авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 | 2 || 4 |

«Охотин Александр Детская фантастика Серия: Маг Данилка и его друзья Книга 1 Маг Данилка Александр Анисимович Охотин: Маг Данилка. ...»

-- [ Страница 3 ] --

Это, пожалуй, было разумно, идти по берегу и искать пристань. Ну, мы и пошли. Шли долго. Никакой пристани не было. Не было и пароходов. Даже простой рыбачьей лодки не было. Мы проголодались и не знали, что нам делать.

Так ведь можно и от голода умереть.

Впереди был уже виден лес.

–Давайте дойдм до леса и поищем что-нибудь съедобное, – предложил Вадик. – Может, там грибы какие-нибудь найдм, или ягоды.

–А ты чего, грибы сырые есть собрался? – спросил я.

Александр Анисимович Охотин: Маг Данилка. 2008г –Если сыроежки, то можно и сырые.

–Ничего там нет, – сказал Игорь.

–Почему, – спросил я.

–А ты что, не видишь, что здесь даже насекомых нет… и птиц. И трава тут неправильная. Значит и грибов с ягодами тут тоже может не быть.

Только теперь я понял, что Игорь прав. Не было ни птиц, ни мух, ни бабочек, даже мошкары – и той не было. А трава. Я такой травы никогда не видел. Каждая травинка была похожа на маленькую пальмочку с узкими листочками, Эти листочки были в мелких дырочках, поэтому они казались похожими на покрашенную в зеленый цвет марлю. Я насчитал несколько разновидностей «травинок», но все были именно с такими дырявчатыми листочками.

Я потерял счт времени. Мы еле тащились вдоль берега. Когда мы добрались до леса, сил почти уже не оставалось. Вот там, в лесу, я заподозрил совсем неладное. Дело в том, что таких деревьев я никогда не видел. Не только я. Я чувствовал, что и Вадик с Игорем стали что-то подозревать. Хотя нет, Игорь это первым понял, а мы уж потом.

«Еду» мы нашли. Это были заросли кустарника. Листья на кустах были необычные: Они были крупные, как у фикуса, но зубчатые по краям. Стволы были зелные, а на ветках были плоды – созревшие. Плоды по форме напоминали яблоки. Они были зеленоватого с розовым отливом цвета. Мы таких плодов раньше не видели, так как на яблоки они были похожи лишь слегка.

Вадик сразу предложил подкрепиться, но Игорь запротестовал:

–Ты чего? А вдруг они ядовитые? Ты разве не знаешь, что бывают ядовитые растения? Волчьи ягоды, например.

–Но это же не ягоды, так что они не могут быть волчьими.

–Почему это не могут? Вдруг это волчьи яблоки?

–А мы сначала немного попробуем и узнаем, ядовитые они или нет.

–Это как мы узнаем-то? Останемся живыми, или нет? Так что ли?

–Мы на вкус определим. И вообще, от ядовитого не обязательно умирают.

Надо попробовать чуть-чуть и посмотреть на самочувствие. Если будет вс в порядке, значит плоды не ядовитые, а съедобные.

–Вот ты и пробуй, а мы посмотрим, сказал Игорь.

–И попробую.

Александр Анисимович Охотин: Маг Данилка. 2008г Вадик сорвал один плод и «попробовал». Потом он «попробовал» ещ и ещ.

Мы не могли безучастно смотреть на то, как Вадик аппетитно «пробует». Я тоже стал «пробовать», а глядя на меня, и Игорь.

Плоды были очень вкусными. Мякоть, по вкусу напоминала что-то среднее между сочной дыней и мандарином. Голод мы утолили быстро, жажду – тоже, потому что плоды были очень сочными, но… Первым «отрубился» Вадик. Правильно, ведь он стал «пробовать» первым. Он неожиданно повалился на землю. Мы пытались его разбудить, но он вообще ни на что не реагировал. Мы подумали, что Вадик умер, и сильно испугались. Но долго пугаться не пришлось, потому что, мы отключились следом за ним. Я почувствовал, что куда-то проваливаюсь, и вс, дальше ничего не помню.

Сколько мы пробыли в отключке, сказать трудно. Когда я очнулся, вокруг было совершенно темно. Игорь и Вадик уже не спали. Они сидели, прислонившись к толстому плетному стволу дерева, сидели молча. Где-то наверху сквозь кроны просвечивала луна, поэтому было достаточно светло.

–Проснулся? – спросил Игорь.

–Ага.

–Что будем делать-то?

–Надо дождаться утра, – говорю я.

–И идти дальше, – поддержал меня Вадик.

Вдруг в чаще леса послышались какие-то завывающие звуки. Мы испугались.

Несколько секунд мы были в оцепенении, а потом, не сговариваясь, бросились к берегу, прямо сквозь кустарник, напролом.

Мы остановились почти в воде и с ужасом слушали завывания, к которым вскоре добавились новые звуки: какие-то потрескивания, щелчки, и рычание. Тогда мы бросились прочь вдоль берега – подальше от леса.

–Тут и сожрать могут! – испугано крикнул Игорь.

–Не-а, – ответил Вадик. – Сюда они не сунуться. Это, наверно, лесные звери.

Главное самим в лес не заходить.

–А вдруг они не только лесные, но и береговые? – засомневался Игорь.

–Так не бывает, – сказал Вадик. – Звери могут быть или лесными, или береговыми, а чтобы они были и теми и другим, так не бывает.

И действительно, из леса так никто и не вышел. Мы сидели на мокрой траве, и тут Игорь заметил – Луна. Да-да, Луна была неправильная, как и вообще вс тут.

Она была окружена голубоватой оболочкой. На Луне не было привычных пятен, Александр Анисимович Охотин: Маг Данилка. 2008г точнее были, только другие и расплывчатые, как в тумане. Теперь нам окончательно стало ясно, что мы не на Земле.

Я не заметил, как уснул. Когда я проснулся, было уже светло. Солнце уже поднялось из-за леса. Игорь и Вадик ещ спали, развалившись на влажной траве. Я их разбудил. Нельзя было терять время. Надо идти дальше. Хотя теперь было непонятно, зачем вообще куда-то идти на чужой планете.

Снова хотелось есть, но после вчерашнего приключения мы больше не рисковали. К полудню мы вышли из леса и увидели горы, точнее, скалы. Они были из беловатого не то камня, не то плотной земли. На скалах кое-где росла редкая растительность: трава, странные деревья.

Когда до скал оставалось метров сто, мы увидели… дорогу. Это была даже не совсем дорога. Скорее, это было похоже на широкую тропу. Она лишь немного напоминала деревенскую дорогу, потому что не было там колеи от шин, телег и другого транспорта. Дорога тянулась вдоль подножья скал. Появилась призрачная надежда, что это вс-таки Земля, и мы сможем встретить людей. Мы пошли по дороге. Справа были скалы, слева метрах в ста – вс та же широченная река.

В скалах мы увидели какие-то дыры. Точнее, не дыры, а как бы входы в пещеры. Любопытство взяло верх, несмотря на голод. Это Вадик предложил «исследовать» одну из пещер. Игорь, правда, был против. Он говорил:

–Вдруг там какие-нибудь звери прячутся, или бандиты?

Но мы его уговорили исследовать одну из пещер. Пещера оказалась не очень длинной. Она постепенно сужалась и заканчивалась стеной. В стене было отверстие диаметром не более полуметра.

Мы кое-как пролезли в отверстие и оказались в небольшом замкнутом пространстве. Размер каменной «комнаты» был примерно пять на пять метров. Не найдя больше ничего интересного мы решили продолжить путь, тем более, если судить по солнцу, время уже перевалило за полдень. Правда, нам показалось, что времени прошло гораздо больше. Но это, наверное, вс из-за голода. Мы тогда и не подумали, что на другой планете сутки не обязаны равняться земным суткам.

Мы вылезли из пещеры и двинулись дальше, но пройдя несколько шагов, остановились от неожиданности. В нашу сторону по дороге неслись какие-то всадники на конях – так нам сначала показалось. Но когда мы разглядели, что это за всадники, так перепугались, что даже не сразу пустились наутек.

Кентавры, увидев нас, тоже остановились. Они были похожи на тех, что изображены в книжке «Легенды древней Греции», только шерсть у них была не только на «лошадином» теле, но и на «человечьих» туловищах, руках и лицах.

Мы стояли, боясь даже пошевелиться, «чудовища» тоже стояли. Они были от нас метрах в ста – не больше. Они издавали странные звуки. Казалось, что они Александр Анисимович Охотин: Маг Данилка. 2008г переговаривались между собой. Потом одно из чудовищ двинулось в нашу сторону. Вот тогда-то мы и драпанули. Побежали прямо в ту пещеру, не сговариваясь.

Через минуту кентавр появился в проходе. Он остановился и стал издавать непонятные звуки и делать какие-то жесты руками. Мы стояли, прижавшись к дальней стене пещеры, и дрожали от страха. Кентавр двинулся вглубь пещеры, к нам. Мы, отталкивая друг друга, сиганули в ту самую дыру в стене и оказались отрезанными от мира.

–Что теперь делать? – шпотом спросил Игорь, чуть ли не со слезами. Я и Вадик тоже были не на шутку напуганы. Что нам теперь делать, никто из нас не знал.

–Здесь он нас не достанет… наверное, высказал надежду Вадик. – Не будет же он тут вечно стоять. Уйдт когда-нибудь.

–А если не уйдт? Мы что, так и будем сидеть здесь вечно? – Спросил я.

–Нет, вечно не получится. Мы тут от голода помрм. Надо что-то придумать.

–А что придумать-то? – снова захныкал Игорь.

В это время в дыру просунулась голова кентавра. Он смотрел на нас большущими глазами. Его морда была похожа на обезьянью, только показалась нам гораздо страшнее. Мы одним прыжком отскочили к дальней стене нашей «тюрьмы», в которую сами же себя и заточили. Кентавр ещ некоторое время разглядывал нас, а потом его морда пропала и мы услышали удаляющийся топот.

–Он ушл? – спросил я.

–Не знаю, – ответил Вадик. А Игорь говорит:

–Они, наверно, у выхода нас караулят. Ждут, когда мы выйдем, чтобы поймать и сожрать.

–А что же делать? – спрашиваю, а Вадик говорит:

–Надо немного подождать.

И мы ждали. Минут через пятнадцать снова послышался топот. Я осторожно выглянул в дыру и увидел двух кентавров. Один был такой же огромный и страшный, как и тот, прежний. А может это он и был. Второй был какой-то очень мелкий, даже ниже нас. Тот, который большой, остановился у входа в пещеру, а мелкий пошл к нашей «темнице», он что-то нс в руках. Я сразу отскочил от прома к ребятам и сказал им:

–Они снова сюда идут, один здоровый, а второй какой-то мелкий и что-то нест, наверное, взрывчатку. Они, сейчас взрывать стену будут, чтобы до нас добраться.

