авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |   ...   | 8 |

«ДАЛЬНЕВОСТОЧНЫЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ ТИХООКЕАНСКИЙ ИНСТИТУТ ДИСТАНЦИОННОГО ОБРАЗОВАНИЯ И ТЕХНОЛОГИЙ Плохих С. В., Ковалева З. А. ИСТОРИЯ ДАЛЬНЕГО ...»

-- [ Страница 3 ] --

на острове Афогнак также были заложены крепости. В этих путешествиях принимала участие и жена Шелихова Наталья Алексеевна, что по тем временам было явлением исключительным.

Таким образом, в результате деятельности Шелихова русские промышленники постепенно приближались к американскому континенту. К.Самойлова, которого Шелихов на время своего отъезда назначил главным правителем основанной в Америке колонии, он наставлял: местное население приводить “в совершенное российскому престолу подданство”. Кроме этого Шелихов поставил задачу продвигаться “вдоль берега, по американской матерой земле” на юг, в направлении Калифорнии, “поставляя повсюду знаки, какие от меня вам предписываемы многократно были”. По существу это была первая попытка зафиксировать границу русских территориальных притязаний на Северо Западе Америки.

В целом экспедиция прошла удачно, ее результаты Шелихов описал в своем труде “Записка Шелихова странствованию его в Восточном море”. На Аляске были заложены первые русские поселения, положено начало землепашеству и скотоводству. По приказу Шелихова в землю Аляски было зарыто пятнадцать тяжелых досок из железа с медными русскими гербами и надписью “Земля Российского владения”. В 1787 году экспедиция вернулась в Иркутск. В 1788 г. Шелихов и его сподвижник Голиков были пожалованы грамотами, золотыми медалями и серебряными шпагами за открытия. Позже в Петербурге было опубликовано описание путешествий Шелихова в двух книгах. Идея Шелихова о заселении Русской Америки и об организации там единой Российско Американской компании была встречена правительством прохладно. Петербургский двор, поглощенный в то время войнами с Турцией и Швецией, предпочитал проявлять сдержанность в Тихоокеанском бассейне, не форсируя там территориальную экспансию и ограничиваясь поощрением торговли.

После возвращения в Америку Шелихов продолжил свою энергичную деятельность. В 1794 г. здесь были построены еще три судна (всего Шелихов построил судов), на острове Монтагю построена еще одна крепость На Кадьяке была заведена школа, где американские мальчишки учились читать и писать по-русски, считать и осваивать навигацию. 10 мальчиков были вывезены в Иркутск для обучения музыке. По инициативе Шелихова в 1794г. на Кадьяк была направлена духовная миссия и уже в 1795г были крещены более 6000 чел. Шелихову принадлежит инициатива в заселении русскими Курильских островов. Еще в 1790 г.

он сообщил о своем намерении “сделать заселение” на южных Курилах – “ибо близость тех к Камчатке неоспоримое дает право на владение под Российским скипетром подданным … и надеемся притом через мохнатых курил (то есть айнов) с японцами установить торговлю”. Несмотря на предупреждение Екатерины II не заводить спор из-за этих островов с другими державами, Шелихов взял на себя смелость и риск закрепить Курилы за Россией. Была мечта у русского Колумба – основать на американском берегу большую русскую колонию – “Славороссию” с широкими прямыми улицами, школами, церковью, музеем. Но планам уже не суждено было осуществиться. В возрасте 48 лет в июле 1795 г. Григорий Иванович скоропостижно скончался. После кончины Шелихова его вдове удалось добиться от императора Павла I монопольных прав в Америке.

Идеи Шелихова о целесообразности расширения сферы и масштабов российского судоходства в Тихоокеанском бассейне как видно, не находили должной поддержки со стороны царского двора. Пока предприимчивый учредитель Северо-Восточной и других компаний действовал на свой страх и риск, ограничиваясь собственными средствами, петербургские власти готовы были поощрять его активность. Но когда возникла необходимость в определенных усилиях на государственном уровне, особого желания поддержать инициативы не оказалось.

Преемники Шелихова. В течение последующих 28 лет деятельность шелиховской компании возглавлял иркутский купец Александр Баранов.

Он заложил все-таки столицу Русской Америки – город Ново-Архангельск. Русское население на Алеутских островах и в Северной Америке все возрастало – к концу ХVIII в.

общая численность населения превысила 8 тысяч человек. 19 июля 1799 г. был издан указ об организации Российско-Американской компании с монопольным правом на промыслы, торговлю, поселения, торговые связи с другими государствами на 20 лет.

Компания имела два правления – основное в Санкт-Петербурге, а второе – непосредственно на Аляске. Ее главным директором и доверенным лицом при дворе стал Н.П. Резанов, зять Г. Шелихова. Укрепление и расцвет шелиховского детища пришлось на первые десятилетия ХIХ в. Еще при Шелихове начали использовать природные богатства Аляски. Добыча каменного угля в 50-е годы ХIХ в. превысила 20 тыс. пудов в месяц. В Кенайском заливе добывалась слюда, на реке Медной – медь. Колокола, отлитые из этой меди, и поныне висят в православных церквях Калифорнии. Ново-Архангельск стал первым пунктом парового судостроения на всем западном побережье Америки. И некоторые из построенных в Русской Америке судов использовались американскими тихоокеанскими пароходствами д конца ХIХ в.

В августе 1812 г. помощник Баранова И. А. Кусков основал северо-западнее залива Бодега, к северу от Сан-Франциско, селение и крепость Росс, ставшие форпостом российской колонизации Калифорнии.

Создание селения Росс диктовалось, прежде всего, экономическими причинами – необходимостью решить задачу снабжения русских колоний в Америке и удовлетворению обоюдных потребностей в торговле.

Русские поселенцы Форта – Росс первые в истории Тихоокеанского побережья нынешнего США построили корабли, создали мясо-молочные фермы, разводили виноград, активно торговали с Аляской, Гавайями, Китаем. В музее столицы Калифорнии Сакраменто стоит пушка, купленная у русских в Форте – Росс генералом Джоном Саттером, завоевавшим Калифорнию для США.

Российско-Американская компания, помимо экономических, решала важные политические задачи закрепления России на Западном побережье Северной Америки.

“Русская Америка”, основанная Григорием Шелиховым, прекратила свое существование в марте 1867 г., когда был подписан договор правительством России о продаже за 7,2 млн.

долларов территории площадью 1 млн. кв. км, включавшей Аляску и Алеутские острова Соединенным Штатам.

Таким образом, учреждением Российско-Американской компании был брошен прямой вызов соперникам России на Северо-Западе Америки: Испании, Англии и отчасти США, юридически закреплены пределы территориальных притязаний Российской империи в этом регионе и сделана заявка на расширение ее владений за счет “ничейных” земель.

Между тем Дальний Восток в конце ХVIII – нач. ХIХ вв. оставался малозаселенным и практически необжитым краем. Население Охотска, по тем временам самого крупного поселения, не превышало одной тысячи человек. Жили в основном добычей рыбы и промыслом зверя. Из-за суровых климатических условий хлебопашеством и огородничеством не занимались. Хлеб доставлялся с огромными трудностями через всю Сибирь. Проблемы с доставкой продовольствия и других грузов подтолкнули к идее их доставки кораблями из Кронштадта. Такой путь, предполагалось, мог не только ускорить продвижение грузов, но и значительно удешевить его. Россия, таким образом, оказалась перед необходимостью организации кругосветного плавания.

2.3. Организация научно-исследовательских экспедиций на Дальний Восток в 1-й половине ХIХ в. Хозяйственное освоение территории Морские подвиги И. Крузенштерна и Ю. Лисянского. Экспедиционное изучение Дальнего Востока, начатое в ХVIII в., продолжалось, приобретая все более научный и целенаправленный характер. Первое кругосветное плавание, организованное совместно Российско-Американской компанией и русским правительством, относится к началу ХIХ в. Европейцы к этому времени совершили достаточно много кругосветных плаваний. После окончания первого кругосветного плавания Ф. Магеллана прошло около трех столетий.

Долгие годы опытный капитан И.Ф. Крузенштерн вынашивал мысль об организации плавания в северную часть Тихого океана, к берегам Дальнего Востока и Русской Америки. В августе 1802 г. он был назначен начальником первой кругосветной русской экспедиции, в задачу которой входило более детальное изучение морского пути в Русскую Америку, проведение научных изысканий и закрепление российских прав на открытые земли. Кроме этого мореплаватели должны были описать берега Сахалина и исследовать устье Амура.

На двух кораблях – “Надежда” (командир И. Крузенштерн) и “Нева” (командир Ю. Лисянский) в июле 1803 г. экспедиция вышла из Кронштадта.

Только в марте 1804 г. мореходы вышли в Тихий океан. “Надежда” направилась на Камчатку, а “Нева” - к Аляске. На обратном пути Крузенштерн обследовал и положил на карту восточный берег Сахалина. Войдя в Амурский лиман и обнаружив там опресненную воду, Крузенштерн правильно определил, что неподалеку находится устье Амура. Вместе с тем, допустил ошибку, предположив нахождение перешейка, соединяющего Сахалин с материком. Путь на юг, в сторону Японии был малоизвестным и тяжелым из-за постоянных тайфунов. В своем дневнике Крузенштерн записал: “Сколько я ни слыхивал о тайфунах, случающихся у берегов китайских и японских, но подобного сему не мог себе представить. Надобно иметь дар стихотворства, чтобы живо описать ярость оного”. В октябре 1804 г. “Надежда” прибыла в Нагасаки. Недружелюбие со стороны японских властей, ограничения в передвижении и строжайший режим в отношении членов экспедиции не испугали их. Крузенштерн смог определить географическую широту Нагасаки, натуралист Лангсдорф сумел достать рисунки животных острова, а посланник русского правительства Резанов составил “Краткое русско-японское руководство” и “Словарь русско-японского языка”, впоследствии изданный Российской Академией наук.

