авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 |   ...   | 3 | 4 || 6 | 7 |   ...   | 17 |

«Адольф Л. Харстад (Adolph L. Harstad) Комментарий на Книгу Иисуса Навина Из цикла библейских комментариев «Concordia Commentary Series» ...»

-- [ Страница 5 ] --

Тот факт, что вы читаете эти слова, напрямую восходит к хананеям. Именно они изобрели древний семитский алфавит, который был усовершенствован и использовался для иврита и других северо-восточных семитских языков (см. рисунок 6). Этот алфавит был занесен финикийцами в Грецию и приспособлен к греческому языку, а затем видоизменен этрусками в Италии и приспособлен для латыни, а впоследствии для английского и других европейских языков. Таким образом через алфавит Бог использовал язычников хананеев, чтобы распространять Свое Слово.

Хеттеи Хеттеи (хетты), индоевропейский народ, основали великую империю к северу от северо-восточной части Средиземного моря к 1900 г. до Р. Х. Судя по всему, они переселились из южной России в Анатолию, где столкнулись с местным народом хатти и приняли их наименование. Примерно во времена Иисуса Навина, в 1400 г. до Р. Х., они вновь обрели большую силу.

Хеттское древнее царство процветало ок. 1750–1699 гг.

до Р. Х., а новое — ок. 1400–1180 гг. до Р. Х.

Быт. 10 возводит родословие хеттеев к Хаму через Ханаана. Авраам купил пещеру Махпела в качестве гробницы у хеттея Ефрона (см. Быт. 23:3–20;

25:9–10;

49:29–32). В Иез. 16:3 пророк говорит об Иерусалиме:

«Твой корень и твоя родина в земле Ханаанской;

отец твой Аморрей, и мать твоя Хеттеянка». Здесь имеется в виду не реальное родословие, оно лишь показывает, что жители Иудеи (представленные здесь Иерусалимом) отпали от веры, обратившись к идолопоклонству и омерзительным обычаям, подобным тем, которые были в ходу у прежних обитателей этой земли. Вавилонский плен был их заслуженным наказанием (Иез. 24).

Период более обширной заграничной экспансии хеттов начался во время властвования Шуппилулиумы (ок. 1344 г. до Р. Х.) и продолжался в период правления его внука Хаттушили III (ок. 1239 г. до Р. Х.). Этот период имел место, исходя из ранней датировки завоевания, спустя примерно сто лет после событий, описанных в Книге Иисуса Навина. Они исчезают в качестве независимого народа в двенадцатом веке до Р.

Х., возможно, в результате нашествия народов моря (филистимлян). Важнейший из открытых в результате археологических раскопок городов хеттов — Хаттуша (совр. Богазкой) на берегу реки Халис.

Многие исследователи за последние пол века, в частности Джордж Менденхолл и Мередит Клайн, указали на параллели между хеттскими формулами договоров и ветхозаветными договорами в том виде, как последние представлены во Второзаконии.

Евеи Во времена Иисуса Навина евеи населяли различные части обетованной земли, в том числе четыре союзных города, одним из которых был Гаваон (Нав.

9:7, 17);

местность, расположенную ниже горы Ермон, в районе Мицпы (Нав. 11:3);

и ливанские горы (Суд. 3:3).

Они продолжали существовать в качестве отдельной народности еще во времена Давида (2 Цар. 24:7).

Возможно, что евеев следует отождествлять с хорреянами, которые названы в Быт. 14:6;

36:20–30;

Втор. 2:12, 22 как народ, населявший холмы Сеира, пока их не вытеснили эдомиты. Нав. 9:7 по тексту Септуагинты гласит: «хорреи» (или «хурриты», как их называют внебиблейские источники), а не евеи. Если это один и тот же народ, то мы знаем о них гораздо больше. В хурритском городе Нузи, к востоку от реки Тигр в 1925 г., было обнаружено несколько тысяч глиняных табличек.

Ветхий Завет не упоминает о евеях как о народе, ведущем войну. Отметим их попытки заключить мир и успех этих попыток в Нав. 9.

Ферезеи Помимо названия, об этом народе известно очень немного. Текст Нав. 17:15 указывает, что они жили в лесах. О них не упоминает ни один внебиблейский источник. Их наименование похоже на слово, означающее «обитатель деревни без стен». Поэтому предполагают, что они населяли сельские местности, а не города-государства.

Гергесеи Быт. 10:16 называет этот народ как потомков Ханаана. Нав. 24:11 располагает его к востоку от Иордана. Больше мы о нем ничего не знаем. Традиция утверждает, что они бежали в Африку.

Амореи Как хеттеи, гергесеи и иевусеи, амореи произошли от Ханаана, сына Хама (Быт. 10:15–16). Это наименование, которое на иврите употребляется только в единственном числе, означает «высокий». О важности этого буквального смысла см. Ам. 2:9. По причине своего происхождения слово «аморей» иногда употребляется в широком смысле, для обозначения всех хананеев, как в Быт. 15:16 и Нав. 24:15. В узком смысле слово «аморей» обозначает жителей гористых районов Ханаана, как в Чис. 13:29 и Втор. 1:7. Сигон и Ог были аморейскими царями, жившими к востоку от Иордана, которых Израиль уже победил, прежде чем перешел реку, как об этом говорится в Чис. 21:21–35 и перессказывается позднее (например, в Чис. 32:33;

Втор. 3:1–13;

4:47), в том числе в Нав. 2:10.

Иевусеи Судя по всему, этот народ населял гористые районы (Чис. 13:29;

Нав. 11:3). Иерусалим, который ранее назывался «Иевус» (Суд. 19:10), был их городом (Нав. 15:63). Как воинственный народ, обладавший важной крепостью, они сумели удерживать их царский город Иерусалим до времен Давида (Нав. 15:63;

2 Цар.

5:6–9).

Нав. 3:14– Израиль исполняет повеление Господа:

полная остановка потока Перевод 3 14 Итак, когда народ двинулся от своих шатров, чтобы переходить Иордан, и священники понесли ковчег завета пред народом, 15 то, лишь только несущие ковчег вошли в Иордан, и ноги священников, несших ковчег, погрузились в воду Иордана -- Иордан же выступает из всех берегов своих во все дни жатвы пшеницы, -- 16 вода, текущая сверху, остановилась и стала стеною на весьма большое расстояние, до города Адама, который подле Цартана;

а текущая в море равнины, в море Соленое, ушла и иссякла. 17 И народ переходил против Иерихона;

священники же, несшие ковчег завета Господня, стояли на суше среди Иордана твердою ногою. Все [сыны] Израилевы переходили по суше, доколе весь народ не перешел чрез Иордан.

Комментарий Нав. 3:14–17 — это первый раздел в главах 3–4, в котором говорится об исполнении повелений. См.

«Краткое изложение Нав. 3–4». Нав. 3:14 резюмирует действие, начатое в ст. 3:6. Между этими стихами автор записал Господне повеление Иисусу Навину и рассказал о том, как Иисус Навин сообщил это повеление народу.

Литературная схема не обязана следовать строго хронологическому порядку событий.

Ковчег, священники и народ покидают место, где они стояли лагерем, и выступают в сторону Иордана.

Основная мысль этого текста в том, что теперь они исполняют то, что им повелел Иисус Навин, а именно то, что Господь прежде повелел Иисусу Навину приказать народу. «Ковчег завета» (ст. 3:14) впереди процессии показывает, что Господь завета будет предводительствовать во всем, что произойдет. Ковчег — это установленное Богом место и носитель благодатного присутствия и обитания Яхве в среде Своего народа завета. (См. комментарий к ст. 3:1–6 и экскурс «Завет»).

Река теперь совсем не похожа на спокойный поток.

В этот период весеннего урожая стремительные воды Иордана вышли из берегов и разлились далеко по округе. См. экскурс «Иордан». Исходя из ст. 4:18, это был первый месяц священного израильского календаря, авив/нисан, что соответствует нашему марту/апрелю.

Талые снега горы Ермон и весенние дожди сделали свое дело. Учитывая обстоятельства, израильтяне могли подумать, что трудно было найти худшее время для благополучной переправы. Однако едва ли можно было найти лучшее время для «чудес» (ст. 3:5), величественного и чарующего явления Господней силы и спасения.

В то самое время, когда ноги священников, несших ковчег, погрузились в воду на восточном берегу Иордана, вода («текущая сверху», ст. 3:16) уже не течет дальше вверх по течению, но останавливается, вздымаясь стеной. Вода внизу (вниз по течению) полностью отсечена от воды вверху, которая составляет собой эту стену. Сухой промежуток продолжает расширяться, в то время, как эти южные воды продолжают течь в Соленое море. С верхнего течения вода больше не поступает.

Выражения, в которых описывается реальность, согласуется с предвозвещением Иисуса Навина, и это подчеркивает его точное исполнение. То, о чем Иисус Навин говорил в ст. 3:13, ныне осуществляется!

Еврейское слово, которое встречается в ст. 3:13, вновь связывает это повествование с разделением Красного моря при Моисее ( в Исх. 15:8). Господь поистине пребывает с Иисусом Навином, как Он пребывал с Моисеем (ст. 3:7). Он совершает схожие чудеса при обоих руководителях.

Расположение города Адам, где воды сверху воздвигаются стеной («у города Адама», 3:16 [В русском синодальном переводе «до города Адама». — Прим. прев.]) для нас не вполне ясно, несмотря на то, что автор аккуратно отмечает его местоположение «подле Цартана» (ст. 3:16), чтобы подчеркнуть историчность событий, которые произошли в реальных местах. Город Адам часто отождествляют с Тель эд Дамие, расположенном примерно в двадцати двух милях к северу от мертвого моря и примерно в семнадцати милях от Иерихона. В Библии город Адам больше не упоминается. Пояснение о том, что вода встала стеной «на весьма большое расстояние» от места перехода «напротив Иерихона» подчеркивает величественность чуда. Семнадцать миль, безусловно, согласуются с выражением «весьма большое расстояние» (3:16).

Вариант чтения предлога при слове «Адам» в ст.

3:16 дает несколько иную картину того, что произошло с водой. Если мы последуем Qere — «Вода...

