авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 |   ...   | 4 | 5 ||

«Федеральное агентство по образованию Новокузнецкий филиал-институт государственного образовательного учреждения высшего профессионального образования ...»

-- [ Страница 6 ] --

Так рассуждения о чрезмерности цены Победы оборачиваются фор мированием предельно негативного образа советского солдата за рубежом и обесцениванием смысла Великой Отечественной войны внутри страны.

Одной из причин, по которой стало возможно появление клише о равной преступности нацистов и советского режима и о чрезмерности цены победы, является забвение жертв нацистского геноцида, проводивше гося на оккупированных советских землях. Преувеличение жертв «совет ского тоталитаризма» невозможно без забвения нацистских преступлений:

это две тесно связанные между собой вещи. Во время Второй мировой вой ны геббельсовская пропаганда непрестанно рассказывала об ужасах ста линского ГУЛАГа для того, чтобы скрыть преступления немецких кара телей на советской земле. Этот подход не изменился и в наши дни: в При балтике рыдания о страшной советской оккупации регулярно оборачивают ся отрицанием кровавых преступлений местных коллаборационистов, а в Польше «борьба за историю» ознаменовалась закрытием советской экспози ции в музее Освенцима. Снесен памятник дважды Героя Советского Союза маршала И.С. Конева, войска которого освободили и спасли город от разру шения. Нечто подобное могут сделать и в Латвии: летом 2007 г. мэр города Саласпилса высказал идею превратить музей одноименного нацистского концлагеря в символ «двух оккупаций» – советской и нацистской.

Печальнее же всего то, что в России историки высокомерно отказы ваются от исследований нацистского геноцида на советской земле, предпо читая снова и снова вспоминать о «сталинских репрессиях». Об этих са мых репрессиях, о советском ГУЛАГе, написаны тысячи статей, сотни книг, изданы десятки сборников документов. А вот о нацистском геноциде против нашего народа за последние двадцать лет не вышло и десятка книг, и полусотни статей.

Конечно, от тщательного изучения советских репрессий, есть несо мненная польза. Благодаря введенной в научный оборот информации по этой проблематике мы без труда можем разоблачать антисоветские мифы, до сих пор использующиеся в качестве пропагандистского оружия против нашей страны. Однако оборотной стороной преувеличенного внимания к ГУЛАГу стало забвение Хатыни, Бабьего Яра, Клоопи, Торостенца, Саласпилса.

Как жили ссыльные крестьяне и заключенные ГУЛАГа, можно про читать без труда. А вот как горели в своих собственных избах уничтожае мые нацистами русские и белорусские крестьяне, как болтались на пере крестках оккупированных советских городов повешенные горожане, как заполнялись трупами советских граждан рвы под Керчью и Вильнюсом, как мучительно умирали в устроенных немцами бесчисленных концлаге рях советские военнопленные, как гибли на работах в Рейхе угнанные из СССР «остарбайтеры», как за какие-то два-три года оккупированные наци стами советские земли становились в буквальном смысле обезлюженными, – обо всем этом в нашей стране помнят плохо, если помнят вообще.

Война против нашей страны была для нацистов войной особой, то тальной. В этой войне наше государство должно было быть уничтожено, наш народ – частично истреблен, частично обращен в рабство. Улыбающи еся немецкие солдаты фотографировались под лозунгом «Русский должен умереть, чтобы мы жили».

Подобные планы невозможно было скрыть: то, что творилась на ок купированных советских землях, говорило само за себя. В те страшные дни наш народ – русские, украинцы, белорусы евреи – заглянул в лицо тому, что ужаснее смерти, – в лицо национальному небытию. Многие из вас перенесли все это на себе и видели своими глазами. В небытие мог уйти весь наш народ.

Мы не имеем права забывать об этом. Детальное исследование пре ступлений нацистов и их пособников-коллаборационистов, увековечива ние памяти жертв нацистского геноцида и их спасателей красноармейцев должны стать одним из магистральных направлений в борьбе против пере смотра истории Великой Отечественной войны.

В советское время к фальсификации истории Второй мировой войны мы относились с изрядной долей скепсиса. Сегодня радикальное перепи сывание истории Великой Отечественной войны – наблюдаемый факт и реальная опасность для российского общества. Опасность, на которую наше государство не может дать достойного ответа. Истории о «кровавой советской оккупации», о равенстве нацистского и советского режимов на носят серьезный урон международному имиджу нашей страны, способ ствуют разжиганию антироссийской истерии и угрожают национальной безопасности. Однако наладить противодействие этим «черным мифам»

руководство страны не стремится.

Многолетнее поругание собственной истории, начавшееся двадцать лет назад, привело к печальным, но закономерным результатам. Российская историческая наука не может противостоять деятельности специализиро ванных «исторических» структур Прибалтики и Польши. Слишком многие наши историки систематической работе с архивными документами предпо читают переписывать свои старые работы, многие привыкли получать зару бежные гранты под рассказы о советских репрессиях и «дьявольской поли тике Сталина», многие вынуждены сначала зарабатывать себе на жизнь, а уж потом вести научные изыскания. И именно поэтому в ответ на регуляр ные обвинения в геноциде из России слышится лишь невнятное мычание.

Время не ждет. Если мы не хотим, чтобы наших дедов и прадедов на зывали убийцами, пьяницами и мародерами, если мы не хотим, чтобы на ших детей учили плевать на могилы предков, если мы не хотим, чтобы спасших наш народ солдат ставили на одну доску с залившими нашу стра ну кровью нацистами, если мы хотим быть народом, а не населением, то гда нам необходимо ежедневно разоблачать «черные мифы» о войне и о Победе.

Во-первых, история Великой Отечественной войны (как и советская история в целом) должна быть очищена от многочисленных мифов времен «холодной войны». При этом мы не должны отказываться от исследова ний, связанных с репрессиями «темных страниц» нашей истории. Такие страницы есть у каждой страны и каждого народа. И если их не будем ис следовать мы, то о них напишут другие.

Во-вторых, в России должно вестись активное изучение нацистского геноцида против народов Советского Союза и увековечение памяти жертв нацистских преступлений.

В-третьих, в обществе должен быть сформирован абсолютный запрет на власовщину. Предатели, воевавшие на стороне несшего уничтожение нашему народу врага, ни при каких обстоятельствах не могут рассматри ваться в качестве «исторической альтернативы».

И, наконец, мы должны бережно хранить память о наших дедах и прадедах, своей победой спасших всех нас.

Для того чтобы у нас было будущее, мы должны защищать свое про шлое.

Тревожное начало XXI в. делает положение современного россий ского государства в мире особенно уязвимым. В сложившихся условиях важно осознать, что каждый является наследником и продолжателем жиз ни народов, объединившихся на своем более чем тысячелетнем историче ском пути в единое государственное образование – Россию. Сознание этой ответственности за будущее страны – основа преемственности поколений и стержень патриотизма.

Противникам возрождения российской державности выгодно, чтобы не было преемственности русского и исторического сознания. Этим дости гаются фундаментальные цели:

- во-первых, война перестанет быть Отечественной, русские в XX в.

лишаются национальной истории, лишаются легитимной государственно сти, а значит правомерны внешние вмешательства, внутренние мятежи и сепаратизм;

- во-вторых, идея, что СССР вел битву с гитлеровским Рейхом, буду чи таким же преступным государством, служит изменению смысла войны и может дать основания для ревизии итогов Ялты и Потсдама.

В мае 1945 г. мы победили, потому что выступили против врага еди ной монолитной силой. Все народы СССР были едины, а значит – непобе димы. Это обеспечило разгром коварного чудовища XX в. – фашизма во главе с Гитлером и его сателлитами. Война принесла на нашу землю неис числимые страдания, горе и смерть почти в каждую семью. Свыше тыс. семей кузбассовцев получили похоронки.

