам обороны, торговли и управления, должны быть так часты, что вместе с одинаковой речью и языком они должны приобрести сходство в нравах и иметь общий, или национальный, характер наряду со своим личным, присущим каждому отдельному лицу» [Юм, 1966, с. 709].

Д. Юм не разделяет односторонний подход при анализе национального характера и поэтому считает крайнос тью объявление какого-либо народа трусливым, невеже ственным и т.п.

Представление о народном духе становится достоя нием немецкой философии истории. Ее виднейший пред ставитель И.Г. Гердер фактически отождествляет поня тия «душа народа», «народный характер», «дух народа».

Он подчеркивает зависимость духа народа не только от климата и ландшафта, но и от влияния образа жизни, воспитания, политического строя и этнической истории.

Именно народный дух образует основу общества, одухот воряя культуру народа и находя свое выражение в языке, обычаях, ценностях и традициях. По мнению И.Г. Герде ра, народный дух, представляющий собой прирожден ный и самостоятельно выработанный характер народа, является одной из главных движущих сил историческо I 1 го развития нации. Методологически важной является мысль о крайней сложности в понимании ментальных особенностей тех или иных народов. Философ отмеча ет, что «... надо жить одним чувством с нацией, чтобы ощутить хотя бы одну из ее склонностей» [Гердер, 1977, с. 274]. Тем самым И.Г. Гердер призывает изучать харак тер народа изнутри, сливаясь с ним. Для понимания души народа необходимо изучать всю его жизнь. Однако первостепенную роль играет изучение устного народ ного творчества, поскольку именно мир фантазии, вы раженный в фольклоре, отражает наилучшим образом народный дух. Тем самым И.Г. Гердер провозглашает позитивное значение фольклористского подхода при ис следовании душевных различий народов.

Значительное внимание данному вопросу уделил Г. Гегель. Он употребляет в своих работах понятия «дух расы» и «дух народа». Дух расы есть результат распада планетарной жизни человечества, в зависимости от при родно-климатических условий, на отдельные человече ские сообщества. В результате выделяются негритян ская, кавказская, монгольская, малайская, американ ская, европейская расы. Г. Гегель являлся сторонником европоцентризма, согласно которому Европа является наивысшей точкой общественного прогресса. Европо центризм привел его к расистским выводам в отноше нии «низших» рас: «Негров следует рассматривать как младенческую нацию, не выходящую еще из состояния незаинтересованной и чуждой всяких интересов непо средственности... внутренние влечения к культуре они не проявляют» [Гегель, 1956, с. 72]. Иное отношение у него к европейцам. Для европейского духа характерен I принцип разумности, достигший степени самопознания.

Европейский дух подчиняет внешний мир своим целям с энергией, которая обеспечивает ему господство над остальным миром. «Здесь господствует... бесконечное стремление к знаниям, чуждое другим расам» [Гегель, 1956, с. 72]. Фактически Г. Гегель берет за критерий лишь одну ипостась человеческой души – способность к раци ональному мышлению, и на этой основе делает суровый приговор народам с неевропейским менталитетом.

Расы распадаются на народные духи, различающи еся образом жизни, формами тела, но особенно способ ностями интеллектуального и нравственного характе ра. Национальные различия, как полагает Г. Гегель, не менее прочны, чем расовые, причем исходной пред посылкой различий между характерами народов высту пают географические факторы. «Неизменность климата, всей совокупности свойств и особенностей страны, в ко торой та или иная нация имеет свое местопребывание, способствует неизменности ее характера» [Гегель, 1956, с. 72]. Не упускается из виду влияние на формирование особенностей народных душ религиозного фактора. Так, христианство способствует формированию у исповедую щих его народов сосредоточенности на своем внутреннем мире, уверенной в себе субъективности.

Надо отдать должное следованию Г. Гегелем диа лектическому принципу противоречий при оценке спе цифики души народа. Он использует этот принцип при оценке французов, англичан, выделяя у этих наций как сильные, так и слабые черты, но особенно интересны его суждения относительно немецкой души. Про нем цев идет слава как о глубоких, но часто неясных мыс I 1 лителях. Немцы желают понять внутреннюю природу и закономерную связь вещей, обладают высокой степе нью систематичности анализа, но при этом впадают в формализм произвольного внешнего конструирования.

Прежде чем действовать, немец тщательно определяет план деятельности, но это приводит к медлительности на начальном этапе деятельности. «Живя сокровенной глубиной своей души, – размышляет философ, – немцы всегда охотно говорили о своей верности и честности;

од нако они часто не оправдывали на деле этого субстанци онального для них образа мыслей» [Гегель, 1956, с. 81].

По нашему мнению, принцип рассмотрения душев ных свойств народов через взаимосвязь и взаимопереход противоположностей очень важен при характеристике того или иного народа. Нередко при оценке националь ных свойств преобладают крайности: или идеализация, или очернительство. В отношении русского народа в наше время явно побеждает вторая тенденция. Приходится только удивляться обилию русофобских заявлений, зву чащих из уст российской интеллигенции. Известный ре жиссер М. Захаров в публицистическом запале говорит о русских как о народе с рабской душой [см. Захаров, 1995, с. 3]. Под подобные суждения обличители русского на рода пытаются подвести наукообразный теоретический фундамент. В одном из таких трудов, претендующих на научность, всех русских скопом относят к эпилептоидно му типу личности и наделяют такими психологически ми свойствами, как раздражительность, эгоистичность, некооперабельность, апатичность, упрямство, необу зданный нрав [см. Касьянова, 1994, с. 126, 127, 131, 138, 142, 161, 232]. Между тем, следование диалектическому I принципу единства противоположностей позволяет из бежать подобных методологически несостоятельных и метафизически односторонних оценок при анализе ду шевных свойств того или иного народа.

Интересное и не потерявшее актуальности исследо вание проблемы души народа принадлежит одному из основателей социальной психологии Г. Лебону. Душа народа, полагает он, складывается как совокупность мо ральных и интеллектуальных особенностей, как синтез его прошлого и наследство всех его предков. Эти особен ности у отдельных индивидов той или иной нации непо вторимы, как черты лица, однако большинство предста вителей той или иной «расы (Лебон отождествляет тер мины – «раса» и «народ». – В.Т.) обладает всегда извест ным количеством общих психологических особенностей, столь же прочных, как анатомические признаки, по которым классифицируются виды» [Лебон, 1896, с. 10].

Важнейшими признаками души народа выступают об щие чувства, общие интересы и общие верования. Душа народа есть своеобразный центр, вокруг которого враща ются отдельные индивиды, психологически не имея воз можности удалиться от него надолго.

Ключевое место среди признаков, характеризующих душу народа, Г. Лебон отводит религии: «Религиозные верования составляли всегда самый важный элемент в жизни народов и, следовательно, в их истории» [Лебон, 1896, с. 123]. Наиболее значительные события в истории народов связаны с усвоением ими той или иной религии.

Религия дает человеку и народу состояние души, прино сящее счастье, и никакая наука или философия в этом смысле заменить религию не смогут. С точки зрения I 1 Г. Лебона, человек сам создал богов, но быстро был ими пленен, ибо боги – не сыновья страха, а скорее надежды, и потому их влияние на души людей и народов будет веч ным. Поскольку душа народа определяется верования ми, принятыми народом, то поэтому верования, наряду с народным характером, являются ключом к разгадке судьбы того или иного народа. Г. Лебон предупреждает против нигилистического отношения к религии, тем бо лее против попыток отменить ее. «История показывает, что народы не переживают долго исчезновения своих богов. Родившиеся с ними цивилизации умирают так же с ними. Нет ничего более разрушительного, чем прах умерших богов» [Лебон, 1896, с. 128]. Мы полагаем, что это весьма актуальное для современной России сужде ние, ибо условием ее духовного возрождения выступает религиозный ренессанс, связанный с восстановлением православных ценностей.

