авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 |   ...   | 3 | 4 || 6 | 7 |   ...   | 22 |

«Лев Николаевич ТОЛСТОЙ Полное собрание сочинений. Том 20. Анна Каренина. Черновые редакции и варианты Государственное издательство ...»

-- [ Страница 5 ] --

— Когда найдено было электричество, — отвчалъ Левинъ, — то только было открыто явленіе и неизвстно было, откуда оно происходитъ и что оно производитъ, и вка прошли посл того, какъ подумали о приложенi и его, а спириты, напротивъ, начали съ того, что столики имъ пишутъ, и духи приходятъ, а потомъ уже стали говорить, что это есть сила неизвстная.

1Удашевъ съ чуть замтной улыбкой посмотрлъ на Ле­ вина, и, очевидно, понялъ его, но не отвчалъ, а продолжалъ свое.

— Да, но спириты говорятъ: теперь мы не знаемъ, что это за сила, но сила есть, и вотъ при какихъ условіяхъ она дй ствуетъ. А ученые пускай разбираютъ. Нтъ, я не вижу, по­ чему это не можетъ быть новая сила.

— А потому, — сказалъ Левинъ, — что при электричеств всякій разъ, какъ вы потрете смолу о шерсть, будетъ искра, a здсь не всякій разъ, стало быть, это не природное явленіе.

Вроятно, чувствуя, что разговоръ принимаетъ для гостиной слишкомъ серьезный характеръ,1 Удашевъ тотчасъ же поста­ рался перемнить его.

— Давайте попробуемъ, — началъ онъ, но Левинъ не могъ никогда привыкнуть къ тому, что въ гостиной не слдуетъ го­ ворить толково и послдовательно. Ему всегда казалось, что ежели соберутся люди, ничего не длая, то, очевидно, для того, чтобы разговаривать, высказывать свои мысли, и, всегда увле­ каясь разговоромъ, говорилъ серьезно то, что думалъ, забывая то, что въ гостиной неприличне всего толковый разговоръ, потому что онъ мшаетъ общественности.

Онъ началъ говорить то, что думалъ, и тотчасъ же почув ствовалъ, что онъ глупо длаетъ,2 и что3 Удашевъ гораздо у мне его, но онъ не могъ удержаться, тмъ боле что онъ чувствовалъ себя раздраженнымъ.

4— Я думаю, — говорилъ онъ, — что попытка спиритовъ объяснять свои чудеса какой-то новой силой — самая неудачная.

1 Зачеркнут о: Вронской 2 Зач.: увлекаясь разговоромъ въ гостиной, 3 Зач.: Вронской 4 Зач.: — Я совтую всем интересующимся этимъ, — началъ Левинъ.

Я не могу интересоваться, потому что не могу допустить возможности,— сказалъ онъ. — Но я совтую попросить духовъ отвтить на какой нибудь вопросъ изъ высшей математики или на вопросъ, сдланный по санскрит­ ски тамъ, где medium ’ы не знаютъ математики и по санскритски.

Они прямо говорятъ о сил духовной и хотятъ ее подвергать опыту.

Вс ждали, когда онъ кончитъ, и онъ чувствовалъ, что онъ глупъ.

— А я думаю, что вы будете отличный medium, — сказала Графиня Нордстонъ, — въ васъ есть что то восторженное.

Левинъ1 покраснлъ и замолчалъ.

— Давайте сейчасъ, Княжна, испытаемъ столъ, пожа­ луйста, — сказалъ2 Удашевъ. — Княгиня, вы позволите?

И2 Удашевъ, вставъ, отъискивалъ глазами столикъ.

Кити3 встала4 за столикомъ и проходя взглянула на раз­ драженное лицо Левина и опять встртилась съ нимъ глазами.

Только что хотли устроиваться около столика, какъ5 во шелъ старый князь. Молодые люди встали, здороваясь съ нимъ.

— А! — сказалъ он, увидавъ Левина, — радъ васъ ви дть! — и онъ обнялъ его. — Какъ дла, на долго ли?

Здравствуйте, Графъ, — сказалъ онъ холодно и слъ въ кресло.6 И бгло вопросительно взглянувъ на Кити, обра­ тился къ Левину, спрашивая его о хозяйств.

Какъ только отецъ вошелъ, Кити покраснла;

она одна знала, какъ отецъ ревниво относился къ ея искателямъ7 и какъ онъ подъ своимъ важнымъ и глуповатымъ даже видомъ былъ проницателенъ и насквозь все видлъ то, что его интересовало.

Кити взглядывала на Левина. Она понимала8 все, что онъ пере чувствовалъ въ этотъ вечеръ. Она понимала, какъ тяжело, неловко ему теперь съ ея отцомъ. И ей всей душой было жалко его. И вмст съ тмъ ей пріятно было жалть его въ несча стьи, которое сдлала она.

— Такъ-то, такъ-то, мой милйшій Константинъ Дмитричъ, обмолотили, продали хлба, да и въ Москву, — говорилъ ста­ рый Князь.

— Князь, отпустите намъ Константина Дмитрича, — ска­ зала графиня Нордстонъ. —иМы хотимъ опытъ сдлать.

ш ч у.

е в, ъ т д о Н я н ф р Г л з а к с — ?

ю ы ж г О х м.

ъ п о ч ­ м р М й д —, у н в е Л т и К л з а к с Э й к с.

н о р В ъ л з а я м п в т ь э, Д — 1 Зачеркнуто: не обращая вниманія на ея слова, продолжалъ:

— Надо Зач.: Вронской Зач.: улыбаясь Зач.: и принесла отъ окна столикъ.

Зач.: волоча ноги, Зач.: «A! нынче два тютька», сказалъ онъ самъ себ, такъ неува­ жительно называя про себя молодыхъ людей.

7 Зач.: называя ихъ тютьками и перепелами, 8 Зач.: его спокойный видъ, его шутки съ Нордстонъ, его любезность съ Вронскимъ.

— К акой опытъ, столы вертть? И, извините меня, дамы и господа, но, по моему, въ колечко веселе играть, по крайней мр есть смыслъ.

1Удашевъ посмотрлъ съ удивленьемъ на князя своими открытыми глазами и, чуть улыбнувшись, тотчасъ же загово рилъ съ Графиней Нордстонъ о предстоящемъ на будущей недл большомъ бал.

— Я надюсь, что вы будете? — обратился онъ къ Кити.

Отпущенный старымъ Княземъ, Левинъ незамтно вышелъ, и послднее впечатлніе, вынесенное имъ изъ этаго вечера, было улыбающееся счастливое лицо Кити, отвчавшей2 Уда шеву на его вопросъ о бал.

На большой лстниц Левинъ встртился съ Облонскимъ, входившимъ наверхъ.

— Чтожъ такъ рано, сказалъ Степанъ Аркадьичъ, хватая его за руку.

Левинъ нахмурился и, высвобождая схваченную Облонскимъ руку, сердито проговорилъ:

— Мн нужно еще...

— Что же, что? — съ участіемъ проговорилъ по французски Облонскій.

3— Да ничего особеннаго. Я тороплюсь.....

Онъ не договорилъ, глотая что то оставшееся въ горл, и сбжалъ съ лстницы.

* № 17 (рук. № 21).

4Удашевъ между тмъ, выхавъ въ 12 часовъ отъ Щербац кихъ съ тмъ выносимымъ всегда отъ нихъ пріятнымъ чув ствомъ чистоты, свжести и невинности съ присоединеніемъ поэтическаго умиленія за свою любовь къ Кити и ея любовь, про которую онъ зналъ, — чувство, которое отчасти зависло и отъ того, что не курилъ цлый вечеръ, — закурилъ папиросу и, свъ въ сани, задумался, куда хать коротать вечеръ. Онъ стоялъ у Дюссо и, зайдя въ столовую, ужаснулся на видъ Ту ровцина, Игнатьева и Кульмана, ужинавщихъ тамъ.

«Нтъ, я не могу съ ними сидть нынче». Онъ чувствовалъ, что между имъ и Кити, хотя и ничего еще не было сказано, 1 Зачеркнуто: Вронской 2 Зач.: Вронскому 3 Зач.: — Твоя жена — дурной пророкъ. Ну, прощай, надолго...

4 Зач: Вронскій долго не спалъ, ходя взадъ и впередъ по не­ большой занимаемой имъ комнат в ъ огромномъ материнскомъ дом.

«Надо, надо кончить эту жизнь. А то такъ скучно». На него находила тоска и уныніе и прежде;

но теперь нашло еще съ большей силой, чмъ когда нибудь. И съ тоской соединялось чувство влеченія къ этой милой двушк съ ея маленькой головкой, такъ удивительно поставленной на тонкой ше и прелестномъ стан, и тоска соединялась съ этимъ вле ченіемъ. Ему хотлось плакать и любить и быть любимымъ. Надо было подумать и р шить.

установилась1 опредленная и сознаваемая ими обоими связь и что она почему то особенно усилилась нынш ній вечеръ. «Прелестная двушка! И тронулся, тронулся вешній ле докъ», думалъ онъ о ней.

Онъ вернулся въ свой нумеръ, веллъ себ принести ужи­ нать и, открывъ французскій романъ, разстегнувш ись, слъ за столъ. Но книга не читалась. Онъ видлъ ея, е я румянецъ, ея улыбку, ея робость ожиданія, что вотъ вотъ онъ ск ажетъ, и боязнь вызвать это слово.

«Ну и что же? — спросилъ онъ себя. — Н еуж ели жениться?»

Это было слишкомъ легко и слишкомъ просто. Д а и зачмъ?

3Удашевъ былъ4 скромный человкъ, но онъ не могъ не знать, что онъ былъ одинъ изъ лучшихъ ж ениховъ въ Россіи и что въ свтскомъ отношеніи родные Щ ербацкихъ должны быть боле довольны этимъ бракомъ, чмъ его родные. Хотя онъ зналъ, что ни одинъ Русскій человкъ не сдлалъ бы mesaillance,5 женившись на Кити, и онъ зналъ, что мать егo одобряетъ этотъ бракъ, но онъ чувствовалъ, что ему не хо чется, потому что это слишкомъ легко и просто и вмст се рьезно.6 Удашевъ никогда не зналъ7 семейной ж изни. Самый бракъ, самая семейная жизнь, помимо той женщ ины, которая будетъ его женой, не только не представляли д л я него ни какой прелести, но онъ по своему взгляду на семейную жизнь видлъ до сихъ поръ, что на муж лежитъ отпечатокъ чего то смшнаго. Онъ никогда и не думалъ жениться до ныншней зимы въ Москв, когда онъ влюбился въ Кити.8 Только теперь, чмъ дальше и дальше заходили его отношенія съ нею, ему 1 Зачеркнуто: твердая и важная 2 Зач.: О чем же было думать? Чмъ волноваться? Тмъ, что онъ счаст ливъ, что любимъ прелестнйшім ъ существомъ? Странно сказать, что не останавливало, но задерживало Вронскаго — это то, что это не была большая страсть, на которую онъ такъ давно былъ готовъ, 3 Зач.: Вронской 4 Зач.: одинъ изъ самыхъ скромныхъ людей 5 [неравного брака,] 6 Зачеркнуто: Вронской 7 Зач.: и не любилъ 8 Зач.: Выйдя на волю въ своемъ Петербургскомъ блестящемъ гвардейскомъ круг, онъ тотчасъ же попалъ на актрисъ и кокотокъ, но натура его была слишкомъ честная, простая и вмст тонкая, чтобы увлечься этими женщинами. Онъ имлъ эти связи также, какъ пилъ въ полку не оттого, что любилъ, а оттого же самаго, отчего люди курятъ.

