авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 |   ...   | 11 | 12 || 14 | 15 |   ...   | 28 |

«МАСТЕРC У., ДЖОНСОН В., КОЛОДНИ Р. ОСНОВЫ СЕКСОЛОГИИ СОДЕРЖАНИЕ ...»

-- [ Страница 13 ] --

В частности, мать и отец должны в равной степени участвовать в уходе за ребенком и в его воспитании. Последите за собой. Не повторяете ли вы расхожего мнения о том, что мальчики чаще кричат и больше двигаются? Не высказываетесь ли вы в том смысле, что мальчикам присущи сила и упорство, а девочкам красота? Обсуждая с детьми их будущую специальность, ни в коем случае не связывайте выбор с половой принадлежностью. Детям следует объяснить, что мужчины и женщины с одинаковым успехом справляются с работой, которую по традиции считают "мужской" или "женской". Расскажите им о женщинах полицейских или строителях, о мужчинах-танцорах или воспитателях в детских садах.

Выполнение данной рекомендации не дает стопроцентной гарантии правильного формирования взглядов у вашего ребенка, однако создает атмосферу, способствующую этому.

Не подчеркивайте неравенство полов при выборе мебели, игрушек и оформлении детской комнаты. В спальне ребенка должны преобладать нейтральные цвета: зеленый и желтый вместо розового для девочки и голубого для мальчика. Резная мебель, белая с золотом обивка, балдахин над кроватью создадут у девочки ощущение плена и искусственной утонченности. А если мальчик будет каждый день рассматривать на собственном одеяле изображение ковбоев, убивающих индейцев, это может сделать его равнодушным к насилию. Пусть в спальне вашего ребенка будет много игрушек, развивающих творческую активность и одинаково пригодных и для мальчиков, и для девочек: краски, карандаши, пластилин или коробка со старой одеждой, в которую дети любят наряжаться во время игр. Задумайтесь над тем, сможет ли играть с игрушками вашего ребенка ребенок противоположного пола. Какие игрушки окажутся лишними?

Обратите внимание на то, как вы наказываете и поощряете своих детей. Не получается ли так, что за один и тот же проступок вы шлепаете Томми, а Салли всего лишь выговариваете? Чаще ли вы хвалите дочь за ее внешность, а сына – за его успехи. Не забывайте, что телевидение предоставляет вашему ребенку модели половой роли и соответствующую "информацию". Следите за тем, что смотрит ваш ребенок, чтобы знать, какие программы его интересуют и сколько времени он проводит у экрана. Учите ребенка критически относиться к увиденному. Указывайте ему на положительные и отрицательные, по вашему мнению, стороны передачи. Если не помогают уговоры, можно просто выключить телевизор или сослаться на его неисправность, при условии что ваш ребенок не проведет полдня за тем же занятием у приятеля.

Будьте в курсе школьных дел вашего ребенка, чтобы вовремя подметить признаки пренебрежительного отношения к девочкам. Просматривайте учебники ребенка, чтобы выявить "явные пробелы", например отсутствие упоминаний о выдающихся женщинах в учебнике по истории. Старайтесь, чтобы ваш ребенок посещал уроки труда и домоводства в классах со смешанным обучением. Развитие у детей только тех навыков, которыми по общему мнению должно обладать лицо данного пола, стимулирует поведение, вытекающее из традиционной понимаемой половой роли. Постарайтесь критически оценивать действие учителей, не забывая о трудности этой задачи, в виду того что дискриминационные тенденции в преподавании могут быть незаметными и трудноуловимыми. В частности,учитель может ожидать (и добиваться) более высокой успеваемости по математике у мальчиков и по английскому языку у девочек. Тесные взаимоотношения с учителями, например на родительских собраниях, а также посещение педагогических советов, помогут выявить и скорректировать нежелательные тенденции.

Андрогиния При чтении настоящей главы вы, вероятно, заметили, что в вашем характере есть и мужские и женские черты. Если это действительно так, то вы похожи на большинство людей. Лишь очень немногим присущи качества, приписываемые исключительно одному или другому полу.

Не так давно психологи отбросили устаревшие представления о природе "мужского" и "женского" и сконцентрировали внимание на проблеме андрогинии. Термином андрогиния определяют одновременное присутствие у одного человека стереотипных признаков женщины и мужчины (Kaplan, Sedney, 1980). Это слово составлено из двух греческих корней: андро (мужчина) и гин (женщина).

Что же имеют в виду, говоря об андрогинии у того или иного человека? Среди исследователей нет единого мнения по этому вопросу. Одни полагают, что мужские и женские признаки сосуществуют, но проявляются в разных ситуациях. Женщина может твердо и непреклонно отстаивать свою точку зрения перед коллегой, а затем чисто по женски утешать этого же человека, если у него случилось какое-то горе. По мнению других, мужские и женские черты полностью сливаются в характере одного человека и проявляются не попеременно, а вместе, как неотъемлемое свойство личности. Так, например, женщина может выступать инициатором сексуального общения (т.е. проявлять качество, традиционно приписываемое мужчинам), но делает это в мягкой и деликатной форме (т.е. "по-женски").

Следовательно, адрогинность не означает утрату качеств, свойственных одному полу, и приобретение признаков противоположного пола. Она означает развитие черт противоположного пола, которые предсуществуют в нас (Washburn, 1981).

Во избежание недоразумений следует также заметить, что понятие андрогиния не относится к экономическому равенству полов, отсутствию дифференцированной половой роли, бисексуальности или биологическому состоянию гермафродитизма (наличия у одного человека яичниковой и тестикулярной тканей). Точно так же, поправка к закону о равноправии не имеет целью достижение большего уровня андрогинии в нашем обществе.

Хотя в литературе по андрогинии обычно подчеркиваются положительные следствия сосуществования мужского и женского начал в одной личности (в качестве примера обычно приводят сочетание твердости и доброты), одновременное присутствие отрицательных свойств, скажем стремления к лидерству и мелочности или резкости и слабости, тоже вполне реально (Cook, 1985).

Ряд проведенных психолагами исследований показал, что примерно треть американских студентов характеризуются андрогинностью (Bern, 1975;

Spence, Helmreich, Stapp, 1975;

Spence, Helmreich, 1978). Установлено, что у андрогинных субъектов сильнее развито чувство собственного достоинства, они больше ориентированы на достижение успеха и лучше приспособлены к жизни, нежели лица, у которых четко выражены чисто мужские или женские черты (Spence, Helmreich, 1978). Кроме того, исследование Бема позволило установить, что андрогинные личности отличаются более гибким поведением, нежели лица с явным преобладанием качеств, по традиции приписываемых только мужчинам или только женщинам (Bern, 1972, 1975;

Bern, Martyna, Waltson, 1976). Точно также, имеются данные, согласно которым адрогинные женщины испытывают меньше психологических проблем, нежели носители стереотипных мужского или женского начал (Buchardt, Serbin, 1982).

Тем не менее андрогиния не всегда является положительным свойством. Как показало недавнее исследование, проведенное на группе преподавателей, андрогиния ассоциируется с относительно высокой личной удовлетворенностью, но сопряжена с подверженностью стрессу (Rotherman, Weiner, 1983).

По некоторым данным, эмоциональное состояние мужчин с выраженным мужским началом в целом лучше, чем у андрогинных мужчин (Jones, Chernovertz, Hansson, 1978). Они более активны, меньше склонны к самоанализу, больше интересуются политикой и лучше контролируют свое поведение. Более того, андрогиния вовсе необязательно предполагает умение эффективно решать жизненные проблемы (Spence, Helmreich, 1978;

Kaplan, Sedney, 1980). Как показало недавно проведенное исследование (выборка включила 236 студентов), андрогиния не делает людей более гибкими, способными адаптироваться к изменяющимся условиям;

напротив, было установлено, "что критическим фактором для этого является обладание чисто мужскими чертами, а не сочетание мужских и женских качеств" (Lee, Scheurer, 1983, стр. 304). Два другие важные исследования также подтвердили, что чисто мужские качества в большей степени коррелируют с рядом показателей психологического здоровья, чем женское начало (Bassoff, Glass, 1982;

Taylor, Hall, 1982).

Проанализировав результаты исследований, в которых оценивались отрицательные аспекты андрогинии, Кук (Cook, 1985) пришел к выводу, что "андрогиния, по-видимому, влечет за собой ряд еще не познанных специфических последствий для ее носителей". В частности, Кук выделил следующие потенциальные проблемы: 1) андрогиния может служить причиной тревожного и подавленного состояния в неблагоприятных социальных ситуациях;

2) андрогиния не позволяет эффективно контролировать поведение;

3) андрогинные субъекты могут испытывать трудности в любовных отношениях с лицами, для которых андрогинность не характерна.

Ко всему сказанному следует добавить, что результаты изучения андрогинии существенно зависят от используемых критериев самооценки (Dorgan, Goebel, House, 1983).

Однозначно ответить на вопрос, является ли андрогиния положительным свойством или осложняет жизнь индивидуума, сейчас нельзя. Несомненно только, что эта проблема ставит множество интересных вопросов о взаимосвязи между "традиционно" понимаемыми мужской и женской ролями.

Психология половых различий Проблема психологических различий между мужчинами и женщинами долгое время была окружена разного рода мифами. Первых исследователей этой проблемы, ставивших перед собой задачу определить, какой из полов обладает "высшими" способностями, теперь обвиняют в использовании недобросовестных методических подходов и в предвзятой интерпретации полученных результатов с целью показать превосходство мужчин. В 1974 г.