Неоднозначны рассуждения Г. Лебона о причинах, детерминирующих специфические особенности психо логии народов. Он выделяет три таких причины: наслед ственность, семейное влияние, воздействие социальной среды. Последняя причина, по Г. Лебону, наиболее слабая по степени воздействия. Например, нравственное влия ние производит очень слабые изменения в душе народа.

Главной детерминантой народной души выступает вли яние предков, то есть наследственность. Наследствен ность придает психическому складу народов сходство и большую прочность, обеспечивая тем самым громадную инерцию самобытным национальным чертам. Народная душа «получает силу благодаря закону наследствен ности, после того как сформировались окончательно ее I черты, так что ее верования, учреждения искусства, од ним словом, – все элементы ее цивилизации являются уже и иным, как только внешним выражением ее души»

[Лебон, 1896, с. 214]. Вряд ли можно принять столь кате горическое суждение Г. Лебона о биологической наслед ственности как главной детерминанте народной души.

Если говорить о роли наследственности, то гораздо боль шее влияние на формирование души народа оказывает социальная и культурная наследственность. Автор дан ной работы считает, что нацию объединяет не столько кровь предков, сколько общая судьба, историческая па мять, единые духовные ценности. Очевидно, редукцио низм Г. Лебона объясняется соблазном переноса биоло гических законов на общественные явления в связи с прогрессом биологической науки в XIX веке.

В то же время представляются обоснованными до воды Г. Лебона о неодинаковости душевных дарований различных народов. Души одних народов лучше прояв ляют себя в искусстве, других – в государственном стро ительстве, третьих – в научно-техническом творчестве.

«Если есть народы, для которых произведения искусства составляют самое важное выражение их души, то есть, в свою очередь, другие, очень высоко стоящие на лест нице цивилизации, у которых искусство играло очень второстепенную роль... одни народы давали бы возмож ность лучше узнать искусство;

другие – политические и военные учреждения, промышленность и т.д.» [Лебон, 1896, с. 65]. В данном случае Г. Лебон предвосхищает цивилизационный подход к исследованию историческо го процесса, не позволяющий судить обо всех народах по единому трафарету. Например, римляне, несомнен I 1 но, великий народ, обнаружили мало оригинальности в искусстве, они находились здесь всецело под греческим влиянием. Уделом древнеримского народа было созда ние великой мировой империи, творческие новации в политической и правовой сфере.

Главный пафос размышлений Г. Лебона составляет доказательство влияния специфических особенностей душевных свойств народа на его историческую судьбу.

История народов определяется многообразными фак торами: географическими, экономическими, политиче скими и т.д. Однако существуют глубокие внутренние законы, управляющие историческим развитием каж дого народа. Данные законы базируются на специфике душевного строя того или иного народа. Проходят века, меняются династии, свершаются революции, развива ются техника и наука, а Франция остается Францией, Англия – Англией, Китай – Китаем. Почему? Потому что «жизнь народа, его учреждения, его верования и ис кусства суть только видимые продукты его невидимой души. Для того чтобы какой-нибудь народ преобразовал свои учреждения, свои верования и свое искусство, он должен сначала преодолеть свою душу...» [Лебон, 1896, с. 5]. Через сферу бессознательного предшествующие поколения незримо управляют судьбой ныне живущих людей. Поэтому судьбой народа в большей степени руко водят умершие поколения, чем ныне живущие. Мертвые предки – это единственные неоспоримые господа жи вых. Незнание особенностей душевных свойств народа приводит к несправедливому мнению об его истории как о хаосе случайных событий и о произволе исторических личностей. Наоборот, знание душевного склада народа I позволяет глубже понять закономерности развития той или иной страны, ибо в жизни нации неизменная народ ная душа сама ткет свою собственную судьбу.

Подобные взгляды можно критиковать за налет ми стицизма и абсолютизацию роли психологических при чин исторического развития. Но в одном Г. Лебон, без условно, прав. Каждый народ сам ответственен за свою историческую судьбу. Народы должны очень бережно относиться к своему историческому прошлому, хранить свои национальные святыни, среди которых первосте пенной является святыня народной души. Попытки перестраивать свою судьбу без учета национальных особенностей, без опоры на традиции чреваты самыми трагическими для народа последствиями, вплоть до ис чезновения его с этнической карты планеты.

В исторической науке история наций и народов ча сто предстает как схематизированный набор логических умозаключений и голых фактов из экономической, со циальной, политической жизни. Душа же исторических событий, ментальные мотивы поступков личностей и целых народов не исследуются или остаются на заднем плане. На данное обстоятельство обратил внимание В. Вундт. Он считает, что в душевной жизни единичное несравненно более, чем в природе, является составной частью целого. Поэтому душе народа нельзя приписы вать меньшую реальность, чем индивидуальной душе.

«В психологической области... реальность души народа для нашего наблюдения является столь же изначаль ной, как и реальность индивидуальных душ» [Вундт, 1994, с. 81]. Душа народа столь же приемлемый и не обходимый объект научных исследований, как и инди I 1 видуальная душа. В содержание души народа входят общие представления, стремления и чувствования.

Поскольку в совокупных стремлениях, представлениях и чувствованиях, составляющих содержание души на рода, заметны общие закономерности, то психологию народов с полным правом можно считать наукой о зако нах. Индивидуальная психология и психология народов взаимодополняют друг друга. Как факты, почерпнутые из психологии народов, приобретают значение ценного материала для объяснения индивидуального сознания, так и выводы индивидуальной психологии можно экс траполировать для освещения проблем психологии на родов.

Влияние психологии народов на индивидуальную психологию определяется, прежде всего, специфиче ским предметом первой. В. Вундт приходит к выводу, что в предметное поле психологии народов входят пси хические явления, покрывающие собой возможности индивидуальной психологии. Он считает, что остаются, в конце концов, три большие области, требующие спе циального психологического исследования, «три обла сти, которые – ввиду того, что их содержание превышает объем индивидуального сознания – в то же время три основные проблемы психологии народов: язык, мифы и обычаи» [Вундт, 1994, с. 86]. Язык, мифы и обычаи, в отличие от других продуктов исторического развития, подчиняются законам духовного развития, и в них про являются своеобразные психологические законы.

По сути, язык, мифы и обычаи являются как бы внешним обнаружением (формой) внутреннего содержа ния души того или иного народа. Душа народа не оста I ется неподдающейся осмыслению «терра инкогнито», к ее пониманию можно приблизиться через посредство анализа языка, мифов и обычаев. Язык содержит в себе общую форму присутствующих в душе народа представ лений, мифы таят в себе первичное чувственное содер жание данных представлений, а обычаи являют собой возникающие на основе этих представлений и чувство ваний общие направления воли, то есть общепринятые образцы поведения.

Ключевую роль в механизме воспроизводства души народа играет язык. Он дает содержанию народной души внешнюю форму, в результате чего мы можем составлять о ней определенное знание. На основе языка формирует ся, отмечает В.И. Плотников, архетипическая структура души, и общие впечатления (мифы, обычаи) «становятся запечатленной информацией, то есть внутренним пере живанием, сознанием и пониманием своей общности с другими людьми, сопричастности к единому делу и об щей судьбе» [Плотников, 1994, с. 13]. Посредством языка функционирует феномен коллективной памяти, склады вается менталитет народа как устойчивая совокупность предпочтений, сплав чувств, умонастроений и бессозна тельных влечений, образующихся вокруг традиционно признанных национальных эталонов и стандартов, вли яющих на формирование массовых установок. Архетипы коллективного бессознательного, внешним обнаруже нием которых выступают мифы и обычаи, а внутренней формой – язык, позволяют объяснить, почему представи тели одного и того же народа сходно реагируют и одно типно ведут себя в смыслозначимых для данного этноса ситуациях.

