авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 |   ...   | 6 | 7 || 9 |

«АМЕРИКАНСКАЯ АССОЦИАЦИЯ ЮРИСТОВ НАСТОЛЬНАЯ КНИГА МИРОВОГО СУДЬИ научно-методические материалы Ростов-на-Дону ...»

-- [ Страница 8 ] --

Многие законодательные акты ориентируют внутригосударственные органы на применение норм международного права только в коллизион ных случаях. Большинство законодательных актов содержит правило о приоритетном применении норм международных договоров. Подоб ные отсылки содержатся в Кодексе РФ об административных правонару шениях (ст. 2), Семейном кодексе РФ (ст.6), в Земельном кодексе РФ (ст.

4), Жилищном кодексе (ст. 9);

Федеральном законе «О безопасности до рожного движения» (ст. 32), в законе РФ «О защите прав потребителей (ст. 2).

Отсылки к международным договорам могут быть выражены раз личными формулами: «в соответствии с международными договора ми», «на основе международных договоров», «в силу международных до говоров», «в случаях, предусмотренных международными договорами», «в порядке, определяемом международными договорами».

Несмотря на то, что национальные законодательные акты в большин стве своем содержат традиционную формулу о приоритетном примене нии норм международного права в коллизионных случаях, можно конста тировать, что в России заложены юридические основы для примене ния международных договоров в сочетании с национальным законо дательством. Российское законодательство закрепляет, что органы вла сти, включая судебные, в своей деятельности связаны как внутренним, так и международным правом.

Международные договоры также обязывают суды в определенных случаях обращаться к международным нормам. Согласно договорам о правовой помощи дееспособность физического лица определяется за конодательством государства, гражданином которого является это лицо;

правоспособность юридического лица определяется по законодательству государства, на территории которого оно учреждено;

право собственности на недвижимое имущество определяется по закону страны, на территории которого оно находится 19.

Например, Федеральный закон «О железнодорожном транспорте в Российской Федерации» предусматривает все формы взаимодействия международного и наци онального права: приоритетное применение норм международного права (ч. 2 ст.

3), совместное применение норм международных договоров и норм национально го законодательства (ст. ст. 11, 12) и самостоятельное применение норм междуна родных договоров (ст. 30).

См., например, Договор между РФ и Монголией о правовой помощи и правовых отношениях по гражданским и уголовным делам //СЗ РФ. 2008. N 22. Ст. 2490;

До говор между РФ и Республикой Польша о правовой помощи и правовых отношени ях по гражданским и уголовным делам// СЗ РФ. 2002. N 7. Ст. 634.

Согласно двусторонним договорам о воздушном сообщении «Зако ны и правила одной Договаривающейся Стороны, регулирующие при лет и вылет с ее территории воздушных судов, совершаемых международ ные полеты, или эксплуатацию или навигацию этих воздушных судов во время их пребывания в пределах ее территории, будут применяться к воз душным судам авиапредприятия, назначенного другой Договаривающей ся Стороной». Иногда международные договоры содержат четкое указание на при менимый совместно с ними национальный закон. Так, в соглашениях об избежании двойного налогообложения установлено, в соответствии с ка кими национальными актами определяются налоги, на которые распро страняются указанные соглашения. Для того, чтобы заложенный в Конституции РФ и законодательстве принцип взаимодействия международного и российского национального права проявил себя, необходимо поднять на новый уровень правоприме нительный процесс. Поскольку именно в процессе применения норм меж дународного права во внутригосударственных отношениях наиболее ярко видна взаимосвязь и взаимодействие этих двух систем. Такая постанов ка вопроса открывает возможности для переоценки традиционного пред ставления о роли международного права во внутригосударственной сфе ре.

На это ориентируют и нормы международного права. Согласно ст.

27 Венской конвенции о праве международных договоров 1969 года «Участник не может ссылаться на положения своего внутреннего права в качестве оправдания для невыполнения им договора».

Включение общепризнанных принципов и норм международного права и международных договоров РФ в правовую систему Российской Федерации предполагает непосредственное действие международно Ст. 6 Соглашение между Правительством Российской Федерации и Правитель ством Французской Республики о воздушном сообщении// Бюллетень международ ных договоров. 2002. N 10;

Аналогичное положение содержится в ст. 5 Соглаше ние между Правительством Российской Федерации и Правительством Эстонской Республики о воздушном сообщении // СПС «Консультант Плюс. Раздел Между народное право;

Ст. 7 Соглашения между Правительством РФ и Правительством Азербайджанской Республики о воздушном сообщении и сотрудничестве в области воздушного транспорта // БМД. 1995. N 7.

21 См. например: Конвенция между Правительством Российской Федерации и Правительством Австрийской Республики об избежании двойного налогообложе ния в отношении налогов на доходы и капитал // СЗ РФ. 2003. N 5. Ст. 381;

Конвен ция между Правительством Российской Федерации и Правительством Королевства Испания об избежании двойного налогообложения и предотвращении уклонения от уплаты налогов в отношении налогов на доходы и капитал // Бюллетень между народных договоров. 2001. N 2;

Конвенция между Правительством Российской Фе дерации и Правительством Государства Израиль об избежании двойного налогоо бложения и предотвращении уклонения от налогообложения в отношении на дохо ды // БМД. 2004. N 8.

СПС «Консультант Плюс. Раздел Международное право».

правовых норм во внутригосударственных отношениях. В развитие поло жений Конституции РФ многие законы не только провозглашают нормы международного права составной частью ее правовой системы, но говорят о непосредственном применении (действии) международных норм. Что представляет собой непосредственное применение, каковы его формы?

Непосредственное применение норм международного права В теории под прямым непосредственным применением норм меж дународного права на территории государства понимается применение го сударством и его органами международно-правовых норм без провозгла шения международных договоров источниками права и без «введения» их в правовую систему, в какой бы то ни было модификации. Непосредственное применение международного права во внутрен них отношениях возможно без какой-либо трансформации, преобразова ния их в нормы внутригосударственного права в форме:

• приоритетного применения международно-правовых норм (когда закон РФ либо другой нормативный акт, принятый в РФ, про тиворечит международно-правовым нормам);

• совместного применения (когда в регулировании вопроса нормы международного права и нормами права РФ взаимно допол няют друг друга);

• самостоятельного применения (когда имеется пробел во внутреннем законодательстве РФ).

Гражданский кодекс РФ в ст.7 закрепляет принцип непосредственно го применения международно-правовых норм к гражданским правоотно шениям, кроме случаев, когда из международного договора следует, что для его применения требуется издание внутригосударственного акта. О непосредственном действии общепризнанных принципов и норм между народного права и международных договоров говорит п. 3 ст. 5 Федераль ного закона «О международных договорах Российской Федерации».

В п. 3 постановления Пленума Верховного Суда РФ «О применении судами общей юрисдикции общепризнанных принципов и норм междуна родного права и международных договоров Российской Федерации» от октября 2003 года, 24 где речь идет о непосредственном применении, вос производится формулировка ст. 5 Федерального закона «О международ ных договорах Российской Федерации». При рассмотрении судом граж данских, уголовных или административных дел, — разъясняет Пленум, — «непосредственно применяется такой международный договор Россий ской Федерации, который вступил в силу и стал обязательным для Россий ской Федерации и положения которого не требуют издания внутригосу дарственных актов для применения и способны порождать права и обя занности для субъектов национального права.

Международное право. Учебник. Под ред. Г.В. Игнатенко, О.И. Тиунова, М.: Нор ма, 2008.

Бюллетень Верховного Суда РФ. 2003. № 12.

В иных случаях наряду с международным договором Российской Фе дерации следует применять и соответствующий внутригосударственный правовой акт, принятый для осуществления положений указанного меж дународного договора».

Указанные формулировки вызывают критические замечания. По смыс лу вышеизложенных норм непосредственное применение международно го договора возможно только тогда, когда не требуется издание внутреннего акта. Но международные договоры, прямо предписывающие принятие на циональных законов или иных актов, немногочисленны. А непосредствен ное применение не исключает совместного применения норм международ ного договора и внутреннего акта, регулирующих один и тот же вопрос.

Если исходить из общего смысла формулировок, то речь идет об одном из вариантов непосредственного применении (о совместном при менении). Вместе с тем, терминологически законодатель не включает со вместное применение в непосредственное, разделяя непосредственное и совместное применение, что представляется спорным.

Круг вопросов, при решении которых мировые судьи могут обра щаться к положениям международных договоров, разнообразен. Необхо димость применения международных норм часто возникает в делах с уча стием иностранных субъектов.

Еще в советское время суды принимали решения на основе норм меж дународных договоров по делам, вытекающим из международных пере возок, по делам с участием иностранных юридических лиц или граждан, а также по вопросам оказания правовой помощи по гражданским, семей ным и уголовным делам. Довольно часто советские суды обращались к положениям междуна родных договоров при решении вопроса об их компетенции рассма тривать дело с иностранным элементом.