Элеонора Маккоби и Кэрол Джэклин развеяли многие мифы, показав, что люди разного пола имеют больше сходства, чем различий.

Исследовательницы затратили три года на подбор и просмотр более 2000 книг и статей, касающихся половой дифференцировки в детском возрасте, чтобы показать, какие широко распространенные мнения основываются на твердых фактах, а какие не имеют под собой надежной экспериментальной основы.

Чтобы определить свое отношение к этой проблеме, подумайте, какие из приведенных ниже утверждений правильные, а какие ложные.

1. Девочки более общительны, чем мальчики.

2. Чувство собственного достоинства у мальчиков развито сильнее, чем у девочек.

3. Девочки лучше мальчиков выполняют простые, рутинные задания.

4. Мальчики обладают более выраженными математическими способностями и пространственным мышлением, нежели девочки.

5. У мальчиков более аналитический ум, чем у девочек.

6. У девочек лучше развита речь, чем у мальчиков.

7. У мальчиков сильнее мотивация на достижение успеха.

8. Девочки не столь агрессивны, как мальчики.

9. Девочки легче поддаются убеждению, чем мальчики.

10. Девочки более чувствительны к звуковым, а мальчики – к зрительным раздражителям.

Ответы, вытекающие из исследования Маккоби и Джэклин, не могут не вызывать удивления.

1. Нет никаких оснований считать, что девочки более общительны, чем мальчики. В раннем детстве и те, и другие одинаково часто объединяются в группы для совместной игры.

Ни мальчики, ни девочки не обнаруживают повышенного желания играть в одиночку.

Мальчики не отдают предпочтения игре с неодушевленными предметами перед игрой со сверстниками. В определенном возрасте мальчики даже больше времени проводят в совместных играх, чем девочки.

2. Результаты психологических тестов свидетельствуют, что мальчики и девочки в детском и подростковом возрасте существенно не отличаются по уровню самооценок, однако указывают разные сферы жизнедеятельности, в которых чувствуют себя более уверенно, чем в других. Девочки считают себя более компетентными в сфере взаимного общения, а мальчики гордятся своей силой.

3 и 4. Мальчики и девочки одинаково эффективно справляются с простыми, типовыми задачами. Математические способности у мальчиков проявляются примерно в возрасте лет, когда у них быстро развивается пространственное мышление. В частности, им легче удается изобразить невидимую сторону предмета. Поскольку различие в способностях к пространственному мышлению становится заметным только в подростковом возрасте, причину этого следует искать либо в окружающей ребенка обстановке (вероятно, мальчикам чаще представляется возможность совершенствовать это умение), либо в особенностях его гормонального статуса.

Некоторые специалисты высказывают мнение по поводу того, что математические способности мальчиков реально выше, чем у девочек (Kolata, 1980).

Например, исследователи Чикагского университета не выявили половых различий в умении решать геометрические задачи, которые они предлагали 1366 учащимся десятых классов обоего пола. Однако согласно данным других авторов, биологические факторы все же имеют важное значение. Было обнаружено, что мужчины, на протяжении всей жизни испытывавшие тяжелую андрогенную недостаточность, характеризуются пониженной способностью к пространственному мышлению по сравнению с мужчинами нормального гормонального статуса или мужчинами, у которых андрогенная недостаточность развилась после пубертатного периода (Hier, Crowley, 1982). В другом исследовании были получены дополнительные данные, свидетельствующие о связи между выраженными математическими способностями и гормональным статусом. Тем самым было доказано, что программирование функции мозга андрогенами в пренатальном возрасте может служить предрасполагающим фактором формирования половых различий в пубертатном периоде благодаря повышенной секреции мужских половых гормонов (Kolata, 1983). Важно, однако, отдавать себе отчет в невозможности провести четкую границу между математическими способностями мужчин и женщин. Поэтому те слабые различия, которые, вероятно, существуют, ни в коей мере не могут служить основанием рекомендовать мальчикам и девочкам тот или иной вид специального обучения или рода занятий в будущем. Некоторые специалисты объясняют выявленные различия тем, что родители и учителя меньше поощряют девочек к занятиям математикой, а также тем, что мальчики легче справляются со стандартными заданиями, которые предлагаются в психологических тестах (Fausto-Sterling, 1985;

Kimball, 1989).

5. Аналитические способности у мальчиков и девочек одинаковые. Мальчики и девочки обнаруживают способность отделить существенное от несущественного, распознать в потоке информации наиболее важное.

6. Речь у девочек развивается быстрее, чем у мальчиков. До подросткового возраста дети обоего пола не отличаются по этому показателю, однако в старших классах девочки начинают опережать мальчиков. Они лучше справляются с тестами на понимание сложностей языка, отличаются более беглой образной речью, их сочинения более грамотны и лучше с точки зрения стиля. Как и в случае с математическими способностями мальчиков, повышенные речевые способности девочек могут быть следствием социализации, которая мотивирует их на совершенствование языковых навыков.

7. Девочки менее агрессивны, чем мальчики, причем это различие заметно уже в двухлетнем возрасте, когда дети начинают принимать участие в групповых играх.

Повышенная агрессивность мальчиков проявляется как в физических действиях, так и в демонстрации готовности вступить в борьбу или в форме словесных угроз. Обычно агрессивность направлена на других мальчиков и реже на девочек. Нет никаких данных о том, что родители побуждают мальчиков быть агрессивнее девочек;

скорее они не поощряют проявления агрессивности ни у тех, ни у других.

8. Мальчики и девочки в равной степени поддаются убеждению и одинаково часто имитируют поведение взрослых. И те, и другие находятся под воздействием социальных факторов и понимают необходимость следовать общепринятым нормам поведения.

Единственное достоверное различие состоит в том, что девочки несколько легче адаптируют свои суждения к суждениям окружающих, а мальчики могут принимать ценности данной группы сверстников, не поступаясь собственными взглядами, даже если между теми и другими нет ни малейшего сходства.

9. В младенчестве мальчики и девочки одинаково реагируют на различные объекты окружающей среды, которые воспринимаются с помощью слуха и зрения. И те и другие различают речевые особенности окружающих, разные звуки, форму предметов и расстояния между ними. Это сходство сохраняется и у взрослых людей разного пола.

Наиболее объективный подход к выявлению различий между полами состоит в изучении мозга. С помощью электроэнцефалографии можно оценивать реакции мозга на различного рода стимуляцию. Такие исследования позволяют избежать зависимости получаемых результатов от личных мнений или пристрастий экспериментатора, поскольку интерпретация наблюдаемого поведения в данном случае основывается на объективных показателях.

Наиболее важным итогом изучения мозга (результаты были опубликованы после исследований Маккоби и Джэклин) стало открытие физиологической основы ряда половых различий. Диана МакГиннесс и Карл Прибрэм (1978), используя тот же подход, что и выше названные авторы, обобщили данные большинства нейрологических исследований.

Оказалось, что у женщин острее чувства вкуса, осязания и слуха. В частности, их слух в длинноволновом диапазоне настолько острее, чем у мужчин, что звук мощностью 85 децибел кажется им в два раза громче. МакГиннесс и Прибрэм пришли к выводу, что у женщин выше подвижность рук и пальцев и более тонкая координация движений, они больше интересуются окружающими людьми, а в младенчестве с большим вниманием прислушиваются к различным звукам. По мере накопления данных об анатомических и физиологических особенностях мужского и женского мозга (Lacoste-Utamsing, Holloway, 1982) возрастает потребность в новых нейропсихологических исследованиях, которые могли бы развеять существующие мифы или подтвердить их реальность.

Феномен транссексуальности В 1953 г. мир был потрясен известием о том, что Кристин Йоргенсен, бывший американский морской пехотинец, был оперирован в Дании с целью изменения пола с мужского на женский. С тех пор транссексуализм получил широкую и несколько скандальную известность. В автобиографической повести Яна Морриса "Головоломка" рассказываются поразительные подробности его собственной транссексуальной одиссеи.

Рене Ричард – высококвалифированный глазной врач и теннисист произвел форменный переполох, когда после превращения в женщину стал настойчиво требовать допуска в компанию женщин-теннисисток.

Транссексуальные субъекты постоянно ощущают несоответствие между анатомическим полом и тем, кем они себя ощущают. Многие из них характеризуют это состояние как "заключение в чужом теле". Половая самоидентификация в данном случае не соответствует первичным и вторичным половым признакам. Мужчины-транссексуалы испытывают потребность изменить свои половые органы на женские и жить как женщины. И наоборот, женщины-транссексуалы хотят внутренне и внешне походить на мужчин и вести соответствующий образ жизни.

Точные статистические данные о частоте встречаемости такой патологии отсутствуют. Согласно одному сообщению, она составляет примерно один случай на 100 для мужского транссексуализма и 1 на 130 000 для женского (Pauly, 1974). Среди людей, обращающихся в клиники, которые занимаются проблемой транссексуальности, мужчин гораздо больше, чем женщин;

то же относится к лицам, выражающим желание подвергнуться операции с целью изменения пола (Американская психиатрическая ассоциация, 1980). Несмотря на множество гипотез, касающихся возможных причин транссексуальности (Benjamin, 1966;

Green, Money, 1969;

Stoller, 1972, 1975;

Green, 1974;

Hunt, Carr, Hampson, 1981), исследователи так и не пришли к какому-либо определенному выводу. Предполагается, что в формировании транссексуального состояния участвуют как биологические, так и психологические факторы.