I 1 Обозначив содержательное поле психологии наро дов, В. Вундт определяет ее место среди других наук об истории народов. Он не абсолютизирует, подобно Г. Ле бону, роль души народа в историческом процессе, но в то же время призывает обязательно учитывать психологи ческую составляющую полотна истории. Вундт говорит, что «психические силы являют собой лишь один из эле ментов, который нужно учесть для причинного объясне ния истории: помимо психических сил в историческом процессе играет значительную роль влияние природы и многочисленные внешние влияния, возникающие вме сте с культурой» [Вундт, 1994, с. 78]. Для истории пси хология является важным вспомогательным средством, ибо психологическая интерпретация необходима для любого глубокого осмысления связи исторических собы тий. Поэтому всякая историческая наука должна стре миться, наряду с широким захватом внешних условий бытия народов, к психологическому объяснению, так как всякая история представляет собою в конечном итоге изображение прошлой действительности народов в цар стве духа.

Русская философия также не осталась в стороне от изучения проблемы души народа. На выявление соот ношения индивидуальной души и души народа обратил внимание, в частности, Г.Г. Шпет. Он считает, что душа народа не является каким-то реальным существом или бытием, стоящим над или между индивидуальными душами, а представляет собой сходство переживаний и действий отдельных индивидов. Это типические коллек тивные реакции индивидов на сходные условия жизни.

«Тип в этом смысле коллективен, потому что он «соби I рается», «составляется» из элементов, черт, признаков;

он и в высшей степени индивидуален, он не результат обобщения, обезличивающего индивидуальное, а ре презентант многих индивидов» [Шпет, 1988, с. 545]. Как бы ни были различны души индивидов, представляю щие нацию, существует типически общее в их пережива ниях вследствие однотипной реакции на происходящее перед их глазами, ушами и сердцами. Эти типические реакции – своеобразное душевное эхо – обусловлены как объективной природой коллективной среды (то есть об щими социальными и историческими условиями), так и связью индивидуальной души с идеальным миром, на пример, с наукой и философией.

Именно в связях и отношениях с созданными наро дом духовными ценностями наиболее ярко проявляется душа народа. Следовательно, душа народа как специфи ческий тип коллективности, носителями которого явля ются индивидуальные души, есть результат двусторон него влияния как внешних природных и социальных факторов, так и творимой людьми духовной культуры.

Душа народа есть общая коллективная психологи ческая реакция на все объективно воздействующие яв ления природы, а также социальной жизни и истории.

Народ «воспринимает, воображает, оценивает, любит и ненавидит текущую обстановку, условия своего бытия – и именно в этом отношении ко всему, что объективно есть, выражается его «дух» или «душа» или «характер» в реальном смысле» [Шпет, 1988, с. 478]. Душа (дух, харак тер) народа, как коллективная структура переживаний, представляет собою собрание, связку характерных черт поведения народа. Г.Г. Шпет, таким образом, выступает I 1 против мистификации понятия «душа народа» и нахо дит ему реальные природные, социальные и духовные предпосылки. Он определяет душу народа в органиче ской связи с индивидуальной душой, так как народная душа есть специфический коллективный репрезентант общих черт индивидуальной психологии, сложившихся в процессе совместной национальной жизни.

Поскольку вплоть до ХХ века проблема националь ного менталитета, особенно в рамках русской фило софской традиции, рассматривается преимущественно через оперирование понятием «душа народа», то автор считает целесообразным высказать собственные сообра жения по поводу содержания этого понятия, учитывая представленные в данном разделе философские и науч ные подходы.

Душа народа является такой же реальностью, как и душа отдельного человека. К. Юнг по этому поводу справедливо отмечает, что «...душа народа есть лишь несколько более сложная структура, чем душа индиви да... в одном из своих аспектов душа не индивидуальна, но выводима из нации, сообщества, даже всего челове чества. Так или иначе мы являемся частью одной все объемлющей души, единого великого «человека» [Юнг, 1989, с. 121].

Между душой народа и душой человека существует диалектическая взаимосвязь, во многом аналогичная связи общего и единичного в предметах. Душа народа не может проявляться иначе, как через души отдельных представителей этноса. Но это не механическая сумма индивидуальных душ. Душа народа есть коллективное всеединство, представленное как целостность типиче I ских, существенных, повторяющихся душевных качеств, свойственных представителям того или иного народа.

Типические качества, характеризующие душу наро да, есть результат, с одной стороны, телесного влияния (природы, особенностей социума), а с другой – духовных образований (религиозных, нравственных, эстетиче ских ценностей). Однако душа народа является не толь ко детерминированным, но и детерминирующим нача лом. Оформившись в целостное качество, она начинает активно влиять на ход исторического развития. Данное влияние, по мнению автора, нельзя гипертрофировать, однако не научно его и недооценивать, причем не только в чисто теоретических исследованиях, но и в попытках правящей элиты общества реформировать общество без учета особенностей национального менталитета.

Следует особо подчеркнуть, что все народы равно ценны как самобытные природно-социальные организ мы. Нет «высших» и «низших» народов. Любой народ не «плохой» и не «хороший», он просто иной, в силу уни кального симбиоза душевных свойств. Поэтому, подобно тому, как надо беречь представителей земной флоры и фауны, такое же бережное отношение должно присут ствовать применительно к органическим образованиям высшего порядка – народам с присущей им самобытной национальной душой. Особое значение в решении дан ной задачи имеет сохранение языка, национальных тра диций, культуры, религиозных верований.

Нельзя шаблонно подходить к оценке душевных ка честв народов. Душевные качества любого народа сотка ны из противоречий. В них есть такие свойства, которые с позиции неосведомленного или предвзятого наблюда I 1 теля могут показаться «дурными». На самом же деле эти свойства являются естественной реакцией националь ного организма на приспособление к окружающей среде.

При желании у любого народа можно найти недостатки, особенно если присутствует предвзятый установочный стереотип.

Душа любого народа соткана из противоречивого единства возвышенного и земного, и ни один народ в этом отношении не является исключением. Применительно к душе народа можно выделить фундаментальные проти воречия, во многом аналогичные индивидуальным ду шевным противоречиям. Противоречия души человека и души народа обусловлены, во-первых, срединным по ложением души в рамках триады «тело – душа – дух»;

во-вторых – внутренними противоречиями между от дельными компонентами души.

Душа есть своеобразное двустороннее зеркало, кото рое отражает и впитывает как телесное влияние, так и духовное воздействие. В индивидуальной душе, как го ворил еще А. Августин, живут как бы два человека: плот ский и духовный. Плотский человек живет естественны ми потребностями тела. Он радуется и печалится, испы тывает холод и тепло, жажду и голод. Природное разви тие нашего организма от рождения к смерти обусловли вает душевные состояния детства, молодости, зрелости, старости. Космические ритмы также запечатлеваются в нашей душе. Уже на этой базе возникают многообразные противоречия между душой и телом. Применительно к душе народа можно говорить о ее противоречиях с таки ми составляющими национального тела, как природная среда, государство, правовые нормы.

I Духовный человек, выражающий смысложизненные ориентации нашей души, соприкасается с трансценден тальным духом, то есть с миром нравственных, эстети ческих, религиозных ценностей, имеющих надиндиви дуальный характер. Применительно к душе народа это обусловливает противоречия между старыми ценностя ми и новыми феноменами человеческого духа, связан ными, допустим, с научными открытиями. Например, целая эпоха потрясений в душах христианских народов потребовалась для перехода от геоцентрической модели Вселенной к гелиоцентризму.

Фундаментальные противоречия душевной жиз ни народов обусловлены также сложной иерархической структурой души народа как коллективного репрезен танта индивидуальных душ. На наш взгляд, внутрен няя структура души народа включает в себя:

а) сферу коллективного бессознательного, механизм функционирования которого обусловлен нацио нальными архетипами;

б) сферу национального сознания, включающую наци онально окрашенные волю, чувства и мышление;

в) в сферу национального самосознания, выполня ющего функции национального самопознания, са мооценки и саморегуляции;

г) сферу национального духа, включающую в себя, прежде всего, народные религиозные верования и формирующиеся на их основе представления на рода об Истине, Добре и Красоте. Многоуровневое строение души народа обусловливает внутренние душевные противоречия между бессознатель ным и сознанием, между сознанием и самосозна I 1 нием, между волей и разумом, между разумом и чувствами.