Успешным было плавание Лисянского на “Неве”. В целом первое кругосветное плавание русских было большим вкладом и в историю флота и в географическую науку.

Крузенштерн и Лисянский уточнили карту Мирового океана, дали описание неизвестных ранее мест, а собранные ими коллекции представляли научную ценность. Имена первых русских путешественников вокруг света поставлены на карту мира. Остров Лисянского в Тихом океане, мыс на Аляске, и острова в Тихом океане, названные именем Крузенштерна – дань русским мореплавателям, открывшим новую эру в истории русского мореплавания.

В 1873 г. в Петербурге на набережной Васильевского острова был установлен памятник (авторы – скульптор И.И. Шредер и архитектор А. Монгетти) с надписью “Первому русскому плавателю вокруг света Ивану Федоровичу Крузенштерну от почитателей его заслуг”. Стоя на бронзовом пьедестале, он устремил свой проницательный взор вдаль, словно благословляя будущие морские подвиги и открытия славных сынов своей Отчизны.

Утверждение позиций России на Тихом океане. Вторым по значимости и результатам исследований можно считать кругосветное плавание, совершенное В.М.

Головниным. Он отправился из Кронштадта на шлюпке “Диана”. Старшим офицером у него был П.И. Рикорд.

Его экспедиция проходила под русским военно-морским флагом, а не флагом Российско-Американской компании, как это было раньше. Целью плавания Головнина было описание Курильских островов. Его первая встреча с японцами на острове Итуруп была нелицеприятной, а вторая - на о. Кунашир - закончилась пленением Головнина.

Вместе с двумя офицерами и четырьмя матросами он провел в плену на Хоккайдо два года и три месяца. Его помощник П.И. Рикорд продолжил изучение Курильской гряды, а два года спустя, добился освобождения увезенного в Японию Головнина. После освобождения Головнин вернулся в Петропавловск. Его правдивые “Записки Василия Михайловича Головнина в плену у японцев” (1816 г.) читались и читаются как приключенческий роман. В книге подробно описываются различные предметы быта японцев, сведения о географии, национальном характере, обычаях, государственном устройстве и др. В 1817-1819 гг. он совершил еще одно кругосветное плавание на шлюпе “Камчатка”, уточнив положение ряда островов на северо-востоке.

В 1842-1845 гг. Российская Академия наук организовала экспедицию по изучению дальневосточного региона под руководством ботаника, зоолога и картографа Александра Миддендорфа.

Более 30 тысяч километров нехоженых троп прошли ее участники по Таймыру, Якутии и Приамурскому краю. Данные о реках, горах, населенных пунктах, климату, а также зоологии, ботанике и этнографии, представленные Академии наук не только расширили познание севера Сибири и Дальнего Востока, но и положили начало научному изучению юга Дальнего Востока.

По-прежнему должное внимание исследованиям географического, этнографического характера уделяли руководители Российско-американской компании.

Почти 25 лет ушло на составление атласа северо-западных берегов Америки и Алеутских островов у одного из руководителей компании М.Д. Тебенькова. Атлас получил высокую оценку и признание у моряков и ученых.

Несмотря на более скромные результаты экспедиционной деятельности в первой половине ХIХ в. по сравнению с блестящими открытиями ХVIII века, следует выделить их особое значение. Во-первых, Россия утвердилась как великая морская держава, во вторых, исследование приобретенных территорий переходит в плоскость правительственной политики, в-третьих, активизировался процесс хозяйственного освоения региона, в-четвертых, открыта страница русских кругосветных мореплаваний и, в-пятых, Россия вплотную подошла к вопросу о необходимости решения вопроса о государственной границе в этом регионе.

Новый импульс получили исследовательские работы на Дальнем Востоке после образования в 1845 г. Императорского Русского географического общества, которое инициировало новые научные географические и этнографические экспедиции.

Особенностью их со второй половины ХIХ в. являлась южная направленность:

Приамурье, Сахалин, Приморье. В это время русские моряки Е.В. Путятин, И.Ф.

Крузенштерн и др. добились возобновления исследований у берегов Сахалина.

В 1846 г. северо-западное побережье острова описывал подпоручик флотских штурманов А. Гаврилов, а позже начались исследования Г. Невельского.

Итак, в ХVIII – первой половине ХIХ вв. все морское побережье от мыса Дежнева до устья Амура (включая Командорские острова, Камчатку, Сахалин и Шантарские острова) были полностью закреплены за Россией. Царским указом, последовавшем в апреле 1853 г. закреплялись в качестве российской территории все земли, обследованные и фактически занятые русскими в Приамурье и Приморье в первой пол. ХIХ в.

Присоединение обширных пространств Северной Азии и Дальнего Востока к России сопровождалось их хозяйственным освоением и колонизацией переселенцами.

Остановимся на наиболее характерных особенностях этого процесса.

Хозяйственная колонизация региона. Промышленный облик региона формировался в соответствии с экономической политикой государства в рассматриваемый период. Она отличалась приоритетным развитием горнодобывающей, металлургической, судостроительной отраслей, строительством казенных предприятий и принудительным трудом на них в основном крепостных крестьян. Регион в этом отношении не был исключением. Поскольку Российское государство испытывало острую нужду в драгоценных металлах, на новых территориях активно велись их поиски. Петровские преобразования требовали огромных средств, что вело к их поиску в новых землях. Уже в 1704 г. по указу Петра I первый сереброплавильный завод на Дальнем Востоке (Аргунский) был в спешном порядке реконструирован с целью увеличения производства серебра. В дальнейшем его производственные площади постоянно расширялись. С по 1712 гг. количество работающих там увеличилось в 2,5 раза, а выплавка чистого серебра составляла 11 пудов в год. В 1721 г. Нерчинский завод по распоряжению Петра I был передан в ведение Берг-коллегии и считался предприятием государственного значения. Для работы на нем присылались лучшие специалисты (мастер А. Левандиан, А.

Попов, комиссар Т. Бурцов, руководитель предприятия П. Дамес и др.). Долгое время Нерчинский горный округ был единственным в России поставщиком серебра. Лишь со второй половины ХVIII в. на Дальнем Востоке возникла сеть серебросвинцовых заводов.

Кроме этого в широких масштабах добывалось золото на Урале, Забайкалье, Алтае.

С появлением русских в регионе началась промышленная выплавка железа, обусловленная потребностями на железные изделия. Одним из крупнейших железоделательных заводов был Петровский, названный в честь Петра I, расположенный к северу от Нерчинского сереброплавильного завода. В ХVIII в. он давал около 10 тыс.

пудов изделий в год, а в 30-40-е годы ХIХ в. на нем производились двигатели для первых речных пароходов “Аргунь” и “Шилка”. Важным направлением промышленного развития в эти годы являлось судостроение, также берущее начало с петровской эпохи. Со второй пол. ХVIII в. к основным судостроительным центрам – Нерчинску, Охотску, Якутску – добавляется Петропавловск-Камчатский. В целом морское и речное судостроение на Дальнем Востоке практически обеспечивало потребности края в средствах передвижения и доставке грузов.

Что касается обрабатывающей промышленности, то, как и в центре страны, она развивалась крайне медленно и была представлена ремеслом, кооперацией, мануфактурой.

Города были небольшими и обрабатывающая промышленность, главным образом, работала на заказ.

Подводя итог промышленному развитию региона в ХVIII-1-й пол. ХIХ вв., следует отметить невысокий его уровень, что объяснялось крепостничеством, государственной монополией, отсутствием рынка рабочей силы и необходимой инфраструктуры, а также слабой заселенностью края.

Несколько иначе обстояли дела с хлебопашеством. Несмотря на потерю в результате Нерчинского договора разработанных земель, вскоре основным земледельческим районом становится Забайкалье. Правительство всячески поощряло земледелие в новых районах, понимая целесообразность обеспечения населения продовольствием на местах. Регулируя землеустройство и землепользование в дальневосточных территориях, правительство, таким образом, через ряд льгот привлекало крестьян к их аграрному освоению. Культивировались основные земледельческие виды растений: озимая и яровая рожь, ячмень, гречиха овес, конопля. На приусадебных участках выращивали овощи. Шаг за шагом русские крестьяне своим трудом создавали аграрные оазисы там, где никогда раньше не проживали земледельческие племена. К середине ХVIII века, согласно правительственной политике, на Камчатку и др. районы стали переселять государственных крестьян. Наряду с привычным земледелием в непривычных условиях русские крестьяне успешно осваивали совершенно новый для них вид занятия – охоту и рыболовство. Аграрное освоение не только способствовало решению проблемы продовольствия и развития производительных сил региона, но и свидетельствовало о закреплении его за Россией.

Колонизация новых территорий сопровождалась активизацией торговли. В рассматриваемый период торговля значительно расширила границы, в частности, на северо-восток. В составе торгового люда произошли изменения: значительно расширился круг местных купцов. Но самой значительной особенностью явилось появление торгово промышленных компаний в т.ч. крупнейшая из них – Российско-Американская. Как и центральной части России, здесь стали формироваться ярмарки: Якутская, Чукотская, Охотская, Анадырская. Набирала силу и популярность разъездная торговля.

Сформировавшийся в Кяхте центр внешней торговли свидетельствовал об активном включении Дальнего Востока в международный рынок.