ПРИМЕР: В Норильский городской народный суд Красноярского края, по месту своего жительства, обратился советский гражданин Х. с за явлением об установлении факта регистрации брака с польской граж данкой Х. В заявлении он указал, что в 1935 году в г. Костополе (За падная Украина) он вступил в брак с гражданкой Х. В 1946 году супру га вместе с двумя детьми уехала в Польшу, где и проживает в насто ящее время. Документов о регистрации брака не сохранилось, в связи с чем, заявитель просил установить факт регистрации брака. Суд при нял дело к рассмотрению на основании ст. 30 Договора между СССР и Польшей о правой помощи: супруги в момент обращения к суду имели разное гражданство и проживали в разных государствах.

Подробнее см.: Марышева Н.И. Рассмотрение судами гражданских дел с участи ем иностранцев. – М.: Юрид. лит., 1970;

Марочкин С.Ю. Юридические основания и практика применения международных договоров при разрешении гражданских дел. // Исполнение международных договоров СССР. Вопросы теории и практики.

Свердловск, СЮИ, 1986.

ПРИМЕР: В другом деле на основании Договора между СССР и Поль шей о правой помощи районный суд г. Перми отказался рассматривать исковое заявление проживающего в г. Перми гражданина Б. о снижении размера алиментов, взыскиваемых с него по решению народного суда Ле нинского района г. Львова на содержание польской гражданки, прожи вающей с матерью в г. Варшаве. Руководствуясь положениями между народного договора, суд правильно определил подсудность данного спо ра. В определении суд указал, что согласно ч. 2 ст. 31 Договора дела, воз никающие из правоотношений между родителями и детьми, проживаю щими раздельно, подсудны судам того государства, гражданином кото рого является ребенок. Заявление было передано в польский суд.

Более сложным и широко обсуждаемым является вопрос, могут ли нормы международного права служить основой для решения спо ров между субъектами «внутреннего процесса»? Сегодня количество дел, разрешение которых невозможно без привлечения международно правовых норм, возрастает.

Положительный опыт применения международно-правовых норм наработан судами общей юрисдикции, в мировых судах такая практика немногочисленна. Ссылки на международные договоры встречаются не только в делах с участием иностранных лиц, но и при рассмотрении спо ров с участием только внутренних субъектов.

ПРИМЕР: М. заключила с туристической компанией договор о реализации туристического продукта. Договор предусматривал предоставление ком плекса услуг, включая авиаперелет Москва – Анталия – Москва. Трансфер до Москвы и стыковку рейсов организовывал сам турист. Авиакомпания «Трансаэро» в одностороннем порядке изменила условия перевозки из Ан талии (обратный рейс был перенесен на более позднее время), в результа те чего туристка опоздала на рейс, следующий в г. Красноярск. Туристка предъявила иск о взыскании убытков к туристической компании.

Туристическая компания просила в иске отказать, аргументировав свою позицию Варшавской Конвенцией об унификации некоторых правил, касающихся международных воздушных перевозок 1929 г. Авиакомпания по лагала, что она является ненадлежащим ответчиком, ссылаясь на Прави ла ИАТА, согласно которым в случае возникновения не зависящих от него обстоятельств перевозчик может без предупреждения отменить или за держать рейс.

Для принятия решения мировой судья Кировского района г. Краснояр ска провел комплексный анализ положений российского законодательства и норм международного права. Судья обосновано применил Варшавскую конвенцию и привлек в качестве ответчика авиакомпанию. В решение суд указал, что «согласно ст. 19 Варшавской Конвенции об унификации неко торых правил, касающихся международных воздушных перевозок 1929 г.

(СССР присоединился в 1934 г., Россия – правопреемник) перевозчик несет ответственность за вред, происшедший вследствие опоздания при воздуш ной перевозке пассажиров, багажа или товаров».

Аргументация решения основана на анализе норм национального и международного права. К судебному решению можно высказать только одно замечание. Стороны ссылались на различные международные нор мы. К сожалению, судья не мотивировал, чем был обусловлен выбор одной из них. Выбор международного договора был правильным. Пра вила ИАТА разработаны международной ассоциацией воздушного транс порта и являются документом рекомендательного характера. Кроме того, в самих правилах установлена иерархия норм. В соответствии с п. 3 Пра вил в той степени, в какой любое положение, которое содержится в насто ящем документе (Правила – В.Т.) или к которому делается ссылка в насто ящем документе, вступает в противоречие с каким-либо положением, со держащимся в конвенции и в любых других договорах, применимых зако нах, правительственных постановлениях, распоряжениях или требовани ях, от которых стороны не могут отказаться по соглашению между собой, такое положение не применяется. Представляется, что подобного рода ар гументы были бы целесообразны в судебном решении.

В большинстве случаев ссылки на международные договоры лишь подтверждают аргументы, вытекающие из национального законодатель ства. Суды рассматривают международные нормы в качестве авторитет ного источника. Судебные решения, содержащие ссылки на общепризнан ные принципы и нормы международного права и международные догово ры в дополнение к национальному законодательству, выглядят более обо снованно и аргументировано.

Представляется логичным использование национального законода тельства и международных договоров как взаимосвязанных и взаимо дополняющих друг друга нормативных предписаний.

ПРИМЕР: О. обратилась в суд с иском о возмещении морального вреда в связи с незаконным задержанием. 23.12.2000 г. ее задержали сотрудники МОУР ОББ УВД г. Красноярска по месту жительства. С 23.12.2000 г по 16 01.2001 г. она была незаконно лишена свободы в приемнике - распредели теле УВД г. Красноярска. Основанием задержания в постановлении было названо «отсутствие постоянного места жительства». При этом, в от ношении истицы уголовное дело не возбуждалось, она имела постоянное место жительства. Начальник Приемника -Распределителя сообщил ис тице о том, что она была доставлена в приемник - распределитель, так как на момент задержания у нее отсутствовали документы, удостоверя ющие личность. Сотрудники УВД в своих рапортах умышленно исказили информацию о том, что О. вообще не имеет постоянного места житель ства. На момент получения санкции прокурора на помещение задержанной в приемник - распределитель эта информация не была проверена.

Представитель Прокуратуры в суде утверждал, что основания для помещения О. в приемник - распределитель были, и что «задержание по подозрения в занятии в бродяжничестве» - не арест. По мнению проку ратуры, за допущенные сотрудниками УВД г. Красноярска нарушения до статочно дисциплинарных взысканий.

Железнодорожный суд г. Красноярска удовлетворил исковые требо вания, аргументировав решение положениями международно-правовых норм и национального законодательства. Заслуживает внимания мотиви ровочная часть судебного решения: «В соответствии со ст.ст. 3 и 9 Все общей декларации прав человека от 10.12.1948 г., каждый человек имеет право на жизнь, на свободу и на личную неприкосновенность. Никто не мо жет быть подвергнут произвольному аресту, задержанию или изгнанию.

В силу ст. 9 Международного пакта о гражданских и политических пра вах от 16.12.1966 г. каждый человек имеет право на свободу и личную не прикосновенность. Никто не может быть подвергнут произвольному аре сту или содержанию под стражей. Никто не должен быть лишен свободы иначе, как на таких основаниях и в соответствии с такой процедурой, ко торые установлен законом.

Согласно ст. 5 Европейской Конвенции о защите прав человека и основных свобод от 04.11.1950 г. Каждый имеет право на свободу и лич ную неприкосновенность. Никто не может быть лишен свободы иначе, как в следующих случаях и в порядке, установленном законом, ч. 1 п. е: За конное заключение под стражу душевнобольных, алкоголиков, наркоманов или бродяг, ч. 5: Каждый, кто стал жертвой ареста или заключения под стра жу в нарушение положений настоящей статьи, имеет право на компен сацию.

В соответствии со статьями 1069, 1070 ГК РФ вред, причиненный гражданину в результате незаконных действий (бездействия) государ ственных органов... либо должностных лиц этих органов подлежит воз мещению….».

Не вызывают сложность ситуации, когда одно и то же правоотноше ние урегулировано национальным законодательством и международным договором по-разному. В случае коллизии российского законодательства и международного договора в силу ч. 4 ст. 15 Конституции РФ приорите том обладают нормы международного договора.

Особое значение международно-правовые нормы приобретают в слу чае пробелов внутреннего законодательства и правоприменительной практики. В этом аспекте показательно решение суда г. Ирбита (Сверд ловская область).

ПРИМЕР: В декабре 1994 г. рабочий мотоциклетного завода У., к предъявил иск к администрации о незаконности приказа о введении для работников талонной системы оплаты труда. Суд квалифициро вал приказ как не имеющий юридической силы и обязал администра цию выплатить истцу 5 млн. руб. В обоснование решения суд сослался на Конвенцию МОТ № 95 относительно защиты заработной платы, которая содержит следующую норму: «Заработная плата, выпла чиваемая наличными деньгами, будет выплачиваться исключитель но в деньгах, имеющих законное хождение, и выплата в форме вексе лей, бон, купонов или в любой другой форме, предназначенной заменить деньги, имеющие законное хождение, будет запрещена».

