авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 || 3 | 4 |

«Охотин Александр Детская фантастика Серия: Маг Данилка и его друзья Книга 1 Маг Данилка Александр Анисимович Охотин: Маг Данилка. ...»

-- [ Страница 2 ] --

Александр Анисимович Охотин: Маг Данилка. 2008г Александр Анисимович Охотин: Маг Данилка. 2008г Глава 10. Заколдованные холмы После того, как Боря выпроводил драконовцев, они к нам больше не наведывались – одного раза им хватило. А вот Василь Васильич на этом не успокоился. Это нам многого стоило, но об этом я позже расскажу.

Итак, Данилка был в деревне, а мы продолжали ходить на холмы. Иногда мы там целыми днями пропадали. Мы ходили туда всей ватагой: я, Игорь и Вадим, а ещ за мной мой младший братик Витька увязываться стал. В общем, как было нас четверо, так четверо и оставалось. Витька, правда, очень вредный был… и хитрый.

Мы с ним намучились досыта, но не это главное.

Мы часто бывали на месте разорнной бандитами деревни. Один полуразрушенный дом нас, почему-то, притягивал к себе, как магнитом. Наверное, тот двухэтажный дом раньше был похож на сказочный терем. Но и разрушенный он казался нам чем-то фантастическим, хотя от него оставались только покосившиеся стены.

Около того дома мы находили всякие интересные штучки: детали от старинного приемника или телевизора, старую погнутую антенну, какие-то приборы со шкалами и стрелками. Вадик непременно уносил вс это домой. Его родители были очень этим недовольны. Они говорили, что им надоел этот склад барахла на лоджии. Вадик, в ответ, доказывал, что это не барахло, а нужные вещи.

Он говорил, что они запросто могут пригодиться в хозяйстве. Спорить с ним было бесполезно, настолько он был упрямым. Родителям пришлось смириться с этим, как с «необходимым злом».

У нас было огромное желание заглянуть внутрь дома, но это было невозможно.

На окнах первого этажа были прочные ставни, а дверь была намертво придавлена упавшим деревом. До почти разрушенного второго этажа без лестницы было не добраться. Мы ещ не знали, чем для нас станет этот дом и сколько всего у нас будет с ним связано. Мы даже представить себе не могли, что в конце лета увидим этот дом совершенно целым. Но мы ещ не знали, что скоро не сможем бывать на холмах.

Однажды, когда я вернулся домой, Бори дома не оказалось. Я спросил маму, где он. Мама сказала:

–Боря теперь редко будет дома.

–Почему, – спросил я.

–Это государственная тайна. Даже я не знаю, где он теперь работает.

Я, конечно, расстроился, но и это было ещ не вс. Когда на следующий день мы снова отправились на холмы, нас ждал неприятный сюрприз. Мы это увидели Александр Анисимович Охотин: Маг Данилка. 2008г ещ издали: перед холмами стоял бетонный забор. И когда только его успели поставить? Ведь только вчера этого забора не было.

Подойдя ближе, мы увидели, что проход вс-таки остался. Он был между старым амбаром и развалинами двухэтажного кирпичного дома. Мы хотели там пройти – не получилось. Казалось бы, чего проще, но не тут-то было. Пройдя до середины стены дома… мы снова оказывались снаружи, перед проходом. Главное, мы даже не понимали, как это происходило.

Вадим предложил пойти вдоль забора. Должен же он где-нибудь кончиться.

Мы пошли. Прошли мы с километр, а может и больше. Игорь первым заметил, что впереди забор кончается. Мы припустились туда, но и там нас ждал облом – это был просто угол. Дальше забор поворачивал в сторону дальнего леса и тянулся до него, на все пять километров.

–Ясно, – сказал Вадик, – забором загородили все холмы. Это бандиты сделали.

–Точно, – говорит Игорь, – бандиты. Они, наверно уже казино там строить начали.

Что делать будем, – спрашивает Вадим. Игорь говорит:

–А ничего не сделаешь, если забор вокруг.

А я:

–Давайте через него перелезем.

–Ага, – говорит Игорь, – как же, перелезешь через него. Ты Витьку-то чего, перекинешь, что ли?

Да, и правда, с Витькой-то мы точно туда не залезем, но хоть попробовать вс равно надо. Я и предложил попробовать – Вадим с Игорем меня подсадят, а я перелезть попробую. Вот ведь дурак, не подумал, как назад полезу. Но обошлось – обошлось из-за странности забора, вернее всего, что там стало. Залез я с помощью друзей на забор и спрыгнул туда, на ту сторону. Ага, спрыгнул, только смотрю и вижу, что я опять там же оказался, откуда лез, рядом с ребятами. В общем, то же, что и около прохода происходило.

Мы поняли, что попасть на территорию холмов стало невозможно. Оставалась доступной только полоса метров в сто между забором и берегом озера. Жаль, но ничего не поделаешь. Ладно хоть это осталось.

Через несколько дней, по городу поползли слухи о заколдованном месте. Стали говорить, что на холмах творится что-то непонятное, что там аномальная зона. Мы то сначала думали, что забор поставили строители, нанятые бандитами, но оказалось, что ни строители, ни бандиты, тут вообще ни при чм. К тому же Александр Анисимович Охотин: Маг Данилка. 2008г строители колдовать не умеют, а холмы стали явно заколдованными – там и правда, происходило что-то странное.

То, что туда нельзя попасть даже через открытый проход около бывшего амбара – это ещ не все странности. По ночам, когда становилось темно, над холмами стало возникать странное свечение, похожее на полярное сияние. Откуда в наших краях могло взяться полярное сияние? Да ни откуда оно взяться не могло. А однажды случилось такое! Это уже в середине июня было.

День стоял жаркий. Мы все четверо на озере были. Купались, загорали, играли на берегу в волейбол с другими отдыхавшими. Вот тут-то вс и произошло – неожиданно. Не знаю, как другие, а я чуть не ослеп, когда за озером над холмами полыхнуло. В небо ударил столб света. Да, именно столб толщиной не меньше километра. Вс вокруг от этого света стало казаться совершенно белым, а тени от предметов – чрными.

Люди испугались. Все стали спешно покидать берег, некоторые даже вещи бросили, убегая. Мы остались, любопытство пересилило страх. Столб света продержался недолго. Свечение ослабло, а небо над холмами стало плавно менять цвета. Цвета менялись от ярко-желтого до призрачно фиолетового. Потом по небу потянулись яркие цветные полоски, Эти полоски сворачивались в замысловатые завитки, сливались между собой, образуя захватывающие дух разноцветные переливы и узоры-завитушки.

–Ух ты… – с восторгом прошептал Игорь.

–Красотища! – сказал Вадик. А Витька просто молча и восторженно смотрел на эту иллюминацию.

Сияние постепенно разворачивалось на вс небо. Оно заполняло вс до самого горизонта и… внезапно вс прекратилось. Небо снова стало по-летнему голубым.

На небе по-прежнему сияло летнее солнце, хотя после такого светового шоу некоторое время казалось, что вокруг темно.

Неожиданно мы услышали сирену: по дальнему берегу в сторону холмов неслись пожарные машины. Мы бегом помчались следом, чтобы посмотреть, что там горит. Мы, понятное дело, пожарных не догнали и прибежали туда, когда вс самое интересное почти закончилось. Вс, да не вс. Одно чудо мы вс-таки увидели.

Когда мы прибежали к холмам, никакого пожара не увидели. Вс там было, как обычно: свежий воздух, наполненный ароматами трав;

растущие вдоль забора полынь, крапива, огромные лопухи. Пожарные машины стояли у амбара, точнее, у прохода на холмы. Около машин стояли и о чм-то возбужднно разговаривали пожарные. Вид у них был очень возбужднный. Издали мы расслышали отдельные фразы:

–Чего нам туда прорываться, если там ничего не горит?

Александр Анисимович Охотин: Маг Данилка. 2008г –Тогда что это было?

–Я не больше других знаю.

–Но проверить вс равно надо, ведь было, же, что-то.

–Да тут даже запаха дыма нет. Да и сколько можно пробовать. И вообще, сам посуди, чему там гореть. Там же одни развалины и ни одной живой души.

–Слушайте, давайте я на своей машине попробую – с разгона.

–Ну, ты ещ не пробовал, попробуй.

Шофр, вызвавшийся попробовать, сел за руль и поехал в проход между амбаром и домом. Машина на большой скорости скрылась в проме и... тут же оказалась снаружи, откуда и «стартовала». Шофр вылез из кабины с растерянным видом.

–Ну, как, – спросил его один из пожарных, – убедился?

–Да, чрт возьми, ни за что не поверил бы, если кто рассказал. Что это такое?

–Аномальная зона. Про такие места ещ по телеку рассказывали.

–Про эту тоже говорят, что она заколдованная, – сказал другой пожарный.

Болтали они ещ минуты две. О чм, мы не поняли: стояли далеко, поэтому слышно было плохо. А вот потом произошло то, чего я никак не ожидал. Из прома в заборе вышли двое. Это были пожилая женщина... и мой брат Боря. Они подошли к пожарным и стали с ними о чм-то разговаривать. Боря протянул пожарным какие-то бумаги. Один из них, главный, наверное, взял их и стал читать, потом отдал их Боре. Ещ о чм-то поговорили, после чего пожарные сели в машины и поехали прочь.

Мы вс это время сидели за кустами акации, и нас никто не видел. Боря с женщиной немного постояли и пошли назад, к проходу. Я выбежал из-за кустов и окликнул брата:

–Боря!

Он оглянулся и, увидав нас, остановился.

–Саша? Ты чего тут делаешь? – удивился он.

–Мы гуляем с ребятами, мы видели, как тут вс светилось.

–Понятно. Вы это… ну… никому не рассказывайте, что меня видели, ладно?

–Не расскажем, – пообещал я. – А чего ты тут делаешь и что это было.

–Этого никому знать не надо – пока не надо. Придт время – все узнают, а пока нельзя. Государственная тайна.

–А ты что, там, на холмах, теперь жившь?

Александр Анисимович Охотин: Маг Данилка. 2008г –На холмах. Только не живу, а работаю.

–А как ты туда проходишь? Мы с ребятами пробовали, но у нас ничего не получилось.

–И не получится, можете не пробовать. Только у тех, кто тут работает, получится.

–А вы что, строите для тех, которые эти холмы купили, что ли.

–Ну, скажешь тоже. При чм тут те, которые купили? Я же сказал, что это государственная тайна. А бандитам обломится, пусть с чинушами, которым взятку дали, разбираются. Ладно, нам некогда, мы пошли.

