авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 |   ...   | 25 | 26 || 28 |

«МАСТЕРC У., ДЖОНСОН В., КОЛОДНИ Р. ОСНОВЫ СЕКСОЛОГИИ СОДЕРЖАНИЕ ...»

-- [ Страница 27 ] --

Анна Квиндлен (Quindlen, 1990) замечает: "Абсурдно утверждать, что это значило бы навязывать свои религиозные убеждения другим".

Движение за легализацию абортов в последние годы тоже стало хорошо организованной и политически активной силой: его поддерживают ряд специально созданных организаций общенационального масштаба и десятки важнейших религиозных групп, в том числе Американская баптистская церковь, епископальная церковь. Конвенция лютеран-баптистов, пресвитерианская церковь в США, Союз американских еврейских колледжей и Объединенная методистская церковь. Фактически большинство церквей и религиозных организаций США поддерживают легализацию абортов (Jaffe, Lindheim, Lee, 1981;

Emmons, 1987).

Противники запрещения абортов выдвигают четыре главных этических агрумента (Callahan, 1970;

Terkel, 1988):

1. Никто не должен быть вправе принуждать женщину к сохранению беременности против ее воли.

2. Не следует производить на свет нежеланных детей.

3. Аборты никогда не подвергались бы запрету, если бы законодателями не были мужчины. (Или, как гласит один афоризм, "если бы мужчины могли беременеть, право на аборт считалось бы священным".) 4. Если женщина не вправе свободно располагать собственным телом, в том числе и контролировать репродуктивные функции, то у нее вообще нет реальной свободы.

Защитники права на аборт обычно исходят из того, что правительству не следует вмешиваться в частную жизнь женщин, решая за них судьбу наступившей беременности.

Они полагают, что каждая женщина должна иметь выбор – сделать ей аборт или нет;

при этом они подчеркивают, что наличие такого выбора никого не принуждает к тому или иному решению. Кроме того, отмечается, что никто не должен по требованию закона рисковать своим здоровьем, а между тем при полном запрещении абортов многие беременные женщины подвергались бы опасностям, связанным с вынашиванием плода и родами, а также с криминальными абортами.

И наконец, противники запрета на аборты опасаются того, что, если правительству позволено будет вводить ограничения с целью обеспечить право на жизнь каждой зиготе или каждому эмбриону, то дело может дойти и до принудительного регулирования образа жизни беременных женщин. Кто-то потребует, например, запретить им курение, употребление алкоголя или напряженную физическую работу на том основании, что все это могло бы создать риск для здоровья развивающегося плода, а тем самым и для "потенциальной человеческой личности".

Многие из тех, кто занял либеральную позицию в отношении абортов, усматривают в философии своих оппонентов некоторую долю лицемерия. Например, "либералы" спрашивают: если "каждый рожденный ребенок будет для кого-то желанным", почему тогда десятки тысяч детей (например, с врожденными аномалиями или хроническими заболеваниями) не были усыновлены теми, кто так настаивает на запрещении абортов? И почему "запретители", кажется, больше озабочены защитой еще не рожденных живых существ, чем необходимостью улучшить социально-экономическое положение массы обнищавших людей, уже родившихся в этом мире? Еще один довод, выдвигаемый в поддержку либеральной позиции, состоит в том, что абортированный (искусственно или спонтанно) плод не подлежит крещению или христианскому погребению, т.е. церковь фактически не считает его человеческой личностью (Maguire, 1990).

По некоторым вопросам "либералы" расходятся в мнениях. Иногда их смущает предложение разрешить аборт в случаях врожденных аномалий, в том числе генетических, так как не ясно, где провести разграничительную линию. Когда у плода совсем не развивается мозг, вряд ли могут быть сомнения в оправданности аборта;

но как быть, если, например, можно ожидать лишь некоторой умственной неполноценности без тяжелых нарушений физического здоровья? Следует ли прерывать беременность, если врожденный дефект позволяет прожить долгую жизнь, но она будет отягощена болезнью?

Разногласия вызывает также вопрос о том, на каких стадиях беременности еще можно производить аборты. Большинство "либералов" считают приблизительным пределом конец 2-го триместра, за исключением особых обстоятельств (когда, например, в 3-м триместре возникает угроза для жизни матери). Однако некоторые сомневаются в допустимости абортов после окончания 1-го триместра, тогда как иные полагают, что не должно быть никаких ограничений в сроках.

Многие люди не склонны одобрять аборты, производимые по социальным причинам и называемые буквально "аборты ради удобства" (abortions of convenience). Последнее определение очень неудачно. По выражению одного автора, слова "аборт ради удобства" звучат так, будто женщина прерывает беременность только потому, например, что хочет иметь ребенка, рожденного под знаком Льва, а не Козерога (Quindlen, 1990). Если 13-летняя девочка забеременела от своего приятеля-семиклассника и сделала аборт, то верно ли будет назвать это абортом ради удобства? А если незамужняя безработная женщина 24 лет, едва способная прокормить четверых детей на скудное пособие, снова забеременеет и пожелает сделать аборт, то можно ли здесь говорить о соображениях удобства? В подобных ситуациях "удобно", пожалуй, может быть только стороннему наблюдателю...

При обсуждении моральных аспектов аборта использовалось огромное множество доводов в пользу той или другой позиции. Какой бы ни была наша личная точка зрения, нам важно уметь распознавать те пути аргументации в этической логике, которые на самом деле не столь логичны, как может на первый взгляд показаться [некоторые из рассмотренных примеров заимствованы у Теркела (Terkel, 1988)].

Один пример этого – аргумент скользкого склона. Он основан на предположении, что уже первый шаг вниз по такому склону сам по себе как будто безобидный, неизбежно приведет к соскальзыванию все дальше и дальше в том же направлении. Именно такого рода аргумент используют многие противники абортов, когда говорят, что разрешение абортов, пусть даже ограниченное, прокладывает дорогу для эвтаназии (умерщвления неизлечимых больных с целью избавить их от страданий), а в дальнейшем – и для уничтожения генетически неполноценных лиц. Еще один вариант этой аргументации – утверждение, что легализация абортов будет разрушать общество, подрывая основы семьи и обесценивая человеческую жизнь;

многие даже сравнивали такую легализацию с массовыми убийствами в лагерях нацистской Германии. (Ради исторической точности следует заметить, что одной из первых акций нацистов, пришедших к власти в Германии в 1933 г., было запрещение абортов. Сравнение абортов со зверствами нацистовзвучит особенно неубедительно потому, что последних никак не назовешь "защитниками человеческой жизни", хотя они и запрещали аборты.) Ошибочность приведенных рассуждений связана с тем, что на самом деле дальнейшие шаги по "склону" не вытекают неизбежно из первого шага. Если вы убили муху, разве это значит, что потом вы непременно убьете вашу кошку?

В споре об абортах часто используют "логику" и иного рода. Пример – рассуждения о матери Бетховена. Она была больна туберкулезом и вышла замуж за человека, страдавшего сифилисом;

он уже имел четверых детей, из которых один был слепым, другой – глухонемым, а третий заразился туберкулезом. Семья жила в условиях крайней бедности, два ребенка умерли, и если бы мать сделала тогда аборт, то мир не получил бы одного из величайших музыкальных гениев – Людвига ван Бетховена. Теркел (Terkel, 1988, р. 136) указывает на несостоятельность такой аргументации в пользу запрещения абортов:

"Если бы мать Бетховена имела возможность легально безопасным способом сделать аборт, она все равно могла бы и отказаться от этого. Однако столь же неправы и сторонники легализации абортов, когда они возражают, что зато свобода абортов, возможно, предотвратила бы рождение Адольфа Гитлера. Доводы обеих сторон полностью игнорируют то, что у каждой женщины есть какой-то небольшой шанс родить как гения, так и маньяка.

...Обе стороны вместо столь произвольных домыслов могли бы найти немало убедительных аргументов в свою пользу."

Одно из основных направлений в дискуссии об абортах касается особо щекотливой этической проблемы: можно ли прибегать к обману ради вполне нравственной цели? Вопрос об отношении к принципу "цель оправдывает средства" возник в связи с тем, что в стране появилась целая сеть клиник "проблемной беременности". В публикуемых объявлениях эти клиники как будто бы предлагают свои услуги женщинам, желающим сделать аборт. На самом же деле их цель – предотвращать прерывание беременности: они совсем не производят абортов, даже в случаях изнасилования, инцеста или угрозы для здоровья женщины. Чтобы достичь своей цели, пациенток обычно устрашают изображениями окровавленных зародышей, выброшенных в мусорное ведро, и искаженной статистикой осложнений при современных методах прерывания беременности, стараются удержать женщин от обращения в те клиники, где действительно производят аборты.

Сторонники запрещения абортов считают, что ради сохранения жизни нерожденного ребенка стоит несколько отойти от норм безупречной морали и прибегнуть к обману (к тому же в таких клиниках обходятся без прямой лжи – вам никто прямо не скажет, будто здесь делают аборты);

ссылаются на то, что в определенных исторических ситуациях обман заслуживает одобрения (например, когда с его помощью переправляли беглых рабов на Север перед гражданской войной в США или спасали евреев от нацистов в Европе). Кроме того, деятельность таких клиник стараются оправдать как необходимый противовес тому, что делают учреждения, производящие аборты, поскольку лишь немногие из этих учреждений могут дать беременной женщине взвешенную консультацию.