Положения российского трудового законодательства были приведе ны в соответствие с международными обязательствами позднее. В г. с принятием нового Трудового кодекса РФ в трудовое законодательство были внесены существенные изменения. Положения аналогичные нормам Конвенции № 95 были включены в ст. 131 ТК РФ лишь в 2006 г. Федераль ным законом от 30.06.2006 N 90-ФЗ. Совершенно очевидно, что правиль ное решение дела было возможно только с использованием норм меж дународного права.

Таким образом, национальные судебные органы могут применять нормы международного права как в дополнение к национальному за конодательству, так и в тех случаях, когда национальное законода тельство вообще не содержит норм, регулирующих соответствующие отношения. Международно-правовые нормы, являясь составной частью правовой системы России, способны регулировать отношения с участием субъектов национального права.

Судебная практика свидетельствует о том, что международно правовые нормы служат не только материальным основанием судебных решений. Во многих случаях общепризнанные принципы и нормы меж дународного права и международные договоры влияют на процессуаль ные аспекты вынесения решений.

Производство по делам ведется в российских судах по российскому законодательству, включая и дела с иностранным элементом. Однако эти дела имеют особенности. Прежде всего, возникает вопрос, когда такие дела подсудны российским судам, а когда иностранным.

В российском гражданском процессе, в соответствии со ст. 402 ГПК РФ подсудность по гражданским делам по спорам, в которых участвуют иностранные граждане, лица без гражданства, иностранные предприятия и организации, определяется, исходя из правил подсудности, установлен ных ГПК РФ.

По общему правилу подсудность определяется по месту жительства – для физических лиц, и по месту нахождения органа или имущества юри дического лица - для юридических лиц. Российское процессуальное зако нодательство содержит также понятие исключительной (ст. 403 ГПК РФ) и договорной (ст. 404 ГПК РФ) подсудности.

Государство устанавливает правила, касающиеся компетенции судеб ных органов, самостоятельно, в связи с чем возникают коллизии. Избе жать подобных коллизий позволяют положения международных догово ров, где проведено разграничение компетенции судов. Многосторонние и региональные международные соглашения определяют правила подсуд ности. В качестве примера можно привести Конвенцию СНГ о правовой помощи и правовых отношениях по гражданским, семейным и уголовным делам 1993 года и двусторонние договоры о правовой помощи. В Кон венции СНГ подсудность разграничена в зависимости от категории дел, по делам о признании лиц недееспособными, безвестно отсутствующими или умершими и об установлении факта смерти, о расторжении брака и признании его недействительным, о личных и имущественных отношени ях супругов, о правоотношениях между родителями и детьми, об установ лении отцовства, усыновлении, о наследовании, о праве собственности, о возмещении вреда. В двусторонних договорах подсудность определена не по всем этим категориям дел.

Территориальная и исключительная подсудность может быть уста новлена двусторонними договорами о правовой помощи и правовых отно шениях по гражданским, семейным и уголовным делам. При определении подсудности по делам о признании безвестно от сутствующим и объявления умершим, об установлении факта смерти, по делам о расторжении брака, по вопросам опеки и попечительства, по де лам об усыновлении применяется принцип гражданства.27 Дела о взыска нии алиментов подсудны, как правило, судам гражданства или местожи тельства лица, претендующего на получение алиментов. 28 Дела о насле Ст. 26 Договора между Российской Федерацией и Республикой Польша о право вой помощи и правовых отношениях по гражданским и уголовным делам// СЗ РФ 2002. N 7. Ст. 634;

ст. 21 Договора между РФ и Литовской Республикой 1993 г. // СЗ РФ. 1995. N 19. Ст. 1712.

Ст. ст. 18, 24 Договора между СССР и Болгарией о правовой помощи по граж данским, семейным и уголовным делам, ст. 34 Договора между РФ и Эстонской Ре спубликой о правовой помощи и правовых отношениях по гражданским, семейным и уголовным делам, 1993 г. // Сборник международных договоров Российской Фе дерации по оказанию правовой помощи.- М.: СПАРК, 1996.

Ст. 32 Договора между РФ и Республикой Молдова о правовой помощи и право вых отношениях по гражданским, семейным и уголовным делам, 1993 г., ст. 32 Кон венции СНГ правовой помощи и правовых отношениях по гражданским, семейным и уголовным делам, 1993 г.// Сборник международных договоров Российской Фе дерации по оказанию правовой помощи.- М.: СПАРК, 1996.

довании рассматривают: в отношении движимого имущества – суды граж данства наследодателя или его последнего постоянного места жительства, а в отношении недвижимого имущества – суды страны, на территории ко торого находится имущество. Материалы многих дел свидетельствуют, что мировые суды опреде ляют подсудность, руководствуясь не только нормами российского про цессуального законодательства, но и нормами международного права.

Вместе с тем, не редки ситуации, когда судьи не принимают во внима ние положения международных договоров (в силу их не знания или в силу традиционно сложившейся практики).

ПРИМЕР: Супруги имеют разное гражданство и проживали на тер ритории Болгарии. Впоследствии супруга выезжает на постоянное место жительство в Россию, где подает иск о расторжении брака.

Суд вынес решение, руководствуясь только нормами СК РФ. В этом случае решение соответствовало Договору между СССР и Народной Республикой Болгарией о правовой помощи по гражданским, семейным и уголовным делам. Статья 24 Договора устанавливает, что если в момент подачи заявления о расторжении брака один из супругов яв ляется гражданином одной Договаривающейся Стороны, а второй гражданином другой Договаривающейся Стороны … и если один име ет местожительство на территории одной Договаривающейся Сто роны, а второй - на территории другой Договаривающейся Стороны, компетентны учреждения обеих Договаривающихся Сторон. Учреж дение, рассматривающее заявление о расторжении брака, применяет законодательство своего государства.

Встречаются ситуации, когда незнание норм международного пра ва становится причиной неэффективной работы судов. Суд (или органы юстиции) могут выяснить, что дело ему неподсудно в процессе подготов ки. Между тем, обращение к положениям международного договора по зволяет правильно решить вопрос о подсудности еще на стадии принятия искового заявления. Приведу пример, фабула которого напоминает преды дущее, однако результат этого дела иной.

ПРИМЕР: В суде рассматривалось дело супругов, один из которых имел гражданство Болгарии, другой – гражданство России. Супруги прожива ли в Велико- Тырново (Болгария). По возвращении на постоянное место жительство в Россию супруга подала иск о расторжении брака и разделе имущества. Руководствуясь нормами российского законодательства, суд принял заявление к рассмотрению и направил компетентному органу Бол гарии судебное поручение о вручении извещения и копии искового заявления ответчику. Министерство юстиции РФ возвратило документы, указав, что суд неправильно определил подсудность спора.

Ст. 40 Договора между СССР и Венгерской Народной Республикой об оказании правовой помощи по гражданским, семейным и уголовным делам, 1958 г ст. 45 До говора между РФ и Республикой Кыргызстан 1992 г.// СПС Консультант Плюс, раз дел. Международное право.

В соответствии со ст. 23 Договора между СССР и Народной Ре спубликой Болгарией о правовой помощи по гражданским, семейным и уголовным делам если один из супругов является гражданином одной Договаривающейся Стороны, а второй - другой Договаривающей ся Стороны и один из них имеет местожительство на территории одной, а второй - на территории другой Договаривающейся Стороны, то их личные и имущественные правоотношения определяются зако нодательством страны, на территории которой они имели последнее совместное местожительство.

Компетентными в решении вопросов личных и имущественных правоотношений между супругами являются учреждения государ ства, законодательство которой должно применяться. Следователь но, в силу требований международного договора спор должен рассма тривать болгарский суд.

Рассмотрение дел с участием иностранного элемента требует тщатель ной подготовки. Перед судебным органом встает вопрос, каково правовое положение иностранных физических лиц – какими правами они пользуют ся, какие несут обязанности, как определяется их процессуальная право- и дееспособность, в каком порядке они возмещают расходы и т.д.

Международные договоры (как правило, о правовой помощи) закре пляют право иностранного субъекта обращаться в суды, прокуратуру и другие учреждения, к компетенции которых относятся гражданские, се мейные и уголовные дела. Иностранным гражданам на территории Рос сии предоставляется гражданско-правовая защита их прав на равных основаниях с российскими гражданами.

Принцип национального режима закреплен не только в договорах о правовой помощи, но и в международных договорах иного характера.

Например, ч. 1 ст. XII Соглашения о торговых отношениях между СССР и США 1990 года30 предоставляет гражданам, компаниям и организациям любой из Сторон национальный режим при обращении в суды и админи стративные органы на территории другой Стороны в качестве истцов, от ветчиков или в каком либо ином качестве. Равенство иностранных граждан в правах со своими собственны ми гражданами проявляется и в иных вопросах. Гаагская конвенция по вопросам гражданского процесса 1954 г. предоставляет право гражда нам каждого из Договаривающихся государств пользоваться на террито рии всех других Договаривающихся государств бесплатной помощью, как собственные граждане этих последних государств в соответствии с зако нодательством государства, где требуется бесплатная правовая помощь.