В наиболее полно изученных случаях транссексуальности субъекты характеризовались испытываемым на протяжении всей жизни чувством несоответствия того, существом какого пола они себя ощущают и кем на самом деле являются. Обычно психологический дискомфорт удается отчасти (но лишь на время) уменьшить, мысленно войдя в роль лица противоположного, желаемого пола. Многие транссексуалы еще в детском и подростковом возрасте проявляют склонность к переодеванию в платье, свойственное другому полу. Не следует, однако, путать транссексуальность с трансвестизмом. В последнем случае переодевание имеет целью половое возбуждение и обычно не связано с желанием необратимо изменить свою внешность (см. гл. 17). По крайней мере в отдельных случаях транссексуальные импульсы проявляются только в зрелом возрасте.

Общее подавленное состояние и ощущение "заключения в чужом теле" обычно не устраняется методами психотерапии (Tollison,Adams, 1979). В результате этого лицам, признанным аутентичными транссексуалами, назначают лечение, имеющее целью привести в гармонию дух и тело посредством хирургической операции изменения пола. Поскольку эти операции носят необратимый характер, врачи с большой осторожностью прибегают к ним не ранее чем через один-два года испытательного срока (Meyer, Hoopes, 1974;

Money, Wiedeking, 1980). Весь этот период пациент открыто ведет образ жизни, свойственный лицам противоположного пола, носит соответствующие прическу и одежду, учится вести себя соответствующим образом и получает новое имя.

Транссексуальный мужчина ежедневно принимает эстрогенные препараты, чтобы феминизировать свою внешность. У него увеличиваются грудные железы, кожа становится мягче, уменьшается объем мышц и т.п. Однако эстрогенотерапия не позволяет избавиться от волос на лице и на теле (необходима электроэпиляция) или повысить тембр голоса.

Некоторые мужчины-транссексуалы, готовящиеся к операции, берут специальные уроки, для того чтобы приобрести женскую манеру речи. Прием эстрогенов сопровождается также снижением частоты эрекции и уменьшением размеров простаты и семенных пузырьков.

Транссексуальные женщины принимают препараты тестостерона для подавления менструаций, усиления роста волос на лице и теле и понижения тембра голоса. Для уменьшения размеров грудных желез прибегают к хирургической операции. Гормональная терапия для транссексуальных мужчин и женщин проводится на протяжении всего испытательного периода, когда они носят соотвествую-щую новому полу одежду и приспосабливаются к новой половой роли. Одновременно проводится периодическая оценка состояния пациента психиатром и психологом, принимаются меры по юридическому оформлению перемены пола, а также урегулированию связанных с ней семейных, религиозных и других вопросов.

Если испытательный период проходит нормально, психологическое состояние пациента оценивается как стабильное, а сам он (или она) чувствует, что в социальном плане подготовлен к перемене пола, приступают к осуществлению последнего этапа программы – хирургической коррекции анатомических половых признаков. В настоящее время хирургическое преобразование мужских гениталий в женские считается более простой процедурой чем альтернативная операция. При этом удаляется пенис и яички, формируются искусственное влагалище и наружные половые органы, имеющие такой же вид, как у женщины. При более сложной операции преобразования женских наружных половых органов в мужские из свернутого в трубку лоскута ткани живота или промежности формируют "пенис". Последний не обладает чувствительностью к тактильной стимуляции и способностью к эрекции, тогда как искусственное влагалище, формируемое при альтернативной операции может обладать практически полным набором сексуальных реакций (например, перенесшие такую операцию сообщают о наличии увлажнения влагалища и оргазма, хотя эти данные нуждаются в подтверждении научными методами).

При изменении женских наружных половых органов на мужские иногда удается в той или иной мере добиться реализации половой функции искусственного пениса, имплантируя в него механическое устройство, которое позволяет имитировать эрекцию. Опыт применения такой хирургической техники в настоящее время весьма ограничен и во всяком случае исключает эякуляцию. Многие пациенты, меняющие женский пол на мужской, проходят курс гормональной терапии, удаляют грудные железы и матку, но не соглашаются на формирование искусственного мужского члена.

Отдаленные наблюдения за пациентами-транссексуалами после хирургического вмешательства немногочисленны. По данным Лундстрома (Lundstrom, 1981), становление половой функции после преобразования мужского пола в женский сильно затруднено.

Соренсон (Sorenson, 1981) установил, что примерно один из каждых пяти лиц, подвергавшихся операции с целью изменения пола, в последующем сожалел о принятом решении. Результаты подробного опроса 13 бывших мужчин-транссексуалов (проводившегося в среднем через 12 лет после хирургического изменения пола) свидетельствуют о том, что "только у трети пациентов с искусственным влагалищем оно функционировало";

при этом у большинства пациентов (у 8 из 13) не произошло психологической перестройки, несмотря на перенесенную операцию (Lidemalm, Korlin, Uddenberg, 1986). Напротив, в исследовании 22 бывших женщин-транссексуалов было установлено, что они вполне довольны своей личной жизнью (Fleming, MacGeWan, Costos, 1985).

Транссексуальную хирургию нельзя считать радикальным способом решения проблемы, однако в настоящее время это единственный способ, который приносит транссексуальным субъектам ощущение эмоционального благополучия. Целесообразность использования этого метода ставится под сомнение исследователями, которые не находят существенных положительных психологических изменений у лиц, перенесших операцию, по сравнению с теми, у которых она не производилась (Meyer, Reter, 1979). В настоящее время этот вопрос нельзя считать окончательно решенным. Некоторые клиники прекратили проведение таких операций в связи с отсутствием убедительных доказательств их благотворных последствий, однако не менее 40 медицинских центров продолжают хирургическое лечение транссексуальных пациентов (Рашу, Edgerton, 1986).

Половые роли и половое поведение Традиционные представления о половых ролях существенно влияют на сексуальные отношения между людьми и их половое поведение. Так, например, в Америке до сих пор бытует мнение, что в мужчинах заложен повышенный интерес к сексу и что им принадлежит наиболее активная роль в сексуальных отношениях, тогда как женщины обычно пассивны.

Точно так же считается, что половое возбуждение у мужчин наступает быстро и почти автоматически, а для того чтобы вызвать половое возбуждение у женщин, как правило, слабое и нестойкое, нужны ласки и уговоры. Эти стереотипы сказываются и на характере поведения;

мужчины стараются действовать таким образом, чтобы оправдать диктуемые стереотипом ожидания, а женщины соглашаются на роль второстепенных персонажей, мнения и желания которых не имеют большого значения.

Однако у некоторых народов сложилось совсем иное представление о половых ролях мужчины и женщины. Например, жители крошечного полинезийского острова Мангаиа считают сексуальное наслаждение привилегией каждого члена общества;

половая близость, по их мнению, не требует длительного знакомства и тесных отношений. В результате на острове не найдется и одной девушки на сотню и еще меньше юношей, у которых до вступления в брак не было бы самых обширных половых связей (Marshall, 1971). Девочки с ранних лет приучаются испытывать и вызывать оргазм, и хотя первый опыт сексуального общения они чаще всего получают со своими сверстниками, постепенно более желанными становятся взрослые и более опытные партнеры, способные доставить большее удовольствие (Marshall, 1971). Услышав, что некоторые женщины в Европе и Америке не испытывают оргазм, местные жители с искренней озабоченностью интересуются, не может ли это плохо отразиться на здоровье замужней женщины (Marshall, 1971). На острове Мангаиа все женщины знают, как достигается оргазм.

Двойной стандарт Мы уже упоминали о существующем в нашем обществе двойном стандарте в отношении полового поведения. Согласно традиционным взглядам, мужчины имеют право на сексуальный опыт до вступления в брак, тогда как женщины должны сохранять девственность до замужества. После заключения брака формально подразумевается взаимная "верность" супругов, однако в действительности за мужчинами по-прежнему признается право на внебрачные связи, тогда как от женщины ждут постоянства. В последнее время в этих представлениях наметился некоторый сдвиг. Многие подростки не считают необходимым и даже нежелательным сохранение женщиной девственности (Sorenson, 1973;

Hass, 1979). Теперь многие полагают, что молодая женщина может иметь половую связь с тем, кого она любит, ну а молодым мужчинам по-прежнему предоставляется большая свобода сексуального экспериментирования.

Двойной стандарт, помимо всего прочего, предписывает мужчине роль опытного в сексуальном плане человека. В связи с этим ожидается, что он будет выступать инициатором сексуальных отношений, определять продолжительность и ход полового акта, предпринимать действия, направленные на возбуждение партнерши и возникновение у нее оргазма. Хотя эта версия двойного стандарта (предполагающая, что мужчина проявляет сексуальную активность в интересах женщины) свидетельствует об известном прогрессе по сравнению с прежним убеждением, что "порядочная" женщина не может иметь сексуальных переживаний (согласно этому мнению, в сексе мужчина использует женщину для удовлетворения собственных потребностей), она вряд ли сильно способствует гибкости и взаимности отношений.

Двойной стандарт и его варианты порождают множество сексуальных проблем.

Ощущение необходимости воспрепятствовать мужчине "делать все, что он хочет" и удерживать его действия в определенных рамках снижает для нее самой прелесть сексуального контакта. С другой стороны, мужчина иногда считает, что обязан проявлять свои мужские качества и вступает в сексуальные отношения, не будучи к этому особенно расположен или не чувствуя влечения к женщине.