Специфика внутренних противоречий душевной жизни народа определяется коллективной природой на родной души. Возьмем самосознание. В индивидуальной душе объект самосознания тождественен с субъектом самосознания. Самосознание индивида – это сознание, направленное на самого себя. Иная ситуация склады вается с национальным самосознанием. Национальное самосознание, считает автор, функционирует на трех основных уровнях – обыденном, теоретическом и мета физическом.

На обыденном уровне субъект национального само сознания выступает одновременно и как объект. Народ через мифологию, устное народное творчество, народное искусство не только выражает свою душу, но и познает себя. Сказки, былины, анекдоты, пословицы и поговор ки – это проявления национального самопознания и са мооценки. В них в художественно-символической форме представлены знания народа о самом себе и дается само оценка народом своих душевных качеств.

Другое дело теоретический и метафизический уров ни национального самосознания. Субъектом самопоз нания и самооценки выступает здесь не весь народ в целом, а его просвещенная часть. У русского народа в качестве таковой выступает духовенство, дворянство, а также интеллигенция. В силу несовпадения на этих уровнях субъекта и объекта национального самосозна ния возможны противоречия между просвещенной час тью народа и народом в целом. В России эти противоре чия выливаются в затяжной конфликт между народом I и интеллигенцией, которая перманентно провоцирует страну на радикальные и нередко непредсказуемые по своим последствиям преобразования.

Теоретический уровень русского национального са мосознания представлен историей, этнографией, архе ологией, этнопсихологией и другими науками. На этом уровне происходит познание особенностей истории, спе цифики быта, форм экономической и политической жиз ни. Тем не менее, одного научного подхода к познанию русского народа недостаточно. Дело в том, что науки в целом носят констатирующий характер. Их задача за ключается в основном в сборе, классификации и трак товке исторических фактов. Поэтому в значительной степени социальные науки о русском народе исследуют его национальное тело: государственность, формы хо зяйственной жизни, политические процессы и т.д. Душа же народа, внутренние идеальные побудительные силы исторических событий чаще всего остаются как бы за скобками научных исследований. Так, А.С. Хомяков, от давая должное дарованиям и неутомимой деятельности выдающегося русского историка С.М. Соловьева, тем не менее, отмечает, что в своем историческом исследовании тот «ограничился односторонним взглядом. Он рассма тривает не историю России, а только историю государ ственности в России...» [Хомяков, 1994, с. 532].

Метафизический уровень русского национального самосознания включает в себя православное богословие и философию. Они решают задачу осмысления специфи ки душевной и духовной жизни русского народа. Филосо фия ставит вопросы о национальных идеалах, судьбе и предназначении русского народа. Русская философия – I 1‚ 2 это Логос народа, в котором русская нация осознает свои высшие духовные силы и потенции. Русский народ бла годаря философии вступает на высшую ступень само сознания и понимания своего места и предназначения в истории.

В русской философии традиционно важное место за нимает проблема осмысления души народа, категори альным эквивалентом которой являются понятия «на циональный характер» и «национальный менталитет».

Глава II. Нации, национальный характер, национальный менталитет 1.2.1 Этнический парадокс современности Среди многочисленных противоречий, с которыми столкнулось человечество на рубеже XX - XXI вв., важ нейшее значение принадлежит этническому парадоксу, который является выражением двух разнонаправлен ных тенденций мирового развития. Первая тенденция связана с глобализацией всех сторон планетарной жиз ни, с процессами всемирного обобществления в финан сово-экономической сфере, с нарастающей унификаци ей политических отношений, материальной и духовной культуры. В науке и обыденном сознании закрепились I термины «общечеловеческие интересы», «глобальное мировое сообщество», «объединенная Европа», «плане тарное мышление». Но, начиная с 60-х годов XX в., мир открывает для себя другую тенденцию, связанную с фе номеном национального возрождения. Сущность этого феномена состоит в резком повышении роли националь ного фактора в общественных процессах и в возрожде нии интереса к национальной культуре.

Сегодня национальное возрождение все чаще рас сматривается как одна из основных черт развития со временного человечества. Наблюдается повсеместный интерес к своим этническим корням как у отдельных людей, так и у целых народов. Этот интерес приобретает различную степень интенсивности: от попыток реани мации старинных обычаев, традиций, обрядов до стрем ления создавать свои независимые национальные го сударства. Повсеместно наблюдается желание народов сохранить свою самобытность, подчеркнуть особенность своего психического склада, становится очевидным не виданный прежде всплеск национального самосозна ния.

Этнический парадокс современности свидетельству ет, что не оправдываются прогнозы о скором слиянии национально-государственных образований в единое и нерасчлененное человеческое сообщество. Нации и наро ды остаются сегодня, а также на далекую историческую перспективу, основными субъектами исторического про цесса и играют в настоящее время не меньшую роль, чем в XVIII или в XIX веке. Как отмечает Н. Смелзер, исто рия человечества после второй мировой войны, в част ности история распада Советского Союза и события в I 2 Восточной Европе, преподала урок, суть которого состо ит в неукротимости этнического фактора, относящегося к числу примордиальных, то есть первичных, исконных сил истории [см. Смелзер, 1994, с. 13].

Социальные науки долгое время заблуждались в представлениях о том, будто развитие сложных, раци ональных, целенаправленных организаций приводит к общему ослаблению первичных примордиальных сил.

В настоящее время эти силы заявляют о себе в сознании людей, в социальных движениях и в политической борь бе. По существу, именно стремление наций к независи мости стало одной из главных причин окончательного крушения СССР. Подобные «события требуют, чтобы со циологи переосмыслили прежние теории социальных перемен и обратили на примордиальные структуры до стойное внимание, какого они всегда заслуживали, но которое не всегда им уделялось» [Смелзер, 1994, с. 13].

Следует подчеркнуть, что задача исследования нацио нально-этнического среза истории актуальна не только для социологии, но и для других социально-гумани тарных дисциплин. Если в жизни современного обще ства растет интерес к своим национально- этническим корням, то социальные науки, включая философию, не должны оставаться в стороне от этого интереса.

Исследованиями в области познания национальных и этнических проблем занимаются представители не скольких научных дисциплин, и поэтому теория этносов и наций носит ярко выраженный междисциплинарный и пограничный характер. Наряду с классической на укой об этносах – этнографией, в последнее время по лучает развитие комплекс смежных этносоциальных I наук: этносоциология, этнополитология, этнопсихоло гия [см. Сикевич, 1996, с. 69 – 72]. Этносоциология из учает механизмы социальных и этнических явлений в их органическом единстве и взаимосвязи;

этнополитоло гия анализирует этносы через призму государственного устройства, ее интересует процесс «нациеобразования», соотношение центробежных и центростремительных тенденций в полиэтническом обществе, природа меж национальных конфликтов;

этнопсихология изучает особенности психологического склада различных этни ческих образований, многообразие этнически обуслов ленных форм отражения внешнего мира, ставит вопрос о психологических причинах роста этнического самосоз нания в настоящее время.

Не имеет права оставаться в стороне от изучения те ории нации также и философия. Если признать этносы и нации активными субъектами исторического развития, важнейшими действующими силами как прошлой, так и современной истории, то уже одно это делает теорию нации не только частнонаучной, но и философской про блемой. Этносы и нации должны интересовать филосо фию также в силу того глубокого влияния, которое они оказывают на процесс становления человеческой лич ности и на развитие культуры. Философия призвана играть по отношению к частнонаучным дисциплинам, изучающим нации и национальные проблемы, важную мировоззренческую и методологическую роль.

Философский анализ необходим при решении вопро са о категориальном статусе этносов и наций, ибо в этой сфере имеют место бесконечные дискуссии, связанные с различным пониманием генезиса и сущности этносов и I 2 наций. «Зоркое око» философии способно дать синтети ческое понимание нации, которая выступает одновре менно и в качестве реального социального феномена, и в качестве существующей в головах ученых и политиков субъективной реальности, схватывающей и отражаю щей какие-то отдельные стороны реального социально го феномена – нации.