Двусторонние договоры о правовой помощи также освобождают ино странных граждан от обеспечения уплаты судебных расходов. Соглашение действует для России в порядке правопреемства.

Бюллетень международных договоров. 1993. № 1.

Ст.17 Договора между СССР и Кипром, ст. 19 Договора между РФ и Латвийской Республикой, ст. 17 Договора между СССР и МНР, ст. 10 Договора между РФ и КНР Участие иностранного субъекта в процессе ставит перед мировым су дьей задачу оценить представленные сторонами документы. Документы должны быть надлежащим образом оформлены. Что практически это означает?

Согласно требованиям ст. 408 ГПК РФ представленные суду доку менты, выданные иностранными властями некоторых государств, долж ны быть легализованы, т.е. должна быть соблюдена формальная процеду ра, используемая дипломатическими или консульскими агентами страны, для удостоверения подлинности подписи, качества, в котором выступало лицо, подписавшее документ, и в надлежащем случае подлинности печати или штампа, которыми скреплен данный документ.

Если документы поступают из государства, участвующего в Конвен ции, отменяющей требование легализации иностранных официальных документов, 1961 г.,33 то они освобождаются от легализации, на этих до кументах должен быть проставлен специальный штамп - апостиль.

ПРИМЕР: В мировой суд Советского района г. Красноярска были представлены официальные документы из Канады. Судья правомер но отказал в приобщении документов на том основании, что докумен ты не были легализованы. А Канада не является участницей Конвен ции, отменяющей требование легализации иностранных официальных документов, 1961 г.

ПРИМЕР: В процессе подготовки к делу по иску о расторжении бра ка между гражданином США и гражданкой России истица в каче стве доказательства представила решение Окружного Суда граф ства Харрис, штата Техас о привлечении супруга (ответчика) к от ветственности за жестокое обращение в семье.

Мировой судья Центрального района г. Красноярска обоснованно предложил истице «предоставить документы, переведенные на русский язык и заверенные в соответствии с Конвенцией отменяющей требова ние легализации иностранных официальных документов, 1961 года».

Не предусматривают требование легализации Конвенция СНГ о пра вовой помощи и правовых отношениях по гражданским, семейным и уго ловным делам (п. 1 ст.13) и многие двусторонние договоры о правовой по мощи (например, ст. 16 Конвенции между СССР и Итальянской Респу бликой о правовой помощи по гражданским делам, Ст. 10 Договора меж ду Российской Федерацией и Республикой Индией о правовой помощи и правовых отношениях по гражданским и торговым делам).

Документы, выданные официальными органами некоторых стран и скрепленные официальной печатью компетентного государственного учреждения или должностного лица, не требуют какого-либо удостовере // Сборник международных договоров РФ по оказанию правовой помощи.

На момент рассмотрения дела статус Гаагской конвенции 1961 г. (какие стра ны являются ее участниками) можно определить, обратившись к СПС Консультант Плюс, раздел. Международное право.

ния. Официальные документы, составленные на территории одной Дого варивающейся Стороны, пользуются доказательной силой официальных документов и на территории другой Договаривающейся Стороны. Это от носится также к подписям на документах и подписям, засвидетельство ванным по правилам одной из Договаривающихся Сторон. ПРИМЕР: Мировой судья Центрального района г. Красноярска отка зал юристу в праве представлять интересы гражданина КНР в судеб ном заседании на том основании, что доверенность, выданная компе тентными органами Китая, не легализована.

Отказ противоречит нормам международных договоров. Соглас но ст. 29 Договора между РФ и Китайской Народной Республикой о правовой помощи по гражданским и уголовным делам, документы, ко торые составлены или засвидетельствованы судом или другим компе тентным учреждением одной Договаривающейся Стороны, действи тельны при наличии подписи и официальной печати. В таком виде они могут приниматься судом или другим компетентным учреждением другой Договаривающейся Стороны без легализации.

Приведенные примеры свидетельствуют, что не только нормами на ционального законодательства, но и международными соглашениями устанавливаются требования к предъявляемым документам.

ТИПИЧНЫЕ ПРИМЕРЫ: Материалы дел о расторжении браков с иностранными гражданами, рассмотренных мировыми судами г.

Красноярска свидетельствуют, что судьи проверяют порядок предъ явления иностранными гражданами документов в соответствии с Гаагской Конвенцией по вопросам гражданского процесса 1954 года и Гаагской Конвенцией, отменяющей требование легализации ино странных официальных документов, 1961 года.

Перед мировыми судами может возникнуть вопрос, законодательство какого государство регулирует спорные отношения и должно быть приме нено. В договорах о правовой помощи урегулированы вопросы, какое за конодательство должно быть соблюдено при расторжении брака между гражданами различных государств, каким законом должен руководство ваться компетентный орган при решении вопросов о возмещении вреда и др. Материалы судебной практики свидетельствуют, что суды определя ют применимое право, руководствуясь не только нормами национального, но и международного права.

Ст. 15 Договора между СССР и Республикой Кипр о правовой помощи по граж данским и уголовным делам;

ст. 13 Договор между РФ и Республикой Молдова о правовой помощи и правовых отношениях по гражданским, семейным и уголов ным делам// СПС Консультант плюс. Раздел. Международное право.

ПРИМЕР: При расторжении брака между украинской гражданкой Н., проживающей в г.Норильске, с украинским гражданином М., про живающим в г. Львове, суд обоснованно применил семейное законода тельство Украины. Судья определил применимое материальное право на основании ст. 28 Конвенции СНГ о правовой помощи и правовых от ношениях по гражданским, семейным и уголовным делам, согласно ко торой по делам о расторжении брака применяется законодательство страны гражданами которого являются супруги в момент подачи заяв ления. В решении мировой суд сослался на нормы Конвенции 1993 г. и на ционального законодательства Украины.

Отметим, что не всегда суды принимают во внимание положения международных договоров при определении применимого права. Нега тивные последствия не возникают, когда положения национального зако нодательства совпадают с правилами международного договора. Однако, не исключается ситуация, когда юридическая сила вынесенного решения ставиться под сомнение. / или решение может быть оспорено.

ПРИМЕР: Кировский районный суд г. Иркутска вынес решение о взыскании алиментов с гражданина Венгрии, руководствуясь норма ми российского законодательства. В числе фактов, имеющих юриди ческое значение, суд исследовал факт отцовства (в свидетельстве о рождении отцом записан ответчик). Тогда как решающее значение в этой ситуации имеет гражданство ребенка. Согласно ст. 27 Догово ра между СССР и Венгерской Народной Республикой об оказании пра вовой помощи по гражданским, семейным и уголовным делам по де лам об установлении и оспаривании отцовства применяется законо дательство Договаривающейся Стороны, гражданином которой яв ляется ребенок по рождению.

В другом деле, руководствуясь нормами СК РФ, суд вынес решение об установлении отцовства. Из определения о подготовке дела и тек ста решения не усматривается, что суд решал вопрос, законодатель ство какой страны подлежит применению. Нет сведений, что суд устанавливал гражданство ребенка. Между тем, в соответствии со ст. 29 Договора между РФ и Республикой Молдова о правовой помощи и правовых отношениях по гражданским, семейным и уголовным де лам дела об установлении и оспаривании отцовства и об установле нии рождения ребенка от данного брака решаются в соответствии с законодательством Договаривающейся Стороны, гражданином ко торой является ребенок по рождению. Согласно ст. 32 Договора ком петентными по таким делам признаются суды, законодательство ко торой должно применяться в этих случаях.

Международные договоры могут устанавливать иные процессу альные правила. И суд применяет процессуальные правила, предусмо тренные международными соглашениями, не только при рассмотрении дел с иностранным элементом.

Судебная практика свидетельствует, что общепризнанные принципы и нормы международного права и международные договоры, непосред ственно не затрагивающие судебную деятельность, регулируют процессу альные отношения на национальной территории.

Согласованного применения национальных правовых актов и между народных договоров требуют вопросы оказания правовой помощи. Ряд законодательных актов содержит положения, в соответствии с которыми поручения об осуществлении отдельных процессуальных действий (вру чение извещений и других документов, получение объяснений сторон, по казаний свидетелей, заключений экспертов и другие) определяется рос сийским законодательством и международными договорами. Так, по рядок сношений судов с судами, следственными и иными компетентными органами иностранных государств, а также выполнение поручений опре деляется законодательством России и международными договорами (ст.

407 ГПК РФ, ст. 453 УПК РФ).

Практическое значение для мировых судей имеет то, что порядок пре доставления процессуальных документов может устанавливаться как рос сийским законодательством, так и международными договорами.

Как правило, при исполнении иностранных судебных поручений суды руководствуются положениями международных договоров.

