авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:   || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 6 |
-- [ Страница 1 ] --

Федеральное агентство по образованию

Новокузнецкий филиал-институт

государственного образовательного учреждения

высшего профессионального образования

«Кемеровский государственный университет»

Городской Совет ветеранов и комитет ветеранов войны

и военной службы г. Новокузнецка

Международная Ассоциация исследователей истории и культуры

российских немцев (МАИИКРН)

К 65-ЛЕТИЮ ВЕЛИКОЙ ПОБЕДЫ: ВЗГЛЯД ИЗ XXI ВЕКА СБОРНИК НАУЧНЫХ ТРУДОВ Новокузнецк 2010 2 УДК 9(47+57)27(06) ББК 63.3(2)62 К 11 К 11 К 65-ЛЕТИЮ ВЕЛИКОЙ ПОБЕДЫ: ВЗГЛЯД ИЗ XXI ВЕКА [Текст]: сбор ник научных трудов / НФИ КемГУ;

под общ. ред. Н.М. Маркдорф, А.П. Яркова. – Новокузнецк, 2010. – 205 с.

ISBN-13 978-5-8353-0751-7 В сборнике представлены статьи историков Российской Федерации, Республики Казахстан, Украины, членов городского Совета ветеранов и комитета ветеранов войны и военной службы г. Новокузнецка по актуальным проблемам Второй мировой войны.

Данное издание предназначено для специалистов, занимающихся вопросами исто рии, преподавателей гуманитарных дисциплин, аспирантов, студентов, школьников.

УДК 9(47+57)27(06) ББК 63.3(2) © Новокузнецкий филиал-институт го сударственного образовательного учре ждения высшего профессионального образования «Кемеровский государ ственный университет», © Авторы, ISBN-13 978-5-8353-0751- СОДЕРЖАНИЕ Предисловие Ярков А.П. О войне и сегодняшнем отношении к ней Гарифуллин Замечания ветерана войны о фальсификации истории И.Б. Великой Отечественной войны Зайцев Г.С., Зубков К.И., Воевавший Ямал (о неНцах и неМцах) Ярков А.П.

Добрынина О.А. Феномен человека воюющего Государственное управление Западной Сибирью в годы Артюх Е.В. Великой Отечественной войны Эвакуация в Карагандинскую область в годы Великой Михеева Л.В. Отечественной войны Любовно-лирические частушки в Великой Отечествен Ташпекова А.Т. ной войне Документы ГКО СССР и НКВД о репатриации совет Герман А.А. ских граждан Коллаборационизм этнических немцев в годы Великой Клец В.К. Отечественной войны: своеобразие формы и содержа- ния О казаках и казачьих формированиях вермахта (1941 Маркдорф Н.М. 1955) Холокост на территории Сталиндорфского района Венгер А.Г. Днепропетровской области Лагерь № 464 МВД СССР для военнопленных:

Маркдорф Н.М. содержание и трудовое использование режимного и осужденного контингента Немецкие военнопленные в Саратовской области Калякина А.В. (1943-1949 гг.) Социально-экономическое положение немцев-спец Конев Е.В. переселенцев Западной Сибири в годы Великой Отече- ственной войны Советские немцы в годы Великой Отечественной вой Колпакова Д.А. ны Кох О.О. Этот День Победы… Васильченко Из фронтового дневника капитана Ф.Г. Самсонова М.А.

Кому и зачем нужен пересмотр итогов Второй мировой Силаков А.Н. войны?

Самый подлый миф. Правда о потерях вермахта и Крас Алябьев Ю.П. ной Армии Некоторые соображения по поводу Второго фронта: со Лавренюк Ю.С. юзники или соперники?

О месте Восточного фронта на театре действий Второй Алейников С.В. мировой войны Машков Н.А. К вопросу о трагедии 1941 года Сведения об авторах Предисловие Нынешний 65-летний юбилей Победы в Великой войне, по-видимо му, будет отмечаться особенно широко. Прошло уже более полувека, мы живем совсем в другую эпоху. Так почему мы считаем необходимым по стоянно актуализировать историческую память об этом давно ушедшем в прошлое событии? Этим озабочены не только историки, исследующие прошлое в силу профессиональных интересов, но и вся думающая, осозна ющая, понимающая свою ответственность часть общества. Может быть, обращение общества к памяти о Победе – всего лишь дань уважения уже немногочисленным участникам войны. Пусть они чувствуют наше внима ние, признательность за их подвиг во имя спасения страны. Если это так, то с уходом из жизни последнего представителя военного поколения тема Великой Отечественной войны окончательно станет лишь одним из разде лов учебника отечественной истории. И будет волновать современников не больше, чем, к примеру, Крымская война или Первая мировая. Это вполне вероятно. Тогда мы будем иметь еще один пример разрыва исторических связей.

Ценность истории в накоплении и трансляции человеческого опыта – опыта, который формирует культуру и делает возможной непрерывную и осмысленную социальную жизнь. И война – это колоссальный, экстре мальный опыт, проживаемый одновременно десятками миллионов людей на фронте и в тылу. Зачем же нынешнему молодому поколению этот чу жой военный опыт, тяжелый, трагический, болезненный – ведь мы надеем ся, что в их жизни не будет войны. Разве что некоторые из них, на чужой земле, ненадолго… Да и войны в наше время совсем другие… Но это еще и опыт преодоления своих ограничений, страхов и слабо стей, опыт переживания конечности и хрупкости жизни, близости и неиз бежности смерти, опыт сохранения человечности в нечеловеческих усло виях, опыт отстаивания ценностей, более значимых, чем собственная жизнь. О том, что этот опыт по-прежнему необходим современному чело веку, свидетельствует большое количество фильмов-боевиков, созданных в Голливуде нацией, не пережившей бедствий войны на своей территории.

Видимо, именно этот опыт обладает особой воспитательной силой.

Вместе с тем, очевидно, что мероприятия по патриотическому воспи танию молодежи, построенные на обращении к теме Великой Отечествен ной войны, часто не находят отклика у тех, для кого они предназначены.

Встречи с ветеранами, посещения музеев боевой славы носят формальный характер. В стране, заплатившей высочайшую цену за победу над фашиз мом, случается, что выжившие в войне ветераны гибнут от рук молодых людей, надеющихся нажиться на продаже боевых медалей. По сути, от рук тех, чье право на жизнь они защищали. Это свидетельствует о глубо чайшей пропасти, разделяющей поколения прадедов и правнуков. Как найти те верные интонации, слова и образы, которые способны вызвать у молодых чувство сопричастности событиям войны? Над этим следует раз мышлять историкам, общественным деятелям, политикам, стремящимся формировать национальное самосознание на историческом опыте Великой Отечественной войны. Наверное, необходимо актуализировать те аспекты, которые долгое время оставляла в тени чересчур идеологизированная офи циальная пропаганда. Помимо не знающего сомнений геройства и долга перед родиной, должны быть озвучены и иные мысли, эмоции, пережитые людьми на передовой, и в голодающей военной деревне, и в плену, и в по селке спецпереселенцев… Должны быть осмыслены и страдание, и тяже лый труд… По-видимому, наше время требует нового осмысления темы Великой Отечественной войны, чтобы она не утратила своего значимого места в ис торической памяти граждан России.

Е.Б. Макарчева Новокузнецкий филиал-институт ГОУ ВПО «Кемеровский государственный университет», Новокузнецк, Россия А.П. Ярков Институт гуманитарных исследований Тюменского госуниверситета, г.

Тюмень, Россия.

О ВОЙНЕ И СЕГОДНЯШНЕМ ОТНОШЕНИИ К НЕЙ Тюменская область расположена в центре страны, а силуэтом по хожа на сердце. И здесь, как в сердце, отражаются в жизни организма – огромной страны – все события, ее память, боль, стратегические ошиб ки и радость побед.

В регионе осталось около трех тысяч фронтовиков. Несколько больше тех, кто считается ветеранами войны – не принимавшие участия в боях, но самоотверженно трудившиеся в тылу, в том числе и жители Севе ра. Были среди них и свои герои. Только за три дня сентября 1941 г. жите ли Салехарда собрали 500 теплых вещей и около 1 000 руб.;

в первый год войны ненцы Южно-Ямальского Совета сдали 596 оленей, пригодившихся в качестве транспорта на Карельском фронте и на базах Северного флота;

колхозник артели имени Ленина Вануйто внес в январе 1943 г. на строи тельство танковой колонны «Омский колхозник» 10 300 руб.;

семерых сы новей отправила на фронт азовчанка Мария Фирсова. На памятнике в селе Мужи из упомянутых трехсот двадцати пяти погибших земляков фамилия Конев повторяется пятьдесят один раз. Не «отсиживались в тундре» нен цы: с 1942 г. они призывались в действующую армию, где были меткими снайперами и пулеметчиками, умелыми ездовыми.

Кажется, уже знаем о Великой Отечественной войне все, а память о ней священна и запечатлена. Но вот итоги опроса, проведенного в феврале 2010 г. в рамках агитпробега по Бердюжскому, Казанскому, Сладковскому, Аббатскому, Викуловскому районам и Ишиму, шокировали: из 724 опро шенных 25 % не знают дату начала Великой Отечественной войны, 9 % за труднились назвать День Победы. И действительно, обидно выжившим ве теранам, что в числе освобожденных ими от фашизма стран прозвучали:

Англия, Франция, Италия, Израиль, Кавказ, Грузия, Япония, Австралия, Америка… Выступая на пресс-конференции командир поискового движе ния Тюменской области Артур Ольховский, под руководством которого каждый год в смоленских лесах и новгородских болотах поднимают прах наших солдат и хоронят с воинскими почестями, признался, что он поста рался еще «корректно осветить итоги тестирования», пожалев ветеранов и учителей истории1.