И они пошли. Мы с ребятами стояли и смотрели им вслед. Они беспрепятственно прошли на территорию и скрылись за углом дома.

Александр Анисимович Охотин: Маг Данилка. 2008г Глава 11. Следователь Ментура И вс-таки за Борей снова пришли. Пришл тот самый Василь Васильич, который в первый раз приходил. Я уже обещал вам об этом рассказать. На этот раз он не с драконовцами был, а с омоновцами. Прошло уже столько лет, а я до сих пор не понимаю, как бандиты сумели, ОМОН в это втянуть. А впрочем, в те времена всякое могло быть.

Те служивые, что во дворе остались, о них я ничего плохого сказать не могу.

Там ведь, в ОМОНе, люди разные служили. Были и такие, которые в ОМОН пошли, чтобы с преступниками бороться, но были и такие, которые сами с бандитами заодно. Впрочем, все они были люди подневольные. Они только приказы исполняли, зато любые. По приказу они, не задумываясь, могли совершить вс, что угодно, даже преступление. Не все, правда, но многие. Главное, они гордились этой своей готовностью «исполнить любой приказ». Но не их в этом вина. Это вс из-за тмных сил. Тмные применяли специальные телепатические передатчики, чтобы людей в послушных рабов превращать.

В общем, те, что во дворе оставались, может и нормальные были, А вот о тех, которые выломав дверь, ворвались в нашу квартиру, этого не скажешь. Они сами бандитами были, как и приведший их Василь Васильич. Их было четверо. Они, конечно, за Борей пришли. Бори дома не было, вот они и принялись за нас. Василь Васильич стал требовать, чтобы ему сказали, «где скрывается Борис Мережкин, уклоняясь от уголовного наказания». Мама сказала, что ничего не знает. Она и правда не знала. Ведь Боря не сказал, куда он ушл. То же самое отвечал и отец.

Василь Васильич не отставал и стал угрожать расправой.

Я отошл к окну и стал смотреть во двор. Мне стало страшно – не только за себя, но и за родителей. Во дворе стояли те самые омоновцы, о которых я уже говорил. Они стояли с автоматами наизготовку. Их было много – очень много.

Хорошо, хоть Витьки дома не было. Он где-то гулял с малышнй, наверное, на другой стороне дома, там, где кленовая рощица. Только бы он домой не пошл прямо сейчас. Хотя какая разница? Вс равно ничего не сделаешь. Выхода не было.

Вот если бы пришл Боря, он мигом разобрался бы с бандой, я в этом уверен был.

Из первого подъезда во двор вышли Марья Павловна и дядя Федя. Марья Павловна сразу же показала свою «лояльность властям»:

–Наконец-то пришли за супостатами анчихристовыми. Давно пора их в тюрьму посодить, аль ваще казнить.

–Давно пора, – подержал дядя Федя.

«Маски-шоу» – так называли в народе омоновцев за их прикид – на это не отреагировали. Марье Павловне с дядей Федей сразу стало неинтересно. Они ещ постояли и пошли по своим делам.

Александр Анисимович Охотин: Маг Данилка. 2008г Я не заметил, как сзади ко мне подскочил омоновец. Он схватил меня за руку и оттащил от окна, заорав:

–Ещ сунешься к окну, щенок, получишь пулю! Нечего подавать знаки сообщникам!

–Я не подаю, я просто смотрю, – сказал я.

–А тебе, щенку, не фига смотреть! Мы вс равно вас тут всех положим, если не узнаем, где твой братец скрывается.

–Вы хоть ребнка-то не трожьте, сволочи! – закричал папа.

–Кто сволочи? – спросил Василь Васильич. – Это мы, что ли сволочи? А ну-ка покажи ему, Андрюша, кто из нас сволочи, – обратился он к омоновцу.

Омоновец оставил меня, подошл к отцу и ударил его ногой его в живот. Отец согнулся и, застонал от боли, упал на пол.

–Что вы творите, гады?! – закричала мама.

–Кто гады? – спросил Василь Васильич у мамы.

–Вы все, кто же ещ!

–Ну-ка, – сказал «Васильич» «Андрюше», – покажи и этой заразе, кто тут гады.

–Без проблем, начальник, – сказал он и, взяв в руки резиновую дубинку, направился к маме.

Не знаю, откуда у меня сила взялась, и смелость. Хотя нет, не смелость это была, а отчаяние. Я, схватив стоявшую в углу деревянную гардину, подбежал к омоновцу сзади, с криком «не трогайте маму, убью!», что есть силы, треснул ему гардиной по голове.

Гардина переломилась. Омоновец, повернувшись в мою сторону, грохнулся «пятой точкой» на пол. Он сидел на полу, схватившись за башку, и «мычал» от боли, а потом потерял сознание. А ко мне бежали трое, которые до этого стояли у двери. Я почувствовал удар по голове и в живот, и вс – перед глазами поплыли разноцветные круги, и наступила темнота.

Когда я очнулся, было темно. Болела голова и тошнило. Я огляделся и увидел, что нахожусь в каком-то помещении без окон. Хотя нет, окно было, но под потолком и с решткой. Наверное, это был подвал. Мне стало так горько от безысходности, оттого, что я оказался в этом подвале. Не страшно, а именно горько.

А ещ я не знал, что с мамой, с папой и с Витькой. Я заревел, как маленький.

Не знаю, сколько прошло времени. Слзы закончились, стало, почему-то так спокойно, как будто ничего и не случилось. Я встал. Болела голова и тошнило.

Оглядевшись, я понял, что это и в самом деле подвал. Наверху было узкое окно с Александр Анисимович Охотин: Маг Данилка. 2008г решткой – я уже говорил об этом. В противоположной от окна стене была дверь – железная. Я подошл к двери, толкнул е, потом попробовал потянуть на себя – дверь была заперта.

Я сел на пол, прислонившись к стене. Так было легче. Голова, правда, продолжала болеть, но не так сильно тошнило. Надо было что-то делать, но что?

Мысли путались: «Окно. Если долезть до окна, можно попробовать сломать рештку, разбить стекло и вылезти наружу. Рештка-то «на соплях» держится, с одной стороны только к стене нормально приделана. Но как до не достать?».

Я стал внимательно изучать обстановку: «Ага, вон там, в углу кирпичи, только хватит ли? Мало, но можно попробовать».

Я встал и принялся за дело. Пришлось повозиться. Эх, если бы голова не болела. Но ничего, постепенно куча в углу уменьшалась, а под окном росла кирпичная подставка – почему-то шаткая, но вс равно хоть что-то.

Наконец, можно стало встать на эту подставку и дотянуться до окна. Подставка даже выше, чем я думал, получилась. Я залез на кирпичи. Они шатались под ногами, но до рештки я достал. Потянул – рештка скрипнула, но осталась на месте. Вс-таки приделана она было прочнее, чем мне поначалу показалось. Я попробовал качать рештку взад-вперд. Стало получаться – правый край рештки с каждым разом вс больше отходил от стены. Ещ немного и… кирпичи под ногами рассыпались. Я упал и ударился головой об пол. В голове загудело, в глазах стало темно, и голова заболела ещ сильней. К горлу подступила тошнота.

Ладно, торопиться некуда. Надо немного посидеть, чтобы голова прошла. Нет, лучше полежать. Я растянулся на бетонном полу, и так лежал – может, десять минут, может двадцать. Боль немного утихла, но не совсем. Хорошо хоть этот противный гул в голове пропал. Надо снова сложить кирпичи и доломать рештку.

На этот раз времени на изготовление подставки ушло больше, зато кирпичи под ногами теперь не шатались. Я стоял на подставке прочно. Я снова взялся за рештку. Рештка хоть и медленно, но поддавалась. Не знаю, сколько я с ней провозился, но она вс-таки отлетела и упала на бетонный пол, издав металлический звон.

Я потратил много сил. Голова вс ещ болела. Я немного передохнул и принс обломок кирпича из угла, где оставалась ещ небольшая кучка. Я снова залез на подставку и запустил этот обломок в стекло. Стекло разлетелось вдребезги. С улицы повеяло свежестью и запахом лета. От свежего воздуха голова болеть стала меньше, и тошнота почти прошла. Остатки сткол я осторожно вынул из рамы руками.

Вс, теперь осталось подтянуться, вылезти в пром, и – я на свободе, а потом на холмы, за помощью, к Боре. Я тогда даже не думал, как я туда пройду, как найду там брата. Главное – свобода.

Александр Анисимович Охотин: Маг Данилка. 2008г Я взялся за края рамы двумя руками, подтянулся – не тут-то было. Оказывается не так это просто. Чтобы вылезти наружу, надо было бы упереться во что-нибудь ногами. Но во что? Хотя вс равно было поздно. Я услышал звук отпираемого замка и увидел, как открылась дверь. Я, от неожиданности, свалился с кирпичей на пол.

В проме открывшейся двери я увидел его. Ну и противный вид был у вошедшего. Вы видели когда-нибудь гориллу? Так вот, я видел – в зоопарке. Вот он и похож был на гориллу, только в человеческой одежде. В общем, страшнее, чем тот дядька, я никого не видел. Он сразу заметил сложенные под окном кирпичи, отсутствие рештки и стекла в окне.

–Ах ты сволочь! – заорал он. – Сбежать хотел?! Убил бы я тебя, щенка, если бы ты живьм не нужен был следователю. Давай, пошли, – он схватил меня за шиворот и волоком потащил из подвала на второй этаж. Там он втолкнул меня в какую-то комнату. В комнате за письменным столом сидел упитанный тип с оплывшим жиром лицом и заплывшими жиром маленькими поросячьими глазками. Оказалось, что это следователь.

–Ну, как, понравилось в подвальчике? – спросил он сюсюкающим голосом.

–Нет, не понравилось, – честно признался я.

–Ну, тогда мы найдм общенький язычочек. Надеюсь, мы поладим, и ты будешь покладистее своихеньких родителечков.

–Что с папой и с мамой? – спросил я.

–Папочка твой здесеньки, только в другой камерке. А твоя мамочка оказалась слишком слабенькой, и е пришлось отправить в больничечку, в реаниматочку.

Меня просто бесила эта сюсюкающая речь. А когда я узнал, что мама в реанимации, я так заорал на этого свиноподобного типа, что чуть сам не оглох:

–Это вс из-за вас, гадов! Что вы к нам привязались?! Чего вам от нас надо?!

–Ну, ну, ну, потише. Не гады мы, а просто исполняем свой должочек. Вот и ты будь умненьким мальчиком и исполни свой должочек. Расскажи, где скрывается твой старшенький братичек Боречка.

–А я откуда знаю?! Он что, мне говорил что ли?! А знал бы – вс равно вам, фашистам, ничего не сказал бы!