ПРИМЕР: Мировой судья одного из мировых участков Советского района г. Красноярска вручил повестку гражданину Т. по ходатайству суда 1-ой инстанции г. Штайнфурта «согласно ст. ст. 1 – 7 Гаагской Конвенции по вопросам гражданского процесса 1954 г».

ПРИМЕР: Мировой судья в г. Усть-Илимске вручил извещение о дне слушания гражданского дела и копию искового заявления гражданину Республики Кыргызстан М. «в соответствии с Конвенцией о правовой помощи и правовых отношениях по гражданским, семейным и уголовным делам 1993 года».

Встречаются случаи, когда судьи не учитывают положения междуна родных договоров и неправильно оформляют документы об исполнении поручения.

ПРИМЕР: При рассмотрении поручения мирового судьи Московского района г. Чебоксары о вручении документов и производстве отдельных процессуальных действий были выявлены ошибки. В определении суда компетентному органу иностранного государства содержалось поручение о производстве трех процессуальных действий: вручить копию искового заявления, отобрать пояснения по существу предъявленного искового требования;

истребовать письменные доказательства. Однако в представленном бланке поручения о производстве отдельных процессуальных действий содержалось предписание о производстве всех действий одновременно, что недопустимо.

Кроме того, исковое заявление, предназначенное для вручения, не было подписано заявителем, а копии исковых заявлений не были надлежащим образом заверены. В поручении о вручении документов не были указаны все документы, которые необходимо вручить, а также не приложены два заполненных бланка подтверждения о вручении документов. Кроме того, к документам прилагался бланк повестки, содержащей сведения о санкциях за неявку в суд, не применяемый в отношениях между государствами при оказании международной правовой помощи.

При неправильном оформлении поручения компетентный орган ино странного государства может отказать в его исполнении.

ПРИМЕР: Ленинский районный суд г. Иркутска возвратил без исполнения поручение Галичского районного суда Ивано-Франковской области о вручении копии искового заявления о расторжении брака из-за ненадлежащего оформления («не соблюдены требования ст. Конвенции о правовой помощи и правовых отношениях по гражданским, семейным и уголовным делам 1993 г.»).

К сожалению, подобная практика сохраняется. Мировые суды, оформ ляя ходатайства о выполнении отдельных процессуальных действий, не всегда учитывают требования международных договоров. Министерство юстиции РФ осуществляет контроль за правильным оформлением судеб ных поручений, и возвращает поручения, не соответствующие требова ниям российского законодательства и международных договоров, для ис правления недостатков. В таких случаях сроки исполнения поручений существенно увеличиваются.

ПРИМЕР: Главное управление Министерства юстиции РФ по Новосибирской области возвратило мировому судье в г. Зеленогорске запрос о допросе гражданина И., проживающего на территории Украины, для «оформления в соответствии со ст. 42 Конвенции о правовой помощи и правовых отношениях по гражданским, семейным и уголовным делам 1993 г.».

ПРИМЕР: Министерство юстиции РФ вернуло суду документы о взыскании с гражданина Болгарии алиментов, сославшись на то, что «к документам в нарушение п. «б» ст. 49 Договора между СССР и НРБ о правовой помощи по гражданским, семейным и уголовным делам не приложена справка о том, что ответчик, не присутствовавший в суде при рассмотрении дела, своевременно извещен о вызове в суд».

Наибольшую трудность для судов представляет перевод документов.

Требование перевода содержит большинство международных договоров о правовой помощи. Эти сложности объясняются отсутствием в регио не переводчика на какой-нибудь иностранный язык. В этой связи пред ставляет интерес дело 1998 г. В современной практике возможна анало гичная ситуация.

ПРИМЕР: В процессе подготовки к делу суд оформлял ходатайство о вызове в суд ответчика (гражданина Италии). В соответствии со ст.

12 Конвенции между СССР и Итальянской Республикой о правовой по мощи по гражданским делам просьбы об оказании правовой помощи, а также прилагаемые к ним документы излагаются на языке запраши вающей Договаривающейся Стороны и сопровождаются переводом на язык запрашиваемой Договаривающейся Стороны. Перевод заверяет ся официальным переводчиком либо дипломатическим представитель ством или консульским учреждением запрашивающей Договаривающей ся Стороны.

Официального переводчика с итальянского языка в 1998 г в г. Крас ноярске невозможно было найти, перевод документов осуществлялся в г. Москве. Следует отметить, что обязанность найти переводчика и расходы по переводу легли на плечи заинтересованного в рассмотрении дела истца. Более того, в соответствии с Инструкцией 1972 г. доку менты направлялись судами в отделы/ управления юстиции. Управление юстиции Красноярского края после проверки правильности оформления поручения направляли их в Министерство юстиции РФ. Пересылка до кументов в компетентные органы Италии осуществлялась (в настоя щее время осуществляется – В.Т.) в дипломатическом порядке. На осно вании ст. 17 вышеуказанной Конвенции Договаривающиеся Стороны пе ресылают в дипломатическом порядке документы, касающиеся личных прав и интересов граждан другой Договаривающейся Стороны или если эти документы необходимы в связи с имеющим место процессом по просьбе, полученной в дипломатическом порядке.

Совершенно очевидно, что сроки рассмотрения этого гражданско го дела не соответствовали требованиям гражданско-процессуального законодательства.

Обзор практики мировых судов свидетельствует, что проблема пере вода сохраняет свою актуальность.

ПРИМЕР: В 2009 г мировой судья судебного участка № 2 г. Алатырь Чувашской Республики представил в Управление документы для направ ления на территорию Республики Куба, не переведенные на испанский язык. Вместе с тем Договор между СССР и Республикой Куба (Гава на, 28.11.1984 г.) предусматривает вручение документов, если они напи саны на испанском языке или снабжены заверенным переводом. В ином случае передача документов получателю возможна только в том слу чае, если он согласен добровольно их принять. Организация перевода до кументов относится к судебным расходам, которые распределяются между сторонами в соответствии с нормами процессуального законо дательства Российской Федерации. Ввиду отсутствия на территории Чувашской Республики переводчиков на испанский язык, Управлением документы были направлены без соответствующего перевода, что не гарантирует их принятие адресатом.

Надлежащее извещение ответчика, находящегося в другом государ стве, имеет существенное значение. При несоблюдении предусмотренной международным договором процедуры извещения ответчика в исполне нии решения, вынесенного судом иностранного государства, может быть отказано. Такое основание для отказа закрепляет большинство договоров о правовой помощи35.

Международные договоры устанавливают порядок предоставления документов иностранному государству. Сложность для судьи представля ет то обстоятельство, что порядок сношений регулируется различными до говорами (о правовой помощи, по вопросам гражданского процесса, о вру чении судебных и внесудебных документов). Кроме того, международные договоры универсального, регионального и двустороннего характера уста навливают различный порядок оформления и предоставления документов.

С рядом государств сношения осуществляются непосредственно между су дебными органами. В большинство государств документы пересылаются через центральные органы юстиции. Вместе с тем в отношениях России с некоторыми странами сохраняется порядок пересылки документов через дипломатические и консульские представительства. Не соблюдение поряд ка предоставления документов, установленного международными догово рами, также может повлечь отказ в исполнении судебного поручения.

По сложившейся международной практике срок рассмотрения пору чений компетентным органом иностранного государства составляет от двух месяцев до одного года. Неправильное оформление судебных пору чений, ошибки в выборе способа пересылки документов негативно сказы ваются на сроках исполнения поручений, а соответственно на сроках рас смотрения дела.

Практически во всех международных договорах в статье «Отказ в исполнении судебных решений» закрепляется традиционная формула: В разрешении принуди тельного исполнения судебных решений может быть отказано:…ели ответчик или лицо, против которого вынесено решение по делу, не принял участия в процессе вследствие того, что ему или его уполномоченному не был своевременно и надле жаще вручен вызов в суд в порядке, предусмотренном договором.

Несмотря на указанные недостатки, судьи, в том числе и мировые, имеют достаточный опыт оказания международной правовой помощи.

Судебные аспекты непосредственного применения норм междуна родного права.

В современных условиях представляется спорным вывод, что «на циональное право, его нормы более пригодны для непосредственно го применения судами в решаемых ими делах. Оно больше учитывает социально-политические условия и правовые традиции страны. Наконец национальное право неизмеримо более знакомо судьям, чем международ ное право».36 Согласиться можно только с последним тезисом. О суще ствовании международных договоров и иных международных норм судьи иногда не имеют представления, в большинстве случаев не имеют опыта правильного применения этих норм.

Анализ правовых актов и судебной практики показывает, что суды сталкивались с рядом сложных правовых проблем, связанных с правиль ным установлением и применением норм международного права.

Включение в Конституцию РФ общепризнанных принципов и норм международного права и международных договоров в правовую систему России ставит по-новому вопрос о соотношении правовых актов по их юридической силе. Сложность вопроса, который при этом возникает, за ключается в установлении иерархии юридической силы в процессе пра воприменения и исполнения этих норм в системе внутригосударственно го права. Конституция не устанавливает такой иерархии.