остановилась и стала стеною на весьма большом расстоянии от города Адама» вместо «у города Адама»

— то текст подразумевает, что вода встала стеной на всем расстоянии между Адамом и местом перехода. Это означает, что сухой оставалась лишь часть речной долины от места перехода до Мертвого моря. При любом прочтении пространство, сделавшееся сухим ради перехода, весьма значительно. Исходя из того, что Адам расположен примерно в семнадцати милях от места перехода, сухой коридор составлял более двадцати миль в ширину (с севера на юг), если мы следуем тексту с предлогом bet, «у». С предлогом min, «от», коридор все равно был бы около пяти миль в ширину.

«Равнина» (3:16) здесь — это долина Великого разлома, которая тянется на юг от Мертвого моря к заливу Акаба/Эйлат. Этот разлом — одна из ярких черт географии земли, видимая астронавтам с луны. Величие чуда соответствовало величию обстановки. В древние времена Мертвое море было известно как море Араба или Соленое море. Дистанция от места перехода напротив Иерихона до Мертвого моря — от пяти до восьми миль.

Текст Нав. 3:17 подчеркивает ряд аспектов перехода:

1. Порядок, в соответствии с которым ковчег находится впереди процессии, показывает, что Сам Господь через благодатные средства Его присутствия находится в центре чуда. Он — в среде Своего народа, и Он Сам ведет его в обетованную землю, где будет обитать с ним.

2. Священники, как служители Господни, обеспечивают безопасность всего Израиля. Воды останавливаются, как только священники вступают в них, и священники стоят на сухой земле «твердою ногою» (, ст. 3:17). Через их служение остальные израильтяне избегают риска для жизни и борьбы с водным потоком на пути в обетованную землю.

3. «Весь Израиль», «весь народ» принимает участие в чуде. Израиль, как нечто единое, искупленный из Египта как народ завета, становится свидетелем чуда перехода Иордана посуху. Хотя здесь подразумевается опыт каждого отдельно взятого человека, акцент здесь на единстве Израиля. Тема «всего Израиля», введенная в главе 1, продолжается и здесь. Израильтяне, которые верили Господу и следовали за Ним, были членами общения святых или «святой христианской и апостольской Церкви» (Никейское исповедание), состоящей из всех тех, кто, по благодати Божией, входят в гораздо большую обетованную землю.

Многие комментаторы отметили, что за время существующей истории оползни еще несколько раз останавливали течение вод Иордана. Три документированных случая имели место в 1267, 1906 и 1921 гг. Текст Книги Иисуса Навина ничего не говорит о каких-либо физических средствах, которые Господь мог использовать или не использовать в «чудесах» (ст.

3:5), среди которых имела место остановка воды, поднявшейся стеной, как только священники подошли к берегу реки. Напротив, Моисей сообщал о роли восточного ветра в схожем чуде, которое имело место у Красного моря в Исх. 14:21.

Читателям не следует теряться в догадках относительно того, что Писания не говорят, вместо того, чтобы верить и получать наставление в том, что они говорят. Негативная историческая критика с ее анти сверхъестественными исходными предпосылками чувствует себя вынужденной заниматься догадками о естественных причинах, чтобы разъяснить основу этого повествования. Однако намерение Бога таково, чтобы читатель принял в качестве истины то, что говорится в главах 3 и 4. Невозможно принять рассказ как истинный и объяснять его с помощью рациональных схем, подразумевающих обычные природные явления или совпадения. Текст вопиет о том, что это — великое чудо, совершенное милостивым Господом завета ради спасения Его народа. Если Бог может сотворить мир и воскресить Иисуса Христа из мертвых — как Он поистине это сделал — то Он безусловно может совершать чудеса, о которых говорится в этих главах.

О великом чуде Господа свидетельствуют следующие факты:

1. «Чудеса» были предсказаны Господом и Иисусом Навином (3:5).

2. Существует связь — вновь, как было предсказано — между тем, как вода встала стеной, и тем, как ноги священников, несших ковчег, погрузились в воду (3:13, 15). Такое точное совпадение имеет место и при завершении чуда (4:18).

3. Переход посуху происходит в то время года, когда река достигла высшей точки половодья (3:15).

4. Израиль не превознес бы Иисуса Навина (3:7) за обычный оползень.

5. Позднее Израиль, к которому обращался богодухновенный автор, «почуял» бы лживый рассказ о чуде так же легко, как Израиль во времена Иисуса Навина мог чуять запах мертвой рыбы в пересохшем Иордане. (О гнилой рыбе в тех местах, где Господь осушил воду, см. Ис. 50:2).

Подобно новозаветным чудесам Бога поразительное свершение у Иордана задумано не просто для того, чтобы развлекать или приносить лишь физические блага, см. Ин. 20:30–31. Чудо Божие здесь, у Иордана, вдохновляет веру в Него и одновременно утверждает авторитет Его избранного руководителя, чье служение служит приготовлением к новозаветному «Йошуа».

Божия власть над водами, сотворенными Им из ничего (Быт. 1:1) подчеркивается в Писании с самого начала (Быт. 1:6, 9, 20). Затем она проявляется в рассказе о потопе, в чуде у Красного моря, в поразительном сверешнии перехода Израиля через Иордан, а также в способности Иисуса ходить по воде (Мф. 14:22–33) и усмирять волны (Мф. 8:23–27). Вода, являющаяся одной из основополагающих субстанций этого творения и необходимостью для жизни, должна поклониться Господу, чтобы служить Его целям как в осуждении, так и в благодати (например, преследующие Израиль египтяне были утоплены, а хананеи будут побеждены, тогда как израильтяне проходят своим путем к жизни с Богом. Его народ должен преисполниться благоговения и веры.).

Это чудо напоминает христианам, что когда мы «вступаем на берег Иордана» по благодати Божией, наши страхи могут исчезнуть, а наша вера может возрасти. Наш Господь есть сильный и благодатный «Господь всей земли» (Нав. 3:11, 13), Который сделал так, чтобы воды Иордана встали стеной и пропустили Его народ. Он — Иисус, «засвидетельствованный вам от Бога силами и чудесами и знамениями» (Деян. 2:22). По Его величайшему чуду, Его воскресению из из мертвых, мы наследуем нечто большее, нежели земля хананеев;

нам принадлежит «наследство нетленное, чистое, неувядаемое, хранящееся на небесах для вас» (1 Пет.

1:4). Мы прошли через воды Святого Крещения и тем самым умерли и были погребены со Христом, чтобы воскреснуть вместе с Ним (Рим. 6:1–4). Поэтому Он «введет меня в землю Ханаана».

Ис. 43:1–2 дает практический вывод из историй чуда на Иордане, перехода Черного моря и даже потопа во дни Ноя:

«Не бойся, ибо Я искупил тебя, назвал тебя по имени твоему;

ты Мой. Будешь ли переходить через воды, Я с тобою, — через реки ли, они не потопят тебя».

Нав. 4:1– Господь повелевает Иисусу Навину:

двенадцать мужей должны нести двенадцать камней Перевод 4 1 Когда весь народ перешел чрез Иордан, Господь сказал Иисусу: 2 возьмите себе из народа двенадцать человек, по одному человеку из колена, и дайте им повеление и скажите: возьмите себе отсюда, из средины Иордана, где стояли ноги священников неподвижно, двенадцать камней, и перенесите их с собою, и положите их на ночлеге, где будете ночевать в эту ночь.

Комментарий Главы 3 и 4 представляют собой единое целое (см.

комментарий к ст. 3:1–6). Они повествуют об одном и том же поразительном событии, исполняют те же три цели (см. комментарий к ст. 3:9–13) и поддерживают ту же трехчастную схему повеления и действия (см.

комментарий к ст. 3:1–6 и 3:7–8). Однако каждая из них имеет свои собственные акценты. Особое внимание в гл.

4 уделяется памятным камням.

Нав. 4:1 открывает вторую трехчастную последовательность повелений и действий (см.

«Краткое изложение» 3–4). В ст. 4:1–3 Господь дает Иисусу Навину повеление;

в ст. 4:4–7 Иисус Навин сообщает повеление Израилю;

а в ст. 4:8– израильтяне исполняют повеление. Этот литературный замысел автора вновь подчеркивает, что Господь является инициатором всего происходящего, что Сам Бог совершает все то, что необходимо для спасения Своего народа (божественный монергизм). Он также подчеркивает, что Иисус Навин — руководитель, избранный Господом, Который его превозносит (ст. 3:7;

4:14), и что Господь благословляет Свой народ как народ, который повинуется Ему и Его руководителю в вере.

Господне повеление, данное Иисусу Навину, которое все теперь приводит в движение, сосредоточено на сооружении памятника из двенадцати камней для увековечения чуда перехода Иордана посуху.

Когда начинается ст. 4:1, весь народ уже перешел через Иордан, но ковчег и священники, которые его несли, все еще стоят посреди высохшего русла реки.

Господне повеление в ст. 4:2 может быть повторением повеления из ст. 3:12, поскольку их содержание одинаково. В ст. 3:12 Иисус Навин изрек повеление избрать двенадцать мужей, но в тот момент он не объяснил, что им нужно будет делать (как и ст. 4:2). Тем самым автор вызвал любопытство читателей. Мы, читатели, надеялись, что он еще вернется к этой теме. И мы не разочаровались, так как здесь, в ст. 4:3, он разъясняет их задачу через слова Самого Господа, обращенные к Иисусу Навину.

Мужам из всех колен Израиля следует каждому взять по камню с того самого места, где священники, несущие ковчег, стоят посреди Иордана, и отнести их на то место, где Израиль остановится на ночь. Господь вовлекает в это действие каждое колено через его представителя. Одна из тем книги, а именно, что Израиль представляет собой единство верующих, исходит здесь из уст Самого Господа. Возможно, левиты не участвуют в перенесении камней, поскольку священники, которые являются левитами, несли ковчег.

В этом случае два колена, произошедших от Иосифа, а именно Ефрем и Манассия, доводят число до двенадцати. Мало вероятно, что представитель левитов все же принимал в этом участие, а Ефрем и Манассия были представлены одним человеком.

Господни слова: «Отсюда, из средины Иордана, где стояли ноги священников неподвижно», судя по всему, привлекают внимание к тому факту, что Господь ведет речь со Своего местоположения над ковчегом завета, который теперь находится посреди Иордана (ст.