Сейчас очевидно, что сексуальный двойной стандарт, подобно многим другим стереотипам половой роли, постепенно вытесняется концепцией равных возможностей и взаимодействия. В заключение данной главы мы рассмотрим перспективы дальнейшего развития событий в этом направлении.

Секс и равенство полов Большинство мужчин и женщин в конце концов узнают, что нельзя получить удовольствия, к которому стремятся оба партнера, пока секс остается чем-то, что мужчина делает для себя или для женщины, а не становится совместной деятельностью, в которой они принимают равное участие.

Женщина, ценящая свою сексуальность, приходит в выводу, что при желании она может открыто и не стесняясь выражать свои переживания и чувство причастности к происходящему;

восторг и наслаждение от испытываемого желания и сознания собственной желанности, от взаимных прикосновений и взглядов, своих слов и речей партнера, запахов и ощущений, звуков и тишины. Мужчина, увлеченный ею как партнером, получает радость, освободившись от сознания необходимости любой ценой приносить ей удовольствие и наслаждаясь изменениями ее настроений и желаний в ответ на свои собственные.

Взаимоотдача обоих партнеров основывается на восприятии друг друга как тонко чувствующих существ с уникальными потребностями и способностями. Оба могут отдаваться своим порывам, не опасаясь нарушить предписываемые половой ролью стереотипы мужской агрессивности и женской скромности. Эмоции нельзя делить на "мужские" и "женские". Каждый из партнеров должен считаться с сексуальными запросами другого. Если же их сексуальные потребности в чем-то не совпадают, можно найти решение, удовлетворяющее обоих партнеров.

Сексуальная эмансипация вырастает на почве самоуважения и личной свободы. Если вы ничего не представляете сами по себе, вы ничего не можете дать другому и ничего не получите взамен. Вы будете считать, что полезны в сексуальном плане, как полезна вещь, но не более. Чтобы партнерство было равным, мужчина и женщина должны обладать чувством собственного достоинства и гордиться своей половой ролью.

Наслаждение от полового общения наполовину зависит от того, как чувствуют и ведут себя партнеры. Если один никак не проявляет своих эмоций или в лучшем случае демонстрирует пассивную готовность, то чувственный настрой другого постепенно становится слабее, затухает и, наконец, пропадает полностью. В то же время при активном участии обоих партнеров спонтанные чувства одного также спонтанно передаются другому, возбуждают его, усиливают чувственный тонус, побуждают вести себя, следуя только внутренним импульсам. Все, что она делает ему, он возвращает ей, и все, что он отдает ей, она возвращает ему.

Взаимоотношения партнеров при половом акте зачастую неправильно рисуют, используя образ качелей: когда один взлетает, другой падает вниз. То, что получает женщина, утрачивает мужчина и наоборот. Но сама природа половой близости опровергает эту аналогию. То, чего мужчина и женщина достигают сообща, является благом для каждого.

Настоящее партнерство делает счастливыми обоих и каждого в отдельности.

Выводы 1. Понятия мужского и женского начала не поддаются краткому определению, но могут рассматриваться в контексте соответствия поведения и внешности человека традиционно сложившемуся представлению о мужчине и женщине. В противовес прежним взглядам, согласно которым мужественность и женственность взаимно исключают друг друга, сейчас считают, что мужские и женские черты у многих людей присутствуют одновременно в разных сочетаниях. Лица, у которых такое сочетание проявляется особенно сильно, называется андрогинными.

2. Существует множество примеров того, что бытующие в обществе стереотипы половой роли влияют на детей. Одежда, игрушки, книги, телевизионные передачи и школьные программы дают информацию о том, что приличествует тому и другому полу, и, следовательно, вносят важный вклад в становление половой роли ребенка.

3. К подростковому возрасту становится совершенно ясно, что мужчине предназначено "пробиваться", а женщине выходить замуж и растить детей. Многие женщины привыкают к мысли, что успех на ином поприще обесценивает чисто женские достоинства и отрицательно сказывается на отношении к ним окружающих. С другой стороны, мужчины как бы запрограммированы на стремление дополнить предписываемые им деловые качества сексуальным опытом.

4. Общепринятый взгляд на половые роли мужчины и женщины в зрелом возрасте влияет на брак и брачные отношения, профессиональную и политическую деятельность, способ проведения досуга. Половое поведение также в значительной степени определяется стереотипами половой роли, в том числе двойным стандартом и мнением о природной сексуальной опытности мужчины. Сравнение отличающихся по культурным традициям народов показывает, что многие свойственные нашей цивилизации различия между мужчиной и женщиной вытекают из стереотипных представлений о роли того и другого пола.

5. Изучение психологии половых различий свидетельствует о том, что мужчины и женщины во многих отношениях скорее сходны, чем различны.

6. Транссексуальные личности на протяжении всей жизни испытывают устойчивое ощущение "заключения в чужом теле". Причина транссексуальности неизвестна. В настоящее время среди сексологов не существует единого мнения относительно целесообразности хирургического изменения пола при этом расстройстве.

Вопросы для размышления 1. Чья половая роль легче: мужчины или женщины? Каковы относительные преимущества и неудобства каждой из них?

2. Как бы изменилось наше общество, если бы в один прекрасный день большинство людей стали андрогинными? Как бы изменились сексуальные отношения? Было бы это, по вашему мнению, благом для общества?

3. Стали бы мальчики играть в войну, если бы это не поощрялось обществом? Чем в первую очередь обусловлен выбор игрушек детьми разного пола: культурными традициями или биологическими факторами?

4. Можете ли вы представить себя транссексуалом? Как вы относитесь к мужчине или женщине с нормальной половой ориентацией, которые влюбляются в людей, перенесших операцию с целью изменения пола?

5. В какой период жизни, по вашему мнению, половая роль проявляется наиболее и наименее явно и бескомпромиссно?

6. Выше упоминалось исследование, согласно которому состояние здоровья женатых мужчин лучше, чем у холостяков, а замужних женщин хуже, чем у незамужних. Что подсказывает вам ваш собственный опыт в этом отношении? Если указанный вывод справедлив, согласны ли вы с приведенным объяснением этого феномена?

ЧАСТЬ III. ПСИХОЛОГИЯ СЕКСУАЛЬНОСТИ ГЛАВА 12. ЛЮБИТЬ И БЫТЬ ЛЮБИМЫМ Даже в классических "Основах психологии" Уильяма Джеймса "любви" уделено лишь две странички. Признавая наличие связи между любовью и "сексуальными импульсами", автор заметил, что "обсуждать эти детали несколько неудобно" (James, 1890, 1950).

Английского писателя Д. Лоуренса эта тема смущала гораздо меньше. В своем романе "Любовник леди Чаттерлей" (Lawrence, 1962) он высказывает мнение, что в любви необходима полная свобода во всех ее аспектах;

иллюстрацией может послужить отрывок из диалога между леди Чаттерлей и ее любовником Меллорсом:

"Во что же ты веришь на самом деле?" – настаивала она.

"Я не знаю".

"Ни во что, как и все остальные мужчины, которых я знала" – сказала она.

Они оба помолчали. Потом он очнулся и сказал: "Да, я верю во что-то. Я верю в сердечность, особенно в любви;

в то, что заниматься любовью надо с теплым сердцем. Если бы мужчины входили в женщин сердечно и тепло, а женщины отдавались бы им тоже сердечно, все было бы хорошо. А эти холодные совокупления несут смерть и вырождение".

До самого недавнего времени тема любви больше занимала писателей, поэтов и философов, чем психологов и других ученых. Несмотря на то что "любовь правит миром", очень немногие сексологи (в том числе авторы этой книги) занимались этой темой сколько нибудь подробно. Тем не менее все мы так или иначе испытали любовь. Многие из нас мечтали о ней, боролись с ней или блаженствовали в ее упоительных объятьях. Справедливо также сказать, что большинство из нас она приводила в смятение. В этой главе мы сосредоточим внимание на сложных связях между любовью, сексом и браком и попытаемся хотя бы частично устранить это смущение.

Что такое любовь Попытка дать определение любви – задача трудная. Можно любить мужа или жену, любовника или любовницу, своих детей, родителей, братьев и сестер, животных, страну или Бога, а также радугу, шоколад или Бостонский симфонический оркестр. Во всех этих случаях для обозначения своих чувств мы пользуемся одним и тем же словом, однако всякий раз оно безусловно имеет разный смысл.

Когда мы говорим о любви одного человека к другому, проще всего воспользоваться определением, которое дал Роберт Хейнлейн в своей книге "Чужестранец в чужой стране":

"Любовь – это такое состояние, при котором счастье другого человека совершенно необходимо для вашего собственного счастья" (Heinlein, 1961). То, что описал Шекспир в "Ромео и Джульетте", то, что воспевают популярные певцы, то, что заставило Эдуарда VIII отречься от английского престола, чтобы жениться на любимой женщине, – все это безусловно любовь.

Во всякой любви важное место занимает забота о любимом человеке. При отсутствии заботы то, что выглядит как любовь, может оказаться всего лишь одной из форм желания.

Например, юноша может сказать своей подружке "Я люблю тебя" просто для того, чтобы она согласилась переспать с ним. В других случаях стремление к богатству, положению в обществе или к власти может заставить человека притворяться влюбленным для достижения своих целей.