Имена воинов, погибших и пропавших без вести, умерших от ран и болезней, увековечены в 20 томах областной Книги Памяти.

Успешно противостоять новым угрозам можно лишь в том случае, если мы будем постоянно укреплять страну и армию, все как один.

Разгром Гитлера – результат национального чувства. Германия по ставила перед СССР вопрос «быть или не быть» и получила свой ответ.

Вспомним слова А.С. Пушкина: «Гордиться славою своих предков не только можно, но и должно, не уважать оной есть постыдное малоду шие, есть первый признак дикости и безнравственности».

Есть у нас право на любовь, право на свободу. Но мы, живые, не имеем права забывать мертвых, отдавших жизнь за свободу и независи мость нашей Родины. И пусть никогда не станет обелиском для всех живу щих Добрый шар Земной.

ПОБЕДА в Великой Отечественной войне – наше героическое и славное наследие.

Примечания:

См.: Великая Отечественная война 1941-1945 гг., журналы «Российский патри от», «Патриот Отечества», областная газета «Земляки»

Ю.П. Алябьев Комитет ветеранов войны и военной службы, г. Новокузнецк, Россия САМЫЙ ПОДЛЫЙ МИФ. ПРАВДА О ПОТЕРЯХ ВЕРМАХТА И КРАСНОЙ АРМИИ Из всех «вредных», но живучих мифов о Великой Отечественной войне, самым «подлым» и предательским является миф о громадном чис ленном превосходстве Красной Армии над войсками гитлеровской коали ции как решающем факторе нашей победы. Этот миф должен быть оконча тельно похоронен простыми и беспристрастными подсчетами, доступными даже человеку с начальным образованием. Это особенно важно сделать именно теперь, когда до славного юбилея осталось несколько десятков дней и когда, не сомневаюсь, найдется немало людей, которые в очередной раз, как бы признавая величие нашей победы, в то же время не упустят случая лицемерно вздохнуть: «Но – какой ценой?»

Поскольку о безвозвратных потерях Красной Армии сегодня досто верно известно, что они составили 8 668 400 чел., в том числе 1 783 300 в нацистском плену, то сосредоточим внимание на потерях противника.

Самым значительным статистическим исследованием по вопросу о потерях вермахта во Второй мировой войне считается труд «Сухопутная армия Германии 1933-1945» генерала вермахта Б. Мюллера-Гиллебранда.

Но мы должны отрешиться от привычки принимать на веру то, что пишут или писали про войну недобитые гитлеровские вояки. Прочесть? Да. Но поверить? Извините. Проигравший войну недобитый гитлеровский генерал не может не врать ни про соотношение сил, ни про «огромные потери»

врага.

Про соотношение сил на фронте скажем кратко. До лета 1943 г. нем цы, их союзники и вассалы имели на советско-германском фронте посто янное численное преимущество. Так, 22 июня 1941 г. армия вторжения со ставляла 5,5 млн. чел. (4,6 – немцы, 0,9 млн. – венгры и румыны). Общая численность Красной Армии на тот период – 5,3 млн. чел. Из них в запад ной части страны – 2,9 млн. чел. Зимой 1941-1942 гг. на советско-гер манском фронте против 5,6 млн. армии оккупантов противостояло 2,8 млн.

воинов Красной Армии. Летом 1942 г. вермахт и его холуи на восточном фронте имели 6,2 млн. чел., Красная Армия – 5,6 млн. Только к лету г. численность действующей на фронте группировки Красной Армии воз росла до 6 млн. человек, в то время как вражеские силы сократились до млн. чел. После этого соотношение сил изменялось только в пользу Крас ной Армии.

Теперь о потерях противника, ложных и настоящих. По подсчетам Мюллера - Гиллебранда за годы войны (1939-1945) в Германии, Австрии и Судетской области были призваны в строй 17 893 200 только немцев и ав стрийцев. Из них 2 млн. отозвали обратно в промышленность. На 1 мая 1945 г. в строю остались 7 590 000 чел. После простого подсчета становит ся ясно, что всего убыло 8 300 000 чел. Далее автор сообщает: из 8,3 млн.

чел. демобилизованы как негодные к военной службе 438 000 чел., еще 1 630 000 – по другим причинам. Из оставшихся немногим более 6 млн.

чел. – примерно 700 тыс. к концу войны находились в госпиталях, около 1 911 000 – погибли, 1 714 000 – пропали без вести, 732 – дезертировали. С 1 декабря 1944 г. и до конца войны к потерям отнесены еще 1 900 000 чел., точная судьба которых неизвестна.

Таким образом, получается, что погибшими германские вооружен ные силы потеряли около 4 млн. чел. Но, во-первых, автор как бы подза был, что еще до начала Второй мировой войны в сухопутных войсках вер махта уже числилось более 3 млн. солдат и офицеров. Это означает, что расчет потерь следует вести не от 17 893 200, а, по меньшей мере, от – 21 млн. чел. Тогда общий размер безвозвратных потерь вермахта возраста ет, по крайней мере, до 7 млн. чел.

Во-вторых, нужно очень низко ставить боевые качества своих, не мецких солдат и офицеров, даже при невысоком состоянии воинского духа, дабы утверждать, будто имея войско в 7 590 000 чел. в мае 1945 г., Германия пошла бы на капитуляцию, а ее фюрер при этом покончил жизнь самоубийством. По другим данным, к концу войны в составе германской армии оставалось лишь 4,8 млн. чел. Представляется, что это более реаль ная величина.

В-третьих, большие сомнения вызывает утверждение Мюллера-Гил лебранда о том, что из 2 068 000 демобилизованных из вермахта за 1941 1945 гг. только 438 000 были демобилизованы как негодные к продолже нию службы. По каким причинам можно было демобилизовать 1 630 здоровых мужчин из армии, в которую в конце войны забирали язвенни ков, хромых, полуслепых, 16-летних юнцов и 65-летних стариков?

В-четвертых, не вызывает решительно никакого доверия утвержде ние о том, что 2 млн. солдат были отправлены с фронта в военную про мышленность. В истории вермахта был единственный факт массовой пере дачи солдат из армии в военную промышленность – в 1940-м, после легкой победы над Францией (потери вермахта во французской кампании – около 17 тыс., французской армии – 92 тыс.). Тогда были расформированы 17 ди визий, а еще 18 отправили в долгосрочный отпуск, все военнослужащие этих 35 дивизий были направлены на работу в военную промышленность.

Но уже вскоре, в ходе подготовки к войне с СССР, их вновь призвали в строй. В ходе войны на Востоке Германия не нуждалась в рабочей силе так, как мы. На заводах Рейха трудились 34 млн. чел., в том числе 10 млн.

иностранцев (не считая рабского труда миллионов военнопленных и остар байтеров!). Большинство заводов Рейха работали в две смены – без ноч ной. Для большего напряжения не было нужды. Для сравнения: наши заво ды работали круглосуточно и на них трудились всего 18 млн. чел. И наши люди, и станки работали буквально на износ.

Теперь некоторые предварительные итоги. Перед войной и в годы Второй мировой войны в вооруженные силы Третьего рейха были призва ны 21 млн. немцев и австрийцев. К концу войны в строю осталось, скорее всего, 4,8 млн.1 Всего за годы войны из вермахта убыли 15,5-16 млн. чело век. Вычитаем из этого числа 438 тыс. демобилизованных как негодных к дальнейшей службе, и даже согласимся с тем, что 2 млн. передано в воен ную промышленность. Получаем суммарные германские потери в 13-13, млн. человек. Известно, что к концу войны в плен к нам и к нашим союз никам попало более 6 млн. немцев (вместе с австрийцами). Вычитаем эту величину. Тогда потери вермахта только убитыми и умершими составляют не менее 13-13,5 млн. чел. Это минимальная величина, и только при том условии, что 2 млн. солдат, переданных в военную промышленность, не были призваны повторно в конце войны.