В с длаютъ, навязываются эти женщины, и питье само собой, и дурнаго тутъ ничего нтъ;

напротивъ, есть что то пріятное, хорошее, состоящее въ томъ, чтобы, чувствуя въ себ силы на все лучшее, д лать самое ни­ чтожное. Это сознаніе того, что я всегда выше того, что я длаю, и удов ольствіе въ этомъ сознаніи было главное руководящее послднее время чувство всей жизнью Вронскаго. Онъ говорилъ по англійски, какъ Англи­ чанинъ, по французски, какъ Французъ, жилъ въ Лондон и Париж, но онъ былъ вполн русскій человкъ. Онъ не могъ переносить фальши и такъ боялся того, чтобы имть видъ человка, полагающаго, что онъ д лаетъ важное дло, a длаетъ пустяки, что онъ всегда длалъ пустяки приходила эта мысль;

но она приходила ему только по отно шенію къ нему самому. По отношенію же къ ней, о томъ, что она, любя его, будетъ несчастлива, если онъ не женится, эта мысль никогда не приходила ему въ голову. И потому онъ только спрашивалъ себя, необходимо ли для его счастья же­ ниться на ней, и былъ въ нершительности. Онъ былъ уменъ и добръ. Но потому ли, что всякое чувство слишкомъ сильно овладвало имъ, или потому, что онъ не задумывался надъ жизнью, у него въ голов никогда не помщалась вмст мысль о томъ, что ему нужно отъ человка и что человку нужно отъ него.

Выйдя очень молодымъ блестящимъ офицеромъ изъ школы, онъ сразу попалъ въ колею богатыхъ петербургскихъ военныхъ и, хотя и здилъ въ свтъ изрдка, не имл ъ въ свт ни свя­ зей и ни разу по тому тону, царствующему въ его круг, не ухаживалъ за двушкой. Тутъ, въ Москв, это случилось съ нимъ въ первый разъ, и въ первый разъ онъ испытывалъ всю прелесть, посл роскошной, утонченно грубой петербургской жизни, сближенія съ невиннымъ прелестнымъ существомъ, которое полюбило его. Онъ не зналъ, что это заманиваніе ба­ рышень безъ намренія жениться есть одинъ изъ самыхъ обык новенныхъ дурныхъ и пріятныхъ поступковъ блестящихъ мо лодыхъ людей, какъ онъ. Онъ думалъ, что онъ самъ первый открылъ его, и наслаждался своимъ открытіемъ. Онъ видлъ, какъ онъ говорилъ себ, что ледокъ весенній таялъ и она была переполнена любви къ нему, что изъ нея, какъ изъ налитаго яблочка, готова была брызнуть эта любовь. Стоило ему только сказать слово. Онъ не говорилъ этаго слова, и упрекать ему себя не за что было. Онъ говорилъ, что всегда говорятъ въ свт, всякій вздоръ, но вздоръ такой, которому онъ умлъ прида­ вать для нея смыслъ. Онъ ничмъ не связалъ себя, онъ только въ Москв, какъ въ деревн, веселился невинными удоволь ствіями (онъ часто думалъ, какъ посмялись бы ему его то­ варищи), но послднее время его честная натура подсказы­ вала ему, что надо предпринять что то, что что то можетъ быть нехорошо. Но какъ только онъ говорилъ себ — жениться? — ему чего-то совстно становилось и казалось, что этаго нельзя.

Ныншній вечеръ онъ однако почувствовалъ, что надо ршить вопросъ.

«Ну, что же — жениться? Ахъ, все бы, только не жениться», наивно отвчалъ онъ себ. Мало того, что это было слишкомъ просто и легко [1 неразобр. мало того, что онъ никогда не ] думалъ о женитьб и семь и не могъ представить себ жизни вн условій холостой свободы, — главная причина была та, и имлъ такой видъ, a вмст съ тмъ онъ самъ чувствовалъ и другіе чувствовали, что въ немъ сидлъ запасъ чего то. Теперь ему надо было разстаться съ этимъ чувствомъ, и это не останавливало, но задерживало его;

надо было излить этотъ запасъ силы любви, и ему жалко было.

что онъ, женившись, выпускалъ тотъ зарядъ чего то, который онъ держалъ въ запас и который онъ не считалъ нужнымъ выпускать.

Онъ ничего не длалъ путнаго, онъ это зналъ, но онъ не представлялъ изъ себя человка, который длаетъ важное дло, а, напротивъ, онъ имлъ видъ человка, всмъ пренебре­ гающа го и не хотящаго длать ничего. A вмст съ тмъ онъ зналъ и другимъ давалъ чувствовать, что если бы онъ захо тлъ, то онъ многое бы могъ сдлать. И в этомъ была его роль, къ которой онъ привыкъ и которой гордился. Женись онъ, и кончено.

«Да, прелестная двушка и милая! Какъ она любитъ не­ винно, — думалъ онъ.1 — Ну, а потомъ? Впрочемъ, все видно будетъ. Еще времени много, и я ничмъ не связалъ себя».

№ 18 (рук. № 17).

Онъ кончилъ первымъ курсъ въ артиллерійскомъ училищ и имлъ большую способность къ математик, но не бралъ, кром какъ на ночь, книги — романа — въ руки ;

онъ былъ любезный, блестящій, свтскій человкъ и предпочиталъ жен щинъ и не здилъ въ общество. Онъ по положенію и примру брата могъ бы идти по дорог честолюбія. Успхами онъ пре небрегалъ и былъ во фронт;

онъ былъ богатъ и отдалъ все состояніе брату, женатому, оставивъ себ 30 тысячъ въ годъ.

Отъ лни ли, отъ того ли, что онъ хотлъ уберечь свжесть запаса, не растративъ его кое-какъ, но въ этой жизни спустя рукава онъ находилъ удовольствіе.

* № 19 (рук. № 13).

VII.

На другой день былъ морозъ еще сильне, чмъ наканун.

Иней начиналъ спадать. И туманъ стоялъ надъ городомъ.

Въ 11 часовъ утра Степанъ Аркадьичъ, выхавъ встрчать сестру, неожиданно столкнулся на подъзд станціи съ Врон скимъ, пріхавшимъ съ старымъ лакеемъ въ ливре, въ огром­ ной старинной съ гербами карет. 1 Зачеркнуто: «Да, я люблю ее, выйду въ отставку. Да и потомъ, она любитъ меня, и я не могъ, если бы и хотлъ, бжать теперь. Конецъ пьянству и полковой прежней жизни, и пора. А какая будетъ будущая— убей Богъ, не знаю и представить не могу. Но ршено, такъ ршено», сказалъ онъ, и когда у него было что ршено, то это было ршено совсмъ;

это зналъ всякій, знавшій его, и сказалъ всякій, кто только видлъ его простое, твердое лицо. «Главное, грустно, ужасно грустно».

2 Зач.: Вронскій былъ одинъ изъ тхъ рдкихъ людей, съ ко­ торыми Алабинъ не былъ [на] ты. Несмотря на то, что Алабинъ позна­ комился съ нимъ только мсяцъ тому назадъ, онъ ужъ былъ съ нимъ на ты, хотя это ты, видимо, неловко было Вронскому.

— А, Ваше сіятельство! — вскрикнулъ Степанъ Аркадьичъ, только что выйдя изъ кареты, стоя на приступкахъ большой лстницы и дожидаясь, пока отъдетъ его карета и подъдетъ карета, изъ которой выглядывалъ Вронскій. — А каковъ мо­ розъ? Ты за кмъ?

Степанъ Аркадьичъ, какъ и со всми, былъ на ты съ Врон скимъ, но почему то, особенно со стороны Вронскаго, это было непрочно и неловко.

— За матушкой. Она нынче должна быть изъ Петербурга, — отвчалъ Вронскій, поддерживая саблю, выходя изъ кареты. — Я думаю, ужъ нтъ другаго такого экипажа въ Москв. А вы кого встрчаете? — И1 вспомнивъ, что онъ на ты, что ему всегда было неловко, прибавилъ, пожимая руку: — Ты кого встрчаешь? — И они пошли въ большую дверь.

— Я? Я хорошенькую женщину, — сказалъ онъ улыбаясь. — Я думаю, что самую хорошенькую и самую нравственную жен­ щину Петербурга — сестру Анну, — сказалъ онъ, — К аре­ нину, — разрш ая недоумвающій наивный взглядъ агатово черныхъ глазъ Вронскаго. — Ты ее, врно, знаешь?

— Къ2 сожалнію нтъ. Я встртилъ разъ Анну... — онъ задумался... —Аркадьевну давно у дяди, но едва л и она помнитъ меня.

— Ну a Алекся, моего могущественнаго зятя, врно знаешь?

Вотъ человкъ, который пойдетъ далеко!

— Алекся Александровича я3 знаю. Онъ нетолько пойдетъ, но ужъ и пошелъ далеко. Это вполн государственный человкъ.

— У у ! — сказалъ Степанъ Аркадьичъ, выражая этимъ вос клицаніемъ способность зятя къ дятельности государствен наго человка. — И отлично живутъ, примрная семья, — сказалъ онъ, выражая этимъ, какъ понялъ Вронскій, свое удивленіе къ тому, что счастливая семейная жизнь можетъ существовать даже при такой некрасивой и жалкой наруж­ ности, какъ наружность Алекся Александровича.

— Да, но очень уменъ, — отвчалъ Вронскій и,4 кажется, хорошій очень человкъ.

— Я не спорю, я его очень люблю, отличный малый, — ска­ залъ Степанъ Аркадьичъ про зятя такимъ тономъ, который показывалъ, что онъ не любилъ его, на сколько могъ Степанъ Аркадьичъ не любить кого нибудь. — Но Анна — это такая прелесть. Я не знаю женщины лучше, добре ее.

Вронскій смотрлъ прямо на Алабина своими большими прекрасными глазами и, такъ какъ нечего было сказать на это, ничего не сказалъ;

но въ душ онъ удивлялся этой нжности 1 Зачеркнуто: слегка покраснвъ 2 Зач.: удивленію 3 Зач.: давно 4 Зач.: прекрасный брата къ сестр, тмъ боле, что1 онъ особенно не любилъ тотъ петербургскій кружокъ, котораго Анна Аркадьевна со ставляла украшеніе. Если онъ бжалъ подъ предлогомъ бо лзни отъ почестей, которыя его ждали въ Петербург, то преимущественно вслдствіи отвращенія къ тому могуще­ ственному круж ку, котораго главнымъ лицомъ былъ Алексй Александровичъ и который казался ложнымъ, фальшивымъ, напыщеннымъ Вронскому. Это былъ тотъ кружокъ, который Вронскій называлъ шуточно: утонченно-хомяковско-православ но-женско-придворно-славянофильски добродтельно изломан­ ный. И ему много лжи, притворства, скромности и гордости ка­ залось въ этомъ тон, и онъ терпть не могъ его и лицъ, какъ Каренины, мужа, жену и сестру, которыя составляли его.

Отъ этаго онъ ничего не отвтилъ Алабину.

— Ты взойди сюда, Михайла, — сказалъ Вронскій къ высо­ кому старому материному лакею, пріхавшему съ нимъ. — Для матушки вдь перездъ изъ Петербурга въ Москву теперь кажется трудне, чмъ на лошадяхъ, — улыбаясь своей крот­ кой и тихой улыбкой, сказалъ Вронскій. — Тамъ братъ поса дилъ ее въ вагонъ съ двушкой и съ Джипомъ, приказалъ кон­ дуктору длать такъ, чтобы какъ можно было похоже на ка­ рету, здсь мы съ Михайлой встртимъ.

— Врно, въ особомъ отдленіи?

— Ну, разумется. Чтобъ она была довольна, надо, чтобы провезти ее изъ Петербурга въ Москву такъ, чтобы она не чувствовала, что смшалась съ другими, чтобы ее мірокъ, атмосфера хали съ нею...

— Ну да, ну да, — говорилъ Степанъ Аркадьичъ, сіяя глаз­ ками. — Что, скоро ли? Лучше бы пройти туда на платформу.

Такъ говорили они, ходя взадъ и впередъ по зал и ожидая прихода позда. 3Приближеніе время прихода позда все боле и боле 1 Вслед за этим написано: то, что онъ зналъ объ Карениной. Слова эти, как явствует из контекста, не зачеркнуты Толстым, видимо, по рассеянности.

2 На верхнем крае поля написано: Степанъ Аркадьичъ убитъ всегда натощакъ, а нынче особенно, и завидуетъ.

3 Зачеркнуто: Извощичья карета Степана Аркадьича задержалась у подъзда станціи другой темной старомодной каретой на пар блыхъ перекормленныхъ лошадей съ свалившимися шлеями и желобами по спинамъ и съ старымъ кучеромъ и толстымъ лакеемъ на козлахъ.