Александр Анисимович Охотин: Маг Данилка. 2008г Сначала в отверстие просунулась маленькая головка, с блестящими, даже, как показалось нам, любопытными глазками. Глазки нас некоторое время разглядывали, будто изучали. Потом мордочка что-то пропищала и убралась, а в отверстие просунулась рука, держащая какой-то мешочек. Мешочек упал недалеко от лаза. Мы забились в самый дальний угол нашего убежища и приготовились к самому худшему.

–Вс! сейчас бабахнет, – захныкал Игорь.

Мы сидели, сжавшись в комочки. Мы и правда думали, что сейчас вс взорвтся. Не взорвалось. Мы сидели и смотрели, то на лаз в стене, то на сврток.

Потом Вадик, осмелев, подошл и выглянул в отверстие.

–Их там нет, они ушли, – сказал он нам шпотом.

–Может, попробуем сбежать? – предложил я.

–А если они там караулят?

–А давайте посмотрим, чего они к нам забросили, – предложил Вадик.

–Да, а если ОНО взорвтся? – засомневался Игорь. А я сказал:

–Хуже вс равно не будет. Мы вс равно отсюда никогда не выберемся.

Я уже точно знал, что мы не на Земле, а на другой планете, например, на той самой альфа Кентавра, в которую мы играли дома у Вадика.

–Вот ты сам и посмотри, раз такой смелый, – говорит Вадик. И я посмотрел.

Это был мешок из ткани. Я такой ткани раньше не видел. Она была толстая, прочная, но очень мягкая. Но самое главное было то, что внутри.

–А вдруг это нельзя есть? – засомневался Игорь. – Вдруг опять как там, в лесу, получится?

–Ну и что? – возразил Вадик. – Мы же там живые остались. Есть то вс равно чего-то надо. Думаешь, лучше от голода умереть?

Плоды были похожи на крупные бананы, только цвет у кожуры был светло розовый. Их много было – килограмма два, наверное. А пахло от них так, что мы не смогли устоять. Мы стали с жадностью поглощать плоды, и… ничего не случилось. Мы не уснули, не потеряли сознание, зато наелись. Вот только очень хотелось пить, а воды не было. Начало темнеть, это мы поняли потому, что пробивающийся через вход в пещеру свет начал становиться вс слабее и слабее. В нашем убежище, в котором и так-то стоял сумрак, становилось совсем темно.

Снова послышался знакомый топот. Опять прискакали те два кентавра:

большой и маленький. Маленький кентавр снова заглянул в дыру, а потом бросил в не ещ один мешочек. Потом он снова заглянул и протянул руки, в которых Александр Анисимович Охотин: Маг Данилка. 2008г держал что-то очень похожее на кувшин, только кувшин был деревянный, как будто выточенный из куска дерева.

Кентавр стоял и держал кувшин. Он что-то пищал, своим тоненьким голоском.

Нам показалось, что этот писк похож на какую-то незнакомую нам речь. Я, осмелев, подошл и взялся руками за кувшин. Кентавр сразу же отпустил его и исчез из лаза. Я видел, что он стоит рядом и не уходит, а позади него стоит большой кентавр.

Я заглянул в кувшин – там была вода. Мы сразу набросились на не. За один присест вылакали почти половину. Вадик сказал, что надо оставить воду на утро.

Ведь неизвестно, что будет дальше, выберемся ли мы отсюда. Я снова выглянул в дыру – кентавров не было. Снаружи было совсем темно. У нас в пещере вообще ничего не было видно, и мы завалились спать.

Когда мы проснулись, снаружи было уже светло. Я выглянул из нашего убежища. С той стороны лежал ещ один мешок и стоял ещ один кувшин. Я сообщил об этом ребятам. Они тоже посмотрели, а Игорь сказал:

–Они нас выманивают, чтобы поймать и слопать.

А я, теперь уже, сомневался, что они хотят нас «слопать». Да и внешность кентавров мне теперь не казалась такой страшной, как вначале. А мелкий, так вообще казался теперь симпатичным. Я поделился своими соображениями с ребятами. Игорь сказал, что точно слопать хотят, потому и выманивают, а Вадик предложил:

–Сань, попробуй вылезти. Может, там никого и нет. А если этот мелкий, то с ним просто справиться. По башке раз треснуть и делов-то.

–А почему я, а не ты?

–Так ты же сам сказал, что они не будут нас есть.

–А вдруг.

–Ну, ты то одно говоришь, то другое. Не поймшь тебя. Ладно, давай я полезу.

И он полез. Никто его не слопал, никто на нас не набросился. У входа в пещеру тоже никого не было. Мы выбрались из пещеры и позавтракали. Фрукты были уже другие, но тоже, каких мы никогда не видели. Они были такие вкусные, что съесть их можно было сколько угодно. И вода в кувшине тоже была очень вкусная – не то, что наша, городская, кипячнная из-под крана.

–Надо оставить кувшины снаружи, – сказал Вадик. Пусть они их возьмут, а то, может, у них такие кувшины дорого стоят.

–А чего ты о них так беспокоишься? – спросил Игорь. – Ты же сам говорил, что они нас сожрать хотят.

Александр Анисимович Охотин: Маг Данилка. 2008г –Я? Говорил? Это не я, это ты говорил. А вообще кто их знает, чего они хотят.

–Уж точно не сожрать, – сказал я. Стали бы они нам еду таскать. Они просто разломали бы этот проход и достали бы нас, а они не ломают.

–Они нас специально откармливают, чтобы мы жирнее стали, – сказал Игорь.

В это время на дороге снова появились кентавры: два больших и один мелкий.

Мелкий, наверное, тот, который нам еду и воду приносил. Кентавры остановились, увидев нас. Тот кентавр, что немного поменьше самого крупного, наклонил голову к мелкому и чего-то ему «сказал». Мелкий пошл в нашу сторону. Он шл медленно, видимо, чтобы нас не спугнуть. Два других остались на месте.

Нас было трое, поэтому мы не очень-то и боялись. В случае чего, мы с мелким кентавром справимся. Кентавр подошл к нам и остановился. Он что-то пропищал, и его обезьянья мордочка вдруг расплылась в улыбке. Теперь-то уж мы точно его не боялись, мы стояли и… улыбались друг другу.

Потом Игорк сбегал в наше убежище и принс оттуда пустые мешки и кувшины. Он протянул их кентавру. Кентавр снова заулыбался и взял их. Мы и не заметили, как рядом оказались большие кентавры. Когда мы их увидели, так испугались, что даже не помню, как оказались в нашем убежище.

Ближе к вечеру снова пришл мелкий и принес нам еду и воду. Теперь мы его не боялись и вылезли из убежища. Мы взяли вс, что он принс, – прямо у него из рук взяли. Кентавр стоял рядом, вид у него, как мне показалось, был немного печальный. Мы поужинали. Кентавр стоял рядом. Мы тоже протянули ему фрукты.

Он взял только один и ел его очень медленно.

Был уже вечер. Солнце опускалось к горизонту и отражалось в реке яркой желто-оранжевой дорожкой. Мы стояли и смотрели на закат. Было очень красиво.

Кентавр стоял рядом и тоже смотрел, то на реку и солнце, то на нас. Потом он пошл, наверное, домой. Он что-то пищал нам и делал какие-то знаки руками, будто приглашал нас идти с ним, но мы побоялись. Кентавр постоял немного, и с огорчнным вздохом пошл прочь.

Проснувшись на следующий день, мы снова обнаружили мешочек с едой и кувшин. Кентавров не было. Мы уже мы боялись здешних «чудовищ», поэтому вылезли из пещеры и уселись завтракать прямо на траве.

–Смотрите, что это?! – вдруг закричал Игорь, показывая рукой туда, откуда приходили кентавры.

Смотрю и вижу: в небе полыхает ярко светящийся розовым цветом шар.

Какое-то время шар, замедляя скорость, двигался в сторону леса, а потом стал быстро снижаться и скрылся из вида.

Александр Анисимович Охотин: Маг Данилка. 2008г –Что это такое? – спросил я Вадика, как будто у того были ответы на все вопросы.

–А я знаю? – ответил он. – Может НЛО? И вообще, знаете что, хватит нам бояться чудовищ. Надо же вс равно что-то делать.

–Надо, я хочу домой, – согласился Игорь.

–А чего делать то? – спросил я.

–Перестать бояться кентавров, – сказал Вадик. – Они совсем и не чудовища.

Зачем бы этому мелкому приносить нам еду, если бы он был чудовищем? А раз он не чудовище, то и большие тоже не чудовища.

–Не знаю, – сказал я. – У нас, у людей, большие иногда бывают чудовищами.

–Ага, точно – поддержал меня Игорь. – И не только большие.

–То у людей, а это кентавры – ответил Вадик.

–Ну и что ты предлагаешь? – Игорь спрашивает.

–Надо пойти к ним и вс им рассказать, а они, может, придумают, что делать.

–И как ты собираешься им рассказать? Может, ты их язык знаешь?

–Язык придтся выучить.

–Это, скорее, они наш выучат, чем ты их, – сказал Игорь. – Вон, моя сестра, и в школе английский язык учила, и в институте. А толку?

–А может я способный, – говорит Вадик, – может я быстро выучу.

–Ага, ты сначала словарь достань, русско-кентавровский, – съязвил я.

Спорили долго, но вс-таки решили идти «сдаваться» кентаврам. А они легки на помине – уже идут к нам, и не одни… Овсянников и мелкий кентавр шли впереди и… да-да, они разговаривали! Мы не слышали, но видели. За ними шли два больших кентавра и Коля, Зоя и Боря. Это было настолько неожиданно, что мы даже не сразу поверили в то, что увидели. Мы просто стояли и смотрели на приближающуюся процессию. Боря ещ издали погрозил мне кулаком.

Когда они были уже близко, я понял, что Данилка и вправду разговаривает с кентаврами – на их языке. Он издавал, такие же, как и мелкий кентавр, свистящие, шипящие, щлкающие звуки. Улыбчивый «мелкий» кентавр тоже что-то ему «говорил». А ещ Данилка «работал переводчиком» между Борисом и двумя большими кентаврами.

Когда они подошли, Боря сразу стал на меня кричать:

Александр Анисимович Охотин: Маг Данилка. 2008г –Ты что, забыл, что сказал Данил про то место?! Какого чрта вас туда понесло?!

–А я не хотел туда заходить, просто мы испугались, когда к нам солдаты побежали, – стал я оправдываться.

Данилка тоже посмотрел на меня не очень дружелюбно. Обычно улыбчивый, он взглянул на меня очень угрюмо, даже со злостью, и сказал:

–Оказывается, не только солдафоны думают тем местом, которым сидят.