–А вот врать нехорошо.

–А я и не вру!

–Ну, ладненько, поступим по-другому. Сейчас спрашивать сновенько будем твоего папеньку, а чтобы он говорил правдочку, больненько будем делать тебе.

Надоест мучиться – сам расскажешь, что знаешь.

Александр Анисимович Охотин: Маг Данилка. 2008г –Ну-каньки, – обратился он к горилообразному дядьке, – приведите-ка сюда Мережечкина старшенького. И специалистики по пыточкам тоже пусть сюда топают.

Через пять минут в комнату втолкнули отца, а следом ввалились два бритых налысо амбала под два метра ростом каждый, с противными тупыми физиономиями. Отец был, поникший, сильно постаревший. Увидев меня, он сказал:

–Вы хоть ребнка то не мучили бы. Что вы, совсем нелюди, что ли?

–А вот нелюди мы, или нет, это сейчас от вас господинчик Мережечкин, зависит. Скажете правдочку – ничего вашему сыночечку не сделаем, а если нет, то уж не обессудьте.

–Я же сказал, что не знаю. Что же мне теперь придумать, что ли? Так вы вс равно проверите, и снова то же самое начнтся.

–Ну и ладненько, – сказал следователь. И, обращаясь к амбалам:

–Давайте подключайте младшенького.

Амбалы выкатили откуда-то из-за перегородки кресло на колсиках. К креслу тянулись провода. «Неужели это электрический стул?!» – подумал я в ужасе. Я от кого-то из друзей слышал, что в Америке для пыток и для казни использую такую штуку. Да, было очень похоже. И правда, зачем ещ нужны провода? Я не знал, что теперь делать, но тут я вспомнил.

Я вспомнил, как Данилка научил меня останавливать ток. У нас дома был старый телевизор, который вс время ломался. Боря его часто чинил, поэтому и не приделывал заднюю крышку. А там, внутри, такой колпачок есть – резиновый. В том колпачке есть проволочки, а на них огромное напряжение – сколько-то тысяч вольт. В общем, дотронешься – убьт.

Так вот, Данилка включил телевизор, снял этот колпачок и прямо руками за него взялся и… ничего не случилось – с колпачка сыпались искры, а Данилка стоял и улыбался. Он вообще часто так улыбается, ну просто такой у него характер – улыбчатый. Он вообще на солнышко похож, когда улыбается. Именно на солнышко, а не на солнце. Это ещ из-за того, что волосы у него русые с желтоватым отливом.

Так вот, он и меня научил, так делать. Оказывается надо просто вызвать в себе специальное чувство, и ток через тебя не пойдт. У меня тогда сразу получилось.

Вот бы и теперь получилось. Тогда и бояться нечего. Я попробовал вызвать такое чувство – похоже, получилось.

Меня затолкали в кресло и пристегнули к нему железными скобами, к которым шли провода. Такими же скобами пристегнули и ноги. Отец что-то кричал, но его крепко держал горилообразный.

Александр Анисимович Охотин: Маг Данилка. 2008г –Ну как господинчик Мережечкин, будете говорить, где Борисонька? – услышал я голос следователя.

–Ну я же сказал, что не знаю! – простонал отец. – Отпустите сына, умоляю.

–Это неправильненький ответик, – сказал следователь, и, обращаясь амбалам:

–Давайте-ка пока сто вольтиков на пять секундочек.

Один из амбалов подошл к электрощиту, от которого к креслу шли провода.

Он что-то повернул и щлкнул выключателем. Получилось! – ток через меня не пошл, хоть я и почувствовал, что он есть. Я сидел совершенно спокойно и смотрел на следователя.

–В чм дело?! Почему не работает?! – заорал он на моих палачей.

–Работает, – сказал я, – только почему так мало? Включите ещ, пожалуйста.

Следователь заорал на амбалов и приказал повысить напряжение до двухсот вольт, а я сказал, что мало, что пусть повысят хотя бы до тысячи.

–Хватит с тебя пока и этого! А то подохнешь раньше времени! Как я тогда из твоего папаши показания выбивать буду?! И перестань улыбиться, щенок!

–А чего из него выбивать, – сказал я. – Он же вс равно ничего не знает. И вообще, почему это мне не «улыбиться», если мне так нравится электричество.

–Включай ток!

Из речи следователя пропали сюсюкающие нотки. Он теперь орал, «как пьяный извозчик». Амбал снова чего-то покрутил и включил ток. Мне снова удалось его остановить. Не думал я, что мне это пригодится. Спасибо Данилке, что научил. Я опять «блаженно» заулыбался. А мне действительно нравилось. Мне нравилось смотреть на обескураженное лицо следователя.

–Ну прибавьте напряжение, – «умолял» я. – Ну что вам жалко, что ли?

–Прибавьте напряжение! – орал следователь. – Заставьте этого гадныша корчиться.

И они прибавили, потом прибавили ещ, и ещ.

–Давайте самое большое напряжение! – следователь был весь красный от злости. – Поджарьте этого гадныша!

Отец тупо смотрел на происходящее, не понимая, что происходит.

–Вс больше не можем прибавить, – сказал амбал, – девять тысяч вольт – слона убить может.

–Так почему эту сволочь не убивает?!

–А потому, что я не сволочь, – сказал я. – Это ты сволочь, а у меня невосприимчивость к электричеству.

Александр Анисимович Охотин: Маг Данилка. 2008г И кто только меня за язык тянул?

–Ах, так?! – заорал следователь, брызгая слюной. – Мразь! Сволочь! Подлец!

Сразу сказать не мог?! Я столько времени из-за тебя потерял! У тебя, значит, невосприимчивость?! А у младшего, надеюсь, нет невосприимчивости?!

Я испугался. Понял, что зря это сказал, но решил исправить положение:

–У нас в семье у всех невосприимчивость.

Следователь схватил телефонную трубку и заорал:

–Немедленно тащите сюда Мережкина младшего.

Потом он повернулся к амбалам и приказал:

–А этого сюда на стул – пусть посмотрит, как из его братца жаркое получится!

Давайте самое высокое напряжение!

–Умоляю, не надо, что вы, гады, делаете?! Фашисты! – кричал отец… В кабинет втолкнули Витьку. Витька ревел. Его запихали в кресло и пристегнули. Не знаю, откуда у меня взялись силы, но я бросился туда к электрическому стулу, и успел отодрать от него провода почти одновременно с тем, как амбал включил ток. Провода трещали и икрились у меня в руках. Я хотел ткнуть ими в того гада, который стоял у щитка. Не успел, потому что он отскочил в самый дальний угол комнаты. Второй амбал стал лихорадочно доставать пистолет из кобуры, а я бросился к нему. Он тоже отпрыгнул подальше… и выронил пистолет.

Следователь стоял бледный. Отец стоял с пистолетом, направленным на него.

Я стоял, держа в руках провода, в которых было напряжение девять тысяч вольт.

Провода трещали и с них соскакивали искры. Прямо у моих ног от искр загорелся пол. Амбалы и горилообразный стояли, прижавшись к стенам.

–Ну, ты, фашистская морда! Немедленно освободи ребнка! – приказал ему отец тоном, не предвещающим ничего хорошего.

–Да-да, конечненько, господинчик Мережечкин, я сейчасенько – неестественно тоненьким голоском пищал свиноподобный фашист. Обходя меня на почтительном расстоянии, он стал пробираться к электрическому щитку, и… Дверь кабинета вылетела с оглушительным треском. Она не просто вылетела, а разлетелась на отдельные доски. В пром ввалился Боря, а с ним с десяток спецназовцев. Я по нашивкам понял, что спецназовцы из ФСБ. Борис подскочил к следователю, схватил его за грудки и выволок на середину комнаты. Спецназовцы моментально повязали трясущихся от страха палачей, а Боря от души съездил кулачищем по поросячьей физиономии следователя. Следователь, несмотря на свою Александр Анисимович Охотин: Маг Данилка. 2008г массу, пролетел через всю комнату, сбив по пути письменный стол со всем его содержимым. Стол переломился посередине.

Следователь сидел среди обломков. Он одной рукой держался за разбитую в кровь поросячью физиономию, а в другую выплвывал выбитые зубы. Боря поднял следователя за шкирку и собирался ударить его снова.

–Борис Алексеевич, остановитесь! – закричал один из спецназовцев, наверное, их командир. – Убьте, а нам с него надо показания снять. Надо всю шайку вытащить.

Потом, обращаясь к следователю:

–Гражданин Ментура, вы арестованы за серию преступлений против граждан Российской Федерации, похищенных и подвергаемых пыткам, и за связь с криминалом. Это постановление генерального прокурора Российской Федерации.

Извольте следовать за нами.

И только теперь он увидел прикованного к электрическому стулу Витьку. Он бросился туда мимо меня.

– Осторожно! – закричал я. – У меня в проводах девять тысяч вольт! Надо выключить ток!

Спецназовец остановился. Он, видимо только сейчас увидел, что провода у меня в руках искрятся.

–Где тут у вас выключается?! Говори! Скотина! – крикнул он Ментуре.

Ментура кивнул на электрощит:

–Цам на сците выкьюсяеца, – из-за выбитых зубов Ментура еле выговаривал звуки.

Спецназовец, обойдя меня на почтительном расстоянии, подошл к электрощиту и выключил напряжение. Я, наконец, бросил провода на пол. Я не знаю почему, но я вдруг заревел, как маленький. Боря подошл ко мне и сказал:

–Чего реветь-то? Ты вл себя достойно. Выиграл схватку с жестоким, беспощадным врагом, с врагом нашей страны. Я только не могу понять, как ты держал эти провода. Они же оголнные.

–Это меня Данилка научил ток останавливать, – сказал я, уже успокоившись. – Он тоже умеет.

–Да? Странно. Так значит, он на самом деле что-то такое умеет? Помнишь, ты мне рассказывал? Это когда я наших местных «дракончиков» выпроводил. Он сказал, что у меня плохо получилось, а он лучше может.

–Не знаю. Наверное, он хвастался. А вот с электричеством он умеет.

–Ну ладно, давайте все домой.

Александр Анисимович Охотин: Маг Данилка. 2008г –А как мама?

–Она в больнице, но ей уже лучше. Через неделю будет дома.

–А ты теперь домой придшь жить? Тебя ведь теперь не будут больше приходить арестовывать?

–А при чм тут это? – удивился Боря. – Во-первых, мне они вообще по барабану. У меня есть средства для отпора. Ну а во-вторых, на них уже завели уголовное дело за попытку захвата Федерального Научного Центра. А за то, что здесь было они вообще по полной программе получат – вплоть до пожизненного заключения.