Таким образом, хозяйственное освоение Дальнего востока в ХVIII - первой пол. ХIХ в.

проходило быстрыми темпами, как на основе народной колонизации, так и при активном вмешательстве государства. В структуре и содержании экономики края произошли существенные изменения. К сожалению уже на том этапе закладывалась основа для использования региона в качестве сырьевого придатка.

2.4. Амурский вопрос в российской политике. Русско-китайские и русско-японские отношения Возвращение к пограничным вопросам. Рассмотрение этого вопроса предполагает некоторое нарушение заявленных ранее хронологических рамок, а именно – включением первого десятилетия второй половины ХIХ века. Необходимость такого шага обусловлена стремлением авторов сохранить логику, последовательность и завершенность процесса складывания русско-китайских и русско-японских отношений в ХIХ в.

А теперь вернемся к освоенному Россией и оставленному по условиям Нерчинского договора Приамурью. Грандиозные успехи России по исследованию и приобретению территорий на северо-востоке и вдоль побережья Тихого океана заставляли все чаще задумываться об отношениях с соседями и пограничных разграничениях.

Нерчинский договор, заключенный в условиях слабой изученности Приамурья и прилегающих к нему территорий, не отражал точности в определении границы. В результате длительных переговоров о перспективах российско-китайской торговли в г. в г. Кяхте был подписан Кяхтинский договор о торговле и границе. В нем конкретизировались некоторые участки прежней границы и оговаривались условия торговли. Но уверенности в прочности и длительности дружественных отношений с Китаем не было. Русское правительство, не имея возможности использовать Амур для снабжения своих дальневосточных владений, неоднократно обращалось к китайским властям с просьбами о разрешении судам проходить с грузами по Амуру, но китайцы отвечали отказом. Параллельно русские исследователи все-таки продолжали изучение Амура и Приамурья, а русские охотники по мере возможности промышляли там.

Самими китайцами территория Приамурья не использовалась, земли в районе бывшего Албазина пустовали. Между тем к 40-м годам ХIХ в. возникла серьезная угроза захвата некоторых дальневосточных территорий другими странами, прежде всего Англией и Францией. Их суда неоднократно появлялись в тихоокеанских водах у берегов российского Дальнего Востока. На английских картах появилось наименование “порт Мэй” - английское название бухты, названной впоследствии Золотой Рог, а залив, известный нам под названием Амурский, был обозначен заливом Виктории. Правда, в то время перед западными державами стояли более актуальные задачи – покорение стран Юго-Восточной Азии и они не предприняли серьезных шагов для захвата бухт на юге Приморья.

Учитывая всю сложность ситуации, царская администрация предприняла некоторые превентивные шаги. В 1805 г. в Пекин было отправлено посольство (242 чел.) во главе с Ю. Головкиным. Истинной целью его было желание русской стороны разрешить вопросы о торговле, о возможности захода русских судов в Китай и судоходства по Амуру, а также о границе. Миссия не удалась, частично из-за внутренних проблем в Китае, частично из-за срыва британскими миссионерами. Но в дальнейшем “опиумные войны” и внутренний кризис подтолкнул Китай к поиску союзника, в роли которого могла выступить только Россия. Российское правительство, воспользовавшись ситуацией, в 1844 г. отдает распоряжение Российско-Американской компании снарядить за казенный счет судно для исследования устья Амура, главная цель которой заключалась “в тщательном исследовании устья реки Амура, о котором существует мнение, что вход в него из-за наносных песков не только затруднителен, но и невозможен даже для самых мелкосидящих шлюпок…”. В мае 1846 г из Ново-Архангельска (Русская Америка) вышел небольшой бриг под командованием поручика А. Гаврилова. Участники экспедиции произвели замеры глубин в некоторых местах с мая по август и сделали заключение о несудоходности устья реки для больших судов.

Роль Г.Невельского и Н.Муравьева в возвращении амурских земель. В 1849 г.

в Санкт-Петербурге был создан Особый комитет для подготовки правительственных решений по амурскому вопросу. В комитет вошли высшие чиновники (министр иностранных дел, военный министр, начальник Главного морского штаба, министр внутренних дел и др.).

В то же время Н.Н. Муравьев проявлял крайнюю обеспокоенность по поводу медлительности правительства в решении амурской проблемы.

“Амур необходим для Восточного края России, как необходимы берега Балтийского моря для Западного его края”. Потеря устья Амура лишила бы Россию всей Сибири, ибо “Сибирью владеет тот, у кого в руках левый берег и устье Амура” - писал он в своих донесениях с Востока.

Спустя год после экспедиции Гаврилова с инициативой повторного исследования устья Амура выступил морской офицер Геннадий Иванович Невельской.

Осенью 1847 г. Невельской был назначен командиром транспортного судна “Байкал” отправлявшегося с Балтики на Дальний Восток с различными грузами для Петропавловска и Охотска.

Им была высказана мысль о возможном использовании “Байкала” для исследования Амура. Начальник Главного морского штаба А.С. Меньшиков порекомендовал ему обратиться к генерал-губернатору Восточной Сибири Николаю Николаевичу Муравьеву. Идея его заинтересовала. Судьба удивительно свела этих двух людей во благо России. Н.Муравьев без правительственных санкций разработал и вручил Г.И. Невельскому инструкцию о необходимости подробного описания северной части Сахалина с восточной и западной его стороны, а также лимана и устья реки Амур.

В августе 1848 г. транспорт “Байкал” снялся с якоря на кронштадском рейде и вышел в далекий путь. В конце июня 1849 г. судно вошло в Амурский лиман.

В результате тщательных исследований Невельской установил, что лиман и устье реки Амур судоходно. Попутно Невельской сделал еще ряд важных географических открытий – в частности, опроверг существовавшее ранее мнение о полуостровном положении Сахалина. Его исследования доказали также, что устье Амура не занято никакой иностранной державой, в том числе и Китаем. После соответствующего доклада Невельского на заседании Особого комитета в феврале 1850 г. было принято постановление, утвержденное царем. В нем предписывалось “в какой-либо местности на юго-восточном берегу Охотского моря, но отнюдь не в лимане, а тем более на реке Амур, основать зимовье. В зимовье том Российско-Американской компании производить расторжку с гиляками, но ни под каким видом и предлогом не касаться лимана и р.

Амура”. Русское правительство, таким образом, проявляло крайнюю осторожность с тем, чтобы не обострить противоречия с западноевропейскими странами в восточном вопросе.

Выполнение данного постановления было возложено на Невельского. В конце июня 1850 г. на берегу залива Счастье было основано зимовье, названное Петровским.

Выполнив задание правительства, он основал также военный пост на левом берегу Амура, названный им Николаевским. 1 августа 1850 г. здесь был поднят русский флаг, что свидетельствовало о принадлежности к России. А герою этих событий пришлось отчитываться перед Особым советом за превышение своих полномочий. Высоких чиновников беспокоило возможное негативное отношение к такому шагу со стороны Китая. Поддержка Николая I, назвавшего поступок Невельского благородным и патриотическим, смягчила ситуацию.

Между тем, настойчивость Н.Н. Муравьева в вопросе возвращения возымела действие. Ему удалось получить официальную поддержку со стороны правительства для дальнейшего продвижения на Амур. Главное внимание Муравьев уделял укреплению обороноспособности региона, для чего в 1851 г. было создано Забайкальское казачье войско. Не меньшее значение придавалось им экспедиционным исследованиям, административному переустройству края. В 1854 г. он совершил первый сплав войск по Амуру, затем еще два сплава были совершены в 1855 и 1858 гг. По ходу сплава основывались поселения и посты. Часть войск были переброшены в Петропавловск.

Последующие события доказали правильность такого шага. Дело в том, что к началу Крымской войны (1853-1856 гг.) Петропавловск оказался слабо укрепленным, и появилась реальная угроза его захвата со стороны военно-морских сил Англии и Франции. 20 августа 1854 г.

объединенная англо-французская эскадра из шести кораблей, вооруженных 212 орудиями, попыталась овладеть Петропавловском. Гарнизон порта, насчитывавший с прибывшим подкреплением менее тысячи человек, сумел отбить атаку и 27 августа англо-французская эскадра покинула Авачинскую бухту. Уверенности в том, что это не повторится, не было.

Во время последующих сплавов количество солдат, вооружения, различных военных грузов увеличилось. Кроме того, благодаря сплавам, на Амур прибыли новые переселенцы. Продолжались исследования в Уссурийском крае. В 1854 г. офицерами фрегата “Паллада” под командованием И. Унковского были описаны восточный берег полуострова Корея, залив Посьета, острова Римского-Корсакова. Русские корабли впервые вошли в залив Петра Великого.

После окончания Крымской войны западноевропейские державы усилили интерес к дальневосточным территориям и, особенно, к Китаю. Возможность превращения Китая в послушное орудие в руках Англии и Франции не сулила России ничего хорошего.

Нужны были радикальные шаги в решении вопроса о границах.

Юридическое закрепление прав России на Приамурские земли. Во время одного из сплавов в мае 1858 г. Муравьев вышел к китайскому городу Айгунь (правый берег Амура), где его ждала делегация Китая, обеспокоенного действиями русских на Амуре. В результате шестидневных переговоров был подписан договор, вошедший в историю как Айгуньский.