Специфика философии в изучении этносов и наций заключается в анализе этих социальных явлений через призму вычленения в них объективного и субъективного, материального и духовного. Этносы и нации предстают сложными объектно-субъектными образованиями и яв ляются нерасторжимым единством материального и ду ховного. Выпячивание какой-либо единичной стороны этнических и национальных общностей ведет в области теории к односторонним объективистским или субъекти вистским трактовкам их сущности. В изучении этносов и наций философия может предложить этносоциальным на укам метод познания, проверенный тысячелетней прак тикой философствования. Таким генеральным методом философского познания является постижение человека, а также разнообразных явлений мира, через соединение противоположностей. «Философскому познанию, – отме чает И.Я. Лойфман, – полагается быть диалектическим, коль скоро диалектика понимается как соединение про тивоположностей, а постичь отношение между человеком и миром, субъектом и объектом, субъективной и объек тивной реальностью, что является главным предметом и главной задачей всякой философии, – это значит в той или иной форме соединить названные противоположно сти» [Двенадцать лекций по философии, 1996, с. 17].

I Этносы и нации, а также те многообразные след ствия, которые порождаются межэтническим взаимодей ствием, носят крайне противоречивый и неоднозначный характер. Задача философии состоит в диалектическом видении сущности наций и национальных отношений как единстве и противостоянии различных сторон, тен денций, процессов. Применение диалектического мето да, сутью которого является рациональное постижение социальных объектов через присущую им внутреннюю противоречивость, дает возможность более глубокого проникновения в проблему сущности этносов и наций и способствует их более адекватному научному понима нию.

Исходная проблема, которая решается этносоциаль ными науками, связана с выяснением причин возраста ющей роли и значения этничности в современном мире.

С позиции диалектического сочетания объективного и субъективного в социальных процессах можно выделить объективные и субъективные причины усиления роли этнического фактора.

Объективные причины обусловлены прежде всего конкуренцией между различными нациями и группа ми наций за ограниченные природные ресурсы на на шей планете: сырье, воду, воздух, землю, нефть, газ и т.д. Конкуренция за природные ресурсы резко обостряет два вида глобальных противоречий. Первый вид про тиворечий идет по линии «Север–Юг» и реализует себя как противоречие между развитыми и развивающимися странами. Следует иметь в виду, что высокий уровень жизни наций, представляющих «золотой миллиард», в немалой степени обусловлен эксплуатацией природных I 2 и сырьевых ресурсов слаборазвитых государств. Только США, население которых составляет лишь 5% от мирово го, потребляют 30% мирового объема добываемых ресур сов и выбрасывают 40% мировых отходов, а энергопотре бление в этой стране на душу населения в 35 раз больше, чем в Индии [см. Новоженов, 1997, с. 86]. Подобного рода явления обостряют противоречия между этносами и на циями и ведут к росту национализма в развивающихся странах.

Второй вид межнациональных противоречий идет по линии «Восток-Запад» и проявляется в столкновении цивилизаций. Нации и государства, представляющие незападные цивилизации (исламский мир, Индия, Ки тай и др.), стремятся сохранить свою цивилизационную идентичность в условиях все нарастающего давления западной культуры. Это противоречие также ведет к всплеску национального самосознания и к росту роли национального фактора в современном мире.

Нельзя не сказать о виде противоречий, обуслов ленном несоответствием между числом государств и ко личеством народов на нашей планете. В современном мире насчитывается 3 – 4 тысячи народов – от мелких племен в несколько сотен и даже десятков человек до крупнейших наций, насчитывающих сотни миллионов человек, и только около 200 государственных образова ний. Подобное несовпадение может приводить к росту межнациональной напряженности, особенно если в по лиэтнических странах на государственном уровне про водится политика ускоренной этнической ассимиляции.

Инстинкт национального самосохранения подталкива ет некоторые народы на борьбу за создание независи мых государств. Нации, как и отдельные человеческие личности, хотят остаться самими собой, сопротивляют ся своему «растворению», свидетельством чему является неудачный опыт искусственного создания «наднацио нального» советского народа.

Субъективные причины возрастания роли нацио нального фактора связаны с психологическими и духов ными состояниями современного человека, живущего в условиях социальной нестабильности, военных угроз и техногенных катастроф. Национальные общности вы полняют разнообразные и важные для каждой личности функции: ориентируют в окружающем мире, поставляя относительно упорядоченную информацию;

задают об щие жизненные ценности;

защищают, отвечают за соци альное, психологическое и физическое самочувствие [см.

Стефаненко, 1999, с.23]. Индивид имеет внутреннюю потребность ощущать себя частью «мы», и нация явля ется важнейшей социальной группой, в которой человек ищет опору в неустойчивом мире. Нация является для человека надежной группой поддержки, поскольку эта межпоколенная социальная группа, в отличие от мно гих других социальных групп, устойчива во времени, отличается стабильностью состава, а каждый индивид обладает в ней неизменным этническим статусом и его невозможно «исключить» из этноса.

В современном мире происходит психологический сдвиг в умонастроениях значительного количества лю дей в форме усиления интереса к своим этническим кор ням. Человек остро ощущает нестабильность окружаю щего мира, уменьшается социальный оптимизм, а так же вера в исключительно позитивные последствия науч но-технического и социально-экономического прогресса.

Значительное число людей испытывает потребность смотреть не вперед, а назад и искать психологическую защиту в вековых и стабильных ценностях своих этни ческих предков. Люди заняты поиском стабильности и надежных ориентиров в перенасыщенном информаци ей нестабильном мире и находят их в своих этнических корнях.


Росту национального самосознания способствует так же интенсификация межнациональных контактов как следствие развития туризма, привлечения иностранной рабочей силы и влияния современных масс–медиа. Ре гулярные межнациональные контакты актуализируют процесс национальной идентификации, так как через диалог культур и сравнение себя с другими можно луч ше понять собственную национальную самобытность.

Особую значимость субъективные причины роста национального самосознания приобретают во времена радикальных социальных преобразований, усилива ющих социальную нестабильность и незащищенность отдельной человеческой личности. Этносы и нации на чинают нередко выступать в роли аварийной группы поддержки, дают человеку ощущение безопасности и защищенности. После распада СССР они остались едва ли не единственными социальными общностями, по от ношению к которым можно сохранять позитивную со циальную установку. Нет больше великого и всемогуще го государства, причастность к жизни которого давала ощущение и собственного личного могущества. Человек остался один на один со своими нелегкими жизненными проблемами, он колеблется в выборе социальных ценно I стей, на которые следует ориентироваться, окружающий мир перестал быть близким и понятным. Результатом становится поиск человеком социальных групп, обла дающих привлекательными чертами и помогающих восстановить целостность и упорядоченность бытия. В качестве наиболее близких для человека социальных общностей, восстанавливающих стабильность, являют ся семья и этнос.

Для русских дополнительной социально-психологи ческой причиной роста национального самосознания яв ляется национальное унижение как следствие пораже ния Советского Союза в холодной войне с западной ци вилизацией. Возник так называемый «русский вопрос», связанный с превращением русского этноса в самый многочисленный разделенный народ мира. М.Н. Рутке вич отмечает, что среди национальных противоречий, порожденных распадом СССР, безусловно главным вы ступает превращение русского народа в «разделенную нацию», в «разделенный народ» [см. Руткевич, 1999, с. 29–32]. Около 20 миллионов русских проживают в постсоветских государствах, где они нередко становят ся объектом экономической, социально-политической, культурной дискриминации. В самой Российской Феде рации, в результате курса на чрезмерную националь но-государственную суверенизацию ряда бывших авто номных республик, русские постепенно вытесняются из престижных, в том числе властных структур. Это созда ет благоприятные предпосылки для роста русской иден тичности, которая может выступать в различных фор мах, в том числе в форме проявлений национализма.

I 2 1.2.2 Нация как научная категория и социальная реальность Следующая важная для теории нации методологи ческая проблема связана с научной трактовкой приро ды и сущности наций. Непрекращающиеся дискуссии, которые идут по этому вопросу в научной литературе, подтверждают необходимость участия в них философии, которая способна дать надежные теоретические и мето дологические ориентиры для частных этносоциальных наук. Прежде всего необходима систематизация основ ных подходов, сложившихся по отношению к нации и к возможности ее познания, в современной литературе.