Надо ли объяснять, что вооруженные знаниями о войне из рассказов предков, фильмов, книг молодые соотечественники должны помнить, ка кой ценой досталась Победа нашему народу? Но события трехлетней дав ности в Ишиме показали, что мало некоторые знают, а иные из молодых неофашистов (а может просто неразумных «экстремалов») бравируют куп ленными у местного предпринимателя репликами нагрудных знаков (в ФРГ, заметим, демонстрация жетона с незаклеенной фашистской свасти кой карается штрафом). О бизнесмене, что поставлял «нуждающимся» ко пии почетных знаков Krieqsmarine за потопленные советские суда, – отдельный разговор (его и вели органы правопорядка), но важнее понять, что о подвиге нашего народа важно и нужно вспоминать и говорить посто янно! И тогда никакому семинаристу Галькевичу уже не придет в голову (как 2 года назад в Тюмени) петь «вечную память» казненному в 1946 г. по приговору Военного трибунала атаману Краснову, обучавшему фашистов тактике борьбы с советскими патриотами, среди которых были и русские, и ненцы, и немцы.

Кстати, о неМцах и неНцах. Когда готовился очередной том Большой Тюменской энциклопедии, в рукопись закралась досадная опечат ка: «НеНецкий крейсер «Адмирал Шеер». Ошибку, конечно, исправили!

Да и дело вообще не в национальности: среди российских немцев, совершивших подвиг в годы Великой Отечественной войны, было 11 Ге роев Советского Союза! Был Героем Советского Союза и проложивший вдоль берегов Ямала Северный морской путь Отто Шмидт, в годы войны – вице-президент Академии наук СССР.

Конечно, в Тюменской области, как и по всей стране, практически во всех районах и городах поставлены памятники и обелиски павшим земля кам, изданы Книги Памяти. Да и на Ямале, ставшем частью Арктического фронта, чтут память: в поселках Салемале и Яр-Сале стоят обелиски, где есть и имена не вернувшихся с фронта, в том числе и ненцев;

носит одна из улиц в Панаевске имя пулеметчика Енсу Вануйто;

а в поселке Сюнай-Сале улица названа именем Степана Тадибе. В мае 2005 г. в Новом Порту сила ми ямальских казаков и жителей поставлена самая северная в Тюменском крае православная часовня.

Помнят там и о северных боях – ведь это в нашем крае единственный район, где шли боевые действия. В память о 65-летии гибели каравана и конвоя БД-5 22 июня 2009 г. по инициативе краеведов в Салехарде на пло щади Победы у Вечного огня установлена мемориальная доска, а в октябре того же года на острове Белом поставлен знак в память о том трагическом событии, объявлена Всероссийская акция «Карская экспедиция», в рамках которой уже выявлено более 100 фамилий пассажиров торпедированного немецкой субмариной транспорта «Марина Раскова». Живы и некоторые из спасенных, но, видимо, еще многое предстоит сделать, чтобы подвиги и имена павших были известны. Между тем, в этом году жители Тюменской области подали 104 заявки на поиск родных, пропавших без вести в годы Великой Отечественной войны. Есть в том списке и фамилия моего деда – А.В. Маркадеева, в честь которого ношу имя.

Примечания:

См.: Тереб Н. Как Берлин городом-героем стал… [Текст] / Н. Тереб // Тюмен ские извести. – 2010. 1.10 марта.

И.Б. Гарифуллин Институт гуманитарных исследований Тюменского госуниверситета, г.

Тюмень, Россия.

ЗАМЕЧАНИЯ ВЕТЕРАНА ВОЙНЫ О ФАЛЬСИФИКАЦИИ ИСТОРИИ ВЕЛИКОЙ ОТЕЧЕСТВЕННОЙ ВОЙНЫ Невозможно отрицать, что факты фальсификации исторических со бытий, и особенно тех из них, которые связаны с Великой Отечественной войной 1941-1945 гг., «имеют место быть». Поэтому неслучайно Президен том страны Дмитрием Медведевым подписан указ «О продиводействии попыткам фальсификации истории в ущерб интересам России», создана специальная комиссия, которая будет бороться с фальсификаторами.

В условиях «коррекции» истории в угоду политической конъюнктуре нельзя ждать, когда ученые, историческая наука докопаются до истины.

Пока академики неторопливо дискутируют по той или иной проблеме вой ны, страдает имидж страны. Больно уж много вопиющих моментов подта совки исторических фактов.

Великая Отечественная война 1941-1945 гг. – составная и решающая часть второй мировой войны. Для нашей страны она была освободитель ной и справедливой. Нанеся сокрушительное поражение врагу, советский народ и его вооруженные силы отстояли свободу и независимость своей Родины. Они внесли решающий вклад в победу над фашистской Германи ей и ее союзниками, в освобождение народов Европы от фашистского раб ства, в спасение мировой цивилизации, с честью выполнили свой патрио тический и интернациональный долг. В этом их величайшая заслуга перед человечеством.

Война, развязанная германским фашизмом, принесла народам огром ные разрушения, человеческие жертвы. Естественно поэтому, что люди мира хотят знать правду о войне, о том, как она возникла, кто был ее за чинщиком, какие политические силы ее готовили. Это необходимо для того, чтобы не допустить нового мирового пожара, Это тем более важно, что на Западе все время увеличивается поток литературы, в которой реак ционные авторы преднамеренно фальсифицируют и грубо искажают мно гие факты предыстории и хода минувшей мировой войны.

Военно-историческими службами вооруженных сил США, Японии, западноевропейских стран создано большое количество трудов о Второй мировой войне. Их главной составной частью является серия «Армия США во II мировой войне» (около 100 томов). В Англии основным издани ем такого рода является официальная 80-томная «История II мировой вой ны», подготовленная исторической секцией при кабинете министров Вели кобритании. В Германии издан 10-томный труд «Германский рейх и Вто рая мировая война». В Японии издана 96-томная «Официальная история войны великой Восточной Азии».

В концепции содержащиеся в этих и других официальных трудах данные дополняются, подновляются, но, в конечном счете, повторяются в публикациях большинства историков «второго эшелона», активно исполь зуются буржуазной пропагандой в корыстных интересах.

По каким направлениям в западноевропейской историографии фаль сифицируется история второй мировой войны и ее итоги?

Это, во-первых, снять со стран капитала ответственность за развязы вание Второй мировой войны. Давно бытует на Западе версия о том, что главным и даже единственным виновником войны был Гитлер. В другом случае некоторые историки виновником участия Италии в агрессивном фа шистком блоке считают только одного Муссолини. Фальификаторы исто рии отрицают то, что фашизм был взращен, поставлен у власти и вооружен германским и международным монополистическим капиталом. Они стре мятся завуалировать тот факт, что фашизм – это открытая террористическая диктатура наиболее реакционных кругов монополистического капитала.

Диву даешься: в начале июля 2009 г. произошел очередной «при ступ» антикоммунизма. Участники заседания Парламентской ассамблеи Организации по безопасности и сотрудничеству в Европе (ОБСЕ), которая состоялась в столице Литвы, Вильнюсе, приняли новую антикоммунисти ческую резолюцию под названием «Воссоединение разделенной Европы», в которой под предлогом борьбы с тоталитаризмом коммунизм уравнива ется с нацизмом, ответственность за начало Второй мировой войны возла гается на фашистскую Германию и СССР. 23 августа 1939 г., день подпи сания пакта Молотова – Риббентропа, предложено сделать днем памяти жертв сталинизма и нацизма. «Творцы» скандальной резолюции отмечают, что сталинский и гитлеровский режимы ответственны за геноцид и пре ступления против человечности. Это грубая попытка переписать историю и отрицание огромного вклада Советского Союза в победу над нацизмом.

Считая главным и даже единственными виновниками в развертыва нии Второй мировой войны Германию и Советский Союз, западно-евро пейские военные службы и историки молчат о своем «вкладе» в начале этой большой трагедии. В годы войны в Германской промышленности ра ботало 7,5 млн. иностранных рабочих, в военную экономику стран агрес сии было вложено 90 млрд. золотых долларов США. Включены были в во енную мошь Германии ресурсы других Европейских стран. Например, только заводы Чехословакии могли обеспечить военной техникой 50 диви зий. Фашистская армия использовала оружие, боеприасы и снаряжения чехославацких, 92 французских, 12 английских, 22 бельгийских, 18 гол ландских, 6 норвежских дивизий. Американская авиационная фирма «Эйр крафт-корпарейшин» всего за 8 месяцев 1934 г. увеличила, по сравнению с 1933 г., экспорт своей милитаристской продукции в Германию в 6,4 раза для подготовки фашистской войны в воздухе и т.д.

И в настоящее время всем известно об участии Вооруженных Сил США в военных операциях по всему миру. Об этом президент Б.Обама не давно сам уведомил членов конгресса США, выполняя требования Закона о военных полномочиях.

Злостные домыслы реакционных историков сконцентрировались в легенде о «превентивной войне» фашисткой Германии против СССР. Ее усиленно пропагандировали многие гитлеровские генералы в мемуарах, посвященных Второй мировой войне. Эту же легенду используют в своих трудах американские и японские историки. Учеными и военноначальника ми нашей страны много сделано для разоблачения легенды о «превентив ной войне». Этому способствовали извлеченные из немецких архивов многочисленные документы, раскрывающие тайную подготовку вермах том нападения на СССР, детальную разработку плана «Барбаросса».

Вторым направлением, по которому западноевропейская пропаганда фальсифицирует историю Второй мировой войны и итоги победы, являет ся преуменьшение вклада СССР в разгром фашистско-милитаристского блока и, напротив, преувеличение вклада западноевропейской антигитле ровской коалиции, прежде всего США. Американские авторы именуют Со единенные Штаты не иначе, как «архитектором победы», «державой № 1», «старшим партнером» и т.д. При этом они уверяют, что без СССР союзни ки разгромили бы фашизм.

Чтобы доказать решающую роль США в победе над фашистскими бло ком, реакционные исследователи ссылаются обычно на их большой военно промышленный потенциал, в частности, на американские поставки в СССР.