Противники тактики, применяемой в клиниках "проблемной беременности", указывают на то, что последние, вводя пациентку в заблуждение и оттягивая момент, когда она попадает в клинику, где ей могут сделать аборт, фактически подвергают риску ее здоровье, так как аборты наименее опасны на самых ранних сроках беременности. Помимо этого, многие видят в попытках удержать женщину от аборта путем устрашения и обмана особую форму принуждения, ограничивающую свободу выбора.

Новые методы преодоления бесплодия Когда экстракорпоральное оплодотворение и перенос гамет в маточную трубу стали обычными процедурами, а использование донорских яйцеклеток превратилось из теоретической возможности в факт медицинской практики (см. гл. 5), возникло много щекотливых вопросов. В ряде случаев дискуссии по этим вопросам приводили к серьезным разногласиям внутри католической церкви. Так, некоторые католические медицинские учреждения объявили, что они будут игнорировать наложенный Ватиканом запрет на все формы искусственного оплодотворения и переноса зародышей, так как считают своим долгом помочь бесплодным парам (Lewis, 1987). В других случаях успехи медицины неожиданно породили ряд непредвиденных проблем, как видно из приводимого ниже примера.

В настоящее время в нескольких медицинских центрах производят аборты с необычной целью – не для прерывания беременности, а для ее сохранения. Эта на первый взгляд парадоксальная ситуация возникает в случаях многоплодной беременности, при которой у женщины образуются больше плодов, чем она может благополучно доносить (к такому результату нередко приводит применение препаратов, стимулирующих овуляцию).

Например, у одной женщины в матке оказалось восемь плодов, и ее предупредили, что они все погибнут. если не принять надлежащих мер. С согласия пациентки был произведен так называемый селективный аборт – шесть плодов элиминировали, так что осталось только два.

Беременность удалось сохранить, и женщина родила здоровую двойню.

Селективный аборт осуществляют с помощью миниатюрной иглы, вводимой под контролем ультразвука в грудную полость плода, когда тот еще не достиг размеров большого пальца. Через иглу вспрыскивают вещество, останавливающее работу сердца, в результате чего плод гибнет и впоследствии рассасывается.

В случае восьми зародышей особой проблемы не видно: ясно, что все они погибнут, если их не трогать. Однако были и такие случаи, где речь шла о селективном аборте ради удобства родителей – например, желательно бьшо уменьшить число близнецов с четырех до двух. (По иронии судьбы подобные ситуации иногда возникали у бесплодных женщин, вынужденных прибегнуть к экстракорпоральному оплодотворению, в этих случаях в маточные трубы для повышения шансов на успех переносят сразу несколько эмбрионов и большинство из них обычно не выживает.) Если в отдельных ситуациях считать селективный аборт морально оправданным, то где провести черту допустимого. Предположим, женщина в результате процедуры оплодотворения in vitro зачинает двойню, а потом решает, что ей нужно только одного ребенка;

этично ли будет абортировать один из развивающихся плодов? А что, если женщина, беременная двумя или тремя близнецами, захочет избавиться от плодов женского пола и родить только мальчика?

Возникает также близкий по сути вопрос о судьбе неиспользованных оплодотворенных яйцеклеток, сохраняемых в замороженном виде вплоть до успешного завершения беременности после оплодотворения in vitro. Если супруги не собираются больше иметь детей, то подлежат ли эти оплодотворенные яйцеклетки ("предэмбрионы") уничтожению? Одни рассматривают такую практику как род убийства, другие же видят в ней единственное разумное решение вопроса. Есть также мнение, что замороженные предэмбрионы следует предлагать другим супружеским парам, неспособным осуществить зачатие даже с помощью современных методов. В случае развода супругов ситуацию может еще больше усложнить спор о том, кому "принадлежат" такие эмбрионы (сейчас подобного рода конфликты уже рассматриваются в судах).

В прошлом мало кто выдвигал этические возражения против использования донорской спермы для искусственного осеменения (хотя католическая церковь и ортодоксальный иудаизм осуждают эту практику по религиозным мотивам). Однако аналогичное использование донорских яйцеклеток для оплодотворения in vitro и перенос их в маточные трубы вызвало гораздо больше возражений морального порядка. Действительно ли различие ситуаций столь велико? Многие считают, что оно в самом деле весьма значительно: для извлечения яйцеклеток необходима хирургическая операция, тогда как сперму можно получить просто путем мастурбации;

кроме того, донора яйцеклеток обычно подвергают на протяжении недели или дольше воздействию гормонов, чтобы за один цикл образовалось шесть и больше яйцеклеток вместо одной. При этом риск в целом невелик, но все же есть опасность чрезмерной стимуляции яичников, приводящей иногда к их увеличению и даже разрыву. Для доноров спермы никакой сравнимой опасности не существует.

Критическое отношение вызывает использование донорских яйцеклеток без оплаты: в этом усматривают дискриминацию женщин, так как донорам спермы почти всегда платят. В тех учреждениях, где донорство не оплачивается, утверждают, что благодаря этому гуманный акт предоставления гамет не превращается в куплю-продажу;

однако мнения по этому поводу сильно расходятся. (Сейчас, в середине 1990-х гг., в большинстве американских клиник, использующих донорские яйцеклетки, доноры получают плату, обычно порядка 500–1000 долларов.) Поскольку никто, по-видимому, не осуждает мужчин, отдающих сперму за деньги, не проявляется ли в этом этический двойной стандарт?

С донорскими яйцеклетками связан еще один трудный и пока не разрешенный вопрос:

что произойдет, если женщина, отдавшая яйцеклетку, вдруг потом предъявит иск о признании своих прав на ребенка? Ведь она как-никак его биологическая мать – от нее он получил половину своего генетического материала... По поводу такой ситуации еще нет ни этического, ни юридического ответа, но возникновение подобных судебных дел нетрудно предвидеть. Большинство клиник, использующих донорские яйцеклетки, пытаются избежать затруднений, предлагая каждой женщине-донору написать расписку об отказе от всех притязаний на детей, зачатых при участии ее яйцеклеток. Пока еще не было случая проверить юридическую силу этих расписок.

На другую чашу весов ложатся мнения тех, кто видит в имплантации донорских клеток важный шаг вперед в борьбе с бесплодием, дающий надежду отчаявшимся бездетным парам. Сторонники этого метода полагают, что хотя прогресс медицины нередко порождает новые этические проблемы, это не дает оснований отказываться от использования ее новейших достижений. Эти люди, в частности, указывают на то, что донорские яйцеклетки во многих случаях позволили бы обойтись без суррогатных матерей. Кроме того, говорят они, в случае бесплодия любые меры, помогающие обрести желанного ребенка, можно считать морально приемлемыми. Мы привели лишь несколько примеров сложных этических проблем, связанных с использованием достижений современной медицинской науки. Ее дальнейшие успехи – если, скажем, появится практическая возможность по желанию получать потомков того или другого пола – несомненно приведут к еще большему обострению споров по вопросам морали.

Суррогатное материнство Моральные и юридические проблемы, связанные с практикой суррогатного материнства, оказались особенно сложными. В США пока (к 1991 г.) не принято законов, запрещающих суррогатное материнство, а недавние судебные решения в Кентукки и Мичигане подтвердили юридическую силу заключаемых по этому поводу соглашений.

Соответствующие проекты законов были внесены на рассмотрение законодателей по меньшей мере в 19 штатах, и можно ожидать, что хотя бы некоторые попытки регулирования или запрещения суррогатного материнства найдут свое отражение в юридических нормах.

Противники суррогатного материнства считают, что оно превращает детей в подобие товара, создавая ситуацию, в которой богатые люди смогут нанимать женщин для вынашивания своих потомков;

они утверждают также, что материнство становится при этом договорной работой, поэтому стремление к выгоде может возобладать здесь над соображениями пользы для договаривающихся сторон. Кроме того, многие феминистки думают, что такая практика будет способствовать эксплуатации женщин, а некоторые церковные группы усматривают в ней дегуманизирующую, безнравственную тенденцию, подрывающую святость брака и семьи. Существуют также опасения, что некоторых суррогатных матерей может психологически травмировать необходимость отдать "своего" ребенка после установления той связи с ним, которая создалась во время 9-месячной беременности и родов (даже если вначале женщине казалось, что она сможет расстаться с таким ребенком без особых переживаний).

Сторонники использования суррогатных матерей, конечно, смотрят на эту практику совсем по-иному. Они указывают на то, что для семьи, бездетной из-за неспособности жены зачать или выносить плод, это единственный способ получить ребенка, который будет генетически "своим" для мужа. Они отмечают также, что подобная процедура, позволяющая произвести на свет желанное дитя, по сути дела не так уж сильно отличается от усыновления. По их мнению, это не коммерциализация деторождения, а глубоко человечный акт любви и сотрудничества. Этот акт связан, конечно, с потенциальными опасностями для суррогатной матери, но она способна их оценить и может сознательно пойти на риск;

таким образом, решение о заключении контракта не будет для нее более рискованным, чем для многих других женщин, выбирающих себе не совсем безопасные занятия. Сторонники суррогатного материнства не считают его формой эксплуатации женщин;

они утверждают, что женщина, добровольно решившая стать суррогатной матерью, получает за выполнение этой роли достаточную материальную компенсацию, а также моральное удовлетворение от приносимой обществу пользы.