Но это далеко не все потери «двудесятиязычного» войска, напавшего на нас в 1941-м. В вермахт массово призывались не только немцы и ав стрийцы. В составе некоторых боевых частей вермахта на Курской дуге количество поляков доходило до 40 % (в советском плену их оказалось – 60 280), французов на восточном фронте погибло 83 тыс. (в советском пле ну оказалось – 23 136). Не немцев попросту не включали в состав дивизий вермахта, хотя вооружали, экипировали и ставили в строй как своих. Так поступали не только с поляками или французами, но и с прочими харвата ми, словаками, датчанами и т.п.

Собственные, не учтенные немецким генералом потери несли армии стран-союзниц Германии. Сколько потеряли они? Ведь только Румыния мобилизовала для войны против СССР 2,6-миллионную армию, Венгрия – 1,2 млн., Финляндия – 600 тыс., Италия – более 280 тыс. чел.

В советском плену побывали кроме 2 600 000 немцев и австрийцев, 513 767 – венгров, 187 370 – румын, 69 977 – чехов и словаков, 48 957 – ита льянцев и еще многие другие. Но, как вы думаете, кого было больше среди выведенных из строя наших врагов, убитых или взятых в плен?

Вспомним слова Андрея Болконского в ночь перед Бородином: «… одно бы я сделал, еже ли бы имел власть, я не брал бы пленных. Они ра зорили мой дом, и идут разорить Москву, и оскорбили и оскорбляют меня всякую секунду. Они враги мои, они преступники все по моим понятиям.

И так же думает вся армия. Надо их казнить». Разве не это чувство питало воинский дух наших дедов в той драке насмерть?

Кроме того, у немцев существовала так называемая организация, то гда насчитывавшая в разные периоды войны до 1,5 млн. чел. Официально она не входила в состав вермахта и причислялась к категории военизиро ванных учреждений, обслуживавших воинские части. Ее сотрудники, тем не менее, имели достаточную военную подготовку, принимали участие в боях, несли, разумеется, потери, но в число общих потерь вермахта не включены.

Но были у наших врагов и другие, совсем другие потери, которые, к сожалению, нам приходится по причинам объективным записывать на счет нашего народа. На вражеской стороне было немало добровольцев из недав но присоединенных территорий Прибалтики, Западной Украины, с Север ного Кавказа и Южного Поволжья, Крыма, других граждан СССР, в том числе призванных в Красную Армию, оказавшихся в плену, а оттуда ушед ших служить к немцам. То есть та часть этих людей, которая воевала про тив Красной Армии и была убита Красной Армией, числится среди безвоз вратных потерь Красной Армии.

Таким образом, мы имеем полное право твердо заявить, что потери Красной Армии и вермахта со всеми союзниками, холуями и предателями, как минимум, равны. И это притом, что в 8 млн. погибших немцев и почти и такое же количество, 8,5 млн., погибших красноармейцев входят 437 тыс.

немцев, умерших в советском плену, и почти 1,8 млн. красноармейцев, за мученных в немецком тылу. И притом, что мы не имеем точных сведений о количестве погибших на гитлеровской стороне союзников, вассалов и прочих прихвостней и предателей. Их безвозвратные потери сюда не вхо дят. Мы не имеем оснований не доверять тем, кто, не ставя под сомнение размер потерь Красной Армии, считает, что потери гитлеровской коалиции составили на самом деле не менее 11-13 млн. чел. Мы имеем полное право гордиться великой победой наших замеча тельных дедов, которые не числом, а умением, массовым героизмом, му жеством, воинским мастерством, самоотверженным трудом и великим тер пением одолели жестокого и коварного врага. Мы воевали лучше.

Примечания:

См.: Военно-промышленный курьер. – №8. – 03.10. – С. 11.

См. подробнее: 16 мифов о Великой Отечественной войне. – М., Крафт+, 2009.

– С. 30-31.

Ю.С. Лавренюк Комитет ветеранов войны и военной службы, г. Новокузнецк, Россия НЕКОТОРЫЕ СООБРАЖЕНИЯ ПО ПОВОДУ ВТОРОГО ФРОНТА:

СОЮЗНИКИ ИЛИ СОПЕРНИКИ?

Прошло 65 лет со дня высадки западных союзников в Нормандии и открытия Второго фронта. На Западе это событие считают едва ли не глав ным в истории Второй мировой войны, а в праздничной церемонии прини мали участие Президент США Б. Обама, глава Франции Н. Саркази, Канц лер Германии А. Меркель.

В наше время история Второй мировой войны изучена относительно подробно, но, тем не менее, остались темы, которые требуют большего ис следования. Одной из таких тем является оценка участия США во Второй мировой войне. А в качестве основных вопросов, наиболее актуальных, считаю поиск ответа на вопросы: «Что способствовало вступлению США в войну?», «США и СССР – союзники или соперники?».

Отсутствие Второго фронта позволяло командованию вермахта дер жать на Востоке основные силы, не опасаясь за «западный тыл».

Советское правительство, исходя из тяжелейшей обстановки на со ветско-германском фронте в 1941-1942 гг., продолжало добиваться от Ан глии и США открытия Второго фронта и в 1942 г.

Учитывая противоречия между СССР и капиталистическими страна ми, их неприязнь друг к другу, решить эту задачу было непросто. В тече ние года шли переговоры и переписка между правительствами СССР, США и Великобритании.

Антигитлеровская коалиция окончательно сложилась с подписанием двух договоров: 26 мая 1942 г. в Лондоне – советско-английского договора о союзе в войне против Германии, а 11 июня в Вашингтоне – советско-аме риканского соглашения о принципах, применимых к взаимной помощи в ведении войны. Но Великобритания не собиралась выполнять обязатель ства и прибегала к уловкам, чтобы отложить открытие Второго фронта.

Премьер-министр У. Черчилль делал все возможное, чтобы склонить США к отказу от обязательств перед СССР и сосредоточению усилий на высадке англо-американских войск в Северной Африке. В июле 1942 г. Президент США Ф. Рузвельт заявил о невозможности открытия второго фронта в Европе, а в августе тоже сделал Черчилль.

Обещание союзников не было выполнено и в 1943 г. Они ждали и на деялись, что после изнурительной войны Советский Союз будет ослаблен и утратит значение великой державы, а развертывание большой войны в Западной Европе привело бы к отвлечению части германских войск с Вос точного фронта и, следовательно, к сохранению сил Советской армии.

Поражение Германии под Курском в августе 1943 г. оказало глубо кое воздействие на обстановку на всех фронтах Второй мировой войны. В Вашингтоне и Лондоне, говоря словами Лиддел-Гарта, видели, что «рус ское наступление стало все больше походить на прилив огромного 1 600 километрового побережья». Не за горами было то время, когда волна дока тится до Германии. Блистательные победы советских армий показали, что сильнейшей державой мира является Советский Союз, способный в оди ночку нанести конечное поражение агрессорам. Англо-американским пра вящим кругам приходилось все более считаться с мощью советских воору женных сил.

В конце августа 1943 г. в канадском Квебеке состоялась очередная конференция высших руководителей и представителей военного командо вания Соединенных Штатов и Великобритании. Американскую делегацию возглавлял Рузвельт, британскую – Черчилль. Агентство Рейтер сообщало о причинах созыва совещания: «Скорее летние победы Красной Армии, чем англо-американские успехи в Тунисе и на Сицилии, обусловили необ ходимость быстрого пересмотра планов союзников». Американский коми тет начальников штабов, трезво оценив значение операций США и Велико британии в глобальной стратегии антигитлеровской коалиции, попытался оценить будущие последствия.