Конечно, такая помощь имела определенное значение. Однако в об щем балансе материально-технических средств, привлеченных нашей стра ной в ходе войны, удельный вес ее был невелик. Из США и Англии было доставлено, например, 400 тыс. автомашин, 18,7 тыс. танков, 9,6 тыс. ору дий. Это составило 4 % по отношению к общему военному производству СССР. Доля присланного союзниками зерна равнялась 1,6 % относительно отечественных заготовок. В стоимостном выражении все американские по ставки в СССР составляли всего 3,5 % от военных расходов США во время Второй мировой войны.

Следовательно, поставки союзников не могли оказать и не оказали решающего влияния на уровень военных усилий СССР. Не американским и не английским оружием громила Красная Армия немецко-фашистских захватчиков, а отечественным, изготовленным советскими людьми на на ших предприятиях.

Победа над фашистской Германией и ее созниками была одержана совместными усилиями стран антигитлеровской коалиции – СССР, Ан глии, США, Франции Китая и других государств. И все-таки главную тя жесть войны с германским фашизмом вынесли Советский Союз и его Во оруженные силы.

На советско-германском фронте враг потерял 80 % личного состава, около 70% самолетов, до 75% танков, артиллерийских и штурмовых ору дий от общего числа потерь на всех фронтах Второй мировой войны. Урон в личном составе гитлеровской армии на восточном фронте был в четыре раза больше, чем на западноевропейском и средиземноморском вместе взя тых, а по числу убитых и раненых – в шесть раз. Известны слова президен та США Ф. Рузвельта, высказанные еще 6 мая 1942 г.: «С точки зрения большой стратегии… трудно уйти от того очевидного факта, что русские армии уничтожают больше солдат и вооружения противника, чем все остальные 25 государств Объединенных Наций, вместе взятых».

Умалению вклада СССР в победу над фашизмом служат также по пытки зарубежных историков принизить уровень военного искусства и мо рально-политического потенциала Советского государства. Широко осве щая в книгах, кино, радио и телепередачах действия английских войск в Северной Африке или американских морских пехотинцев на Тихом океане, они отодвигают на второй план события на советско-германском фронте, где решались судьбы человечества.

Советское военное искусство в годы войны убедительно проде монстрировало свое превосходство над военным искусством фашистских агрессоров, имевших самую мощную военную машину капиталистическо го мира того времени. Именно под Москвой противник потерпел первое крупное поражение во Второй мировой войне. Здесь был развеян миф о не победимости фашистской армии, навсегда похоронен гитлеровский план молниеносного разгрома нашего государства. С величайшим военным ис кусством при относительном равенстве сил и средств советские войска провели операцию на сокрушение и уничтожение 330-тысячной группи ровки под Сталинградом. Победа на берегах Волги явилась триумфом со ветского военного искусства. Она привела к коренному перелому не толь ко в Великой Отечественной, но и во всей Второй мировой войне. Под Курском был окончательно сломлен становой хребет гитлеровской Герма нии и завершен коренной перелом в ходе войны.

Советские войска громили врага как на своей земле, так и за ее пре делами. Особенно большую помощь они оказали народам Центральной и Юго-Восточной Европы. Советские войска освободили 11 стран Европы общей площадью 1 млн. кв.км с населением 113 млн. чел. и частично две страны Азии. (Китай и Корею) общей площадью 1,5 млн. кв.км с населени ем свыше 70 млн. чел. В этих великих освободительных походах участво вало 8,5 млн. наших бойцов и командиров.

Эти исторические заслуги Советской Армии не по нутру нынешним ястребам в США и НАТО.

Г.С. Зайцев Институт гуманитарных исследований Тюменского госуниверситета, г.

Тюмень, Россия.

К.И. Зубков Институт истории и археологии Уральского отделения Российской Акаде мии Наук, г. Екатеринбург, Россия.

А.П. Ярков Институт гуманитарных исследований Тюменского госуниверситета, г.

Тюмень, Россия.

ВОЕВАВШИЙ ЯМАЛ (о неНцах и неМцах)* В живых в Ямало-Ненецком автономном округе осталось несколько сотен фронтовиков. Несколько больше тех, кто считается ветеранами вой ны – не принимавшие участия в боях, но самоотверженно трудившиеся в тылу, в том числе и жители Севера. Были среди них и свои герои: только за три дня сентября 1941 г. жители Салехарда собрали 500 теплых вещей и около 1 000 руб.;

в первый год войны ненцы Южно-Ямальского Совета сдали 596 оленей (пригодившихся в качестве транспорта на Карельском фронте и на базах Северного флота);

колхозник артели имени Ленина Ва нуйто внес в январе 1943 г. на строительство танковой колонны «Омский колхозник» 10 300 руб.;

семерых сыновей отправила на фронт азовчанка Мария Фирсова. На памятнике в селе Мужи из упомянутых трехсот два дцати пяти погибших земляков фамилия Конев повторяется пятьдесят один раз. Не «отсиживались в тундре» ненцы: с 1942 г. они призывались в действующую армию, где были меткими снайперами и пулеметчиками, умелыми ездовыми.

И все-таки есть в истории округа подлинно боевые страницы, по скольку он стал правым флангом Арктического фронта (что опровергает суждение красноярцев, что только их край был единственным регионом за Уралом, где шли боевые действия)1. Бойцами этого фронта стали команды морских судов, летчики полярной авиации, работники метео- и радиостан ций, тундровики. И спустя десятилетия вскрываются новые детали, а за ними – подлинно трагическая и одновременно героическая история, участ ники которой живут рядом с нами. Есть и материальные свидетельства: в музеях Ямальского (передано А. Няруй) и Пуровского районов хранятся пуговицы (украшает ненецкую куклу), вполне с мирным якорем, но пугаю щей надписью на обороте: «Kriegsmarine. 19 JFS 42»2, в 2000 г. на 71-й ши роте и 20-22 восточной долготы в районе реки Ер Хасуй Яха (недалеко от места каслания Яунгад Вэсако, о котором еще пойдет речь) нашел Василий Вануйто почти развалившийся оцинкованный ящик с надписью «Nrnberg», в котором лежали боевые патроны. О том, как попали гер манские пуговицы 1942 г. и патроны на Ямал, остается только догадывать ся. Любопытны и легенды, бытующие среди кочующих вдоль побережья оленеводов (услышанные одним из авторов статьи еще в детстве – 45 лет назад), хотя не всем из них стоит доверять: история о том, что гитле ровский самолет разбился на озере Ярато – ложь, также как информация о найденных бойцами НКВД немецких автоматах3.

О том как «Ленин» и «Сталин» помогли пирату Театр боевых действий Второй мировой войны уже за год до июня 1941 г. захватил Советскую Арктику, знакомую морякам и летчикам Германии еще с довоенного времени, когда убаюканные разговорами о мирном характере исследований власти СССР разрешили им проходить (или пролетать, как дирижаблю LZ-127 «Граф Цеппелин» в 1931 г.)4 по трассе Северного морского пути (СМП). Еще страшнее (иначе не скажешь), что в 1940 г. по секретному соглашению с СССР этой трассой прошел в сопровождении советских ледоколов германский вспомогатель ный крейсер «Коmetа», замаскированный под торговое судно «Donau» 5. августа он взял на борт двух лоцманов, оставленных ледоколом «Ленин».

«Коmetа» вышел в акваторию Карского моря. Самостоятельно пройдя миль свободной водой, крейсер столкнулся со сплошными льдами и после безуспешных 4-часовых поисков прохода вернулся в район Маточкина Шара. Слишком поздно советская сторона поняла, зачем гидросамолет с корабля «Аrado-196» летал над Карским морем, а команда проводила не санкционированные высадки на сушу. 19 августа капитан Р. Эйссен все же провел крейсер «Коmetа» через тающие льды Карского моря. Самое удиви тельное (и вероломное), что, разведав ледовую обстановку и ситуацию в портах, после ремонта в бухте Анадырь, крейсер неожиданно появился в Тихом океане, «скинул овечью шкуру» и потопил шесть английских судов общим водоизмещением около 43 000 тонн!6 Однако, главным приобрете нием гитлеровцев от прохода крейсером «Коmetа» СМП, несомненно, яв лялась ценнейшая развединформация, облегчившая в дальнейшем опера ции Kriegsmarine (военно-морских сил) в Арктике. Неслучайно, информа ция о походе крейсера являлась засекреченной и впервые была обнародо вана только в апреле 1943 г. в газете «Hamburger Fremdenblatt».

Где должны были проходить границы Германии СССР в полной мере осознал всю опасность ситуации (для себя и союзников) лишь в 1941 г., когда трасса СМП стала стратегически важной:

по ней направлялась часть грузов союзников, снимая нагрузку с Транссибирской железнодорожной магистрали. СМП являлся единствен ной «дорогой жизни», связывавшей северные районы страны. Поэтому августа 1941 г. была создана Беломорская военная флотилия (БВФ) с глав ной базой в Архангельске, а операционная зона флотилии на востоке до стигала западной части Карского моря. К концу сентября 1941 г. в состав БВФ входили 2 эсминца, 1 сетевой и 3 минных заградителя, 4 сторожевых корабля типа БТЩ, 13 сторожевых кораблей и 20 тральщиков (в основном переоборудованные рыболовецкие траулеры), 35 сторожевых катеров, катеров-тральщиков, 5 речных тральщиков. Это были основные эскортные силы конвоев. В состав флотилии входили также 2 ледокола и 7 ледоколь ных пароходов, 5 санитарных транспортов, 3 плавбазы и 2 спасательных судна. БВФ была придана авиагруппа разведки, барражировавшая и над Карским морем7. Авиация Северного флота насчитывала 116 самолетов, преимущественно устаревших типов, а аэродромная сеть была чрезвычайно редкой8. Большие надежды возлагались на переоборудован ные самолеты полярной авиации, но им трудно было вести разведку, и ча сто приходилось вступать в бой, не имея соответствующего вооружения.