Обязательную для суда иерархию норм правовой системы устанав ливает ФКЗ «О судебной системе Российской Федерации»: Конституция РФ, конституционный закон, федеральный закон, общепризнанные прин ципы и нормы международного права, международный договор, консти туция (устав) субъекта федерации, закон субъекта федерации (ч. 3 ст. 5). А как же правило части 4 ст. 15 Конституции РФ и последующих законов?


Бесспорно, что суд в этом случае будет руководствоваться Конституцией, а не законом.

По вопросу соотношения юридической силы норм международно го и внутреннего права Конституция РФ содержит правило только при менительно к международным договорам. Однако, норма, устанавливаю щая, что если международным договором установлены иные правила, чем предусмотренные законом, то применяются правила международного до говора, не дает четкого ответа на вопрос – о каких договорах идет речь?

С учетом уровня органов, договоры могут быть межгосударственными, межправительственными, межведомственными. Критериями разграниче ния договоров являются также характер содержащихся в них норм (общие и специальные), форма выражения согласия на их обязательность (рати фикация, подписание, утверждение и т.д.) и другие. Относится ли правило приоритета ко всем договорам или лишь к определенным видам? Ответ на Лукашук И.И. Международное право в судах государств. С.105.

этот вопрос может дать комплексный анализ законодательства.

Федеральный закон «О международных договорах Российской Феде рации» предписывает ратификацию договоров, устанавливающих иные правила, чем предусмотренные законом (п. «а» ч. 1 ст. 1). Ратификация яв ляется обязательным условием применения норм международных догово ров и в других странах. В п. 4 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 10.10.03 г., го ворится, что «международный договор подлежит применению, если Рос сийская Федерация в лице компетентных органов выразила согласие на обязательность для нее международного договора посредством одного из действий, перечисленных в ст. 6 Федерального закона «О международных договорах Российской Федерации» (путем подписания договора;

обмена документами, его образующими;

ратификации договора;

утверждения до говора;

принятия договора;

присоединения к договору;

любым иным спо собом, о котором условились договаривающиеся стороны).

В соответствии с п. 8 постановления Пленума ВС РФ от 10.10.03 г., правила действующего международного договора Российской Федерации, согласие на обязательность которого было принято в форме федерально го закона, имеют приоритет в применении в отношении законов Россий ской Федерации.

Согласно ст. ст. 17, 20, 21 Федерального закона «О международных договорах Российской Федерации» решение о согласии на обязательность договора в форме федерального закона может быть и ратификацией, и утверждением, и принятием, и присоединением.

Включаются ли в правовую систему иные международные акты?

Представляется, что не подлежащие ратификации договоры также входят в правовую систему страны. В соответствии с п. 8 Постановления Плену ма Верховного Суда РФ от 10.10.03 г.: «правила действующего междуна родного договора Российской Федерации, согласие на обязательность ко торого было принято не в форме федерального закона, имеют приоритет в применении в отношении подзаконных нормативных актов, изданных ор ганом государственной власти, заключившим данный договор (ч. 4 ст. 15, ст. ст. 90, 113 Конституции РФ)».

Практическое значение для судей имеет момент вступления в силу международного договора. Международный договор вступает в силу в момент, предусмотренный в самом договоре. Согласно ст. 24 Венской кон венции о праве международных договоров 1969 г. при отсутствии такого положения или договоренности договор вступает в силу, как только будет выражено согласие всех участвовавших в переговорах государств на обя зательность для них договора.

Согласно п.1 ст. 28 Конституции Греции общепризнанные нормы международно го права, а также международные договоры после их ратификации и вступления в силу «являются составной частью внутреннего греческого права». Согласно ст. Конституции Украины действующие международные договоры, согласие на обяза тельность которых дано Верховной Радой Украины, являются частью националь ного законодательства Украины.

Практика имеет примеры, когда при определении момента вступле ния в силу международного договора могут возникнуть трудности. В этой связи интерес представляет следующее дело.

ПРИМЕР: Между гражданином РФ и налоговой инспекцией возникли разногласия относительно суммы налогооблагаемой базы.

Налогоплательщик полагал, что дивиденды, выплачиваемые компанией, являющейся резидентом Австралии для целей налогообложения в ней, фактическое право на которые он имеет (как резидент другого Договаривающегося государства), могут облагаться налогом в этом другом государстве в силу ст. 10 Соглашения между Правительством РФ и Правительством Австралии об избежании двойного налогообложения и предотвращении уклонения от налогообложения в отношении налогов на доходы 2000 г.

Австралия ратифицировала данное Соглашение и налоговые органы Австралии рассматривают Соглашение вступившим в силу с 01.01. г (в отношении некоторых налогов с 1.07.2004 г). По мнению российской налоговой инспекции, Соглашение не вступило в силу и имеет место сокрытие налогов. В качестве аргумента свой позиции инспекция ссылалась на ст. 27 Договора, согласно которой Договаривающиеся государства письменно уведомят друг друга по дипломатическим каналам о выполнении ими соответствующих процедур, требуемых для вступления в силу настоящего Соглашения. Настоящее Соглашение вступает в силу с даты последнего уведомления.

Россия ратифицировала данное Соглашение (Федеральный закон от 06.12.2003 N 156-ФЗ).

Каких- либо дополнительных процедур уведомления МИД России не осуществлял.

В СПС «Консультант плюс» статус Соглашения определен следующим образом: Соглашение вступило в силу 17.12.2003 г.

Правильное разрешение возникшей ситуации возможно только при совместном применении, а соответственно комплексном толковании норм национального законодательства и международных договоров.

Кроме того, мировые судьи должны учитывать что государства, в мо мент подписания или ратификации международного договора вправе сде лать оговорки к его тексту.

В соответствии со ст.19 Венской конвенцией о праве международных договоров 1969 г., под «оговоркой» понимается одностороннее заявление, сделанное государством или международной организацией в процессе за ключения договора, имеющее целью изменить или исключить действие отдельных положений в отношении соответствующего государства и/ или международной организации. Основное назначение оговорки заключает ся в том, чтобы исключить / изменить юридическое действие определен ных положений договора в их применении к данному государству.

Многие международные договоры предусматривают такое пра во. Например, согласно ст. 57 Европейской Конвенции «Любое государ ство при подписании настоящей Конвенции или при сдаче ратификацион ной грамоты может сделать оговорку к любому конкретному положению Конвенции в отношении того, что тот или иной закон, действующий в это время на его территории, не соответствует этому положению. Настоящая статья не предусматривает оговорок общего характера.

Любая оговорка, сделанная в соответствии с положениями на стоящей статьи, должна отвечать следующим требованиям:

• оговорка не должна носить общего характера, • оговорка должна содержать краткое изложение соот ветствующего закона»

• закон, на который ссылается государство в оговорке, должен действовать на территории государства-участника во время ратификации Конвенции.

Полномочия суда по толкованию не ограничены только текстом международного договора, но также включают в себя право толковать оговорки и иные заявления, сделанные государствами-участниками в отношении соответствующего международного договора.

ПРИМЕР: Управление юстиции Красноярского края отказало в испол нении судебного постановления и осуществило возврат исполнительной надписи, поступившей из Ракитовского суда Ровенской области (Укра ина) на взыскание суммы долга, сославшись на то обстоятельство, что «Украина ратифицировала Конвенцию СНГ о правовой помощи и право вых отношениях по гражданским, семейным и уголовным делам с 1993 г.

оговоркой: Украина берет на себя обязательства в отношении оказания правовой помощи в объеме, предусмотренном ст. 6 Конвенции, за исклю чением признания и исполнения исполнительных надписей.

Практика судов и органов юстиции свидетельствует, что не всегда суд исследует вопрос о статусе международных договоров.

ПРИМЕР: Главное Управление Министерства юстиции РФ по Ново сибирской области возвратило суду ходатайство о признании и испол нении на территории Республики Беларусь судебного приказа о взы скании алиментов, «так как Конвенция о правовой помощи и правовых отношениях по гражданским, семейным и уголовным делам 1993 года исполнение судебных приказов не предусматривает… Суду было реко мендовано … «в установленном порядке отменить судебный приказ, и вынести по делу постановление или решение».

Другим важным моментом для судов является опубликование меж дународных договоров. В этом контексте практическое значение имеет вопрос: подлежат ли применению неопубликованные международные до говоры?

В соответствии с п. 3 ст.31 Федерального закона «О международных договорах Российской Федерации»38, международный договор подлежит Федеральный закон от 15.07.1995 г. № 101-ФЗ «О международных договорах Российской Федерации» // СЗ РФ. 1995. N 29. Ст. 2757.

выполнению Российской Федерацией с момента вступления его в силу для России.

Согласно Венской конвенции 1969 г., «вступивший в силу договор»

означает, что он начинает проявлять свое юридическое действие, стано вится обязательным для сторон в соответствии с его положениями. При этом следует учитывать статьи договора о порядке вступления в силу. Как правило, международные договоры действуют после вступления в силу, если стороны не договорились об ином.