Доводы Муравьева о том, что Охотское побережье, Камчатка и даже Русская Америка уже несколько веков принадлежат России и что река Амур – это географический выход к этим землям, к тому же земли по Амуру тоже открыты более двух веков русскими землепроходцами были неоспоримы. Что же им было предусмотрено? Согласно договору, территория по левому берегу Амура, начиная от реки Аргуни до устья Амура, признавались владением России. Земли по правому берегу Амура до реки Уссури оставались китайскими. Уссурийский край – территория между рекой Уссури и озером Ханка, с одной стороны, и берегом татарского пролива и Японского моря – с другой, временно оставались в общем владении;

предусматривалось, что территория Уссурийского края будет разграничена позднее. Айгуньский договор предусматривал возможность плавания по рекам Амуру, Уссури и Сунгари только русским и китайским судам. Разрешалась также взаимная торговля русского и китайского населения.

Безусловно, подписание Айгуньского договора являлось успехом русской дипломатии, хотя он вернул России не все земли, уступленные ею в пользу Цинской империи при нерчинском разграничении. Тяньцзинский трактат, подписанный 1 июня 1858 г., дополнительно предусматривал, что неопределенные части границ между Китаем и Россией будут без отлагательства исследованы на местах доверенными лицами от обоих правительств. Окончательное закрепление условий Айгуньского договора и Тяньцзинского трактата могло произойти только после утверждения их на правительственном уровне. Тем временем освоение русскими людьми Приамурья значительно ускорилось. Если в 1857 г. на Амуре возникло 15 казачьих станиц, то летом 1858 г. появилось 35 селений. 30 мая 1858 г. был основан военный пост Хабаровка, ставший впоследствии одним из крупнейших центров Дальнего Востока.

Окончательному решению вопроса о границах предшествовали события, оказавшиеся благоприятными для России. В то время Китай находился в состоянии разрушительной Второй опиумной войны. В сентябре 1860 г. англо-французские войска подошли к Пекину. Китайское правительство обратилось к русскому посланнику в Китае Н.П. Игнатьеву выступить посредником в переговорах между Китаем и союзниками.

Игнатьев согласился на условиях удовлетворения Китаем требований России по разграничению в Уссурийском крае. Спустя два дня после прекращения штурма Пекина в ноябре 1860 г. был подписан Пекинский договор между Россией и Китаем.

Он подтверждал условия Айгуньского договора и признавал Уссурийский край территорией России. Договор предусматривал, что работы по точному разграничению на местах продолжат специальные комиссии.

Россия окончательно закрепила за собой земли, открытые и освоенные русскими людьми, создала основу для добрососедских отношений, обезопасила дальневосточные рубежи от возможного вторжения со стороны западных держав. Пограничные вопросы с Китаем были разрешены посредством дипломатии. Началась активная колонизация приамурских земель.

Русско-японские отношения. Успехи в решении пограничных вопросов с Китаем вдохновляли Россию на такие же шаги и в отношении Японии. Стараниями русских мореплавателей Капитана Шпанберга и лейтенанта Вальтона Россия получила достаточно емкие сведения о Курильских островах и восточном береге Сахалина, в том числе факт принадлежности Японии только одного острова Хоккайдо. С 60-х гг. ХVIII в. интерес русских к Курилам перешел в плоскость практического освоения. Все чаще пристают к берегам русские промысловые суда, а местное население (айны) на островах Итуруп и Уруп было приведено в русское подданство. Русские научили айнов пользоваться огнестрельным оружием, разводить скот, основали там зимовья и стоянки. В конце 70-х гг. русские купцы доходили до о. Хоккайдо и пытались завести торговлю с местными жителями.

Долгое время японцы, несмотря на географическую близость Курильских островов, интереса к ним не проявляли. Как известно, Япония находилась в добровольной изоляции от внешнего мира. Законом об изоляции 1639 г. предписывалось: “На будущее время, доколе солнце освещает мир, никто не имеет права приставать к берегам Японии, хотя бы даже под страхом смерти”.

Первая японская экспедиция для исследования Курил была снаряжена только в 1785 г. Возглавивший экспедицию правительственный чиновник Могами Токунай побывал на Кунашире, а затем на Итурупе, где встретил проживавших там русских. К тому времени русские довольно уверенно чувствовали себя на Курилах. Имели постоянные поселения, занимались хозяйственной деятельностью. С появлением японцев на островах возникло негласное соперничество двух стран за влияние на этих территориях. В 1799 г. японские рыбопромышленники появляются на Кунашире, а затем на Итурупе, где уничтожают русские кресты и ставят столбы с обозначением, указывающим о принадлежности их Японии. В 1805 г. русскими моряками с фрегата “Юнона” и тендера “Авось” на берегу залива Анива был поставлен столб с российским флагом, а японская стоянка на Итурупе была разорена. Местные жители отнеслись к русским дружелюбно. Каких-либо серьезных шагов для выяснения отношений между Россией и Японией в тот момент предпринято не было.

Как уже отмечалось выше, к середине ХIХ в. ряд обстоятельств привели Россию к насущной необходимости осуществить пограничное размежевание на Дальнем Востоке.

Это непосредственно касалось и русско-японских отношений. Установление дипломатических и торговых связей с Японией, по мнению российского правительства, должно было привести к укреплению позиций России в Тихоокеанском регионе. Кроме того, учитывались намерения США и европейских держав открыть порты Японии, что могло создать угрозу для российского Дальнего Востока.

Особый комитет, созданный специально для решения вопросов, связанных с интересами России на Дальнем Востоке, рекомендовал правительству отправить в Японию экспедицию под начальством вице-адмирала Е.В.Путятина.

В его миссию входило установление торговых и дипломатических отношений, а также решение вопроса о разграничении русских и японских владений. Главе экспедиции было предписано действовать исключительно мирными средствами, во всем сообразуясь с желаниями японской стороны. Путятину было вручено письмо от Николая I для передачи японскому императору, в котором подчеркивался дружественный характер намерений русских и содержалась просьба об открытии японских портов для захода российских торговых судов.

В 1852 г. на фрегате “Паллада” экспедиция вышла из Кронштадта. Почти одновременно к берегам Японии отправилась эскадра американских кораблей. Причем, американское правительство, узнав об отправке русской экспедиции, направило ноту Министерству иностранных дел России.

Русский посланник Е.В. Путятин, проявив дипломатические способности и знание обычаев Японии, сумел добиться расположения японской стороны в отношении подписания договора.

В январе 1855 г. Е.В. Путятин и японские уполномоченные Цуцуи и Кавадзи подписали в храме Гекусэндзи в Симода договор о торговле и границе. Согласно тексту договора между Россией и Японией устанавливались “постоянный мир и вечная дружба”.

Подданные одной стороны должны были пользоваться покровительством и защитой официальных властей на территории другой стороны, им гарантировались неприкосновенность собственности и личная безопасность. Граница в районе Курил устанавливалась между островами Уруп и Итуруп, а Сахалин признавался “неразделенным”. Японское правительство открывало для захода русских судов порты Хакодатэ, Нагасаки и Симода, в которых допускало осуществление торговых сделок, правда, в ограниченных размерах и под контролем чиновников. Как русские, так и японские подданные стали обладать правом экстерриториальности. Между Россией и Японией устанавливались дипломатические отношения и с 1856 г. разрешалось пребывание консула в одном из открытых портов. Японская сторона не возражала также против включения в трактат статьи о предоставлении России режима наибольшего благоприятствования.

Подводя итог, следует отметить, что в целом миссия Е.В. Путятина и поведение русских моряков отражали миролюбивый характер российской политики в отношении Японии, а Симодский трактат закладывал основу дружественных отношений между двумя странами. В 1858 г. в Хакодатэ открылось российское консульство. Открытыми были порты Симода и Нагасаки. Первым консулом был назначен Иосиф Антонович Гошкевич. При консульстве было организовано обучение местного населения русскому языку.

Таким образом, Россия, решив вопросы о границах с Китаем и Японией, укрепила свое положение на Дальнем Востоке. Вместе с тем, успокаиваться было рано. События второй половины ХIХ в. неоднократно ставили на повестку дня в российской жизни дальневосточные проблемы.

МОДУЛЬ 3. Освоение Россией дальневосточных земель и укрепление ее позиций в регионе (2 половина XIX в. – 1922 г.) Лекция 1. Российский Дальний Восток во II половине XIX – начале ХХ вв.

1.1. Этапы и особенности переселенческого движения на Дальний Восток.

1.2. Социально-экономическое развитие юга Дальнего Востока и его научное изучение.

1.3. Административно-территориальное устройство.

1.4. Дальневосточная внешняя политика России во II половине XIX – начале ХХ вв.

Лекция 2. Дальний Восток в годы революционных потрясений и гражданской войны (1905-1922 гг.) 2.1. Общественно-политические процессы на Дальнем Востоке в условиях революционных событий.

2.2. Установление Советской власти на Дальнем Востоке. Первые мероприятия Советов.

2.3. Дальний Восток в условиях интервенции и гражданской войны.

2.4. Дальневосточная республика: причины образования, общественно государственное устройство, значение.

Лекция 1. Российский Дальний Восток во II половине XIX – начале ХХ вв.

1.1 Этапы и особенности переселенческого движения на Дальний Восток В XIX веке по размерам территории и численности населения Россия значительно отличалась от Русского государства начала предыдущего столетия. В ее состав вошли Финляндия, Бессарабия, почти весь Кавказ, большая часть Казахстана и современная территория Приморского края.

Реформы 60-70-х годов XIX столетия расчистили путь для капиталистического развития страны, но их незавершенность порождала новые проблемы. Предстояло провести модернизацию страны, расположенной на двух континентах. Окраинные регионы империи находились в неравноценных условиях по сравнению с центром и имели различное историческое прошлое. Реформаторская направленность правительственной политики во II половине XIX в. слабо коснулось дальневосточной окраины. Только в 90-е годы дошла сюда судебная реформа, а земская не реализовывалась вообще.