Сравнительно мало было сказано о ребенке в таких ситуациях. Ребенок может унаследовать от суррогатной матери генетические дефекты (за исключением довольно редких случаев, когда в ее матку имплантируют оплодотворенную in vitro яйцеклетку от той самой женщины, вместо которой для вынашивания плода пришлось нанять другую).

Некоторые из таких дефектов, к сожалению, не могут быть выявлены современными методами. Возможно также повреждение плода в результате неосторожности суррогатной матери – например, если она будет во время беременности употреблять наркотики или недостаточно хорошо питаться. Столь же важны, но остаются пока без ответа вопросы психологической адаптации ребенка. Если ребенку объяснят (или он случайно узнает), что его родила не мать, а другая женщина, не станет ли это для него источником проблем или тягостных переживаний? А если контакты ребенка с этой женщиной будут продолжаться и после его рождения (так бывает, когда суррогатная мать – родственница или близкий семье человек), то как это может сказаться на ребенке в дальнейшем?

Неудивительно, что при таком множестве вопросов специальная комиссия Американского общества по борьбе с бесплодием (1986) выразила по поводу "суррогатного материнства" "серьезные сомнения этического характера, которые не могут быть сняты, пока не будет получено достаточных данных для оценки опасности и возможных преимуществ обсуждаемой процедуры". Ввиду этих сомнений упомянутое общество рекомендует использовать суррогатное материнство только в порядке клинического эксперимента при соблюдении следующих условий:

1. Необходимо собрать достаточные сведения о психологическом воздействии всей процедуры на суррогатных матерей, на использующие их супружеские пары и на рождающихся детей.

2. Особое внимание следует уделить тому, чтобы супруги и суррогатная мать дали добровольное согласие на процедуру, располагая всей необходимой информацией.

3. Отец и суррогатная мать должны быть тщательно проверены в отношении инфекционных заболеваний и генетических дефектов.

4. Оплата услуг специалистов – врачей, адвокатов и др. – должна ограничиваться обычными для них гонорарами;

они не должны получать комиссионные за подбор участников и организацию всей процедуры.

Несмотря на такие рекомендации, в ряде случаев суррогатное материнство будет, несомненно, организовано на менее строгих условиях (и менее профессионально). Сейчас уже очевидно, что для некоторых женщин, предлагающих свои услуги в качестве суррогатных матерей, главным стимулом служат деньги, и это может толкать их на предоставление ложных сведений о состоянии здоровья или обстоятельствах жизни.

Известны случаи, когда бесплодные супружеские пары, подыскивая подходящую для такой роли женщину, пытались склонить к согласию на это кого-либо из родственниц. С другой стороны, беспринципные или недостаточно серьезно относящиеся к делу адвокаты и врачи, иногда так увлекаются перспективой хорошо заработать на подборе суррогатных матерей, что не в состоянии действовать только в интересах своих клиентов. И все же, как могут засвидетельствовать сотни ранее бездетных супругов, польза от такого способа преодоления бесплодия неоценима.

Разнообразные этические вопросы, рассмотренные в этой главе, связаны с индивидуальными и общественными суждениями о надлежащем поведении в области секса и продолжения рода. В прошлые эпохи считалось, что на каждый из этих вопросов есть только один верный ответ. Сегодня же мы понимаем, что правильность тех или иных ответов относительна, так как все больше знакомимся с разными религиями и культурами, с самым широким спектром взглядов и многообразием форм сексуального поведения. Каждый человек должен сам делать собственный выбор и не навязывать свои взгляды другим.

Выводы 1. Иудаизм рассматривает сексуальность как дар Божий и весьма одобрительно относится к большинству ее проявлений между супругами. Правда, ортодоксальная иудейская традиция накладывает ряд ограничений (например, осуждает аборты и применение мужских контрацептивных средств, запрещает половые сношения в течение по меньшей мере 12 дней после начала менструаций);

однако представители консервативных и реформистских групп придерживаются более либеральных взглядов.

2. Согласно официальной католической доктрине, сексуальные отношения допустимы только в браке ради продолжения рода. Церковь считает греховными все формы добрачного и внебрачного секса, а также мастурбацию;

кроме того, она запрещает "искусственные" методы контрацепции, аборты и развод. Однако многие католические лидеры в США, Канаде и других западных странах призывают Ватикан к пересмотру этих положений в пользу более либерального подхода.

3. Взгляды протестантов по вопросам секса образуют широкий спектр – от весьма консервативных позиций, почти неотличимых от позиции католицизма, до крайне либеральных концепций, сторонники которых поддерживают право женщин на аборт, допускают возведение гомосексуален в сан священнослужителей и терпимо относятся к любому сексуальному поведению, если оно укрепляет межличностные связи.

4. Многие люди находят, что позиция их церкви или синагоги в вопросах секса не вполне соответствует их собственным нуждам, и перестают следовать "официальным" религиозным установкам. Например, более 70% американских женщин-католичек детородного возраста пользуются "искусственными" методами контрацепции.

5. Возможен этический анализ ситуаций, в которых возникает конфликт между какими-то двумя наборами ценностей. Отражением таких конфликтов служат ведущиеся в настоящее время споры по поводу, например, отношения к абортам, новых методов преодоления бесплодия (использование донорских яйцеклеток, суррогатное материнство), судьбы замороженных эмбрионов, оказавшихся излишними, и др.

Вопросы для размышления 1. Французские "абортные таблетки" (RV-486) оказались безопасным и недорогим средством для прерывания беременности в первом триместре. Ряд небольших американских компаний готовы были продавать эти таблетки в США, однако федеральное правительство не включило их в фармакопею – список разрешенных лекарственных средств. Тем самым оно сделало препарат RV- 486 недоступным для американцев. Учитывая то, что аборты в настоящее время в США легализованы, сочтете ли вы такое решение правительства морально оправданным?

2. Почему христианству исторически свойственна более репрессивная и отрицательная позиция в отношении секса по сравнению с другими религиями? Чем это в первую очередь обусловлено – религиозными убеждениями или потребностями развивающегося общества?

3. В настоящее время право на деторождение фактически признается абсолютным:

никакой государственный орган не может запретить женщине забеременеть. Оправдано ли это моральными соображениями в нашем перенаселенном мире? Как быть, если женщина родила уже десяток детей? А если два десятка? Может ли со временем создаться такая ситуация, когда общество будет вправе ограничивать деторождение с помощью насильственных мер?

4. Возможно, что методы генной инженерии когда-нибудь позволят родителям по желанию выбирать, какими признаками будут обладать их потомки. Этичным ли было бы применение таких методов для того, чтобы обеспечить отсутствие у ребенка наследственных заболеваний или аномалий развития? Либо, скажем, для того, чтобы ребенок имел определенные внешние признаки, например светлые волосы или голубые глаза? Или же нам следует по-прежнему довольствоваться тем, что "выпадает по жребию природы"?

5. Есть ли какое-то различие в этическом плане между искусственным осеменением спермой донора и использованием донорских яйцеклеток? Или это морально эквивалентные акты?

6. Этично ли поведение суррогатной матери, передающей ребенка его биологическому отцу с бесплодной супругой и получающей плату за свои услуги? А что если ей нравится быть беременной, но она не желает сама выращивать детей и хочет зарабатывать на жизнь подобными услугами?

ГЛАВА 24. ЭТНОЛОГИЧЕСКИЙ АСПЕКТ Дж. Патрик Грей и Линда Д. Вольф Этнология – наука, объясняющая как биология человека, социальное поведение людей и культура, взаимодействуя между собой, создают многообразие образа жизни, которое обнаруживается в разных частях земного шара. Ведущей концепцией этнологии является идея о том, что культурой, т.е. системой социальных установок, верований и поведения, люди овладевают как члены конкретного общества. Новорожденный ребенок ничего не знает об окружающем мире. И лишь во взаимодействии с другими людьми человек познает реальности жизни и правила поведения по отношению к ним. Различные народы "помещают" своих детей в разные реальные миры. Например, в одном уголке земного шара родители могут уверять детей, что ночные звуки издают привидения и духи, тогда как в другом ребенок узнает, что источником этих звуков являются животные. Дети в первом сообществе уверены, что в природе реально существуют привидения и духи, а во втором дети могут жить в мире, где таких существ нет. Этнологи изучают, как функционируют системы культур и как в процессе социального взаимодействия индивидуумы приобретают и меняют свою культуру.

Сексуальные установки и практика половых отношений варьируют в зависимости от места и времени;

хотя первоосновой для нашего сексуального поведения является биология человека, культурные традиции оказывают самое большое влияние на то, как индивидуумы приобретают сексуальный опыт и выражают свою сексуальность. Поскольку сообщества людей характеризуются различными особенностями социальных отношений и культуры, члены этих сообществ выражают и практически используют сексуальность по- разному.