В состав конвоев приходилось включать корабли (военные) и суда (гражданские) с различным водоизмещением, скоростью, маневренными качествами, что осложняло охранение. Большинство было слабо вооружен ными, тихоходными, с истощенным моторесурсом, что снижало оборачи ваемость транспортов и боевых кораблей9. Как показали дальнейшие собы тия, этих сил было явно недостаточно для полноценной обороны аквато рии. Отрицательно на эффективность конвойных операций сказывалось от сутствие должного взаимодействия между командованием Северного фло та и начальником Главного управления СМП при СНК СССР, уполномо ченным ГКО по перевозкам на Севере Иваном Папаниным, который наста ивал на оперативном подчинении всех военных кораблей и гражданских судов в Карском море. В результате это море так и не было объявлено рай оном боевых действий10. Между тем ситуация восточнее оперативной зоны БВФ была еще сложнее: база на Диксоне состояла из нескольких переобо рудованных ледоколов, транспортных судов. Противостоять нападениям гитлеровцев было очень сложно, т.к. они, как и полярные станции, почти не имели вооружения.

Между тем у противника были разработаны стратегические планы:

еще в сентябре 1941 г. нацистское руководство продолжало планировать операции по блокированию путей сообщения СССР с Англией и Америкой захватом Мурманска, а импорт из США через Владивосток – путем давле ния на Японию11;

в январе 1942 г., подписав соглашение, Германия, Италия и Япония разделили свои интересы по меридиану Омска. Армейская груп па военно-экономического планирования (WRA) перед подписанием этого соглашения настаивала на другой демаркации: для «сохранения органиче ской целостности» экономических единиц и обеспечения в будущем «луч ших восточных границ» для Рейха предлагалось провести линию разграни чения немецких и японских интересов по течению Енисея 12. Так что прене брегать опасностью с северного фланга никто из советского военного ру ководства не стал. Были извещены о потенциальной опасности и руководи тели прибрежных районов, работали и органы НКВД (не стоит очернять всю их разнообразную деятельность).

Как тыл стал фронтом В директиве германского ОКВ от 21 июля 1942 г. подчеркивалось, что наступление вермахта нацелено на то, чтобы отрезать Советский Союз «от Кавказа и, следовательно, от основных источников нефти», находится в непосредственной связи с другой фланговой стратегической задачей – «отрезать также северную линию снабжения, соединяющую Советский Союз с англосаксонскими державами»13. Таким образом, важнейшим усло вием быстрого сокрушения СССР нацистское командование считало уста новление плотной транспортно-экономической блокады СССР по всему периметру его границ, включая районы Крайнего Севера 14. И если в нави гацию 1941 г. арктические конвои не понесли потерь (тогда из Белого моря в Арктику проследовало 43 конвоя с 113 транспортами), то в разгар боев под Сталинградом гитлеровское руководство как составную часть своего плана военной кампании 1942 г. рассматривало вывод из строя СМП. По признанию Ивана Папанина, многие сотрудники Главного управления СМП не верили, что враг сможет действовать на арктических коммуника циях столь активно и дерзко15.

Задача облегчалась для гитлеровского командования тем, что снаб жение и вывоз продукции из портов Арктики проходили в сжатые сроки навигации (с июля по октябрь), а объемы перевозок по трассе СМП были значительными. Поэтому срыв навигации в северных морях путем пират ского уничтожения транспортов, кораблей охранения и полярных станций, а в случае необходимости, высадки десантов в стратегических точках по бережья Карского моря (порты, базы, стоянки судов) считался достаточ ным для блокирования стратегического маршрута.

Выполняя «сверхзадачу», с лета 1942 г. Kriegsmarine прорывались в Карское море, совершая пиратские нападения на пассажирские, транспорт ные и рыболовецкие суда, а гросс-адмиралы Карл Дениц и Эрих Редер отдали приказ их топить (за что в 1946 г. осуждены Нюрнбергским трибу налом). По свидетельству Деница, на Северном морском театре в 1942– 1945 гг. действовало в разное время от 9 до 30 субмарин 16. Печально из вестна судьба конвоя PQ-17, где лишь 14 судов (из 37) спаслись, укрыв шись у берегов Новой Земли17. Представляли опасность германские крей сера и субмарины не только для пассажирских и транспортных судов, но и для кораблей Тихоокеанского флота, перебазировавшихся в Баренцево море по трассе, проложенной ледокольным пароходом арктического типа «Александр Сибиряков» (именно на нем Отто Шмидт в 1932 г. прошел без зимовки от Архангельска до Берингова пролива).

В середине августа 1942 г. командование Kriegsmarine приняло ре шение о направлении в Карское море «карманного» линкора «Адмирал Шеер»18 и крейсера «Адмирал Лютцов», которые под прикрытием «вол чьей стаи» пяти субмарин (U-251, U-255, U-456 и уже действовавшие к этому времени в советских северных водах U-209 и U-601) должны были стать главной ударной силой в операции по блокированию трассы СМП.

Разработанная в штабе группы морского командования «Норд» операция получила кодовое наименование «Wunderland» (Страна чудес). К проведе нию операции гитлеровцев подтолкнула полученная от японской разведки информация о проходе через Берингов пролив большой группы советских военных кораблей и торговых судов со стратегическими грузами. Из-за по вреждения корпуса «Лютцов» не принял участия в операции, поэтому августа 1942 г. из Нарвика в направлении северной оконечности Новой Земли вышел только «Шеер»19, ставший причиной первого боевого сраже ния в акватории Ямала.

О героизме и коллаборационизме 20 августа субмарина U-601, встретившись с линкором в районе м. Желания (Новая Земля), отправилась на юг для выяснения ледовой об становки вблизи островов Белый и Диксон. В это время у острова Белый заняла позицию для атак и U-251.

Относительно результатов действий линкора в западной историогра фии отмечаются явные преувеличения: Ф. Руге, например, писал, что «Шеер» «потопил большой русский ледокол и несколько других кораблей»20. Ледокол «Александр Сибиряков» вряд ли мог быть отнесен к крупным судам21, но именно он 25 августа 1942 г. в районе острова Белуха вступил в бой с линкором, пиратски закамуфлированным под амери канский транспорт. Капитан Анатолий Качарава не поверил призыву: «Со общите состояние льда в проливе Вилькицкого», как и информации о на звании корабля – «Тuskalusa»: хищный силуэт боевых надстроек никак не походил на абрис союзного транспорта. Капитан линкора В. Меенд сен-Болькен понял, что обман разгадан, и приказал поднять штандарт со свастикой, а советским морякам – сдаться, спустив флаг. Ледокол, воору женный лишь двумя 76-мм кормовыми орудиями и двумя 45-мм пушками на носу, не был опасен, а вот его офицеры и штабные карты с гидрологиче ской обстановкой представляли стратегический интерес для развертываю щейся операции «Wunderland».

Качарава отправил радиограмму на Диксон, а экипажу приказал открыть огонь по крейсеру. Бой был заведомо «не на равных»: уже после первых залпов тяжелых орудий на «Сибирякове» вспыхнул пожар, а для предпринятого тарана недоставало хода: корабль стал тонуть, но на флаг штоке вздрагивал израненный осколками военно-морской флаг... Экипаж «Сибирякова» повторил подвиг легендарного крейсера «Варяг». По мор ским правилам, если флаг не спущен, то судно не считается плененным.

Экипаж ледокола не спустил флаг, а предпочел открыть кингстоны и по гибнуть непобежденным. Корабли, как и люди, погибают, или сдаются в плен. Оставшиеся в живых члены экипажа и пассажиры перебрались на шлюпки. Именно там боцман «Сибирякова» Павловский снял с тяжелора неного Качаравы китель и объявил: «Документы уничтожены. Капитана с нами нет!» Отказавшихся подняться на борт катера и, соответственно, сдаться в плен, гитлеровцы расстреляли. Пленных непрестанно допраши вали, но военные секреты никто не выдал22.

Не удалось «Шееру» прервать и работу порта Диксон, сковать грузо перевозки, уничтожить полярные станции. Вот что вспомнил живущий ныне в Тюмени ветеран войны Василий Белоусов:

«Работая радистом на фактории Напалково Тазовского района, до велось быть косвенным свидетелем, когда немецкое военное судно разбом било радиостанцию и ряд других объектов на острове Диксон. Дело было так: стоял теплый солнечный день. Я вышел на крыльцо покурить, слу шая радиовещание с Диксона. Вдруг в передачах произошел какой-то сбой, умолк диктор, потом сообщил, что передача прекращается по техпричи нам… Что произошло… узнал гораздо позднее. Радио Диксона я снова услышал, уже работая в Тамбее».

Атака рейдера на порт Диксон получила отпор со стороны береговой батареи 152-мм орудий и пушек «Дежнева». Как и «Сибиряков», пароход «Дежнев» и артиллерийская батарея Николая Корнякова сорвали планы гит леровцев: «Шеер» убрался из устья Енисея. Возможно линкор, как и гитле ровские субмарины, заходил в русла рек и ручьев Ямальского и Гыданского полуостровов – экипажу была нужна питьевая вода – до ближайших баз Krieqsmarine несколько тысячи миль. Вероятно, случались и встречи неНцев с неМцами23. Как не странно, но на основании слухов о тех встречах НКВД обвинило тундровиков в коллаборационизме. Якобы поэтому «случилась» в 1943 г. т. н. «Мандала» – ненецкое восстание, направленное против совет ской власти, когда (предположили органы) восставших обещали поддер жать Kriegsmarine. Иные исследователи считают «Мандалу» провокацией руководства НКВД, направленной лишь на закрепление позиций власти на Ямале, т.к. ненцы никак не могли быть союзниками гитлеровцев: их десан тирование в бездорожье тундры вообще бессмысленно. Не могли фашисты найти поддержки даже у оказавшихся за Полярным кругом «врагов совет ской власти»: ощущая угрозу для Родины, и бывшие сосланные кулаки сра жались на фронте, а двое из них, Иван Корольков и Анатолий Зверев, даже стали Героями Советского Союза. Здесь есть повод для размышлений о том, что различные части социума и власть перед лицом общей, вполне реальной угрозы, «забывают» (хотя бы на время) об идейном различии, а приобретен ный в предшествующие годы опыт толерантности стал «цементом» для сов местного сопротивления врагу. Военно-патриотический опыт сибиряков востребован и сегодня, когда иные силы пытаются разделить нас по этниче скому или конфессиональному признаку...