Общая площадь российских территорий на Дальнем Востоке составляла в середине XIX века 3894,5 тыс. кв. километров. Здесь проживало 401,5 тыс. человек. В течение второй половины XIX века число жителей увеличилось в 2,5 раза и составило к 1897 году более 1 млн человек. Плотность же населения оставалась самой низкой в стране – менее человека на 1 кв. километр. Небольшим было число городских жителей. Население росло, прежде всего, во II половине XIX века за счет переселенцев. В Амурской области они составили 54,3%, Приморской – 61,4%. Целенаправленная переселенческая политика обуславливалась как внутренними потребностями, так и необходимостью укрепления обороноспособности российских рубежей на Тихом океане.

Этапы переселенческой политики. Переселенческое движение на Дальний Восток во II половине XIX – начале ХХ вв. прошло три этапа:

I-й 1861 – 1881 гг. – сухопутное переселение.

II-й 1882 – 1900 гг. – переселение морским путем.

III-й 1901 – 1917 гг. – переселение по Транссибирской железнодорожной магистрали.

Переселение осуществлялось в двух видах: принудительном и добровольном.

Принудительный способ включал передвижение воинских команд по приказу, отправку казаков по жребию, направление крестьян в счет рекрутов, административное водворение государственных крестьян, ссылку каторжан и др. Добровольным принято считать переселение желающих поселиться на новых землях.

С включением Уссурийского края в состав Российской империи после подписания Пекинского договора (1860г.), началось его активное освоение. Первыми переселенцами на территории юга Дальнего Востока были военные и казаки. Казачеству отводилась двойная роль: на них возлагалась хозяйственное освоение новых земель и их защита.

Первые казачьи поселки возникли по реке Уссури – Верхне-Михайловский, Графский, Ильинский, Княжеский и др.

С 1855 по 1862 гг. на реке Уссури было основано 29 станиц и поселков. Затем казачьи поселения стали появляться на юге Приморья, в 1859 г. возникли военные посты – Турий Рог на берегу озера Ханка и в бухте Св. Ольги. В 1860 г. солдаты 3-го линейного батальона образовали посты в бухте Новгородской, на территории современных пос.

Раздольное и Угловое и др. А 20 июня (2 июля) 1860 г. на военном транспорте «Манджур», под командованием А.К. Шефнера, в бухту Золотой Рог были доставлены солдаты 3-ей роты 4-го линейного батальона, основавшие военный пост Владивосток.

Возглавлял команду прапорщик Н.В. Комаров.

Созданный сначала в чисто стратегических целях Владивосток стал вскоре быстро развиваться как порт. В 1871 г. сюда из Николаевска-на-Амуре была переведена главная база Сибирской военной флотилии. В 1880 г. Владивосток был объявлен городом.

Самым массовым во II половине XIX века было крестьянское переселение. Этот процесс стимулировался отменой крепостного права, крестьянским малоземельем в центре страны, большими площадями свободных земель и угодий на юге Дальнего Востока, отсутствием здесь помещичьего землевладения.

В 1861 г. российское правительство встало на путь государственного поощрения переселения в Амурскую и Приморскую области: согласно обнародованному 26 марта закону эти территории были объявлены открытыми для заселения крестьянами, не имеющими земли, и предприимчивыми людьми всех сословий, желающими переселиться за свой счет.

Переселенцам отводился в бесплатное пользование участок земли до 100 десятин (109 га) на каждое семейство, они навсегда освобождались от подушной подати и на лет – от рекрутской повинности;

за плату (3 руб. за десятину) поселенцы могли дополнительно приобретать землю в частную собственность;

в крае была введена беспошлинная торговля (режим порто-франко) и т.д. Эти меры усилили миграционную подвижность населения страны, способствовали притоку на дальневосточную окраину крестьян, казаков, рабочих, предприимчивых людей всех сословий.

Значительные успехи в переселении были достигнуты в Амурской области, куда устремилась подавляющая масса переселенцев и где осваивались плодородные земли Амурско-Зейской равнины. Уже к 1869 году Амурская область сделалась житницей всего Дальневосточного края и не только полностью обеспечивала себя хлебом и овощами, но и имела большие излишки. На территории Приморья удельный вес и численность крестьянского населения в конце XIX в. были меньшими, чем в Амурской области, но и здесь размах переселения был велик.

В 1861 – 1881 г. на дальневосточную окраину прибыло 11,8 тыс. крестьян, в том числе в южное Приморье – примерно 3,7 тыс. человек. В этот период в переселении на Дальний Восток участвовали в основном крестьяне из губерний Черноземного центра, Среднего Поволжья, Сибири и лишь отчасти Украины. Примерно 51,8% переселенцев в Приморье составили крестьяне из Астраханской, Воронежской и Вятской губерний. Среди переселившихся в Амурскую область преобладали выходцы из Астраханской, Тамбовской, Самарской, Воронежской, Енисейской и др. губерний.

В 1880 г. рейсом парохода «Москва» было открыто сообщение между Одессой и Владивостоком. Право осуществлять товаропассажирские перевозки было предоставлено созданному на народные пожертвования Добровольному флоту.

На собранные деньги (в 1876г. – 3,7 млн руб.;

в 1879 – 1902 гг. – 4,15 руб.) в Германии были приобретены три первых парохода «Россия», «Москва», «Петербург». С 1881 г. Добровольный флот стал осуществлять доставку переселенцев морем. Время пребывания в пути сократилось с 2-3-х лет до 2-х месяцев. Причем не менее 250 семей ежегодно переселялись за счет казны. Для вновь прибывших был установлен денежный залог в 600 рублей для обзаведения крестьянским хозяйством.

В период с 1897 – 1900гг. пароходами Добровольного флота было перевезено тыс. человек, из них 148,6 тыс. человек – военных, 20260 – переселенцев, свыше 5 тыс. – частных пассажиров. В переселенческом движении в эти годы произошли изменения, если до открытия пароходной линии преобладали переселенцы из Поволжья и Средней полосы, то после ее открытия – жители губерний Левобережной Украины (Черниговской, Полтавской, Харьковской). На их долю приходилось 77% переселившихся.

Параллельно с крестьянским переселением из европейской России шел процесс неземледельческой колонизации в основном за счет ремесленников, рабочих – отходников, каторжан и ссыльных. Особенно заметно эта тенденция проявилась в Амурской области, где неземледельческая колонизация давала в 90-е годы 33,3% вновь прибывающего населения. В конце века начинает практиковаться массовое контрактование квалифицированных рабочих из европейской части России на строительство железной дороги, во Владивостокский порт и т.д.

На Дальнем Востоке, с его концентрацией войск, ежегодно увольнялись в запас тысячи солдат и матросов. В 1893 г. был принят закон, предоставлявший им ряд льгот.

Уже через четыре года в Приамурском генерал-губернаторстве насчитывалось более тысяч уволенных в запас и оставшихся здесь на постоянное место жительство.

Царская администрация рассматривала каторгу и ссылку как еще одну форму колонизации. В Южно-Уссурийском крае ссыльные прибывали из Забайкалья и Сахалина.

Так в 1900 году в Приморской области проживало более 35 тысяч ссыльных, из них в Приморье – 4 тыс. т.е. 1,4% населения края.

В пореформенный период на Дальний Восток прибыло более 116 тыс. человек, из них крестьян – 95 тыс. (81,8%), казаков до 10 тыс. (9%). Обратно возвратились не более 2% переселенцев.

За 35 лет население Дальнего Востока возросло на 68% и составило к 1897 г. в Забайкалье – 1071,6 тыс. человек, в Приамурье – 326 тыс. человек, в Приморье, на Камчатке и Сахалине – 540 тыс. человек.

Важное значение для ускорения заселения и хозяйственного освоения Дальнего Востока имело строительство Транссибирской железной магистрали.

Великий сибирский железнодорожный путь связал Сибирь, Дальний Восток с европейской частью России. Строительство железной дороги было начато в 1891г.

одновременно с двух сторон – от Челябинска и Владивостока.

В период сооружения восточного участка Транссиба – Уссурийской железной дороги (1891 – 1897гг.) резко возрос приток капиталов и рабочих на юг Дальнего Востока.

В 1897-1903 гг., по договоренности с китайским правительством, часть магистрали прокладывается через Маньчжурию (КВЖД), соединив Уссурийский край с Россией сплошным рельсовым путем.

В 1900 г. перевозка крестьян морем была прекращена, однако приток переселенцев не только не уменьшился, напротив продолжал расти: за 1900 – 1903 гг. в Приморье переселилось 37,6 тыс. крестьян – больше, чем за предыдущее десятилетие. В дальнейшем переселение разворачивалось в зависимости от ввода в действие новых участков Транссиба. В 1905 г. было открыто регулярное движение по кругобайкальской дороге. В 1909 гг. Сибирская магистраль стала двухпутной, а в 1913 г. вторая колея была проложена вдоль Байкала. Сквозное железнодорожное сообщение от Челябинска до Владивостока было открыто в 1916 г. после окончания строительства Амурской железной дороги.

Транссибирская магистраль была разделена в административном отношении на 4 дороги:

Сибирскую, Забайкальскую, Амурскую и Уссурийскую.

Однако Транссиб был важен для России не только в плане переселения на восток.