И половое влечение, и любовь могут быть страстными и всепоглощающими, а потому отличить одно от другого может оказаться трудным. Ключевым признаком служит то, что лежит за чувством. В чистом нефальсифицированном половом влечении элементы заботы и уважения минимальны;

они могут возникнуть позднее, но не составляют основное ядро чувства. Желание познать другого человека определяется лишь в физическом или чувственном, но не в интеллектуальном плане. Эта цель достигается легко. Хотя настоящая любовь может сопровождаться страстной жаждой полового единения, уважение к любимому человеку преобладает. Без уважения и заботы наше влечение к другому человеку может быть всего лишь имитацией любви. Уважение дает нам возможность ценить личность любимой(го) и ее(его) благополучие, препятствуя тем самым использованию их чувств в эгоистических целях.

На важность заботы и уважения указывает и Эрих Фромм, чей классический труд "Искусство любви" (Fromm, 1956) оказал влияние на все последующее изучение этого предмета. Фромм полагал, что любовь может быть осмысленной лишь у самореализовавшихся людей, находящихся в ладу с самими собой. Так, Фромм определяет зрелую любовь как "объединение при условии сохранения собственной личности, собственной индивидуальности, отмечая при этом парадоксальность любви, состоящую в том, "что два существа становятся одним, оставаясь, однако, двумя." Говоря об уважении, внутренне присущем любой любви, Фромм полагает, что влюбленный должен чувствовать:

"Я желаю любимому человеку расти и добиваться собственных целей для того, чтобы он был счастлив, а не для того, чтобы угодить мне".

Настаивая на том, что люди должны состояться как личности, прежде чем они станут способны к осмысленной любви, Фромм упускает из виду, что сама любовь может быть одним из способов самореализации. Мы полагаем, что любовная связь помогает людям познать самих себя, хотя мы согласны также с Натаниелем Бранденом, считающим, что любовь не может заменить человеку собственное "я" (Branden, 1980).

Интересную мысль о том, что происходит, когда в любовных отношениях отсутствуют уважение и забота, высказали Пиль и Бродский (Peele, Brodsky, 1976). Они полагают, что потребность в такого рода отношениях сравнима с теми потребностями, которые могут привести человека к алкоголизму или наркомании. "Любовь" в таких ситуациях на самом деле аналогична зависимости:

Если один человек отправляется к другому с целью заполнить пустоту в самом себе, то любовные отношения быстро занимают центральное место в его жизни. Они приносят успокоение, а поэтому человек возвращается к ним вновь и вновь, пока эта связь не становится ему совершенно необходимой, чтобы забыться от полного стрессов безрадостного существования. Когда человек не может обойтись без какого-то определенного воздействия, делающего его жизнь сносной, это означает, что создалась зависимость (даже если внешние отношения выглядят весьма романтически). Любовь в этом случае становится манией.

Пиль и Бродский предлагают ряд критериев, позволяющих отличить любовь как здоровые взаимоотношения с перспективой дальнейшего развития от любви, как одной из форм зависимости:

Есть ли у каждого из любовников твердая уверенность в своей собственной ценности?

Оказывает ли на любовников благотворное влияние связь между ними? Становятся ли они и в отношениях с другими людьми лучше, сильнее, привлекательнее, совершеннее или чувствительнее? Дорожат ли они этой связью именно по этой причине?

Сохраняют ли любовники какие-либо важные для них близкие отношения с другими людьми?

Вписываются ли отношения между любовниками в их жизнь в целом или же они обособлены от нее?

Способны ли любовники преодолеть собственнические инстинкты или ревность к успехам партнера?

Связывает ли любовников не только любовь, но и дружба? Останутся ли они близкими людьми, если сексуальные отношения потеряют свою остроту?

Эти вопросы перечислены здесь вовсе не с целью утверждать, что существует только один верный путь к любви. Большинство людей вряд ли ответят на все шесть вопросов утвердительно;

однако, поразмыслив, они, возможно, извлекут из этого что-то полезное для уже существующих или будущих отношений.

После того как Пиль и Бродский, сформулировав свою концепцию "любви как мании", дали определение этому бесспорно отрицательному типу любви, другие авторы расширили эту тему. В 1980-х гг. появилось даже несколько книг на тему сомнительных любовных связей, попавших в списки бестселлеров (например, Norwood, 1985;

Cowan, Kinder, 1985). В результате такого смещения акцентов многие люди стали понимать, что не все любовные связи столь идеальны, как нам хотелось бы. На самом деле отношения могут быть корыстными, безрассудными или просто не давать удовлетворения (Peele, 1988).

Прежде чем перейти к обсуждению других теорий, касающихся любви, следует указать, что зачастую бывает трудно провести границу между расположенностью к человеку и любовью. Несмотря на попытки многих авторов измерить любовь (Rubin, 1970;

Pam, Plutchik, Conte, 1975;

Dion, Dion, 1976;

Hatfield, Sprecher, 1986;

Steinberg, Barnes, 1988), не все согласны считать любовь ясно выраженной отдельной сущностью. По мнению некоторых психологов, "единственное реальное отличие расположения от любви заключается в глубине наших чувств и вовлеченности в жизнь другого человека" (Walster, Walster, 1978). В отличие от этого мнения Бершайд (Berscheid, 1988) пишет: "Кажется совершенно ясным, что человек может нравиться все больше и больше, но это не приведет в конечном счете к романтической любви;

все большая и большая симпатия может привести только к очень большой симпатии". После очень долгих размышлений на эту тему мы тоже пришли к выводу, что расположение и любовь, хотя и взаимосвязаны, но тем не менее это вещи разные.

Теории любви Теория Стернберга Психолог Роберт Стернберг разработал трехкомпонентную теорию любви (триаду), изобразив ее в виде треугольника (рис. 12.1). По этой теории любовь слагается из трех частей: близости, страсти и компонента, названного "решение/обязательство". Ниже вкратце разъясняется содержание этих компонентов (Sternberg, 1988, 1988а). (Прежде чем продолжить чтение этого раздела, неплохо заглянуть в вопросник, позволяющий вычислить ваши собственные оценки по всем трем компонентам треугольника.) Близость слагается из оказания и получения эмоциональной поддержки друг другу, а также других видов поведения, создающих теплоту в любовных отношениях. К ним относятся откровенное и честное общение, способность делиться горем и радостью, счастье, испытываемое от общения друг с другом, и умение дорожить любимым человеком.

Рис. 12.1. Триада любви по Стернбергу Компоненты любовных отношений распределены у вершин треугольника произвольно (Sternberg, 1988).

Страсть включает не только сексуальный компонент отношений. Она может быть вызвана и иными обстоятельствами. Например, для некоторых людей потребность в самоуважении, установление отношений с другими людьми, доминирование над другими людьми или, напротив, подчиненность могут быть более важным источником страсти, чем добрый старый секс. Один такой пример приводит Стернберг (1988а).

Дебби росла в неблагополучной семье, где было не с кем поговорить;

ее родители постоянно ссорились и в конце концов развелись, когда она была еще подростком. Дебби казалось, что у нее никогда не было семьи, но встреча с Артуром осветила ее жизнь ярким пламенем. Он не был особенно изощренным любовником, но зато ввел ее в большую дружную семью, принявшую ее с распростертыми объятиями. Артур дал Дебби почувствовать себя кому-то нужной, чего она никогда не испытывала, но всегда жаждала, и это пробудило в ней страсть к нему.

Компонент решение/обязательство состоит из двух частей. Кратковременная часть – это решение о том, что некий человек любит другого человека, а долговременная – осознание того, в какой степени человек готов выполнять это обязательство, т.е. продолжать любить. Поразмыслив над этим, вы вскоре поймете, что мгновенно принятое решение любить кого-то не всегда подразумевает желание принять на себя долговременное обязательство, хотя безусловно в некоторых случаях людям удается образовать прочный союз. Оценить степень вовлеченности каждого из партнеров в любовную связь можно на основании степени совмещения их треугольников (рис. 12.2). Если партнеры хорошо соответствуют друг другу, треугольники почти перекрываются. В неудачных связях, когда один из партнеров ожидает от другого гораздо большего, чем тот может ему дать, или когда интересы партнеров лежат в совершенно разных плоскостях, их треугольники совсем не совмещаются. Эти два измерения любви можно назвать интенсивностью и равновесием во взаимоотношениях.

Рис. 12.2. Степень соответствия между триадами двух индивидуумов, находящихся в любовной связи (Sternberg, 1988) По мнению Стернберга, удовлетворенность любовными отношениями определяется соответствием между реальными треугольниками двух партнеров и соответствием между реальным треугольником каждого из партнеров и ее или его идеальным треугольником.

Например, при значительном несоответствии между идеальным треугольником человека и треугольником, действительно отражающим его реальные любовные отношения, он будет испытывать неудовлетворенность. Точно так же сильное несоответствие между треугольниками партнеров означает, что они "не совпадают по фазе" и что, по всей вероятности, каждому из них будет трудно удовлетворить потребности другого.