Изъ кареты необходимо должна была выдти старая московская барыня, какъ изъ желтой гусеницы шелковичнаго червя должна выдти блая бабочка. Но совершенно неожиданно Степанъ Аркадьичъ увидалъ, что въ то время, какъ старикъ, толстый лакей, только закопошился на коз­ лахъ, собираясь слзать, дверца, какъ выстрлила, отворилась, стук­ нувшись въ размахъ о колесо, и изъ кареты выпрыгнулъ знакомый конно гвардеецъ Алабина Гагинъ, жившій эту зиму въ отпуску въ Москв и такъ пристально ухаживавшій за свояченицей Алабина, за Кити Щербацкой, что каждый день ожидалось объявленіе о ихъ обрученіи.

обозначал ось движеніемъ, приготовленіемъ1 на станціи, бгань емъ артельщиковъ, прислуги, отпираніемъ шкапчиковъ,съ газе­ тами, появленіемъ жандармовъ, служащ ихъ и подъздомъ встр чающихъ. Степанъ Аркадьичъ и 2 Вронскій3 были не только про­ пущены, но приглашены на платформу за т самыя двери, — А, Алабинъ! Вы за кмъ? — проговорилъ Гагинъ, пожимая руку знакомому, и, не дожидаясь отвта, указывая улыбаясь на слз авшаго, съ козелъ старика лакея, по французски сказалъ: — А я за матушкой, детъ изъ Петербурга отъ брата. Вы видли, я думаю, ея пару въ карет.

Такой классической пары, я думаю, ужъ не осталось въ Москв. Это матушкина гвардія. Ей кажется, что безъ него перездъ на Пречистенку не совсмъ безопасенъ. Матушка прізжаетъ нынче, — прибавилъ онъ. — Да, а вы за кмъ?

— За сестрой.

— Анна Аркадьевна Каренина, слышалъ;

но никогда не имлъ чести быть представленнымъ. Я вчера не засталъ васъ въ театр, а нельзя было раньше. Кузьмичъ, ты войди сюда, чтобъ Княгиня сейчасъ увидла тебя,— обращался онъ къ старому лакею. — Ахъ да, виноватъ, вы что-то го­ ворили. Обдать? Пожалуй, давайте обдать гд нибудь вмст;

только я приведу съ собой своего чудака Удашева Костю;

онъ вчера пріхалъ и у меня остановился. А вечеромъ я у вашихъ. Впрочемъ, не знаю, ма­ тушка отпуститъ ли меня. Какъ бы, голубчикъ, отпереть эту дверь, — обратился онъ къ служащему на желзной дорог, — вдь скоро придетъ?

Да вотъ какъ мы сдлаемъ. Мн нужно на Прсню, на проздку, мой Беркутъ бжитъ, и ваши, т. е. Княгиня съ дочерью, будутъ въ Саду на конькахъ, я о б щался зайти Княгин. Такъ тамъ сойдемся и ршимъ, обдаемъ ли вмст и гд. Хорошо?

Такъ говорилъ Гагинъ, молодой, красивый юноша, ни громкимъ, ни тихимъ голосомъ, спрашивая и не дожидаясь отвта, не дослушивая того, что ему говорили, перебивая въ середин рчи, очевидно не обра­ щая ни малйшаго вниманія на то, что сотни постороннихъ глазъ видятъ и ушей слышатъ его, и двигаясь среди людей, вниманіе которыхъ онъ, очевидно, обращалъ на себя своей красивой, самоувренной, элегантной и счастливой фигурой, также свободно, какъ бы онъ былъ одинъ съ своимъ пріятелемъ. Не смотря на то, что въ разговор онъ спрашивалъ и не дослушивалъ отвта, перебивая въ середин рчи, онъ длалъ все это такъ живо и безсознательно и когда замчалъ, что сдлалъ неучтивость, толкнувъ ли кого нечаянно, или перейдя дорогу дам, или перебивъ р чь, такъ охотно, видимо отъ всей души, извинялся, и такое еще съ д т­ ства очевидно нетронутое веселье жизни и свжесть были во всхъ его чертахъ и движеньяхъ, что въ большинств людей, которые видли его, двигаясь по зал станціи, онъ возбуждалъ чувство зависти, но зависти безъ желчи. «Вотъ счастливый, неломанный, не мученый человкъ!»

говорилъ всякій, кто видлъ его. И это самое, вспоминая бывшую дома сцену, думалъ, глядя на него, Степанъ Аркадьичъ. «Вотъ счастливый человкъ! — думалъ Степанъ Аркадьичъ, поутру, до завтрака, особенно нынче, посл сцены съ женою, находившійся въ меланхолическомъ рас­ положенi и духа. — Богатъ, что д вать некуда денегъ, и свободенъ, какъ птица. Чего ему еще?» Въ томъ, что онъ красивъ и здоровъ, Степанъ Аркадьичъ не завидовалъ ему: эти качества, имя ихъ въ высшей степени, Степанъ Аркадьичъ не считалъ за благо, такъ какъ не зналъ, что такое ихъ отсутствіе.

— Хорошо, посл Суда я заду въ садъ,—сказалъ Степанъ Аркадьичъ,— и пообдаемъ.

1 Зачеркнуто: въ буфет и 2 Зач.: Гагинъ 3 Зач.: въ числ 2-хъ, 3-хъ нкоторыхъ избранныхъ отъ которы хъ1 отгоняли другихъ, желавшихъ пройти туда же.

Морозный паръ лежалъ на всемъ. Холодно было смотрть на рельсы. Рабочіе въ шубахъ съ обиндвшими усами длали что то. Закутанный стрлочникъ пробжалъ. Какой то па ровикъ свистя прохалъ по дальнимъ рельсамъ. Наконецъ засвистлъ вдали паровозъ, загудла труба, задрожала плат­ форма и, пыхая сбиваемымъ книзу паромъ, сталъ подкаты ваться огромный тендеръ съ своимъ кланяющимся начальнику станціи крпышомъ машинистомъ, обиндвшимъ и обвязан нымъ, въ куртк, и медленно и мрно насупливающимся и растягивающимся рычагомъ средняго колеса, и за тендеромъ, все медленне и медленне и боле колебля платформу, стали проходить почтовый вагонъ, вагоны съ багажами и съ визжав­ шей собакой, потомъ классы съ высовывающимися [?] изъ-за оконъ пасажирами — коричневые 2-го, потомъ синій 1-го класса. Молодцоватый кондукторъ, на ходу давая свистокъ, соскочилъ сзади, и вслдъ за нимъ стали по одному на оста­ навливающемся ходу сходить нетерпливые пасажиры — Гвар дейскій офицеръ, прямо держась и строго оглядываясь, и куп чикъ съ сумкой, весело улыбаясь.

2Навстрчу выходившимъ толпились встрчающіе и влзали въ вагоны въ фартукахъ и съ бляхами на грудяхъ артельщики.

Толпа, все увеличиваясь и увеличиваясь, загромоздила плат­ форму.3 Вронскій стоялъ рядомъ съ Алабинымъ, и оба огля­ дывали вагоны, отъискивая тхъ, кого они встрчали. III — Графиня Вронская въ этомъ отдленіи, пожалуйте, — сказалъ молодой кондукторъ, прикладывая руку къ шапк, 1 Зачеркнуто: какъ безумныхъ, Зач.: Оставалось 5 минут ъ до прихода позда, когда Степанъ Аркадьичъ вошелъ въ залу 1-го класса, гд ужъ толпились нсколько встрчающихъ и буфетчики готовились къ прізду. СтепанъАркадьич зналъ всхъ почти, и вс его знали, такъ что, когда онъ вошелъ въ залу, его бле­ стяще вычищенная шляпа безпрестанно приподнималась съ его кудрявой головы и опять всякій разъ попадала на тотъ же слдъ, немного на бокъ. Въ числ знакомыхъ Степану Аркадьичу была особенно пріятна, какъ каза­ лось, встрча красавца конногвардейскаго Поручика Князя Гагина.Гагинъ пріхалъ встрчать мать. И такъ какъ Алабинъ и Гагинъ были однаго круга и близкіе знакомые, они все время до прихода позда ходили вмст.

3 Зач.: Гагинъ 4 Зач.: Гагинъ Вронскій ужъ собирался войти въ вагонъ, когда онъ увидалъ — прямо передъ нимъ на крылечко вагона вышла невы­ сокая дама въ черной шубк и, перегнувшись по направленію къ Ала­ бину, проговорила:

— Стива!

Онъ не слыхалъ и не видалъ ее, оглядывая другіе вагоны. Дама улыб­ нулась. И по этой улыбк Гагинъ тотчасъ узналъ ее за сестру Степана Аркадьича. Замтивъ на себ внимательный взглядъ молодаго человка, подходя къ В ронском у.1 Видно было, что хотя онъ и шутилъ только что о привычкахъ своей матери, свиданье съ ней зани­ мало его всего.

Онъ, никого не видя, быстро пошелъ за кондукторомъ. Въ са мыхъ дверяхъ вагона онъ почти столкнулся съ невысокой дамой въ бархатномъ плать, обшитомъ мхомъ, съ необык­ новенно тонкой таліей и широкими плечами. Остановившись, чтобы извиниться и дать ей пройти, онъ взглянулъ въ ея лицо, скромно выглядывавшее изъ овальной рамки благо платка, которымъ была обвязана ея голова и шея.2 Задумчивые срые глаза изъ-подъ необыкновенно длинныхъ рсницъ смотрли на него дружелюбно внимательно. И дама отстранилась, давая ему дорогу. Онъ поклонился и прошелъ къ своей матери, ко­ торая, сбросивъ съ колнъ собачку, съ трудомъ поднимала свое одтое въ малиновую бархатную шубку тяжелое старческое тло съ диванчика и радостно улыбалась ему и съ своей одыш­ кой уже тяжело дышала отъ всего того, что она хотла только сказать любимому сыну.

— Получилъ телеграмму? Здоровъ? Ну, слава Богу.

— Хорошо дохали? — слушалъ и говорилъ онъ, цлуя пухлую руку матери и вмст съ тмъ думалъ: «Ахъ, это вдь Каренина, а я и не узналъ». И онъ оглянулся.

Каренина стояла у двери, слегка улыбаясь красными, изогну тыми губами, и глядла тми же задумчивыми глазами въ дверь, ожидая, вроятно, брата и, очевидно, стараясь не мшать свиданію сына съ матерью.

— Анна! А вашъ братъ? Неужели его нтъ, — сказала ста­ руха, за взглядомъ сына перенеся свои глаза на Каренину.

Каренина поразила въ первую минуту Вронскаго своими таинственными глазами и особеннымъ страннымъ, но сильнымъ и вмст граціознымъ сложеніемъ;

теперь, когда онъ посмот р лъ она перестала улыбаться и, вернувшись въ дверь, сказала что-то и вслдъ за тмъ опять вышла и внимательно посмотрла на него, какъ будто ей нужно было признать его.

Въ это время Степанъ Аркадьичъ прошелъ на другую сторону вагона и опять отъискивалъ сестру тамъ, гд ея не было, и не видалъ и не слыхалъ, какъ она опять звала его:

— Стива! Стива!

И опять она улыбнулась, и опять Гагинъ, забывъ про мать, полю­ бовался на ея быстрыя движенія, на прекрасное лицо и добрую, веселую улыбку.

— Алабинъ! — крикнулъ Гагинъ, — здсь, здсь васъ ищутъ.

Анна Аркадьевна чуть наклонила голову, благодаря Гагина, и легкимъ шагомъ сошла съ крылечка. Гагинъ въ то же время увидалъ изъ окна вагона старушку въ лиловой шляп съ сдыми буклями и красивымъ морщинистымъ лицомъ. Старушка, его мать, манила его къ себ, и Га­ гинъ побжалъ въ вагонъ, но на крылечк оглянулся, чтобы видть, какъ она встртится с ъ братомъ. Хоть это и неловко было, онъ остановился, глядя на ихъ встрчу, и невольно чему-то улыбался.

1 Зачеркнуто: Вронскій быстро пошелъ въ вагонъ.

2 Зач.: Большіе еще разъ на нее, его поразило необыкновенное спокой ствіе граціи въ ея поз. Она ждала и не торопилась.

Улыбка, какъ будто много знающая и относящаяся къ нему и н емного насмшливая, почему то тревожила Вронскаго.

— Братъ вашъ здсь.

— Да, онъ всегда ищетъ тамъ, гд не надо, — сказала она, — онъ 2 раза пробжалъ мимо нашего вагона, — сказала она, и звуки ея голоса, густаго, нжнаго и чрезвычайно есте ственнаго (что, къ несчастью, онъ слышалъ такъ рдко), опять, какъ неожиданностью, поразили его.