Таким образом, этнологический аспект вопроса о сексуальности предполагает выяснение путей влияния социальных и культурных традиций на организацию биологических половых отношений.

В этой главе мы рассмотрим некоторые из основных вариантов человеческой сексуальности и роль культуры в том, как индивидуумы приобретают сексуальный опыт и выражают себя через сексуальное поведение.

Ограничения этнологического подхода к изучению сексуальности Этнологическое исследование, как любое научное исследование сексуальности человека, имеет определенные ограничения, которые следует учитывать при чтении этой главы.

Ограничения этнологического подхода к изучению сексуальности Первое ограничение связано с тем, что в любом обществе половая активность в большинстве случаев проявляется в приватной обстановке;

и хотя люди часто позволяют ученым внедряться во многие интимные области их жизни, сексуальное поведение обычно остается закрытым для наблюдения. Социальные установки относительно секса у большинства "незападных" народов обычно мешают исследователям-этнологам наблюдать интимные детали сексуального поведения. Это значит, что к выводам ученых о распространенности различных типов сексуального поведения в данном обществе следует относиться критически. Утверждения типа "гомосексуальное поведение встречается редко" или "изнасилование – явление обычное", как правило, основаны на том, что говорят люди в этом сообществе о половых отношениях, а не на статистических исследованиях изучаемого сексуального поведения. Конечно, большинство наших знаний о сексуальности в странах Запада получены на основании информации такого же типа: результаты опроса людей об их действиях и чувствах сопоставляются с общепринятыми представлениями о данном обществе. Перед другими исследователями, опирающимися на обзорные данные, этнологи часто имеют преимущество, поскольку они обычно работают с небольшими группами населения и часто могут оценить достоверность сообщений своих информантов.

Вторым ограничением является то, что в своем стремлении показать различие сообществ по признакам частоты половых актов и отношения к смыслу полового поведения, этнологи часто игнорируют физические аспекты секса в разных обществах. Большинство исследователей задают общие вопросы об обычаях инцеста или этических аспектах добрачных половых связей, но не считают нужным спрашивать людей об их ощущениях при сексуальном возбуждении или на что похоже чувство оргазма? Отсутствие таких вопросов делает картину подхода общества к сексуальности неполной, поскольку сексуальные ощущения переживаются и интерпретируются через призму обусловленных культурой концепций. В одном обществе большинство людей могут испытывать оргазм как ощущение энергетического истощения, тогда как большинство людей другого общества могут переживать оргазм как приятный процесс образования и освобождения тепла. Описание сексуальных ощущений важно и для понимания того, как представители данной культуры передают другим свои впечатления о сексе. Поскольку не имеющие сексуального опыта люди узнают о том, чего можно ожидать, слушая такие описания, упускается информация относительно важного компонента сексуальной социализации молодежи.

Последнее ограничение связано с тем, что вплоть до недавнего времени большинство этнологических исследований проводились мужчинами, и обычно информантами также были мужчины. Таким образом, наше представление о сексуальности вдвойне мужское. Для полного описания сексуальности в обществе необходима информация о сексуальных переживаниях женщин, о том, как они интерпретируют секс и передают впечатления о нем.

До тех пор, пока не будет больше информации о сексуальности женщин у представителей различных культур, наши знания о человеческой сексуальности останутся неполными.

Варианты организации сексуальности в разных человеческих сообществах Ребенок от рождения имеет сексуальные потенции, но каждое общество формирует их по-разному. Детей учат считать одни формы поведения и чувства правильными, а другие – неправильными. Американские дети, например, уясняют, что за некоторые поступки наказывают, тогда как за другие награждают;

они слышат как взрослые одни манеры называют "хорошими", а другие – "отвратительными";

они обучаются подразделять окружающую обстановку и предметы на эротические и неэротические. Важно помнить, что по поводу сексуального поведения некорректно говорить о единой установке "американской" культуры, так как в пределах Соединенных Штатов имеются существенные расовые, этнические и классовые различия в этих вопросах. Дети в других сообществах тоже научаются отличать поступки приличные от отвратительных, эротическое от неэротического, но то, чему научились они, часто сильно отличается от того, что об этом знают американские дети. В результате в других сообществах обнаруживаются особенности сексуального поведения, отличные от таковых в Соединенных Штатах. То, как каждое общество из необработанного материала ("сырья") биологической сексуальности формирует специфическую для данного общества культуру секса, является главным предметом обсуждения в этнологических исследованиях сексуальности.

Примеры социальной организации сексуальности Этнологи выявили социально обусловленное различие почти по каждому аспекту сексуального поведения. Так например, чрезвычайно отличается значимость любовных игр в качестве подготовки к половому общению. В культуре лепха в Гималаях (Gorer, 1938) рассматривают секс как удовольствие и для мужчины, и для женщины, хотя единственной формой любовной игры является нежное поглаживание мужчиной груди партнерши непосредственно перед половым актом. Наоборот, исследователи других культур сообщают, что крайне необходимым компонентом в сексуальном свидании являются длительные любовные игры. У племен, населяющих острова Тихого океана, предварительные игры перед сношением могут продолжаться часами.

Различие касается не только длительности любовных игр, но и их форм. Поцелуи и другие действия с губами общеприняты в мире, но некоторые народы (такие как тонга Южной Америки) их не приемлют. Оральная стимуляция гениталий также не универсальна;

некоторые культуры к фелляции и куннилингусу относятся как к рутинной манипуляции, ведущей к коитусу, тогда как другие считают ее неестественной.

Другой пример вариации сексуального поведения у различных народов – положение, в котором осуществляется половой акт. Так называемая миссионерская позиция обычна во всем мире, и несмотря на название, ее распространение, вероятно, не является результатом подавления рьяными миссионерами сексуальной практики коренных жителей. Однако во многих обществах действительно предпочитают другие позиции для полового общения. В "океанической" позиции мужчина сидит на корточках или стоит на коленях между ногами женщины, лежащей на спине, и подтягивает женщину к себе так, что ее широко расставленные ноги охватывают его бедра. Совокупляющиеся могут затем обниматься в положении сидя на корточках. Это положение часто используется у некоторых тихоокеанских народов, но встречается также и в других частях света.

В позиции, которую Грегерсен (E.Gregersen, 1982) назвал африканской, партнеры при половом акте лежат бок о бок лицом друг к другу. Это положение действительно является предпочтительным в африканских культурах, однако оно используется также и в отдельных сообществах американских индейцев. Этнологи не выявили обществ, где коитус сзади или при положении женщины сверху использовались бы чаще всего, но у многих народов эти позиции считаются приемлемыми альтернативами наиболее распространенного положения.

Последний пример различия в сексуальности касается способа эротизации тела.

Стандарты красоты варьируют в различных обществах, хотя, вероятно, существуют некоторые характерные черты, которые делают потенциального сексуального партнера привлекательным для всех. Физические признаки здоровья, например хорошее состояние волос, кожи и зубов или энергичные движения обычно считаются притягательными как свидетельство моложавости партнера. В остальном среди разных культур представления о привлекательности сексуального партнера расходятся. Например, идеализация худых женщин, свойственная индустрии западной моды, не универсальна. У большинства народов считается, что привлекательнее более крупные женщины. Разные культуры выбирают также разные части тела в качестве главных эротических зон. В большинстве американских субкультур эротизируется женская грудь, однако во многих других обществах это не принято. Эротизация женских гениталий, вполне обычная у некоторых народов, для американского общества не характерна. Различия типа и количества одежды также имеют отношение к различиям эротизации тела. В обществах, где принято закрывать большую часть тела, эротическое внимание может быть сосредоточено на остающихся незакрытыми деталях, например глазах, ушах или лодыжках. К сожалению, мало данных о том, как женщины эротизируют мужское тело. Некоторые авторы полагают, что сведений недостаточно потому, что женщин больше интересуют в мужчинах их возможности обеспечить экономические гарантии или престиж, чем мужская сексуальная привлекательность. Хотя это объяснение правдоподобно, оно серьезно не проверялось путем опроса женщин "незападных" культур, какие физические качества мужчин их привлекают.

Кроме того, как свидетельствуют многие художественные произведения, женщины могут выйти замуж по расчету и при этом иметь четкое представление о красоте и эротичности мужского тела.

Хотя различия в любовных играх, коитальных позициях и стандартах красоты указывают на широкий диапазон многообразия сексуальности, эти проблемы этнологами систематически не изучались. В результате их причины и следствия нам не ясны. Однако существуют четыре области, относительно которых этнология располагает достаточно полными данными: отношение к инцесту, контроль за сексуальностью молодежи, правила брака и модели гомосексуального поведения мужчин.

Запрет инцеста Общей для всех человеческих сообществ традицией в отношении секса является запрет инцеста. Согласно определению в гл. 18, инцест – сексуальные отношения между близкими родственниками. И хотя любая культура осуждает инцест, однако толкование, каких именно родственников считать слишком близкими для сексуального поведения, варьирует в разных обществах. Кроме того, и наказание за совершение инцеста колеблется от простого осмеяния партнеров до угрозы смертельной расправы над ними.