Некоторые второклассники тоже этим местом думают.

Я сразу понял, каких второклассников он имеет в виду.

–Ну чего ты…– обиделся я. – Мало того, что Борька наезжает, так и ты туда же.

Тогда в разговор вмешалась Зоя:

–Как на тебя не наезжать?! Ты знаешь, что Данил не спал трое суток, чтобы найти вас, пакостников?!

–А почему это мы пакостники? – обиделся я.

–Хотя бы потому, – сказал Данилка, – что она вам еду и воду каждый день носила, а вы даже спасибо не сказали.

«Она?! – подумал я. – Вот так штука!». У меня и в мыслях не было, что мелкий кентавр – девчонка. А мы ещ собирались по башке ей треснуть «в случае чего». Это я про себя подумал, а сам ответил:

–А как я скажу спасибо, если я их язык не знаю, а они не знают наш?

–Теперь знают, меня Данилка научил, – неожиданно сказала «она» обычным девчоночьим голосом на чисто русском языке. – А «спасибо» я на любом языке поняла бы.

Тут съехидничал Игорк:

–Ну, что я говорил? Я же сказал, что они наш язык скорее выучат, чем мы их.

–Это потому, – сказал Боря, – что учитель толковый, и ученица тоже. Не то, что вы, оболтусы. Они хоть нормальным местом думает, а не тем, которым вы.

Того, что вы сделали, больше никто бы не сделал. Скажи спасибо, что Данил вас разыскал в параллельных пространствах.

–Это ещ что! – сказал Овсянников. – Пусть радуются, что они в такой Мир попали. А могли бы попасть и в другой, где нет воздуха, например. Или туда, где атмосфера ядовитая, или где один огонь. А то и вообще в космосе могли оказаться.

Вот тогда можно было бы и не искать.

Александр Анисимович Охотин: Маг Данилка. 2008г Мы попрощались с кентаврами и собрались в обратный путь.

–Коля, ты запомнил вс, что я тебе объяснял? – спросил Данилка.

–Да я помню, держаться за тобой не дальше десяти метров.

–А ты, Зоя?

–Да, я запомнила.

–Ну, младенцы, давайте, на рученьки, – с издвкой сказал Овсянников, поглядев на Игоря и Вадика. – Я снова создавать портал не буду. Я, если не знаете, из-за вас и так много сил потерял. Ещ для вас и портал строить… – обойдтесь.

Прямо так полетим – через суперпространство.

Мы сначала не поняли, что значит это «на рученьки». Коля и Зоя подошли к нам подхватили на руки: Вадика – Коля, а Игоря – Зоя.

–Ну и тяжлый! – пожаловалась Зоя, еле удерживая Игоря.

–Ничего, в суперпространстве тяжести не будет, – обнаджил Данилка.

–А вам, – обратился Данилка к Игорю и Вадику, – тоже надо очень крепко держаться за Зою и Колю. Если разойдтесь с ними в суперпространстве, сразу погибните.

Потом, поглядев на меня, сказал:

–А ты вместе со мной к дяде Боре, только держись за меня, а не за него, и не отпускай. Дядя Боря, вы помните? Держите меня крепко и не отпускайте, иначе погибните. А главное, этого держите, чтобы опять куда-нибудь не сгинул.

–Понятно, – ответил Боря и поднял нас на руки. – Этого-то я точно не отпущу.

У меня с ним «разговор по душам» на сегодня запланирован.

–Вы, главное меня не отпустите, а то никакого разговора с «этим фруктом» у вас не будет, как и вас самих.

–Приготовились! – скомандовал Данилка Коле и Зое. – На счт три.

–Да готовы мы уже, – чуть не простонала Зоя. – Давай скорее, а то я этого обормота уроню. Я его еле держу.

–Ну, тогда вперед. Раз, два, три… Что тут началось! Я никак не мог понять, где мы летим. Какие-то всполохи, тени на фоне призрачно светящейся бездны, что-то похожее на молнии. Не было ни верха, ни низа, зато столько направлений, что не описать словами. Это продолжалось долго – минут пятнадцать. Закончилось вс внезапно. Мы оказались… прямо в нашей квартире. Зоя, вместе с Игорем с разгона упала, и они оба влетели прямо под обеденный стол, протаранив его до окна. Коля тоже еле удержался на ногах и уронил Вадика. Мы втром совершили «мягкую посадку»

Александр Анисимович Охотин: Маг Данилка. 2008г прямо на диван – не упали. На нас, с обалделым видом смотрели трое: папа, мама и Витька.

Александр Анисимович Охотин: Маг Данилка. 2008г Глава 17. Последние дни лета Последние дни лета. Послезавтра в школу. Мы решили уйти на холмы на оба дня. Данилка нам сказал, что сегодня и завтра он проведт нас туда и обратно последний раз. Только весной он снова станет проводить нас через ворота научного центра. Я удивился:

–Почему последний раз?

–Потому что послезавтра у меня не будет магических способностей.

Вадик удивился ещ больше, чем я:

–Разве так бывает, чтобы были способности, и вдруг не стало?

–Бывает, – сказал Данилка. И Коля тоже сказал, что может. А Зоя:

–Вы не расстраивайтесь. Это только до конца апреля. Осенью и зимой мы с брелками туда ходить будем.

–Конечно, – согласился Данилка. – Брелки же у Коли с Зоей есть.

Брелки для прохода на холмы им Боря вс-таки дал. Это его Данилка уговорил. Он сказал, что Коля и Зоя – люди ответственные, что они будут следить, чтоб ничего не случилось. Так что они правы были. Мы туда и без Данилки теперь проходить сможем – по очереди.

–Только вы без меня будете туда ходить – говорит Данилка.

–Почему? – спрашиваю.

–Потому что мне без магических способностей там тоскливо будет.

Я, конечно, удивился: «При чм, – думаю, – тут способности?» Но я не стал больше приставать к Овсянникову с расспросами.

Был уже десятый час, когда мы собрались выходить из дома. Мы взяли сумки с продуктами, которые, нам родители приготовили. Данилкина Бабушка нам целый мешочек гречневой крупы дала, а ещ сыр и колбасу. Данилка хотел всю крупу по дороге высыпать, но Зоя не дала. Она сказала, что из гречки тоже можно что нибудь вкусненькое сделать. А моя мама, провожая нас, сказала:

–Чтоб вы там от Данилушки ни на шаг. Слышите, что я вам говорю? Ни на шаг, чтобы. Потому что из вашей компании только он один думает головой, а не тем, чем в туалете к унитазу прикладываются.

Данилка фыркнул, еле сдерживая смех, а потом сказал:

–Тть Клава, эти двое без меня никуда не полезут. Я следить буду. А то не хватало ещ их снова искать неизвестно где.

Александр Анисимович Охотин: Маг Данилка. 2008г –А вот и нечего их было искать и вызволять оттуда. Пускай и оставались бы с этими… кинотаврами.

–Кентаврами, – поправил Данилка.

–Ну с ними, какая разница. – Да, мама вс ещ сердилась из-за того случая.

Мы вышли во двор. Было прохладно, но не холодно. В песочнице, что во дворе дома, копались малявки Лизка и Лариска – привычная картина. Ещ там Алнка была из седьмой квартиры. Рядом на скамеечке сидели их бабушки – все три и почти одинаковые. Я так и не научился их друг от друга отличать. Увидев нас, бабушки о чм-то зашептались, а Алнка нравоучильно сообщила следующее:

–Они опять к своим китавлам посли бес сплосу. Вот их там съедят – будут знать, как маму не слусаца.

Услышав это, Вадик и Игорк чуть не упали от смеха, а Данилка сказал с издвкой:

–Вот! Слышали, что умные люди говорят? Родителей слушаться надо. Не будете слушаться – кентавры съедят.

–Сам что ли всегда слушаешься? – спрашиваю.

–Послезавтра начну слушаться, – ответил Данилка, – и действительно, так оно потом и было.

Когда мы проходили мимо нашей школы, Овсянников вдруг остановился. Он с такой грустью посмотрел в сторону школы, что мне Овсянникова даже жалко стало. Я не понимал, что с ним творится, мы вообще его раньше таким не видели.

Данилка всегда был жизнерадостным, веслым, а теперь и следа не осталось от его жизнерадостности.

Он подошл к двери школы, погладил недавно покрашенную дверь. А потом с грустью сказал:

–Как тут хорошо. Почему многие не понимают, что учиться в школе – это счастье?

–Будет тебе этого счастья до конца весны, – сказал я.

–Ага, досыта накушаешься, – поддержал мою «глубокую мысль» Игорь.

Наверное, мы это зря сказали. Я увидел, что Овсянников помрачнел ещ больше.

На выходе со школьного двора мы встретили нашу учительницу. Валентина Васильевна, увидев нас, заулыбалась. Мы поздоровались, почти хором:

–Здрасте, Валентина Васильевна.

–Здравствуйте, ребята, здравствуйте, – ответила она, а потом спросила:

Александр Анисимович Охотин: Маг Данилка. 2008г –А что это за историю про вас рассказывают? Про Овсянникова и про Мережкина с Сорокиным и Музыкантовым. Будто Овсянников катастрофу устранил на Лесной улице. И Мережкин с Сорокиным и Музыкантовым куда-то пропадали. Кентавры какие-то… –Это вс сплетни, – сказал Данилка. – Скучно бабушкам-пенсионеркам, вот они всякую чепуху и выдумывают.

–Вот и я так думала. А вы куда собрались? Если не секрет, конечно.

–На холмы, – ответил я, не задумываясь.

–Так они же исчезли! Об этом даже по телевиденью сообщали.

–Ну и что? – спас положение Данилка. – Зато там теперь лес. И река стала близко.

–А вы не боитесь? А то многие боятся туда ходить. Слухи всякие… –А мы слухам не верим, – сказал Игорь. – Вот кто эти слухи придумывает, тот пускай и боится.

–Вот это правильно, Сорокин. Ну ладно, мне в школу надо зайти. Не опаздывайте послезавтра.

–Не опоздаем, – ответили все мы хором – все, кроме Данилки.

Мы пошли дальше. А дальше был парк. Лето вс ещ спорило с наступающей осенью, и погода была ясная, стало немного теплее.

Народа в парке было немного. Мы шли по асфальтовой дорожке, по аллее из тополей и берз. Дальше асфальт заканчивался, тротуар превращался в тропинку, сбегающую по склону к берегу озера. Мы спустились к берегу и пошли вдоль него.

Смотрим и видим: на том берегу стоит милицейская машина.

«Интересно, – подумал я, – что там милиция делает?». Что они там делали, мы узнали, когда пришли туда. Оказалось, что за милицейской машиной стоит скорая, а на берегу лежит мужчина в плавках. Около него стоят двое в белых халатах и три милиционера. Когда мы подошли ещ ближе, я узнал в лежащем дядю Семена из соседнего дома. Дядя Семн – он даже зимой в проруби купался.