— Извините меня, я не узналъ васъ въ первую минуту, да и вы, вроятно, не помните меня.

— О нтъ, — сказала она, — я бы узнала васъ, потому что мы съ Графиней, кажется, всю дорогу говорили про васъ, — и она улыбнулась опять, и опять въ этой улыбк ему пока­ залась насмшливость, и онъ подумалъ: «Вроятно, матушка разсказывала ей и мои планы женитьбы», и почему то это ему непріятно показалось.

Онъ быстро вышелъ на крылечко и крикнулъ:

— Алабинъ, твоя сестра здсь! И Степанъ Аркадьичъ, толкая народъ, улыбаясь, быстрымъ шагомъ прошелъ мимо оконъ, но опять, къ удивленью Врон­ скаго, Каренина не дождалась его, а быстрой, легкой походкой подошла навстрчу брату и, просіявъ лицомъ, какъ будто попавъ подъ лучъ свта, обхватила его правой рукой за шею, крпко и быстро притянула къ себ и, громко чмокнувъ, поцловала. Что то въ быстрыхъ, но всегда граціозныхъ въ своей простот движеніяхъ и въ походк, такъ странно легко носившей до­ вольно полное тло, было опять особенно ново и поразительно для Вронскаго. — Прелесть! — сказала старушка про Каренину. — Ее мужъ со мной посадилъ, и я такъ была рада, такая милая, добрая.

Прелестная женщина, — продолжала старушка, не прерывая своихъ похвалъ, несмотря на то, что предметъ ихъ, Каренина, опять вошла въ вагонъ, чтобы проститься съ Графиней.

— Ну, вотъ вы, Графиня, встртили сына, а я брата, и те­ перь прощайте, благодарю васъ очень, очень, — сказала она 1 Зачеркнуто: и черезъ минуту въ вагонъ съ трескомъ ввалился вошелъ Степанъ Аркадьичъ.

— А, наконецъ то, — закричалъ онъ.

2 Зач.: «Какая странная и милая», подумалъ Гагинъ.

3 Зач.: Старушка ждала ужъ его.

— Получилъ телеграмму? Здоровъ? Ну, слава Богу.

— Хорошо дохали? Чтожъ, можно выходить.

— Анисья моя пропала.

— Это ваши вещи?

Выходя изъ вагона подъ руку съ матерью, онъ опять отъискалъ гла­ зами сестру и брата, которые стояли, задержанные толпой у двери.

Когда старушка догнала Анну Аркадьевну, Анна Аркадьевна опять улыбнулась ей.

по французски. — И вс исторіи мои пришли къ концу, а то бы нечего ужъ разсказывать.

— Н у, нтъ, милая, — сказала старушка, трепля и гладя руку сына, которую она держала въ своей рук. — Я бы съ вами объхала вокругъ свта и не соскучилась. Вы одн изъ тхъ милыхъ женщинъ, съ которыми и поговорить и помол­ чать пріятно. А объ сын, пожалуйста, не думайте. Н ельзя такъ не разлучаться никогда. У Анны Аркадьевны — сказала Графиня, объясняя сыну, — есть сынокъ 8 лтъ, кажется, и она никогда съ нимъ не разставалась и все мучается, что оста­ вила его.

— Да, мы всю дорогу съ Графиней говорили — я о своемъ, она о своемъ сын, — сказала Каренина, поправляя нелов­ кое положеніе, въ которое ихъ ставила старушка, и опять насмшливая улыбка показалась на ея губахъ.

«Зачмъ мама ей разсказывала про мою любовь», подумалъ онъ.

— Н у, прощайте, прощайте, милая. Дайте поцловать ваше хорошенькое личико. Безъ васъ бы я пропала.

— Ваша матушка слишкомъ добра. Я благодаря ей не ви дла времени, — сказала Каренина и, наклонивъ съ улыбкой голову, подала руку Вронскому и вышла.

«Такъ вотъ онъ, этотъ необыкновенный сынъ! этотъ герой, этотъ фениксъ, который влюбленъ и котораго всетаки не мо жетъ стоить ни одна женщина, — думала Каренина, вспоми­ ная хвалы матери своему сыну. — Ахъ, Боже мой, да что мн за дло».

— Ну, Аннушка, ты ужъ устрой багажъ и прізжай, — ска­ зала она подошедшей двушк, доставая билетъ, и положила руку на руку брата.

— Послушай, любезный, вещи сестры, — сказалъ онъ слу­ жащему, кивнувъ пальцемъ, и прошелъ съ ней въ дамскую комнату.

— Н у что жъ, какъ ты, Анна? Алексй Александровичъ, твой Сережа?

— Все1 хорошо, очень хорошо.

— Впрочемъ и спрашивать нечего. Ты сія ешь, — сказалъ Стива, какъ будто издалека вглядываясь въ нее, — и попол нла ровно на столько, чтобы не подурнть, a похорошть.

2— Право? Ну, мн все равно. Но что жъ это? — сказала она съ грустнымъ выраженіемъ. — Неужели? Ахъ, Стива, 1 Зачеркнуто: прекрасно, прекрасно, такъ прекрасно, какъ никогда не было въ жизни. Весело.

2 Зач.: Да знаешь, — говорила она улыбаясь, — я какъ то осво­ бодилась отъ всего. Я спокойна съ Алексемъ Александровичем, и наши отношенія самыя лучшія, твердыя: нтъ ни ревности, ни холодности.

На Сережу радуюсь, и самой весело легко жить. Особенно Москва и ты на меня дйствуютъ, точно въ дтств воскресенье посл уроковъ, весело.

С ти ва! — сказала она, покачивая го л овой. — Это ужасно.

Женщины не прощаютъ этаго.

Онъ зналъ, что она говорила про его неврность. Онъ пи салъ ей. Онъ съ виноватымъ лицомъ стоялъ передъ нею.

— Посл, посл. Да, ужасно, я негодяй, но помоги, но пойми.

1Старый2 дворецкій, хавш ій съ Графиней, явился въ вагонъ доложить, что все готово. И Графиня прервала свой разсказъ о внук, крестник, о милости Государя и др. и со страхомъ поднялась, чтобы идти сквозь столь ненавистную ей толпу станціи желзной дороги.

— Пойдемте, мама, теперь мало народа, и мы васъ прове демъ прекрасно, — с к азал ъ сынъ.

Двушка несла мшекъ и собачку, а р т е л ь щ иъ другіе мшки.

к Вронскій велъ подъ руку, дворецкій поддерживалъ за другую руку. Съ трудомъ перебравшись черезъ мучительный для ста рыхъ людей порогъ, шествіе тронулось дальше и подходило уже къ3 зал. Молодая дама въ блестящей атласной шубк, съ краснымъ чмъ то на подол, съ блестящими ботинками съ пуговицами и кисточками и съ лиловой вуалью до поло вины нарумяненнаго лица, громко4 говоря что-то, съ испуган нымъ лицомъ почти пробжала навстрчу и чуть не толкнула старуху и привела ее въ ужасъ.5 Еще пробжалъ артельщикъ.

Очевидно что-то случилось на станціи. Послышались шаги, голоса, и народъ отъ подъзда хлынулъ назадъ, и ужасъ чего-то случившагося распространился на всхъ лицахъ.

— Что такое? что, гд? Бросился? Раздавили?

Вронскій посадилъ мать на кресло рядомъ съ Карениной и быстрыми шагами пошелъ за Степаномъ Аркадьичемъ, пошед шимъ узнавать, что такое.

Стрлочникъ попалъ подъ отодвигаемый поздъ, и его разда вило на смерть. Еще прежде чмъ вернулись Вронскій и Ала бинъ, лакей разсказалъ это Графин.

Степанъ Аркадьичъ вернулся прежде и разсказалъ ужасныя подробности.

1 Зачеркнуто: Такъ они говорили, дожидаясь, когда въ комнату вошелъ 2 Зач.: лакей 3 Зач.: выходнымъ дверямъ, у которыхъ, еще не ухавъ, а дожидаясь вещей, разговаривая стояли Алабинъ съ сестрой, когда вдругъ что-то, очевидно, произошло гд то на станціи. Пробжалъ одинъ артельщикъ, потомъ жандармъ съ ужасомъ на лицахъ, и толпа съ подъзда хлынула назадъ навстрчу Графин.

— Ахъ, матушки! Что такое, что такое? — задыхаясь говорила ста­ рушка.

Пока ее усаживали въ сторон на лавочк, Алабинъ подошелъ къ Гра­ фин. Но она не видала его и не отвчала его поклону, она слишкомъ испуганно занята была своимъ шествіемъ 4 Зач.: смясь съ молодымъ человкомъ, чуть 5 Зач.: Каренина смотрла на него. Вронскій чувствовалъ это и улыбался. Уже старуха выходила въ выходныя двери, какъ вдругъ — Но гд же Алеша? — задыхаясь и трясясь, спрашивала мать, какъ будто боясь, съ нимъ бы не случилось чего.

— Вотъ онъ идетъ.

1Вронскій шелъ торопливо, застегивая сертукъ, и лицо его было блдно, какъ платокъ.

— Подемте, мама.

— Чтожъ, неужели ты видлъ его?

— Да,2 видлъ.

— Совсмъ убитъ, умеръ? — спросила Анна Аркадьевна.

Онъ взглянулъ на нее3 строго, какъ ей показалось.

— Да, — отвчалъ онъ холодно.

— Ужасно то, что осталось несчастное семейство, — сказалъ Степанъ Аркадьичъ. — К акая ужасная смерть.

— Напротивъ, мгновенная, — сказалъ Вронскій.

— Мгновенная, — повторила она задумчиво, и красота ея таинственныхъ, въ глубь смотрящихъ глазъ поразила его. — Ну, прощайте еще разъ, Графиня, — сказала она.

— Ну, пойдемте, мама, — сказалъ сынъ.

Но только что онъ взялъ ее за руку, какъ подошелъ Н ачаль никъ Станціи.

— Вы пожертвовали для семейства убитаго 200 рублей, по трудитесь записать.

Вронскій оглянулся на Анну, она пристально смотрла на него. Онъ покраснлъ и отошелъ съ Начальникомъ Станціи, что то живо говоря ему. — Что съ тобой, Анна? — спросилъ братъ, когда они отъ хали уже нсколько сотъ саженъ.

Анна молчала и тряслась вся, какъ въ лихорадк.

— Ничего, — сказала она, насильно улыбаясь.

— Вотъ ты говоришь, что я здорова. А ужасно нервна стала.

Эта дорога и это страшное событіе и твое положеніе — все это меня ужасно взволновало. Ничего, это пройдетъ. Ну, а Долли ужасно убита, ты говоришь? — «Я думаю», сказала она про себя, не глядя на брата.

— Анна, ты пойми, — началъ Степанъ Аркадьичъ, снимая шляпу отъ волненья, — ты пойми, что я чувствую себя вино ватымъ до такой степени, что я не нахожу словъ. Съ такой женщиной, какъ Долли. Но, другъ мой, я вдь признаю свою 1 Зачеркнуто: Дйствительно, 2 Зач.: ужасно 3 Зач.: и въ встртившемся ихъ взгляд, несмотря на ужасъ минуты, онъ почувствовалъ что то 4 Зач.: У подъзда они еще разъ простились, и Анна Аркадьевна сказала:

— Надюсь видть васъ у себя, — и только что она сказала и уви­ дала его сконфу[женное], она застыдилась, она подумала: «точно я на­ граждаю его. Ахъ, да что мн зa дло». — Ну, Стива, теперь разскажи мн свое горе, — сказала она, когда сла съ братомъ въ карету.

вину. Неужели все погибло? — Онъ всхлипнулъ и помол чалъ. — Двушка эта...

— Ахъ, ради Бога не разсказывай подробности, — положивъ свою маленькую ручку на рукавъ его шубы, сказала Анна Аркадьевна.

— Но, Анна, ты всегда была моимъ ангеломъ хранителемъ, ты вся живешь для добра. Спаси меня.... Ты, я знаю, утшишь, успокоишь, устроишь, она любитъ тебя, вритъ теб....

— Да, но почему ты думаешь, что я могу сдлать что ни будь? Ахъ, какъ вы гадки, вс мущины, — сказала она.