Первый подход можно определить как националь ный нигилизм, поскольку он отрицает научный статус категории «нация» и предлагает элиминировать это по нятие из языка науки и политики. Последовательным проводником данного подхода является В.А. Тишков.

Он утверждает, что нация – это политический лозунг и способ мобилизации, а вовсе не научная категория. В си лу своей противоречивости и неоднозначности, «это по нятие как таковое не имеет права на существование и должно быть исключено из языка науки» [Тишков, 1996, с. 35]. В.А. Тишков отрицает существование наций как объективных социальных реальностей и считает их чи сто субъективными логическими конструкциями. В этой связи он воспроизводит конструктивистскую интерпре тацию национализма Бенедикто Андерсена, которому принадлежит определение наций как «воображаемых общностей» [см. Тишков, 1998, с. 8]. Нация понимается здесь как социальный конструкт и как воображаемый I коллектив, члены которого не знают друг друга и не взаимодействуют, но, тем не менее, рассматривают себя как единую общность с общим характером, надеждой и судьбой.

Нация как социальный конструкт образуется в ре зультате действия чисто субъективных факторов исто рического процесса. В.А. Тишков ссылается на Томаса Эриксена, который утверждает, что национальная при надлежность – это вопрос веры, сами же нации явля ются продуктом национализма, а не наоборот. Нации возникают с момента, когда группа влиятельных лю дей из городской элиты решает, что так и должно быть.

Идея нации транслируется через средства массовой ин формации, и впоследствии данная воображаемая общ ность становится реальностью по мере того, как массы обретают веру в данную идею и в то, что ее составляет.

Поскольку нации – продукт умственной деятельности, то эффективным способом преодоления национализма в обществе объявляется т.н. «нулевой вариант», суть ко торого состоит в отказе от употребления категории «на ция» в политике и в языке науки. Необходимо забыть о нациях во имя культур, народов и государств.

Следующий подход в понимании наций исходит из идеи несомненного наличия наций в обществе, но невоз можности их рационального познания. Его можно обо значить как гносеологический скептицизм. Н.А. Бердя ев, много писавший о нациях, считает, что бытие нации не исчерпывается ни расой, ни языком, ни религией, ни территорией, ни государственным суверенитетом, хотя все эти признаки и существенны для нации. Сущность нации состоит в единстве исторической судьбы, непо I 2 стижимой рациональными средствами. «Природа на циональности неопределима ни по каким рационально уловимым признакам. Остается неразложимый и неуло вимый остаток, в которой и заключена вся тайна наци ональности. Национальность – таинственна, мистична, иррациональна, как и всякое индивидуальное бытие»

[Бердяев, 1990, с. 97 – 98].

В рамках третьего подхода, к которому принадлежит большинство исследований по теории наций, не только не отрицается реальное социальное бытие наций, но и признается возможность адекватного познания их сущ ности. Однако в зависимости от выбора фундаменталь ного нациеобразующего основания можно выделить не сколько основных концепций. Теоретико-методологиче ским основанием для выделения различных концепций могут выступить основные способы философствования:

натурализм, теоцентризм, социоцентризм, антропоцен тризм. Натурализм считает человека продуктом приро ды;

теоцентризм – творением Бога, а в более широкой трактовке – воплощением общечеловеческих духовных ценностей;

социоцентризм считает человека творением социальной среды: для антропоцентризма человек есть продукт самосозидания, все в нем – результат его суве ренного выбора [см. Двенадцать лекций по философии, 1996, с. 16 – 18]. Автор считает, что эти способы философ ствования применимы для понимания не только инди видуальной человеческой сущности, но и для анализа надиндивидуальных человеческих общностей, включая нацию. Следует также учитывать, что в чистом виде эти способы философствования при понимании природы и сущности нации не существуют, речь может идти лишь I об абсолютизации, в зависимости от концепции автора, какого-либо способа.

Для натурализма нация – это творение природы, она является результатом деятельности подспудных природных сил. В. Козлов, отождествляющий нацию с этносом, отмечает «несомненную связь этничности с...

генетической стадностью людей, с важностью для них родственных связей и обусловленного ими принципа взаимопомощи при решении задач жизнеобеспечения...»

[Козлов, 1996, с. 106]. В условиях реальной или потенци альной инороднической угрозы со стороны чужаков рез ко возрастает острота «родственных» чувств людей. Фак торы притяжения людей к «своим» (родным) и факторы отталкивания от «чужих» (неродных) за тысячелетия эволюции человечества изменились в малой степени.

Теоцентризм исходит из идеи нации как творения Бога, субстанцией нации объявляется религия. Митро полит Иоанн, объясняя сущность русской нации, гово рит: «Православность – непременное качество всего рус ского в его историческом развитии. Понятия «русский» и «православный» слились воедино» [Митрополит Иоанн, 1999, с. 6]. Господь предопределил судьбу своей избран ницы – Святой Руси и исторический путь русского наро да, народа – богоносца.

Социоцентризм в понимании сущности нации пола гает ее результатом воздействия социальной среды, все в ней от общества и для общества создано. Экономиче ский подход в рамках социоцентризма характерен для марксизма. Нации есть продукт развития капиталисти ческого производства, требующего глубокого разделения труда, широких и прочных экономических связей, об I 2 ширного и единого общенационального рынка. К. Маркс и Ф. Энгельс пишут, что «не только отношение одной нации к другим, но и вся внутренняя структура самой нации зависит от ступени развития ее производства»

[Маркс, Энгельс, 1955, с. 20]. В последнее время в рамках социоцентризма в вопросе о нации доминирующее зна чение получает этатический подход, говорящий о реша ющей роли политики и государства. Х. Ортега-и-Гассет считает нацию политическим образованием, сформиро вавшимся под мощным влиянием государства: «Секрет успеха национального государства надо искать в его специфической государственной деятельности, планах, стремлениях, словом, в политике, а не в посторонних об ластях, биологии или географии» [Ортега-и-Гассет, 1998, с. 300]. Нация, по его мнению, это динамическое образо вание, обращенное не в прошлое, а в будущее. Она никог да не бывает готовой, законченной. Общее будущее – вот что объединяет людей в нацию;


для ее существования достаточно, чтобы кто-то имел ее перед собой как план, как цель, как мечту.

Антропоцентризм в трактовке сущности нации ис ходит из идеи самосознания, отдает преимущество психологическому объяснению, признавая, в частно сти, решающее влияние национального самосознания.

Т.Г. Стефаненко считает этнические образования чисто психологическими общностями, в них решающее зна чение имеют не сами по себе культурно-отличительные признаки, а общность представлений о каких-либо куль турных признаках. «Этническая общность – это прежде всего общность представлений о каких-либо признаках, а не сама по себе культурная отличительность» [Стефа I ненко, 1999, с. 32]. Этнос есть устойчивая группа людей, осознавших себя ее членами на основе любых призна ков, выступающих как этнодифференцирующие. В каче стве этнодифференцирующих признаков может высту пать даже длина носа или способ запахивания халата.

В рамках антропоцентризма развивается идея нации как процесса самосозидания, самостроительства, и по этому ставится вопрос об ответственности самого на рода за все, что с ним происходит. «У народа, который уже сложился и существует в общественно-историческом пространстве, – пишет Л.С. Мамут, – нет и не может быть алиби касательно того, что с ним происходит» [Мамут, 1999, с. 20]. Народ является субъектом ответственности за свое жизнеустройство, поэтому характеристика наро да как вечной жертвы чьих-то козней и злодеяний уни жает его достоинство.