Происхождение и значение запрета сексуальных отношений между кровными родственниками – темы, горячо обсуждаемые в этнологии, и существуют три главных теоретических школы, в основе которых лежит разное объяснение неприемлемости инцеста:

биологическое, социологическое и культурное.

Внимание представителей биологического толкования (Shepher, 1983) сосредоточено на том, что запрет инцеста предупреждает инбридинг человеческой популяции. Теоретики этой школы указывают на то, что тенденция избегать инбридинга проявляется у большинства приматов. То есть животные, несмотря на отсутствие у них культурных запретов, не спариваются с близкими биологическими родственниками (родителями, родными братьями и сестрами или потомками). Бабуины, например, избегают инбридинга, поскольку самцы в возрасте, близком к пубертатному, оставляют стадо, где родились, и присоединяются к новому. Некоторые взрослые самцы-бабуины много раз в течение своей жизни меняют стадо, уходя из каждой группы раньше, чем дочери самца-производителя достигнут половой зрелости. У нескольких видов приматов, например у шимпанзе, из стада в стадо переходят не мужские, а женские особи.

Биологическая трактовка, таким образом, предполагает, что первоосновой культурных правил против инцеста является тенденция избегать спаривания с близкими родственниками. Некоторые теоретики видят опору такой трактовки в том факте, что мифы о происхождении запрета на сексуальные отношения между близкими родственниками часто упоминают о рождении детей с уродствами как наказании за нарушение этого запрета.

Социологическая и культурная теории отмечают, что правила инцеста часто запрещают секс не только между генетическими родственниками, но и между людьми биологически не родными. Например, священная книга Ислама, Коран, запрещает брак между двумя людьми, вскормленными одной кормилицей, даже если они не связаны биологическим родством. У некоторых народов секс разрешен между одними родственниками, но запрещен между другими. Например, мужчина может обвиняться в инцесте, если он имеет половую связь с дочерью брата его отца или дочерью сестры его матери. Однако женитьбу того же мужчины на дочери брата его матери или дочери сестры его отца общество одобряет. Все эти женщины являются двоюродными сестрами данного мужчины, и биологическая теория не может объяснить, почему секс разрешен с одними из них и запрещен с другими.

Социологические теории доказывают, что запрет инцеста дает возможность обществу спокойно функционировать. Согласно одной из социологических трактовок, такой запрет существует в связи с тем, что семьи или группы должны объединяться с другими семьями или группами ради укрепления экономической и военной силы. Один из наиболее эффективных путей такого объединения – бракосочетание. Поскольку внутри группы сексуальные отношения запрещены, люди вынуждены искать сексуальных партнеров и пару для супружества среди мужчин и женщин других групп.

Другая социологическая теория предполагает, что семьи функционируют наиболее эффективно, когда внутрисемейные роли четко определены и не смешиваются.

Кровосмесительные взаимоотношения между родителями и детьми будут путать эти роли, так что вовлеченные в эти отношения люди теряют четко очерченные ориентиры поведения.

Кроме того, сексуальные отношения между родителями и их детьми влияют на взаимодействие родителей друг с другом. Согласно этой теории, разрешение сексуальных отношений между родителями и потомством привело бы к громадному социальному беспорядку, так что общество вынуждено предупреждать такие отношения.

Наконец, авторы культурных трактовок (Wagner, 1972;

Heritier, 1982) запрета на инцест считают и биологические и социологические теории неполными, поскольку в них не учитывается то, как в разных обществах формируется концепция инцеста. Например, концепция инцеста всегда связана с определением родства, что варьирует в разных обществах. У большинства народов родственниками считают людей, имеющих общие гены.

В других обществах люди называются родственниками, если они делят между собой пищу, землю или занимаются совместной деятельностью. Хотя у таких родственников нет никакой биологической связи, секс между ними запрещен как кровосмесительный.

Тот факт, что правила инцеста служат не только для профилактики инбридинга, наиболее ярко иллюстрируют следующие примеры. У народности самбия Новой Гвинеи (общество с ритуализированным гомосексуальным поведением) мальчики-подростки обязательно вовлекаются в гомосексуальное сожительство со старшими мужчинами. Ясно, что в результате таких отношений зачатие невозможно, однако запреты все же действуют и здесь. Мальчикам нельзя заниматься сексом с их отцами, братьями их отцов и их собственными братьями. Во многих обществах предписаны обстоятельства, при которьис запрет на инцест должен быть нарушен. Например, вожди африканского племени леле, приходя к власти, вступают в сексуальные связи с сестрами по клану (Douglas, 1963).

Нарушение вождем табу выделяет его как человека, стоящего вне правил обычной морали.

Хотя ни одна из теорий не является полностью корректной, важно понять, как каждая культура объясняет запрет на инцест и как этот запрет влияет на сексуальные отношения в обществе. Даже если изначально табу на сексуальные отношения между родственниками вводили из-за необходимости избегать инбридинга, каждое общество умело использовало этот запрет в своих целях.

Секс и социальное поведение Сексуальное поведение людей довольно часто сравнивают с сексом у животных. До недавнего времени считалось, что животные сексуально не заторможены правилами, окружающими сексуальность людей. Однако такое представление не подтверждается в исследованиях последнего времени. Оказалось, что у обезьян Старого Света и высших приматов сексуальная жизнь сложно организована и ее изучение может помочь нам разобраться в некоторых аспектах сексуальности человека.

Исследования показали, что в отличие от многих других млекопитающих сексуальное поведение и процессы сексуального возбуждения у обезьян Старого Света и высших приматов стали, по крайней мере частично, независимыми от гормонального контроля.

Вместо гормонов, важную роль в развитии и поддержании сексуального поведения играет подготовка к жизни в стабильной социальной группе, сексуальные пробы и переживания в период взросления. Когда, например, в лабораторных экспериментах совсем маленьких детенышей обезьян лишали социального контакта с представителями их вида, во взрослом состоянии у них не развивались типичные для обезьян сексуальные навыки, даже если уровень половых гормонов был нормальным. Эти эксперименты с депривацией обезьян демонстрируют, что обучение и жизненный опыт имеют первостепенное значение в развитии сексуального поведения взрослых (Harlow и Mears, 1979).

Половое поведение у приматов также стало сопряженным с социальными отношениями и развитием несоциальных связей между индивидуумами. Во-первых, развитие социальных связей между двумя отдельными приматами на ранних стадиях жизни может препятствовать их спариванию, когда они станут взрослыми (Wolf, 1979). Во-вторых, прежде чем может осуществиться спаривание,должны быть установлены социальные отношения. Например Сматс (Smuts 1985) сообщает, что взрослые самцы среди са-ванных павианов добиваются дружбы с самками и лишь затем с ними спариваются. В-третьих, самки могут брать и действительно берут инициативу в сексе, и в конце концов, после множества копуляций между двумя одними и теми же особями, характерной чертой сексуального взаимодействия становится взаимно координированное поведение. Другими словами, сексуальное поведение больше, чем просто секс: оно побуждает самок и самцов выбирать среди возможных партнеров,устанавливать дружеские социальные отношения, проявлять соответствующее поведение,стимулирующее половую активность, и добиваться взаимодействия. Как и у людей, спаривание среди обезьян Старого Света и высших приматов осуществляется в пределах социальной системы.

Приматологи описали также акты гомосексуального поведения среди обитающих "на свободном выгуле" (то есть живущих на лоне природы) самок японских обезьян и макак резус, длиннохвостых лангуров, горилл, бонобос, а также среди самок лабораторных макак резус, львинохвостых и свинохвостых обезьян.

Распространенность гомосексуализма среди самок японских обезьян варьирует от одной группы к другой, и, возможно, связана с традициями группы и доступностью чужих самцов-партнеров для спаривания (Wolf, 1984). В случаях гомосексуального поведения самок действуют те же правила избегания инцеста, что и при гетеросексуальном поведении (Wolf, 1984). О гомосексуализме среди самцов известно меньше, чем о гомосексуальном поведении самок;

этот недостаток информации может быть обусловлен любым из следующих факторов или всеми сразу:

Гомосексуальное поведение среди самок обезьян и высших приматов действительно более частое явление, чем среди самцов.

Самцы более скрытны в отношении своих гомосексуальных контактов, чем самки, и следовательно, выявить такие контакты менее вероятно.

В связи с гомофобией нашего общества приматологи уклоняются от сообщений о гомосексуальном поведении самцов.

Поскольку обезьяны и высшие приматы не умеют говорить, невозможно выяснить их сексуальное предпочтение. Следовательно, понятие "гомосексуальное поведение" используется как чисто описательный термин, подразумевающий все, что связано с сексуальным поведением между двумя особями одного пола. Другими словами, гомосексуальное поведение можно наблюдать, регистрировать и анализировать;

но на основе гомосексуального или гетеросексуального поведения нельзя сделать вывод о гомосексуальном предпочтении.

Сексуальность молодежи Установки в отношении формирования сексуального поведения молодежи возникают в обществе не на пустом месте. Подходы к выполнению этой задачи определяются такими факторами, как уровень технического прогресса общества, его экономическое состояние и социальные отношения.