Рекомендации комитета, рассмотренные в Квебеке, гласили: «По окон чании войны Россия будет занимать господствующее положение в Европе.

После разгрома Германии в Европе не останется ни одной державы, которая могла бы противостоять огромным военным силам СССР. Правда, Велико британия укрепляет свои позиции на Средиземном море против СССР, что может оказаться полезным для создания равновесия сил в Европе. Однако и здесь она не будет в состоянии противостоять СССР, если не получит соот ветствующей поддержки. Выводы из вышеизложенного ясны. Поскольку СССР является решающим фактором в войне, ему надо оказывать всяческую помощь и прилагать все усилия к тому, чтобы добиться дружбы с Советским Союзом. Поскольку он, безусловно, будет занимать господствующее положе ние в Европе после поражения держав «оси».

Дальнейшее подтверждение выводам американские стратеги усмат ривали в обстановке, сложившейся на театре военных действий на Даль нем Востоке и Тихом океане. Предвидя тяжелые сражения там, где союз ники еще не приблизились на расстояние прямого удара по японским островам, комитет указал: «Если войну на Тихом океане придется вести при недружественной или отрицательной позиции России, трудности неимоверно возрастут и операции могут оказаться бесплодными».

Американский комитет начальников штабов в связи с бесконечными поисками альтернативных решений политического курса в отношении СССР 16 мая 1944 г. представил Государственному департаменту развер нутое объяснение мотивов своей позиции. «После войны, – указывал коми тет, – в мире останутся три великие державы – США, Великобритания и СССР. В случае конфликта между двумя последними разница в военных силах, которые они выставят на континенте Европы, будет в нынешних условиях такова, что ее не сможет преодолеть наше вмешательство на сто роне Великобритании. С учетом военных факторов – людских ресурсов, географических условий и особенно нашей способности перебросить силы через океан и развернуть их на континенте – мы сможем успешно защи тить Великобританию, однако мы не сможем нанести поражение СССР.

Другими словами, мы окажемся в войне, которую нельзя выиграть». Отсю да прямой вывод, сделанный в документе, – конфликт с СССР смертельно опасен для США и Великобритании, необходимо продолжить сотрудниче ство с Советским правительством.

На Квебекской конференции американская делегация настояла на том, чтобы в 1944 г. провести вторжение через Северо-Западную Фран цию. Решение это было встречено в штыки англичанами, которые согласи лись с ним только на словах. Черчилль по-прежнему отстаивал балканский вариант Второго фронта. В Соединенных Штатах критики позиции Рузвельта указывают, что это была якобы фатальная ошибка. Однако аме риканское правительство и штабы знали, чего они добивались: выявившее ся огромное военное преобладание СССР неизбежно привело бы к освобо ждению Западной Европы советскими войсками, в то время как англо-аме риканцы, если бы они последовали советам Черчилля, неизбежно бы застряли на Балканах и в Альпах. Выступив за открытие Второго фронта во Франции, США стремились предотвратить такой исход.

Таким образом, несмотря на то, что население Соединенных Штатов было за оказание помощи СССР, правительство всячески затягивало при нятие решений. Исходя из этого, можно сделать вывод о том, что прави тельству США союз с СССР был невыгоден, но обстоятельства, а также страх вынудили США пойти на тот союз. О том, что дело обстояло именно так, свидетельствует, например, «Меморандум 121», составленный Управ лением стратегических служб (УСС, позднее преобразованное в ЦРУ) США в конце августа 1943 г., т.е. после Курской битвы. Директор УСС ге нерал Донован представил этот «Меморандум» в качестве программы дей ствий вооруженных сил «союзников» в Европе. И вот как обосновывалась в этой программе «гарантия успеха» вторжения во Францию: «Расстояние от предполагаемого западноевропейского фронта до Центральной Герма нии короче, а транспортные условия лучше, чем от Западной России до Центральной Германии. К тому же западные союзники имеют заметное превосходство над Россией в воздухе».

Сама «постановка вопроса» недвусмысленно говорит о том, что дей ствительная цель второго фронта заключалась не в разгроме Германии, а в «недопущении» СССР в Центральную Германию и, конечно, Европу в це лом. На счет «превосходства» над СССР в воздухе недвусмысленно гово рят следующие факты: во второй половине 1944 г. США считали весь европейский континент своей зоной влияния. Однажды Командующий американскими ВВС Спаатс даже демонстративно отказался обсуждать с маршалом Жуковым порядок полетов над советской зоной, заявив, что «американская авиация всюду летала, и летала без всяких ограничений» 1.

Мало кому известно, что наряду с бессмысленным, с военной точки зре ния, уничтожением жилых кварталов немецких и японских городов амери канцы не менее свирепо бомбили Югославию. Начало воздушному геноци ду положила «кровавая Пасха» 16 апреля 1944 г. В этот день только в Бел граде погибло 1 160 чел. Стоит привести здесь очень характерные сужде ния У. Буллита, который в 1933-1936 гг. был послом США в СССР, а затем – во Франции. В мае 1938 г., когда, так или иначе, выявились вероятности войны между Германией и Италией и, с другой стороны, Великобританией и Францией, он обратился к Рузвельту с призывом примирить враждую щие стороны ради спасения Европы: «Вы можете лучше, чем кто-нибудь другой, использовать тот факт, что мы являемся выходцами из всех наций Европы, а наша цивилизация – результат слияния всех цивилизаций Евро пы, что мы не можем спокойно наблюдать приближение конца европей ской цивилизации и не предпринять последней попытки предотвратить ее уничтожение…», т. к., заключал Буллит, «война в Европе может окончить ся только установлением большевизма от одного конца континента до дру гого», а осуществленное Рузвельтом примирение европейских держав «оставит большевиков за болотами, которые отделяют Советский Союз от Европы. Я думаю, что даже Гитлер…примет Ваше предложение».

Чем ближе 65-летие Победы, тем больше со стороны части истори ков наблюдается восторгов по поводу так называемого ленд-лиза, когда помощь западных союзников ставится больше и выше Сталинградской и Курской битвы. Одно из популярных заблуждений состоит в том, что под ленд-лизом большинство понимает помощь, причем безвозмездную. Меж ду тем, ленд-лиз – это международное соглашение, при подписании которо го обе стороны предварительно рассчитывают и оговаривают собственные интересы: экономические, военные или политические. Неслучайно Рузвельт публично заявил, что «помощь русским – это удачно потраченные деньги».

С помощью ленд-лиза администрация США собиралась решить ряд задач как внешнеполитических, так и внутренних. Во-первых, такая схема позво ляла создать новые рабочие места в Америке. Во-вторых, ленд-лиз позволял оказывать влияние на страну-получателя. Наконец, Рузвельт выполнял предвыборное обещание («Наши парни никогда не будут участвовать в чу жих войнах»), посылая европейцам только оружие, но не солдат.

Система ленд-лиза создавалась не под СССР, а англичане предлагали три схемы расчетов: безвозмездный дар, оплата наличными и лизинг. Од нако Черчилль был реалистом и понимал, что ни первое, ни второе предло жения у американцев энтузиазма не вызовут: воевавшая практически в одиночестве Англия была на грани банкротства. Рузвельт принял третий вариант, и в конце лета 1940 г. сделка состоялась. Подключив к разработке законопроекта о ленд-лизе военное и военно-морское министерства, адми нистрация Президента 10 января 1941 г. внесла его на рассмотрение обеих палат Конгресса, 11 марта 1941 г. Конгресс принял его (в вольном перево де – закон «О содействии обороне Соединенных Штатов»). Когда 22 июня 1941 г. в войну с нацисткой Германией вступил Советский Союз, закон о ленд-лизе уже действовал, и его следовало распространить. 11 сентября Конгресс одобрил «программу победы», и на следующий день советник президента А. Гарриман вылетел в Лондон, а оттуда – в Москву. 1 октября Нарком иностранных дел Молотов, Гарриман и член кабинета Черчилля лорд Бивербрук подписали «Московский протокол», предусматривавший выделение СССР военной помощи до конца июня 1942 г. Спустя месяц Рузвельт направил Сталину записку, где сообщал, что США поставят СССР необходимые материалы под беспроцентный заем на сумму $1 млрд.