–Какого научного центра?

–Того, что на холмах, там, где я работаю. Там специальный научный институт создан, а я там директор.

–Директор?.. Ничего себе. А можно я к вам схожу посмотреть, как вы там живте? Мы с ребятами там раньше играли. Там так хорошо было, а теперь этот забор и никак не пройти.

–Нет, сейчас нельзя. Потом, когда мы там построим жиль, можно будет, а пока нельзя. И не пытайтесь туда попасть. У вас вс равно не получится. – Ага, не получится, ещ как получилось. Но об этом я чуть позже расскажу.

Когда мы подошли к нашему дому, мы увидели Марью Павловну. Вид у не, как всегда, был злющим. Она сидела на лавочке около первого подъезда и чего-то бубнила под нос. Я прислушался и услышал, что она повторяет одну и ту же фразу:

«Дядя Федя съел медведя». Она теперь часто бубнит эти слова. Это после того случая с дворником – я вам рассказывал.

Когда Марья Павловна увидела нас, она перестала бормотать, а со злостью прошипела:

–Что это?! Неужто вас, анчихристов, отпустили?! Вот времечко-то пришло.

Отпускають всех, заместо таво, чтоба казнить.

–Отпустили, Марья Павловна, – сказал Боря. – А ещ сказали, что вместо нас, туда заберут тебя и Федора. Нельзя, говорят, чтоб бандитская каталажка без злодеев оставалась.

То, что ответила Марья Павловна, лучше бы и не слышать.

Александр Анисимович Охотин: Маг Данилка. 2008г Глава 12. Бандитам неймётся Теперь мы кое-что знали. Оказывается, на холмах находится новый институт Академии Наук – научный центр, которым руководит мой брат. Я друзьям об этом рассказал. Этот институт был основан указом президента ещ год назад. Те чиновники, что за взятки продали холмы бандитам, это знали. Теперь все они арестованы и их будут судить. К сожалению, бывшему следователю Якову Фдоровичу Ментуре удалось сбежать и скрыться.

А вот бандиты уголовного авторитета Шабанова оставались на свободе. Не смогли доказать их причастность к делу. Вот они и пытались после этого прорваться на холмы уже своими силами. Я, Витька и Вадик не раз наблюдали за их попытками. Это ещ то кино было. Жаль, что Игоря и Данилки с нами не было.

Игорь уехал до конца июля в лагерь, а Данилка – вы уже знаете – был в деревне.

Вот бы они тоже посмеялись.

Сначала бандиты пробовали пройти туда своим ходом, то есть пешком. Шли они нагло, вразвалочку – «хозяева жизни», вс-таки. Ну, что получилось, можно не рассказывать. Они несколько раз пробовали. Потом поняли, что так не получится, и ушли обдумывать план дальнейших действий. Через день они пробовали прорваться туда с разбега – результат тот же. Вот тогда они и решили прибегнуть к помощи техники.

Они приехали на джипе. Их было пятеро. Двое сидели с спереди, трое – сзади.

У них были автоматы. Машина разогналась метров с трехсот. Набрав бешеную скорость, она скрылась в проме и тут же оказалась снаружи, перед проходом. Так как машина не потеряла скорость, она снова влетела в пром, потом ещ и ещ.

Водитель, наверное, потерял ориентацию и не смог сразу остановиться.

Машина несколько раз влетала на территорию холмов, а потом врезалась в бетонный забор. От удара переднюю часть машины сплющило. Из машины вылезли четверо. Они выволокли оттуда пятого. У него, похоже, были перебиты ноги. Они позвонили куда-то по сотовому, и за ними приехали сообщники, чтобы увезти их.

Александр Анисимович Охотин: Маг Данилка. 2008г Потом они пробовали сломать забор. Они пригнали экскаватор, только вместо ковша у него был подвешенный на тросе огромный железный шар – это чтобы разбить им забор. Мы примерно представляли себе, что из этого получится, потому что уже пробовали кидать в забор камни. Камни отскакивали от забора с удесятернной скоростью. Они даже над забором не пролетали. Но то, что получилось в этот раз, превзошло все наши ожидания.

Мы устроились поудобнее на траве за кустами акации, и приготовились смотреть кино. Кино началось, но закончилось очень быстро. Второй серии не было. Экскаватор, разогнав шар до нехилой скорости, ударил им по забору. Шар, со свистом от рассекаемого воздуха, отскочил от забора и… утащил за собой экскаватор – прямо в озеро. Экскаватор больше ста метров пролетел. Мы, сначала, испугались – думали, что экскаваторщик утонет вместе с экскаватором. Не утонул, к счастью. Выбрался. Взглянув на него, мы расхохотались. А он обиделся и стал на нас кричать:

–А ну, убирайтесь отсюда! Нечего вам тут делать! Видите, люди работают!

Нечего тут крутиться!

Мы, конечно, никуда не убрались, а «работу» «людям» пришлось прекратить.

Два дня понадобилось, чтобы вытянуть экскаватор из озера. Говорят, что начальство «устроило экскаваторщику увольнение по статье». А что, хоть и жаль его, но правильно, нечего бандитам помогать.

Но хуже всего пришлось военным, которые с шабановцами связались. Им больше всего досталось, и не только от командира части. Два прапорщика, которым бандиты заплатили, под трибунал пошли. Это мы из разговоров узнали. Хотя, может быть, это всего лишь сплетни. То, что никого тогда не убило, можно объяснить только чудом. Были, правда, раненые.

Так вот, к проходу на холмы пригнали танк и ракетную установку. В проход пустили сразу пять ракет. То, что было дальше, повергло нас в шок.

Все выпущенные ракеты мгновенно возникли позади этой техники и разнесли е в пух и прах. Там, где только что стоял танк, полыхал грандиозный пожар. Потом прибыли машины скорой помощи. Врачи оказали первую помощь раненым и отвезли их в военный госпиталь. По счастью, госпиталь был недалеко – в двух километрах от озера. Это была последняя попытка шабановцев захватить холмы.

Больше они туда не лезли.

Александр Анисимович Охотин: Маг Данилка. 2008г Глава 13. Дом на холмах А вот теперь начинается самое интересное. Я уже обещал рассказать вам о доме на холмах? Так вот, в начале августа вернулся из деревни Данилка. А чуть раньше приехал из лагеря Игорь. Вместе с Данилкой приехали и Коля с Зоей. Когда они приехали, мы рассказали им, что на холмах поставили забор, и что туда теперь невозможно попасть, а Данилка сказал, что это ерунда, что попасть можно куда угодно.

На следующий день после приезда Овсянникова мы пошли к холмам большой компанией: я с Витькой, Данилка, Игорь, Вадик, Коля и Зоя. Коля и Зоя были старше нас, но с ними вс равно было интересно. Они столько нам всего рассказали интересного.

Когда мы пришли к холмам, точнее к тому бетонному ограждению, Данилка остановился, посмотрел туда и сказал:

–Ничего себе! Это кто же такое сделать сумел?! Это же знаете, сколько всего знать надо, чего даже учные не знают.

–Скажешь тоже, – возразил Вадик. – Чтобы забор поставить, для этого мало чего надо знать, а вот почему туда попасть нельзя, непонятно.

–Ерунда, – сказал Данилка, – попасть туда, если не знаешь, раз плюнуть.

Интересно, кто такое сделал?

Александр Анисимович Охотин: Маг Данилка. 2008г –Это Боря сделал, – говорю. – Боря и ещ другие учные. Они все там работают. Туда знаешь, как шабановцы рвались. Они даже танк привезли и ракеты, и стрелять туда стали.

–Чего?! Они что, дураки? – удивился Данилка. – Они же сами себя пострелять должны были. К ним же вс сзади вернуться должно.

Я с удивлением взглянул на Овсянникова:

–Так они, – говорю, – сами себя и постреляли. А ты откуда это знаешь?

–А чего тут знать то? По тензору кривизны пространства-времени вижу.

Я вообще обалдел, как и все, кроме Коли и Зои. То, что сказал Данилка, никто из нас не понял, но это было очень «по-научному». Я когда-то читал про что-то такое в фантастике. Да, ещ о чм-то таком рассказывал по телевизору один учный.

–Ну, ты да-о-ошь! – сказал Вадик. – Я и слов-то таких не знаю. А Зоя усмехнулась и сказала:

–Данилка не только слова знает. Он ещ и умеет кое-чего.

–Точно, – подтвердил Коля.

–А чего такого-то, – удивился Данилка. – Я ещ всего не знаю. Вот, когда выучусь, вс знать буду. Мне и Аладдин Али Бабаевич так сказал.

–Кто - кто-о-о?! – спросил Вадик.

–Это один учитель магии, – ответил за Данилку Коля.

–Какой ещ магии?

–Потом расскажу, – пообещал Овсянников. – А где то, что от танка осталось?

Идмте, посмотрим?

–Идмте, – согласился Вадик. Мы все пошли к амбару.

Пришли и видим: железа поубавилось;

то, что осталось, аккуратно сложено в стороне от прохода.

–Да-а-а, хорошо постреляли, – говорит Данилка. – Вот дураки. Хорошо ещ, что никого не убило.

–А ты откуда знаешь, что не убило? – спросил я.

–Ну-у…, это долго объяснять. Просто знаю. Ну чего, идмте что ли на холмы?

–Да? А как туда попасть-то? – спрашиваю. – Думаешь, если проход, то туда пройти удастся?

–Запросто, если не знаешь.

–А ты попробуй.

Александр Анисимович Охотин: Маг Данилка. 2008г –Чего пробовать-то. Вот, смотрите.

И Данилка… свободно прошл туда, а потом обратно. Мы обалдело смотрели на это явление. Столько народа с техникой туда пройти не могут, а Данилка взял, да и прошл – без техники.

–Ну что, идмте? – спросил Данилка.

–А мы так не можем, – говорю.

–Сможете, если рядом со мной пойдте. Ну? Пойдте?

И мы пошли.

Мы снова, как и прежде, гоняли по холмам, резвились, играли. Потом пришли к развалинам деревни – к тому полуразрушенному двухэтажному дому, о котором я уже рассказывал.

–Вот бы этот дом был целым, – мечтательно произнс Игорь. – Можно было бы в нм устроить штаб.

А Вадик:

–Можно и так, в сломанном доме, штаб устроить. Так даже интереснее. Вот только попасть бы туда.

–Нет, в сломанном нельзя, – возразил Коля. – Дом может развалиться и всех нас придавить.

–Я его починю, – сказал Данилка.

–Как это? – удивился Коля.

–Просто, если не знаешь. Думаешь, я только ломать могу?

–Ну, попробуй.