Взрослые во всех уголках Земли проявляют активный интерес к сексуальному поведению своих детей и молодежи в целом. Некоторые культуры (называемые пермиссивными, или терпимыми) предполагают вовлечение детей и подростков в сексуальные отношения, и взрослые не препятствуют этому, следя лишь за тем, чтобы не нарушались правила инцеста. В других культурах (называемых рестриктивными, или ограничительными) взрослые пытаются воспрепятствовать сексуальной активности молодых людей до их вступления в брак.

Представители народности мурия гонд в Индии (Elwin, 1968) живут по законам пермиссивного общества. Мальчики и девочки старше десяти лет организуют готал, в котором они живут вместе отдельно от взрослых. Время, проведенное в готале, считается самым счастливым периодом в их жизни. До вступления в брак юноши и девушки проводят вечера вместе, поют песни и танцуют, а затем удаляются, чтобы заниматься сексом, обычно на виду у других членов готала. В некоторых готалах поощряется половая связь всех членов одного пола со всеми членами противоположного пола (только бы не случилось инцеста);

более того, любой мальчик, который спит с одной и той же девочкой более трех ночей подряд, подвергается наказанию. Интересно, что основная причина существования такого правила – профилактика зачатия. В сообществе мурия гонд полагают, что оплодотворение происходит лишь при многократных половых актах между партнерами. Другой причиной является стремление с помощью этого правила предупредить случаи проявления ревности в пределах готала.

Обычно люди своих супругов находят не в готале. Пары для брака часто подбираются родителями, когда дети еще очень маленькие. Хотя обрученные дети обычно принадлежат к разным готалам, если они все же попали в один и тот же готал, им не разрешается иметь сексуальные контакты. После бракосочетания в позднем юношеском возрасте пара покидает готал. Замужняя женщина или вдова никогда в него не возвращаются, но женатого мужчину, популярного у молодежи, иногда могут пригласить вернуться в готал, и там он даже может вступать в половую связь с незамужними женщинами, хотя такие приглашения редки.

Египтяне народности силва (Ammar, 1954) представляют рестриктивное (ограничительное) общество. Хорошая репутация семьи зависит здесь от того, как семья контролирует сексуальную жизнь своих дочерей. Женихи рассчитывают на девственность невест, и чтобы гарантировать это, семьи препятствуют общению дочерей с мальчиками.

Девочки носят длинные черные покрывала, скрывающие их фигуру, и закрывают лицо чадрой. В возрасте 7–8 лет девочкам удаляют клитор, поскольку верят, что это уменьшит опасность вовлечения девочки в половые отношения до брака. Поскольку девочки выходят замуж в возрасте 12–13 лет, потенциальный период для добрачных половых связей короткий, но родители все же не могут быть спокойны до тех пор, пока их дочери благополучно не выйдут замуж.

Большинство культур не являются ни такими пермиссивными, как мурия гонд, ни такими рестриктивными, как египтяне-силва. По данным Барри и Шлегеля (Barry, Schlegel, 1984, 1985), в тех обществах, где запрещают добрачную половую активность девочек, проявляется тенденция удерживать и мальчиков от ранних сексуальных связей. Однако при наличии в обществе двойного стандарта по поводу добрачного секса мальчикам всегда предоставляется большая свобода. Брауде и Грин (Broude, Green, 1976) изучали установки относительно добрачного сексуального поведения женщин в 141 сообществе и примерно 25% из них они отнесли к ограничительным из-за решительного осуждения добрачного секса для женщин. Во многих из этих сообществ невесты должны демонстрировать свою девственность в свадебную ночь. Если жених обнаружит, что невеста не девственница, брак с ней немедленно может быть расторгнут, что опозорит ее семью и заставит вернуть все свадебные подношения, полученные за невесту. Другие 25% сообществ одобряют добрачный секс у женщин. В этих культурах женская невинность не ценится, и подростки обычно имеют сексуальный опыт до брака. Еще 37% сообществ, по данным этих авторов, дозволяют благоразумный добрачный секс, который не приводит к беременности. В остальных сообществах, не одобряя потерю девушкой девственности до брака, не наказывают ее сурово, если это произошло, либо допускают добрачный секс между невестой и женихом.

Брауде и Грин установили, что в 77% из исследованных ими сообществ добрачный секс для мужчин – явление обычное, а в 12% – редкое. Сексуальная жизнь до брака у женщин в 65% обществ встречалась часто, а в 20% – редко. Как можно ожидать, распространенность добрачньк половых связей и среди мужчин, и среди женщин ниже в тех обществах, где секс до брака не одобряется.

Этнологи обнаружили, что чем сложнее культура, тем больше выражены в ней ограничительные установки по отношению к добрачной сексуальной активности. (Более сложные общества характеризуются социальным расслоением, например на классы или касты, и наличием иерархической структуры.) До конца не ясно, почему сложность культуры должна вести к ограничительным установкам. Мэрдок (Murdock 1964) отводит важную роль в этом вопросе экономическим проблемам. В сложноорганизованных обществах с развитым сельским хозяйством существенное значение для умения заработать на жизнь могут иметь дисциплина и саморегуляция. Мэрдок считает, что когда молодые люди учатся контролировать сексуальные побуждения, они также приучаются к самодисциплине, необходимой для успешного выживания в зрелом возрасте. В технологически менее сложных обществах к дисциплине не обязательно приучаться в таком раннем возрасте и, возможно, нет причины контролировать сексуальные порывы подростков. В сложных сообществах с большой дифференциацией имущественного положения людей причиной рестриктивных установок и отсрочки репродукции может быть стремление семей сохранить богатство путем ограничения количества потомков, претендующих на имущество.

Этнологи отметили также, что отношение общества к сексуальному поведению молодежи связано с установками в этом обществе относительно других аспектов половой жизни. По данным Брауде (Broude 1976), в рестриктивных обществах, где не одобряется добрачная сексуальная жизнь женщин, обычно запрещаются и внебрачные половые связи как для женщин, так и для мужчин. Удивительно, но именно в этих обществах человеку предоставляется наибольшая свобода в выборе своего суженого. Согласно данным Брауде, не выявляется связи между частотой изнасилования и отношением к добрачной сексуальности или распространенностью мужского гомосексуального поведения, хотя рестриктивные культуры более, чем пермиссивные, склонны запрещать гомосексуальные связи. Ограничительные сообщества обычно отличаются тщательно разработанным церемониалом бракосочетания, ритуалом выкупа за невесту или приданого, а также правом мужа расторгнуть брак с женой на почве бесплодия или прелюбодеяния. Женщины же у таких народов часто не имеют права на развод или повторный брак после смерти супруга (Frayser, 1985).

Правила заключения брака В любом обществе правила, регулирующие половую активность, включают отношения, которые этнологи именуют термином "брак". Хотя большинство ученых полагают, что брак существует у всех народов, смысл, который они вкладывают в это понятие, варьирует. Вот, например, одно из тщательно сформулированных определений.

Брак – сделка с заключением контракта, в котором персона (мужчина, корпоративно [юридическое лицо] или индивидуально, лично или по доверенности) устанавливает постоянное право на привилегию сексуального доступа к женщине – эта привилегия имеет приоритет перед правами других претендентов до тех пор, пока не закончится контракт, заключенный при данной сделке – и в котором подразумеваемая женщина имеет право рожать детей (Goodenough, 1970, с. 12–13).

Трудно узнать в этом определении брак в понимании Запада! В нашем обсуждении мы обойдем вопрос о точной формулировке и в дальнейшем будем исходить из предположения, что в каждом обществе есть некие отношения, которые легко распознаются как брачный союз.

В исследованиях, посвященных браку, большое внимание уделяется вопросу о том, почему в одних обществах человеку позволено иметь одновременно более одного супруга (полигамия), тогда как в других это запрещено. Мэрдок при обследовании 862 обществ обнаружил, что в 83% из них мужчине позволено иметь более одной жены сразу (полигиния), причем у большинства только одна жена, но у некоторых жен много. В выборке Мэрдок представлены только четыре сообщества, где женщины имели право заключать брак более чем с одним мужчиной в одно время (полиандрия). В 16% обследованных популяций узаконен моногамный брак. Большинство моногамных культур разрешают повторные бракосочетания после развода или смерти супруга (последовательная моногамия), но у некоторых народов повторные браки запрещены.

Барри и Шлегель (Barry, Schlegel, 1984) обнаружили, что на правила о количестве жен у мужчины существенно влияют экономическая и политическая системы общества. В обществах технологически и политически простых обычно разрешена полигиния, хотя в племенах, живущих за счет охоты и сбора даров природы, много жен имеют лишь единицы.

И наоборот, в индустриальных обществах нормой является моногамия, хотя некоторые мужчины поддерживают неформальные, похожие на брак отношения более чем с одной женщиной одновременно.

Наиболее полную теорию полигамии предложил Эмбер (Ember 1974, 1984/85), который отмечает, что во многих доиндустриальных обществах войны приводили к избытку женщин. В этом случае рождаемость может расти только в условиях полигинии. Эмбер показал также, что в обществе, где обычна полигиния, средний возраст первого вступления в брак для мужчин примерно на семь лет выше, чем возраст первого замужества у женщин. По его мнению, это можно объяснить тем, что военизированное общество задерживает брак у мужчин до тех пор, пока они по возрасту не выйдут из основной призывной группы: ведь жена воина может быть родом из враждебного лагеря и переживаемые им родственные чувства могут сказаться на его бойцовских качествах.