После этого рейдер отошел на север, двинулся в направлении Земли Франца-Иосифа и уже 30 августа 1942 г. достиг Нарвика.

Благодаря стойкости и героизму советских моряков и полярников операция «Wunderland» не достигла целей. Еще до отправки «Шеера» в со ветские воды штаб Kriegsmarine планировал следом провести вторую опе рацию в Карском море, получившую кодовое наименование «Доп пельшлаг»: уже 3 сентября 1942 г. предполагалось в сопровождении трех эсминцев отправить туда на 2-3 дня крейсеры «Адмирал Шеер» и «Адми рал Хиппер» с тем, чтобы нанести новые внезапные удары по советскому судоходству. «Шеер» имел задание нападать на торговые суда в районе между архипелагом Норденшельда, островом Диксон, устьем Енисея и за ниматься обстрелом побережья. «Хипперу» предписывалось оперировать в устье Оби и в западной части Карского моря. Однако по итогам операции «Wunderland», учитывая трудности навигации и разведки во льдах, гер манское командование отказалось от проведения операции «Доппельшлаг». Но прорыв «Шеера» в акваторию Карского моря и дей ствия здесь германских подлодок обнаружили серьезную уязвимость со ветских арктических маршрутов.

В 1942 г. противник ограничился нападением субмарин на полярные станции (Ходовариха, остров Уединения). 23 июля 1943 г. при осуществле нии операции по переводу речных буксирных судов из Печоры в Обскую губу у пролива Югорский Шар на донной мине подорвался флагманский тральщик Т-5825, знаменуя переход противника к тактике массированной минной войны. В Карском море мины у острова Диксон, а в Обской губе 20 августа 1943 г. U-639 выставила 24 мины. По данным Л. Пиллара, на следующий день она была торпедирована северо-восточнее Новой Земли советской субмариной С-101. Это была единственная германская подлод ка, достоверно уничтоженная советской лодкой в 18-ти боестолкновениях между подводными кораблями с одинаковым вооружением26.

Германские подлодки продолжали пиратскую охоту: 1943 г. был от мечен гибелью нескольких судов, а активность противника и минная опас ность оставались серьезной угрозой советскому арктическому судоходству в Карском море. Несмотря на это, движение грузов по СМП существенно возросло: было перевезено 434 тысячи тонн различных грузов, существен но улучшилось боевое охранение судов и действия советских подлодок.

В августе 1944 года...

...произошла новая трагедия. Тогда на западе закончилась операция «Багратион», советские и польские части вошли в Польшу. Успешно про двигалась линия фронта и на южном фланге. На севере наши войска вышли на советско-финскую границу. Но фашистская Германия продолжала сопро тивляться, а иногда и контрнаступать, прорываясь вглубь советской терри тории: в Карское море направляются 11 субмарин, вооруженных новинками – бесследными акустическими электроторпедами, самонаводящимися на шум винтов. Цель их похода, по мнению командующего Северным флотом адмирала Арсения Головко, – создать на арктических коммуникациях напряженную обстановку, отвлекая советские военно-морские силы, пред назначенные для поддержки готовящегося сухопутного наступления на лап ландскую группировку. Одна вражеская подлодка даже прорвалась в Обскую губу, дойдя до фактории Дровяная, но опровергнем мнение, что ее экипаж совершил нападение на факторию27, захватив провиант, – этого не было.

А вот о высадке немцев сведения правдоподобны. Василий Белоусов вспоминал:

«… радиограмму с сообщением о том, что подлодка заходила в реч ку Дровяная, приносил лично секретарь райкома партии Сидоров Георгий.

Адресовалась она в Салехард окружкому партии. Это было, вероятно, в 1944 г., видимо, – вторая половина года. Точно не помню. Радиограмму передавал лично сам».

Есть и крайне важные свидетельства оленевода Вэсако Яунгада о со бытиях на берегу Карского моря, где он постоянно каслал:

«Как-то осенью увидели, что из воды появляется чудовище вроде большого корабля. Потом лодка. В нее сели три человека и направились к берегу. Мы все перепугались, побежали из чумов прятаться по оврагам.

Убежали все, кроме ребенка шести лет. Тот хромой был, бегать быстро не мог, залез в бочку, на дне которой лежала соленая рыба. Из оврага нен цы наблюдали за пришельцами. Видят, те вышли из лодки, аккуратно все осмотрели, заглянули в чумы, бочки, обнаружили спрятавшегося мальчи ка, вытащили его оттуда, стали угощать конфетами».

Германские подводники жестами объяснили, что нужны рыба и мясо.

Взамен предлагали конфеты, чай, сигареты, галеты, тогда как ненцам нужна была махорка (вряд ли чужеземцы знали это слово). Вскоре пришельцы от правились восвояси. Есть версия, что данная субмарина и торпедировала транспорт «Мария Раскова». Проверить воспоминания невозможно, как не льзя, полагаем, с позиций сегодняшних знаний о войне отнести контакты ненцев с немцами к коллаборационизму. И в зоне оккупации НАШИ люди были вынуждены менять хлеб на соль и (с опасностью для немецких солдат) медикаменты, чтобы спасти близких или раненых советских солдат. Да и вряд ли связывали оленеводы неведомых им моряков с фашистами.

Не соответствуют фактам информация, что германской подлодкой был потоплен флагман Нижне-Иртышского пароходства буксир «Анастас Микоян»28, счастливо плававший и в послевоенные годы. Под командова нием капитана И.А. Медведева «Микоян» в навигацию 1944 г. доставил грузовые баржи из Салехарда в Обскую губу. Буксир благополучно при был в Нарьян-Мар, чтобы в составе конвоя ВА-7 перебазировать с Печоры в Обскую губу караван речных судов. Под прикрытием тральщиков и двух летающих лодок «Каталина» капитан, совершая противолодочные зигзаги и преодолевая минные заграждения, благополучно доставил в Обскую губу семь судов (включая 4 речных буксирных парохода и 2 земснаряда). Затем «Микоян» совершил поход на полярные станции на Диксон и Новую Зем лю. Попытки вражеских подводных лодок потопить пароход были, но не увенчались успехом, т.к. экипаж, изменяя маршрут, благополучно завер шил плавание. На обратном пути он провел на Ямал караван судов для речников Нижне-Иртышского пароходства. Лишь во второй половине октября 1944 г. «Микоян» во главе каравана речных судов вышел из Сале харда и благополучно прибыл в Омск, пройдя за одну навигацию около тысяч километров29. И это тоже подвиг, достойный памяти, хотя никто не погиб, а буксир счастливо плавал и в послевоенные годы.

Можно ли было избежать жертв и трагедий?

Конечно, Северный флот «не дремал»: по опыту первых морских сражений в 1944 г. в составе Беломорской флотилии была сформирована Карская (остров Диксон) военно-морская база30, велся активный поиск вра жеских кораблей, была уничтожена фашистская субмарина «U-362», воз можно, та самая, что ставила мины в фарватере Обской губы.

Более четко идентифицировали чужаков жители Нового Порта, что расположен почти в устье Оби, также видевшие подводную лодку и соотне ся ее появление с радиоинформацией. У воинского героизма есть, иногда и, к сожалению, «оборотная сторона медали» – безответственность командиров.

8 августа 1944 г. караван снялся с якоря в Северодвинске и направил ся на восток, в порты моря Лаптевых, где предполагал высадить смену зи мовщиков – 354 чел. (среди них 116 женщин и 20 детей), сдать 6 310 тонн продовольствия и технического груза. В дополнении к 51 члену экипажа на борту «Марины Расковой» (построенный в США пароход «Iron Klend»

был передан СССР по ленд-лизу и переименован в честь легендарной со ветской летчицы-штурмана – Героя Советского Союза, командира женско го бомбардировочного полка, погибшей в 1943 г. ) находилось лишь краснофлотцев (сигнальщик и зенитчики), так что судно оставалось гра жданским. Уже через 4 дня судно достигло острова Белый и радировало на Диксон о скором прибытии. Оттуда пришло сообщение о фашистской суб марине, и, учитывая ситуацию, командир конвоя БД-5 А. Шмелев решил держаться на мелководье. Это и погубило караван.

Возможно, те радиограммы перехватила «U-365», а доселе благопо лучное плавание, очевидно, ослабило бдительность вооруженных пушками и бомбометами советских тральщиков сопровождения: «Т-114», «Т-116», «Т-118» (получены из США по ленд-лизу), потому как события вечера и ночи 12 августа оказались неожиданными, а результат – трагическим.

Взрыв (полагают, торпеды) был настолько сильным, что мешки с мукой, находившиеся в трюме транспорта, выбросило через пробоину на палубу и в море (их в 1953 г. находили оленеводы на берегу)31. Панику пассажиров удалось прекратить – тральщики направились на помощь. Но когда флаг ман конвоя «Т-118» приблизился, то в его кормовой части раздался взрыв:

другая немецкая торпеда сделала свое черное дело. Экипаж тральщика до последней минуты не сходил с боевых постов, а когда поступил приказ об эвакуации, штурман, старший лейтенант Алексеев, и матрос Михайлов отказались покинуть корабль, погибнув вместе с ним... Это право моряков!

Экипажи «Т-114» и «Т-116» пришли на помощь пассажирам «Мари ны Расковой», но тут руководивший с катера эвакуацией капитан 3-го ран га Белоусов заметил в 30-40 кабельтовых перископ подводной лодки, для маскировки – под парус – накинутый брезентом. Белоусов решил преду предить командира тральщика «Т-116» В. Бабанова и обрубил канат, свя зывающий катер с кунгасом. Нам трудно понять поступок Бабанова (оста вившего кунгас с очередной, но не спасенной партией пассажиров транс порта), не приняв во внимание все обстоятельства: на тральщике уже нахо дилось 176 зимовщиков, и, оставшись в зоне действия вражеской подлод ки, спасти их, возможно, не удалось бы. Лишь спустя время решение Баба нова был признано оправданным.