Подъхавъ къ своему дому, Степанъ Аркадьичъ высадилъ сестру, значительно вздохнувъ, пожалъ ей руку и похалъ въ Присутствіе.

* № 20 (рук. № 17).

— Графиня Вронская въ этомъ отдленіи, пожалуйте, — сказалъ молодцоватый кондукторъ, подходя къ Вронскому.

Лицо Вронскаго выражало волненіе, и видно было, что, хотя онъ шутилъ только что о привычкахъ своей матери, сви данье съ ней волновало его. Онъ непривычно быстро пошелъ за кондукторомъ. Въ самыхъ дверяхъ вагона онъ почти столк нулся съ1 дамой въ2 темносинемъ суконномъ плать съ пеле ринкой, обшитомъ мхомъ. Тотчасъ же по простот этаго платья и манер дамы, узнавъ, что это была дама, Вронскій остановился, чтобы извиниться. Взглянувъ на простое5 лицо дамы,6 обвязанной кругомъ по шляп большимъ платкомъ, и встртившись взглядомъ съ гла зами, дружелюбно внимательно смотрвшими на него, Врон скому вспомнилось что то знакомое и милое, но что была эта дама, онъ не могъ вспомнить. Дама эта, очевидно, старалась отдлаться, и не знала какъ, отъ другой дамы, прощавшейся съ ней и о чемъ то просившей. Проходя, Вронскій услыхалъ:

— Что вамъ стоитъ? А можетъ быть, это Богъ свелъ меня съ вами. Вы слово скажете мужу.

— Я все готова сдлать, что отъ меня зависитъ, но по врьте, что это не въ моей власти, — сказалъ нжный густой голосъ.

1 Зачеркнуто: невысокой молодой, довольно полной и элегантной 2 Зач.: бархатномъ 3 Зач.: съ необыкновенно тонкой таліей и широкими плечами.

4 Зач.: и дать ей пройти.

5 Зач.: некрасивое, свжее, румяное, неправильное и чрезвычайно привлекательное 6 Зач.: скромно выглядывавшее изъ овальной рамки благо платка, которымъ была обвязана голова шея. Задумчивые, небольшіе, странные срые глаза, окруженные необычно длинными рсницами, смотрли н а него дружелюбно и внимательно.

* № 21 (рук. № 17).

В ъ дверяхъ зашумло, и вм сто женскаго полушалія — муж ской голосъ.

— Пришелъ проститься съ вами, Анна Аркадьевна, — гово рилъ голосъ. — Хоть немножко насладиться вашимъ обще ствомъ, и за то спасибо.

Вронской оглянулся. Просительница дама ушла, и въ дверяхъ стоялъ старикъ въ собольей шапк, знаменитый ученый, ко тораго Вронской зналъ съ вида.

— Надюсь встртиться съ вами въ Москв и продолжать нашъ споръ и доказать — вы знаете, мы, женщины, смлы — доказать, что въ нигилистахъ не можетъ быть ничего честнаго.

— Петербургскій взглядъ, — сударыня.

— Не Петербургскій, a человческій, — сказалъ нжный, чистый голосъ.

— Ну съ, позвольте поцловать вашу ручку.

— До свиданья, Иванъ Петровичъ. Да посмотрите — если братъ тутъ, пошлите его ко мн.

— А вашего брата нтъ? Неужели его нтъ? — сказала ста руха, за взглядомъ сына перенося свои глаза на даму въ пе лерин, обшитой мхомъ.

«Ахъ, вдь это Каренина», подумалъ Вронской, теперь со вершенно разсмотрвъ ее. Она была похожа на брата — то же красивое, цвтное и породистое лицо и сложеніе, но совер шенно другія глаза.1 Глаза ея казались2 малы отъ густыхъ черныхъ рсницъ, окаймлявшихъ ихъ.3 Н о 4 главная черта ея, бросавшаяся въ глаза, были черные, какъ вороново крыло, волоса, которые не могли быть приглажены и везд выбива лись и вились.

* № 22 (рук. № 17).

— Ну такъ скажи же мн все про себя. Прежде чмъ я ее увижу, мн нужно понять ваше положеніе.

— Что мн сказать, — началъ Облонскій, снимая шляпу отъ волненія.5 — Я погубилъ себя и семью,6 я пропалъ, и семья, и она, и дти — все пропало,7 если ты не поможешь.

1 Зачеркнуто: и выраженіе. Вмсто свиныхъ, по мннію Вронскаго, глазокъ Степана Аркадьича, у нея были большіе 2 Зач.: велики 3 Зач.: и вмсто поверхностно добродушнаго, веселаго обычнаго выраженія лица Степана Аркадьича глаза выражали большую серьезность и впечатлительность.

4 Зач.: главную прелесть составл[ ли] я 5 Зач: Я негодяй 6 Зач.: Да. Она не проститъ мн, нтъ, не проститъ. Но 7 Зач.: Ты — послдняя надежда...

— Но другъ мой, надо же жить, надо же подумать о дтяхъ. Что же я сдлаю?

— Отчего ж ъ ты такъ отчаиваешься?

— Надо знать Долли, какая она женщина. И она беремен ная.1 Какъ она можетъ простить меня, когда я самъ не могу простить. — Но что она говоритъ?

— Она говоритъ, что не можетъ жить со мной, что она оста витъ меня, и она это сдлаетъ.

— Но какъ? Вдь надо же жить какъ нибудь, надо устроить судьбу дтей.

— Анна, ты всегда была моимъ Ангеломъ-хранителемъ, спаси меня.

— Да, но почему ты думаешь, что я могу сдлать что ни будь?3 Ахъ, какъ вы гадки, вс мущины, — сказала она.

— Нтъ, она не проститъ, — сказалъ онъ.

— Если она тебя любила, то проститъ непремнно.

— Ты думаешь, проститъ? Нтъ, не проститъ, — повторялъ онъ черезъ минуту.

* № 23 (рук. № 17).

Общественныя условія такъ сильно, неотразимо на насъ дйствуютъ, что никакія разсужденія, никакія, даже самыя сильныя чувства не могутъ заглушить въ насъ сознаніе ихъ.

Долли была убита своимъ горемъ, вся поглощена имъ, но, не смотря на то, она помнила, что Анна золовка была жена однаго изъ важнйшихъ лицъ Петербурга и Петербургская grande dame, и это то обстоятельство сдлало то, что она не испол нила того, что общала мужу, т. е. не забыла то, что прідетъ золовка. Будь ея золовка неизвстная деревенская барыня, она, можетъ быть, и не захотла бы знать и видть ее, но Анна — жена Алекся Александровича — этаго нельзя было сдлать. «Кром того, Анна ни въ чемъ не виновата, — ду мала Долли. — Я объ ней кром нетолько самаго хорошаго, но не знаю ничего кром общаго восторга и умиленія, и въ отношеніи себя я видла отъ нея только ласку и дружбу — правда, нсколько приторную, съ афектаціей какого-то умиле нія, но дружбу. За что же я не приму ее»?

Но все таки Долли съ ужасомъ и отвращеніемъ представляла себ т религіозныя утшенія и увщанія прощенія хри стіанскаго, которыя она будетъ слышать отъ золовки.

1 Зачеркнуто: Это ужасно. Я такой негодяй, я мерзавецъ, — и Ми­ шенька заплакалъ.

2 Зач.: — Ты скажи мн про Долли. Что она? Какъ она приняла это? Ахъ, несчастная!

— Долли, кажется, сама не знаетъ, на что она ршилась.

3 Зач.: Одинъ Тотъ, Кто знаетъ наши сердца, можетъ помочь намъ.

Облонскій замолчалъ. Онъ з налъ этотъ выспренній н сколько при­ творный, восторженный тонъ религіозности въ сестр и никогда не умлъ продолжать разговоръ въ этомъ тон. Но онъ зналъ тоже, ч т о подъ этой напыщенной религіозностью въ сестр его жило золотое сердце.

* № 24 (рук. № 103) Цлый день этотъ, особенно занятой пріздомъ матери, раз говорами съ ней,1 Удашевъ совершенно неожиданно и не кстати въ середин разговоровъ, постороннихъ мыслей вдругъ слыш алъ нжный и густой голосъ, говорившій: «ваша матушка про своего, а я про своего сына», и вмст съ голосомъ и сло вами передъ воображеніемъ2 Удашева яв л я л и с ь 3 глубокіе глаза и полный, крпкій станъ, и легкія, быстрыя граціозныя движ енія, тщетно удерживаемая улыбка,4 и онъ цлый день былъ какъ не свой, а потерянный. Какъ только онъ оставался одинъ, самъ съ собой, голосъ этотъ плъ эти простыя слова, и Удашеву становилось на душ радостно, и онъ улыбался чему то.

Когда онъ задумывался о томъ, что бишь ему нынче длать, что предстоитъ пріятнаго или тяжелаго въ этотъ день, онъ на ходилъ въ своей душ6 воспоминаніе о Карениной, которую онъ видлъ одну минуту.

«Отчего же мн не похать къ7 Облонскимъ?» вдругъ при шло ему въ голову въ середин 3-го акта, въ самую торже ственную минуту драмы.

Онъ всталъ и пошелъ черезъ ноги 1-го ряда.8 Выйдя изъ театра, онъ взялъ извощика и похалъ къ Облонскимъ. Но войдя въ сни, на него вдругъ нашелъ страхъ неловкости, со мнніе, чего онъ никогда еще въ жизни не испытывалъ. «Не поздно ли? Не странно ли будетъ, что я войду? Что сказать, если и войду? И зачмъ я пріхалъ?»

Увидавъ въ передней лакея Щербацкихъ, сомнніе его еще боле усилилось.9 Онъ ршил ъ, что не взойдетъ, и приду малъ предлогъ предполагаемаго обда. Онъ доставалъ бумаж никъ, чтобы написать два слова Облонскому, когда вдругъ какая то странная сила потянула его взглядъ кверху, и онъ увидалъ10 съ косами на голов легкимъ, граціознымъ шагомъ шедшую гд то въ вышин женщину. И это была она. Она наклонила голову.11 Онъ понялъ, что войти къ Облонскимъ 1 З а черкнуто: Вронской 2 Зач.: Вронскаго 3 Зач.: таинственные, прелестные ясные и добрые 4 Зач.: кривая, нсколько на бокъ, но прелестная, тихая и свтлая 5 Зач.: Вронской чувствовалъ, какъ счастіемъ наполнялось его сердце.

6 Зач.: только одинъ этотъ голосъ, эти глаза, весь этотъ образъ. И изъ самой глубины его души смотрли на него эти глаза. Они были тамъ, въ глубин его души.

7 Зач.: Алабинымъ 8 З ач.: — Куда вы, Вронскій?

— Ахъ, я совсмъ забылъ одну вещь, — сказалъ онъ, радостно улы­ баясь. — Мн и нельзя было быть нынче въ театр, — и онъ похалъ къ Алабину Облонскому.

9 Зач.: и онъ вслухъ говорилъ самъ съ собою, 10 Зач.: въ одномъ сромъ плать 11 Зач.: для него. И этотъ поклонъ ея головы, когда она проходила, была первая радость, которую онъ получилъ въ этотъ день. И онъ, пе реговоривъ съ Степаномъ Аркадьичемъ, неловко и странно у халъ домой.

нельзя, что она можетъ быть недовольна, но онъ видлъ ее и, поговоривъ на лстниц съ Степаномъ Аркадьичемъ, онъ ухалъ домой.

1Когда онъ ныншній вечеръ ложился спать, онъ, какъ обыкновенно это послднее время, вспомнилъ о Кити Щербац кой и задалъ себ вопросъ, что же длать;

онъ услыхалъ только голосъ: «Я про своего, а ваша матушка про своего сына», и глаза, и наклонъ головы съ косами и съ выбившимися колеч ками на ше, и двичiй образъ съ таинственными глазами представились ему.

И вслдъ за этимъ вопросъ измнился. Вопросъ уже былъ не о том ъ,2 жениться или нтъ, но о томъ, чмъ онъ далъ поводъ думать, что онъ намренъ жениться.

3«Ршительно ничмъ, — отвчалъ онъ себ. — Я какъ будто предчувствовалъ это. Да, я ничмъ не связанъ, и это кончено».

Онъ говорилъ это себ, но чувствовалъ, что къ испытывае мой имъ радости примшивалось невольно сознаніе какого то дурнаго поступка. Но такъ или иначе ршилъ онъ самъ [съ] собою.