Эта дорога имела огромное экономическое, политическое и стратегическое значение. С ее вводом открывались большие возможности для привлечения русского и иностранного капитала к разработке недр Сибири и Дальнего Востока. Дорога обеспечивала сибирской пшенице выход на внешний рынок. Как писал С.Ю. Витте, это выдвигало Россию на первое место «не только как посредника в торговом обмене, но и как крупного производителя и потребителя, ближе всего стоящего к народам Азиатского Востока».

Политическое значение Транссибирской железной дороги состояло в том, что расширение притока крестьянского населения в восточные районы страны ослабляло недовольства в европейской части, а следовательно укрепляло самодержавно-помещичий строй. Дорога учитывала и стратегические интересы России, позволяла защищать дальневосточные владения от возможной агрессии.


Особенности переселения в начале ХХ века. В начале ХХ в. в связи с увеличившимся потоком переселенцев, были установлены новые правила переселения. По ним с 1 января 1901г. вместо 100-десятинного семейного надела переселенцы получали на каждую душу мужского пола бесплатно не свыше 15 десятин земли, при этом сохранялось право неограниченной покупки земли по очень низкой стоимости (3 рубля за десятину).

Все это привело к тому, что дальневосточное крестьянство стало собственником значительных земельных угодий. В 1894 г. в Приамурье в среднем на крестьянское хозяйство приходилось 90 десятин земли, в Приморье – более 60, в то время как в европейской части России в среднем на хозяйство – 11 – 12 десятин земли.

Особенностью заселения Южно-Уссурийского края было активное формирование городского населения, которое с конца XIX века шло более высокими темпами, чем сельское. В 1897 г. горожане составляли 20,1% жителей Приморья, а в 1913 г. – 28% (в то время как в среднем по России соответственно 13,4% и 17,9%). Особенностью формирования населения на Дальнем Востоке, как и на других колонизуемых окраинах, было неблагоприятное соотношение полов: по данным переписи 1897 г. доля женщин составляла в Приморье всего 28,4%, хотя в ходе заселения она менялась и к 1914 г.

возросла до 38,9%. В начале ХХ века были предприняты меры по снижению роли «желтой» миграции, в результате удельный вес иностранцев (подавляющее большинство которых составляли китайцы и корейцы) снизился с 26,4% (1897 г.) до 17% (1913 г.).

С началом проведения правительством, возглавляемым П.А. Столыпиным, аграрной реформы (1906 г.) приток крестьян на дальневосточную окраину сильно возрастает. В 1909 г. Столыпин формирует Комитет по переселению на Дальний Восток и разрабатывает широкомасштабную программу освоения Дальнего Востока. Программа предоставляла переселенцам различные льготы: право переезда за казенный счет, безвозвратная ссуда от 100 до 200 рублей в зависимости от района переселения, предварительные землеустроительные работы. В местах переселения были созданы школы и фельдшерские пункты, построены шоссейные дороги.

Несмотря на имеющиеся недостатки (местный бюрократизм, формальное отношение к нуждам переселенцев, недостаточное финансирование), переселенческая политика Столыпина имела прогрессивное значение. Увеличилось население Дальнего Востока. В 1907 – 1913 гг. темпы среднегодового переселения превышали 40 тыс. человек, а в целом за 1900-1916 гг. в Приморскую область прибыло более 200 тыс. человек.

Новоселы освоили миллионы десятин земли, построили тысячи сел, дав толчок развитию производительных сил Дальнего Востока. Становление земельных отношений в переселенческих районах шло в том направлении, о котором говорил П.А. Столыпин, – создание крепких единоличных хозяйств.

Быстрый рост населения Дальнего Востока создал благоприятные условия для экономического и культурного подъема региона.

1.2. Социально-экономическое развитие юга Дальнего Востока и его научное изучение Развитие сельского хозяйства. Специфика колониальной политики не могла не оказать влияние на экономику региона. Освоение восточной окраины российской империи носило преимущественно аграрно-сырьевой характер. Развитие сельского хозяйства Дальнего Востока имело свои особенности:

1. Дальневосточное крестьянство в целом было более зажиточным, чем крестьянство европейской части России. Крестьянский двор в Приморской области в среднем имел в 5-6 раз больше земли по сравнению с центральной частью страны. Крестьяне получали землю в общинное владение: община имела право производить регулярные переделы участков, продавать землю другому обществу, причем осуществление таких сделок строго контролировалось властями. Выкуп земли в частную собственность осуществлялась под контролем генерал – губернатора (участки до 400 десятин – губернатора), по его личному разрешению. Продажа земли иностранцам запрещалась.

2. На Дальнем Востоке не существовало помещичьего землевладения.

3. Земля, в основном, принадлежала государству. Правительство усиленно насаждало в дальневосточном регионе кабинетское землевладение. Кабинетскими землями назывались земли, находящиеся во владении кабинета министров. Их общая площадь, включая Восточную Сибирь, составляла 23 млн. десятин. К кабинетским землям относились территории, занятые под железные дороги, государственные предприятия, военные объекты, государственный фонд.

На Дальнем Востоке выделялись две большие группы областей. Одна из них аграрные районы с развитым зерновым товарным хозяйством, – это Приамурье и Приморье. Другая – это западные области региона, где сельское хозяйство было развито слабо и удовлетворяло лишь внутренние потребности.

Ведущей отраслью сельского хозяйства в Приамурье и Приморье было земледелие: здесь выращивались пшеница (озимая и яровая), рожь, овес, гречиха, картофель, просовые, бобовые, подсолнечник, кукуруза, сахарная свекла, конопля, лен, табак и пр., с конца XIX века развиваются огородничество, садоводство, бахчеводство.

Быстрее других росли посевы высокотоварных культур – пшеницы и овса: к 1916 г. они занимали около 80% посевных площадей Приморской области. В конце XIX века появились хозяйства, применявшие паровую систему земледелия, с трех- и четырехпольным севооборотом;

все более широкое распространение получили плуги, жатки, молотилки, веялки, сенокосилки и другие сельскохозяйственные машины и орудия, за счет активного притока мигрантов быстро формировался рынок труда. Несмотря на рост валовых сборов зерна и картофеля в целом Приморская область к концу XIX века не обеспечивала себя продовольствием. Его ввозили из европейской России, Маньчжурии, Северной Америки.

Кроме земледелия развивалось животноводство, разводили, главным образом, крупный рогатый скот, лошадей, свиней. Зародилось пантовое оленеводство, развивалось также птицеводство и пчеловодство. С 1909 г. появилось маслоделие, которое растет довольно быстрыми темпами. С 1912 г. была организована агрономическая помощь селу, наладилась селекционная работа, создаются первые опытные поля, показательные фермы.

То есть в регионе формируются высокотоварные хозяйства, складывается слой крупных сельских предпринимателей.

Развитие промышленности. Как уже отмечалось, дальневосточный регион представлял для России интерес, прежде всего, как источник сырьевых ресурсов. Этим объясняется преобладание в экономике региона добывающих отраслей промышленности.

Среди них важное значение придавалось добыче золота. В 1900 г. на 32 золотых приисках Приморской области было добыто 160 пудов золота.

С 60-х годов XIX века в южных районах Приморской области (район залива Посьета, Сучан и др.) началась разработка угольных месторождений. Получили свое развитие специфические отрасли – зверобойный, морской промыслы, добыча рыбы и морепродуктов. Крупные китобойные предприятия принадлежали русским и иностранцам. Быстро развивались мукомольная, винокуренная, кожевенная, маслобойная промышленность. В 1900 г. в области было уже 395 мельниц, в том числе 11 паровых.

В Приморье действовали более 20 предприятий по производству кирпича с преобладанием ручного труда. После придания Владивостоку статуса главного Тихоокеанского порта России мастерские технического оборудования были преобразованы в судоремонтный завод (Дальзавод). В 1900 г. на нем уже работало более 800 человек. В начале ХХ века более динамично развивалась обрабатывающая промышленность: ежегодный прирост ее валовой продукции в 1909 – 1913 гг. составлял 32%, в этой сфере производства активно использовались двигатели, механизмы, различная техника (совокупная мощность двигателей за 1901 – 1913 гг. увеличилась в 21 раз).

Промышленное развитие на Дальнем Востоке имело свои особенности.

1. Все крупные промышленные предприятия региона были государственными.

2. Отрасли, необходимые для армии, флота и строительства также находились в содержании государства.

3. Государству принадлежали транспортные предприятия, имевшие стратегическое значение.

К числу крупнейших государственных предприятий региона относились:

Читинские главные железнодорожные мастерские, Владивостокские временные железнодорожные мастерские, Дальневосточный судоремонтный завод, механические мастерские Сибирской военной флотилии, Сучанский каменноугольный рудник Морского министерства, Хабаровский арсенал и другие.

Крупными частными предприятиями Дальнего Востока были: Торговый дом Чурин и К, Товарищество Амурского флота, Амурское золотопромышленное товарищество, Торговый дом Кунста и Альберса и другие.

Среди мелких предприятий в Приморье было много, принадлежавших китайцам и корейцам.

Развитие транспорта и торговли. Немаловажная роль в хозяйственном освоении региона отводилась развитию инфраструктуры и, прежде всего, транспорту. Все виды транспорта развивались почти одновременно. Для сухопутного сообщения прокладывались грунтовые дороги, первой на юге Дальнего Востока была проложена дорога между селами Камень–Рыболов и Раздольное через село Никольское. Затем – от Никольского до Анучино, от Раздольного до Посьета.