С позиций Верховного Суда РФ судами непосредственно могут при меняться те вступившие в силу международные договоры, которые были официально опубликованы в Собрании законодательства Российской Фе дерации или в Бюллетене международных договоров в порядке, установ ленном ст. 30 Федерального закона «О международных договорах Россий ской Федерации»39.

В литературе справедливо отмечают проблему: согласно п. 3 ст. 31 За кона, вступивший в силу для РФ международный договор должен ею вы полняться, а по ст. 5 этого же Закона его нельзя применить, чтобы выпол нить обязательства, так как он не был опубликован40.

В теории нет единства мнений и по поводу того, что считается официальным опубликованием. Законодательство однозначного от вета также не предлагает.

Согласно ст. 30 ФЗ «О международных договорах РФ», международ ные договоры подлежат официальному опубликованию в Собрании зако нодательства РФ, Бюллетене международных договоров. Международные договоры РФ, заключенные от имени федеральных органов исполнитель ной власти (международные договоры межведомственного характера), пу бликуются в официальных изданиях этих органов.

В соответствии с Указом Президента РФ «О порядке опубликования международных договоров Российской Федерации»41, вступившие в силу для РФ международные договоры (кроме договоров межведомственного характера) подлежат официальному опубликованию в необходимых слу чаях также в газете «Российские вести». Кроме того, международные до говоры могут доводиться до всеобщего сведения иными средствами мас совой информации.

Судебная практика не отличается единством по этому вопросу.

Применение международно-правовых актов требует от националь Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 10.10.2003 N 5 «О применении судами общей юрисдикции общепризнанных принципов и норм международно го права и международных договоров Российской Федерации»// СПС Консультант плюс, раздел. Законодательство.

Щербинина О.Е.О проблеме применения неопубликованных международных договоров / О.Е. Щербинина // Системность в праве: сб. статей;

под ред. Н.Л.

Клык. Красноярск: Универс, 2002. С. 157.

Указ Президента РФ от 11.01.1993 г. № 11 (ред. от 01.12.1995) «О порядке опу бликования международных договоров РФ» // Собрание актов Президента и Пра вительства РФ.1993;

СЗ.1995. № 49. Ст. 4777.

ных судей ответственного подхода к вынесению судебного решения. Осо бенно это касается вопросов толкования. На судей возложена ответствен ность за правильное толкование и применение международных норм.

Толкование любого международного договора должно осуществлять ся в соответствии с Венской конвенцией о праве международных догово ров 1969 г. Положения Европейской Конвенции суды должны толковать в совокупности с решениями Европейского Суда.

Согласно п. 10 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 10.10.03 г.: Россия признает юрисдикцию Европейского Суда по правам человека обязательной по вопросам толкования и применения Конвенции и Протоколов к ней, поэтому применение судами Европейской Конвенции «должно осуществляться с учетом практики Европейского Суда по пра вам человека во избежание любого нарушения Конвенции о защите прав человека и основных свобод».

В постановлении от 19.12.03 г «О судебном решении» Пленум разъ яснил судам, что при вынесении решения следует учитывать: постанов ления Европейского Суда по правам человека, в которых дано толкование положений Конвенции о защите прав человека и основных свобод, подле жащих применению в данном деле.

Представляется, что перечень актов, предусмотренный п. 4 выше названного постановления, в числе которых постановления Европейско го Суда, судам следует не только учитывать, но и включать в мотивиро вочную часть решения.

Согласно п. 9 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 10.10.03 г., неправильное применение международно-правовых норм «мо жет являться основанием к отмене или изменению судебного акта. Не правильное применение нормы международного права может иметь место в случаях, когда судом не была применена норма международного права, подлежащая применению, или, напротив, суд применил норму междуна родного права, которая не подлежала применению, либо когда судом было дано неправильное толкование нормы международного права».

Правовой основой применения мировыми судами общепризнанных принципов и норм международного права и международных договоров Российской Федерации является ч. 4 ст. 15 Конституции РФ. Функци ональное назначение конституционной нормы проявляется в признании непосредственного действия международно-правовых норм в сфере вну тригосударственной деятельности и внутригосударственной юрисдик ции.

Мировые суды вправе применять международное право в обо снование своих решений в контексте ч. 4 ст. 15 Конституции РФ, ч.

3 ст. 5 Федерального закона «О международных договорах Россий ской Федерации», Федерального конституционного закона «О судеб ной системе Российской Федерации» и иного законодательства. К со жалению, ссылки на эти нормативные акты для объяснения необходимо сти применения встречаются в решениях мировых судов редко. Практика использования Пленума Верховного Суда РФ, а не норм Конституции РФ и федеральных законов для обоснования необходимости применять норм международного права представляется спорной.

Отсутствие четкой нормативной характеристики непосредственного применения (действия) норм международного права в сфере внутригосу дарственной юрисдикции приводит к тому, что судебные органы вынуж дены самостоятельно решать возникающие проблемы в каждом конкрет ном случае. В этом контексте особую актуальность приобретают разъяс нения высших федеральных судов, касающиеся применения судами обще признанных принципов и норм международного права и международных договоров как составной части правовой системы.

Для судов чрезвычайно важной становится нормативная характе ристика международного права как составной части правовой системы, форм непосредственного действия международно-правовых норм.

В связи с этим очевидна необходимость принятия специального нор мативного акта о непосредственном действии норм международного пра ва в российской правовой системе, в котором следует закрепить: поня тие и характеристику форм непосредственного действия (применения) международно-правовых норм;

правило соотношения Конституции РФ и международно-правовых норм;

правила соотношения юридической силы не только договорных, но и общепризнанных принципов и норм междуна родного права с внутригосударственными нормами;

правила действия не подлежащих ратификации международных договоров;

правила действия обычных норм международного права в сфере внутригосударственных от ношений и внутригосударственной юрисдикции;

правила толкования об щепризнанных принципов и норм международного права и международ ных договоров.

Л.А. Воскобитова ВОЗМОЖНОСТИ ИНТЕГРАЦИИ СУДОПРОИЗВОДСТВА У МИРОВОГО СУДЬИ И МЕДИАЦИИ (ПРИМИРИТЕЛЬНЫХ ПРОЦЕДУР) В конце ХХ века во многих странах Европы, Америки, Австралии, Новой Зеландии появился новый подход к урегулированию юридиче ских конфликтов, который получил обобщенное название «альтернатив ные способы разрешения конфликтов (АРС)». Этот подход определенным образом конкурирует с уже устоявшейся системой разрешения конфликт ных ситуаций посредством обращения в суд и применения государствен ного принуждения. Разрешение конфликта через суд позволяет реализо вать традиционный властно-принудительный, а нередко и репрессивный подход. Этим способом конфликт может быть разрешен, но, как правило, урегулировать его не удается и он остается «загнанным» в глубину со знания и эмоций сторон конфликта. Угроза новой вспышки и эскалации конфликта сохраняется на весьма длительное время.

Новая модель основана не на конфронтации сторон конфликта и при нудительном его разрешении, а на поиске консенсуса и примирении сто рон на взаимоприемлемых условиях, выработанных самими сторонами при помощи независимого и незаинтересованного посредника. Наиболее простым и эффективным из разнообразных альтернативных способов раз решения конфликтов является медиация – примирительная процедура, проводимая с помощью нейтрального и независимого посредника с целью содействия сторонам конфликта в выработке взаимоприемле мого примирительного соглашения, ведущего к урегулированию кон фликта.

Такой способ урегулирования правовых конфликтов может приме няться при разрешении как гражданских, так и уголовных дел, его мож но использовать на любой стадии производства по делу. Российское зако нодательство содержит нормы, выступающие в качестве правовой основы для развития примирительных процедур в российском судопроизводстве и широкого внедрения их в практику мировых судей. Как известно, при мирение сторон рассматривается как одна из задач подготовки дела к су дебному разбирательству в гражданском судопроизводстве (ст. 148 ГПК РФ). Примирение допускается и при производстве по уголовным делам как одна из возможных перспектив разрешения уголовного дела по суще ству. Примирением могут закончиться уголовные дела частного обвине ния (ст. 20 и 319 УПК РФ), подсудные мировым судьям. Процессуальный закон прямо предписывает мировому судье обязанность разъяснять сторо нам право на примирение и возможность примирения уже в момент при нятия заявления (ч.6. ст.318 и ч.4, 5, 6 ст.319 УПК РФ). Примирение сто рон по делам частного обвинения и направление мировому судье заявле ния об этом влечет прекращение уголовного дела в соответствии с частью 2 статьи 20 или статьей 25 УПК РФ. При соблюдении условий, предусмо тренных статьей 76 УК РФ, статьей 25 УПК РФ, мировой судья может прекратить ввиду примирения сторон также дела публичного и частно публичного обвинения Этот способ разрешения конфликтов становится особенно цен ным применительно к категориям дел, рассматриваемых мировы ми судьями. К их подсудности отнесены дела, которые, как правило, со пряжены с межличностными правовыми конфликтами. Это в равной мере касается и гражданских, и уголовных дел. Сами конфликты не пред ставляют большой общественной опасности и не требуют непремен ного применения всей силы государственного принуждения и наказания.