«Я не могу больше здить къ Щербацкимъ, и моя идилія кончена. И надо ухать отсюда. Ремонтъ приметъ Федченко все равно».

* № 25 (рук. № 14).

X.

У 4 однаго изъ главныхъ лицъ Москвы былъ большой балъ. Танцовали въ большой зал.6 Балъ былъ великолпенъ, но, какъ и всегда въ Москв, бденъ мущинами.

1 Зачеркнуто: Возвратившись въ ныншній вечеръ къ часто послд нее время занимавшей его мысли о томъ, какъ и когда сдлать предло женіе Княжн Щербацкой, на что онъ уже давно р шился, вдругъ со­ вершенно неожиданно заплъ голосъ:

2 Зач.: какъ и когда сдлать предложеніе, 3 Зач.: Словъ не было сказано, но честная натура его не могла лгать самому себ;


онъ зналъ, что хоть и не было ничего сказано, бросить ее теперь было бы дурно. Но вдругъ онъ почувствовалъ ужасъ, страхъ, стыдъ раскаянія.

4 З ачеркнуто: Генералъ Губернатора 5 Зач.: одинъ изъ т хъ баловъ, которые такъ поражаютъ въ Москв своей непривычной роскошью.

6 Зач.: Москва все таки провинція, и Московскіе балы имютъ все таки тотъ провинціальный характеръ, что вс знаютъ и часто видятъ другъ друга и всмъ весело и странно видть другъ друга въ парад.

Анна исполнила желаніе К ити и перешила свое черное бархатное платье, отдлала его жолто грязнымъ кружевомъ и пріхала на балъ. Она даже и не могла не сдлать этаго. Такъ вс пристали къ ней, и самъ Генералъ Губернаторъ былъ у нее и ухалъ съ общаніемъ, что она будетъ.

К ити пріхала съ матерью рано и застала уже половину залъ полными, только что начинали танцовать. В ъ толп, но отд ляясь отъ толпы не только для Кити, но и для постороннихъ, стоялъ Вронскій, очевидно ожидая и отдляясь отъ толпы не одной своей красивой наружностью, но и той особенной гра ціей и скромной свободой обращенія, которыя отличали его отъ всхъ.

Кити была въ голубомъ плать съ блымъ внкомъ на го лов и если бы она не знала, что она хороша, она бы уврилась въ этомъ потому, какъ она встрчена была въ залахъ. Опять, какъ и въ тотъ день, какъ Левинъ видлъ ее на конькахъ, въ строгомъ и спокойномъ по складу своему лиц ея было кра сящее ее оживленіе, сдержанное волненіе, скрываемое рши тельностью, которую бы можно назвать отчаянностью, если бы это настроеніе не было скрыто привычкой свтскаго приличія.

Съ самаго того вечера, въ который она отказала Левину, 8 дней она не видала больше Вронскаго. Даже въ обычный пріемный четвергъ онъ не былъ у нихъ. Но она знала, что онъ былъ въ город, знала, что онъ будетъ на бал. Она знала это отъ Анны, которая здила на другой день своего прізда къ ста рух Вронской и тамъ встртила сына и разсказывала, что просидла тамъ боле часа1 и что онъ будетъ на бал, потому что приглашалъ Анну танцовать съ нимъ.2 Китти страшно было подумать о томъ, чтобы ея отношенія съ нимъ могли пре кратиться именно тогда, когда она такъ ршительно отказала Левину. Это было хуже чмъ ужасно, это было глупо и смшно, и она еще не позволяла себ врить этому. Должны были быть непонятными для нея причины, которыя помшали ему видть ее впродолженіи 8 дней. «Мать не желаетъ. Онъ длаетъ окончательныя приготовленія», думала она и съ одинаковымъ страхомъ отгоняла и утшительныя и безнадежныя мысли.

Балъ долженъ ршить все. Она увидитъ его, она танцуетъ съ нимъ 1-ю кадриль и, вроятно, мазурку, которую она р шила отдать ему. Глаза ея встртились съ его глазами. «Да, онъ ждалъ меня!» подумала она, и, здороваясь съ хозяйкой Въ знаменитой красавицами Москв красавицъ было много, и Анна не затмила никого.Она въ своемъ бархатномъ,срзанномъ для бала, платьи не поразила никого. Платье такъ опоздало и еще боле такъ опоздалъ Шарль, что она пріхала на балъ уже въ 12-мъ часу, когда танцовали вальсъ посл 2-й кадрили.

— Я уже думалъ, что вы не прідете, — сказалъ ей Генералъ Губер­ наторъ, встрчая ее у двери. — Балъ былъ бы испорченъ.

Она прошла къ хозяйк, и не успла поздороваться она кончить начатую р чь, какъ Ник[олаевъ] 1 Зачеркнуто: и что Вронскій ей очень и очень понравился.

2 На полях рядом и ниже написано: [1] Глаза не таинствен[ны] боле, но свтъ лучезар[енъ], petillant [сверкающий]. [2] Она счастлива и жда[ла].

Ей стыдно.

А. — «Я ожила съ вами», спрашиваетъ, отчего. Онъ не слу[шаетъ], и слушаетъ его рчи.

и знакомыми, она ждала его и услыхала его шаги и увидала даже, не глядя на него, черную тнь его мундира. Онъ стоялъ подл нее и напоминалъ о 1-й кадрили, къ которой уже оркестръ игралъ призывъ. Она спокойно положила свою прелестную формой обнаженную руку съ однимъ тонкимъ браслетомъ съ изумрудомъ, подаркомъ Степана Аркадьича, и счастливая голубая и нарядная пошла съ нимъ по скользкому паркету подъ яркимъ свтомъ свчей въ середину шумно устанавли вавшихся паръ. Онъ говорилъ, какъ всегда, просто и спокойно.

Объяснилъ длами то, что не пріхалъ въ четвергъ, и Кити такъ хотлось врить ему, что она не сомнвалась въ томъ, что прежнія ихъ отношенія нисколько не измнились. Даже разсянность, съ которой онъ отвчалъ на нкоторые вопросы, и взглядъ, обращаемый постоянно на входныя двери, не обра тилъ на себя ея вниманія. Тже были его прекрасные, прямо и честно смотрвшіе наивные агатовые глаза, и тоже было ея чувство къ этимъ глазамъ, что она не допускала возможности, чтобы что нибудь измнилось;

a вмст съ тмъ какая то змя не переставая сосала ея сердце;

она какъ будто предчувство вала большое несчастье, и волненье ея не утихало.

Въ то самое время какъ Вронскій, отведя ее къ толп не танцующихъ дамъ, кланяясь отходилъ отъ нея, въ залу вошла Анна въ черномъ обшитомъ кружевами Долли (Кити узнала ихъ) бархатномъ плать съ2 лиловыми цвтами на голов. Анна остановилась на мгновеніе у входа, спокойно отъискивая хозяйку своими странными отъ рсницъ, несвтящимися гла зами. И увидавъ ее, слегка кланяясь знакомымъ, пошла къ ней своей легкой, какъ бы летящей походкой. Хозяинъ и хозяйка поспшили къ ней навстрчу.4 Она улыбнулась своей добро душной свтлой улыбкой. Она подходила ужъ къ Кити, когда Корнилинъ [?], знаменитый церемонимейстеръ, дирижеръ ба ловъ, съ своимъ быстрымъ взглядомъ, оглядывающимъ свое хозяйство, увидалъ ее и подошелъ къ ней той особенной лов кой, свободной походкой, которой ходятъ только5 дирижи рующi е балами.

— Анна Аркадьевна, какъ я счастливъ, — сказалъ онъ, улы баясь, наклоняясь и предлагая руку, — туръ вальса.

Она посмотрла, кому передать веръ и, отдавъ6 его съ улыб кой К[орнилину?], положила привычнымъ7 и особеннымъ, ей 1 Зачеркнуто: невысокая дама 2 Зач.: простой прической 3 Зач.: Она не могла обратить ничьего вниманья, но Кити не спуская глазъ смотрла на нее, и та боль и волненіе, которыя она ощущала въ глу бин сердца, стали сильне.

4 Зач.: что то говоря. — Я боялась, что вы не прідете. Балъ былъ бы испорченъ.

5 Зач.: молодые люди 6 Зач.: хозяйк 7 Зач.: граціознымъ одной свойственнымъ ж естомъ руку на его плечо.

— Вы давно ли тутъ? A Лидія гд? — спросила она его про его жену.

— Мы вчера пріхали, мы были на выставк въ Вн, те перь я ду въ деревню оброки собирать, — говорилъ онъ, про должая вальсировать. — Да, — сказалъ онъ, — отдыхаешь, вальсируя съ вами, прелесть, prcision.1 А тутъ ни одной нтъ хорошей для вальса. Нечто маленькая Щ ербацкая.

— Да, мы съ вами уже сплись, — сказала Анна, напоми ная, какъ часто они вальсировали на Петербургскихъ балахъ. — Отведите меня къ Лидіи, — сказала она.

Кор[нилинъ] сдлалъ еще туръ и прямо завальсиров[алъ], укорачивая шагъ и приговаривая «pardon, mesdames», прямо на народъ и прямо къ своей жен, которую хотла видть Анна. Еще войдя на балъ, Анна невольно за мтила Гагина, только что кончившаго вальсъ и отводившаго хорошенькую свтлую, сіяющую голубую Кити къ матери. Глаза ихъ встртились тогда же и, странно, Анна, столь привычная къ свту, ко всмъ возможнымъ положе ніямъ, замтила, что глаза ихъ встртились, и отвернулась, такъ что онъ не усплъ поклониться. Теперь, проходя черезъ толпу къ Лидіи Корсаковой, она еще, странно, не видла его, но чувствовала, что онъ шелъ за нею и смотрлъ на нее. Едва она подошла къ красавиц Л идіи Корсаковой, прелестной брюнетк съ чрезмрно открытыми плечами и руками, какъ Вронскій ужъ подошелъ и, низко кланяясь, сказалъ, что онъ пришелъ поклониться, такъ какъ не имлъ времени, и про сить на т танцы, которые она можетъ дать ему. Она не замтила или не хотла замтить его поклон[а] въ то время, какъ она проходила мимо его. Она повернулась къ нему, холодно4 улыбаясь.

— Сейчасъ я къ вашимъ услугамъ, — сказала она ему, я не видлась еще съ старымъ другомъ. И вотъ на бал...

— Я думаю, Лидію Ивановну легче всего встртить на бал, — сказалъ онъ улыбаясь.

— А вы знакомы?

— Съ кмъ мы не знакомы, — сказала Л идія Корсакова. — Насъ съ мужемъ знаютъ, какъ благо волка.

И она обратилась къ Анн съ вопросомъ о ея муж, о ней;

она говорила съ ней и чувствовала его взглядъ. И взглядъ этотъ непріятно смущалъ ее. Подъ его взглядомъ она чувство вала свою наготу и стыдилась ея, — чувство, котораго она не 1 [точность.] 2 Зачеркнуто: стоявшаго въ середин круга 3 Зач.: Странный взглядъ его опять поразилъ ее, странный тмъ, что онъ смущалъ ее.

4 Зач.: однако испытывала съ давней двичьей поры.1 Взглядъ его былъ странный, она представилась ему прелестной, когда онъ въ пер вый разъ увидалъ ее. Но этихъ плечъ, этой груди и рукъ онъ не видлъ. Он были лишнія, они ослпляли его. Это ей тя жело, непріятно стало, она чуть, съ свойственнымъ ей движе ніемъ, топнула ногой съ вопросомъ и упрекомъ во взгляд:

«Ну что вамъ отъ меня надо? И разв можно такъ смотрть на людей?» Но сердитое выраженіе ея лица вдругъ смягчилось, когда она увидала въ его взгляд не смлость, не дерзость, но виноватую2 покорность лягавой собаки. «Что хочешь длай со мной, — говорилъ его взглядъ. — Но не оскорбить тебя я хочу, а себя хочу спасти и не знаю какъ».

Поговоривъ съ Лидіей, она обратилась къ нему, и ей самой на себя досадно было, что она не могла быть вполн натуральна съ нимъ. Она взглянула на свои таблетки, хотя этаго вовсе не нужно было длать.

— Кадриль, слдующую, да еще.