Развивалось речное судоходство. Первый пароход в Амурском бассейне появился в 1854 г., а в 1895 г. их насчитывалось уже 56. С 1894 г. для транспортного обеспечения казачьих станиц, поселков края и охраны пограничных рек действовала полувоенная Амурско-Уссурийская казачья флотилия, формирование не имеющее аналогов в истории России. База флотилии находилась на р. Уссури, в Имане. Суда Амурско Уссурийской флотилии осуществляли перевозку пассажиров и грузов, обеспечивали безопасность плавания по рекам Амур, Уссури, Сунгари, защищали российских подданных от нападения хунхузов. Флотилия прекратила свое существование в связи с ликвидацией (1922 г.) казачьих войск на Дальнем Востоке России.


На начальном этапе заселения региона морские перевозки осуществлялись в основном военными судами Сибирской флотилии и иностранным транспортом. В 1878 г.

был создан Добровольный флот, что позволило связать дальневосточную окраину с портами Черного моря. В мае 1891 г. началось строительство Уссурийской железной дороги, в сентябре 1897г. Владивосток принял первый поезд из Хабаровска. Развитие всех видов транспорта способствовало более быстрому включению дальневосточной окраины во всероссийскую систему хозяйства.

В 90-е гг. XIX в. на Дальнем Востоке особенно активизировалась торговля: за – 1914 гг. общий товарооборот более чем утроился. Однако торговый баланс был пассивным: 70% принадлежало ввозу, 30% – вывозу. В развитии торговли быстро возрастала роль городов как емких товарных рынков и товарораспределительных центров.

В этот период происходит формирование банковско-кредитной системы. Выдающуюся торгово-транспортную роль стал играть Владивосток, вошедший к 1914 г. в пятерку крупнейших портов России: грузооборот Владивостокского порта, который ежегодно принимал сотни торговых судов, превысил грузооборот всего Амурского бассейна.

Усилилось международное значение Владивостока: в городе действовало более десятка консульств и большое количество иностранных торговых представительств.

В целом экономика края на рубеже XIX – ХХ вв. развивалась достаточно динамично. В хозяйственный оборот включались все новые земли, рос валовой сбор зерна, поголовье скота, развивались промыслы. На фоне этих достоинств острее проявлялись недостатки. Колонизуемая окраина слабо втягивалась в процесс капитализации, становившийся неотъемлемой чертой экономики европейской России.

Население. Население Дальнего Востока к 1917 году насчитывало свыше 2-х млн.

человек. Здесь проживало 80 наций и национальностей – преимущественно русские и украинцы. По всей территории региона население было распределено неравномерно: в Забайкальской области – 1072 тысячи человек, в Амурской – 326 тысяч. Слабо были заселены Сахалин и Камчатка. Крупнейшими городами региона были Чита – 73 тыс.

жителей, Владивосток – 70 тыс., Благовещенск – 40 тыс., Хабаровск – около 20 тысяч.

В социальном отношении среди населения Дальнего Востока до 1917 г. можно выделить следующие группы: крестьянство, казачество, купечество, духовенство, дворянство, мещанство.

Дальневосточное казачество состояло из трех казачьих войск: Амурское казачье войско насчитывало около 50 тыс. человек, проживавших в 120 поселениях. Центром расположения войска считался Благовещенск. Забайкальское казачество насчитывало тыс. человек, проживавших в 63 станицах и 516 поселках. Центр – Чита. Уссурийское казачье войско – более 34 тысяч, проживавших в 6 станицах и 76 поселках. Центр – Владивосток. Казачество являлось собственником земли, причем средний душевой надел составлял в Забайкальском казачьем войске – 45 десятин, в Амурской – 33, а в Уссурийском – 17 десятин.

Дальневосточное дворянство составляли преимущественно государственные служащие и офицеры.

Во второй половине XIX века в Приморской области стал формироваться рабочий класс. В то время рабочих обычно причисляли к сословию «мещан». Формирование дальневосточной буржуазии имело некоторые особенности. Так, одной из них было заметное участие иностранцев, принимающих российское подданство. Из Германии приехали А. Даттан и А. Альберс, из Китая купец Тифонтай, из Швейцарии – И.Ю.

Бринер.

Национальный состав населения региона был также очень разнообразным. По данным Всероссийской переписи 1897 г., русские, украинцы и белорусы составляли большинство населения Дальнего Востока. Кроме жителей славянского происхождения здесь проживали малые народности маньчжуро-тунгусской языковой группы и некоторое количество иностранцев.

Со второй половины XIX в. в Уссурийский край, с согласия русских властей, стали прибывать корейские крестьяне, китайские отходники. Их появление было связано с голодом, наводнениями, усиливающейся эксплуатацией феодалов в Китае и Корее.

Китайцы и корейцы бежали со своей родины за границу в различные государства, в том числе и в Россию. Они селились по берегам рек и бухт, нанимались на строительные работы, уходили на золотые прииски. Большинство отходников после окончания сезонных работ возвращались в свою страну.

Экономический подъем 1908 – 1913гг. способствовал формированию в регионе слоя предпринимателей – промышленников, финансистов, торговцев. Среди них: Я.Л.

Семенов, М.И. Янковский, М.Г. Шевелев и целые династии Старцевых, Пьянковых и другие. Несмотря на разные виды деятельности всех их объединяет одно – активнейшее участие в общественной и культурной жизни края. Огромен их вклад в развитие и научное изучение Дальнего Востока.

Научные исследования региона. Одновременно с экономическим освоением дальневосточного региона происходило его научное изучение. С середины XIX века исследование освоенных территорий приобрело целенаправленный характер. Начало исследовательской деятельности было положено экспедициями кораблей российского флота, посылаемых с Балтики. Экспедиция, которую возглавил генерал – губернатор Восточной Сибири Н.Н. Муравьев – Амурский, в 1859 г. обследовал северо-западное побережье Японского моря и определила, в частности, место для основания Владивостока.

Целью экспедиций, которые организовывал в 50-60-х годах XIX в. Сибирский отдел Императорского Русского географического общества (ИРГО), было физико географическое, геологическое, экономическое и этнографическое исследование региона.

Так, геолог Н.П. Аносов, сын великого русского металлурга П.П. Аносова, открыл золотоносные месторождения в регионе. Биолог Р.К. Маак наряду с основными исследованиями подробно описал жизнь и быт ульчей, нанайцев и др. Географ и путешественник М.И. Венюков произвел топографические съемки всех селений на левобережье Амура, исследовал его судоходность, участвовал в закладке постов Хабаровки (ныне город Хабаровск) и Усть-Зейского (ныне город Благовещенск). Он первым пересек хребет Сихотэ-Алинь и сделал географическое описание Уссурийского края между бассейном Уссури и берегом Японского моря. Большой вклад в исследование территории юга Дальнего Востока внес К.Ф. Будогосский.

На Дальнем Востоке начал географические исследование, принесшие ему мировую известность, Н.М. Пржевальский. В 1867-1869 гг. он совершил путешествие по Уссурийскому краю, написал книгу о его географии, животном и растительном мире, климате, истории, этнографии.

А.Ф. Будищев в 1859-1868 гг. возглавлял экспедицию, обследовавшую леса на территории Приморья и Нижнего Амура, им была составлена "«Карта Приморского и Приамурского краев и побережья Японского моря».

Начало систематическим гидрографическим исследованиям на Дальнем Востоке было положено Амурской экспедицией Г.И. Невельского, картографировавшей побережье от залива Святого Владимира до р. Тюмень – Ула (Туманная).

Комплексные исследования продолжили К.С. Старицкий (1868-1870), Л.П. Елагин (1870-1874), Э.В. Майдель (1874-1879). В 1879 г. для точного картографирования прибрежных вод залива Петра Великого и Амурского лимана во Владивостоке под начальством А.С. Стенина была сформирована Отдельная съемка Восточного океана, преобразованная в 1897 г. в Гидрографическую экспедицию Восточного океана под руководством М.Е. Жданко. Она предназначалась для выполнения морской описи в дальневосточных морях России и в Желтом море (в интересах Тихоокеанской эскадры).

В 80-х годах под руководством выдающегося русского флотоводца и ученого С.О.

Макарова морские офицеры вели гидрографическое, метеорологическое и океанографическое изучение Японского моря.

С августа 1886 г. по май 1889 г., командуя корветом «Витязь», С.О. Макаров совершил кругосветное плавание, обобщив свои наблюдения в фундаментальном научном труде «Витязь» и «Тихий океан», получившем премию Императорской Санкт Петербургской Академии наук и золотую медаль Императорского Русского географического общества.

С конца 80-х годов на территории региона начались исследовательские работы в связи с изысканием трассы Транссибирской магистрали: в Забайкалье ими руководил известный ученый В.А. Обручев, на Уссурийском участке железной дороги (1887-1888 гг.) – инженер А.И. Урсатти.

После окончания работ на трассе геологи приступили к изучению золотоносных районов. Под руководством П.К. Яворского была составлена первая детальная десятиверстная карта Амурско – Приморского района.

В составе экспедиции, работавшей в полосе предполагаемого строительства Амурской железной дороги, начал свою деятельность ботаник и географ В.Л. Комаров.

Летом 1895 г. он вел обследование Зейско-Буреинской равнины. Впоследствии неоднократно совершал поездки на Дальний Восток, исследовал низовья р. Уссури, бассейны рек Тунгуски и Биры, равнины Приамурья, Камчатку, территорию Приморья, а также путешествовал в Маньчжурию, Монголию, Корею.

В 1900 г. на Дальний Восток приехал В.К. Арсеньев. Почти 30 лет, проведенных им на Дальнем Востоке, стали своего рода непрерывной длительной экспедицией. Он прошел пешком и на лодках, проехал на лошадях десятки тысяч километров по неизведанным районам Амура и Сахалина, Камчатки и Уссурийского края, собрал и описал богатейшие естественноисторические и этнографические коллекции. В.К.