с оплатой в течение 10 лет, начиная с шестого года после окончания вой ны. Поставки военного снаряжения и материалов начались благодаря тому, что в ноябре 1941 г. действие закона было распространено на СССР.

Оценки удельного веса союзнических поставок промышленной про дукции (по отношению к произведенной в годы Отечественной войны) и по сей день сильно расходятся. По разным оценкам, в общем объеме необ ходимых поставок для нужд армии западная техника составляла: в броне танковых войсках – 12-16 %, в авиации – 10- 15 %, во флоте – 32 %. Кроме того, были поставки, не относящиеся к основным видам вооружений – это станки, рельсы, паровозы с вагонами, радиолокаторы, одного авиационно го бензина по ленд-лизу наша страна получила 2 586 тыс. т. (37 % произве денного в СССР), а всего США поставили примерно 15 % потребленного мяса и других полезных предметов, без которых много не навоюешь.

Между тем корпорация «Стандарт Ойл» только по линии немецкого концерна «И.Г. Фарбениндустри» продала Германии бензина и смазочных материалов на $20 млн., где один венесуэльский филиал «Стандарт Ойл»

ежемесячно отправлял в Германию 13 тыс. т. нефти. Топливом дело не ограничивалось, ибо из-за океана шел вольфрам, синтетический каучук. Из всех изготовленных за годы войны на фордовских заводах автопокрышек – 30 % шло вермахту. Что же касается общего объема фордовско-рокфелле ровских поставок Германии, то полных сведений в открытой печати на этот счет до сих пор нет: коммерческая тайна. И прибыль, которую получа ли от нее наши американские «союзники», исчисляется цифрами воистину астрономическими.

Если говорить о денежном эквиваленте, то из $46 млрд., в которые обошлась американцам вся ленд-лизовская помощь, для разгромившей три четверти вооруженных сил Германии и ее европейских союзников Красной Армии добрый вашингтонский дядюшка выделил всего около $9 200 млн., в то время как Великобритания получила $30 269 млн., Франции – $1 млн. и т. д. В свою очередь, США за годы войны получили от союзных го сударств различных товаров и услуг в счет погашения поставок по ленд лизу на $7,3 млрд. В соглашениях о поставках по ленд-лизу устанавлива лись основные принципы урегулирования последующих расчетов: матери алы, уничтоженные, утраченные и использованные в период войны. Не подлежало оплате имущество, оставшееся по ее окончании пригодное для гражданских целей: «оплачивается полностью или частично в порядке по гашения долгосрочного кредита;

сохранившиеся военные материалы оста ются у страны-получателя, но правительство США имеет право истребо вать их;

оборудование, не завершенное производством к концу войны, и материалы, находящиеся на складах правительственных учреждений США, могут приобретаться странами с использованием американского долгосрочного кредита».

Поставки по ленд-лизу в значительной степени способствовали расширению производства в США в годы войны и обогащению монополий за счет правительственных заказов. По окончании войны США использо вали систему ленд-лиза и связанные с ней вопросы урегулирования расче тов с целью экономического и политического проникновения во многие страны Европы и Азии.

В 1947 г. и в 1960 г. велись переговоры о расчетах по ленд-лизу:

СССР возвратил США часть полученного им имущества и изъявил готов ность произвести необходимую оплату оставшегося. Но стороны не смогли прийти к соглашению по вопросу о величине компенсации, так как США запросили сумму в $1,3 млрд, значительно завысив ее по сравнению с рас четами с другими странами. Кроме того, американское правительство отказалось обсудить и решить вместе с проблемой урегулирования расче тов вопрос о нормализации экономических и торговых отношений между СССР и США, что предусматривалось соглашением о ленд-лизе.

К вопросу о советском долге стороны возвращались и в 1972 г., где заключили соглашение, обязавшее СССР до 2001 г. выплатить США $ млн., включая проценты. Лишь в июне 1990 г. вопрос снова был поднят на высшем уровне: М. С. Горбачев и Дж. Буш-старший договорились о том, что СССР выплатит $674 млн. до конца 2030 г., после чего вопрос по ленд лизу будет окончательно закрыт.

В заключение процитируем украинского историка А.С. Якушевского:

«Любая оценка задним числом роли ленд-лиза всегда относительна и проблематична. Всякие попытки установить точно, насколько решающей она была, насколько сократила путь к окончательному триумфу, ведут исто риков на зыбкую почву бесконечных предположений, а также дискуссий и споров. В ходе их они несколько приближаются к истине, но путь этот до лог, а конца его не видно».

Примечания:

См.: Жуков Г. К. Воспоминания и размышления [Текст] / Г. К. Жуков. – М., 1971. –С. 670.

С.В. Алейников Комитет ветеранов войны и военной службы, г. Новокузнецк, Россия О МЕСТЕ ВОСТОЧНОГО ФРОНТА НА ТЕАТРЕ ДЕЙСТВИЙ ВТОРОЙ МИРОВОЙ ВОЙНЫ С первого и до последнего дня боевых действий советско-гер манский фронт по всем особенностям, характеристикам, идеологии пре восходил другие.

В 1942 г. – в период наивысшей для СССР опасности – его протяжен ность превышала 6 тыс. км. Общие размеры территорий, охваченных воен ными действиями в 1941–1945 гг., составили более 3 млн. кв. км., что зна чительно больше суммарной площади Австрии, Англии, Бельгии, Дании, Германии, Голландии, Италии, Норвегии, Финляндии, Франции, Югосла вии. На различных этапах войны на советско-германском фронте с обеих сторон сосредоточивалось одновременно до 13 млн. чел., от 84 до 163 тыс.

орудий, до 20 тыс. танков и САУ, до 18,8 тыс. самолетов. Около 93 % вре мени войны приходилось на активное наступление и оборонительные дей ствия на этом же фронте военных действий.

Советско-германский фронт в четыре раза превосходил общие разме ры северо-африканского, итальянского и западного. В то время как ан гло-американские войска нанесли поражение 176 соединениям вермахта (причем большинству из них на заключительном этапе, когда судьба вой ны уже была решена), Красная Армия разгромила 607 соединений. Общее количество потерь Германии и европейских союзов – 72 % – приходится именно на советско-германский фронт.

Если против Красной Армии одновременно действовало от 190 до 270 самых боеспособных дивизий фашистского блока, а из 6 воздушных флотов, имевшихся в Германии, 4 действовали на советско-германском фронте, то войскам союзников противостояло в Африке от 26 до 9 диви зий, в Италии – от 26 до 7, в Западной Европе – от 56 до 75.

И еще одна немаловажная деталь: на советско-германский фронт по стоянно наступали основные группировки оперативных и стратегических резервов фашистского блока. За всю войну с запада на восток дополни тельно к заблаговременно развернутым для нападения на СССР соедине ниям было переброшено 434 дивизии противника. На советско-германском фронте была уничтожена и основная часть военной техники Вермахта: до 75 % танков и САУ, более 75 % авиации, 74 % артиллерии. Ежедневные потери противника в среднем составили 55 самолетов, 34 танка и САУ, орудий и минометов. По подсчетам английского историка Д. Рейнольдса, между июнем 1941 г. и июнем 1944 г., то есть до высадки англо-амери канских войск во Франции, 93 % общих потерь войска фашистского блока понесли в боях с Красной Армией.