И Данилка попробовал. В общем, мы такое увидели! Мы просто «припухли», и было от чего. Вс пришло в движение. Стены стали выпрямляться, выравниваться – сами по себе. Появились оконные рамы и сткла в них, появилась крыша.

Развалины на наших глазах превращались в дом. Через пять минут перед нами стоял великолепный терем с резными ставнями на окнах, с узорчатыми наличниками. Дом был великолепен.

Мы во все глаза смотрели на чудо. Первым дар речи обрл Коля. Он спросил Данилку:

–Данила, ты сам придумал, каким будет дом?

–Ничего я не придумывал, – говорит Данилка, – Этот дом, если не знаешь, таким раньше был, когда его построили.

–А как ты узнал, каким он был?

Александр Анисимович Охотин: Маг Данилка. 2008г –Он мне рассказал.

–Кто, дом?! Как это? – не понял Коля. И мы тоже не поняли.

–Это чего? Дом живой, что ли, чтобы рассказывать? – удивился я.

–А как же? Конечно живой, – ответил Данилка. – Если дом имеет душу, значит, он живой.

–Душу? Дом?

–А как же. Любой дом, если не знаешь, имеет душу. А в этом доме жили добрые люди. И построили его добрые. У домов, которые построили плохие люди, плохая аура, а у этого аура хорошая, светлая.

–Да, я теперь это чувствую, – сказала Зоя.

–И я, – признался Коля.

Кстати, и я тоже что-то почувствовал. Это трудно объяснить словами, но что то было. Было что-то светлое, доброе.

–Данил, ты нас научил магии, но никогда не рассказывал о душе дома, – говорит Зоя.

Я, Игорк и Вадик слушали и ничего не понимали. Ну, во всяком случае, я не понимал: «Это что же, это и правда, магия? Хотя ведь то, что произошло с домом, – это точно волшебство. А в школе нам говорили, что такого не бывает, что вс это сказки». Ну так вот, Данилка на Зоин вопрос ответил:

–Я рассказывал о квантовых полях в материях. А душа, она как раз и есть те самые поля. Эти поля делают каждый предмет самим собой, единственным среди одинаковых. Но настоящей душой эти поля становятся лишь тогда, когда в них остается капелька души, которую дают им люди. Когда человек что-то создат с удовольствием, то говорят, что он вкладывает в это душу. Вы ведь такое слышали?

–Так это же образно так говорят, – сказал Коля.

–Говорят образно, но это, если не знаете, и на самом деле происходит. В каждой вещи, которую делают люди, остатся капелька их души. Вот и в доме тоже есть такая частица.

–Неужели, дом живой и вс помнит? – удивился Коля.

–Да, он вс помнит. Он помнит всех кто тут жил. Даже их мысли запомнил, даже их сны. Я поздоровался с домом, и он понял, что я желаю ему добра. Я его обо всм расспросил, и он мне вс рассказал. Теперь в доме поселилась радость. Его душа ликует, и он зовт нас, чтобы мы вошли.

Да, я теперь тоже что-то почувствовал. Я понял, с какой любовью вырезался каждый завиток в наличниках, подгонялось бревнышко к бревнышку и вообще, Александр Анисимович Охотин: Маг Данилка. 2008г сколько души было в это вложено. Здесь раньше жили люди. Тут был их очаг. И вс это безжалостно разорили бандиты.

Мы открыли дверь и вошли в сени. Там был мягкий полумрак. Открыли дверь в комнату, вошли в гостиную. Там, на первом этаже, из окна падал солнечный свет, освещающий дощатый стол, скамью, опрокинутые стулья. Мы аккуратно поставили стулья на место, навели порядок.

На стене мы увидели фотографии в рамке: в одной рамке множество фотографий. Рамка висела на стене между двумя окнами, висела, съехав набок.

Вадик поправил рамку. С фотографий смотрели на нас те, кто когда-то жил в этом доме, их родственники, которые жили ещ раньше, и те, которые, может быть, давно умерли и никогда не видели этого дома. Нам казалось, что все они смотрят на нас с тихой грустью и с благодарностью.

Я теперь чувствовал, что дом и вправду живой, что он нам рад. Мы шли, аккуратно ступая по полу, по ступенькам. Шли тихо, стараясь не причинить дому лишнего беспокойства. Это был теперь не просто дом, а Дом с большой буквы, как будто Дом – это его имя. И правда, раз он живой то не может он быть без имени.

Было как в доброй волшебной сказке. Мы разговаривали с Домом – каждый о свом.

Мы обошли все комнаты и поднялись на чердак. С чердака были хорошо видны окрестности. Мы видели почти всю деревню. Видели озеро и парк за ним.

Парк был далеко, но, в то же время, там можно было рассмотреть песчаный берег, скамейки на берегу. Мы рассматривали окрестности, как завороженные.

Неожиданно на улице послышались голоса. Мы спустились с чердака и посмотрели в окно. Около дома стояли трое мужчин. Они о чм-то возбужднно разговаривали. Мы прислушались:

–Не понимаю, всего час назад были руины, – говорил один из них.

–Да уж, – отвечал второй, – мы сами чудеса творим, но чтобы такое… –Давай я Борису позвоню, – сказал третий, – пусть он подойдт. Может хоть у него какие-нибудь здравые мысли появятся.

–Давай звони. Это надо исследовать. Чрт знает что, ведь этого не может быть.

–Да, не может. Но, заметь, и галлюцинации сразу у троих тоже быть не может.

–Давай зайдм и посмотрим, что там делается, – предложил первый.

Мы находились на втором этаже, но хорошо слышали их разговор. Это потому, что мы немного приоткрыли окно. Так вот, второй из них говорил:

–Нет, без Бори не пойдм, пусть он решает. – А первый уже набрал номер и разговаривал с Борей:

Александр Анисимович Охотин: Маг Данилка. 2008г –Боря, это я, Савельев. Слушай, тут такое происходит! Помнишь разрушенный дом – номер сто один?

–… –Ну так вот, он час назад был разрушенным, а теперь стоит, как новенький.

–… –Да нет, какие шутки?! Мы тут втром, я с Аркадием и Валерой. Не до шуток нам.

–… –Да нет, не пили мы. Что ты о нас такое думаешь?

–Ну подойди, посмотри сам, если не веришь. Надо же с этой чертовщиной разобраться.

–… –Ладно, ждм.

Я понял, что незаметно отсюда нам не уйти. Это все поняли.

–Во, влипли, – прошептал Игорь.

–А ч такого мы сделали? – сказал Вадик. – Вот если бы сломали чего, тогда другое дело.

–Нет, надо сматываться, – сказал Коля.

–Смотаться не проблема, – говорит Данилка. – Только чего нам сматываться?

Вот пусть объяснят, почему они от всех отгородились. И вообще, пусть скажут, чем они тут занимаются.

А я говорю:

–Боря мой брат. Чего его бояться-то?

А Данилка:

–А я и не боюсь, хоть он мне не брат.

Боря подошл минут через десять. Он долго, не веря глазам, смотрел на представшее взору чудо. Боря и те трое о чм-то совещались.

–Идмте, – позвал нас Данилка, спускаясь по ступенькам на первый этаж.

Мы пошли с ним. Спустились, вышли в сени, открыли дверь. Дверь заскрипела, и все четверо мужчин посмотрели в нашу сторону.

–Боря, это мы, – сказал я брату.

Александр Анисимович Охотин: Маг Данилка. 2008г Боря буквально потерял дар речи, другие тоже. Они смотрели на нас, как на приведения. Боря, немного придя в себя, чуть не заикаясь, еле выдавил из себя:

–Саша, вы… к-как сюда… попали? И что тут делаете?

–Мы, – ответил я, – через проход около амбара прошли.

– Но это невозможно! Не-воз-мож-но! Валера, что там с защитой? Она что не работает?

– Не знаю. С утра работала. Не могло же пространство само развернуться.

В разговор вмешался Данилка:

–Дядя Боря, вы не волнуйтесь, вс там работает. Никто, кроме нас, там не пройдт. Это я их провл. Без меня они не прошли бы.

–Даня, чтобы пройти сюда, нужен вот такой ключ.

И Боря снял с шеи шнурок, на котором болталось что-то вроде медальона.

–Дядь Борь, у нас ключа нет. Значит, мы не прошли сюда? Правильно?

–Кошмар! Вы же здесь, значит прошли. – Потом говорит Валере:

–Валер, надо срочно проверить. Вдруг свртка пространства у прохода пропала.

–Вы что, дядь Борь? – говорит Данилка. – Пространство не могло развернуться само, тем более в одном месте. Ведь тогда тензор кривизны будет иметь сингулярность. Это же невозможно. А если бы вс пространство вокруг вас развернулось, знаете, как тряхнуло бы гравитационной волной. Вы бы сразу почувствовали.

Все четверо, обалдев от Данилкиных объяснений, уставились на него, как на заморское чудо. Они стояли, смотрели и «хлопали глазами». Потом Боря, снова обретя способность говорить, спросил:

–Данил, ты откуда вс это знаешь? Во втором классе физику даже и не проходят. А это ведь покруче того, что в школе проходят. Этого даже большинство учных не знает.

–При чм тут класс, и учные? Просто я знаю. Я это без всяких учных знаю.

–Не понимаю. Этого не может быть. Хотя, похоже на то, что действительно знаешь. Но это не просто странно, а… даже не знаю… Ну, ладно, но как ты прошл… как вы все прошли без ключа? Это-то уж точно – невозможно.

–Это вам нужен ключ, а я и так пройду. Я даже чувствую дополнительные измерения и могу двигаться в суперпространстве. Я через суперпространство, если не знаете, могу проходить без всяких штучек. Я это уже сто раз делал. А у вас пройти – раз плюнуть. И остальных я провл, и дом этот тоже я починил, таким, как он был раньше.

Александр Анисимович Охотин: Маг Данилка. 2008г Борис что-то промычал невразумительное, потом помолчал с минуту и сказал:

–Вот что, лазутчики, надо бы мне с вами переговорить кое о чм в спокойной обстановке. Точнее не со всеми, а с тобой, Даня. Давайте-ка к нам на кафедру на полчасика. Побеседуем.

–С превеликим удовольствием, – сказал Данилка, – но с условием.

–С каким условием?

–Вы нам тоже расскажете для чего вс это, для чего вы замкнули пространство, почему направили нулевой вектор вдоль периметра и почему никого не пускаете. И вообще, почему защиту вы сделали так по-глупому.

–Почему по-глупому? – удивился Боря. Мне даже показалось, что он обиделся.


–А потому, – ответил Данилка. – Это сколько же энергии даром пропадает. А могли бы е для пользы применить. Да и вообще вс это можно было спрятать, чтоб никто вообще увидеть не смог.