Автор полагает, что каждый из четырех способов философствования в понимании сущности нации и ее этнической составляющей имеет свои несомненные до стоинства и отражает различные грани нации как слож ного познавательного феномена. Поэтому встает задача синтетического понимания нации, которое учитывало бы преимущества всех подходов и одновременно позво ляло бы преодолевать односторонность и ограничен ность каждого из них. Данная задача разрешается нами на путях понимания нации как единства материальной и духовной стороны, как сложного объектно-субъектного явления, включающего природные, социальные, психо логические, духовные составляющие. В общественной жизни субъективное и объективное, духовное и мате риальное переплетены самым непосредственным об I 2 разом, что полностью относится и к общностям людей, называемых нациями [см. Руткевич, 1999, с. 20]. Нация есть объективно-субъективная реальность, вбирающая в себя и социальные, и природные, и психологические, и духовные свойства. Для более предметного обоснования данного тезиса следует рассмотреть взаимосвязь и соот ношение национального и этнического.

В ходе предшествующего изложения нами не раз личались понятия «этнос» (В работе используется также терминологически близкий аналог этого слова – поня тие «народ» – В.Т.) и «нация». Между тем их различение является узловой проблемой современной теории нации.

В этносоциальных науках можно найти три различных взгляда на соотношение этноса и нации. Первый из них связан с отождествлением данных понятий. В. Козлов отмечает, что слово «нация» и производное от него «на циональность» употребляется обычно в этническом смысле, не связанном с наличием или отсутствием госу дарственности [см. Козлов, 1996, с. 104]. Второй подход говорит о полном несовпадении этих феноменов: «... этнос и нация – явления, относящиеся к разным социальным сферам» [Краснянский, 1998, с. 163]. В третьем подходе этнос и нация понимаются как единство общего и осо бенного, как пересекающиеся, но не совпадающие пол ностью социальные множества. По мнению В.Г. Бабако ва и В.М. Семенова, в понятии «этнос» аккумулируются территориально-языковые и культурно-психологические компоненты, а в нации, помимо собственно этнического, представлены социальные процессы, прежде всего дви жения за удовлетворение государственно-политических интересов [см. Бабаков, Семенов 1996, с. 11]. Учитывая I подобное разнообразие мнений, необходимо выяснить содержательный смысл категорий «этнос» и «нация».

Этнос – это исторически возникшая социально-при родная общность, особая форма коллективной жизне деятельности людей. Такая общность складывается естественно–историческим образом и отличается устой чивым существованием и самовоспроизводством за счет межпоколенной биологической и социальной связи. Со циальность этноса определяется влиянием на него соци альных и культурных процессов, а связь с природой – не возможностью полной изоляции от экологической ниши и биологической основы своей жизнедеятельности [см.

Андреев, 1996, с. 9]. Общность территории выступает обязательным условием формирования этносов, и боль шинство из них сохраняют этот признак на всем протя жении своей истории.

Весьма непосредственно проявляется связь этноса с языком. Язык есть важнейший объективный признак этноса и выступает либо условием формирования эт носа, либо итогом этногенеза;

последнее особенно оче видно в случаях образования этноса из разноязычных групп населения [см. Бромлей, 1987, с. 12]. Важнейшим этнообразующим признаком является материальная и духовная культура. Этническая культура есть органи ческое единство традиционных, устойчивых элементов (обряды, обычаи, народное искусство, нормы поведе ния) и профессиональной, в частности художественной культуры. Культура этноса, следовательно, включает не только архаику, но и современные культурные арте факты, она обращена не только в прошлое, но и в буду щее.

I 2 Культурная идентичность теснейшим образом коррелирует с особенностями этнической психологии [см. Бромлей, 1987, с. 12]. Этническая психология отно сится к числу наиболее устойчивых признаков этноса и проявляется в специфике менталитета, в особенностях темперамента, в оттенках вкусов, чувств и т.д.

Следовательно, территория, язык, культура и этниче ская психология относятся к объективной стороне этни ческого организма. Однако этого недостаточно для суще ствования этноса. К данным свойствам в обязательном порядке должна быть присоединена субъективная сто рона. Этносом может быть только такая группа людей, которая осознает себя как таковую и противопоставляет себя другим этническим образованиям. Субъективную сторону – осознание представителями этноса (этнофора ми) своей групповой идентичности – принято называть этническим самосознанием. Внешним и элементарным проявлением этнического самосознания выступает са моназвание (этноним). Нет этносов, даже самых простых и примитивных, которые не обладали бы этнонимом, а, следовательно, и самосознанием. Самосознание инте грирует представителей этноса в единую целостность.

Базисом этнического самосознания выступает анти теза «мы – они», которая основывается на объективных этноразличительных признаках в виде особенностей языка, культуры, народного характера и т.д. Существует широкий диапазон проявления этнического самосозна ния: от слабых и смутных представлений о своей этнич ности до ярко выраженных в поведении, в творчестве, в социальных действиях этнических чувствах, настрое ниях и стремлениях. Этническое самосознание концен I трирует в себе представления об общности исторической судьбы, единстве происхождения, специфике своих ре лигиозных верований. В этническом самосознании ярко проявляется межпоколенная связь, что запечатлено в словах А.С. Пушкина:

Два чувства дивно близки нам.

В них обретает сердце пищу:

Любовь к родному пепелищу, Любовь к отеческим гробам.

В целом этнос можно понимать как исторически сложившуюся на определенной территории социально природную общность, которой присуще относительно стабильное единство языка, материальной и духовной культуры, психики и самосознания. Этнос есть сложное переплетение объективного (территория, язык, культу ра, психика) и субъективного (самосознание). Самыми стабильными и устойчивыми признаками являются этническая культура, этническая психология и этни ческое самосознание. По мнению автора, они образуют своеобразное этнообразующее ядро. Так, в процессе ре волюции и гражданской войны миллионы русских эми грировали из России, они потеряли территориальную связь с родиной, вынуждены были сменить язык обще ния, но оставались русскими до тех пор, пока сохраня лись национальные особенности их культуры, психики и самосознания.

Отметим, что этничность не совпадает с государ ственностью. Один и тот же этнос может проживать в различных государствах. В структуре этноса можно вы делить: этническое ядро – компактно живущую на одной территории основную часть этноса (например, русские в I 2 России);

этническую периферию – компактные этниче ские группы, так или иначе отделенные от основной его части (например, русские в Украине);

этническую диа спору – отдельные члены этноса, рассеянные по терри ториям, которые занимают другие этносы (например, русские в Южной Америке).

Нация, в отличие от этноса, есть такая социальная общность, где этническое составляет лишь одну из сто рон, а другой стороной являются собственно социальные качества. Социальная сторона нации включает, прежде всего, общность экономической жизни, а также нали чие политических институтов, обеспечивающих ту или иную степень реализации национально-государственно го суверенитета. В нации интегрированы, с одной сторо ны, этническое – язык, общая территория, устоявшиеся формы материальной и духовной культуры, особенности психического склада и самосознания, а с другой – соци альные признаки, включающие в себя социально-клас совую структуру, систему социальных отношений, эконо мические связи, политические отношения [см. Бабаков, Семенов, 1996, с. 11].

Этническое выступает своеобразным каркасом, не сущей конструкцией, субстратным основанием, обе спечивающим устойчивость нации. В составе нации социальное образует более релятивную и динамичную сторону, а этническое обладает относительной устойчи востью и консерватизмом. Отсюда становится понятной возможность сохранения нацией своей идентичности в условиях смены экономических и политических отноше ний. В XX столетии русская нация несколько раз кар динальным образом меняла свои социально-экономиче I ские и политические параметры, но при этом – благода ря устойчивости этнической составляющей – сохранила свою национальную идентичность.

Резюмируя сказанное, можно сделать вывод о том, что нация – это сложный этносоциальный организм, ха рактеризующийся общностью происхождения, общнос тью экономической и государственно-политической жиз ни, а также общностью языка, материальной и духовной культуры, национальной психологии и национального самосознания.

Нация – это единство объективного и субъективного, материального и духовного. Это исторически сформиро вавшийся тип этноса, в котором собственно этническое, по мере экономического и политического развития, на чинает играть меньшую, чем в рамках существовавших на донациональном этапе развития этнических общно стей (род, племя, народность), роль. Все народы нашей планеты существуют как этносы, но не каждый этнос достигает уровня национального бытия: нация – это на род, создавший ту или иную форму государственности и обеспечивший общность экономической, политической и территориальной жизни. Как правило, нация формиру ется на многоэтнической основе. Такое понимание кон статирует факт реального несовпадения этнического и национального, что создает возможность противоречий на этнической и национальной почве.