Они могут быть решены и другими способами, но стороны конфликта или не знают о такой возможности, или не умеют выйти из конфликтного отношения и сесть за стол переговоров.

Мировая юстиция, будучи наиболее приближенной к населению, яв ляется лучшей институциональной структурой для освоения и распро странения в России опыта альтернативных способов разрешения пра вовых конфликтов, в частности медиации. Современные мировые судьи должны знать об этих технологиях. Нелишним будет и освоение самими судьями технологий медиации, чтобы понимать, как работает такой меха низм, когда, по какому делу, применительно к каким сторонам спора целе сообразно рекомендовать примирение.

Нельзя не считаться с тем, что признание и быстрое распростране ние примирительных процедур в различных странах позволило обсуждать этот опыт и перспективы его развития не только применительно к наци ональному судопроизводству, но и на уровне Комитета Министров Сове та Европы. 15 сентября 1999 года Комитетом Министров Совета Европы была принята Рекомендация № R(99) 19, посвященная посредничеству в уголовных делах. Комитет Министров Совета Европы оценил посредни чество как гибкое и всеобъемлющее дополнение или альтернативу тра диционному судебному разбирательству и отметил, что посредничество способствует повышению в сознании людей роли человека и сообщества в предотвращении преступлений и разного рода конфликтов. Оно может способствовать новым, более конструктивным и менее репрессивным ис ходам того или иного дела. Комитет рекомендовал правительствам госу дарств – членов Совета ознакомить с данной рекомендацией как можно большее количество людей и развивать системы посредничества, учиты вая принципы, отмеченные в этом документе.

Основная трудность в интеграции медиации в судопроизводство ми ровых судей состоит в том, что в России пока еще недостаточно развито правовое регулирование самой медиации. Нет институциональных струк тур, объединяющих медиаторов и гарантирующих соблюдение ими стан дартов медиации. Не отработаны и процедуры взаимодействия судов и ме диаторов. Явно недостаточно пока и специалистов-медиаторов, способ ных оказать содействие мировым судьям при организации и проведении примирительных процедур. Учитывая, что медиация – это технология урегулирования, прежде всего, межличностного конфликта, следует при знать, что практическое развитие медиации в нашей стране может про исходить только «снизу»: инициатива должна рождаться на местах, там, где у людей возникает потребность в ней.

Мировые судьи, органы исполнительной власти, обеспечивающие де ятельность мировых судей, органы власти субъектов российской феде рации, общественность и сами медиаторы должны объединять усилия и инициировать на местах решение этих вопросов. Правовые предпосыл ки, финансовые и административные ресурсы для этого есть. Есть нема ло инициативных юристов, которые продвигают эти новые идеи в практи ку судопроизводства.

Одним из наиболее интересных и успешных можно считать опыт Ро стовского областного суда по использованию примирительных процедур в ювенальной юстиции. Интересен опыт Пермского края, Липецкой обла сти по использованию медиации в более широком аспекте предупрежде ния и урегулирования конфликтов несовершеннолетних, начиная со шко лы и заканчивая судопроизводством. Вместе с тем следует понимать, что широкомасштабное распространение такого опыта на сферу деятельно сти мировых судей не может осуществиться усилиями только самих ми ровых судей. Известно, что их нагрузка существенно превышает все раз умные нормативы. Даже обязательное примирение по делам частного об винения судьям некогда проводить, потому что такая деятельность отни мает много времени и сил. Интеграции примирительных процедур в прак тику мировых судей могло бы способствовать создание на местах специа лизированных центров или служб примирения, которые могли бы сотруд ничать с мировыми судьями, продвигая в практику эти новые технологии.

В целях содействия интеграции примирительных процедур (ме диации) в практику мировой юстиции в 2006-2007 годах был разрабо тан и опубликован текст доктринального модельного закона «О службе примирения»42, который предлагается субъектам РФ как одна из возмож ных идей для разработки собственных законов, направленных на созда ние юридических основ и условий для интеграции в практику мировой юстиции примирительных процедур43. Такого рода законы могли бы соз дать механизм успешной реализации положений как российского законо дательства, так и международных документов, прежде всего по делам, от несенным к компетенции мирового судьи Доктринальный модельный закон предлагает субъектам РФ основ ные правовые положения, определяющие создание и функционирование служб примирения. В законах субъектов РФ могут уточняться отдельные положения модельного закона с учетом территориальных, социальных, национальных, культурных особенностей своего региона. В случае необ ходимости могут разрабатываться дополнительно нормативные акты, бо лее детально регулирующие организацию, структуру, обязанности сотруд ников, порядок и размеры финансирования службы примирения и иные вопросы.

Сами службы примирения могут создаваться как в структуре орга нов власти субъектов Федерации, так и в структуре муниципальных орга нов, а также как общественные некоммерческие организации (центры), за ключающие необходимые соглашения о сотрудничестве с органами, обе спечивающими деятельность мировых судей. Любой из вариантов может быть разработан и урегулирован законодательством или иными норматив ными актами субъекта федерации. Есть только одно юридическое ограни чение: законы субъектов РФ и иные нормативные акты, регулирующие ор ганизацию и функционирование службы примирения, не должны затра гивать вопросов судопроизводства, которые находятся в исключитель См. Мировой судья, 2007, № 1. С. 25-30..

На базе опубликованного доктринального проекта Ткачевым В.Н. и Сачковым А.Н. был разработан проект закона Ростовской области «О службе примирения и примирительной процедуре с участием посредника по делам, отнесенным к под судности мировых судей в Ростовской области». –Ростов-на-Дону. 2008.

ном ведении Российской Федерации и могут регулироваться только феде ральными законами. В этой связи представляет интерес и обсуждаемый в Государственной Думе законопроект № 341071-5 «Об альтернативной процедуре урегули рования споров с участием посредника (процедуре медиации)». В этом за конопроекте предлагается определить сферу возможного применения ме диации в урегулировании правовых конфликтов, дается понятие медиа ции, предлагаются варианты институционального оформления медиации и медиаторов, принципы медиации, требования к медиаторам и процеду рам медиации и регулируются иные вопросы ее организации и осущест вления. Принятие такого федерального закона, безусловно, будет спо собствовать развитию примирительных процедур и создаст более проч ную правовую основу для развития медиации, в том числе и в мировой юстиции.

Однако, следует с сожалением отметить, что предлагаемый законо проект сориентирован только на сферу гражданско-правовых, семейных и трудовых конфликтов. Безусловно, эти категории дел являются достаточ но весомыми в структуре нагрузки мирового судьи. Возможность исполь зовать примирительные процедуры вместо судебного разбирательства по таким делам может существенно снизить эту нагрузку. Между тем, нор мы уголовного и уголовно-процессуального закона, предоставляют миро вому судье право широко использовать примирительные процедуры и по уголовным делам.

К сожалению, разработчики законопроекта оставили без внимания или сознательно проигнорировали отмеченные выше Рекомендация Ко митета Министров Совета Европы от. 15 сентября 1999 года № R(99) 19, а также уже имеющиеся в российском законодательстве правовые основы для применения медиации в уголовном судопроизводстве. Возможно, по явившийся в последние годы в России, весьма положительный, практиче ский опыт применения примирительных процедур по делам несовершен нолетних (Ростов, Пермь, Липецк и др.) не известен авторам законопро екта. Возможно, они не приняли во внимание, что более 60% уголовных дел, рассматриваемых ежегодно судами, – это дела о преступлениях не большой и средней тяжести, относительно которых УК и УПК позволя ют при наличии соответствующих условий прекращение дела ввиду при мирения сторон. Мировые судьи рассматривают именно такие категории уголовных дел, и на их долю приходится третья часть уголовных дел, еже годно рассматриваемых судами России по первой инстанции.

Возможно, разработчики законопроекта не учли, что введение зако нодательного регулирования процедур примирения по уголовным делам могло бы служить эффективным антикоррупционным средством, и пред упреждать злоупотребления должностных лиц, ведущих уголовный про В настоящее время С.А. Пашиным и Р.Р. Максудовым разработан еще один док тринальный законопроект о внесении соответствующих изменений в УПК РФ, на правленный на легализацию процедур примирения (медиации) и в уголовном су допроизводстве.

цесс, при прекращении уголовного дела ввиду примирения сторон (ст. УПК РФ). Ведь примирительные процедуры происходят в присутствии всех заинтересованных субъектов, проводятся независимым, незаинтере сованным медиатором. Они позволяют выработать соглашение по урегу лированию конфликта, которое принимается обеими сторонами, соответ ствует их интересам и не противоречит закону. Почему же уголовное судо производство остается вне поля зрения законодателя при разработке этого весьма нужного и своевременного законопроекта?



Pages:     | 1 |   ...   | 6 | 7 || 9 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.