Согласно теории Эмбер, в социально расслоенных обществах с интенсивно развитыми сельским хозяйством и промышленностью полигамия должна встречаться редко, поскольку соотношение полов в них более сбалансировано. К тому же одинокие женщины в таких странах могут жить и воспитывать детей без поддержки мужчин. Некоторые теоретики экономисты утверждают, что очень немногие мужчины в индустриальных обществах могут позволить себе содержать одновременно более одной семьи, но этот аргумент не объясняет, почему в таких культурах часто получают одобрение законы, запрещающие полигинию.

В обществах, где дозволена полигиния, более распространены внебрачные половые связи, чем в моногамных культурах (Broude и Green, 1976). С другой стороны, степень полигинии не выявляет связи с частотой мужской или женской добрачной сексуальной активности. Причина большей распространенности внебрачных половых отношений в обществах с полигинией не ясна, но, возможно, это связано с важностью женского труда в этих обществах. Мужчина может иметь много жен, но поскольку они работают, он не может постоянно контролировать их. Другим фактором. увеличивающим частоту внебрачного секса в некоторых культурах с полигинией, является то, что мужчины часто позволяют братьям или другим кровным родственникам-мужчинам иметь связь со своими женами. Это может продолжаться до тех пор, пока муж не отдаст жену своему родственнику или же последний не найдет себе жену сам. В человеческих сообществах возможны и многие другие варианты правил брака. Например, иногда требуется находить партнеров для брака вне данной группы людей или деревни (экзогамия), тогда как в других обществах необходимо найти супруга в своей группе или деревне (эндогамия). У некоторых народов принято заключать брак с особой, принадлежащей к определенной категории родства, например с двоюродной сестрой по материнской линии или только с двоюродной сестрой по отцовской линии.

Происхождение и функции этих различных правил брачных союзов остаются предметом обсуждения среди этнологов.

Модели мужского гомосексуального поведения Отношение к гомосексуальному поведению является важной характеристикой общества. Распространенность этого феномена в разных культурах значительно варьирует.

Здесь не обсуждается женское гомосексуальное поведение из-за недостаточности данных по этому вопросу. Будущие исследования несомненно обеспечат дополнительную информацию.

Однако правда также и то, что в большинстве культур не разработан символический образ женского гомосексуализма.

В гл. 16 определено различие между гомосексуальным поведением и гомосексуальным предпочтением. Половые акты между представителями одного пола осуществляются независимо от эротического предпочтения участников. Два мужчины, эротически предпочитающие женщин, могут вступать в половые отношения без изменения их эротической ориентации. То есть их эротическое предпочтение остается гетеросексуальным, а поведение – гомосексуальное. Случается и обратная ситуация. Если мужчина, сексуально предпочитающий мужчин, вовлекается в половую связь с женщиной, его эротическое предпочтение является гомосексуальным, тогда как поведение гетеросексуальное. Мы относим человека к гомосексуалам лишь в случае, если у него гомосексуальна эротическая направленность.

Поскольку эротическое предпочтение может не проявляться в поведении, оставаясь лишь в мыслях, этнологи не знают, варьирует ли распространенность гомосексуальности в разных обществах или в разное время в пределах одного общества. Однако известно, что отношение (установки) к мужскому гомосексуальному поведению в разных культурах разное (Whitham, 1983;

Blackwood, 1986;

Endleman, 1986), что может создать иллюзию о различиях между обществами по частоте встречаемости гомосексуальности. Для иллюстрации рассмотрим три общества. Одно общество довольно терпимо (совершенно толерантно) относится к мужскому гомосексуальному поведению, и следовательно, гомосексуалы достаточно открыто говорят о своем поведении. Во втором обществе все мужчины обязательно вовлекаются в гомосексуальное поведение во время периода становления половой зрелости. Наконец, в последнем обществе мужское гомосексуальное поведение клеймят позором и строго наказывают, и большинство гомосексуалов не выявляют своих сексуальных пристрастий открыто.

Легко сделать вывод, что в первых двух обществах гомосексуалов больше, чем в последнем, но это заключение, возможно, неверно. В первом обществе гомосексуалов не наказывают за их поведение, и следовательно сторонний наблюдатель скорее всего увидит много признаков гомосексуального поведения. В обществе, где гомосексуальное поведение представляет собой некий ритуал (ритуализированная гомосексуальность), громадное большинство мужчин, участвующих в гомосексуальных связях в пубертатном и юношеском возрасте, являются гетеросексуалами, выполняющими гомосексуальные акты. В последнем обществе может быть также много гомосексуалов, как в первых двух, но их сексуальное предпочтение скрыто от общественности. Таким образом, распространенность гомосексуалов может быть одинаковой в трех обществах, но частота выявления гомосексуальных актов при обследовании может быть совершенно различной.

Факторы, влияющие на отношение общества к гомосексуальности Этнологи идентифицировали ряд факторов, влияющих на отношение общества к мужскому гомосексуальному поведению. Вернер (Wemer, 1979) обнаружил, что в тех культурах, где хотя бы часть популяции вовлекалась в гомосексуальное поведение, часто разрешены аборты и убийство новорожденных. Напротив, культуры, запрещающие любой вид гомосексуального поведения, не приемлют ни абортов, ни детоубийства. По мнению Вернера, социальные установки в отношении к гомосексуальности связаны с заботой о размере популяции. В малочисленных сообществах гомосексуализм, аборт и детоубийство запрещены. Если общество беспокоит перенаселенность, эти три типа поведения разрешено проявлять открыто. Выводы, сделанные Вернером, помогают объяснить исторические изменения установок в индустриальных обществах в отношении гомосексуальности.

По данным Рейса (I. Reiss, 1986), высокая распространенность мужского гомосексуального поведения в обществе коррелирует с очень малым участием отца в воспитании детей. В таких обществах мальчикам трудно научиться играть соответствующую их мужскому полу роль, поскольку они слишком мало контактируют со своими отцами или другими взрослыми мужчинами (Chodorow, 1978). В этом случае возможно широкое распространение мужских гомосексуальных связей по одному из двух путей. В тех обществах, где гомосексуальное поведение не запрещено, мальчики, которым трудно ощущать себя мужчиной (имеются затруднения с мужской самоидентификацией), могут отказаться от свойственной мужчинам гетеросексуальности и обратиться к гомосексуальному поведению. Второй путь выявляется в тех обществах, где мужское превосходство базируется на существовании активных групп мужчин, связанных кровным родством. В таких сообществах большинство мужчин гетеросексуалы, но они используют гомосексуальное поведение для того, чтобы подчеркнуть некую избранность своей группы.

Работы Рейса (1986) и Вернера (1979) демонстрируют некоторые возможные объяснения вариации социальных установок в отношении гомосексуального поведения.

Другой аспект межкультурных различий обнаруживается в традиции противопоставления гетеросексуального и гомосексуального поведения.

Традиции американского общества Большинство американцев убеждены, что люди рождаются мужчинами или женщинами, и "естественно" желают сексуальных отношений с лицами противоположного пола. Гомосексуальное поведение рассматривается как альтернатива, неприемлемая для гетеросексуального большинства, и каждый человек выбирает для себя лишь один из видов поведения, избегая другого, кроме случаев попадания в экстраординарные условия (например, заключение в тюрьму). (Хотя в настоящее время многие люди имеют понятие о бисексуальности, это не играет большой роли в концепции о взаимоотношении между гомосексуальным и гетеросексуальным поведением, которого придерживаются большинство американцев.) Несмотря на широкую известность представлений о различии между половой ролью и эротическим предпочтением или между транссексуализмом, трансвестизмом и гомосексуальностью, для американской культуры наиболее традиционно считать естественным совпадение половой роли, эротического предпочтения и сексуального поведения. Таким образом, когда мужчина добровольно ведет себя как гомосексуал, считают, что он либо более женственен, либо менее мужественен, чем мужчина гетеросексуал. Обычным убеждением американцев является и представление о том, что гомосексуальное поведение – результат заболевания или моральной депривации.

Традиции народности азанде У некоторых народов принято разделять биологический пол, эротическое предпочтение, половую роль и сексуальное поведение. Например, в традициях многих обществ обнаружена тенденция отделять понятия биологический пол и эротическое предпочтение от сексуального поведения и определять сексуальное поведение в зависимости от возраста и половой роли. Такая традиция была характерна для африканской народности азанде до ее покорения Британией (Evans-Pritchard, 1970, 1971).

У азанде было мало свободных женщин, так как мужчины могли иметь более одной жены. В результате некоторые мужчины для сексуального удовлетворения были вынуждены обращаться к мастурбации (что не считалось позорным) или брать себе в "жены" мальчиков в возрасте 12–20 лет. Родителям мальчика "муж" должен был платить выкуп и вести себя с ними так, как положено покорному зятю (муж дочери). Если мальчик провел ночь с другим мужчиной, его "муж" мог потребовать немедленно заплатить за нарушение супружеской верности. Мальчик выполнял все работы по дому и сохранению имущества, которые обычно выполняла женщина. Пара спала вместе ночью и занималась сексом, при этом "муж" вставлял свой пенис между бедрами мальчика. Эванс-Притгард отмечает, что азанде испытывали отвращение к идее о коитусе через анус. В его сообщении нет упоминания об орально-генитальном сексе, кроме того мальчик, по-видимому, не менялся сексуальными ролями с "мужем".