4:2). Поскольку Господь присутствует над ковчегом, Он находится в самом центре событий, удерживая воды и защищая Свой народ в момент величайшей опасности.

Христиане могут здесь вспомнить об учении и о чудесах Иисуса, когда Он трудился посреди опасностей ради безопасности Его народа. Вспомним, например, Его чудо о ветре и волнах, когда Он находился в лодке со своими учениками, то, как Он спас женщину, пойманную в прелюбодеянии, за несколько мгновений до того, как в нее должны были полететь камни, и то, как Он защищал Своих учеников в Гефсиманском саду.

Его величайшим свершением был крест, где Он претерпел наивысшее наказание смерти вместо нас, чтобы искупить грехи всего мира, а затем восстал из гроба.

Бог — не какое-то удаленное от нас существо. Он исполняет одну из целей Своего чуда, выраженную в Нав. 3:10: «Из сего узнаете, что среди вас есть Бог живый». Народ может видеть своими собственными глазами воздействие Божьего присутствия в его среде и познать это на своем собственном опыте. Точно так же будущие поколения увидят своими глазами камни на этом самом месте, вспомнят и узнают то, что испытали их отцы и вновь осознают Господне присутствие в среде Его народа.

Каменные памятники, увековечивающие деяния Божии, встречаются и в других местах Ветхого Завета.

См., например, Быт. 28:18;

35:14, 20. Господь повелел устроить и другие важные напоминания, преподававшие учение Его народу завета, например, кисти на углах одежды (Чис. 15:37–47). Видимые напоминания о Божиих повелениях, обетованиях и деяниях могут быть весьма полезными для Его нередко столь забывчивого народа, как это показывают Его собственные слова (см.

комментарий к Нав. 4:4–7).

Нав. 4:4– Иисус Навин сообщает повеление Господа Израилю Перевод 4 4 Иисус призвал двенадцать человек, которых назначил из Сынов израилевых, по одному человеку из колена, 5 и сказал им Иисус: пойдите пред ковчегом Господа Бога вашего в средину Иордана и [возьмите оттуда] и положите на плечо свое каждый по одному камню, по числу колен сынов Израилевых, 6 чтобы они были у вас знамением;

когда спросят вас в последующее время сыны ваши и скажут: «к чему у вас эти камни?», 7 вы скажете им: «[в память того], что вода Иордана разделилась пред ковчегом завета Господа;

когда он переходил чрез Иордан, тогда вода Иордана разделилась»;

таким образом, камни сии будут для сынов Израилевых памятником навек.

Комментарий Когда Иисус Навин передает повеление Господне, возникает повторение уже сказанного в ст. 4:2–3, что ожидалось и было задумано. Возникают и новые детали.

Мы вновь слышим, что муж из каждого колена займется своим особым делом. Повторяется и повеление о том, что камни следует поднять с середины Иордана.

Что же касается расположения, то в ст. 4:3 это место, на котором стоят священники, а в ст. 4:5 на него указывает ковчег. Подобное изменение формулировки устраняет ненужный повтор и в то же время не создает противоречия. Камни, взятые с этого конкретного местоположения напротив ковчега, и впредь будут означать, что Сам Господь в связи со Своим ковчегом совершил это чудо.

Здесь в указаниях Иисуса Навина возникают новые детали относительно двенадцати камней. Камни, чье назначение было неясным в ст. 4:3, будут служить в качестве «знамения», исходя из текста ст. 4:6, чем-то привлекающим внимание к тому, что здесь произошло.

«Знамение» далее определяется как «памятник» в ст.

4:7, так что даже в ст. 4:6 мы можем понимать как «памятный знак».

Хотя в ст. 4:5–7 Иисус Навин обращается к двенадцати мужам, несущим камни, то, что он говорит, адресовано всему Израилю ныне и в будущем.

Намеренно собранные вместе камни должны служить прочным основанием для родителей в деле наставления их детей о чудесных свершениях Господа у Иордана.

Даже те, кто были слишком маленькими, чтобы читать, узнают о значении этой особой груды речных камней, если родители позаботятся о том, чтобы удовлетворить естественное детское любопытство. Господь созидает через Иисуса Навина инструмент наставления, который будет вечно повествовать о Его благодати, тогда как отцы и матери будут рассказывать саму историю.

Господь предвидит, что дети будут спрашивать об этом знамении, так же как при совершении Пасхи дети будут задавать вопросы о ее значении, давая родителям возможность предложить им наставление в вере (Исх.

12:26;

13:14).

Родителям следует излагать этот рассказ так, чтобы их дети удивлялись не только тому физическому факту, что воды Иордана остановились. Им следует знать, что их Господь завета совершил сие ради спасения Своего драгоценного народа. Воодушевляясь далеко не одной лишь зрелищной стороной, дети должны возрастать в вере в их возаимоотношениях с верным Господом. Таким образом, камни должны стать «памятником» (ст. 4:7) в полном смысле этого слова. И для этого мало одних лишь камней, которые сложены в определенном месте. Их божественная функция будет исполнена, если родители в настоящем и в будущем будут провозглашать чудеса Божии в ответ на вопросы своих детей. Повторяя историю, родители также будут укрепляться в вере.

Бывает, что чудесами Божиими злоупотребляют, как Иисус показывает в Ин. 6:26–59, так как люди могут обратить внимание лишь на ту сторону чуда, которая полезна для их желудков. В Лк. 23:8 Ирод Антипа рассчитывал на то, что чудо Иисуса развлечет его.

Бывает так, что люди сосредотачиваются на чисто физических аспектах чудес и на тех эмоциях, которые они порождают в ущерб целям, установленными для них Богом. Господь обретет честь у Иордана и на богослужении, когда народ Божий оценит Его чудеса в предназначении, установленным Богом. У Иордана Господь желал, чтобы Его чудеса служили следующим задачам:

Превознести Иисуса Навина перед израильтянами, чтобы те уважали его как руководителя (3:7;

4:14).

Показать, что Он пребывал с Иисусом Навином так же, как Он пребывал с Моисеем (3:7).

Заверить израильтян, что Он присутствует в их среде (3:10).

Показать Его решимость изгнать враждебные народы, чья мера греха исполнилась и ныне взывает к Его осуждению (3:10;

см. экскурс «Семь народов Ханаана»).

Даровать инструмент наставления для окормления будущих поколений в вере (4:6, 21).

Привести все народы земли к познанию Его силы спасения (4:24).

Привести людей к тому, чтобы они боялись Его и поклонялись Ему (4:24).

В рассказах о чудесах в Писании христиане могут пожелать выяснить намерения Бога относительно этих чудес и, соответственно, дать о них наставление.

Монументальное деяние «твердыни Израилевой»

(Быт. 49:24) требует монумента в камне в качестве памятника. Благодаря включению повествования об этих камнях в Писание, они продолжают служить вечным памятником силы и благодати Господа для всех поколений.

Эти камни и связанные с ними обязанности родителей могут напомнить христианам о словах Иисуса в Вербное воскресенье: «Сказываю вам, что если они умолкнут, то камни возопиют» (Лк. 19:40). Бог позаботится о том, чтобы обрести хвалу за Его спасительные деяния. Он желал бы, чтобы эту хвалу изрекали уста Его народа. Но если они молчат, это могут сделать и камни. Лучше быть подобным Петру («камню») и, как и он, совершать каменно непоколебимое исповедание Церкви (Мф. 16:13–20).

Для народа Божия в новозаветный период Господни свершившиеся деяния спасения увековечены Словом и Таинством — именно они побуждают веру младшего поколения. Родителям следует учить своих детей Писанию «с детства», как был научен Тимофей ( Тим. 3:15). Каждый раз, когда в Церкви совершается Крещение, это прекрасная возможность для родителей научить своих детей тому, насколько важно, чтобы также их собственные дети были крещены в тело Христово и в христианскую веру. Наставляя детей, родители также вспоминают о своем благословении быть крещеным чадом Божиим.

Если израильтяне вспоминали о своем искуплении, когда видели камни, служившие «знамением» и «памятником» (Нав. 4:6–7), новозаветные христиане торжественно отмечают свое искупление, совершенное Иисусом Христом, в памятной трапезе: Вечере Господней. Когда Христос установил ее, Он повелел:

«Сие творите в Мое воспоминание» (Лк. 22:19). Вечеря — нечто гораздо большее, чем «груда камней». Она предоставляет прекрасную возможность наставлять детей о страдании Христа и о Его искупительной смерти, ибо она обладает и керигматической целью:

«Ибо всякий раз, когда вы едите хлеб сей и пьете чашу сию, смерть Господню возвещаете, доколе Он придет»

(1 Кор. 11:26). Но это не просто инструмент обучения.

На Вечере причастник принимает тело Иисуса Христа, которое было предано, и Его кровь, которая была пролита во оставление грехов (Лк. 22:19–20 и параллельные тексты). Поэтому в памятной вечере осуществляется нечто гораздо большее, нежели просто воспоминание о прежнем Христовом деянии искупления. Достойный причастник (1 Кор. 11:27–29) поистине принимает прощение грехов, жизнь и спасение, завоеванные Иисусом Христом на кресте и через опустевший гроб. Достойный причастник — это тот, кто верует словам Христа: «Сие есть тело Мое, за вас предаваемое» и «Сия чаша есть новый завет в Моей крови, за вас и за многих изливаемой во оставление грехов» (SC, Таинство алтаря, 4, 10).

Нав. 4:8– Израиль исполняет повеление Господа Перевод 4 8 И сделали сыны Израилевы так, как приказал Иисус: взяли двенадцать камней из Иордана, как говорил Господь Иисусу, по числу колен сынов Израилевых, и перенесли их с собою на ночлег, и положили их там. 9 И [другие] двенадцать камней поставил Иисус среди Иордана на месте, где стояли ноги священников, несших ковчег завета.

Они там и до сего дня. 10 Священники, несшие ковчег, стояли среди Иордана, доколе не окончено было все, что Господь повелел Иисусу сказать народу - так, как завещал Моисей Иисусу;

а народ между тем поспешно переходил. 11 Когда весь народ перешел Иордан, тогда перешел и ковчег [завета] Господня, и священники пред народом;

12 и сыны Рувима, и сыны Гада, и половина колена Манассиина перешли вооруженные впереди сынов Израилевых, как говорил им Моисей. 13 Около сорока тысяч вооруженных на брань перешло пред Господом на равнины Иерихонские, чтобы сразиться.