Молодой человкъ подбжалъ, прося на кадриль.

— Мазурку? — сказалъ Гагинъ.

— Я думала, что вы танцуете съ Кити, — сказала она, и опять въ глазахъ у нихъ промелькнуло что-то такое, что го ворило о томъ, что между ними уже было прошедшее — не ясное, но сильное.

— Теперь могу я васъ просить на туръ вальса? — сказалъ онъ, оттирая молодого человка, который, видимо, только что сбирался это сдлать.

Она улыбнулась молодому человку и опять своимъ бы стрымъ жестомъ занесла обнаженную руку — Гагинъ увидалъ въ первый разъ эту руку — на его эполетъ. Онъ обнялъ ея полную талію;


лицо ея съ подробностями вьющихся волосъ на ше, родинки подъ щекой, лицо это, странное, прелестное, съ3 таинственными глазами и блествшими изъ подъ длинныхъ рсницъ и смотрвшими мимо его, было въ разстояніи поцлуя отъ него. Онъ не спускалъ съ нея глазъ, сдлалъ первое дви женiе, какъ вдругъ Корсаковъ на бгу захлопалъ въ ладоши, и звуки вальса остановились.

— Ахъ, виноватъ! — закричалъ онъ, рысью подбгая къ нимъ, — я не видалъ. Вальсъ, опять вальсъ, — закричалъ онъ.

Гагинъ все это время держалъ ее талію и при первыхъ зву кахъ пошелъ съ ней туръ. Когда онъ опять взглянулъ ей въ глаза, глаза эти нетолько блестли, но дрожали, вспыхивали страннымъ блескомъ, который какъ бы ослпилъ его.

1 Поперек полей написано: Подъ его взглядомъ ей совстно было за свою наготу.

2 В подлиннике: виноватая 3 Зачеркнуто: маленькими В ъ тснот кадрили Гагинъ досталъ стулъ, но она не хотла ссть, и стоя они разговаривали о1 чет Корсаковыхъ. Они говорили о пустякахъ, но ослпительный блескъ не потухалъ въ ея глазахъ.

— Я его давно знаю, — говорилъ Гагинъ, — это самая милая чета, которую я знаю. Вотъ люди, которые легко берутъ жизнь.

Она — это товарищъ мужа. Одна цль — веселиться.

— Да и хорошо честно веселиться.

— И какъ Богъ устроилъ, что у нихъ нтъ дтей, такъ это нейдетъ имъ.

— Я думаю, напротивъ, что они оттого такъ устроились, что у нихъ нтъ дтей.

— Нтъ, а отчего жъ, они оба богаты, красивы, неревнивы.

— О нтъ, я знаю даже случай, гд онъ былъ ревнивъ;

впро чемъ, я начинаю сплетничать. Но все это у нихъ такъ мило.

Ну что, Княгиня отдохнула съ дороги?

— Напротивъ, она готова сейчасъ хать опять съ вами. Она безъ ума отъ васъ.

Она подняла глаза и посмотрла на него, какъ бы говоря:

«не скажите глупаго комплимента». Но глаза его отвтили:

«зачмъ говорить, вы сами знаете, что я безъ ума отъ васъ», и опять виновато покорно смотрли его2 агатовые наивные глаза изъ его3 красиваго лица.

Кити была въ голубомъ плать съ голубымъ внкомъ на го лов, и голубое настроеніе было въ ея душ, когда она вошла въ зало. И первое лицо, встртившее ее, былъ Гагинъ. Она тан цовала съ нимъ 1-ю кадриль, но онъ былъ неспокоенъ странно и смотрлъ на дверь. Она видла его тоже, когда Анна вошла въ залу, и выраженіе лица его, серьезное, строгое даже, выра женіе лица, похожее на выраженіе человка, готовящегося на дло, долженствующаго ршить его ж изнь. Весь балъ, весь свтъ — все закрылось туманомъ въ душ Кити. Только привычка свта поддерживала ее и заставляла длать все, что отъ нея могло требоваться. По этой же привычной спо собности она поняла, что мазурку, которую она оставляла до сихъ поръ д л я 4 Вронскаго, нужно отдать, и она отдала ее Корсакову. Передъ мазуркой она вышла въ гостиную и опу стилась въ кресло. Воздушная юбка платья поднялась облакомъ вокругъ ея тонкаго стана. Она держала веръ и обмахивала свое разгоряченное лицо.

— Кити, что же это такое! — сказала Графиня Нордстонъ, по ковру неслышно подходя къ ней. — Я не понимаю этаго.

У Кити дрогнула нижняя губа, она быстро встала.

1 Зачеркнуто: впечатлніяхъ бала 2 Зач.: каріе 3 Зач.: мужественнаго, твердаго, наивнаго 4 Зач.: Гагина — Нечего понимать. Очень весело, — сказала она и вышла въ залу.

— Онъ при мн звалъ ее на мазурку. Она сказала: «вы разв не танцуете съ Кити Щербацкой?»

1— Ахъ, мн все равно, — сказала Кити, чувствуя ужъ не горе, а ужасъ и отчаяніе передъ своимъ положеніемъ.

Ей хорошо было танцовать въ 1-й пар съ Корсаковымъ, потому что не надо было говорить, онъ все бгалъ изъ мста въ мсто. Гагинъ съ Анной танцовали въ середин и сидли почти противъ нея. Она видла ихъ своими дальнозоркими глазами, видла ихъ и вблизи, когда они сталкивались въ па рахъ, и она видла, что они по своему чувствовали одни во всемъ зал.2 Мало того, она видла, что на лиц Гагина, всегда столь твердомъ и независимомъ, было только то вы раженіе, которое было на лиц Анны. И странно, Кити ужас нулась этому чувству, но что то ужасно жестокое въ своемъ оживленіи было въ лиц Анны въ ея простомъ черномъ платьи съ ея прелестными плечами и руками. Она3 любовалась ей больше, чмъ прежде, но теперь она ненавидла ее и себя за то, что она ненавидла ее. Она считала себя подавленной, убитой, и лицо ея выражало это. Когда Гагинъ увидалъ ее, столкнувшись съ ней въ мазурк, онъ былъ пораженъ ея некрасивостью. Онъ почти не узналъ ее. — Прекрасный балъ, — сказала она ему.

— Да, — отвчалъ онъ, — надюсь, что вы веселитесь.

В середин мазурки, повторяя сложную фигуру, вновь вы думанную Корсаковымъ, Анна, разойдясь съ кавалеромъ, вы шла на середину круга, взяла двухъ кавалеровъ, потомъ подо звала къ себ одну даму и Кити. Кити испуганно смотрла на нее, подходя. Анна, прищурившись смотр ла на нее, не видя еe, и вдругъ сказала виновато:

— Мн нужно одну, кажется, одну, — и она равнодушно отвернулась отъ6 вопросительнаго взгляда Кити. «Да, что то чуждое, бсовское и прелестное было въ ней», сказала себ Кити.

Анна не хотла остаться ужинать, но хозяинъ сталъ просить ее:

— Полноте, Анна Аркадьевна, — заговорилъ Корсаковъ, почти насильно забирая ея обнаженную руку подъ рукавъ своего фрака. — Какая у меня идея котильона! Un bijou! 1 Зачеркнуто: Зачмъ Кто ее 2 Зач.: что они ничего и никого не видятъ и что имъ очень весело.

3 Зач.: любила ее 4 Рядом на полях написано: petillement du regard [сверкание взгляда] 5 Зачеркнуто: Ему показалось, что это была изуродованная, жалкая Анна, что прежде она была Анна, а теперь перестала ей быть и стала чужая.

Зач.: умоляющаго 7 [Прелесть!] И онъ тянулъ ее настолько, насколько дозволяло приличіе. Х озяинъ улыбался одобрительно.2 Вронскій стоялъ подл и ничего не говорилъ, но встртился съ ней глазами, и она почувствовала, что между нимъ и ею уже было прошедшее, длин ное, сложное, котораго не было.

— Успете отдохнуть завтра въ вагон, — говорилъ Кор саковъ.

— А вы дете завтра? — сказалъ2 Вронскій.

— Д а, — отвчала она,3 съ неудержимымъ дрожащимъ бле скомъ глазъ и улыбкой взглянувъ на него.

X I.

— Я не знаю что со мной сдлалось, — говорила она на другой день Долли, сидя въ ея гостиной передъ обдомъ, посл котораго она должна была хать. — Мн было весело, какъ 18 лтней двочк, я не думала, чтобы я, мать семейства, могла еще такъ веселиться. Но одно, — она вдругъ покраснла до корней вьющихся волосъ на ше, до слезъ, — одно, Долли, душенька, помоги мн. Я не знаю, какъ это сдлалось, но Алексй Гагинъ не отходилъ отъ меня, и я боюсь, я кокетни чала съ нимъ, сама не зная этаго. Я не знаю, что нашло на меня, я забыла Кити и все, и мн просто было весело. По правд теб сказать, я отъ этаго не остаюсь до завтра, хотя могла бы. Михаилъ Михайловичъ прідетъ посл завтра.

Долли, ты не повришь, мн на Кити смотрть стыдно, и оттого она не прідетъ обдать. Но право, право, я не вино вата или виновата немножко. — О какъ я узнаю Стиву, — засмялась Долли и, чтобъ смягчить, поцловала Анну. — Я узнаю.

— О нтъ, о нтъ. — Анна нахмурилась. — Я даже не поз волю себ усумниться въ самой себ. Все это новыя лица, я на минутку все забыла.

— А они чувствуютъ это, — сказала Долли. — Впрочемъ, правду сказать теб, я и не очень желаю Гагина для Кити. Мое сердце на стороне Ордынцева;

да если онъ могъ влюбиться въ тебя въ одинъ день, то и лучше, чтобы онъ не женился.

Анна задумалась радостно. «Влюбленъ въ меня, — думала она. — Можетъ».

Кити, правда, не пріхала. Степанъ Аркадьичъ простился еще утромъ, и они обдали одни, и Долли никогда не могла 1 Рядом на полях написано: Анн было весело, и она говорила не то, что хотла.

2 Зачеркнуто: Гагинъ 3 Зач.: и знала что онъ будетъ на желзной дорог. Но она не боя­ лась, не радовалась этому, ей было весело, — было весело, какъ бываетъ весело посл сомнній о томъ, не пришло ли уж е время веселья.

4 Поперек страницы написано: — Я слышала, что Вронскій не отхо дилъ отъ тебя.

з абытъ этого милаго часа, который она провела съ Анной.

Анна, какъ будто для того чтобы ж алли о ней, была еще миле, дти не отходили отъ нея, и мальчика обманули и услали внизъ, а то онъ рыдалъ, какъ только заговаривали объ ея отъзд.

— Ну, прощай, милый, милый другъ, — говорила Долли, обнимая ее при прощаньи. — То, что ты сдлала, я не забуду никогда.

— Да чтожъ я, — застнчиво улыбнулась [Анна].

— Ты меня поняла, ты меня поняла, и ты прелесть.

«Ну, все кончено, и слава Богу, — подумала Анна какъ только она сла одна съ Аннушкой въ вагонъ, — все кончено, и слава Богу, а я дурно поступила, и я могла увлечься, да, могла».

Ни знакомыхъ, ни пріятныхъ лицъ никого не было. Попро бовала почитать, бросила, и началось то волшебное тяжелое состояніе — полусвтло, чужія лица, шопотъ, вздрагиванье, то тепло, то холодно, а тамъ отворенная дверь, мракъ, буря, снгъ и подтянутый кондукторъ съ слдами бури на воротник.

Барыня больна жаромъ. Анна сняла шубу, все жарко, и нервы натянуты;

воздуха, дышать, дышать. Она надла шубку и на первой станціи вышла на крылечко. Аннушка бросилась.

«Нтъ, я подышать». Б уря, свистъ, стукотня. «Депеша дан[а].

Сюда, пожалуйста», и тни. Страшно, жутко, кто себя знаетъ, что будетъ. — Вдругъ фигура мужская. Она посторонилась пройти, но онъ къ ней.

— Не нужно ли вамъ чего? — съ низкимъ поклономъ.

— Какъ вы! — и она поблднла. — Вы зачмъ дете?

— Чтобъ быть съ вами.

— Не говорите этаго, это гадко, дурно для васъ, для меня.

— О если это что нибудь для васъ.

Она задыхалась отъ волненія.