Между тем надвинулись ночные сумерки, и под их прикрытием всплывшая «U-356» нанесла новый удар по державшейся еще 6 часов на плаву «Расковой». Судно переломилось и пошло ко дну. Туда же в четыре минуты отправился и «Т-114».

Известие о разыгравшейся трагедии подняло среди ночи командова ние флота и штаба морских операций Главсевморпути, направивших в рай он гибели корабли и самолеты, но нелетная погода и туман смешали пла ны. Лишь 15 августа туда вернулся тральщик «Т-116», но никого не нашел, а 17 августа удалось обнаружить лодку с 18 людьми, которых быстро эва куировали. Замеченным в море другим шлюпкам были сброшены с само лета продукты и теплая одежда. Последнюю группу живых (сидевших в кунгасе на трупах друзей и родных) отыскал 23 августа летчик полярной авиации Матвей Козлов: поскольку поднять в воздух всех найденных пас сажиров оказалось невозможно. Он 60 миль в течение 12 часов рулил на гидросамолете до берега, но вывез всех. Всего было спасено 256 чел. из 618, находившихся в караване: холодные воды Ледовитого океана и фа шистские стервятники сняли свой «урожай», а сама трагедия у острова Бе лый наглядно показала, насколько трудно было противопоставить внезап ным нападениям врага эффективную оборону даже на заключительном этапе войны, а неумелые действия командиров советских тральщиков не смогли обеспечить транспорту надежную противолодочную защиту.


Когда был закрыт Арктический фронт И все-таки жертвы были не напрасны: уже 25 августа правительство Финляндии, поняв бесперспективность ситуации и признав непобедимость советского народа, объявило о начале переговоров по перемирию, спустя дней выйдя из войны. Фашистам лапландскую группировку пришлось спешно эвакуировать (ныне в Лапландии базируется только Санта Клаус), а в Норвегии – сворачивать форпосты – Krieqsmarine ушли из северных широт.

Всего же за четыре навигации по трассе СМП из Тихого океана в Ба ренцево море было проведено 199 советских и иностранных транспортов с военными грузами. По подсчетам недавно ушедшего из жизни ветерана войны Юрия Прибыльского в арктические порты было перевезено в общей сложности 7 953 тысяч тонн грузов и 14 369 пассажиров32.

Лишь 5 июня 1945 г. в советском секторе Арктики была отменена си стема конвоев, началось возвращение пароходствам и ведомствам судов, мобилизованных в состав Северного флота. В арктических водах велось разминирование, хотя еще несколько месяцев после окончания войны пла вания гражданских судов в Карском море и Обской губе были разрешены только по установленным фарватерам33. Михаил Броднев вспоминал, что к осени 1945 г. закрытие для плаваний судов северной части Обской губы (севернее Се-Яхи) из-за минной опасности создало чрезвычайно сложную ситуацию со снабжением продовольствием факторий Тамбей и Дровяная.

Для того чтобы срочно доставить грузы в Тамбей и эвакуировать с севера Ямала около 200 чел., потребовалось осуществить рискованную спасатель ную операцию с использованием мелкосидящего катера34.

В целом же опыт, извлеченный из военных событий на морских ком муникациях западного сектора Арктики, имел важные последствия для дальнейшего развития Ямало-Ненецкого округа. С конца 1940-х гг. значе ние округа уже осмысливается не только в экономических, но и в геостра тегических категориях – с ясным сознанием того, что север Ямала имеет «стратегическое значение, как часть северной границы нашей страны» 35.

Война показала стратегическую уязвимость арктического побережья Рос сии, трудность его защиты при недостаточном развитии здесь транспорт ной и военной инфраструктур. В условиях начинавшейся «холодной вой ны» это стало одной из сильнейших мотиваций для разработки проектов создания военно-морского порта в Обской губе (в районе мыса Каменный) и прокладки Полярной железной дороги.

Память о войне сохранена: события в Арктике (хотя и поверхностно, с ошибками) отражены в энциклопедиях, изданы Книги Памяти. В пос. Са лемале и Яр-Сале стоят обелиски, где есть и имена не вернувшихся с фронта, в т.ч. и ненцев;

носит одна из улиц в Панаевске имя пулеметчика Енсу Вануйто;

а в пос. Сюнай-Сале улица названа именем Степана Тадибе.

В мае 2005 г. силами ямальских казаков и жителей поставлена в Новом Порту самая северная православная часовня. В память о 65-летии гибели каравана и конвоя БД-5 22 июня 2009 г., по инициативе краеведов в Сале харде на площади Победы у Вечного огня установлена мемориальная дос ка, а в октябре того же года на острове Белом поставлен знак в память о том трагическом событии, объявлена Всероссийская акция «Карская экспе диция», в рамках которой уже выявлено более 100 фамилий пассажиров торпедированного немецкой субмариной транспорта «Раскова». Живы и некоторые из спасенных.

Кстати, о неМцах и неНцах: когда готовился очередной том Большой Тюменской энциклопедии, в рукопись закралась досадная опечат ка: «НеНецкий крейсер «Адмирал Шеер». Ошибку, конечно, исправили!

Да и дело вообще не в национальности: среди российских немцев, совершивших подвиг в годы Великой Отечественной войны, было 11 Ге роев Советского Союза! Был Героем Советского Союза и проложивший вдоль берегов Ямала Северный морской путь Отто Шмидт, в годы войны – вице-президент Академии наук СССР. Но это уже другая история...

Примечания:

* Статья написана при поддержке Правительства Тюменской области (Госзаказ ГСЦ 10/1. Государственное задание № 04).

См.: Красноярье: пять веков истории : учеб. пособие по краеведению [Текст]. – Ч. II. – Красноярск, 2006. – С. 93.

Изготовитель пуговицы – JFS – «фабрика Йозефа Файкса и сыновья»

См.: Дымов В. как немецкие пуговицы появились в ямальской тундре [Текст] / В. Дымов. // Тюменские ведомости. – 2010. – 27 февраля.

За 105 летных часов с дирижабля был обследован маршрут длиной 10 079 км, произведена аэрофотосъемка Новой Земли, важнейших проливов, Диксона, Северной Земли, сделано 90 замеров магнитных напряжений, масса других наблюдений и иссле дований. Пообещав предоставить результаты аэросъемки, нацисты заявили, что фото пластинки засветились. Собранные в ходе полета сведения облегчили германским ВМС действия в Карском море во время войны. – Широкорад А.Б. Битва за Русскую Аркти ку. – М., 2008. – С. 209–211.

Это был построенный в Гамбурге в 1937 г. и переоборудованный в военный ко рабль грузопассажирский пароход, обладавший значительным запасом хода: переде ланные в топливные баки грузовые отсеки позволяли ему проходить в автономном ре жиме до 50 000 миль. Имел кодовое наименование «Schiff-45».

См.: Atlas of the Second World War. – N.Y., 1974. – P. 256.

См.: Широкорад А.Б. Битва за Русскую Арктику [Текст] / А.Б. Широкорад. – М., 2008. – С. 158–160.

См.: Ачкасов В. И., Павлович Н. Б. Советское военно-морское искусство в Ве ликой Отечественной войне [Текст] / В. И. Ачкасов, Н. Б. Павлович. – М., 1973. – С. 22–23;

Басов А. В. Флот в Великой Отечественной войне 1941–1945 гг. (Опыт опера тивно-стратегического применения) [Текст] / А. В. Басов. – М., 1980. – С. 35–36.

См.: Вайнер Б. А. Северный флот в Великой Отечественной войне [Текст] / Б.

А. Вайнер. – М., 1964. – С. 179.

См.: Широкорад А. Б. Битва за Русскую Арктику [Текст] / А.Б. Широкорад. – М., 2008. – С. 160.

См.: Радо Ш. Под псевдонимом «Дора». Воспоминания советского разведчика [Текст] / Ш. Радо. – М., 1978. – С. 100.

См.: Rich Norman. Hitler’s War Aims: Ideology, the Nazi State, and the Course of Expansion. – N.Y., L., 1973. – P. 235.

См.: Дашичев В. И. Стратегия Гитлера – путь к катастрофе, 1933–1945: ист.

очерки, док. и материалы: [в 4 т.] [Текст] / В. И. Даштчев. – Т. 3. – М., 2005. – С. 429.

См.: Радо Ш. Под псевдонимом «Дора». Воспоминания советского разведчика [Текст] / Ш. Радо. – М., 1978. – С. 100.

См.: Папанин И. Д. Лед и пламень [Текст] / И. Д. Папанин. – М., 1988. – С. 295.

См.: Дениц К. Немецкие подводные лодки во второй мировой войне [Текст] / К. Дениц. – М., 1964. – С. 173.

См.: Ирвинг Д. Гибель конвоя PQ-17. Величайшая военно-морская катастрофа Второй мировой войны. 1941–1942 гг. [Текст] / Д. Ирвинг. – М., 2006. – С. 23.

Фактически, по боевым и ходовым характеристикам – тяжелый крейсер водо измещением 14 000 тонн и мощностью силовой установки 54 000 л. с. при 28 пушках (в т.ч. калибра 280 мм).

19.

Его иногда ошибочно называют «Адмирал Шпеер»

См.: Руге Ф. Военно-морской флот Третьего рейха. 1939–1945 [Текст] / Ф.

Руге. – М., 2003. – С. 304.

Это было бывшее канадское полярное судно «Беллавентура», построенное в 1909 г. на верфях Клайда, в Шотландии, и использовавшееся для зверобойного промыс ла и чартерных рейсов в Канадской Арктике. Ледокольный пароход был передан Рос сии союзниками по Антанте в 1915–1916 гг. вместе с другими судами аналогичной се рии. Водоизмещение уже основательно изношенного парохода составляло всего 3 тонн, а двигатель имел мощность 2 000–2 300 л.с.

См.: Минеев А.И. Из заметок военных лет [Текст] / А. И. Минеев. // Летопись Севера. – Вып. IV. – М., 1964. – С. 42–43.

Как это не странно звучит, но НКВД обвинило ненцев в коллаборационизме.