Комментарий В ст. 4:8 Израиль действует в точности так, как Господь приказал Иисусу Навину в ст. 4:2–3, а Иисус Навин повелел народу в ст. 4:5. Цепочка повеления и повиновения, ясно видимая в гл. 3, продолжается, как и последовательная литературная схема (см. комментарии к ст. 3:1–6 и 3:7–8). Муж, назначенный от каждого из двенадцати колен, поднимает камень с места на середине реки, там, где стояли ноги священников, несших ковчег, и кладет камень на том месте, где народ будет стоять лагерем этой ночью.

Возможно, информация, касающаяся складывания камней на месте лагеря, связана с пролепсисом;

она изложена здесь, в ст. 4:8, но само действие совершилось лишь позднее, после завершения того действия, о котором повествуется в гл. 3–4. Вполне возможно также, что двенадцать мужей сразу же отнесли камни на место лагеря и сложили их там, а затем вернулись к реке, чтобы вновь присоединиться к остальным израильтянам. Выражение «положили их там» (ст. 4:8) еще не означает создания памятника. Действие, касающееся тех же самых камней впервые описывается в ст. 4:20.

Автор не подготовил нас к тому, что происходит в ст. 4:9, и нашей первой реакцией может быть изумление. Иисус Навин устанавливает второй памятник из двенадцати камней на том месте русла реки, где стояли священники с ковчегом. Возможно, он сделал это по своей собственной инициативе, быть может из чувства благодарности к Господу, превозносящему его через Свое чудо (ст. 3:7;

4:14). С другой стороны, Иисус Навин мог получить повеление от Господа, которое не было записано для нас, в котором говорилось, что следует поступить именно так.

Вероятнее всего, это место находилось на середине Иордана, где священники стояли все время, в течение которого Израиль совершал переход, а не у восточного края русла, где ноги священников впервые коснулись воды, после чего и произошло чудо. Хотя нижние слои груды камней могли всегда находиться под водой, и все двенадцать могли затапливаться в период половодья, по меньшей мере вершина этого памятника возвышалась над водой в течение большей части года. Камни, должно быть, были довольно большими. Их необычное расположение посреди реки обращало на себя внимание.

Некоторые исследователи толковали ст. 4:9 лишь в том смысле, что двенадцать камней (те же, что упомянуты в ст. 4:3, 5) были взяты с того места, где стояли священники. Однако иврит ведет нас к такому пониманию, что двенадцать камней (не тех же, что и в ст. 4:3, 5) были установлены на высохшем русле. Иисус Навин воздвигает второй памятник поразительному деянию Божию. Автор говорит, что Иисус Навин установил двенадцать камней. Иисус Навин мог сделать это лично, или автор мог приписать ему это действие в силу его руководящей роли, даже если другие люди устанавливали тяжелые глыбы, которые могли сопротивляться течению, когда воды вернутся на свое место.

Камни, установленные Иисусом Навином в реке, находятся там «до сего дня» (ст. 4:9), то есть в тот период, когда автор пишет шестую книгу Библии. Это выражение, которое часто встречается в Книге Иисуса Навина, показывает, что книга была написана спустя некоторое время после событий, о которых она повествует. Однако автор представляет исторические факты, а не мифы. Первые читатели Книги Иисуса Навина могли видеть реальные доказательства, связанные с действительными событиями. Этим выражением автор утверждает то же, о чем говорит апостол Иоанн: «Слова сии истинны и верны» (Отк.

21:5).

Два каменных памятника Книги Иисуса Навина напоминают нам, что хорошо созерцать, прославлять, а затем чтить память благодатных и поразительных свершений нашего Спасителя Бога. В свою очередь, памятование приведет к большему созерцанию и прославлению Его благодатного искупления. Для нас, новозаветных христиан, это происходит в особенности в поклонении, когда Бог показывает нам Свое прощение и спасение через Свое Слово и таинство на богослужении, а мы радостно отвечаем Ему (см. комментарий к ст. 3:4– 7). Предметы, которые используются в поклонении или памятовании, конечно же, используются неверно, если их наделяют внутренне присущими силой или достоинством, как, например «Нехуштан» в 4 Цар. 18:4.

Тем не менее, Лютер не был подобен фанатикам иконоборцам, которые разбивали предметы, служащие памятованию [о божественных свершениях]. Витражи, скульптура, мозаики, фрески и другие виды церковного искусства, равно как и христианские ювелирные и прочие украшения могут служить целям, прославляющим Бога.

Помимо таких предметов, Сами жизни людей Божиих представляют собой памятники, которые привлекают внимание к Его благодати и силе. Тем, кто пришли к «живому камню», Иисусу Христу, Петр говорит: «И сами, как живые камни, устрояйте из себя дом духовный, священство святое, чтобы приносить духовные жертвы, благоприятные Богу Иисусом Христом» (1 Пет. 2:4–5). Жизни этих «живых камней»

вызывают вопросы наблюдателей, точно так же, как камни вызывали вопросы детей: «К чему у вас эти камни?» (Нав. 4:6;

ср. 4:21). Нам следует отвечать на эти вопросы уважительно, мягко и во всякое время, как Петр призывает в той главе, которая следует за его словами о «живых камнях»: «[Будьте] всегда готовы всякому, требующему у вас отчета в вашем уповании, дать ответ с кротостью и благоговением» (1 Пет. 3:15– 16). Христиане, будучи живыми камнями, — не валуны, которые прокатываются по людям, и не обычные булыжники, которые смешиваются с пейзажем грешного человечества, но святые камни, которые вызывают вопросы об их богоданной красоте.

В Нав. 4:10 автор повторяет указание на местоположение священников, несших ковчег. Можно ли забыть, благодаря этому повтору, что Господь завета через Свой ковчег пребывает посреди этого чуда? Он осуществляет его, и через Своего руководителя Он управляет всем, что совершает Его народ завета. Если читая ст. 3:17 и 4:1, мы предположили, что священники, несшие ковчег, к этому времени завершили переход вместе с народом, то это впечатление исправляет ст.

4:10. Священники были первыми, кто вступил в опасные воды, и они будут последними, кто покинет сухое русло реки. Они — пример для пасторов, которые ведут вперед процессию воинствующей Церкви, как бы опасно это ни было, и не покидают своего поста, невзирая на опасности, пока последний человек из народа Божия не будет в безопасности.

Священники не двинулись со своего места на середине высохшего русла реки — они все еще стоят там, пока не совершится все, что изрек Господь.

Обращает на себя внимание повторение слова «все»

() в ст. 4:10: «Доколе не окончено было все, что Господь повелел Иисусу сказать народу, в соответствии со всем тем, что завещал Моисей Иисусу». Ни одна деталь не остается незамеченной. Иисус Навин передавал повеления Господа во всей их полноте, и народ полностью подчинялся. Это подчеркивает действенность Слова Божия в осуществлении всего того, что желает Бог (ср. Ис. 55:10–11), и тот факт, что благословения Господни сопутствуют искреннему послушанию в вере.

Выражение «в соответствии со всем тем, что завещал Моисей Иисусу» (Нав. 4:10) не может указывать на конкретные указания относительно перехода Иордана, записанные в Торе Моисея. В Пятикнижии нет записи повелений, переданных Моисеем Иисусу Навину, касающихся подробностей перехода реки. Эти слова в ст. 4:10, вероятно, предвосхищают то, о чем говорится в ст. 4:12, а именно, что колена Рувим, Гад и половина Манассии перешли реку, чтобы сражаться вместе с их братьями;

они не возвратятся в свой удел наследия к востоку от Иордана, пока Ханаан не будет захвачен. Таково было одно из повелений Моисея, данных Иисусу Навину, как Навин напомнил этим коленам в ст. 1:13–15 (см. комментарий к этим стихам). Слова в ст. 4:10 могут также указывать на общие повеления, переданные Господом через Моисея Иисусу Навину, когда тот был призван руководить народом (Чис. 27:23;

Втор. 3:28;

31:7–8, 23), или, быть может, на повеление, данное Моисеем Иисусу Навину, но не записанное в Торе.

Новая деталь, упомянутая в Нав. 4:10, заключется в том, что народ переходил высохшее русло реки «поспешно». В этом стихе или в его контексте ничто не указывает на паническое бегство, обусловленное страхом, что вот-вот произойдет катастрофа. Рука Господа крепка и надежна, когда Он сдерживает воды Иордана ради Своего народа. Тот факт, что народ «поспешно переходил» (ст. 4:10) реку, подразумевает, что переход совершался без препятствий и задержек.

Ничто не стояло на пути людей. С их стороны также не было промедления. Если бы люди шли не спеша, то священникам, державшим ковчег, пришлось бы стоять на месте в течение гораздо более долгого времени.

Прославление Бога за чудо не подразумевает Его необоснованного искушения. Учитывая численность народа, быстрые действия были необходимы, так как реку требовалось перейти за один день, и в этот же вечер нужно было возвести лагерь на западном берегу (ст. 4:3). Намеренная поспешность народа можно сравнить с пасхальной трапезой, когда Бог наставлял израильтян:

«Ешьте же его так: пусть будут чресла ваши препоясаны, обувь ваша на ногах ваших и посохи ваши в руках ваших, и ешьте его с поспешностью: это — Пасха Господня» (Исх. 12:11;

см. также Втор. 16:3).

Наконец, когда весь народ благополучно перешел реку, за ними следуют «и ковчег [завета] Господня, и священники» (Нав. 4:11). Важность ковчега Господня снова подчеркивается порядком слов в этом стихе:

«ковчег Господень» упоминается первым. Слова «и священники» следуют так, словно о них едва вспомнили. Это не принижает священников, но вновь помещает Господа и Его ковчег в центре драмы спасения. Народ, который теперь стоит на западном берегу Иордана, видит, что Господь, Чье реальное присутствие связано с ковчегом, является единственной причиной чуда. Они смотрят на ковчег Господень, пока он движется мимо них, чтобы вернуться на свое место «пред народом» (ст. 4:11) и снова вести его вперед.