Когда мальчик-жена достигал зрелости, он становился воином и покидал своего мужа, вероятно, чтобы жениться на женщине. Если не удавалось найти подходящую женщину или заплатить выкуп за невесту, он мог жениться на юном мальчике. Бывший муж мальчика мог взять в жены другого мальчика или, если был способен заплатить выкуп, женщину. Если мужчина был примерным зятем, его тесть и теща могли отдать ему вместо своего сына одну из своих дочерей. После женитьбы на женщинах мужчины больше не возвращались к гомосексуальному поведению.

Обычай брать в жены мальчика у азанде – ситуация, когда несовершеннолетние мужчины вовлекались в гомосексуальные связи, имея гетеросексуальное эротическое предпочтение (хотя некоторые из них могли иметь и гомосексуальное предпочтение). В этом обществе таких мужчин не считали биологически или морально извращенными. Мальчик жена играл женскую роль до тех пор, пока не становился воином, в этот момент жизни он полностью переключался на диктуемую его полом роль мужчины. К гомосексуальному поведению в основном относились как к замене гетеросексуального поведения, к сожалению необходимой из- за нехватки женщин.

Занимавшихся гомосексуализмом мужчин азанде не клеймили позором, а считали, что такая их половая активность не имеет большого значения;

мужской гомосексуализм бьы не более, чем способом снять сексуальное напряжение. Совсем иначе относились у азанде к женскому гомосексуальному поведению. Считалось, что если в большой полигиничной семье муж не имеет со своими женами полового контакта достаточно часто, чтобы снимать их сексуальное напряжение, женщины могут обращаться друг к другу по поводу секса, но их отношения каким-то сверхъестественным путем способны привести к смерти их мужа.

Представители народности азанде полагали, что мужской гомосексуализм не влияет на будущее сексуальное поведение ни мужа, ни его мальчика-жены, но если в гомосексуальные связи вовлекаются женщины, они и далее будут продолжать этим заниматься, поскольку обучаются самостоятельно получать сексуальное удовлетворение.

Меланезийская модель Третья культурная традиция (модель) гомосексуального поведения иллюстрируется некоторыми меланезийскими сообществами, в которых гомосексуальная активность рассматривается как необходимая для подготовки мужчины к гетеросексуальному половому общению (Herdt, 1981, 1984). У некоторых из этих народностей предполагалось, что единственный способ для мальчика вырасти в зрелого и активного взрослого, способного выполнять свою мужскую роль в жизни, – принимать сперму старшего мужчины. Идея о том, что гомосексуальное поведение необходимо, чтобы стать полноценным взрослым мужчиной, не имеет ничего общего ни с общепринятой американской моделью, согласно которой гомосексуальное поведение обычно мешает как гетеросексуальному поведению, так и полноценному выполнению мужской роли в обществе, ни с традицией азанде, где на гомосексуальное поведение смотрят лишь как на простую альтернативу гетеросексуальной активности, не оказывающую какого-либо значительного влияния на постоянную половую жизнь.

Меланезийское общество с присущим ему ритуальным гомосексуальным поведением мужчин лучше всего описал Хердт (Herdt 1981, 1986). Он изучал традиции народности самбия в Новой Гвинее. Оказалось, что представители этой народности разделены на воюющие между собой группы. Воинственность – основная отличительная черта мужчин самбия. Они видят в женщинах желанных половых партнеров, однако считают, что секс с ними ослабляет мужчину и подрывает его способность наиболее полно выразить свою мужскую сущность. Одной из причин такого антагонизма между мужчинами и женщинами у самбия, возможно, является то, что жены часто происходили из вражеских групп.

Ключом к разгадке самбианской модели гомосексуального поведения является вера этих людей в то, что половое созревание мужчин и женщин проходит по-разному. Девочке, чтобы превратиться в женщину, не нужно никакой особой помощи. А мальчику, чтобы вырасти в сильного и статного мужчину, нужно, чтобы его половой орган снабжался спермой от старших мужчин. Не всю сперму, которую забирает мальчик, использует этот орган для обеспечения роста, некоторая часть запасается на будущее, чтобы мальчик мог заниматься сексом, когда станет взрослым.

Юных мальчиков начинают вводить в мужское общество в возрасте 7–10 лет. В это время они отделяются от своих матерей и начинают жить в мужской казарме. Мальчиков подвергают множеству болезненных обрядов для избавления от скверны, которую они накопили, когда жили вместе с женщинами. Например, их заставляют заглатывать гибкие прутья, чтобы вместе с рвотой, вышли частички грязи, а также колоть нос острыми листями, чтобы слить загрязненную материнскую кровь из своих тел. Параллельно с освобождением от скверны, они начинают наполнять себя спермой, выполняя акты фелляции с более взрослыми мужчинами.

Мальчик не должен получать сперму от своего отца или других близких по крови мужчин;

считается самым лучшим, если он принимает сперму от мужа своей сестры.

Передача спермы – не одноразовый обрядовый акт;

после представления к ритуальному поглощению спермы, юные мальчики должны принимать ее каждый день.

Через шесть-восемь лет заглатывания спермы посвященный становится донором спермы для юных мальчиков из других групп. В течение нескольких лет после этого он продолжает избегать женщин и участвует только в гомосексуальных актах. Однако вскоре после достижения 16 лет юноша женится, обычно на девочке еще до появления у нее менструаций. На протяжении одного-двух лет новобрачный феллятируется как его невестой, так и мальчиками. Однако тотчас после начала у его жены менструальных выделений посвященный начинает заниматься с ней сексом и гомосексуальное поведение должно прекратиться. Существовало представление, что влагалище загрязняет пенис и размещать оскверненный пенис во рту юного мальчика было бы губительно.

Описанные традиции народности самбия заставляют задуматься о механизмах развития сексуальной идентификации и эротического предпочтения. Согласно распространенным в американском обществе взглядам, обязательное вовлечение мальчиков самбия в гомосексуальное поведение, должно было бы превратить многих из них в гомосексуалов. Тем не менее большинство мужчин этой народности, повзрослев, имеют гетеросексуальное эротическое предпочтение. По данным Хердта (Herdt 1981), менее 5% взрослых мужчин продолжают предпочитать гетеросексуальному поведению гомосексуальные связи с мальчиками. Таких мужчин другие взрослые мужчины презирают и считают половыми извращенцами. К сожалению, мы не знаем, бывают ли у самбианских мужчин гомосексуальные эротические фантазии в то время, когда они переходят к постоянному сексу со своими женами.

Гомосексуальная традиция самбия – один из элементов культуры этого народа, связанный с другими его традициями и мифами, например мифом о происхождении полов.

Самбия верят, что первые люди были двуполыми. Один из них стал первой женщиной, когда она/он производила фелляции, в результате чего груди у этого существа увеличились, а половой член исчез, тогда как у партнера груди уменьшились. Хердт (Herdt 1981) полагает, что этот миф может пробуждать у мужчин беспокойство по поводу их мужественности, поскольку они заглатывают сперму так же, как это делала первая женщина. Чтобы доказать, что они не стали "женственными", мужчины постоянно демонстрируют свои мужские качества в обрядах и борьбе.

Еще один миф самбия затрагивает представление о ведущей роли мужчин в воспроизведении потомства. Заботу меланезийских сообществ о воспроизведении потомства различные группы моделируют разными способами. У некоторых народностей наиболее важным "фактором роста" популяции считается сперма, именно с ней связаны мифы и обряды, у других такую роль играет кровь, у третьих – амулеты.

Последний важный вопрос, нашедший свое отражение в обрядах, касается потенциальной враждебности между донорами и реципиентами спермы. У разных племен и народностей с ритуализированным гомосексуальным поведением это отношение демонстрируется по-разному. Например, сообщество кимем на юге Новой Гвинеи (Serpenti, 1965;

Gray, 1986) разделено на ритуально враждебные группы. При посвящении мальчика в юношу из одного лагеря мужчины из враждебного лагеря символически убивают и хоронят его. Взрослые мужчины из лагеря, откуда родом мальчик, над которым совершается обряд, дают сперму, чтобы вмазать ее в резаные раны на руках и голенях посвящаемого, а более старший по возрасту юноша осеменяет его через анус. Эта сперма воскрешает мальчика и позволяет ему вырасти во взрослого. Через несколько лет его демонстрируют мужчинам враждебного лагеря на религиозном празднике батата как доказательство того факта, что мужчины лагеря, откуда родом мальчик, все еще сильны и плодовиты. Мальчик из народности самбия должен испытывать совсем другие сексуальные переживания, чем мальчик из племени кимам, который получает сперму от мужчин, социально родственных ему.



Pages:     | 1 |   ...   | 25 | 26 || 28 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.