Это т. н. Мандала – якобы ненецкое восстание, направленное против советской власти, когда восставших поддержали Kriegsmarine. Исследователи данного конфликта счита ют это провокацией НКВД, направленной на закрепление советской власти на Ямале (возможно, это влияло на принятие решения о создании Тамбейского района?) – см.:

Зайцев Г.С. Тайна фашистской пуговицы с Ямала // Ямальский меридиан. – 2006. – № 1.

См.: Широкорад А. Б. Битва за Русскую Арктику [Текст] / А. Б. Широкорад. – М., 2008. – С. 174–175.

См.: Там же. – С. 182, 184, 186.

См.: Пиллар Л. Подводная война. Хроника морских сражений. 1939– [Текст] / Л. Пиллар. – М., 2007. – С. 213.

См.: Ямал: энциклопедия Ямало-Ненецкого автономного округа [Текст]. – Са лехард, 2006.

См.: Там же.

См.: Рабочий класс Сибири в период упрочения и развития социализма [Текст]. – Новосибирск, 1984. – С. 119–120.

См.: Великая Отечественная война: энциклопедия [Текст]. – М., 1985. – С. 83.

Пропитанные водой мешки с мукой и бочку с растительным маслом лишь в 1953 г. обнаружили на берегу моря оленеводы.

См.: Прибыльский Ю. П. Советский Север в годы Великой Отечественной вой ны (1941 – 1945 гг.) [Текст] / Ю. П. Прибыльский. – Томск, 1986. – С. 276.

См.: Широкорад А. Б. Битва за Русскую Арктику [Текст] / А. Б. Широкорад. – М., 2008. – С. 198.

См.: Броднев М. М. Никто не забыт, ничто не забыто [Текст] / М. М. Броднев // Липатова Л. Ф. «Сава луца» – хороший человек М.М. Броднев. – Тюмень, 2008. – С.


221–222.

См.: Государственное учреждение Государственный архив Тюменской обла сти (ГУ ГАТО). Ф. 814. Оп. 1. Д. 1434. Л. 161.

О.А. Добрынина Новокузнецкий филиал-институт ГОУ ВПО «Кемеровский государствен ный университет», г. Новокузнецк, Россия.

ФЕНОМЕН ЧЕЛОВЕКА ВОЮЮЩЕГО Вся человеческая история может быть поделена на две части – войну и мир. Это два полярных состояния, в которых находится любое общество в своем развитии и отношении с внешним окружением. Надежды и прогно зы гуманистов, что с прогрессом цивилизации крайние конфликтные, раз рушительные формы взаимоотношений в человеческом обществе, в том числе и войны, постепенно исчезнут, не оправдались. Более того, в послед ние столетия проявилась тенденция не только учащения войн, но и много кратного роста масштаба охваченных ими территорий и людских масс, числа вовлекаемых в них стран и народов, степени ожесточенности, коли чества жертв и величины ущерба. XX в. фактически стал апогеем челове ческой воинственности и эволюции войны как особого общественно-поли тического явления. «Война относится к историческим явлениям, развиваю щимся наиболее быстро», — считает социолог В.В. Серебрянников, отме чая, что в рамках этого века она «претерпела самые глубокие изменения по социально-политическому содержанию, военно-техническому облику, ха рактеру применяемого оружия, масштабам, разрушительности и истреби тельности, воздействию на жизнь общества. В отношении тенденций вой ны и мира Россия развивалась в русле общемировых закономерностей. На протяжении всей своей истории она пережила немало войн, и XX в. не стал в этом смысле исключением. Великая Отечественная война 1941-1945 гг., действительно ставшая всенародной, пропустившая через свои армии и фронты многомиллионные массы людей, довела этот процесс до логиче ского завершения, перенеся психологический тип личности, сформирован ный в экстремальной фронтовой обстановке, в гражданское общество, и на многие годы превратив его в доминирующий. В течение всего XX в. в Рос сии происходила поэтапная милитаризация общественного сознания, когда в ходе больших и малых вооруженных конфликтов в гражданскую среду проникали характерные черты психологии комбатанта. Этот процесс был длительным и многоплановым, несущим в себе и негативные, и некоторые положительные черты, которые нельзя рассматривать и невозможно по нять в отрыве от исторического контекста эпохи. Но для того, чтобы выяс нить, каким образом, под воздействием каких факторов закладывались основы данного процесса, необходимо обратиться непосредственно к вой не, в условиях которой и возникает этот социально-психологический и нравственный феномен — комбатант, «человек воюющий». Человек воюю щий» — это особое явление, не только социальное, но и психологическое.

Однако, в отличие от человека «гражданского», человека в мирной жизни, изучался он явно недостаточно. Несмотря на многотысячелетнюю историю войн определение сражающихся (комбатантов) было сформулировано лишь в 1907 г. на второй Гаагской конференции в Конвенции о законах и обычаях сухопутной войны. Лишь тогда, после долгих дискуссий, были установлены критерии, с помощью которых можно было отличить комбатантов от дру гих участников вооруженных конфликтов:

«Военные законы, права и обязанности применяются не только к ар мии, но также к ополчению и добровольческим отрядам, если они удовле творяют всем нижеследующим условиям:

1) имеют во главе лицо, ответственное за своих подчиненных;

2) имеют определенный и явственно видимый издали отличительный знак;

3) открыто носят оружие;

4) соблюдают в своих действиях законы и обычаи войны.

Ополчение или добровольческие отряды в тех странах, где они со ставляют армию или входят в ее состав, понимаются под наименованием армии. Необходимость четкого определения обусловливалась тем, что сра жающиеся имеют особый статус, а вместе с тем – огромную ответствен ность и особые права. «Сражающиеся — это лица, входящие в состав во оруженных сил одной из воюющих сторон и непосредственно ведущие боевые действия против неприятеля с оружием в руках. За ними признает ся право применять военное насилие;

к ним самим применяется высшая форма военного насилия, то есть физическое уничтожение;

попав в руки неприятеля, комбатанты имеют право на обращение с ними как с военно пленными. Из этих критериев вытекает, что комбатант является не только субъектом, но и непосредственным объектом военных действий противни ка, а перестает быть таким объектом лишь в случае ранения, взятия в плен». Позднее, с принятием Дополнительного протокола I к Женевским конвенциям, касающимся защиты жертв международных вооруженных конфликтов 1977 г., в статье 43 данного протокола появляется определение вооруженных сил и также впервые вводится понятие комбатанта как со ставляющего вооруженные силы:

«1. Вооруженные силы стороны, находящейся в конфликте, состоят из всех организованных вооруженных сил, групп и подразделений, находя щихся под командованием лица, ответственного перед этой стороной за поведение своих подчиненных, даже если эта сторона представлена прави тельством или властью, не признанными противной стороной. Такие во оруженные силы подчиняются внутренней дисциплинарной системе, кото рая, среди прочего, обеспечивает соблюдение норм международного права, применяемых в период вооруженных конфликтов.

2. Лица, входящие в состав вооруженных сил стороны, находящейся в конфликте (кроме медицинского и духовного персонала, о котором гово рится в статье 33 Третьей конвенции), являются комбатантами, то есть они имеют право принимать непосредственное участие в военных действиях».

Определение, данное в указанном протоколе, четко привязывает комбатанта к вооруженным силам, показывая то, что комбатант действует от лица государства как субъекта международного права, и тем самым го сударство берет на себе ответственность за совершаемые сражающимся действия, если те не противоречат законам и обычаям войны. То есть госу дарство санкционирует и отвечает за применение комбатантом оружия и за физическое уничтожение им комбатантов враждующей стороны.

Одной из самых серьезных проблем в связи с определением комба тантов является признание воюющей и восставшей стороны как одного из видов международного признания.

Проблема мотивации войны тесно связана с другой — формирования представлений о ней в сознании как ее участников, так и общества в це лом. Обе характеристики не остаются постоянными, они могут меняться как после окончания войны, так и даже в ее процессе. Особенно тяжелые психологические последствия для участников войны имеет смена социаль ных ее оценок с позитивных на негативные.

Прежде всего, необходимо прояснить само понятие «комбатант», что в переводе с французского означает «воин, боец, сражающийся». Следова тельно, психология комбатантов — это психология человека на войне, во оруженного человека, принимающего непосредственное участие в боевых действиях. Формируясь и наиболее ярко проявляясь в ходе войны, эта пси хология продолжает свое существование и после ее окончания, накладыва ет характерный отпечаток на жизнь общества в целом. Послевоенное об щество всегда и неизбежно отравлено войной, и главный симптом этой бо лезни – привычка к насилию – в разной степени сказывается во всех сфе рах общественной жизни и, как правило, довольно длительное время.

Согласно теории М. Хайдеггера, единственное средство вырваться из сферы обыденности и обратиться к самому себе – это посмотреть в глаза смерти, тому крайнему пределу, который поставлен всякому человеческо му существованию. Под существованием имеется в виду экзистенции (то есть способности осознать себя как нечто существующее), Особенно важ ны так называемые пограничные ситуации: смерть, страдание, борьба, вина. Наиболее яркий случай пограничной ситуации – бытие перед лицом смерти. Тогда мир оказывается «интимно близким». В пограничной ситуа ции становится несущественным все то, что заполняет человеческую жизнь в ее повседневности, индивид непосредственно открывает свою сущность, начинает по-иному смотреть на себя и на окружающую действи тельность, для него раскрывается смысл его «подлинного» существования.

В сущности, все основные, базисные элементы психологии человека, ока завшегося в роли комбатанта, формируются еще в мирный период, а война лишь выявляет их с наибольшей определенностью, акцентирует те или иные качества, связанные с условиями военного времени. Вместе с тем, специфика этих условий вызывает к жизни новые качества, которые не мо гут возникнуть в мирной обстановке, а в военный период формируются в максимально короткий срок. Однако эти черты и свойства очень сложно разделить по времени и условиям формирования, и речь, скорее, может идти о превращении качеств, единичных по своим проявлениям в условиях мирной жизни, в массовые, получающие самое широкое распространение в условиях войны.