Новая деталь, которая возникает в ст. 4:12–13 — это расположение воинов из восточных колен Рувима, Гада и Манассии. В ст. 1:12–18 мы видели, что эти колена дали обещание перейти Иордан «вооружившись... пред братьями» (ст. 1:14). Автор не оставляет эту тему незавершенной. Повторение этих слов здесь, в ст. 4:12, показывает, что эти два с половиной колена сдержали свое слово, отражавшего Слово Божие. Теперь они делают и будут делать в будущем то, что Господь повелел им через Моисея (Чис. 32:20–22;

Втор. 3:18–20;

1:13). Их участие в этом переходе для помощи своему народу — лишь начало их верности данному слову — Божию Слову. В Нав. 22:1– руководитель народа завета провозгласит им, что они исполнили свое божественное поручение и могут вернуться в свое наследие на восточном берегу Иордана.

Господь совершает Свое чудо для всего народа, в том числе для восточных колен. Таким образом, тема перехода Иордана Рувимом, гадом и половиной колена Манассии отсылает нас не только к теме послушания и преемственности руководства от Моисея к Иисусу Навину, но также к теме единства Израиля как собрания верующих, как части una sancta, «святой христианской и апостольской Церкви» (Никейское исповедание), охватывающей оба Завета.

Число «около сорока тысяч вооруженных на брань» (ст. 4:13) — значительно меньше, чем общее число вооруженных людей этих двух с половиной колен, приведенное в переписи в Чис. 26. Упомянутая перепись дает следующие цифры: 43 730 из Рувима;

40 500 из Гада;

и 52 700 из всего Манассии (так что общее число Рувима, Гада и Манассии будет 110 580).

Таким образом, «около сорока тысяч» — это количество между одной третью и половиной от целого. Очевидно, что остальные воины остались за Иорданом, чтобы защищать семьи израильтян, живших там.

Хотя земля Ханаана — это безвозмездный дар Господа, Он решил использовать армию Своего народа завета как видимое орудие победы. Слова «вооруженные», «вооруженные на брань» и «чтобы сразиться» (ст. 4:12–13) предвосхищают грядущее завоевание, как и название «Иерихон» (ст. 4:13;

см. гл.

2). Израилю нечего бояться, когда он действует в послушании веры, которую проявляют здесь восточные колена.

Тот факт, что восточные колена «перешли перед Господом» (, ст. 4:13), может указывать на то, что они переходили реку перед ковчегом Господа, с которым Он тесно связан. Возможно также, что здесь предлог («перед») имеет более глубокий смысл.

Быть может, здесь подразумевается, что они перешли реку «под Господними обетованиями завета и под Его защитой», «в связи с Ним и с Его заветом» или «в заветном повиновении Ему» (см. экскурс «Завет»). Мы считаем, что пункт назначения этих войск, «Равнины иерихонские» (ст. 4:13), равнозначно «Галгалу на восточной стороне Иерихона» (ст. 4:19) — так что, едва ли эти войска направлялись в другое место.

Нав. 4: Задача выполнена: Иисус Навин превознесен чудом Господним Перевод 4 14 В тот день прославил Господь Иисуса пред очами всего Израиля и стали бояться его, как боялись Моисея, во все дни жизни его.

Комментарий Текст Нав. 4:14 не вписывается в схему, начатую в ст. 3:7, в которой Господь повелевает Иисусу Навину, Иисус Навин повелевает Израилю, а народ действует в послушании (см. «Краткое изложение Нав. 3–4»). Сам автор отходит здесь от от структуры, обычной для глав 3–4, чтобы провозгласить, что цель, которая должна была быть достигнута иорданским чудом, провозглашенной Господом в ст. 3:7, была безусловно выполнена. Господь по благодати Своей делает так, чтобы Иисус Навин насладился честью быть служителем Господним, который был использован для осуществления спасения Его народа.

Человек, который некогда был «служителем Моисея» (ст. 1:1) ныне, по замыслу Господа и по Его властному деянию обретает ту же честь, что и великий Моисей. Часто повторяющаяся тема «как Моисей, так и Иисус Навин» особенно сильна в этом стихе. Бог совершил схожие чудеса, когда они были руководителями народа: переход посуху Красного моря и переход посуху Иордана (в ст. 4:23 эти два чуда сравниваются). Оба заветных руководителя затем обрели схожее превознесение в глазах Израиля.

Мы можем сравнить ст. 4:14 с двумя стихами из Исхода, в которых присутствует тот же глагол «бояться» (). После того, как Израиль чудесным образом перешел Красное море посуху и увидел утонувших египтян на берегу, «увидели Израильтяне руку великую, которую явил Господь над Египтянами, и убоялся народ Господа и поверил Господу и Моисею, рабу Его» (Исх. 14:31). Позднее, когда Моисей сошел с горы Синай, где он встретился с Богом, «увидел Моисея Аарон и все сыны Израилевы, и вот, лице его сияет, и боялись подойти к нему» (Исх. 34:30).

То, на что Господь пошел ради того, чтобы Израиль принял своего нового руководителя так же, как прежнего, показывает, насколько серьезно Господь относится к уважению в отношении руководителей Его народа. Это уважение подразумевает страх и веру. В некоторых новых переводах глаголы, озаначющие «бояться» в Ветхом и Новом Заветах, передаются как «уважать», «чтить» или с помощью других мягких формулировок, однако это не передает смысла оригинала. «Начало мудрости — страх Господень»

(Притч. 9:10;

см. также Притч. 1:7, 8:13;

10:27;

ср. с Исх.

20:20 и Быт. 20:11). Нав. 4:14 — прекрасный пример того, как народ Божий действует в соответствии с Четвертой заповедью (Исх. 20:12), которую Лютер разъясняет и в терминах Закона, и в терминах Евангелия, «страха» и «любви»:

«Мы должны бояться и любить Бога так, чтобы не презирать и не гневить наших родителей и другие власти, но чтить их, служить и повиноваться им, а также любить их».

Это относится в особенности к верным руководителям Церкви, которые служат народу Божию от лица Самого Бога.

Нав. 4:15– Повеление Господа Иисусу Навину:

священники, несущие ковчег завета, должны выйти из русла Иордана Перевод 4 15 И сказал Господь Иисусу, говоря: прикажи священникам, несущим ковчег откровения, выйти из Иордана.

Комментарий Нав. 4:15 открывает третий и последний цикл осуществления трехчастной схемы гл. 3–4 (см.

комментарий к ст. 3:1–6 и 3:7–8).

Через Свое повеление, обращенное к Иисусу Навину, Господь показывает, что ковчег завета — место Его присутствия — является самым центром событий спасения, как это было очевидно в ходе всего повествования о переходе Иордана. На этот раз ковчег назван «ковчегом откровения» (ст. 4:16) (в английском переводе, который цитирует автор, «ковчег свидетельства». — Прим. перев.). Две каменные скрижали Десяти заповедей внутри ковчега свидетельствуют о завете Господа с Израилем.

Новый завет покоится не на каменных скрижалях внутри деревянного ковчега. Напротив, когда Христос устанавливал священную Трапезу, Он провозгласил:

«Сия чаша [есть] Новый Завет в Моей крови, которая за вас проливается» (Лк. 22:20;

см. также 1 кор. 11:25).

Основанием Нового Завета является пролитая кровь Христа;

она является «свидетельством» того, что Христос искупил наши грехи. Когда мы принимаем Вечерю Господню, мы принимаем в наши тела эту самую кровь, и с ней мы принимаем прощение грехов по Его Слову.

«Свидетельство» Христова совершившегося труда спасения записано на страницах Писания. Через действие Святого Духа мы принимаем это «свидетельство» в наши сердца по вере. Обитание в человеке Христова Слова и Духа, Который действует через Слово и Таинство, делает каждого христианина членом тела Христова и святым храмом (1 Кор. 3:16–17;

6:19–20;

Еф. 2:19–21).

Нав. 4: Иисус Навин передает повеление Господа Израилю Перевод 4 17 Иисус приказал священникам и сказал:

выйдите из Иордана.

Комментарий Читатель отмечает послушание Иисуса Навина в связи с бросающимся в глаза повтором в ст. 4:16 и 4:17.

Хотя повторение может показаться излишним современному читателю, оно подчеркивает готовность Иисуса Навина подчиняться повелениям Господа.

Повтор представляет собой следствие того, что автор следует установленной им схеме (см. комментарий к ст.

3:1–6).

Нав. 4:18– Израиль исполняет повеление Господа;

переход завершается Перевод 4 18 И когда священники, несшие ковчег завета Господня, вышли из Иордана, то, лишь только стопы ног их ступили на сушу, вода Иордана устремилась по своему месту и пошла, как вчера и третьего дня, выше всех берегов своих. 19 И вышел народ из Иордана в десятый день первого месяца и поставил стан в Галгале, на восточной стороне Иерихона.

Комментарий Нав. 4:18 повествует о действии, которое завершает великое чудо. Священники следуют повелению Иисуса Навина, которое прежде дал ему Сам Господь. И в этой структуре, которая отражает цепочку передачи повеления, вновь неизбежен повтор (см.

комментарий к ст. 3:1–6).

Именно тогда, клогда «стопы ног их ступили на сушу», воды Иордана возвращаются к своему нормальному течению (ст. 3:18). Как и первые шаги священников, вступивших в воду (ст. 3:13, 15), их последние шаги прочь показывают, что великое чудо Господне не было результатом случайной игры сил природы. Выход священников из русла реки и возвращение вод точно совпадают. Автор желает, чтобы все читатели отказались от толкований, исключающих руку Яхве как единственное средство спасения Его народа. Событие, произошедшее у Иордана, имело место только благодаря Ему. Сам Яхве — его единственная причина. Он использует стопы Своих священников, чтобы отметить во времени начало и завершение чуда.

Теперь, когда повествование о переходе реки завершается здесь, в ст. 4:18, автор в заключение говорит о некоторых событиях в подробностях. Первая деталь заключается в том, что переход реки завершился за один день. Он точно обозначен как «десятый день первого месяца» (ст. 4:19). В древности первый месяц израильского календаря назывался авив (напр. Исх.