–Ладно, давай на кафедре вс обсудим.

Оказалось, что в самом конце разрушенной деревни стоит старое трхэтажное здание из красного кирпича. Раньше мы до того места не доходили и этого здания не видели, видели, только, издали, как что-то там строили. Здание было очень большим, но тоже местами разрушенным. Часть здания уже успели отстроить. Там находились лаборатории института.

Переговоры прошли успешно. Боря, в принципе, не возражал против наших походов на холмы. Было только одно условие – чтобы мы не приводили за собой «бандитские хвосты». Данилка поставил сво условие. Он сказал, что тот дом теперь в нашем распоряжении. Тогда Боря сказал:

–Ладно, только чтобы вы там не разводили костры.

Данилка ответил:

–Мы же не пациенты из дурки.

В общем, все вопросы решили с выгодой для обеих сторон.

После переговоров мы вместе с Борей пошли к выходу. Данилка провл нас через проход и сказал, чтобы мы его подождали. Мы остались ждать, а Данилка снова прошл внутрь.

–Ну что, дядя Боря, видели? – спросил он.

–Феноменально!

–Не феноменально, а магически. А теперь идмте, я вам покажу, как это нужно было сделать. Если понравится, так и оставим.

Александр Анисимович Охотин: Маг Данилка. 2008г Боря с Данилкой вышли с территории и остановились рядом с нами. Данилка что-то сказал на каком-то непонятном языке и вс исчезло. Ну, не то чтобы вс, а забор исчез – вместе с холмами. Остался только проход между амбаром и красным кирпичным домом. Но там, если посмотреть в проход, были вс те же холмы и деревня и забор. То есть, через проход холмы видно, а слева и справа от прохода их нет.

Мы обошли здание и амбар. С другой стороны тоже не было ничего особенного. Был только амбар и кирпичное здание, а ещ примыкающий к ним лес.

Этот лес только что был в пяти километрах от озера, за территорией холмов, и вдруг оказался рядом. Со стороны леса через проход были видны озеро и парк за ним. Холмов оттуда видно не было.

Теперь получалось, будто кусок территории, на которой находится исследовательский центр, сжался, исчез снаружи, но был виден, если смотреть в промежуток между домом и амбаром. Освободившееся снаружи пространство заняло то, что раньше находилось в пяти километрах от озера.

–Как это получается? – спросил Боря Данилку.

–Просто. Не знаю, почему вы не догадались. Я замкнул нулевой вектор через суперпространство – всего-то. Вот и освободилась часть площади в ортогональной по отношению к нему плоскости.

–Ты гений… –Нет, я маг – начинающий. Меня только что перевели на первый курс Академии Магии. Вот когда выучусь, и не такое смогу.

–Данил, после сегодняшних чудес, я во вс готов поверить – и магию, и в академию.

–Ну, так что, оставим так? Если поставить ворота, то бандитам уже будет неинтересно сюда лезть. Они же не будут знать, что холмы находятся за воротами.

Они будут думать, что вс просто исчезло.

–С бандитами мы разбермся – не проблема. Но вс равно, так, по-моему, лучше. Давай так пока оставим, а там поглядим.

В это время у Бори зазвонил сотовый телефон. Боря вынул его и сказал, что слушает. Потом лицо у него стало бледное, как вата.

–Когда это случилось?

–… –Скорую вызвали?

–… –Ну, и что они говорят? … Александр Анисимович Охотин: Маг Данилка. 2008г Глава 14. Исцеление Когда Боря разговаривал по мобильнику, я сразу подумал: «Что-то случилось с мамой». Она ведь сильно сдала после того, как нас стали преследовать бандиты и Василь Васильич. В последнее время мама чувствовала себя не очень хорошо.

– Саша, бежим домой! Скорее! Маме плохо! – сказал Боря.

Мы помчались домой. Вместе с нами побежали и все остальные.

–Постойте! – крикнул Данилка. – Остановитесь, я вас сейчас через портал перенесу – быстрее будет.

В квартире мы оказались мгновенно – только что были на холмах, и вот уже дома. Мама лежала на койке вся бледная, даже серая, и тяжело дышала. Папа сидел рядом. Он выглядел ещ более постаревшим. Он был теперь весь седой и выглядел лет на восемьдесят.

–Папа, давай скорее к Овсянниковым, к Ивану, – сказал брат. – Он-то настоящий врач, не то, что эти современные недоучки.

–Я сам, – сказал Данилка и побежал за дедом.

Через минуту Данилкин дедушка был у нас. Он выслушивал мамино сердце через старинный стетоскоп. Потом встал и позвал папу и Бориса в коридор. Я слышал их разговор. Данилкин дедушка говорил:

Александр Анисимович Охотин: Маг Данилка. 2008г –Слишком поздно. Боюсь, что ещ час – и вс. На всякий случай вот рецепт.

Давайте бегом в аптеку, и ко мне, я сделаю укол. Попробуем, хотя навряд ли.

Укол не помог. Я сидел на лавочке у подъезда и ревел. Подошл Данилка и спросил:

–Не помогло, что ли?

–Нет, – сквозь слзы выдавил я. – Мама вс равно умрет… наверное, прямо сейчас, а может уже и умерла… –Ну-ка, пошли, – решительно сказал Данилка и потянул меня домой.

Когда мы вошли, мама лежала с открытыми глазами. У не по щекам текли слзы. Она плакала, беззвучно так. Отец сидел рядом, понурый и поседевший.

–Дядя Лша, скорее, пустите меня! – крикнул Данилка.

Отец не понимал, он продолжал сидеть, тупо уставившись на нас. Тогда Данилка что-то опять сотворил, и отец, вместе со стулом, отъехал от кровати.

Данилка сел на край и сказал:

–Ну, как вы, ття Клава?

Мама посмотрела на него.

–А, это ты, Данилушка. Вс, помираю я. Добила меня судьба-злодейка.

–Ття Клава, вы не умрте. Дайте руки.

И Данилка решительно взял мою маму за руки. А потом мы увидели ещ одно чудо. Мы, оцепенев, смотрели на происходящее. Вокруг Данилки и мамы светился розовый ореол, как нимб над головами святых на иконах. Было слышно потрескивание, как от электрических разрядов. От Данилки и от мамы иногда сыпались искры. Мама лежала совершенно неподвижно, даже не дышала и, светилась розовым светом.

Вс закончилось неожиданно. Данилка встал.

–Вс можете вставать, ття Клава, – сказал он маме. – Вы здоровы.

Мама поднялась. Странно, только что она была такая бледная, а теперь у не был нормальный цвет лица. И… никакой седины, никаких морщин.

–Что это было? – спросила она. – Я как будто заново родилась.

–Считайте, что ничего не было. Забудьте и никому не рассказывайте, – ответил Данилка. Потом говорит папе:

–Дядя Лш, Вы тоже плохо выглядите. Давайте я помогу и Вам.

Отец уже оправился от шока и говорит:

Александр Анисимович Охотин: Маг Данилка. 2008г –А мне-то чего помогать? Я вроде бы не хвораю.

–Вы очень сильно устали и постарели. Я вс исправлю.

–Правда, Лша, – сказала мама, – ты ведь совсем седой стал. Только я боюсь, как бы Данилушка себе не навредил. Ведь экстрасенсы, я слыхала, много энергии тратят. А вдруг у него энергия кончится, что тогда?

А Данилка говорит:

–Те экстрасенсы, о которых вы говорите, ничего не тратят, если не знаете. Они только денежки с лохов получают. А я не экстрасенс. Ну, что, будем лечиться, а, дядь Лш?

–Ну, давай попробуем, если ничего тебе от этого не будет.

И они попробовали. Отец утверждал после этого, что он как будто на тридцать лет помолодел. И действительно помолодел, даже не на тридцать. Лицо у него разгладилось и приняло бодрый здоровый вид. Пропала седина. Он перестал сутулиться. А вот насчт энергии мама как чувствовала.

Данилка неожиданно заторопился. Он сказал, что ему срочно надо идти домой.

Боря, взглянув на него, заподозрил неладное. Подозрение к делу не пришьшь, но он вс-таки спросил:

–Данил, вс в порядке?

–А чего может быть не в порядке-то? – сделав удивленный вид, спросил он и, не дождавшись ответа, стрелой вылетел из квартиры. Через секунду мы услышали, как в подъезде что-то упало.

Открыв дверь, мы увидели, что Овсянников лежит на лестничной площадке на полпути к первому этажу. Вид у него был ужасно бледный. Казалось, он даже не дышал. Борис в два прыжка преодолел лестничный пролт. Подхватив его на руки, он бегом вернулся в комнату и уложил на мою кровать. Да, Данилка был бледный, но вс-таки дышал. Меня собрались послать за его дедушкой, но Данилка вдруг открыл глаза, и лицо у него приняло нормальный, естественный цвет.

Он встал и сказал, что он сам виноват. Он сказал:

–Мне тыщу раз говорили, что в мом возрасте без заклинаний колдовать опасно. Только у меня и без заклинаний получается. А на заклинания время тратить жалко. Зря вы за мной побежали. Я вс равно через пару минут очухался бы.

Мама вс равно настаивала, что нужно хотя бы рассказать это Данилкиным родителям. Но он опять что-то наколдовал – внушил, что этого делать не надо. А мне он просто сказал, чтобы я никому ничего не рассказывал.

Александр Анисимович Охотин: Маг Данилка. 2008г Глава 15. Пространственная аномалия Лето подходило к концу – середина августа, скоро в школу. Мы продолжали ходить в наш Дом на холмах. Чем там занимались? Да всем: читали интересные книжки, играли на холмах в разные игры, Коля рассказывал разные интересные истории, а он это умел. Вадик туда даже свой ноутбук приносил: Данилка что-то там сделал, и в Доме появилось электричество. Откуда там электричество взялось, никто не знал. Даже Боря был удивлн и ничего из Данилкиных объяснений не понял, как и мы.

Вс шло своим чередом, но однажды наш поход на холмы сорвался, а мы – я, Игорь и Вадик – вляпались в такую историю… Впрочем, расскажу по порядку.

Мы только позавтракали, когда неожиданно к нашему подъезду подкатила машина – УАЗик защитного цвета, как у военных. Точно, это и были военные. Я из окошка увидел, как из машины вышли генерал и полковник. Я слышал, как они бегом поднялись по лестнице и постучали в нашу дверь.

Папа отрыл им дверь и сразу стал на них кричать:

–Опять вы припрлись?! Вам что, мало тогда всыпали?! Вы нас в покое оставите?! – Папа принял их за тех, что из охранного агентства «Дракон» к нам приходили, хотя то агентство уже полным составом сидело в тюрьме.