–Дядя Семен!.. – вырвалось у меня. Посмотрев на докторов, я спросил: – Он живой?

–Нет, он утонул час назад, – ответил доктор. – Его только что вытащили.

–Ты его знаешь? – спросил милиционер.

–Знаю, это дядя Семен с нашей улицы. Он в третьем доме живт… жил.

–Скажи, пожалуйста, какой у него адрес и фамилия.

Александр Анисимович Охотин: Маг Данилка. 2008г Адрес я знал, а фамилию нет. Дядя Семен был очень хорошим человеком. Его любили все. Я помню, как он учил нас пользоваться разными инструментами.

Витьке он помог сделать воздушного змея. Мы часто приходили к нему в сарайчик около дома. Он всегда там чего-то мастерил. Мы любили туда ходить, и он всегда был рад нам. Он рассказывал нам много интересного. Даже помогал иногда делать уроки, объяснял, когда кто-то чего-то не понимал. И вот он здесь – лежит… мртвый.

Я вспомнил вс это и слзы просто хлынули из глаз. Милиционеры и доктора растерялись. Они пытались меня утешать, А что толку, Разве теперь что-нибудь исправишь?

Подошли другие ребята. Данилка сразу спросил у главного доктора:

–Разве вы не можете его вылечить?

–Что ты, мальчик. Если бы он был больной, или без сознания. А он уже умер час назад.

–Но за час он не мог умереть совсем. Эх вы! А еще доктора.

Данилка подошл к дяде Семену, который лежал на берегу без признаков жизни. Милиционеры попытались его остановить:

–Мальчик не подходи, ты все следы затопчешь. Да и нечего тебе смотреть на это.

–Не мешайте ему, – сказал Коля. Он знает, что делает. Он его оживит.

–Не надо глупости говорить, – сказал главный доктор. – Ты ведь большой уже, а чепуху говоришь.

–Не чепуху. Я знаю.

А к Данилке уже бежал милиционер, который мог вс испортить. Коля сказал что-то на непонятном языке, и… милиционер словно на невидимую стену наткнулся. Он с удивлением остановился, протянул вперд руки, и руки упрлись в невидимую преграду.

–Не мешайте ему, – сказал Коля.

Но все, в том числе и тот милиционер, уже и так увидели, что происходит.

Данилка сидел на корточках около дяди Семна. Он положил руки на его грудь.

Вокруг Данилки и дяди Семна ярко светился розовый ореол. Я уже видел такое, когда он мою маму вылечил. Было видно, как что-то светящееся втекает в дядю Семна, и через минуту дядя Семн начал дышать. Овсянников поднялся и отошл.

–Вс, – сказал он. – Через пять минут он проснтся.

Доктора смотрели на ожившего утопленника, как на привидение. Они знали, что это невозможно, но это было.

Александр Анисимович Охотин: Маг Данилка. 2008г –Идмте, а то мы и так уже задержались, – сказал Данилка, – а сегодня и завтра последние дни… И мы опять увидели, как он погрустнел.

–Чего ты, как не свой сегодня? – спросил я его.

–Извини Сань. Что-то настроение плохое. Даже не знаю отчего. У меня такое, чувство, что я туда иду в последний раз… –Почему в последний? – удивился я. – Ведь ты же сам говорил, что весной снова… –Да, говорил. Вот только такое чувство, что следующей весны у меня не будет.

–Как это не будет? Ты что, умршь что ли?

–Нет, конечно. Может и чепуха это, но мне кажется, что чего-то случится, что я долго туда попасть не смогу.

–Ребята, постойте, – окликнули нас.

Мы обернулись. За нами «на всех парах» бежал доктор – тот, который главный. Мы остановились. Доктор подбежал к нам и сразу обратился к Данилке:

–Мальчик, извини, но, может, расскажешь, как ты это сделал?! Я не могу понять. Ведь это невозможно. Целый час. Смерть мозга. Ты знаешь, что такое, смерть мозга?

–Знаю, только это не то, что знаете Вы. Мозг, если не знаете, долго не умирает. В нм вс остатся, как и до смерти, только пропадает электромагнитное поле. Это некоторые душй называют.

–Ну допустим, но даже если это и так, то как можно заставить мозг снова работать?

–Надо вернуть назад то, что излучилось. Только Вы этого сделать не сможете.

Я не знаю, как это вам объяснить. Просто я это умею.

–У него дедушка доктор, – сказал я. – он от него научился. Дядя Ваня Овсянников, слышали про такого.

–Иван?! Так ты его внук Данил?!

–А вы откуда знаете? – спросил Данилка.

–Так я с твоим дедом в одной больнице работаю. Он нам про тебя рассказывал. Но вс равно, это даже он не смог бы. А как же у тебя-то получилось.

–Получилось… потому что это белая магия. Дедушка магией не владеет. Хотя вы вс равно не поверите.

Александр Анисимович Охотин: Маг Данилка. 2008г Доктор так и остался стоять в растерянности, а мы пошли дальше. Мы пришли к воротам Научного Центра к полудню. Данилка не стал, в этот раз, даже открывать их, он провел нас… прямо сквозь ворота. Мы уже ничему не удивлялись, потому что много уже чудес видели.

Мы шли через знакомые рощицы, луга, скрытые теперь от посторонних глаз.

Вот и наш Дом. Он ждал нас, мы это чувствовали. Было опять как в сказке: Дом жил, он будто разговаривал с нами. Вс было, как и раньше, вс, кроме одного – обычно всегда веслый, Данилка был в этот день очень грустным. Мы его таким никогда не видели. Он словно и правда, что-то предчувствовал. Казалось, что он навсегда прощается с Домом, который сам восстановил из руин силой Магии.

В два часа дня мне на сотовый позвонил Боря. Он спросил, где мы сейчас. Я сказал, что в Доме. Он попросил нас никуда не уходить и сказал, что сейчас подойдт. Он сказал, что у него есть важное дело. Пришл он минут через десять и спросил Овсянникова:

–Данила, у меня есть просьба, но это, если тебе не будет трудно. Ты можешь помочь нам восстановить некоторые дома, особенно здание научного центра? Не сейчас, а в следующее воскресенье.

–Дядя Боря, Я это могу сделать только сегодня или завтра. Послезавтра у меня не будет магической силы… до весны. Давайте я сделаю это сегодня.

–При чм тут магическая сила? - удивился Боря. – В смысле, куда же она денется?

–Туда и денется… потому…, в общем, меня здесь не будет. Вместо меня тут будет мой двойник-робот. Он будет за меня ходить в школу, а я буду учиться в Академии Магии. А у робота никакой магической силы нет.

И для Бори, и для нас это была неожиданная новость.

–Ладно, Даня, не надо тогда, – сказал Борис. – Сегодня вс равно ничего не получится, нам сначала кое-чего приготовить надо. Да и вс равно, побудь, лучше, с ребятами, а то послезавтра ты их уже не увидишь.

Боря ушл, а мы уже сильно проголодались и решили, что пора подкрепиться.

Коля достал из пакетов продукты. Витька сразу же хотел схватить колбасу, которая была в нашей сумке. Я у него колбасу отнял и сказал, что е просто так не едят, потому что на всех не хватит. Он сделал недовольное лицо и сказал:

–Тогда, я совсем есть не буду.

–Ну и не надо, нам больше достанется, – сказал я.

–Тогда буду, чтобы тебе, вредине, меньше досталось.

–Сам вредина.

Александр Анисимович Охотин: Маг Данилка. 2008г Коля согрел чай, Зоя нарезала батон и колбасу, сделала бутерброды. Мы ели с аппетитом. А Данилка, взглянул на Витьку и говорит:

–Витк, а ты бутерброд неправильно держишь. У тебя колбаса упадт.

–А вот и правильно я его держу, по способу кота Матроскина. Это чтобы колбасой на язык его есть.

–Зачем это?

–А ты мультик смотрел?

–О Простоквашине что ли?

–Ага.

–Смотрел, ну и что? Это же там просто для веслости было про неправильный бутерброд.

–А вот и не для веслости, а потому что вкуснее. Ты сам попробуй.

Попробовали мы все. Да, действительно, колбасой вниз было вкуснее.

Приблизился вечер, наступила ночь – июньская ночь, потому что после того, как Овсянников переделал защиту, тут каждый день было двадцать второе июня, даже зимой. Мы занавесили окна и улеглись спать.

Как-то незаметно пролетел и следующий день. Нет, не то, чтобы совсем бесследно. Мы неплохо порезвились и отдохнули. Но хотелось бы, чтобы этот день длился дольше. Когда мы уходили, Овсянников остановился около ворот и долго смотрел на холмы, будто навсегда прощался с ними.

–Данил, ты чего? – спросил Коля.

–Не знаю… Хочу запомнить вс. Может, я это вс вижу последний раз… –Дань, перестань ты изводить себя. Этих разов ещ столько будет.

Не было их больше, этих «разов». Но об этом вы узнаете немного позже.

Александр Анисимович Охотин: Маг Данилка. 2008г Глава 18. Шобан и компания Итак, наступила осень. Начало учебного года. Данилка отправился учиться в МАОМ, а его дубль – в школу. Данилкин дубль пошл в наш второй «А», Зоя – в пятый класс, Коля – в шестой.

С первых дней учбы у нас начались проблемы. Это вс из-за хулигана Гришки Шабанова по прозвищу Шобан, ну и из-за его дружков. Они учились в седьмом классе, хотя Шобан должен был бы учиться в девятом. Гришка трижды второгодник, зато его папаша был очень крутым, то есть бандитом, который держал в страхе весь район – вы это уже знаете, я рассказывал. Это тот самый Миша Шабанов – главарь местной банды.

Шобан со своей компанией стал к нам приставать, требовать с нас деньги – «налог» за полученные пятрки. Мало того, они нас ещ и «на счтчик ставили» – каждый день задержки удваивал «долг». В общем, хоть отличных оценок не получай. В общем, стали они приставать и к Данилке, то есть к его дублю. Дубль вл себя при этом странно: отвечал что-то невпопад, стал с Шобаном здороваться, вместо того, чтобы от него убегать и прятаться.

Шобан и сам поначалу растерялся от такого странного поведения «Овсянникова». Потом всему этому был положен конец – неожиданно. Данилкин дубль к тому времени накопил огромный «долг», так как получал только пятрки и «налог» не платил. И вот, однажды, Шобан пригрозил, что его «прирежет», если на следующий день он не отдаст ему деньги – это уже сколько-то там миллионов рублей. Дубль снова со своей вечной улыбкой ответил ему какую-то ерунду, и пошл с нами домой.