13:4;

23:15), что означает «зерно на стебле», так как в это время шел урожай зерновых. К концу ветхозаветной эры первый месяц назывался нисан (Есфирь 3:7;

Неем.

2:1). Этот «первый месяц» соответствует нашему марту/апрелю.

Деталь, касающаяся десятого дня первого месяца, важна по нескольким причинам:

Она напоминает, что Господь остановил Иордан весной, когда река была особенно полноводной.

Она связывает чудо Иордана с чудом Красного моря, которое также произошло в этот первый месяц, и это вновь связывает Иисуса Навина с Моисеем.

Она предвосхищает первое совершение Пасхи в обетованной земле, которое произойдет четырьмя днями позже, в четырнадцатый день того же месяца (Нав.

5:14).

Каждый последующий год, когда израильтяне выбирали пасхальных агнцев, предвосхищавших «Агнца Божия, Который берет на себя грех мира» (Ин. 1:29), они вспоминали спасительное деяние Господа у Иордана. В соответствии с Исх. 12:3– пасхальных агнцев следовало выбирать в десятый день месяца ваива — в тот же день, когда Израиль перешел Иордан — а освящать и есть в четырнадцатый день.

Хотя точное местоположение Галгала неизвестно, именно тут Израиль впервые встал лагерем на обетованной земле. Обычно его отождествляют с Хирбет эль-Мафджер, примерно в одной и одной третьей мили к северо-востоку от Иерихона.

Упоминание об Иерихоне в обозначении первого лагеря Израиля в обетованной земле («на восточной стороне Иерихона», 4:19) предвосхищает события главы 6.

Таким образом, возбуждается интерес к следующему эпизоду и к продолжению истории Раав, начавшейся в гл. 2.

Нав. 4:20– Увековечение памяти о переходе Перевод 4 20 И двенадцать камней, которые взяли они из Иордана, Иисус поставил в Галгале 21 и сказал сынам Израилевым: когда спросят в последующее время сыны ваши отцов своих: “что значат эти камни?”, 22 скажите сынам вашим: “Израиль перешел чрез Иордан сей по суше”, 23 ибо Господь Бог ваш иссушил воды Иордана для вас, доколе вы не перешли его, так же, как Господь Бог ваш сделал с Чермным морем, которое иссушил пред нами, доколе мы не перешли его, 24 дабы все народы земли познали, что рука Господня сильна, и дабы вы боялись Господа Бога вашего во все дни.

Комментарий Текст Нав. 4:20 посвящен воздвижению в Галгале памятных камней, взятых на дне реки. Этот стих отчасти повторяет описание действия, о котором с опережением говорится в ст. 4:8. Однако подлежащие и сказуемые в этих стихах различны. В ст. 4:8 двенадцать израильтян несут двенадцать камней, когда переходят реку и устанавливают их на месте стоянки. В ст. 4: камни «поставил» Иисус Навин — в месте, которое называется Галгал. Действие стиха 4:8 ограничивается тем, что камни были сложены на этом месте, тогда как действие Иисуса Навина в ст. 4:20 подразумевает сооружение из этих камней памятника.

В Нав. 4:12 повторяется более раннее повеление Иисуса Навина наставлять детей относительно значения памятника из двенадцати камней (ст. 4:6–7). Повторение подчеркивает крайнюю важность непрерывной преемственности катехизического наставления о спасительных деяниях Господа. В цепи наставления не должно быть разрывов, чтобы не возникло потерянного поколения, которое не было научено бояться и любить их Господа. Памятник из камней будет стоять долгие годы как видимый инструмент наставления, однако сами камни будут молчать. Говорить должны родители!

(См. также комментарий к ст. 4:6–7).

Сравним вопрос детей в ст. 4:21 с вопросом о Пасхе, заданном детьми в Исх. 12:26 и 13:14. Это ветхозаветные катехизические вопросы подразумевают смену того распределения ролей, которому мы обычно следуем в наши дни: дети задают вопросы, тогда как родители дают ответы. Применение такого метода наставления подразумевало бы урок, на котором дети экзаменуют учителя. Конечно же, детям нужно помочь задать правильные вопросы. Правильный вопрос — начало правильного наставления.

В Ветхом Завете целый ряд других текстов говорит о наставлении детей: см. исх. 13:8;

Втор. 4:9;

11:19;

31: (ЕТ 34:11);

78:1–8;

и значительная часть Притч, особенно гл. 1–9. Что касается Нового Завета, см. Ин.

21:15;

2 Тим. 3:15.

Мы понимаем Нав. 4:23–24 как разъяснение Иисуса Навина, а не продолжение ответа, который родители должны давать детям на их вопрос (это отражено и в пунктуации). Другие исследователи понимают эти стихи иначе.

В ст 4:24 чудо Иордана словно бы втекает в жизнь каждого читателя Книги Иисуса Навина, принадлежащего к каждому народу. Одна из утвержденных Духом целей чуда, изреченных через Иисуса Навина, заключается в том, чтобы «все народы земли познали, что рука Господня сильна». Бог Израиля желает, чтобы каждый человек, живущий на земле, знал об этом — дабы всякое чадо Адама боялось и любило только Его и верило только в Него. Хотя Книга Иисуса Навина была первоначально вверена Израилю, это выражение показывает, что ее весть предназначена для всех людей на земле, принадлежащих ко всем народам, и на все времена («во все дни», ст. 4:24).

В главах 3–4 было показано, как Господь вел Свой народ завета на восток, от Ситтима за Иордан (ст. 3:1), в Галгал близ Иерихона в обетованной земле. В географическом смысле это недалеко — менее пятнадцати миль. В смысле времени это недолго — не прошло и двух недель. Однако в духовном смысле Господь провел Свой народ на огромное расстояние. По пути они видели чудесное явление его силы и благодати. Они получили духовное наставление. Все цели Господа, поставленные у реки Иордан, были выполнены ради блага Его народа. Путешествие было обильно «праведными действиями Господними», как свидетельствует пророк в Мих. 6:5.

Лютер дает христианское толкование тому, как Израиль переходит Иордан. Однако в этом он не отступает от буквальности, исторической реальности события. Напротив, он основывается на преемственности истории спасения обоих заветов. Он был знаком с методами толкования ранней и средневековой Церкви. Лютер говорил:

«Иисус Навин становится его [Моисея] преемником в служении благодати. Он ведет народ в обетованную землю, то есть к подлинной праведности Христа;

и израильтяне переходят Иордан посуху, то есть когда и грех, и смерть отступают, чтобы уступить место благодати» (АЕ 9:284).

Теперь израильтяне стоят лагерем в Ханаане. Это не означает, что они уже вступили во «вновь обретенный Эдем» и вкушают от древа жизни;

это окончательно исполнится лишь в Отк. 21–22. Однако они обрели благо Божьего чуда благодати. Предыдущее поколоение было крещено в Моисея, вкушало и пило духовную пищу;

они же пили от Иисуса Христа, предшествовавшей им Скалы (1 Кор. 10:1–6). Теперь это новое поколение стало причастно к их собственному событию спасения, связанному с водой. Оно сопоставимо с прежним чудом Божиим, хотя и в меньшем масштабе (Нав. 4:23), и оно имеет ту же евангельскую цель, служащую укреплению веры (ст.

4:24).

Народ Божий уже сейчас находится в земле, давно обещанной Аврааму, в той самой земле, где в полноте времен явится Семя Авраамово и Наследник земли (Гал.

4:4). Тот же Бог, Чью «руку» они видели (Нав. 4:24), воплотится, будучи зачат Девой по силе Святого Духа и поистине будет обладать человеческим телом и руками.

Он будет жить, умрет и вновь воскреснет, чтобы открыть вечный рай людям всех стран. Его руки будут пронзены гвоздями на кресте — и это будет видимое всем народам знамение Божией силы спасения: Христос распятый (1 Кор. 1:18–31). Израильтяне, перешедшие Иордан, скоро будут праздновать Пасху, которая прообразует и предвосхищает Его (Нав. 5:10).

Акации Ситтима и пальмы в долинах Иерихона близ Города Пальм — это деревянные вехи вдоль дороги истории благодати. Это путешествие ведет к древу креста (1 Пет. 2:24), в восемнадцати милях к юго западу от Города Пальм, Иерихона, и, наконец, к «древу жизни, которое посреди рая Божия» (Отк. 2:7). Историю спасения можно рассматривать как путь от впадения человеком в грех у древа Эдема (Быт. 2:9, 17;

3:6, 15) до юности Плотника;

до вербного (пальмового) воскресенья;

до Его «пригвождения» ко кресту (Деян.

2:23);

до Его телесного воскресения в саду;

и до древа жизни в новом саду на новых небесах и новой земле (Отк. 2:7;

22:2, 14, 19). Главы 3 и 4 Книги Иисуса Навина показывают значительный отрезок этого пути вдоль деревьев — от Ситтима («Акаций», Нав. 3:1) до Иерихона (Нав. 4:19), «города пальм» (Втор. 34:3;

Суд.

1:16;

3:13;

2 Пар. 28:15).

Интерлюдия между переходом и завоеванием (5:1– 12) Глава 5 представляет собой важную интерлюдию между входом Израиля в землю обетования и завоеванием земли. Рассказ о том, как Израиль перешел Иордан и вступил в землю, был изложен в гл. 3–4, а падение Иерихона будет описано в гл. 6. Эта глава обретает свое единство в том, как она соотносит духовные и сакраментальные реальности, связанные с Господним обетованием победы и обретения обетования.

Вместе, гл. 3–5 обретают свое исполнение в Таинствах Святого Крещения и Вечери Господней, представляющие собой ощутимые средства, через которые Иисус Христос встречается с новозаветными верующими Своей благодатью и ведет их к вечной обетованной земле силой Своего победоносного завоевания на кресте. Та же основа искупления в Новом Завете присутствует и в этих главах: спасение через воду (Нав. 3–4), обрезание (5:2–9), священная трапеза искупления (5:10–12) и встреча с предвоплощенным Христом — Вождем воинствующей Церкви, Который завоевывает победу (ст. 5:13–15).