Александр Анисимович Охотин: Маг Данилка. 2008г –Господин Мережкин, умоляю, выслушайте нас, – начал полковник. – Нам необходимо срочно встретиться с Борисом. Только он может нас спасти. Ситуация чрезвычайно серьзная.

–Вы же знаете, что он тут не живт! Спасайтесь сами!

–Господин Мережкин, дело не в нас. Произошло ЧП городского масштаба, а может, и планетарного. Мы рассчитали, что город погибнет через несколько суток, если никто нам не поможет. Поймите, помочь может только ваш сын. Мы вызвали самых лучших специалистов, но они ничего не могут сделать. А к вам нас из Академии Наук направили.

–Ну и где я вам Борю возьму? Он тут вообще редко появляется.

–Но у вас, наверное, есть номер его телефона!

–Ладно, я ему сейчас позвоню. – Папа набрал номер:

–Боря, тут к тебе пришли люди. У них что-то случилось. Они хотят с тобой поговорить.

–… –Хорошо, я им передаю телефон.

Телефон взял генерал и стал описывать ситуацию. Я мало чего понял из разговора, но почувствовал, что дело и правда, серьзное. Я только понял, что в воинской части неподалку от нас, решили испытать какое-то новое оружие. Его применили против какой-то космической штучки. Эту штучку нашли космонавты с «Мира-2». Нашли они е рядом со станцией, когда выходили в открытый космос.

Эта штучка оказалась неземного происхождения. Е на корабле «Русь-14» на землю доставили, когда экипаж менялся.

Эту штучку пробовали просвечивать рентгеном, ещ какими-то лучами.

Пробовали открыть разными инструментами. В общем, ничего не вышло. И вот тогда военные решили испытать на нм новое оружие. От того оружия вс распадается на элементарные частицы – та штучка не распалась, она только отскочила в сторону и попала генералу в голову. В общем, хорошо ещ, что у многих больших военных чинов голова – это всего лишь кость. Данилка потом сказал об этом: «Если бы у генерала мозг был, совсем мртвый генерал был бы, однако».

Короче, на том месте, куда стреляли, получилось, нечто такое, что никто ничего понять не может, а то, что получилось, вс в себя засасывает. Через полтора часа оно начнет засасывать крайние дома района.

Я слышал, как Боря орал на генерала. Он обзывал его и остальных военных тупыми ослами. Генерал был весь красный, то ли от злости, то ли от стыда.

Несмотря на это он продолжал разговаривать очень любезно.

Александр Анисимович Охотин: Маг Данилка. 2008г Боря приехал минут через двадцать, на машине с фургоном и с какими-то приборами. С ним приехало ещ человек десять. Боря довольно грубо сказал генералу, чтобы он показывал, куда ехать. Генерал и полковник сели в свою машину и поехали, а Боря с сотрудниками поехал за ними следом. Короче, они поехали в сторону улицы Лесной.

Я помчался следом за машиной. Конечно, я е не догнал, но я знал, что там окраина района, а речь шла именно о крайних домах. Я не ошибся: машины стояли там, и там уже собралась большая толпа.

За улицей Лесной начинались луга. За лугами начинался настоящий лес. Где то в лесу располагалась воинская часть особого назначения. Около леса был полигон. Там часто чего-нибудь испытывали. Так вот, они и доиспытывались:

полигон и лес были теперь не в пяти километрах от Лесной, как раньше, а совсем рядом;

между лесом и улицей Лесной раздувался туманный полупрозрачный шар, наполовину ушедший в землю;

в этот шар, медленно вползал луг. Мне даже показалось, что и улица медленно движется туда же. Я потом узнал, что так оно и было.

Вс что достигало границы шара, пропадало в нм. Он затягивал в себя окружающую территорию вместе с тем, что на ней находилось. Боря и ещ несколько человек стояли очень близко к этой странной штуковине. Они что-то делали там с какими-то приборами. Потом Боря подошл к стоящим чуть поодаль военным, и стал им что-то говорить, а те что-то отвечали. Мне не было слышно.

Тогда я пробился сквозь толпу зевак, чтобы подойти поближе.

Прислушавшись, я различил отдельные фразы. Боря требовал, чтобы срочно эвакуировали улицы Лесную, Кленовую и нашу. Он пытался объяснить, что раньше, чем за сутки он сделать ничего не сможет, если сможет вообще. Генерал отвечал, что эвакуация нежелательна, потому что может вызвать панику. Видно этот генерал был из той породы, у которой вместо мозгов был устав. Из-за таких солдафонов уже столько бед было и чрезвычайных ситуаций.

Боря мельком взглянул на собравшуюся толпу и увидел меня. Он быстро подошл ко мне и стал на меня кричать. Он сказал, что я всегда сую свой нос, куда не следует. Он велел мне сию же минуту убираться домой. Я обиделся и пошл прочь, но тут же услышал:

–Саня, постой!

Я не остановился, но Боря меня догнал:

–Саня, беги скорее к Овсянниковым. Скажи Данилу, чтобы он немедленно шл, сюда. Расскажи ему, что видел. Мне кажется, он знает, что в таких случаях делать. Это связано с пространственной аномалией. Так ему и скажи. Запомнил?

–Ну, запомнил. Пространственная аномалия.

Александр Анисимович Охотин: Маг Данилка. 2008г –Вот, и скажи ему так: «пространственная аномалия второго рода, или медленная чрная дыра». Запомнил?

–Запомнил.

–Тогда скорее, не медли. Это, возможно, угрожает существованию планеты.

Я побежал к Овсянниковым. Вид у меня был, наверное, довольно возбужденный. Данилкина бабушка, которая открыла дверь, тут же спросила меня:

–Саша?! Что случилось?

–Да так, – говорю, – вс в порядке. Позовите Данила.

–Он ещ не завтракал. Я как раз гречневую кашу готовлю. Зайди попозже.

–Тетя Галя, нельзя позже. Там без него никак не справиться. Боря просил, чтобы он срочно бежал на Лесную.

–И что же это за дела такие, что без Данила не обойдутся?

За спиной тети Гали показался Данилка. Он, видимо, только что проснулся, потому что был в одних трусах, да и вид у него был заспанный.

–Саня, чего случилось? – спросил он.

–Дань, Боря там, на Лесной. Он просил, чтобы я срочно за тобой сбегал. У них там пространственная аномалия второго рода.

С Данилки сразу слетела сонливость. Он даже побледнел.

–Что-о?! Чрная дыра?!

–Да, Боря так и сказал: «медленная чрная дыра».

Но Данилка уже меня не слушал. Он бросился в комнату, схватил со стула одежду и вылетел на лестницу. Бабушка закричала вслед:

–Куда ты, не позавтракав?! Что, не нагуляешься что ли за день?!

–Ба! Не до завтрака теперь! Мы все погибнуть можем.

Мы выбежали на улицу. Данилка на ходу натягивал шорты и майку. Сандалии он продолжал держать в руках. Прибежали туда, и видим: зевак оттеснило назад оцепление из милиционеров и солдат.

Данилка остановился, нацепил сандалии и бросился сквозь оцепление. Его попытались задержать – не получилось. Оцепление разорвалось, будто само собой, несколько солдат отлетело метра на три. Вслед ему кричали:

–Мальчик! Туда нельзя! Вернись немедленно!

–Пропустите его! – крикнул Боря. Хотя он и так уже, сам, «пропустился», а я, воспользовавшись этим, тоже побежал за ним.

Александр Анисимович Охотин: Маг Данилка. 2008г Данилка подбежал к Борису и его сотрудникам. Рядом был ещ и генерал, были ещ какие-то военные. Они вглянули на Данилку и на меня, и генерал говорит Боре:

–Вы что, издеваетесь, господин Мережкин?! Это и есть те самые «специалисты»?!

–Который «тот самый», тут один. Другого на всей планете не найдте, – ответил Боря. – А второй сегодня получит от меня взбучку, – и он очень выразительно посмотрел на меня.

Потом, обращаясь уже к Овсянникову, спрашивает:

–Дань, тут можно что-нибудь сделать?

–Можно, – отвечает Данилка, – только я, сначала, хочу увидать того, кто это натворил.

–На кой леший он тебе сдался, чтобы на него смотреть?

–Я, дядь Борь, никогда не видел идиотов. Слышал про них, но не видел. Очень посмотреть охота, как они выглядят.

–Тогда нет проблем. Вот они, любуйся, – Боря кивком показал на военных, на что Овсянников выдал «историческую фразу»:

–Я всегда знал, что у солдафонов мозги находятся ниже спины, но такой дури я даже от них, безмозглых, не ожидал. Где Оло?!

Генерал побагровел от злости, но ничего на это не сказал.

–Что ещ за Оло? – спросил Боря.

–То, во что они из позитронной пушки шмальнули. Это шарик такой, у него оболочка из нейтрида, серая такая.

Борис повернулся к генералу.

–Господин генерал, вы слышали вопрос? Где этот шарик?

–Откуда вы знаете про объект?! И про позитронную пушку?! – еле сдерживая раздражение, спросил генерал. – Это военная тайна!

–По результату вижу, – ответил Данилка.

–Зачем вам объект?!

–А затем, если не знаете. Во-первых, без него ничего не получится. Во вторых, он не ваш – его просто потеряли, а в-третьих, оставлять такие вещи у идиотов нельзя.

Генерал ещ больше побагровел. Казалось, он сейчас лопнет от злости:

–Этот объект секретный! Гражданским его видеть не положено!

Александр Анисимович Охотин: Маг Данилка. 2008г –Я, если не знаете, про это «секретное» больше вас, идиотов, знаю. А в общем как хотите. Пусть остатся вс как есть. Или сейчас Оло, или завтра Армагеддон.

Эта штука сожрт весь город и вашу воинскую часть. Людей, я спасу – телепортирую из города, А вы как хотите. Чрная дыра не остановится, пока не наберт критическую массу. А критическая масса для не – это город и то, что вокруг. Решайте, времени почти не осталось.

Один из военных что-то шепнул генералу. Генерал поморщился и задумался (наверное, теми самыми мозгами, что ниже спины, судя по тому, как напряглись его «булки»). Немного подумав, он сказал одному из военных:

–Пусть доставят объект.

–Только пусть поторопятся, – предупредил Данилка. – Времени и так уже почти не осталось. Ещ пятнадцать минут, и будет поздно… «Объект» привезли через пять минут и отдали Данилке. Это был маленький шарик – чуть больше теннисного. Он был темно серебристого цвета. Овсянников взял его в правую руку, а левой рукой он погладил его и… сказал шарику:

–Не бойся, никто тебя больше не обидит. Я тебя верну домой к твоему другу.