Я сделал уроки, поел и вышел во двор: мы с Вадиком, Игорем и нашими друзьями из соседнего дома собирались сыграть в футбол на дворовом стадионе. А Александр Анисимович Охотин: Маг Данилка. 2008г чего, погода-то отличная стояла – теплынь и сухо было, несмотря на октябрь.

Короче, выхожу во двор, а из первого подъезда Данилкин Дубль выходит. Я обалдел. Ведь дубль никуда кроме школы не выходил: незачем ему, потому что он всего лишь робот. Мало того, так он ещ со мной поздоровался:

–Привет, Санк.

–Привет, – говорю, – мы в школе уже здоровались.

–А он:

–Это в школе, а во дворе ещ не здоровались.

Я уже начал думать, что у робота совсем в микросхемах фаза за фазу зашла – сломался, бывает же такое. Но я вс-таки про Шобана напомнил:

–Тебя же Шобан прирезать грозился. Может тебе лучше дома отсидеться?

А он такое ответил, что у меня в голове у самого чуть ролики за шарики не зашли:

–Не хватало ещ от какого-то Шобана прятаться. Пусть только сунется – мало ему не покажется.

Я просто «припух» от такого ответа. Это чтобы робот ответил так осмысленно, когда речь о Шобане шла? Раньше он какую-то чепуху нс в такой ситуации.

–Ты чего, – говорю, – он же нас всех оной рукой прихлопнет, не то, что с дружками.

–Так он ещ и с дружками? Ничего, не парься, мы ещ посмотрим, кто кого прихлопнет.

Ну, после этого ответа я совсем растерялся. А Дубль, усмехнулся и говорит:

–Санк, это я, Овсянников, а не дубль. Посмотрим завтра, что это за Шобан у вас тут завлся.

Итак, Данилка вернулся. Он рассказал, что он уже не ученик, не студент, а самый настоящий Маг, причм не просто Маг, а Великий Маг. Он и диплом мне показывал. В дипломе так и написано: «Присвоена квалификация Великого Мага».

В общем, Овсяников оказался настолько способным, что окончил Академию Магии досрочно. Кстати не только он, а ещ его друг из Камышовки – Васька, тот самый, о котором я уже рассказывал. Самое удивительное, что Васька на два года младше Данилки, а тоже стал Великим Магом.

Ну ладно, отвлкся я от сути. Так вот, никакой Шобан в тот день даже и не появлялся. А вот на следующий день в школе такое было! Короче, на второй перемене, когда мы пошли в столовую, Шобан уже караулил Овсянникова. Он был Александр Анисимович Охотин: Маг Данилка. 2008г с двумя своими «довесками» из его же класса, только «довески» были помельче.

Это в том смысле, что Шобан был трижды второгодником, а «довески» дважды.

–А, лошадиная фамилия. Ну что, платить будешь, или мне тебя прирезать? – с издвкой произнс Шобан. «Довески» противно хохотнули.

Я жутко испугался, а Данилка хотел обойти их. Они преградили дорогу.

–Отстаньте! Чего привязались?! – крикнул им Овсянников.

Хулиганы заржали, как лошади.

–Вот-вот, – сказал им Данилка, – сами как лошади ржте, а обзываетесь.

–Ч ты вякнул, сявка?! – взвыл Шобан. – Ну вс, ты труп! – и Шобан бросился на Овсянникова. А вот дальнейшего я уже не понял.

Шобана, неожиданно, что-то резко отклонило в сторону – он чуть не упал.

Мне померещилось, то есть я тогда думал, что померещилось, будто расстояние между Шобановскими «довесками» на миг как бы увеличилось. Не мешкая, Данилка проскочил между ними и, добежав до поворота коридора, завернул за угол, к учительской.

Следом за ним погналась вся троица. Они тоже свернули за угол. Я испугался за Овсянникова. Осторожно дойдя до конца коридора, я заглянул за угол. Я надеялся ещ, что Данилка успел добежать до учительской. Точно, в коридоре его не было, а те трое, стояли с очень озадаченным видом.

–Наверно, в учительскую побежал, гад, – сказал один из Шобановских лизоблюдов. – Жаловаться будет,.

–Во, гад… – процедил сквозь зубы Шобан. – Ну нич. Мы его после уроков поймаем и сделаем.

–А если наябедничает?

–Нич, я своему шнурку скажу – он тут быстро порядок наведт, ты же знаешь. Нам-то ч бояться?

Это Шобан родителей так называл – «шнурками».

Прозвенел звонок. Данилка неожиданно появился откуда-то позади шпаны. Я не успел заметить, откуда он взялся. Он крикнул Шобану и его дружкам:

–Эй, переростки, поймайте! – и бросился прочь.

«Переростки» бросились вдогонку.

–Шабанов, что происходит? – услышал я позади себя голос завуча.

–Да не, нич, мы просто на урок торопимся, – смиренно произнс Шобан.

–Это вы то, балбесы, торопитесь? А то я вас не знаю. И, кстати, если мне не изменяет память, ваш класс немного в другой стороне и даже на другом этаже.

Александр Анисимович Охотин: Маг Данилка. 2008г На следующих переменах Данилка не выходил из класса. Это, наверное, чтобы не попадаться Шобану на глаза. Он сидел за одной партой с Наташкой Родиной.

Она рассказывала ему, кто такой Шобан. Она говорила, что Шобан в школе самый главный, что все ученики его должны бояться, потому что его отец самый крутой в районе.

–Посмотрим, кто тут главный, – сказал ей Овсянников.

Когда после уроков мы пошли домой, Овсянникова уже поджидала та троица.

Они во дворе ждали, мы это через открытую дверь увидели. Данилка остановился и сказал нам, чтобы мы шли без него.

–Ты чего? – Наташка говорит. – Они же отсюда не уйдут, пока тебя не встретят.

–А мне и не надо, чтобы ушли. Мне, если не знаешь, как раз и надо, чтобы они остались и меня встретили.

–Они же тебя прибьют, одного, – говорит Вадик. – Лучше пойдм вместе. Они нас пятерых тронуть побоятся… может быть. Пятеро – это я, Вадик, Игорь, Наташка и Данилка.

–Да, правда, пошли с нами, – говорит Наташка.

–Не, вы без меня идите. А с этими я «поговорю» – без свидетелей.

–Ты чего?! – это уже Сорокин сказал. – Они же тебя прирежут.

–Не прирежут. Идите и не мешайте мне с ними разобраться.

В общем, мы его уговариваем, а он ни в какую. «Идите», – говорит, и вс тут.

Ну мы и пошли. Вышли, и стоим – так, на всякий случай. А Шобан к нам.

Спрашивает:

–А где лошадиная фамилия?

–Ушла твоя «фамилия» домой давно, – говорит Наташка.

–Вршь! Не выходил он из школы. Мы тут два урока уже пасм. Говори, а то хуже будет.

Мы испугались. Школьный двор уже опустел, на помощь позвать некого, а Данилка вдруг из кустов акации выходит. Не знаю, как он там оказался. Короче окликнул он «трх богатырей»:

–Эй, переростки! Вы меня, что ли ждте? Так я здесь. Попробуйте, догоните! – и, что есть духу, пустился наутк.

Шобан с компанией бросились следом, но они явно отставали. Правильно, курить не надо, тогда и задыхаться от бега не станешь. Мы бежали следом. Ещ издали мы увидели, что Овсянников остановился и спокойно поджидает Александр Анисимович Охотин: Маг Данилка. 2008г преследователей. Мы удивились, а те трое были уже в трх метрах от Данилки и… все трое, неожиданно, будто обо что-то споткнулись – все разом. В общем, вписались они «портретами» в асфальт, лежат, потом поднимаются и «красные сопли» по физиономиям размазывают. Данилка разворачивается и, не торопясь, уходит в свой подъезд.

На следующий день Шобана и его дружков в школе не было. В конце последнего урока дверь в класс открыла завуч. Она подозвала к себе Валентину Васильевну. Они о чм-то поговорили. Завуч ушла, а Валентина Васильевна объявила:

–После уроков не расходимся.

–Ууу, – недовольно загудел класс.

–Никаких ууу. Будем обсуждать безобразный поступок Овсянникова.

–А чего я сделал? – удивился Данилка. Он действительно не понимал, в чм дело. Да и мы, по правде, тоже не понимали – сначала не понимали.

–И ты ещ спрашиваешь? – со вздохом сказала Валентина Васильевна. – А ещ отличник, лучший ученик.

Ну а когда урок закончился в класс вошл Пал Палыч – директор. С ним был ещ какой-то дядька. Дядька и директор сели на приготовленные для них стулья.

Начал говорить директор.

–Вчера наш ученик Данил Овсянников, совершил безобразный и циничный по жестокости поступок. Он жестоко избил трх учеников нашей школы: Шабанова, Жиганщина и Васюкина. Но он не просто избил их. Он зверски изуродовал им лица, выбил зубы. Он поступил, как самый настоящий садист. Здесь присутствует отец Гриши Шабанова Михаил Венедиктович.

Вот теперь все мы поняли, в чм дело. Данилка крикнул:

–Это я их избил?! Один?! Троих?! Да ещ старшеклассников?! Да они сами ко мне приставали, а потом побежали за мной и «споткнулись»!

–Овсянников, как ты себя ведшь? Почему перебиваешь? – возмутилась Валентина Васильевна.

–Потому, что это ложь! А Шобан…, то есть Гришка, – сам бандит! Он такой же бандит, как и вот этот, его папаша! – он показал на сидящего на стуле Михаила Венедиктовича.

От этих слов «папаша» побагровел, вскочил со стула, сжал кулаки, и заорал:

–Ты что, сопляк, из себя возомнил?! Да я от тебя и от твоих родителей могу мокрое место оставить!

Александр Анисимович Охотин: Маг Данилка. 2008г –Только попробуй, дрнись, – теперь уже спокойно, но с угрозой в голосе, ответил Данилка. Он взял портфель и пошл из класса.

–Овсянников, вернись! – Закричал директор, но Данилка не остановился.

Проходя мимо остолбеневшего от такой «наглости» «папаши», он тихо, но так, чтобы все слышали, сказал:

–Берегись, бандит. Если ты дрнешься против меня или моих родных, я тебя уничтожу. Понял? Уничтожу вместе с твоей бандой и крышей.

Сказав это, он спокойно вышел из класса. Директор прокричал ему вслед:

–Завтра без родителей в школу не приходи!

Александр Анисимович Охотин: Маг Данилка. 2008г Глава 19. В кабинете директора В начале первого урока Овсянникова в классе не было. Я стал волноваться, не случилось ли чего. Ведь мы знали, что Шабанов старший – бандит, что на вс способен. Он вообще никого и ничего не боится, потому что у него есть влиятельные покровители. Ещ летом Шабанова и его бандитов пытались арестовать за попытку захвата научного центра на холмах, но кто-то вмешался, и их всех отпустили, из-за «недоказанности».