Первое искупление исхода при предыдущем поколении Израиля подразумевало нечто вроде крещения через переход Красного моря, вкушение духовной пищи и духовного пития;

они пили от Христа, Скалы, Который сопровождал их (1 Кор. 1061–4). Новое поколение израильтян участвовало в новом событии спасения через воду — в чудесном переходе Иордана, которое сопоставимо с чудом Красного моря (Нав. 4:23).


Прежде чем наследовать землю, они должны быть обрезаны (ст. 5:2–9), и это прообраз Святого Крещения, духовного обрезания сердца — обрезания, совершаемого не рукой человека, но Самим Богом (Кол.

2:9–11). Будучи обрезано, новое поколение израильтян будет праздновать Пасху, так же, как и их отцы перед исходом из Египта. Пасха предвосхищает вселенское искупление, дарованное жертвой Христа, Агнца Божия, Который берет на Себя грех мира.

После их водного избавления и святой трапезы, Иисус Навин, руководитель и представитель всего Израиля, встретит «Вождя воинства Господня» (ст.

5:13–15), предвоплощенное явление Иисуса Христа. Эта последовательность подчеркивает для нас, новозаветных верующих, тот факт, что именно через таинства, через установленные Богом средства мы встречаемся со Спасителем, Который ведет Свой народ к победе и к обретению нашего наследия по благодати.

Нав. 5 предлагает четыре темы, где первый стих составляет контекст этой интерлюдии.

1. Отсутствие угрозы со стороны ослабевших врагов (5:1).

2. Новое установление обрезания, как предвосхищение Крещения (5:2–9).

3. Пасха, произведения земли, конец манны и перспектива Вечери Господней (5:10–12).

4. Встреча с божественным Вождем (5:13–15).

Встреча с божественным Вождем (ст. 5:13–15) — уместная кульминация этой интерлюдии (ст. 5:1–12).

Хотя эту встречу можно было бы рассматривать как часть интерлюдии, схема Книги Иисуса Навина, принятая в данном комментарии, предпочитает рассматривать встречу с божественным Вождем (ст.

5:13–15) как начало повествования о завоевании (ст.

5:13–12:24) из-за роли этого Вождя, дарующего победу (см. план, который представляет собой оглавление).

Нав. 5: Отсутствие угрозы со стороны ослабевших врагов Перевод 5 1 Когда все цари Аморрейские, которые жили по эту сторону Иордана к морю, и все цари Ханаанские, которые при море, услышали, что Господь иссушил воды Иордана пред сынами Израилевыми, доколе переходили они, тогда ослабело сердце их, и не стало уже в них духа против сынов Израилевых.

Комментарий Одна из целей Господа при совершении иорданского чуда заключалась в том, чтобы «все народы земли познали, что рука Господня сильна» (ст.

4:24). Эта цель быстро исполняется в отношении аморрейских царей к западу от Иордана и хананейских царей на побережье Средиземного моря. Сильная рука Господа, осушившая воды, исполняет страхом сердца царей, принимающих отчеты об этой вести. Те, кто ныне сокрушены страхом, это цари, а не слабые крестьяне, не имеющие средств. Не только великое деяние осушения Иордана делает сердца царей слабыми и изгоняет из них дух, но и его практическая польза.

Израиль прибыл и остановился лагерем на земле западного побережья, в пределах аморреев и хананеев.

Все это — весомая причина для того, чтобы сердца царей земли слабели, а дух покидал их. Им приходится задаваться вопросом: «Если даже полноводная река не смогла остановить Господа, приведшего Свой народ в его обетованное наследие, то что же Его остановит?»

Враги Иисуса в Новом Завете, должно быть, были настолько же поражены, когда Он воскрес из мертвых.

Если сатана и все силы смерти и ада не могли удержать Христа, что помешает Ему править над всеми начальствами на небесах и на земле и подчинить все Себе? Ответ, конечно же, заключается в том, что помешать ему не может ничто. Этот ответ является великим утешением для верующих: ничто не отлучит нас от любви Бога во Христе Иисусе (Рим. 8:31–39).

Ибо ныне земные и бесовские враждебные силы все еще безумствуют, но их поражение уже совершилось на кресте и наша победа во Христе безусловна (ср. Пс. 109;

1 Кор. 15:24–28;

Флп. 2:6–11;

Евр. 2:8).

Из Нав. 5:1 очевидно, что Сам Господь уже начал борьбу против врагов Его народа. Враги лишены «духа», тогда как Его народ исполнен Святого Духа.

Иногда Бог делает так, что сердца Его врагов слабеют от страха. В других случаях то обстоятельство, что враги боялись Израиля, и ожесточение их сердца против Господа вело их к тому, что они начинали войну, но в конечном итоге они будут уничтожены Господом и Его воинствами (ст. 9:2;

11:20).

Здесь Господь ослабляет врагов для того, чтобы даровать Своему ветхозаветному народу время мира для важных духовных действий, которым посвящена эта глава. Полный контроль Господа над врагами, даже в определении того, как они могут отреагировать (ст.

11:20) — воодушевляющая реальность для Его народа.

Христиане, которые продолжают собой древний Израиль, получают здесь напоминание о великих новозаветных обетованиях того, что Христос правит всем ради блага Его Церкви. Это подразумевает и контроль поведения врагов (Еф. 1:22–23;

Евр. 2:6–9;

10:13).

Заслуживает внимания то, как в ст. 5:1 автор Книги Иисуса Навина пишет от первого лица множественного числа о своем собственном участии в событии спасения при переходе реки посуху: «Доколе переходили мы» (в русском синодальном переводе: «Доколе переходили они». — Прим. перев.). Это подразумевает, что время написания книги весьма близко к событиям, о которых в ней идет речь. Автобиографическая природа повествования сходна с отрывками из Деяний Апостолов, где Лука, автор книги, судя по всему участвовал в событиях, которые он описывает, используя такие же формы первого лица единственного числа («мы», «нас» и т. д.).

Нав. 5:2– Повеление об обрезании и его исполнение Перевод 5 2 В то время сказал Господь Иисусу: сделай себе острые ножи и обрежь сынов Израилевых во второй раз. 3 И сделал себе Иисус острые ножи и обрезал сынов Израилевых на [месте, названном]:

Холм обрезания.

Комментарий За всеми действиями, о которых говорится в ст.

5:2–12, стоит обновление завета. В церковной истории их можно сравнить с реформой Иосии (4 Цар. 23:1–28) или с лютеранской Реформацией. Два великих завета Господа с Израилем подразумеваются в обрезании и в Пасхе - двух главных церемониях, связанных с этими заветами (см. экскурс «завет»). Обрезание было знаком Божьего завета с Авраамом, а Пасха отмечала Исход и завет Моисея. Народ завета жил в состоянии неопределенности в течение тридцати лет скитания по пустыне. Они не совершали обрезания и не праздновали Пасху, пока неверное поколение не умерло, а новое не освятилось, чтобы принять наследие (ср. Рим. 8:29–30).

Было принципиально важно обновить обрезание в этот момент национальной жизни Израиля. Обрезание было залогом, печатью и знаком завета Господня с Авраамом и Его обетований Аврааму, запечатленным на человеческой плоти. Торжественным договором без всяких условий, Он обетовал Аврааму великое имя, особую землю, многочисленных детей и особое Семя или Потомка, через Которого все народы на земле обретут благословение (Быт. 12:1–3, 7;

Гал. 3:16). Ныне многочисленные дети Авраама стоят на обетованной земле, а их враги ослабели от страха. Обетование о Потомке, Который будет жить, послужит, умрет и воскреснет в этой самой земле, делает еще один важный шаг к его исполнению. Уже до слов Нав. 23: очевидно, что Господь исполняет все Свои обетования Аврааму. У Израиля есть все основания радоваться ритуалу, который представляет собой знак завета с Авраамом, завета безвозмездной, ничем не обусловленной благодати.

В ст. 5:2 Сам Господь дает Иисусу Навину повеление: «Сделай себе острые ножи и обрежь сынов Израилевых во второй раз». Здесь нет и тени упрека за то, что это не было сделано ранее. Настроение, окружающее слова Господа, это настроение радости в связи с приближающимся успехом Израиля под руководством божественного Вождя, которого вскоре встретит Иисус Навин (ст. 5:13–15). Повеление состоит не в том, чтобы обрезать во второй раз конкретных людей (что было бы невозможно), но в том, чтобы начать сначала с новым поколением Израиля, в связи с тем, что эта практика не поддерживалась в течение долгих лет скитания по пустыне. На горе Синай Моисей дал повеление о духовном обрезании: «Итак, обрежьте крайнюю плоть сердца вашего и не будьте впредь жестоковыйны» (Втор. 10:16). Но пока Израиль был в пути, физическое обрезание не совершалось.

Господь уточняет, какие нужно использовать инструменты. Книга Иисуса Навина содержит ряд поразительно точных повелений, исходящих от Господа, например, в ст. 8:2 и 11:6, которые подчеркивают Его пристальное внимание к мельчайшим подробностям жизни Его народа. Почему нужно было использовать древние «ножи из кремня» (ст. 5:2) (В русском синодальном переводе «острые ножи». — Прим. перев.), если железо использовалось уже несколько сот лет? Возможных причин как минимум две. Во-первых, древний инструмент (использовавшийся для обрезания во времена Моисея [Исх. 4:25]) является напоминанием о том, что обрезание представляет собой древний и неизменный знак Господня завета, простирающийся назад на более чем полтора тысячелетия, во времена Авраама, когда каменные орудия были больше распространены. Сейчас доказано, что кремневые ножи служат в качестве хирургических инструментов лучше, чем специальные медицинские.

Точно так же Церковь может использовать древнюю крещальную купель или причастную чашу, установленные две тысячи лет назад Самим Господом как напоминание о том, что ритуалы пронизывают наше нынешнее, быстротечное время. Церковь придерживается древних вселенских символов веры и использует историческую литургию и богослужебные гимны — отчасти потому, что они прошли испытание временем (и остаются непревзойденными), а отчасти для того, чтобы утвердить преемственность Церкви по отношению к святым, которые жили прежде. Даже с помощью этих инструментов богослужения Господь ведет Свой народ к размышлению над древним заветом и к приверженности Его древним обетованиям в реальности настоящего и будущего.