Одним из самых значимых атрибутов нации явля ется общность национальной психологии, исследованию устойчивого ядра которой – национального менталите та – посвящена данная работа.

I 2 1.2.3 Понятие национального характера В ХХ веке изучение национального менталитета длительное время осуществляется посредством исполь зования категории «национальный характер», и поэто му данный параграф работы начинается с социально философского осмысления проблемы национального характера.

Национальный характер относится к числу наи более сложных и спорных проблем теории наций и на циональных отношений. В научной литературе можно встретить полярные точки зрения на его сущность и значение в жизнедеятельности народов: от отрицания реальности существования национального характера до признания его судьбоносного значения в истории наций и государств.

По мнению Л.Н. Гумилева, «так называемый «наци ональный характер» – миф, ибо для каждой новой эпохи он будет другим, даже при ненарушенности последова тельности смен фаз этногенеза» [Гумилев, 1994, с. 432].

Русский этнос, рассуждает Л.Н. Гумилев, существует очень давно, и черты характера этого этноса на разных стадиях его истории претерпевают существенные изме нения. Так, если А.С. Пушкин, чтобы защитить собствен ное достоинство, стал стреляться на дуэли, то современ ный русский в подобных случаях на дуэли драться не будет. Идею отрицания существования особого русского национального характера последовательно проводит также А. Ципко [см. Ципко, 2007, с. 5]. Такой взгляд на национальный характер можно обозначить как методо I логический релятивизм, поскольку он абсолютизирует момент подвижности и игнорирует относительную ста бильность черт национального характера на довольно значительных отрезках исторического времени.

Однако большинство авторов не сомневается в ре альности национального характера, отмечая, правда, сложность его познавательной рефлексии. Скажем, А.И. Солженицын допускает возможность суждений о характере народа в целом. Если мы с легкостью выска зываем суждения о человечестве в целом, о женщинах или молодежи «вообще», несмотря на индивидуальное разнообразие членов этих групп, то весомыми являют ся и суждения о реальности национального характера.

«Никак не сплошь по каждой личности, но народные ха рактеры существуют несомненно. Они создаются насло ением опыта народной истории, традиций, обычаев, ми ровосприятия... И как судьба человека во многом опре деляется его характером, его личностью, так и судьба народа» [Солженицын, 1998, с. 159 – 160]. Г. Гачев также говорит о том, что национальный характер, несомненно, существует, но его сущность уловить рационально очень сложно. «Национальный характер... – очень «хитрая» и трудно уловимая «материя». Ощущаешь, что он есть, но как только пытаешься его определить в слова, – он ча сто улетучивается, и ловишь себя на том, что говоришь банальности, вещи необязательные, или усматриваешь в нем то, что присуще не только ему, а любому, всем наро дам» [Гачев, 1998, с. 55]. Избежать и полностью победить эту опасность при исследовании национального харак тера нельзя, можно лишь постоянно помнить о ней и по стоянно с нею бороться.

I 2 Признание реальности существования националь ного характера есть лишь первый шаг к теоретическому объяснению его сущности. Другой и более трудный шаг состоит в категориальном определении национального характера. Дело в том, что в научной литературе отсут ствует однозначное понимание сущностного содержания этого феномена. «Национальный характер», – это много значное понятие, в которое исследователи, в зависимо сти от своих теоретических и методологических позиций, включают различные особенности психики и культуры, отличающие один народ от другого. Голландские ученые Г. Дуийкер и Н. Фрийд выделили шесть основных под ходов к проблеме национального характера [см. Кармин, 1997, с. 254 – 255]. Национальный характер – это:

1) Психологические особенности, присущие всем представителям нации и отличающие их от всех других людей;

2) Совокупность психических качеств, которая име ется у большинства членов нации;

3) Тип личности, который в общественном мнении представляется идеальным, образцовым для дан ной нации;

4) Типичные особенности поведения и мышления, которыми отличаются персонажи национального искусства;

5) Особый склад ума, который выражается в особен ностях национальной культуры – философии, ис кусства, науки и т.д.;

6) Совокупность ценностей, идеалов, убеждений, ко торая определяет образ жизни народов.

I Перечисленные подходы в понимании национально го характера можно отнести к двум основным группам:

три первых подхода есть личностно-психологическая трактовка национального характера;

три последних подхода – это культурно-нормативная трактовка наци онального характера. При личностно-психологической трактовке национальный характер связывается с на бором психических и нравственных качеств, которые свойственны личностям, представляющим тот или иной народ. Культурно-нормативная трактовка говорит не о персональных особенностях психики, а об общих чертах национальной культуры и духовной жизни нации. Со гласно культурно-нормативному подходу, националь ный характер обнаруживается в образцах мышления и поведения, задаваемых культурой, в ценностных ориен тациях, нормах и продуктах культурного развития.

По мнению А.С. Кармина, следует отказаться от личностно-психологической трактовки национального характера и понимать национальный характер исклю чительно с точки зрения культурно-нормативной по зиции – как устойчивый комплекс специфических для данной культуры установок, ценностей и поведенческих норм [см. Кармин, 1997, с. 267]. Национальный харак тер, согласно такой трактовке, присущ культуре в целом и отсутствует у личностей, представляющих данную на циональную культуру. Этот взгляд подкрепляется ссыл ками на авторитет П.А. Сорокина. Для прояснения дей ствительной позиции выдающегося ученого по данному вопросу обратимся к тем его работам, в которых затра гивается проблема национального характера. П.А. Со рокин критикует методологическую несостоятельность I 2 таких ученых – этнопсихологов, которые пытаются че рез фрагменты поведения отдельных индивидов или ограниченной совокупности индивидов вывести харак тер какой-либо сложной социальной группы, в том числе нации. «Характерные черты отдельных индивидов, осо бенно при нерепрезентативной выборке, – говорит он, – никоим образом не являются идентичными с характер ными чертами организованной группы (в данном слу чае – нации), и наоборот. Ведь свойства Н2О отличаются от свойств водорода и кислорода, взятых в отдельности»

[Сорокин, 1990, с. 464]. Социальные системы не могут быть сведены к исследованию фрагментов поведения их составных частей. Данный подход справедлив и по отношению к нации: нет тождества между характером отдельной части – личности и характером нации как целостного образования, живущего по специфическим законам социальных групп.

Как нам представляется, из слов П.А. Сорокина однозначно не следует, что национальный характер от носится только к социальным системам и отрицается возможность проявления этих черт в индивидуальном характере личности. Речь у него, по-видимому, идет о несколько ином: во-первых, он говорит о необходимости такого метода исследования национального характера, который берет за точку отсчета не отдельную личность, а нацию как социокультурную систему;

во-вторых, речь идет о том, что национальные особенности характера ин дивида складываются при первостепенном участии на циональной социокультурной среды. Для П.А. Сороки на человек как личность есть продукт социокультурной среды: «социокультурные характеристики не наследу I ются биологически, а приобретаются в процессе взаимо действия с людьми, среди которых он рождается, воспи тывается, получает образование» [Сорокин, 1992, с. 159].

Какой-то частицей своей личности человек усваивает в процессе социокультурного воздействия специфические черты характера своей национальной группы. П.А. Со рокин приводит в качестве примера социокультурно го влияния на формирование особенностей характера индивида историю одного американца, который был «в возрасте трех лет брошен своими родителями, усынов лен китайской семьей, привезен в Китай и воспитывал ся там до девятнадцати лет, став типичным китайцем по языку, мыслям и верованию, манерам и образу жиз ни» [Сорокин, 1992, с. 159]. Специфические особенности культуры национальной группы становятся в процессе социализации составной частью характера личности от дельного индивида.



Pages:     | 1 || 3 | 4 |   ...   | 8 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.