Высшие проявления человеческого духа, довольно редкие в обычных обстоятельствах, становятся поистине массовым явлением в обстоятель ствах чрезвычайных.

В то же время, в чрезвычайных условиях выявляются не только луч шие, но и худшие человеческие качества, которые могут приобретать в них принципиально иное значение: например, слабость характера, вызываю щая незначительную уступку в обычной жизненной ситуации, может обер нуться трусостью и предательством во время войны. В периоды «бедствий народных» как положительные, так и отрицательные качества людей про являются в гипертрофированном виде ввиду того, что поступки оценива ются по иному, завышенному нравственному критерию, который диктует ся особыми условиями жизни.

Следует остановиться отдельно и рассмотреть такие сложные и про тиворечивые явления, как героический порыв и паника на войне.

В военной психологии существует особое понятие – коллективные настроения. Это наиболее подвижный элемент психологии, который спосо бен к быстрому распространению: возникая у одного или не многих лю дей, настроения часто перекидываются на большую человеческую массу, психически заражая ее. Особенно часто это происходит при непосред ственном контакте и общении людей в условиях жизни бок о бок. Именно тогда вступает в силу и активно действует социально-психологический за кон подражания. При этом с одинаковой быстротой могут распространяться как положительные, так и отрицательные настроения, и примеры поведения.

Важнейшее качество групповых настроений – их динамизм. Они способны легко переходить из одной формы в другую, из неосознанной в отчетливо сознаваемую, из скрытой в открытую.

В экстремальных условиях войны, под влиянием опасности, трудно стей, постоянного и нервного напряжения, действие эмоционального фак тора приобретает особенно интенсивный характер. При этом в боевой об становке с одинаковой вероятностью могут проявиться прямо противопо ложные коллективные настроения: с одной стороны, чувство боевого воз буждения, наступательный порыв, экстаз атаки, а с другой, групповой страх, уныние, обреченность, способные в определенной ситуации приве сти к возникновению паники. Таким образом, и паника, и массовый герои ческий порыв – явления одного порядка, отражающие психологию толпы.

Главный способ борьбы с паническими настроениями в советской армии был очень прост: «Паникеры и трусы должны истребляться на ме сте». Можно по-разному относиться к моральному смыслу этого принципа.

Но нельзя отрицать его действие. Ведь, в конечном счете, цель была до стигнута: приказ №227 сумел преломить настроение войск.

Другая, и не менее важная, сторона связана с тем, КАК человек реа гирует на само травматическое событие и КАК он же «перерабатывает»

пережитое, т.е. речь идет об уровне эмоциональной устойчивости индиви да, о его личностных ресурсах, качественном своеобразии защитных пси хологических механизмов, наличии или отсутствии тесных эмоциональ ных связей с окружающими людьми, поддержки с их стороны и др. К чис лу травматических ситуаций относят участие в боевых действиях, насилие, стихийные и технологические катастрофы и т.п. Здесь мы говорим только об одном из видов травматических событий – об участии в боевых дей ствиях. На войне человек не только является свидетелем насилия, но и его активным участником;

и то, и другое служит источником травматических переживаний. То, каким образом это отражается на психике солдата, уже давно служило предметом исследований, в основном клиницистов, а в по следние десятилетия эти проблемы стали активно изучать психологи.

Изменившаяся за последние годы общественная ситуация дала воз можность профессионалам вплотную заняться изучением отрицательных психологических последствий, возникающих в результате пребывания че ловека в травматических ситуациях. Для выживания в условиях боя солда ту требуются такие навыки и способы поведения, которые, по общеприня тым меркам обычной, гражданской жизни, нельзя назвать нормальными.

Однако выработанные стереотипы поведения так глубоко укореняются в психике, что продолжают потом определять поведение и в мирной жизни в течение многих последующих лет. Обученный выживать в условиях боя, быть сверхбдительным, солдат, вернувшись к нормальной жизни, продол жает вести себя так же, как на войне. Человек пристально и настороженно следит за всем, что происходит вокруг него, как будто ему постоянно угро жает опасность. Окружающим это кажется ненормальным и непонятным:

все ведь кончилось, можно расслабиться, вернуться к прежним любимым занятиям, работе, семье. Но не получается. «Черной дырой травмы» назвал состояние посттравматического стресса один из американских исследова телей, Р. Питман.

Очень коротко основные признаки этого состояния сводятся к следу ющему: прежде всего, выделено два основных личностных типа реагирова ния на пережитое.

Первый – это когда прошлое не «отпускает»: навязчиво и неотступно возвращаются травматизирующие картины, постоянные мысли о том, «что было». Ветераны рассказывают, что бывает достаточно услышать звук пролетающего вертолета, чтобы травмировавшие образы и представления вновь охватили сознание, когда человек вновь «возвращается» и вновь переживает «как наяву» наиболее травмировавшую его ситуацию. Эти неожиданные, «непрошеные» воспоминания могут длиться от нескольких секунд и минут до нескольких часов. И как следствие – человек снова ис пытывает сильнейший стресс1.

Второй тип реагирования – травматический опыт сознательно вытес няется, человек старается избегать мыслей и воспоминаний о пережитом, стремиться не попадать в те ситуации, которые могли бы напомнить, вы звать эти воспоминания, пытается делать все так, чтобы не вызвать их сно ва. Одним из признаков посттравматического состояния является очень тя жело переживаемая утрата способности, полностью или частично, устанав ливать близкие и дружеские отношения с окружающими людьми. Многие ветераны жалуются, что после пережитого им стало намного труднее ис пытывать чувства любви и радости, у них реже возникают или вообще ис чезли периоды творческого подъема, вместо этого их охватывает чувство отьединенности от людей, отчужденности от окружающего мира. Человек начинает ощущать собственную измененность, в этих случаях психологи говорят о возникновении другого «Я». Эти ощущения трудно, иногда про сто невозможно выразить, осознать, и, как следствие, вырастает реальное отчуждение от близких: «им меня не понять». Возникает депрессия, чело век начинает чувствовать себя неуверенным и отвергнутым. В состоянии посттравматического стресса депрессия достигает самых беспросветных глубин отчаяния, человек утрачивает смысл существования, и все это со провождается истощением и апатией. С другой стороны, возрастает агрес сивность, возникает стремление решать все жизненные коллизии с помо щью силового давления. Симптомы могут появиться сразу после пребыва ния в травматической ситуации (если они не проходят через месяц, то кли ницисты ставят этот диагноз), а могут возникнуть спустя много лет – в этом особая каверзность посттравматического стрессового расстройства.

Описаны случаи у ветеранов Второй мировой войны, когда болезнь появи лась спустя сорок лет после ее окончания2.

Можно наметить три основных направления помощи ветеранам, тем, кто уже вернулся, и тем, кто вернется. Первое – это организация в рамках российских официальных структур государственной службы помощи ве теранам, с соответствующим законодательным обеспечением и финанси рованием, с обязательным привлечением профессиональных психологов, социологов и клиницистов для участия в разработке исследовательских, реабилитационных и социальных программ, желающим и могущим оказы вать такую психологическую помощь.

Примечания:

1. См.: Тарабрина Н. В. Психологические последствия воины [Текст] / Н. В. Та рабрина // Психологическое обозрение. – 1996. – № 1.

2. См.: Тарабрина Н. В., Лазебная Е. О. Синдром посттравматических стрессо вых нарушений: современное состояние и пробелы [Текст] / Н. В. Тарабрина, Е. О. Ла зебная // Психологический журнал. – 1992. – № 2. – С. 14-19.

Е.В. Артюх Новокузнецкий филиал-институт ГОУ ВПО «Кемеровский государствен ный университет», г. Новокузнецк, Россия.

ГОСУДАРСТВЕННОЕ УПРАВЛЕНИЕ ЗАПАДНОЙ СИБИРЬЮ В ГОДЫ ВЕЛИКОЙ ОТЕЧЕСТВЕННОЙ ВОЙНЫ Конец XX в. стал временем пристального внимания к проблеме со вершенствования административно-территориального деления России.

Сформировавшаяся к этому периоду структура административно-террито риального деления страны перестала восприниматься как оптимальная и устойчивая. Набор административно-политических проблем и противоре чий в современной России на рубеже веков оказался настолько широк, что настоятельная необходимость в реформе основ территориального управле ния стала очевидной.

Выстроенная на протяжении XX в. под влиянием различных, зача стую противоречивых факторов, система административно-территориаль ного управления Российской Федерацией не смогла полностью разрешить накопившиеся ранее проблемы и поставила новые. Характерные для нее особенности: излишняя дробность, неравноценность субъектов федерации по размерам территории, численности населения, природно-ресурсному и экономическому потенциалу, наличие «матрешечных» территориальных единиц, неравноправное положение субъектов федерации различного ста туса (республик, краев, областей, автономных округов), несмотря на их ра венство, декларируемое Конституцией, – все это порождает серьезные проблемы в территориальном управлении страной. В условиях авторита ризма такая громоздкая и асимметричная система держалась на жесткой конструкции, сформированной на базе предельно централизованного пар тийно-государственного аппарата.

Постсоветский период в развитии России выдвинул новые ориенти ры государственной региональной политики. Основными ее задачами яв ляются, с одной стороны, стремление к сохранению единства и территори альной целостности российского государства, с другой, «осуществление мер экономического, административного и правового характера, обеспечи вающих самостоятельность регионов, сочетание государственной под держки отдельных регионов с государственным стимулированием эконо мической активности на всей территории России». Эти задачи начали осу ществляться в условиях сложившейся еще при социализме территориаль ной организации страны с доставшимся от прежних времен администра тивно-территориальным делением. Такая ситуация вызвала потребность в реконструкции административно-территориального деления России, нача ло которой были положены изменениями статуса российских регионов в 1990-х годах и принятием новой Российской Конституции 1993 г., продол жены с введением системы федеральных округов, предложениями по объединению ряда регионов (в том числе и уже практическим решением о создания Пермского края, объединившего Пермскую область и Коми Пермяцкий автономный округ).



Pages:   || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 6 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.