— Зачмъ? Кто вамъ позволилъ говорить мн это?

— Я не имю права, но моя жизнь не моя, а ваша и навсегда.

Она закрыла лицо руками и шла въ вагонъ. Всю ночь она не спала, старушка сердилась;

колеблющійся свтъ, тряска, свистъ, стукъ остановки и буря, бснующаяся на двор.

* № 26 (рук. № 15).

однаго изъ главныхъ лицъ Москвы былъ большой балъ.

У Кити уговорила Анну хать на этотъ балъ, и хоть не въ лило вомъ, какъ Кити непремнно воображала, а въ черномъ бархат номъ срзанномъ плать, на которое Долли дала свои вене ціанскіе гипюра-кружева. Анна хала, и Кити была довольна.

Балъ этотъ долженъ былъ ршить ея судьбу, и она теперь, принеся въ жертву Левина, не сомнвалась ни минуты въ томъ, что она ршится по ея желанію.

К ити не видала Вронскаго съ самаго того дня, когда она отказала Левину, но знала, что онъ въ город и будетъ на бал.

Анна здила на другой день своего прізда къ старух Врон ской, застала тамъ сына, провела съ нимъ боле часа и верну лась еще съ большей увренностью въ томъ, что онъ очень, очень хорошій молодой человкъ и будетъ прекрасный мужъ для Кити.

— Одно, что мн не понравилось въ немъ, — говорила Анна, — это то, что онъ хочетъ выходить въ отставку, а въ его положеніи это значитъ искать немилости, бравировать. Я его, каж ется, убдила не длать этаго, а понемногу, если онъ не х очетъ жить въ Петербург, удаляться отъ двора и перейти въ штатскую номинальную должность. Это все гордость, — говорила Анна.

Анна же разсказывала, что она будетъ на бал. Кити хала на балъ все съ тмъ же чувствомъ юноши, идущимъ на сраже ніе, не покидавшимъ ее съ четверга;

но успхъ сраженія казался ей несомнннымъ, и она чувствовала себя сильной и красивой, какъ никогда. Костюмъ ея былъ голубое платье съ блымъ тюникомъ, и голубые цвты на голов внкомъ шли къ ней. Если бы она и сомнвалась въ своемъ успх, пер выя минуты входа ея на балъ подтвердили ей ея увренность въ томъ, что она хороша.

Она не успла дойти до 2-й залы, какъ таблетки ея уже были наполнены именами тхъ, съ которыми она танцуетъ, и улыбаю щ іяся при встрч ея лица подругъ, очевидно подъ улыбкой скрывающія зависть, говорили ей про ея успхъ.

* № 27 (рук. № 15).

К акъ ни любовалась Кити Анной, она не ожидала ее найти столь красивою. Въ особенности простота и спокойствіе ее манеры в ъ этой бальной сует и бальномъ туалет придавали Анн особенную красоту въ глазахъ Кити. Анна улыбкой встр тила Кити, и улыбка эта сказала, что она тоже любуется ею, и пожала ей руку.

Кити видала прежде Анну въ Москв и Петербург въ гости ныхъ и любовалась граціей и ловкостью ея ума, всегда добро душнаго, но эти прелести ума Кити мало цнила. Въ этотъ пріздъ она особенно полюбила Анну, потому что увидала ее въ совершенно новомъ, задушевномъ быту у сестры;

но она никогда не видала ее на бал и теперь увидала ее совершенно новою и неожиданною для себя. Она ждала ее въ лиловомъ и теперь, увидавъ ее, поняла, что она не могла быть въ лиловомъ, а что ея прелесть состояла въ томъ, что она всегда выступала и зъ своего туалета, что туалетъ никогда не могъ быть виднъ на ней. И черное платье съ кружевомъ не было видно, была видна одна она.

И Кити, подумавъ о себ, побоялась, не давитъ ли ее самою ея розовый воздушный туалетъ, не замтенъ ли онъ. Но это было не справедливо. И улыбка Анны сказала ей это. «Charmant», говорила эта улыбка. Но, кром того, въ бальной, совершенно новой Анн Кити увидала еще новую прелесть — то, что Анна не видла, очевидно, ничего веселаго и ничего непріятнаго на бал. Не было въ ней ни этаго сіянія, готовности, которое бы ваетъ у очень молодыхъ вызжающихъ и ржетъ немного, ни этаго старанія стать выше толпы, этой глупой философіи бальной, которая такъ свойственна некрасивымъ и не recher ches3 женщинамъ.. Она была спокойна и весела. Тмъ, ко торые хотли затвать съ ней тонкіе и глубокомысленные разговоры, она легко и весело перерзывала нить разговора. Хозяинъ дома говорилъ съ ней, когда Кити подошла къ ней.

Кипарисовъ наклонился, прося на туръ вальса.

— Давно ли вы здсь? — спросила она.

— Мы 3-го дня пріхали.

— A Лидія тутъ?

— Да, мы были въ Вн, а теперь я ду собирать оброки.

— А вы знакомы? — спросилъ хозяинъ.

— Съ кмъ мы не знакомы? Мы какъ блые волки, насъ вс знаютъ. Туръ вальса.

— Я не танцую, — сказала она, — когда могу не танцовать.

— Надюсь, что нынче вы не можете не танцовать.

Въ это время подходилъ Вронскій. Кити замтила, что онъ смотрлъ на Анну и поклонился ей, но что Анна, хотя и могла видть его, быстро подняла руку на плечо Кипарисова и не отвтила на его поклонъ, не видавъ его. Вронскій подошелъ къ ней, напоминая о первой кадрили, и пригласилъ на вальсъ. Приведя ее назадъ, Вронскій опять подошелъ къ Анн и предложилъ вальсъ. Опять Кити показа лось странн о то, что Анна какъ будто сердито повернулась къ нему и неохотно занесла свойственнымъ ей быстрымъ же стомъ на плечо обнаженную полную руку. Едва они сдлали первое движеніе, какъ вдругъ Кипарисовъ на бгу захлопалъ въ ладоши, и звуки вальса остановились.

— Ахъ, виноватъ, — закричалъ онъ, увидавъ ихъ, и, рысью выбжавъ на середину, закричалъ: — вальсъ!

1 [«Восхитительно»,] 2 Зачеркнуто: была вполн женщина на бал, пріхавшая для того, чтобы было весело ей и другимъ.

3 [утонченным] 4 Зачеркнуто: Но кром того, Кити замтила въ ней неожиданную, но столько знакомую самой Кити черту радостнаго возбужденія отъ успха. Она видла, что она была немного пьяна тмъ женскимъ пьян ствомъ восторга любованья толпы. Вокругъ изогнутыхъ румяныхъ губъ ея чуть замтно порхала улыбка возбужденія, глаза свтились ярко, и она вся была въ нервномъ веселомъ раздраженіи.

5 З а ч.:Кити замтила это.

Вронск iй покраснлъ, чего никогда еще не видала Кити, а Анна съ тмъ же холоднымъ и недовольнымъ лицомъ по спшно отстранилась отъ него.

«За что она недовольна имъ?» подумала Кити.

Посл вальса началась 1-я кадриль. И для Кити примты сбывались. Она танцовала не переставая. Первая кадриль съ нимъ прошла просто и весело. Онъ объяснилъ нездоровьемъ то, что не былъ въ четвергъ. Въ тснот кадрили она и не ждала серьезнаго разговора;

но она ждала мазурки и не отда вала ее. Въ одной изъ тхъ скучныхъ кадрилей, которыя она танцовала то съ танцующими старыми людьми, не предста вляющими никакого интереса, то съ юношами, представляв шими еще меньше интереса, она танцовала vis--vis съ Врон скимъ и Анной.

* № 28 (рук. № 103).

1 III... слдующая по порядку.

X Прямо отъ Щербацкихъ посл2 мучительнаго вечера Левинъ захалъ на телеграфъ и далъ знать къ себ въ деревню, чтобы за нимъ выхали лошади. Вернувшись къ брату, у котораго онъ стоялъ, онъ зашелъ къ кабинетъ брата,3 чтобы объявить ему, что онъ завтра детъ, и прервалъ его въ его занятіяхъ.

Братъ сидлъ съ двумя свчами у письменнаго стола4 и быстро писалъ. Вокругъ него лежали открытыя книги. Онъ откинулся на спинку кресла и, поднявъ глаза, остановилъ эти свои всегда проницательные глаза на разстроенномъ лиц меньшаго брата.

Проницательные глаза на этотъ разъ ничего не видали. Лицо старшаго брата было совсмъ другое, чмъ оно было утромъ:

оно осунулось и какъ бы похудло;

но глаза блестли, какъ звзды, блестли, ничего не видя и не наблюдая.

— Что, дешь? — сказалъ онъ. — Что же такъ? — Онъ, оче видно, забылъ о томъ, когда пріхалъ братъ, за чмъ, на долго ли, и съ трудомъ старался вспомнить. — Что же, ты кончилъ свои дла...

Константинъ Левинъ понялъ, что брату будетъ стоить пере рыва мыслей разговоръ его съ нимъ, и потому поспшно отв тилъ:

— Да, кончилъ. Такъ я соберу оброкъ и пришлю, — ска залъ онъ.

Сергй Левинъ вдругъ нагнулся и приписалъ два слова на пол бумаги.

— Да, да, благодарствуй, — сказалъ онъ. — Ну, прощай, Костя. Извини меня.

1 Зачеркнуто: Глава VIII. Деревня.

2 Зач.: отказа и 3 Зач.: и прервалъ его въ его занятіяхъ.

4 Зач.: обложенный книгами и бумагами, Константинъ Левинъ всталъ и направился къ двери.

— Ахъ да, — сказалъ онъ, останавливаясь. — Гд стоитъ Николинька?

Сергй Левинъ нахмурился.

— Не знаю, право, впрочемъ у Прохора лакея есть адресъ.

Разв ты хочешь его видть? Вдь ничего не выйдетъ.

— Да, можетъ быть.

— Ну, какъ знаешь. Прощай.

И Константинъ Левинъ ушелъ въ свою комнату укладываться.

«Да, что то есть во мн противное, отталкивающее, — думалъ онъ про себя. — И не гожусь я для другихъ людей. Гордость, говорятъ. Нтъ, у меня нтъ и гордости. — И онъ представлялъ себ Удашева, счастливаго, добраго, умнаго и наивнаго, ни когда ни въ чемъ не сомнвающагося. — Она должна была выбрать его. И такъ и надо». И онъ чувствовалъ себя несчастнымъ, и съ сознаніемъ своего несчастія, по какому то тайному для него родству чувствъ, соединилось воспоминаніе о брат Никола и желаніе ви дть его и помочь ему.2 «Поздъ отходитъ утромъ. Я успю създить къ нему». Онъ спросилъ у Прохора адресъ брата Николая и веллъ привести извощика. Утромъ, когда Константинъ Левинъ узналъ о томъ, что братъ Николай здсь въ Москв, онъ испыталъ непріятное чувство стыда за погибшаго брата и забылъ о немъ. Онъ зналъ, что дйствительно ничего нельзя было сдлать. Что дв доли состоянія были уже промотаны Николаемъ Левинымъ и что, давая ему еще, братья только бы лишали себя и ему бы не помогли, какъ не наполнили бы бездонную бочку. Кром того Николай Левинъ считалъ себя обиженнымъ братьями и, каза лось, ненавидлъ братьевъ, и въ послднее свиданье, гд ссора произошла преимущественно между Сергемъ и Николаемъ (Константинъ только держалъ сторону Сергя), Николай, вы ходя, сказалъ ршительно: «Теперь между нами все кончено, и я обоихъ васъ не знаю».4 Утромъ, когда онъ чувствовалъ себя полнымъ надеждъ,5 Константинъ Левинъ ршилъ самъ съ собою, что вслдствіи этаго всего дла съ братомъ Николаемъ и здить къ н ему нтъ никакой надобности. Онъ испытывалъ утромъ только чувство гадливости, какъ будто его изъ свта и ясности тянулъ кто то въ нечистоту и грязь, и онъ только 1 Зачеркнуто: И чмъ ясне онъ признавалъ это, тмъ больше ему щемило сердце. Онъ легъ спать и сейчасъ же заснулъ крпкимъ сномъ, какъ спится посл несчастья.



Pages:     | 1 |   ...   | 3 | 4 || 6 | 7 |   ...   | 22 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.