Триады Стернберга могут изменяться как с течением времени, так и в зависимости от поведения и чувств партнера(ши) (Sternberg, 1988a). Например, страстность любовных отношений обычно быстро достигает пика, а затем, во время фазы привыкания, стабилизируется на несколько более низком уровне (рис. 12.3). По мере привыкания один партнер волнует другого уже не так сильно, как это было прежде. (Это сравнимо с привыканием, возникающим при регулярном потреблении многих веществ, таких как кофеин, алкоголь или никотин. Если произошло привыкание, то даже прием этих веществ в постоянно возрастающих дозах не вызывает такого удовлетворения, как вначале.) Было бы также ошибкой пренебрегать влиянием одного партнера на другого. Потребности каждого человека время от времени меняются, а поэтому для сохранения любви необходима гибкость и изобретательность, как отмечает Стернберг (1988):


Быть может, самая большая польза от этой теории состоит в том, что она может помочь людям понять почти неизбежную динамичность любовных отношений. "Они встретились, полюбили друг друга и с тех пор жили счастливо" – так случается не только в сказках. Парам, рассчитывающим на то, что их страстная любовь будет длиться вечно или же что близости между ними ничто не угрожает, уготовано разочарование. Наши взаимоотношения с любимым человеком можно сравнить с домом, который надо благоустраивать и за которым надо следить, чтобы он с течением времени не разрушился.

Нам следует взять на себя ответственность за то, чтобы наши взаимоотношения оставались как можно лучше.

Рис. 12.3. Изменения страстности отношений в зависимости от продолжительности связи (Sternberg, 1988) Теория Стернберга пока еще не проверена другими учеными. Некоторые критики считают ее слишком упрощенной, да к тому же не учитывающей воздействия третьих сторон на любовную связь двоих (Levinger, 1988;

Williams, Barnes, 1988). Стентон Пиль (Peele, 1988), которому принадлежит упоминавшаяся выше концепция "любви, как мании", отмечает:

При оценке любовных отношений данной пары в более широком контексте ее психологического функционирования и в связи с ее окружением часто получается картина, отличающаяся от картины идиллической любви. Особенно недостает в этой как бы социально-психологической перспективе именно ощущения контекста;

исследования, делающие упор на интенсивность переживаний любовников и их взаимоотношения, создают иллюзию, что любовь можно выделить из всей остальной жизни этих людей.

Триада любви по Стернбергу (Sternberg, 1988) Свободные места оставлены для имени человека, с которым вас связывают любовные отношения. Оцените каждое утверждение по шкале от 1 до 9, где 1 означает "совсем нет", 5 – "умеренно", а 9 – "очень сильно". Остальные баллы можно использовать для промежуточных оценок.

1. Я желаю _ всяческого благополучия.

2. У меня теплые отношения с _.

3. Я всегда могу рассчитывать на поддержку 4. всегда может рассчитывать на мою поддержку.

5. Я готов(а) многим пожертвовать для.

6. Я получаю значительную эмоциональную поддержку от _.

7. Я оказываю значительную эмоциональную поддержку _.

8. Я хорошо лажу с _.

9. Я очень ценю роль в моей жизни.

10. Я ощущаю свою близость к _.

11. Мои отношения с _ вполне меня устраивают.

12. Я чувствую, что действительно понимаю 13. Я чувствую, что действительно понимает меня.

14. Я чувствую, что действительно могу доверять _.

15. Я делюсь с своими глубоко личными переживаниями.

16. Мне достаточно увидеть, чтобы прийти в возбуждение.

17. Я очень часто думаю о.

18. Мои отношения с очень романтичны.

19. Я нахожу очень привлекательным.

20. Я идеализирую _.

21. Я не могу себе представить, чтобы кто-то другой сделал меня такой(им) счастливой(ым) как _.

22. Я хочу быть с и ни с кем другим.

23. Для меня нет ничего важнее моих отношений с.

24. Мне особенно приятен физический контакт с _.

25. В моих отношениях с есть что-то волшебное.

26. Я обожаю _.

27. Я не могу представить себе жизнь без_ 28. Наши отношения с можно назвать страстью.

29. Когда я смотрю фильмы или читаю книги о любви, я думаю о.

30. У меня часто возникают сексуальные фантазии, связанные с.

31. Я знаю, что я люблю.

32. Я твердо решил (а) поддерживать отношения с.

33. Я люблю и никому не позволю встать между нами.

34. Я уверен(а) в постоянстве моих отношений с _.

35. Я не могу себе представить, что может помешать сохранению моей преданности.

36. Я надеюсь сохранить любовь к_ до конца моих дней.

37. Я всегда буду ощущать глубокую ответственность за _.

38. Я считаю свою преданность очень сильной.

39. Я не могу представить себе, что мои отношения с могут окончиться.

40. Я уверен(а) в своей любви к _.

41. Я считаю свою связь с постоянной.

42. Я считаю свои отношения с хорошим решением.

43.Я испытываю чувство ответственности за _.

44. Я намереваюсь продолжить свою связь с _.

45. Даже когда я ссорюсь с, у меня не возникает желания нарушить верность.

Пункты 1–15 оценивают вашу близость, 16–30 – страсть, а 31–45 – служат для оценки третьего компонента триады. Сложите баллы по каждому разделу и разделите сумму на 15.

(При проведении опросов пункты предлагаются вразнобой, а не по группам.) Любовь как привязанность В одной необычной теории любовные отношения рассматриваются как аналог привязанности, существующей между матерью и ребенком (Shaver, Hazan, Bradshaw, 1984, 1988). В обоих случаях отношения основаны на доверии, чувстве защищенности;

и там и здесь присутствует страх оказаться отвергнутым, боязнь разлуки, а также невербальная коммуникация.

Согласно Шаверу, Хейзену и Брэдшоу, взрослый человек строит свои отношения с другими людьми (в том числе и любовные) по образу и подобию своих отношений с матерью в раннем детстве. Однако не во всех случаях отношения между матерью и младенцем бывают безупречными. Если мать не спешит реагировать на плач ребенка или если она постоянно препятствует его спонтанной активности, ребенок нередко становится беспокойным (Ainsworth et al., 1978). А если мать игнорирует его попытки к физическим контактам, когда он старается прикоснуться к ней или просится на руки, то ребенок может научиться избегать ее.

Шавер, Хейзен и Брэдшоу используют в точности те же самые категории для описания отношений между взрослыми людьми. Они различают спокойную любовь уверенных в себе людей, которых не тревожит возможность оказаться брошенными;

беспокойную любовь недоверчивых, не желающих подпустить к себе слишком близко людей, и, наконец, такую, которую можно охарактеризовать как нервозную/амбивалентную.

Замкнутым, недоверчивым людям неприятна слишком большая близость с кем-либо и им трудно полностью открыться партнеру. В отличие от этого нервозные любовники не уверены в прочности отношений. Их все время тревожит мысль, что партнеры на самом деле их не любят или не хотят оставаться с ними;

любовь таких людей часто становитсяй назойливой и невыносимой.

Шавер, Кейзен и Брэдшоу (1988) проанализировали 620 ответов на анкету, опубликованную в одной из газет Денвера. Оказалось, что больше половины любовных связей между взрослыми людьми можно отнести к разряду спокойных (рис. 12.4), четвертую часть – к беспокойным, а 19% – к нервозным/амбивалентным. Сходные результаты были получены в таком же обследовании, проведенном позднее в одном университете;

это очень интересно, так как полученные данные хорошо соответствуют результатам одного исследования привязанности между матерью и ребенком (Ainsworth et al., 1978). Кроме того, ни в одной из этих работ не было обнаружено различий, связанных с полом.

Некоторые психологи полагают, что теория любви как привязанности представляет собой интересную новую концепцию (например, Steinberg, 1988а). Илейн Хетфилд (Hatfield, 1988) даже отметила наличие у некоторых низших приматов проявления такой же привязанности, что указывает на эволюционный аспект данной теории. Однако данная концепция имеет и ярых противников. Критике прежде всего подвергается утверждение, что характер любовных отношений в значительной мере предопределяется событиями, происходившими с людьми в раннем детстве. Таким образом данная теория отвергает опыт, накапливаемый человеком в юношестве и зрелом возрасте (Peele, 1988). В некотором смысле, если теория привязанности справедлива, мы в большей или меньшей степени обречены (или, по крайней мере, детерминированы) на некий определенный стиль в любви еще до того, как вышли из пеленок;

при этом идея о свободе выбора оказывается выброшенной за борт. (Заметим, что многим психоаналитикам такое детерминистское представление весьма по вкусу;

оно прекрасно согласуется с их взглядами на причинность поведения.) Рис. 12.4. Частота разных типов любовных отношений между взрослыми людьми (Shaver, Hazan, Bradshaw, 1988) Теорию привязанности критикуют также за то, что она не объясняет различий в любовных отношениях у разных народов, хотя всем известно, что в Индии, Японии или на островах Фиджи представления о любви совсем не такие, как в США и Европе. Тем не менее, несмотря на такую критику, теория привязанности дает повод для проведения проспективных исследований. Вероятно, для должной оценки этой концепции необходимо проанализировать отношения между матерью и ребенком на большом числе пар, а затем, когда эти младенцы станут взрослыми, изучить характер их любовных отношений.

Романтическая любовь "Да! Ставь меня на пьедестал" Возвышенная любовь, воспеваемая в стихах и прозе, это всегда любовь романтическая, с вихрем эмоций – от страсти к ревности и страданиям. При романтической любви, в отличие от любви любого другого типа, мы почти полностью погружаемся в другого человека (Pope, 1980). Когда Чосер писал, что "любовь слепа", он признавал, что сила романтической любви губит нашу объективность. В страстном стремлении к предмету нашей любви мы можем не увидеть недостатки, усилить достоинства и утратить всякое чувство меры.