Я увидел, как засветился шарик. Он будто отвечал Данилке. А Данилка сказал ему:

–Не надо, я сам вс исправлю. Отправляйся домой. Там по тебе тоскуют, думают, что ты совсем потерялся. Я тебе помогу попасть домой, на твою планету.

С этими словами он положил шарик на ладонь, вытянул руку вперд, шарик благодарно помигал разными цветами и… исчез, как будто его и не было. С генералом чуть не случился обморок. Он не знал, как теперь станет отчитываться за исчезнувший «секретный объект».

–Ну, ладно, – сказал Данилка, – пора приступать к делу.

Он подошл к «чрной дыре» и… шагнув в серую бездну, исчез. По толпе и оцеплению прокатился испуганный возглас. Наступила напряжнная тишина. Даже генерал и военные растерялись. Это не потому, что они за Данилку сильно переживали. Хотя может, и переживали, но не все. Вообще, кроме генерала все находившиеся там военные производили впечатления нормальных людей. А генерал испугался потому, скорее всего, что как бы отвечать не пришлось.

Боря тоже стоял до смерти испуганный. Он не знал, что теперь делать. Он ожидал всего, чего угодно, только не этого. Я тоже подумал, что Данилке конец, что его поглотила чрная дыра. Но чрная дыра вдруг вздрогнула, сжалась в точку и исчезла. Из того места, где только что был этот полупрозрачный шар, медленно выползала пропавшая недавно часть луга. Выползала вместе с травой, кустарником и цветами. Я почувствовали, что улица Лесная вместе с нами отъехала метров на Александр Анисимович Охотин: Маг Данилка. 2008г двести назад – туда, где она и должна быть. Лес и полигон тоже отъехали на свое законное место в пяти километрах от нас.

У нас за спиной раздался Данилкин голос.

–Дядя Боря, вы домой-то пойдте?

Боря вздрогнул и повернулся на голос. Данилка стоял рядом. Боря еле обрл дар речи.

–Ты что?! Ты же меня напугал до смерти! Я чуть с ума не сошл!

–А чего случилось-то?

–Как это чего?! Все думали, что тебя эта штука поглотила!

–Меня?! Поглотила?! Это, каким же образом? Да мы, если не знаете, в Академии Магии с чрными дырами и не такое проделывали.

Боря посмотрел на толпу зевак и оцепление. Люди волновались. Тогда Борис громко крикнул, чтобы слышали все:

–Товарищи! Господа! Не волнуйтесь, он здесь! Вс в порядке!

Он подхватил Данилку и поднял его над собой, но Данилка каким-то непостижимым способом вывернулся и оказался на земле. По толпе прокатился вздох облегчения. Люди постепенно успокоились, даже начала расходиться.

–Генерал, можно снимать оцепление, – сказал Борис.

–Нет! – закричал Данилка. – Пока нельзя! Здесь ещ опасно! Если туда кто нибудь попадт, то исчезнет! Я потом вс поправлю. Я пока не могу, мне поесть надо и отдохнуть. У меня сейчас сил не хватит.

–Так снимать оцепление или нет? – спросил генерал.

–Вы же слышали, что сказал специалист, – ответил Боря. – Пока нельзя. Данил пошли домой, поешь, отдохншь. Потом подумаем, как быть. Ты, вообще-то, сможешь обезвредить это полностью?

–Дядя Боря, вообще-то работы тут – раз плюнуть. Только я опять вс без заклинаний делал. Поэтому…. Потому что без заклинаний… В общем, я сейчас не смогу – сил совсем нет. Я, наверное, и до дома-то сейчас дойти не сумею.

–Ну, ты и… Тебя же предупреждали! Ты же сам мне это говорил. Трудно, что ли заклинание сказать?!

–Дядь Борь, его можно не говорить – можно просто подумать. Но я всегда забываю, потому что у меня и так получается.

–Ладно, подожди, я машину подгоню.

Данилка опустился на траву. Вид у него, действительно был неважный.

Подошл генерал.

Александр Анисимович Охотин: Маг Данилка. 2008г –Извините, а когда Вы сможете полностью дезактивировать местность? – обратился он к Данилке.

–Сегодня, когда силы снова появятся. Мне сначала поесть надо. Я с утра ничего не ел. Я как проснулся, за мной сразу пришли, и я сразу сюда.

–Тогда я распоряжусь, чтобы сюда доставили полевую кухню.

Я видел, что Данилке не терпится сказать в ответ что-то очень грубое. Но он не стал грубить. Наверное, ему жаль стало генерала. Ведь генералу тоже пришлось немало пережить. Да и говорил генерал очень вежливо. Поэтому Данилка вежливо отказался:

–Не надо, вс равно не поможет. Мне надо полежать часа два, чтобы силы восстановить.

–Хорошо, я буду Вас ждать здесь. Только не торопитесь. Лучше отдохните, как следует. Хоть до вечера, хоть до завтра. Берегите здоровье. Нам солдаты здоровые нужны.

Генерал отошл к своим, а Овсянников сказал мне тихо, чтобы генерал не слышал:

–Те «вояки», похоже, нормальные люди, а у генерала мозги точно, где я и говорил.

Когда мы подъехали к дому, Овсянников спал. Дома у него никого не было, да это и к лучшему. Боря отнс его к нам и уложил на диван. Дома были мама и Витька. Папа был на работе. Мама стала торопливо готовить еду. Минут через десять Данилка проснулся. Мы сели за стол. За завтраком, хотя по времени это был обед, я спросил у него, что такое Оло.

–Это вроде амулета, – сказал он. – Он охраняет от всяких бед, и во всм помогает. Только амулеты, на самом деле, ни от чего не охраняют, а это охраняет.

Это даже и не амулет – это друг. Дядь Борь, а как он к ним попал?

–Говорят, что около станции «Мир-2» нашли.

–Ничего себе! А как он туда попал? Ну… туда, где станция летает?

–Они, думаешь, знают? Ты же сам сказал, где у них мозги.

–Это я только про генерала сказал. А у космонавтов мозги всегда на нужном месте. Таких, как генерал, не берут в космонавты.

–Вы, давайте, ешьте, – сказала мама. – Потом наговоритесь про мозги и про космонавтов с генералами.

Александр Анисимович Охотин: Маг Данилка. 2008г Во время этого завтрака-обеда, Данилка съел большущую тарелку окрошки и умял три порции макарон с тремя котлетами. Боря молча наблюдал за этим «пиршеством». Когда Данилка насытился, Боря спросил:

–Ты сейчас сможешь туда поехать, чтобы вс закончить, или тебе отлежаться надо после обеда?

–Лучше «или», а то ещ пузо лопнет – дяде Феде убирать нечистоты придтся.

–Ну, тогда ложись на диван и отдыхай, только я сейчас подушку принесу.

–Только вы им там скажите, чтобы они охрану оставили, пока… пока… нет не тот… а потом… хотя майские красивее… надо же… и этот жук красивый… как майский… –Ладно, – ответил Боря. – А что ещ за жук?

Но Данилка уже не слышал – он спал беспробудным сном. Боря подсунул ему под голову подушку. И тут меня позвал со двора Игорь.

Александр Анисимович Охотин: Маг Данилка. 2008г Глава 16. Планета кентавров Игорь был не один. С ним был Вадик.

–Ты где был? – спросил Вадик. – Мы же собирались сегодня на холмы. И Данила нет дома. Его бабушка сказала, что он с утра с тобой куда-то убежал. Даже гречневой каши не поел.

Я прыснул от смеха: все знали, как Данилка «обожает» эту гречневую кашу.

Короче, Вадик говорит:

–Коля с Зоей ушли куда-то с родителями. Они сказали, что если мы не хотим на холмы идти, то они ждать не будут. А мы без вас идти не хотели.

Мне пришлось рассказать о сегодняшнем происшествии, и мы решили сходить к тому месту. Ну, решили и пошли. Пришли и видим: солдаты, которых оставили охранять аномальное место, просто сидят на траве, на каких-то кирпичах, брвнышках;

одни о чм-то болтают, другие режутся в карты. В общем, им вс по барабану. Они и нас не сразу заметили, а когда заметили, было уже поздно.

Нет, мы не пошли прямо на то место. Мы просто рядом стояли, но очень близко. Я рассказывал Вадику и Игорю, что и как тут происходило. Когда нас заметили и трое солдат побежали к нам, мы испугались и бросились наутк – прямо через то место.

Мы не поняли, что произошло. Даже испугались не сразу. Точно так же светило солнце, точно так же зеленела трава. Было тепло, даже жарко. Но не было бежавших к нам солдат, не было улицы Лесной – ничего не было, кроме далкого Александр Анисимович Охотин: Маг Данилка. 2008г леса справа и широченной реки слева. Непонятно было, откуда взялась река, и куда исчезло вс остальное.

Постепенно до нас стало доходить, что мы оказались в совершенно незнакомом месте. Когда мы это поняли, пришл страх. В общем, мы не знали, где мы и куда нам идти.

Игорь чуть не заревел и говорит:

–Это ты, Сашка, виноват! Ты зачем нас сюда притащил?

–А ч я? – говорю. – Вы сами побежали, куда нельзя. Я уже за вами побежал, как дурак.

–А ты и есть дурак! Что нам теперь делать?!

–Дорогу искать, – уверенно сказал Вадик. – Здесь должны же быть люди где нибудь. Встретим кого-нибудь, спросим, где милиция, и в милиции вс расскажем.

–Да?! А ты найди сначала дорогу и встреть кого-нибудь, а потом говори, – хныкал Игорь. – Может тут близко совсем никто не живт, и что тогда?

–Ну и найду! – говорит Вадик. – А ты можешь здесь оставаться, хоть навсегда!

–Перестаньте ссориться, – сказал я им. – Нам сейчас только ссоры и не хватало. Надо что-то делать.

–А чего делать-то? – не унимался Игорь. – Можно подумать, ты знаешь, чего делать.

–Нечего было от солдат убегать, – говорю. – Ничего бы они нам не сделали.

Они наоборот хотели, чтобы с нами ничего не случилось.

–Хватит спорить! – разозлился Вадик. – Вс равно надо дорогу искать. Дорога куда-нибудь, да приведт.

–А ты чего, знаешь, где е искать эту твою дорогу?!

–Не знаю, только нечего нюни распускать. Надо вс равно чего-то делать.

Давайте пойдм по берегу, тогда хоть не заблудимся. Может быть, до какой-нибудь пристани дойдем. А там где пристань, там и люди.



Pages:     | 1 || 3 | 4 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.