О том, как отличалось сопротивление германских войск на западе и на востоке на заключительном этапе войны, свидетельствует запись в дневнике министра пропаганды Германии И. Геббельса: «В настоящий мо мент военные действия на западе являются для противника не более, чем детской забавой. Ни войска, ни гражданское население не оказывают ему никакого сопротивления. Население выходит навстречу американцам с бе лыми флагами. При таких обстоятельствах войска не хотят сражаться и от ходят назад без сопротивления или сдаются в плен».

Свои наступательные действия Красная Армия вела на тысячекило метровом пространстве, а в глубины они развернулись на сотни километ ров. В сражения вводились одновременно по несколько армий (это десятки дивизий). На переломной стадии войны с декабря 1941 г. по сентябрь 1943 г. были проведены 4 кампании, включавшие более 40 крупно масштабных и результативных стратегических операций. За этот же пери од ВС Великобритании и США осуществили только одну кампанию в Се верной Африке и 5 наступательных операций на африканско-средиземно морском театре военных действий.

Разгром Германии решающим образом повлиял на ликвидацию по следнего очага Второй мировой войны на Дальнем Востоке, когда, вступив в войну с Японией, Красная Армия в течении трех недель уничтожила миллионную группировку, что составило почти 30 % потерь Японии за всю войну.

Потери советских войск также были огромны. Так, в 1941-1945 гг.

при отступлении Красной Армии в стрелковом оружии потери составили 62 %, орудиях и минометах 65 %, танках и САУ 36 %, авиация наи больший урон понесла в 1943–1944 гг. – 48,5 %. В среднем в Красной Ар мии ежесуточные потери составили 11 тыс. единиц стрелкового оружия, танков, 224 орудия и миномета, 30 самолетов.

Говоря о людских потерях в годы Второй мировой войны, особо нужно сказать о потерях гражданского населения. Всего на советской зем ле враг истребил более 7,4 млн. чел. гражданского населения. Самые тяже лые потери выпали на долю Беларуси, где погиб каждый 4-й, то есть 25 % населения было истреблено захватчиками. Из 5 269 513 чел. угнанных в рабство в Германию более 40%, то есть 2 164 313, умерли на чужбине.

Западные историки искусственно раздувают трагическую значитель ность воздушных атак на Великобританию, хотя за всю войну от воздуш ных атак погибло 60 тыс. мирных граждан. Ибо их нельзя сравнить с ис треблением мирных граждан Советского Союза, где только в Смоленске и его окрестностях уничтожено 135 тыс. чел., угнано в рабство более 87 тыс. чел.

Самый страшный удар пришлось выдержать жителям блокадного Ленинграда, где от голода погибло 641 тыс. чел., а еще 16 747 чел. – от арт обстрелов и налетов авиации. Вот где боль и трагедия.

Каковы же потери войск гитлеровской коалиции? Общие потери вер махта в войне с Польшей, Францией, на Балканах, о. Крит, при захвате Бельгии, Голландии, Дании, Норвегии, в Северной Африке, т. е. до 22 июня 1941 г., составили 300 тыс. чел. После 22 июня 1941 г. на Восточном фронте Германия потеряла 7 181 1 тыс. чел., а вместе с союзниками – 8 649 3 тыс.

чел. (Венгрия – 809 066, Италия – 92 867, Румыния – 475 070, Финляндия – 84 377, Словения – 6 765 чел.). Всего же безвозвратные людские потери вер махта с июня 1939 г. по 30 апреля 1945 г. составили 11 844 тыс. чел.

В ходе компании советских войск на западном востоке Квантунская армия потеряла 83,7 тыс. чел. убитыми и 640,1 тыс. чел. пленными, при об щих потерях Японской армии 2,2 млн. чел.

На третий день после нападения Германии на СССР президент США заявил, что Америка окажет помощь. Для обсуждения вопроса о взаимных поставках с 29 сентября по 1 октября 1941 г. в Москве прошла конферен ция трех великих держав, а по ее итогам с 1 ноября 1941 г. по 30 июня 1942 г. западные союзники обязались направлять ежемесячно в СССР самолетов, 500 танков, зенитные и противотанковые орудия и т.д.

7 ноября 1941 г. США распространили действия ленд-лиза на СССР, после чего они обязались поставить в СССР с октября 1941 г. по 30 июня 1942 г. 900 бомбардировщиков, 900 истребителей, 1 125 средних и столько же легких танков, 85 тыс. грузовых машин, но фактически получено бомбардировщиков (29 %), 278 истребителей (30 %), 363 средних танка (37 %), 16 502 грузовика (19 %), а летом 1942 г. поставки были сокращены, поскольку в июне 1942 г. в Баренцевом море был разгромлен караван су дов РQ-17. В то время началась Сталинградская битва...

В 1943 г. вместо открытия Второго фронта западные союзники заявили: их желание состоит в том, чтобы направить в СССР максималь ный поток снабжения. И действительно, с начала года поставки выросли, но после зимнего (1943 г.) наступления, когда Красная Армия испытывала острую потребность в военно-экономических поставках, западные союзни ки вновь их приостановили, говоря о нехватке транспортных средств.

Когда 30 июня истек срок действия второго протокола (этапа поставок), то наша страна получила около 70 % обещанных ресурсов.

Несмотря на то, что фактически только СССР боролся с Германией и ее союзниками, но он получил поставок, которые составили 26 % ассигно ваний по ленд-лизу, а Великобритания 41 %. Характерно, что во время наибольших трудностей накануне и во время Курской битвы, битвы за Днепр поставки по ленд-лизу сокращались.

В 1944 г и 1945 г., когда судьба войны была предрешена, поставки по ленд-лизу начали носить полный характер: общее количество поставлен ной техники составило (в % от произведенного в СССР) автомобили – 30 %, самолеты – 13,6 %, танки и САУ – 11,1 %, орудия и минометы – 1,9 %, автоматы – 1,6 %, паровозы – 7,4 %, платформы – 5 %. Важное ме сто занимали продовольственные поставки: в пересчете на зерно импорт составил 3 %.

На вопрос об оценке роли ленд-лиза в борьбе с Германией, нарком внешней торговли СССР А.И. Микоян сказал: «Да, без ленд-лиза мы бы наверняка еще год-полтора воевали», но, по признанию тогдашнего мини стра торговли США Джонса: «Мы не только возвращали свои долги, но и получали прибыль». Президент США Г. Трумэн в мемуарах написал еще более честно: «Деньги, истраченные по ленд-лизу, безусловно, спасали множество американских жизней, каждый русский солдат который полу чил снаряжение по ленд-лизу и шел в бой, пропорционально сокращал во енные опасности для нашей молодежи».

Н.А. Машков Комитет ветеранов войны и военной службы, г. Новокузнецк, Россия К ВОПРОСУ О ТРАГЕДИИ 1941 ГОДА Известны основные даты и факты трагической для нашей страны и Красной Армии динамики первых дней, недель и месяцев Великой Отече ственной войны, когда за несколько месяцев (22 июня-29 ноября 1941 г.) вражеская армия преодолела пространство от Бреста до Ближнего Подмо сковья, пригородов Ленинграда и Одессы, а главными силами изготови лась к взятию столицы нашей Родины. Именно 29 ноября Гитлер объявил:

«Война в основном выиграна», а 2 декабря во 2-ю танковую дивизию вер махта даже завезли парадные мундиры для участия в параде на Красной площади. В те памятные месяцы Красная Армия потеряла более 556 тыс.

чел. убитыми и умершими в госпиталях и 2 335 тыс. «пропавшими без ве сти»: сдавшимися или взятыми в плен, окруженных за линией фронта, что свидетельствует о значительном превосходстве вражеской силы1.