В романтической любви много загадок и парадоксов. Мы обсудим вначале некоторые теории психологов, объясняющие ее природу, а затем представим концептуальную модель цикла романтической любви.


Психологические аспекты Отсутствие обоснованной теории романтической любви, признаваемой всеми психологами, не должно вызывать удивления. По мнению Брандена (Branden, 1980), романтическая любовь – это "страстная духовно-эмоционально-сексуальная привязанность, возникающая между мужчиной и женщиной и отражающая их высокую взаимную оценку".

Однако если допустить, что романтическая любовь возможна не только при гетеросексуальных связях, это определение следует признать слишком ограниченным.

Многие определения романтической любви не содержат обязательного сексуального компонента, о чем свидетельствует следующий пример:

Поглощенность другим человеком. Очень сильное желание быть с любимым(ой).

Ощущение пустоты без него (или нее). Частые мысли о любимом человеке, независимо от его присутствия или отсутствия. Разлука часто вызывает ощущение настоящего отчаяния или же мучительное ожидание воссоединения. Воссоединение воспринимается как источник эйфорического экстаза или успокоения и удовлетворенности (Pope, 1980).

Психолог Дороти Теннов (Tennov, 1979) для обозначения особенно сильной романтической любви предложила термин "лимерентность". Для этого состояния характерны поглощенность мыслями о любимом человеке и полная уверенность в том, что только он один может сделать тебя счастливой(ым). Настроение лимерентно влюбленного почти всецело зависит от действий предмета его любви;

каждому жесту или слову последнего придается чрезвычайное значение в надежде уловить его одобрение и опасаясь оказаться отвергнутым.

Лимерентность, подобно другим формам романтической любви, это одновременно и беда, и радость, потому что она почти полностью выводит влюбленного из-под контроля.

Изнуряющие эмоциональные взлеты и падения при лимерентности могут нарушить взаимоотношения с другими людьми, понизить работоспособность или помешать учебе, лишить душевного покоя. Согласно Теннов, многие люди никогда не испытывали лимерентности (хотя они, возможно, испытывали любовь), тогда как в жизни других было по нескольку лимерентных эпизодов.

Цикл романтической любви Романтической любви посвящено сравнительно немного исследований, однако мы постарались суммировать здесь современные данные (добавив к ним результаты наших собственных наблюдений) и описать "цикл романтической любви". Мы не утверждаем, что схема, представленная на рис. 12.5, соблюдается во всех случаях, однако полагаем, что данная схема может помочь как-то упорядочить наши представления о романтической любви.

Рис. 12.5. Цикл романтической любви Готовность к любви Хотя никаких доказательств, удостоверяющих, что человек может находиться в состоянии готовности к любви, не существует, мы полагаем, что подобное состояние возникает. Оно не всегда приводит к тому, что человек влюбляется, но, по-видимому, повышает вероятность такого события.

Готовность к любви слагается из нескольких элементов. Во-первых, любовь воспринимается как нечто желанное, как награда, а не неприятность или осложнение. Люди, считающие романтическую любовь признаком слабости или опасающиеся, что она может повредить их карьере, вряд ли позволят себе влюбиться. Однако те, кто считают, что любовь облагораживает и способствует проявлению лучших качеств человека, могут активно искать подходящий объект любви. Во-вторых, человеку свойственно стремиться к близости с другим человеком. Это стремление может быть мотивировано одиночеством, завистью к любовным отношениям других людей или желанием вновь испытать любовь, которая была утрачена. В-третьих, возникновению готовности к любви часто способствует сексуальная фрустрация (Waltzer, Waltzer, 1978). Случайный секс, несмотря на его доступность, не дает полного удовлетворения. Наконец, готовность к любви отражает надежду любого человека встретить ответную любовь. Однако чем человек старше, тем меньше он может рассчитывать на ответные чувства (Tennov, 1979).

Некоторые люди постоянно находятся в состоянии готовности к любви, но им никогда не удается продвинуться дальше этого. В конце концов, пойдя на уступки, они могут вступить в отношения, которые нельзя на самом деле назвать романтической любовью, однако их мысленные поиски, по-видимому, не прекращаются. Другие никогда не испытывают готовности к любви или это состояние у них быстро проходит. Пытаясь оценить готовность к любви, следует помнить, что никто никогда не измерял ее и что нередко люди, считающие, что они готовы влюбиться, не соответствуют данному здесь описанию. Как уже говорилось, любовь неразумна и не вполне предсказуема.

Зарождение влюбленности Как и всякий, кто никогда не любил, он воображал, что человек выбирает того, кого любит за те или иные качества после бесконечных раздумий (Марсель Пруст "Города на равнине".) Вопрос о том, что именно возбуждает любовь, все еще остается загадкой. Однако сама романтическая любовь начинается со стадии зарождения влюбленности, которая варьирует от внезапной "любви с первого взгляда" до постепенного процесса, развивающегося месяцами или годами.

Внезапная вспышка любви вряд ли возможна, если человек не находится в состоянии готовности к любви. В реальной жизни любовь с первого взгляда не правило, а исключение, и человек влюбляется постепенно, причем процесс этот начинается по-разному. Встречи и свидания дают возможность выяснить, действительно ли между двумя людьми существует взаимная симпатия и насколько они совместимы психологически. Физическая близость позволяет прийти к каким-то предварительным заключениям о сексуальной желанности данного человека. Иногда любовь вырастает из дружбы, хотя порой бывает трудно точно определить, когда это произошло. В атмосфере доверия, создающейся между друзьями, страсть может показаться неуместной, так что любовь, если она возникает в этом случае, чаще протекает спокойно, без бурных эмоций.

В основе всякой любви – стремление как можно ближе узнать человека и сексуальное желание (Waltzer, Waltzer, 1978;

Berscheid, 1988;

Sternberg, 1988).

Влюбленность Состояние влюбленности может возникнуть независимо от того, отвечает ли ее объект взаимностью или нет. В отсутствие признаков ответной любви вероятность сохранения влюбленности быстро слабеет. Однако человек, достигший этой стадии романтической любви, обычно изобретателен, полон надежд и готов довольствоваться даже самыми незначительными признаками взаимности.

На этой стадии влюбленный может оказаться в когтях лимерентности или оставаться спокойным, довольным собой, чувствуя себя в безопасности и сохраняя объективность.

Сексуальное влечение почти по всех случаях сильно выражено, хотя оно не всегда переходит в действие из-за застенчивости или существования моральных барьеров (Tennov, 1979).

Какую бы формулу ни принимала влюбленность, это обычно преходящая стадия, продолжающаяся в среднем один-два года (Hill, Rubin, Peplau, 1976;

Tennov, 1979). В большинстве случаев романтическая любовь либо переходит в другое качество, так называемую любовь-дружбу, либо постепенно сходит на нет в результате ссор, скуки или утраты интереса.

Переходная стадия Переходная стадия романтической любви играет решающую роль. В этот период первоначальное возбуждение, вызываемое сближением с партнером, и страстность новых сексуальных отношений постепенно слабеют или вовсе исчезают. Влюбленные начинают обнаруживать друг у друга недостатки, которых прежде не замечали или которыми пренебрегали, в их отношения закрадываются скука и раздражение. Фрустрация возникает в тех случаях, когда любовь не дотягивает до наших фантазий, когда мы начинаем понимать, что не все наши проблемы "излечиваются", или обнаруживаем, что состояние экстаза не может продолжаться бесконечно.

Как правило, на этой переходной стадии любовники начинают различными способами испытывать свою любовь на прочность. Как правило, они пытаются друг друга перевоспитывать и бороться за лидерство в их отношениях. Если при этом еще появляется ревность – конфликт почти неизбежен (Coleman, 1977). В процессе всей этой борьбы и конфликтов решается самый важный вопрос: "Хочу ли я оставаться с этим человеком или мне следует уйти сейчас, пока я могу?" Переходная стадия любви – это пора проверки реального положения вещей. В некотором смысле любовь спускается с облаков на землю. Возникающие конфликты могут привести к распаду отношений или временному примирению, Примирение в свою очередь либо отбрасывает любовь назад, в "переходную стадию" (с высокой вероятностью возникновения дальнейших конфликтов), либо переводит ее в новое качество – любовь дружбу.

Вместе с тем при наличии у обоих любовников твердого желания сохранить отношения, любые конфликты могут быть разрешены, и тогда любовь становится прочнее, укрепившись благодаря пережитым испытаниям.

Любовь подходит к концу Когда люди влюбляются, они испытывают счастье от ощущения близости с другим человеком, от того, что каждый день они открывают что-то новое и в самих себе и в тех, кого они любят. Но когда любовь проходит, все это перестает доставлять такую радость, чувство уходит на второй план, и в конце концов о нем начинают вспоминать как о чем-то уже пережитом. Взаимоотношения могут стать напряженными, потому что партнеры уже не настроены "на одну волну";

возникающие неприятности кажутся теперь не заслуживающими усилий по их преодолению.

Любовная связь распадается по-разному, но в большинстве случаев это протекает болезненно. Всего около 15% связей прекращаются по взаимному согласию (Hill, Rubin, Peplau, 1976). Во многих случаях один из партнеров уходит, когда другой все еще "влюблен", т.е. стадия приближения к концу наступает у двух любовников неодновременно. Горе, которое может испытывать брошенный партнер, иногда вполне сравнимо с чувством человека, переживающего смерть супруга или кого-то из близких. Период рыданий и шока сменяется постоянными мучительными воспоминаниями;

быстро вернуться к нормальной жизни удается в этом случае далеко не всем. Многие впадают в ярость, стремятся отомстить или решают избегать любовных отношений в будущем.