Арсеньевым опубликовано более 50 научных и научно-популярных работ, подготовлено множество отчетов, докладных записок.

Становление и развитие научных исследований в регионе связано с организацией научных обществ, музеев, отделов Императорского Русского географического общества.

В 1884 г. во Владивостоке было создано Общество изучения Амурского края (ОИАК), первым председателем которого стал Ф.Ф. Буссе. За 32 года жизни на Дальнем Востоке он совершил множество экспедиционных поездок по Амурской и Приморской областям, собрал разнообразный материал о заселении края, одним из первых сделал вывод о больших возможностях развития сельского хозяйства. Весьма значительна роль Ф.Ф.

Буссе в развертывании этнографических, археологических, филологических исследований.

В 1890 г. во Владивостоке открылся первый на Дальнем Востоке краеведческий музей, созданный Обществом изучения Амурского края. Позже подобные музеи появились и в других городах. В 1896 г. членами Общества был заложен Ботанический сад во Владивостоке.

В 1894г. Общество изучения Амурского края стало владивостокским филиалом открывшегося в Хабаровске Приамурского отдела Русского географического общества.

Во второй половине XIX века в регионе возникли и другие научные общества.

Отделение Русского технического общества во Владивостоке занималось военно морскими инженерными вопросами, проблемами горного дела и электротехники.

Деятельность Общества врачей Южно-Уссурийского края была направлена на развитие медицины и здравоохранения. Приамурское юридическое общество объединяло всех правоведов края. Все общества вели активную краеведческую исследовательскую работу.

21 октября 1899г. во Владивостоке было открыто первое высшее учебное заведение на Дальнем Востоке – Восточный институт, в котором занимались изучением соседних стран и территорий – Китая, Тибета, Маньчжурии, Кореи, Японии.

В институте впервые в России читались курсы японской и корейской словесности.

Преподаватели Восточного института. Н.В. Кюнер, П.П. Шмидт, А.В. Рудаков, А.В.

Гребенщиков, Г.Ц. Цыбиков писали учебники, книги по современной истории, филологии, географии, экономике, правоведению азиатских государств, поддерживали контакты с учеными зарубежного Востока. При институте была сформирована одна из лучших в России библиотек по востоковедению. Фактически институт стал центром востоковедения в России. Он способствовал развитию экономических, политических и культурных связей со странами Востока.

Изучение Дальнего Востока во второй половине XIX века дало плодотворные результаты: было выяснено в общих чертах геологическое строение территории, даны ее географические характеристики, биолого-почвенное, океанографическое, гидрографическое и этнографическое описания. Выявился и круг вопросов, подлежащих дальнейшему исследованию.

1.3. Административно-территориальное устройство В середине XIX века все дальневосточные земли входили в состав Восточно Сибирского генерал-губернаторства.

В октябре 1856 г. в составе Восточно-Сибирского генерал–губернаторства была образована Приморская область, куда вошли Камчатка, Охотское побережье, Анадырско - Чукотский край, Приамурье, остров Сахалин, Курильские острова, а с 1860 г.

современная территория Приморского края. Административный центр области находился в г. Николаевск – на Амуре. В июне 1880 г. областное управление переводится в г.

Хабаровск.

Первым военным губернатором Приморской области был адмирал П.В.

Казакевич. С его именем связаны научные исследования Охотского и Японского морей в 40-50-е гг. XIX в.

В апреле 1880 г. после возведения Владивостока в степень города было образовано Владивостокское военное губернаторство. В Указе Сената подчеркивалось значение Владивостока как главного порта России на Тихом океане и отмечалось, что Владивосток представляет собой особую административную единицу с отдельным управлением.

Военными губернаторами г. Владивостока были А.Ф. Фельдгаузен, Ф.П. Энгельм и П.И.

Ермолаев. Владивостокское военное губернаторство в составе приморской области просуществовало до 1888 г.

В 1884г. было создано Приамурское генерал-губернаторство с центром в г.

Хабаровске. В него вошли Амурская, Приморская, Забайкальская области. Приморская область делилась на 9 округов: Южно-Уссурийский (центр – с. Никольское);

Уссурийский казачий (пост Большой Камень);

Софийский (г. Софийск);

Удский (г. Николаевск-на Амуре);

Охотский (г. Охотск);

Гиджигинский (пос. Гиджига);

Анадырский (с. Марково);

Петропавловский (г. Петропавловск-Камчатский);

Командорские острова (с. Никольское на о. Беринга).

За более чем 30-летний период существования Приамурское генерал губернаторство возглавляли, в основном, деятельные и энергичные люди, среди них: А.Н.

Корф, С.М. Духовской, Н.И. Гродеков, П.Ф. Унтербергер. Своей политикой они способствовали быстрому экономическому развитию края, расцвету здесь культуры и образования.

В 1890 г. резиденция военного губернатора и областное управление переносятся из Хабаровска во Владивосток.

В 1909 г., когда усилился интерес правительства к Дальнему Востоку, была проведена еще одна административная реформа. Приморская область была разделена на три – собственно Приморскую, Камчатскую и Сахалинскую.

Итак, в 1909 г. Приамурское генерал – губернаторство с центром в г. Хабаровск, включало в себя:

Амурскую область – административный центр г. Благовещенск;

Камчатская область – Петропавловск;

Сахалинская область – пост Александровский;

Приморская область – г. Владивосток.

Приморская область делилась на 6 уездов: Ольгинский, Никольск-Уссурийский, Иманский, Хабаровский, Удский и Уссурийское казачье войско с войсковым правлением в г. Владивостоке. Приморскую область возглавлял военный губернатор, уезды – назначаемые губернатором уездные начальники. Уезды делились на волости, которые возглавляли – крестьянские начальники.

В 1914 г. Удский уезд был выделен из состава Приморской области и включен в Сахалинскую область. После Февральской революции 1917 г. Приамурское генерал – губернаторство и царские органы местной государственной власти в областях были ликвидированы, а территориальное деление на уезды осталось прежним.

1.4. Дальневосточная внешняя политика России во II половине XIX – начале ХХ вв.

Выход России к берегам Тихого океана обусловило выработку дальневосточной внешней политики. Она была продиктована сложным международным положением в регионе и необходимостью защиты национальных интересов.

Во второй половине XIX века России пришлось противостоять усиливающейся экспансии развитых капиталистических стран, стремившихся к переделу мира.

Слаборазвитые государства Северо-Восточной Азии приобретали особое значение в этом отношении. Учитывая сложное положение, русское правительство пыталось разрешать спорные вопросы мирным путем, одновременно наращивая экономический и оборонный потенциал на Дальнем Востоке.

Русско-китайские отношения. Особое значение придавалось отношениям с Китаем, где политика российского правительства имела два основных направления: 1) завершение работ по разграничению территорий между двумя государствами и 2) усиление позиций России в Северо-Восточном Китае.

После подписания в 1860 г. Пекинского договора началась демаркация границы, то есть установление линии границы на местности. Демаркационные работы на границе между Россией и Китаем от р. Уссури до р. Тумыньцзян были проведены русско китайской топографической экспедицией, которую с русской стороны возглавлял полковник К.Ф. Будогосский. Экспедиция установила пограничные столбы и составила топографические карты. Государственная граница между двумя странами на реках Уссури и Сунгача была установлена по кромке китайского берега на этих реках.

В июне 1861 г. на военном посту Турий Рог, на западном берегу оз. Ханка, представители России и Китая подписали Протокол о размене картами и описаниями границы в Уссурийском крае, в историю он вошел как Ханкайский протокол 1861 г.

В 1881 г. между Россией и Китаем был заключен Санкт-Петербургский договор о торговле в западном Китае. Этот договор оставил «в полной силе» Пекинский договор 1860 г., а также подтвердил права подданных обоих государств ходить на судах по рекам Амуру, Сунгари и Уссури и торговать с местными жителями.

Правда, китайская сторона вплоть до 1898 г. препятствовала плаванию российских судов по реке Сунгари. Лишь со строительством Китайско-Восточной железной дороги российское речное судоходство на Сунгари стало регулярным.

В 80-х гг. XIX в. отношения между Россией и Китаем обострились. Маньчжурское правительство попыталось отнять у России южную часть побережья залива Посьет и часть земли у Кореи. Все эти действия под предлогом «уточнения границ» были предприняты с одной целью, чтобы Китай смог получить выход к Японскому морю.

В 1886 г. был подписан Новокиевский протокол, подтвердивший границы между двумя государствами в южной части Уссурийского края, установленные Пекинским договором.

Последние изменения на российско-китайской границе произошли в 1911 г. В китайском городе Цицикар (Маньчжурия) был подписан Договорный акт (Цицикарский протокол). Он уточнил линию государственной границы между Россией и Китаем по р.

Аргунь, установленную еще Нерчинским договором (1689 г.) и Кяхтинским трактатом (1727 г.). По Цицикарскому протоколу все острова на реке Аргунь были распределены между сторонами.

Таким образом, восточная граница между Россией и Китаем была полностью определена следующим образом: по Цицикарскому протоколу – «от стыка границ России, Китая и Монголии до верховьев р. Аргунь, далее по р. Аргунь до ее слияния с р.

Амур»;

по Пекинскому договору – «по рекам Амур, Уссури и Сунгача и озеру Ханка»;

по Ханкайскому и Новокиевскому протоколам – «от западного берега озера Ханка по горам до стыка границ России, Китая и Кореи на р. Тымыньцзян».



Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |   ...   | 8 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.