Возникает вопрос: почему руководство, возглавляемое И.В. Стали ным, не провело в жизнь мероприятия, предусмотренные в то время опера тивным и мобилизационным планами? Г.К. Жуков, в то время Начальник Генерального штаба, в своих воспоминаниях и размышлениях писал: «…В этих ошибках и просчетах чаще всего обвиняют И.В. Сталина. Конечно, ошибки И.В. Сталина, безусловно, были, но их причины нельзя рассматри вать изолировано от объективных исторических процессов и явлений, от всего комплекса экономических и политических процессов и явлений… Все его (Сталина) помыслы и действия были пронизаны одним желанием – избежать войны и уверенностью в том, что ему это удастся» 2. Там же Жу ков отметил, что в начале войны, естественно, присутствовал фактор вне запности. Да, руководство страны знало, что война близко, но опублико ванные после войны материалы и документы вермахта объясняют, что была развернута сильнейшая пропаганда «как бы против войны с СССР», и в то же время все направлялось «как бы на войну с Англией». В какой-то мере и эта тактика сработала.

На Советский Союз напала армия, прошедшая войну с 1939 г, когда вооруженные силы Германии закончили отмобилизование войск, в основ ном, уже к сентябрю 1939 г., тогда как Красная Армия начала тогда лишь стратегическое развертывание. В результате к концу сентября 1939 г. чис ленность вермахта превысила 4,6 млн. чел., а РККА лишь 1,5 млн. чел.

К 1941 г. экономическая мощь Германии приросла экономикой и промышленностью разных стран континентальной Европы и в несколько раз превосходила потенциал СССР. Только произведенная на заводах «Шкода» в 1940 г. военная продукция была равна по объемам всему произ водству военно-промышленного комплекса Великобритании в том же году. Высококвалифицированные рабочие многих европейских стран тру дились на оснащение вермахта. 10 млн. высококвалифицированных инже неров и рабочих трудились в 1941-1945 гг. непосредственно на заводах Германии. Даже традиционно нейтральные страны участвовали в вооруже нии сил вторжения: Швеция поставляла железную руду, а Швейцария – высокоточные приборы.

С другой стороны, Красная Армия фактически закончила стратегиче ское развертывание лишь к лету 1941 г., увеличив численность войск в 3, раза – до 5,3 млн. чел., однако времени для отработки взаимодействия (даже для индивидуальной подготовки) не оставалось. На поступившие в войска новые танки (Т-34 и КВ – более 1 500 шт.) в армии имелось всего 208 обученных экипажей. Фактор динамики экономического развития так же был отличен: царская Россия в отличие от развитых европейских стран не имела ни своих автомобилей, ни тракторов, ни самолетов. После окон чания Первой мировой войны в стране еще более трех лет бушевала война.

До конца 1920-х гг. СССР закупала за границей паровозы, вагоны, сталь ной трос, пилы, сверла, трубы, гвозди и т.д. Индустриализация страны на чалась лишь в конце 1920-х гг., а техническое оснащение армии – в середи не 1930-х гг. К тому же не все и не сразу поняли и поддержали утвержде ние И.В. Сталина 1931 г.: «Мы отстали от передовых стран на 50-100 лет.

Мы должны пробежать это расстояние в 10 лет. Либо мы это сделаем, либо нас сомнут».

Как показала война, «пробежать полностью» не успели. Экономиче ский потенциал объединенной Гитлером Европы превышал советский в несколько раз.

В течение двух победоносных для вермахта кампаний 1939 и 1940 гг.

войска обрели высокую слаженность, действуя в Польше и во Франции тремя армейскими группами под командованием одних и тех же генералов – В. Й. фон Лееба, Ф. фон Бока, Г. фон Рунштедта (с 1940 г. все – генерал фельдмаршалы). Эти же командующие со своими штабами начали вторже ние в СССР 22 июня 1941 г. Советские командиры, за исключением про шедших Халкин-Гол, Испанию (война с Финляндией не в счет), такого опыта не имели, хотя он очень важен.

Есть и пример, не получивший должного внимания и соответствую щей оценки в литературе о Великой Отечественной: 100-я ордена Ленина стрелковая дивизия генерала И.Н. Руссиянова, прошедшая горнило «незна менитой» финской войны, в полном кадровом составе переброшенная на кануне войны из Ленинградского в Западный Особый военный округ, с первого дня боев била гитлеровцев в строгом соответствии с мобилизаци онном предназначением. И отходила она на новые рубежи только по при казу вышестоящего командования, когда ни справа, ни слева никого не оставалось, а над дивизией не висела угроза окружения. Именно она в ав густе 1941-го стала 1-й гвардейской стрелковой дивизией Красной Армии.

Никакого особенного подбора личного состава в дивизии не производи лось, никаких особенных военных талантов командир дивизии Руссиянов в ходе всей последующей войны не проявил – рос вместе с дивизией: диви зия стала гвардейской – он стал гвардии генерал-майором, дивизию развер нули в 1-й механизированный корпус – и он стал гвардии генерал-лейте нантом.

К 1943 г. большинство дивизий и корпусов Красной Армии обрели боевой опыт, командный состав окреп и ситуация изменилась коренным образом. Непреходящая важность этого факта заключается в том, что если солдат был обучен, обстрелян, элементарно обеспечен необходимым для боя и жизни, если им командовал твердый, знающий командир, то тот сол дат проявлял себя грамотным воином. Этот вывод ставит под сомнение из мышления тех публицистов, которые говорят о том, что наша армия дошла до Берлина благодаря штрафбатам и заградотрядам.

Тем не менее, трагедии первого года были очевидны, а чтобы понять их причины, нужно прояснить главное: какими были фактическое соотно шение сил противоборствующих сторон, политические, экономические, военные и морально-психологические факторы к моменту вторжения, и как ситуация менялась в течение 1941 г., от июня к концу ноября, когда враг был остановлен, фактически, у стен Москвы.

Способность высшего политического руководства страны и военного командования распоряжаться наличными силами, безусловно, – важный фактор, но в сравнении с наличием, размером и состоянием самих сил – все-таки величина второго плана.

Политическая составляющая силы напавшей стороны состояла в том, что за 2 года – с сентября 1939 г. по июль 1941 г. – с фашистской Германи ей произошла огромная политическая метаморфоза: 1 сентября 1939 г. на 35-ти миллионную Польшу напала 70-ти миллионная фашистская Герма ния, а 22 июня 1941 г. на СССР напал 300-миллионный Третий рейх, т. к.

из двух десятков стран континентальной Европы (не считая карликовых) половина – Италия, Испания, Дания, Норвегия, Венгрия, Румыния, Слова кия, Финляндия, Хорватия (Испания и Дания – не объявляли войну офици ально) – в составе Третьего рейха вступили в войну с СССР. В большинстве стран континентальной Европы внутриполитическое положе ние было вполне стабильным и даже лояльным, а гитлеровские армии по чти не завоевывали этих стран. Они их покоряли.

Гитлер открыто звал правителей стран Европы к военному и полити ческому объединению во имя похода на Восток. Двусмысленной была и политика наших будущих союзников – Великобритании и США, а буду щий президент США, сенатор Г. Трумэн, 23 июня 1941 г. в интервью «Нью-Йорк Таймс» цинично заявил: «Если мы увидим, что выигрывает Германия, то нам следует помогать России, а если выигрывать будет Рос сия, то нам следует помогать Германии, и, таким образом, пусть они уби вают как можно больше».