Любовь окончилась Оказавшись в одиночестве, люди, как правило, довольно скоро становятся готовыми к новой любви. Однако бывает и так, что в результате пережитых страданий наступает своего рода "рефрактерный период", когда влюбиться вновь просто невозможно.

Любовь-дружба "Когда я влюбилась в тебя, мне стало казаться, что твои глаза совсем не косят. А теперь они вроде опять косят" Лишь в редких случаях страсть и волнения романтической любви длятся долго.

Обычно на смену этим чувствам приходит то, что называют любовью-дружбой. Такая любовь основана на общих интересах, привязанности, доверии, заботах друг о друге и духовном единстве, а не на страсти.

Любовь-дружба это отнюдь не серый унылый заменитель романтической любви, хотя она может выродиться в нечто будничное и монотонное, если партнеры ее не будут прикладывать усилий для сохранения чувства. Но при постоянном внимании и уважении друг к другу даже сексуальные отношения будут доставлять все больше радости.

Любовь-дружба наиболее характерна для супружеских и других длительных и надежных связей. Она менее требовательна и не так поглощает человека, как романтическая любовь;

она дает возможность двум людям без помех продолжать свою жизнь – работать, воспитывать детей, иметь разного рода увлечения, отдыхать с друзьями. Это – прочная любовь, основанная на реальных ценностях, в отличие от романтической любви, слишком часто строящейся лишь на идеалах и фантазиях.

Биологическая сторона любви До сих пор мы обсуждали любовь так, как если бы она существовала только в нашем воображении. Однако это чувство имеет и вполне реальную биологическую основу. Об этом свидетельствуют две группы данных.

Прежде всего любовь непосредственно связана с репродукцией. Сотни веков назад, в первобытные времена успешность репродукции определялась двумя факторами:

1) генетическим разнообразием, которое должно обеспечивать здоровье потомков;

2) присутствием рядом с женщиной в период беременности и после рождения ребенка ее сексуального партнера, который обеспечивал защиту, снабжение пищей и помощь в уходе за младенцем. Любовь создавала более прочные узы между родителями, чем одно лишь сексуальное влечение (Е.О. Wilson, 1978;

Rizley, 1980). Кроме того, любовь сближает людей разных рас и народов, а браки между ними способствуют повышению генетического разнообразия и выживаемости вида (Buss, 1988).

Ряд данных, касающихся непосредственно секса, также проливают свет на биологическую сторону любви. В 1961 г. психолог Стенли Шехтер (Schachter) сформулировал теорию, согласно которой любые человеческие эмоции сопровождаются определенным набором физиологических реакций (сердцебиением, затруденным дыханием и т.д.). Разграничение любви, ненависти, гнева, ревности и других эмоций основано не столько на самих физиологических реакциях (они могут быть одинаковыми), сколько на нашей интерпретации этих реакций и на том, как мы их называем. В понимании Шехтера любовь – это всего лишь физиологическое возбуждение, интерпретируемое определенным образом.

Однако, как показали более поздние исследования, теория Шехтера верна лишь частично. В настоящее время большинство ученых склоняется к тому, что реакции автономной нервной системы на эмоции разного типа обладают какими-то специфическими отличиями (Ekman, Levenson, Friesen, 1983);

поэтому возможно, что чувство, которое мы называем любовью, сопровождается своим особым набором физиологических реакций.

Одно правдоподобное объяснение выдвинул психиатр д-р Майкл Лейбовиц (Leibowitz). Он считает, что волнение и возбуждение представляет собой прямой результат колебаний уровней двух нейромедиаторов, дофамина и норадреналина, в ЦНС. В своей книге "Химия любви" Лейбовиц (Liebowitz, 1983) утверждает, что синтез этих медиаторов активизируется зрительными образами (например, видом кого-то, удовлетворяющего нашему идеалу привлекательности);

в результате центр удовольствия в головном мозгу "захлестывается" потоком химических посланий. Он полагает также, что необычайно сильная любовь может быть связана с другим нейромедиатором – серотонином, способным оказывать почти психоделическое воздействие, тогда как любовь-дружба главным образом ассоциируется с выделяемыми головным мозгом эндорфинами – веществами, обладающими морфиноподобным действием и создающими чувство покоя и радости. Кроме того, по мнению Лейбовица, эмоциональный крах, вызываемый крушением страстной любовной связи, может оказаться аналогичным ломке, испытываемой наркоманом, которого лишили наркотика: в обоих случаях после утраты химического источника наслаждения начинается период эмоциональных и физических страданий.

Любовь и секс В американском обществе связь между любовью и сексом достаточно сложна. В прежнее время девушкам внушали, что секс недопустим без любви. Постепенно, в 1960– 1970-е годы, добрачный секс стал допустимым для девушек, поначалу – если у нее был жених, а затем – если это была "серьезная связь", обычно определявшаяся любовью. В наши дни для массы людей ограничения ослабели еще больше, однако многие девушки все же требуют признания в любви, прежде чем решаются "дойти до конца".

Секс без любви Хотелось бы назвать секс между людьми, не влюбленными друг в друга, случайным сексом в отличие от секса при наличии любовных отношений. Однако между людьми, не любящими друг друга, может существовать прочная связь, тогда как влюбленные иногда предаются случайному сексу, не придавая значения ни самому половому акту, ни сопровождающей его межличностной коммуникации. Секс может быть механическим, бесстрастным или поспешным независимо от того, любят два человека друг друга или нет.

В бесстрастном сексе в принципе нет ничего дурного, если оба партнера сознательно идут на это, но есть люди, которых сама мысль о таком "механическом" половом акте оскорбляет, они никогда не решатся на секс с незнакомцем или проституткой.

Бывает так, что люди вступают в половую связь в надежде, что она перерастет в любовь. Однако нет никаких гарантий, что это произойдет, а поэтому в тех случаях, когда люди идут на такие отношения только по названной причине, они могут почувствовать себя разочарованными и обманутыми.

Вероятно, легче тем, кто решается на случайную связь только для того, чтобы испытать, что такое секс без любви;

при таком отношении разочарование менее вероятно.

Моралисты были бы счастливы, если бы можно было доказать, что секс без любви обязательно неполноценен. Однако нет никаких данных о том, что секс всегда бывает лучше при взаимной любви. Перед нами прошли сотни любящих, преданных друг другу пар, сексуальные отношения которых совершенно не ладились, и сотни людей, наслаждавшихся сексом без всякой любви.

Следует коснуться еще одного аспекта этой проблемы. Любовные отношения, если только они не на грани распада, в известной степени позволяют верить, что человека не используют в сексуальном плане. Как уже говорилось, любовь обычно бывает связана с заботой и уважением. При сексуальных отношениях без любви вероятность того, что ваш партнер будет пытаться просто использовать вас, мало заботясь о ваших чувствах, гораздо выше. Если нет любви, оценить надежность партнера гораздо труднее, так что придется действовать "на свой страх и риск" (рис. 12.6).

Рис. 12.6. Отношение к сексу без любви (Blumstein, Schwartz, 1983) (Цифры в скобках – число опрошенных лиц) По данным обследования, проведенного недавно среди взрослых американцев. Обратите внимание, что среди замужних женщин меньше всего лиц, одобряющих секс без любви.

Любовь без секса В ряде случаев любовь никак не связана с сексом. Очевидными примерами служат любовь родителей к детям, любовь между братьями и сестрами и так называемая платоническая любовь. Существуют также формы романтической любви, в которых сексуальная компонента отсутствует. При любви без секса в самом чистом виде оба партнера решают воздерживаться от физической близости. Причиной такого решения могут быть религиозные убеждения, отсутствие интереса к сексу или желание подождать до свадьбы. В приводимом ниже высказывании 25-летнего мужчины указан еще один мотив воздержания от секса:

Мы с подружкой поначалу так увлеклись сексом, что ни на что другое времени не оставалось. После того как мы решили сделать паузу, у нас появилось больше времени для общения и для того, чтобы выражать любовь друг к другу иными способами, имеющими для нас не меньшее значение. (Из картотеки авторов) Существуют также обстоятельства, которые делают сексуальные отношения невозможными или ограничивают их, например болезнь или разлука. Если решение отказаться от секса принимает один из партнеров, другой может оказаться в очень неприятном положении.

Личностные ценности и решения в сексуальной сфере Многие люди задумываются над тем, что "хорошо" и что "плохо" в сексуальной сфере. Подростки пытаются оценить справедливость доводов, приводимых за и против добрачного секса. Более взрослых беспокоит вопрос о моральности и допустимости внебрачного секса. А когда в решение этих проблем вмешивается любовь, все запутывается еще больше. Если вы испытываете сексуальное влечение к кому-то, помимо вашего возлюбленного, означает ли это, что любовь умирает? Может ли сексуальная измена ослабить любовь или доверие? Должно ли наличие или отсутствие любви быть главным фактором, определяющим наши решения в области секса?

Простой формулы для ответа на подобные вопросы не существует. Каждый человек принимает решения в сексуальной области, исходя из своих личных убеждений и опыта.

Иногда любовь увядает и умирает, если секс находится "под запретом".



Pages:     | 1 |   ...   | 11 | 12 || 14 | 15 |   ...   | 28 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.