В общем, Овсянников появился лишь в конце урока. Оказывается, утром он пришл в школу чуть раньше обычного. Пришл, само собой, без мамы, как было велено. Пошл он не в класс, а постучался в кабинет директора. Двепалочки – такое прозвище ученики дали Пал Палычу – был на месте.


–Да-да, входите, – раздалось за дверью. Данилка открыл дверь и вошл.

–Овсянников?! – удивился Пал Палыч. – А почему без матери? Я велел прийти с родителями?

–Мама не придт. Я ей ничего не сказал и не скажу. Я не хочу, чтобы она волновалась. Я хочу поговорить о вчерашнем с Вами.

Павел Павлович растерялся:

–Ну, хорошо, Овсянников, давай поговорим сначала мы с тобой.

–Я надеюсь, что этого «сначала» будет достаточно.

–Это вряд ли.

–И вс-таки, давайте попробуем. Скажите, это правда, что ваш дедушка воевал с фашистами?

Александр Анисимович Охотин: Маг Данилка. 2008г –Да, воевал, – немного помедлив, ответив директор. – Но при чм тут это?

–А вам не обидно, что у нас теперь всем командуют фашисты? Точно такие же, но русские? Вы хотите, чтобы бандита Шабанова я называл хорошим человеком, а не бандитом? Разве Вы сами не учили нас, что надо быть честными?

Павел Павлович поднялся со стула и подошл к окну. Он стоял и смотрел на школьный двор. Данилка ждал. Он чувствовал, что директору сейчас нелегко.

Прозвенел звонок, но Данилка остался стоять на месте. Директор вернулся к столу, подвинул туда ещ один стул и сказал:

–Присядь, – и сел сам.

Данилка сел за стол напротив директора и стал ждать ответа. Минуту подумав, Пал Палыч заговорил:

–Ты прав. Лицемерить плохо. И то, что Шабанов бандит, – тоже верно. Это, правда, не повод избивать его сына. Но… понимаешь, я только теперь понял, что погорячился. Слишком вс неожиданно. Шабанов просто наехал на меня, и я не смог сразу понять, что он нест бред, что ты никак не мог избить трх старшеклассников….

–А если бы мог? Я что, не имею право защищаться?

–Имеешь, конечно, только в любом случае ты с ними не справился бы. Мне очень неловко за вчерашнее. Прости меня, Овсянников, пожалуйста. Да-да я прошу прощения, потому что был неправ.

–Пал Палыч, я же не обижаюсь.

–Спасибо Данил. Я вижу, что зла ты не держишь. Ты по характеру добрый.

–Я зла не держу, но, если не знаете, добрый я только с добрыми. С бандитами, такими, как Шо… то есть Гришка Шабанов и его дружки, я злой.

–Данил, ты зря так… насчт Гриши. То, что он такой, не только его вина – это и его беда. А вот его отец – это действительно… как бы тебе сказать помягче… –Не надо помягче, так и скажите, как есть, что мерзавец.

–Да пожалуй, мерзавец. Но ещ хуже, что не он один такой. Таких стало много, очень много.

–Это потому что им никто не дат отпор. А когда я дал отпор, то сразу же:

«завтра в школу без родителей не приходи».

–Ну о каком отпоре ты говоришь? Разве ты с ними справишься?

–Не сомневайтесь, справлюсь. Но не в этом дело.

–А в чм?

Александр Анисимович Охотин: Маг Данилка. 2008г –Я о том, что надо давать отпор. Если этого не делать, зло захватит Землю, а это гибель.

Пал Палыч долго молчал, глядя в потолок. Потом сказал:

–Непривычно, когда ученик второго класса рассуждает по-взрослому, как философ. Откуда в тебе это? Я ведь знаю тебя второй год. Не понимаю. Раньше у тебя речь была другая, как и должна быть в твоем возрасте. А теперь что случилось? Где ты этому научился и когда?

–Пал Палыч, я Вам потом это расскажу. Только Вы, наверное, вс равно не поверите. Скажите, если не трудно, что Вы думаете о такой покорности бандитам.

–Ты знаешь, Данил, ответить трудно. Я и сам не знаю, что делать. Мне это ещ дед говорил, что когда была война, вс было ясно: вот свои, а вот враги. А теперь и свои, и враги – вс перемешалось. Как противостоять таким, как Шабанов, никто не знает. Очень трудно доказать их вину.

–Потому, что их крышуют? Например, некто Свиридов.

–А ты откуда о нм знаешь? И потом, с чего ты взял, что Свиридов… –Неважно, я это проверил. Это не слухи.

–Ну и что же ты предлагаешь? Взять автомат и… –Нет, автомат не нужен… пока. Но если сейчас не остановить зло, то потом, через несколько лет, придтся брать автоматы. Вы помните, как папаша Шобана взвился и как он угрожал мне?

–Ну, дальше угроз дело не пойдт… –Пойдт, но у него ничего не получится. Как только он попытается что-нибудь сделать, я его уничтожу – его и его банду.

От этого заявления у директора чуть не свалились очки.

–Это, каким же образом? Ты бы хоть подрос немножко… –Когда подрасту, будет поздно. А то, что я смогу это сделать, можете не сомневаться. Потому, что я не только ученик второго класса, но и… как бы вам это объяснить, чтобы Вы не подумали, что я сумасшедший?

–Ну, на сумасшедшего ты не похож.

–Хорошо. Скажите, вы ведь преподаете физику в старших классах?

–Да, преподаю.

–Вы учились раньше в университете?

–Учился, - ответил Пал Палыч.

–Ваша специальность – «теоретическая физика»?

Александр Анисимович Охотин: Маг Данилка. 2008г –Да. А откуда ты это узнал? И о том, что есть теоретическая физика? Во втором классе никакой физики нет вообще, насколько я знаю как директор школы.

–А я знаю физику. И не только школьный курс, но и институтский. Я знаю даже то, чего не знают учные. Я могу Вам это доказать, но не сейчас.

Директор вообще со стула чуть не упал, от такого заявления.

–Ну, Данил, ты меня просто уморил, – сквозь смех кое-как выговорил он.

–Вообще, тут нет ничего смешного, – сказал Данилка, – Но дело не в этом. Это я, если не знаете, наказал Шобана и его дружков. Они погнались за мной, чтобы побить, ну и нарвались.

–Вот те раз! Да как же ты с ними справился?

–Но вчера же вы думали, что я избил, «несчастную шпану».

–Ну, было. Что-то у меня в голове не сработало.

–И вс же вчера вы были ближе к истине, хотя я к ним даже не прикасался. Я использовал именно физику. Точнее ту часть физики, которую не знают учные – магию.

Директор снова засмеялся:

–Заешь, Данил, магия это не физика, а сказка, в лучшем случае – фантастика, ненаучная.

–Скоро Вы увидите, как с помощью этой «фантастики» я воспитаю Шобана с дружками. Вы увидите, что такое боевая Магия, которой я владею в совершенстве.

–Ну, ты и сказочник, Овсянников. Из тебя получится неплохой писатель фантаст. А с этой шпаной я поговорю. Этих троих вообще пора из школы исключать.

–Они на меня нарвутся раньше, чем Вы успеете с ними поговорить.

–Ну ладно, Овсянников, достаточно. Ты рассказываешь очень захватывающе.

Мог бы получиться неплохой фантастический рассказ, но давай закончим фантазировать. Иди в класс. Нет, постой, я тебя провожу. А то Валентина Васильевна тебя не пустит.

Когда Данилка вошл в класс, мы все обернулись в его сторону. Во взглядах чувствовалось что-то вроде восхищения. Все уже знали о происшествии, а кое-кто успел и приукрасить, приплл свои «подробности».

Директор о чм-то разговаривал в дверях с Валентиной Васильевной. А Наташка Родина шепнула Данилке, когда он сел на место:

–Я так тобой горжусь. Здорово ты их.

Александр Анисимович Охотин: Маг Данилка. 2008г –Да тихо ты, я же их и пальцем не тронул… пока не тронул. Ты же видела – они сами… Вадим Музыкантов с соседнего ряда тихо сказал:

–Теперь они к тебе больше не пристанут.

–Пристанут. Ещ один раз – последний.

Директор ушл, Валентина Васильевна вернулась в класс:

–Ну-ка, тихо, урок ещ не кончился.

Посмотрела на часы:

– Хотя нет, скоро звонок. Запишите задание по русскому на завтра… Александр Анисимович Охотин: Маг Данилка. 2008г Глава 20. Расплата На перемене мы все окружили Данилку, что-то говорили, спрашивали. Трудно было что-либо разобрать в этом гвалте. Овсянников говорит:

–Ну чего вы набросились? Ну не трогал я их. Они сами грохнулись.

И тут мы услышали голос Шобана:

–А ну, мелюзга, прысни в стороны. А ты, лошадиная фамилия, иди сюда. Счас мы тебе больно делать будем.

Вид у Шобана и его прихвостней был ещ тот. Колоритнее всех выглядел Шобан: на носу кусок пластыря, не было трх зубов в верхнем ряду и одного в нижнем. От этого его «добродушная улыбочка» казалась особенно страшной. Он со свитой медленно приближался к нам.

–Ну! Кому сказано?! Иди сюда!

–А у самого ноги отсохли? – спросил Данилка. – Это после полта мордами об асфальт?

–Ч ты вякнул, сявка?!

–А ч, – передразнил Данилка, – одного раза мало было? Ещ хочешь?

Шобан просто озверел от такой «наглости»:

–Ну, вс! Ты труп! Братаны, давай его мочить!

Александр Анисимович Охотин: Маг Данилка. 2008г «Братаны» прыгнули к Овсянникову, пытаясь его схватить. Данилка даже не шелохнулся, а «братаны» странным образом проскочили мимо. Один «братан»

грохнулся слева, другой справа. Тот, что слева, шмякнулся головой об стену и взвыл от боли.

–Больно? – спросил у него Овсянников?

–Убью! – заорал тот и бросился на него с кулаками.

Дальше произошло что-то невообразимое – Данилка вытянул руку ладонью к нападающему, нет, он даже не прикоснулся к шобановскому дружку, но того буквально «впечатало» в стену. На шум вышла из класса Валентина Васильевна.

–Что тут происходит?! Вы опять за старое?!– закричала она.

–Уйди отсюда, мымра! – взревел Шобан и сам бросился на Данилку.

Данилка, даже не двинувшись с места. Он снова выставил руку вперед ладонью, и неведомая сила сбила Шобана с ног. Валентина Васильевна побежала за директором, но директор уже сам бежал на шум.

–Шабанов! Ну-ка прекрати немедленно! – кричал он.

–Уйди отсюда, козл! – заорал Шобан на директора. – Я шнурку скажу – он для тебя киллера наймт!