С первых дней Главное командование немецких войск ввело в дей ствие 153 дивизии, а на Западе и Ближнем Востоке Гитлер оставил лишь 1/3 войск, и то второстепенных. В составе групп армий «Север», «Центр», «Юг» противник ввел в действие 3 712 танков и штурмовых орудий. Сухо путные войска поддерживало 4 950 боевых самолетов. Войска вторжения превосходили нашу артиллерию почти в 2 раза, артиллерийская тяга в основном была моторизована. В строю вермахта были французы, бельгий цы, чехи и представители многих других народов и даже тех стран Европы, что не объявляли СССР войну: во второй половине 1941 г. появились до бровольческие легионы «Фландрия», «Нидерланды», «Валлония», «Дания»

и т.д., которые позже превратились в части СС «Норланд»

(скандинавская), «Лангемарк» (бельгийско-фламандская), «Шарлемань»

(французская) и т.п. Даже если представить, что их боеспособность была на уровне частей Красной Армии первых недель войны (что маловероятно), то общее их количество намного превышало Вооруженные силы СССР.

По личному составу Германия и союзники насчитывали около 5 млн. чел., тогда как у СССР штат военного времени был введен только в апреле 1941 г.: из 170 дивизий и 2-х бригад до штатной численности (14 тыс. чел.) не была укомплектована ни одна! В среднем они составляли штат 6-8 тыс. чел., что в итоге составляло около 3,1 млн. чел.

Есть и факторы морально-психологического характера: образ «мо сковитско-азиатского врага», как и необходимость защиты Европы от ази атских орд, право германцев господствовать на Востоке – такая геополити ческая идеология была характерна не только для нацистов, а укреплению морального и психологического состояния армии вторжения немало способствовал образ Советской России, как колосса на глиняных ногах, на первых порах успешно внедряемый геббельсовской пропагандой. С другой стороны, в сознании наших соотечественников, от высших руководителей страны до рядовых красноармейцев, в первые недели и месяцы войны име ла место некоторая раздвоенность в понимании сущности войны. Суще ствовала и идеология «шапкозакидательства», а если будет война, то «она пройдет на территории врага».

Необходимо было определенное время, чтобы народ понял, что это вой на не классовая – на уничтожение политического строя, а война геополитиче ская – на уничтожение советской государственности и народности. Только то гда, когда советский народ понял, что это война – война жизни и смерти госу дарства, нации, – только тогда война приняла совсем другой оборот.

Гитлер оказался не прав, заявив 29 ноября 1941 г., что война в основ ном закончена. Война по-настоящему только началась… Примечания:

См.: Гриф секретности снят: ВС СССР в войнах [Текст]. – М.,1993. – С.146.

См.: Жуков Г. К. Воспоминания и размышления [Текст] / Г. К. Жуков. – М., 1994. – С. 241.

Сведения об авторах Алейников Сергей Викторович – полковник запаса. Участник боевых действий в Афганистане и двух войн в Чечне. Член Комитета ветеранов войны и военной службы, Новокузнецк, Россия.

Алябьев Юрий Павлович – полковник запаса. Участник боевых дей ствий в Афганистане, ликвидатор аварии на ЧАЭС. Член Президиума – за меститель председателя Комитета ветеранов войны и военной службы, Но вокузнецк, Россия.

Артюх Елена Васильевна – к.полит.н., доцент кафедры философии Новокузнецкого филиала-института ГОУ ВПО «Кемеровский государ ственный университет», Новокузнецк, Россия.

Васильченко Максим Анатольевич – студент Института истории и международных отношений Саратовского государственного университета имени Н.Г. Чернышевского, Саратов, Россия.

Венгер Альберт Григорьевич – аспирант кафедры всемирной истори ии Днепропетровского национального университета им. Олеся Гончара, Днепропетровск, Украина.

Гарифуллин Изиль Батретдинович – к. ист. н., старший научный сотрудник-консультант сектора изучения этноконфессиональных отношений Института гуманитарных исследований Тюменского государственного университета, Тюмень, Россия.

Герман Аркадий Адольфович – д.ист.н., профессор, заведующий ка федрой отечественной истории в новейшее время Саратовского государ ственного университета имени Н.Г. Чернышевского. Председатель Между народной Ассоциации исследователей истории и культуры российских немцев, Саратов, Россия.

Добрынина Ольга Александровна – к. психол.н., доцент, заведующая кафедрой психологии, декан гуманитарного факультета Новокузнецкого филиала-института ГОУ ВПО «Кемеровский государственный универси тет», Новокузнецк, Россия.

Зайцев Геннадий Степанович – к.ист.н., ведущий научный сотрудник сектора филологии Института гуманитарных исследований Тюменского государственного университета, Тюмень, Россия.

Зубков Константин Иванович – старший научный сотрудник Инсти тута истории и археологии Уральского отделения Российской Академии Наук, Екатеринбург, Россия.

Калякина Александра Викторовна – аспирант кафедры отечествен ной истории в новейшее время Института истории и международных отно шений Саратовского Государственного Университета имени Н.Г. Черны шевского, Саратов, Россия.

Клец Виктор Кириллович – к.ист.н., доцент кафедры всемирной истории Днепропетровского национального университета им. Олеся Гончара, Днепро петровск, Украина.

Колпакова Диана Алексеевна – студент юридического факультета Ново кузнецкого филиала-института ГОУ ВПО «Кемеровский государственный университет», Новокузнецк, Россия.

Конев Евгений Викторович – к.ист.н., доцент кафедры истории Ново кузнецкого филиала-института ГОУ ВПО «Кемеровский государственный университет», Новокузнецк, Россия.

Кох Отто Оттович – журналист отличник народного просвещения РФ, Тюмень, Россия.

Лавренюк Юрий Сергеевич – полковник запаса. Участник боевых действий в Афганистане и Чечне. Член Комитета ветеранов войны и воен ной службы, Новокузнецк, Россия.

Макарчева Елена Борисовна – к.ист.н., доцент кафедры истории Но вокузнецкого филиала-института ГОУ ВПО «Кемеровский государствен ный университет», Новокузнецк, Россия.

Маркдорф Наталья Михайловна – к.ист.н., доцент кафедры истории, заведующая кафедрой истории Новокузнецкого филиала-института ГОУ ВПО «Кемеровский государственный университет», Новокузнецк, Россия.

Машков Николай Ананьевич – подполковник в отставке. Участник ликвидации последствий катастрофы ЧАЭС. Председатель НГОО «Союз Чернобыль». Член Комитета ветеранов войны и военной службы, Новокуз нецк, Россия.

Михеева Людмила Васильевна – к.ист.н., директор Государственного архива Карагандинской области, Караганда, Казахстан.

Силаков Анатолий Никитович – подполковник запаса. Ветеран бое вых действий в Африке (Мозамбик). Председатель Новокузнецкого го родского отделения Всероссийской общественной организации ветеранов (пенсионеров) войны, труда, вооруженных сил и правоохранительных ор ганов, Новокузнецк, Россия.

Ташпекова Алма Тлекалиевна – к.полит.н., проф., Саратовского воен ного института Внутренних войск МВД РФ, Саратов, Россия.

Ярков Александр Павлович – д.ист.н., профессор, заведующий секто ром изучения этноконфессиональных отношений Института гуманитарных исследований Тюменского государственного университета;

профессор кафедры истории Новокузнецкого филиала-института ГОУ ВПО «Кеме ровский государственный университет», Новокузнецк, Россия.

Научное издание К 65-ЛЕТИЮ ВЕЛИКОЙ ПОБЕДЫ: ВЗГЛЯД ИЗ XXI ВЕКА Сборник научных трудов Под общ. ред. Н.М. Маркдорф, А.П. Яркова Редактор Т. Ю. Перова Бумага писчая. Ризография.

Уч.-изд.л.

Тираж 150 экз.

Новокузнецкий филиал-институт государственного образовательного учреждения высшего профессионального образования «Кемеровский государственный университет»

654041, г. Новокузнецк, ул. Кутузова, 56, те. 71-46- РИО НФИ КемГУ Цена договорная

Pages:     | 1 |   ...   | 4 | 5 ||
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.