Обрезание совершалось не только в Израиле. Это была обычная практика на Ближнем Востоке за века до времени Авраама, как это явствует из украшений и иероглифов египетского захоронения периода древнего царства, а также из древней каменной модели, найденной неподалеку от Ниневии в Месопотамии.

Почему многие из древних совершали обрезание?

Существуют следующие теории:

Как знак племени, чтобы отличить одну группу от другой.

Как ритуал перехода во взрослое состояние, который практикуется у некоторых африканских племен и в наши дни.

Как замена человеческого жертвоприношения.

Как средство личной гигиены.

Уникальным для Израиля было богословское значение, которое Бог связал с обрезанием. Он сделал его знаком и печатью Его обетований завета, данных Аврааму. Павел говорил об Аврааме:

«И знак обрезания он получил, [как] печать праведности через веру, которую [имел] в необрезании, так что он стал отцом всех верующих в необрезании, чтобы и им вменилась праведность, и отцом обрезанных, не только [принявших] обрезание, но и ходящих по следам веры отца нашего Авраама, которую [имел он] в необрезании» (Рим. 4:11–12).

Истинность утверждения Павла явствует уже из того факта, что Авраам «поверил Господу, и Он вменил ему это в праведность» (Быт. 15:6) — и это случилось за две главы Бытия до того, как Бог установил знак обрезания для Авраама и его потомков (Быт. 17).

Первой была праведность через веру;

затем последовало обрезание как видимый знак.

В действии Нав. 5:2–3 Сам Господь вновь утверждает Его вечный, безусловный залог благодати для потомства Авраама, и Он полагает на них печать праведности, которую Он вменил им через веру. См.

Лев. 26:40–45, где Господь дает обетование никогда не забывать и не нарушать этот завет с патриархами, даже позднее, когда Его народ будет в изгнании, в земле его врагов.

Кроме того, акт обрезания является ответом Израиля в вере, указывающим на готовность и желание народа принять эту праведность через одну лишь веру по завету Авраама, который давал убежище благодати для всех, кто не мог соблюдать завет Синая. Отметим повтор, возникающий в результате записи повеления в ст. 5:2 и тех же выражений, в которых описывается само действие в ст. 5:3. Повтор подчеркивает действие Иисуса Навина в повиновении, как мы не раз видели это в гл. 3–4. Нет необходимости полагать, что Иисус Навин лично совершал обрезание каждого мужчины.

Автор говорит о том, что это действие совершил он, потому что Господь дал поручение именно ему, и потому что именно он проследил за тем, чтобы народ завета следовал Слову Божьему.

Вне особых случаев, таких как обрезание в ст. 5:2– 3, Бог установил, что младенцев следует обрезать на восьмой день (Быт. 17:12). Таким образом, очевидно, что эти дети не избирали Господа, но что Он в благодати избирал их для того, чтобы они становились членами Его семьи завета. Если другие древние народы обрезали мальчиков двенадцати или тринадцати лет прежде всего в качестве ритуала перехода от периода созревания во взрослое состояние, Господне повеление обрезать младенцев на восьмой день представляется радикальным отходом от древней практики и подчеркивает ее божественную благодатную цель в отношении Израиля. Судя по всему, практика обрезания младенцев, как ее установил Бог для Израиля, была уникальной для древности (TWOT, 495).

Обрезание есть труд Божий в сердце, через который Он созидает духовную жизнь. Это явствует из Втор. 30:6 и из аллюзии Павла на этот отрывок в Рим.

2:29: «обрезание в сердце, по духу, не по букве».

Восьмой день (включительно) был первым днем новой недели — первым днем второй недели жизни младенца.

(Мальчика, родившегося в первый день после субботы, обрезали на следующий день после следующей субботы). Бог завершил Свое первое творение за одну неделю, состоящую из семи дней (Быт. 1:1–2:4).

Поэтому первый день новой недели был знаком нового творения — новым актом Бога, в котором Он искупает Свой народ из ветхого, павшего творения и делает его наследником вечной жизни на новых небесах и новой земле. Таким образом, обрезание на восьмой день имело то же значение, что и «восемь душ», спасенных через воду на ковчеге Ноя, как прообраз христианского Крещения (1 Пет. 3:18–21). Когда остальное человечество погибло, людской род вновь начался с этих восьми человек.

Воскресение Иисуса Христа произошло в «первый день недели» (Мф. 28:1;

Мк. 16:2;

Лк. 24:1;

Ин. 20:1), в начале новой недели, следовавшей за субботой, которая отмечала завершение старого творения (Быт. 2:2–3;

Исх.

20:11). Христос — первенец из мертвых, первый, Кто телесно воскрес в славе, чтобы уже никогда не умирать.

Таким образом, Христово воскресение стало началом нового и вечного творения. Новый Завет изображает таинство святого Крещения как исполнение ветхозаветного ритуала обрезания и как Таинство, которое вводит верующего (мужчину или женщину) в смерть и воскресение Христа:

«В Нем вы и обрезаны обрезанием нерукотворенным, совлечением греховного тела плоти, обрезанием Христовым;

быв погребены с Ним в крещении, в Нем вы и совоскресли верою в силу Бога, Который воскресил Его из мертвых, и вас, которые были мертвы во грехах и в необрезании плоти вашей, оживил вместе с Ним, простив нам все грехи» (Кол. 2:11–13).

См. также Рим. 6:1–4;

Тит. 3:5–6;

1 Пет. 3:18–21;

а также комментарий к Нав. 5:10–12.

В Быт. 17:14 Господь утверждает, что душа, которая отвергает Господень завет обрезания «истребится... из народа своего, [ибо] он нарушил завет Мой». В эру Нового Завета некрещеный человек может спастись (например, кающийся вор на кресте, у которого явно не было никакой возможности креститься), но образец, установленный в ранней апостольской Церкви, заключается в том, чтобы кающиеся крестились без промедления (Деян. 8:12–13, 36, 38;

9:18), равно как и целые семьи (Деян. 10).

Действительно, Господь Иисус (Мф. 28:19–20) и апостолы (например, Деян. 2:38–39) дают повеление о Крещении как о чем-то необходимом для тех, кто спасется.

Нав. 5:4– Проповедь при обрезании Перевод 5 4 Вот причина, почему обрезал Иисус [сынов Израилевых]: весь народ, вышедший из Египта, мужеского пола, все способные к войне умерли в пустыне на пути, по исшествии из Египта;

5 весь же вышедший народ был обрезан, но весь народ, родившийся в пустыне на пути, после того как вышел из Египта, не был обрезан;

6 ибо сыны Израилевы сорок лет ходили в пустыне, доколе не перемер весь народ, способный к войне, вышедший из Египта, которые не слушали гласа Господня, и которым Господь клялся, что они не увидят земли, которую Господь с клятвою обещал отцам их, дать нам землю, где течет молоко и мед, 7 а вместо них воздвиг сынов их. Сих обрезал Иисус, ибо они были необрезаны;

потому что их, на пути, не обрезывали.

Комментарий Нав. 5:4–7 представляет собой краткое, но сильное изложение Закона и Евангелия, данное автором для всех, кто читает его богодухновенную книгу. Здесь его повествовательный стиль уступает безошибочно узнаваемому тону проповеди. В его разъяснении, почему всеобщее обрезание было необходимо, содержится скрытое предостережение. В то же время он подчеркивает поразительную любовь и верность Господа. (О богословии обрезания см. введение к гл. [«Интерлюдия между переходом и завоеванием»] и комментарий к ст. 5:2–3).

В ст. 5:4–6 автор ясно дает понять, что Господь совершает то, что Он говорит. Он исполняет и Свои угрозы, и Свои благодатные обетования. Он поклялся, что ни один из неверных людей, принадлежавших к поколению, которое восстало против Него и отвергло Его обетования, не вкусит молока и меда земли, которую Он обетовал их праотцам. По Его слову, все они умерли в пустыне.

Однако благодатные обетования Господа, не могли быть отменены неповиновением одного поколения. Два человека, которые поверили Господнему Слову, Иисус Навин и Халев, ныне вошли в землю. Его милость и верность по отношению к Его избранному народу в целом поражает в словах ст. 5:7: «А вместо их воздвиг сынов их». Он не позволил разрушиться безусловному обетованию, которое было дано Аврааму. Дар земли, равно как вера и послушание поколения, принимающего землю — результат труда Самого Господа.

В ходе всей ветхозаветной истории Израиля Он всегда воздвигал верный остаток верующих. Через них Он осуществлял Свой обет даровать мир Спасителю (см. Иер. 23:3–6). Таким образом, автор Книги Иисуса Навина представляет здесь, в ст. 5:7, ту же великую тему остатка, которая продолжается у позднейших пророков Ветхого Завета. Некоторые примеры см. в Ис.

4:2;

6:13;

28:5;

37:4, 31–32;

Иоиль 3:5 (ЕТ 2:32).

Автор разъясняет, что израильтяне не практиковали обрезания в течение времени скитания по пустыне;

именно поэтому теперь необходимо всеобщее обрезание. Однако он не открывает, почему в пустыне Моава обрезание не совершалось. Мы можем лишь гадать о причинах временного неисполнения этого ритуала.

Поколение людей, «которые не слушали гласа Господня» (Нав. 5:6) в столь многих других вопросах, могло проигнорировать и важнейшее повеление о том, что им следовало обрезывать всякого младенца мужского пола (Быт. 17:11). Мы знаем, что в другие неверные периоды истории Израиля народ оставлял даже самые священные ритуалы, такие как Пасха ( Цар. 23:21–23).

После бунта в Чис. 14 Сам Бог мог временно приостановить использование этого знака Его завета. В качестве наказания люди больше не были запечатлены этим знаком благодати. В соответствии с этой точкой зрения, обрезание не совершалось только тридцать восемь лет, так как бунт произошел не менее чем через два года после исхода из Египта.

Третья теория заключается в том, что раскаявшиеся израильтяне прекратили эту практику после бунта в Чис. 14, поскольку, ввиду гнева Божьего, обрезание, как они полагали, было бы неуместным, пока не совершится Его суд над непокорными. До этих пор они считали себя недостойными принятия этого знака завета.



Pages:     | 1 |   ...   | 3 | 4 || 6 | 7 |   ...   | 17 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.