–Эй, вы! – Крикнул Шобан своим дружкам, – Чего валяетесь-то?! Давайте с трх сторон. Хватайте его, я из этой сявки такое сделаю! Такой фаршмяк будет! Его родная мать не узнает!

Сообщники вскочили на ноги – один продолжал держаться за голову. Ну же и озверевшая морда была у Шобана. Шпана приготовились.


–Прекратить! – кричал Павел Павлович, но его не слушали. И директор увидел продолжение «фантастики», но уже в исполнении реальных персонажей.

Все трое бросились разом. Данилка взмыл в воздух – под самый потолок взлетел, и все трое столкнулись вместе. Они не просто столкнулись, они… вошли друг в друга. Нет, не просто вошли, а на какой-то миг исчезли из вида, будто провалились в небыти, в другое пространство. Потом они вылетели оттуда и с грохотом упали на пол. Упав, они растянулись на полу трхлучевой «звздочкой»

ногами к Овсянникову.

Данилка опустился в центр этой «звздочки», поднял руки вверх и… все трое, как по команде, приняли вертикальное положение… головами вниз. Данилка стал проделывать руками замысловатые движения. Шобана и его дружков стало кидать из стороны в сторону. При этом пол, стены коридора, двери и окна, потолок – вс это волнообразно прогибалось то в одну, то в другую сторону. Казалось, будто само пространство послушно изгибается под управлением «дирижера Овсянникова».

Александр Анисимович Охотин: Маг Данилка. 2008г Давно прозвенел звонок, а «воспитательная работа» продолжалась. Ученики, Валентина Васильевна, директор – все мы стояли, вжавшись в гнущуюся и дрожащую стену. Мы стояли, обалдев от происходящего. Стояли, пока продолжалась «воспитательная работа».

Наконец Данилка угомонился. Пространство выпрямилось. Шобан и его дружки, обессиленные, лежали на полу.

–Ну что, хватит? – спросил Овсянников, подойдя к Шобану и наступив ему на спину ногой. – Если мало, могу продолжить. Ну? Продолжать?

–Вс, вс, хва-а-атит! Я больше не бу-у-уду! – закричал Шобан.

–Да, не будешь! – закричал директор. – Никто из вас троих больше не будет!

Вы здесь больше не учитесь! Выметайтесь! И скажите родителям, чтобы пришли за документами! А все остальные по классам! Овсянников, подойди ко мне в кабинет.

Не сейчас, минут через десять.

Мы пошли в класс, а Овсянников остался в коридоре. Ровно через десять минут он постучал в дверь кабинета директора. Он нам потом рассказывал, что там было.

А было вот что.

–Заходи, Овсянников, – раздался голос за дверью.

Данилка вошл. Пал Палыч с минуту ходил по кабинету, о чм-то думая.

Потом подошл к столу и сел. Взглянув на Данилку, он вдруг спросил:

–Данил, скажи, кто ты?

–Я? Данил Овсянников, родился пятого июня две тысячи… –Это мне известно. Я о другом. То, что ты мне сегодня утром рассказывал, это правда?

–Конечно. Я всегда говорю правду.

–Но как ты вс это сделал?

–Это просто… то есть это мне просто. У других, ну, почти у всех, это вообще не получится. Я владею Великим Знанием. То, что вы сегодня видели, – это боевая магия. О законах природы я знаю вс, что знает наука, и ещ во много раз больше.

–Но откуда?! Как можно знать больше, чем знает наука, тем более ученику второго класса?! Я не понимаю… –Пал Палыч, я учился не в школе. Я учился в другом месте. А в школу, если не знаете, ходил не я, а мой дубль. Это робот, в точности похожий на меня. Вот он действительно знает только то, чему его научили в классе. Вот, смотрите… Перед глазами изумленного Директора возник второй Данилка – дубль.

–Вот мой дубль, – сказал настоящий Овсянников.

Александр Анисимович Охотин: Маг Данилка. 2008г Павел Павлович почувствовал, что начинает сходить с ума. Данилка это понял и убрал дубля. Директор сидел минут пять, откинувшись на спинку стула и бессмысленно созерцая потолок, потом спросил:

–Где же ты учился?

Овсянников достал диплом Великого Мага и протянул его директору:

–Вот посмотрите.

Директор взял диплом, открыл его, и ему чуть не стало совсем плохо. Сначала он увидел текст, написанный на незнакомом языке. Потом этот текст, странным образом, превратился в текст на русском языке. Там было написано, что «Даниил ибн Егорий ал Овсянников с отличием окончил Магрибскую Академию Обеих Магий и ему присвоена высшая квалификация Великого Мага…»

Прозвенел звонок. Пал Палыч как бы очнулся и вернул диплом Данилке.

–Данил, то, что я сегодня увидел и то, что ты мне рассказал, для меня настоящий шок. Я бы ни за что не поверил в это, даже видя диплом со всеми печатями. То, что текст на непонятном языке сам превращается в текст на русском, меня, может быть, тоже не убедило бы. Но то, что я сегодня увидел в школьном коридоре, не оставляет мне никаких сомнений в том, что вс это правда. Я думал, что знаю почти вс, а теперь понял, что не знаю почти ничего. Я не понимаю, как такое возможно сделать.

–Пал Палыч, это же очень просто. Это, как в тот раз, когда Шабанов с дружками грохнулись об асфальт. Вы видели, что я к ним даже не прикасался? Вс это лишь управление пространственно-временным континуумом.

–Но ведь для этого нужно ужасно много энергии! Ужасно много… Где ты е взял и каким образом заставил работать?

–Из пространства, точнее, из суперпространства. Я использовал энергию внешнего объма, то есть энергию поля супергравитации. Вы ведь знаете, что такое суперпространство?

–Знаю. Это из космологии и теории космологических струн… –Так вот, энергии в суперпространстве сколько угодно, вот я е и взял оттуда.

А каким образом? Так это тоже просто. Я могу проникать туда, я могу действовать на суперпространство и использовать его энергию. Так устроен мозг Мага или Волшебника. Я даже могу сам перемещаться через суперпространство.

Минуту, или более Павел Павлович молчал, а потом сказал:

–Я вс равно почти ничего не понял. Ты, наверное, потратил много сил… Давай-ка я сейчас поставлю чай. Попьм чайку, тем более, что мне тоже не мешает немного прийти в себя… Александр Анисимович Охотин: Маг Данилка. 2008г –Как хотите. Сил я, правда, потратил не так уж и много, но мне вс равно лучше пока остаться здесь.

–Почему лучше?

–По моим расчтам через двадцать… нет, уже через семнадцать минут сюда ворвутся бандиты Шабанова.

–Зачем им сюда врываться? – удивился Павел Павлович. – Что им здесь надо?

–А вы забыли? Вы же выгнали его сынулю из школы и велели прийти родителям за документами. Вот Михаил Венедиктович и придт – «за документами».

–Откуда ты это знаешь?

–Это тоже Магия. Вы не бойтесь, банде конец. Вы хотели чай согреть, тогда поторопитесь. А то времени мало остатся Пал Палыч и Данилка молча пили чай. Каждый думал о свом. Время неумолимо приближалось к развязке.

–Данил, ты же не убийца, – нарушил молчание директор. – Недопустимо совершать такое зло, в твом возрасте. Это ведь ужасно. Ты сейчас просто ещ не представляешь, что значит убить. Да, они заслуживают кары, но как ты будешь жить с этим – с чувством того, что лишил жизни людей? Может, лучше вызвать милицию?

–Пал Палыч, я, если не знаете, никого убивать не собираюсь. Я Шабанова с его бандой просто отправлю в ад – живыми и на время. Потом они попадут к дикарям в Африку и будут там жить. Я заставлю Сатика отправить их туда.

–В ад? Но ведь ад, как и рай, – это выдумка.

–Не совсем. Люди многое придумали, многое не поняли, но ад действительно существует – не такой, как об этом думают, но он есть. Ад, если не знаете, – это база пришельцев из космоса, база посланников Вселенского Зла. Они обосновались в другом Мире, в смежном с нами пространстве. Их главаря зовут Сатаной. Сатана это не тот, кого придумали люди. Черти и другие адские твари – это внеземная форма жизни. Сатана – это особь Рогоносца Парнокопытного. Так в магозоологии называют чертей… –Данил, с меня хватит информации. Если мне ещ и в это вникать, то будет уже перебор. Но я думаю, что лучше вызвать милицию.

–И что вы скажете милиционерам? Что на вас собираются напасть бандиты?

Так они вас спросят, с чего вы это взяли. И что вы ответите? А вызывать их, когда бандиты нападут, будет поздно – не успеете. Хотя вс равно уже поздно.

Александр Анисимович Охотин: Маг Данилка. 2008г И точно, бандиты ворвались в рассчитанное Данилкой время. Шабанов увидел Овсянникова, спокойно допивающего чай, и перепуганного директора.

–А, и щенок здесь! – прорычал главарь. – Спелись, значит, волки позорные? Ну ничего, мы вас обоих прикончим, прямо здесь, но не сразу.

–Не получится, – спокойно ответил Данилка, отпив из кружки очередной глоток чая.

Шабанов, от неожиданности, разинул рот. Ну никак он не мог понять, почему Данилка не испугался и отвечает так спокойно – даже с наслаждением пьт чай, откинувшись на спинку стула.

–Почему не получится?

–А потому не получится, если не знаешь, что я не щенок. Я твой судья, прокурор и палач в одном лице.

–Сейчас увидим, кто из нас палач! – выкрикнул Шабанов. – Братва! Мочим их обоих! Давай, пошли!

«Братва» бросилась к Данилке и к директору, но напоролась на невидимую преграду.

Данилка сделал ещ один глоток чая, зажмурившись от удовольствия, – а чай, и правда, был вкуснющий – с малиновым вареньем. Отпив глоток, Овсянников сказал бандитам:

–Слушайте, вы, больные на голову, вы не поняли, что я сказал?

–Что это такое?! – орал Михаил Шабанов. – Какого чрта тут творится?!

–Тебе, анацефалу, это не понять, да и понимать не зачем. Тебе конец – тебе всей твоей банде.

Допив Овсянников встал, повернулся к бандитам и сказал:

–Ты помнишь, Шабаныч, как я тебя предупреждал, чтобы ты с нами не связывался? Ты не поверил? Короче, ты сам подписал себе приговор – себе и всей банде.

Глаза Данилки зажглись, как яркие алые прожектора. Бандитов охватил ужас.

Они ринулись назад, к двери, но и там наткнулись на невидимую преграду. Бандиты в ужасе стали метаться в невидимой ловушке. Данилка подождал немного, а потом сказал:

–Вс, хватит, отправляйтесь к рогоносцам, – и вся банда вместе с Шабановым втянулась в одну точку пространства около двери и исчезла. Наступила тишина.

Александр Анисимович Охотин: Маг Данилка. 2008г Глава 21. Трагедия Приближался Новый Год, а с ним и зимние каникулы. Чем меньше оставалось времени до праздника, тем с большим нетерпением мы его ждали. На площади напротив дворца культуры появилась огромная наряженная лка. Вечером, когда темнело, на лке зажигались разноцветные гирлянды. Везде чувствовался дух приближающегося праздника.

Жаль, что мы не могли ходить в наш Дом на холмах. Дело в том, что Данилка снова уехал, улетел, или не знаю, как там ещ назвать такой способ перемещения.

Он просто пропадал, будто растворялся в воздухе, или, когда возвращался, появлялся из ниоткуда. Короче, Овсянников был в Магрибе, потому что туда приняли учиться Колю, Зою и Данилкиных друзей из Камышовки Женьку Молева и Светку Гусеву. Короче, Коли и Зои тоже не было, а без них Боря нам туда ходить не разрешил. Ну, да и ладно, до весны можно потерпеть.

Да, до весны всего четыре месяца оставалось. Тогда вернуться Данилка и Коля с Зоей, и мы снова сможем ходить в наш Дом. Эх, если бы Овсянников предвидел, что случится прямо перед Новым Годом. Если бы он это знал, то остался бы в городе. Тогда не случилось бы той беды. Мы потом узнали, что он смог бы вс поправить. Но его не было, поэтому и произошла та страшная трагедия. В общем, его предчувствие сбылось. Не суждено было ему вернуться этой весной.

Это случилось тридцатого декабря. Овсянниковы были в гостях у своих знакомых. Засиделись допоздна. Можайские, у которых они были в гостях, долго уговаривали Овсянниковых переночевать у них. Но бабушка – она ведь у Данилки упрямая – настояла на свом. Вызвали такси, сели, поехали, но на мосту произошла авария: машина, на которой они ехали, столкнулась на мосту с тяжелогружным КАМАЗом. В общем, погибли все.

Данилка не выходил из спальни. Он просто лежал на кровати – уже несколько дней. Слзы закончились вместе с желанием жить. Зачем жить, если нет тех, кто тебя любил большего всего на свете, кого ты любил больше всего на свете? Нет самых дорогих, самых близких людей – нет, и никогда не будет. Вс теперь было в прошлом. В прошлом остались радость, надежды, планы. Впереди не было ничего, кроме вечной тоски.

Никто не знал, что делать, чтобы Данилка хоть чуть-чуть пришл в себя после страшного потрясения. Великий Маг Васька Демидов вс время находился рядом с другом. Вот и в тот миг он тоже был в спальне. Были там и Коля с Женей. Часто заходили Зоя и Света – они тоже тот момент. Данилка вдруг словно очнулся. Его взгляд стал осмысленным, и он сказал:

Александр Анисимович Охотин: Маг Данилка. 2008г –Я знаю, что делать. Я ухожу из Вселенной. Не ищите меня – вс равно не найдте. Я вернусь нескоро, но обязательно вернусь.

И он исчез с ослепительной вспышкой и оглушительным громом, сотрясшим весь Магриб. Никто не успел определить, куда он исчез. Даже Васька, который, несмотря на юный возраст, был одним из самых могущественных магов, не сумел обнаружить инверсионный след в суперпространстве. Следа, по-видимому, просто не было.

Это для всех было шоком. Никто ничего не мог понять. Овсянников просто исчез – без следа. Если бы он не сказал, что «уходит», можно было бы подумать, что он погиб, тем более, что это было похоже на взрыв. Но в любом случае это был траур. Главное, неизвестно, когда Данилка вернтся.

Аладдин али Бабаевич срочно прибыл к нам, точнее к моим родителям. Он нам подробно рассказал обо всм, что произошло. Он попросил моих родителей временно оформить опеку над Данилкиным дублем. Он его перепрограммировал для этого. Это чтобы он давал правильные ответы на вопросы при оформлении документов. Опека нужна была для того, чтобы Данилку не посчитали пропавшим без вести. Мои родители согласились.

У нас сразу возникла куча проблем с оформлением документов. Начались разные проверки, комиссии, придирки. Боря пытался своими жсткими методами поставить чинуш на место. После его визита в отдел опеки и попечительства дело немного сдвинулось с мртвой точки, но вс равно волокита продолжалась.

Вместе с Аладдином Али Бабаевичем к нам пришл Васька. Мы удивились, узнав, что Великому Магу Базилио – так Ваську величал Аладдин – всего семь лет, то есть он всего на год старше Витьки. Они долго разговаривали с Борей и с мамой.

Боря рассказывал, как чиновники тянут с оформлением опеки. А Васька тогда и говорит:

–Аладдин Али Бабаевич, я побеседую с чинушами?

–Боюсь, как бы ты не перестарался, – засомневался Аладдин.

–Не перестараюсь, жить будут. В дурке их вылечат, зато после психушки на ту работу обратно не возьмут.

–Ладно, давай, действуй, а то если я за них возьмусь, могу, пожалуй, и сам перестараться.

–Ну тогда завтра я, как только они на работу придут, устрою им.

–Почему Завтра?

–Сегодня надо с одним типом побеседовать. Узнать кое-что хочу.

–С каким типом?

–Вы его знаете, – отвечает Васька, и Витьке говорит:

Александр Анисимович Охотин: Маг Данилка. 2008г –Витк, пошли, покажу чего делать надо, – и они ушли в детскую.

Прошло не больше пяти минут. В детской стояла тишина. Я заглянул туда – там было пусто.

–А куда они делись? – спрашиваю Аладдина. Аладдин взглянул на меня.

Потом застыл на секунду, и лицо его приняло удивлнный вид:

–Ну, не будь он Великим Магом, – сказал он, – я ему по заднице-то надавал бы.

–А что случилось? – то ли удивился, то ли испугался Боря.

–Случилось... Ладно бы он один туда попрся, так он ещ Виктора прихватил.

–Куда туда? – не понял Боря.

–В ад их обоих понесло.

–В ад?!

–Ну, да, туда. Знать бы, зачем. Сейчас посмотрим, – и Аладдин как бы раздвинул руками пространство, будто это шторы или занавес на сцене. Там, между этими шторами, мы увидели… другое пространство. Я такого раньше не видел – нигде, даже в фильмах ужаса: сумрачное пространство, подсвечиваемое багровым светом;

редкие всполохи и… черти – страшные, не то, что на картинках.

Один из чертей был особенно ужасен. Он был огромен. Шерсть на нм была красного цвета. И рога – огромные, похожие на оленьи. Васька стоял прямо напротив этого чрта. Витька был рядом с ним и держал в руках какую-то коробочку. Рядом с чртом они казались мелкими куклами. Но одна из этих «кукол»

– Васька – вела настоящий «допрос с пристрастием».

Я, сначала, не мог понять, почему черти их не трогают. Потом понял: стоило какому-нибудь чрту всего лишь пошевелиться, как Васька тут же оборачивался к нему, Васькины глаза на миг вспыхивали красным светом, и чрт страшно орал – наверное, от боли. Васька задавал вопрос. Чрт что-то отвечал. Васька поворачивался к Витьке, а Витька говорил: «правильный ответ», или «неправильный ответ». В первом случае ничего не происходило, и Васька задавал следующий вопрос, во втором – Васька дул на чрта, чрта охватывало пламя, и он орал от боли.

–Полюбуйтесь на этих живодров, – сказал Аладдин с явной издвкой. – Они до самого Сатаны добрались. Допрашивают, видите ли.

Я был в шоке. Я никогда не думал, что увижу когда-нибудь что-нибудь подобное. Боря, мама и папа вообще дар речи потеряли. Они в ужасе глядели на происходящее в аду. Я даже представить себе не мог, чтобы такой малявка мог справиться с таким чудовищем. Я, наверное, просто сошл бы сума от страха. А этот стоит лицом к лицу, точнее лицом к морде, и не боится. Главное, не просто не Александр Анисимович Охотин: Маг Данилка. 2008г боится, а ещ и выделывает с ним, что захочет. Да и Витька этого чудовища не боится – странно.

Аладдин Али Бабаевич, видимо, угадал мои мысли и сказал:

–Ты, Алехандро, не смотри, что он такой маленький. Хоть ему всего семь лет, но он уже Великий Маг. А его сила уже превосходит мою. Базилио и Даниил самые могущественные маги на Земле. Да-да, ты не удивляйся, так оно и есть. Твой друг Даниил – самый могущественный маг.

Потом Аладдин Али Бабаевич крикнул туда, в то пространство, в ад:

–Базилио, прекрати животных мучить! Они же ничего не знают!

–Ещ как знают, – ответил оттуда «Базилио».

–Мы сейчас, – крикнул Витька, – ещ два вопроса осталось… Коробочка в руках у Витьки вспыхнула красным светом.

–Неправильный ответ, – услышал я Витькин голос, а за ним страшный крик – это корчился и ревел от боли Сатана. А потом его мольба о пощаде:

–Не мучайте меня больше, умоляю! Я вам вс рассказал, что знал. Про Даниила не знаю. Нет его ни в одном списке. Ни в списке живых, ни в списке мртвых.

Коробочка в руках у Витьки вспыхнула зелным светом.

–Правильный ответ, – сказал Витька.

–Что это за коробочка у Витьки, – спросил я Аладдина али Бабаевича.

–Детектор лжи.

А Васька задал последний вопрос:

–Ну? И сколько же всего людей пропало из базы данных мртвых?

–Пятьсот миллионов триста три тысячи семьсот двадцать один, – ответил Сатана.

Коробочка снова вспыхнула зелным светом.

–Правильный ответ, – сказал Витька.

–Счастливо оставаться, рогоносцы парнокопытные! – со смехом крикнул Васька и исчез оттуда вместе с Витькой. Через пару секунд они оба вышли из детской.

–Вот, – сказал Васька, протягивая Аладдину прозрачный кристалл. – Здесь список всех умерших, которые пропали из их базы данных мртвых.

Аладдин взял кристалл и провел над ним ладонью:

–Значит я прав. Это мог сделать только Даниил.

Александр Анисимович Охотин: Маг Данилка. 2008г –Он чего, хочет их всех оживить?! – удивился Васька.

–Очень похоже, – ответил Аладдин. – Только я не понял, как он это сделал.

Я слушал и ничего не понимал, кого оживить, как оживить и при чм тут Данилка. Мы это ещ узнаем, но не скоро.

–Так что же теперь? – спросил Боря. – Надо искать Данила? А как?

–Не надо его искать – бесполезно, – ответил Аладдин. – Он сам вернтся, когда придт срок.

–А когда придет срок? – спросил Витька.

–Может через год, а может и через пять лет. Зависит от того, как далеко он улетел.

–Так куда же он улетел? – спросил Боря.



Pages:     | 1 | 2 || 4 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.