авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:   || 2 |
-- [ Страница 1 ] --

2010

НЕСТЕРЫЧ

Сборник стихов

и воспоминаний

Посвящается 95 летию

со дня рождения

даниловского поэта

фронтовика И. Н. Купича

и 65 летию Победы

советского народа

в Великой Отечественной

войне

Данилов

Татьяна БЕЛОВА

Дорогой

Жил был среди нас удивительный человек Иван Не стерович Купич. Простой мужик с широченной, талантли Иван Нестерович вой, детской душой, добрым сердцем и золотыми руками.

Он прожил свою жизнь «не кондором, хозяином не бес, а певчей птицей: пусть её полет не так высок, зато она Моя профессия вместе с массой постоянных огорчений, пе поёт». Именно так, потому что более всего Купич был талан реживаний, вечного страха перед ошибкой и невольной необъек тлив душой и сердцем. Любил людей, детей любил, был рад тивностью имеет одно большое преимущество она сводит меня угодить и потрафить хорошему человеку, заставить его рас с удивительными людьми. Не могу себе представить, как обхо смеяться, поверить в лучшее. Любил свой Данилов, красоту дилась бы без этого. Неужели прошли бы мимо меня сотни и ты и природу нашего края. И посвящал ему простые и чистые, сячи удивительных людей?!

как утренняя роса, стихи. Неужели и Ивана Нестеровича Купича знала бы я лишь Большую часть жизни он работал модельщиком на как зритель в районном Доме культуры да читатель газеты? И Даниловском заводе деревообрабатывающих станков. При это не мне декламировал бы он свои сочные стихи, перехватив шёл, когда завод был ещё машиностроительным и называл мое внимание где то в кулуарах очередной районной сходки, ся «Пролетарская свобода», а уволился в 1975 году в связи вроде совещания передовиков? И не мне наигрывал бы на гитаре с уходом на пенсию. Модельщиком был знатным. Не слу и пел свои достающие до сердца песни? И не мне показал бы чайно именно его позвали делать модель фигурной решет полукустарным способом и тиражом в десяток изданную в Мыш ки Вечного огня, хотя к тому времени Иван Нестерович кине книжицу его стихов? Не мне бы лукаво сказал при этом, уж 10 лет был на пенсии. Он взялся за дело с радостью и почесывая в затылке: «Ну, Купич, ты до автографов дожил!»?

энтузиазмом, сделал на совесть. Потому что для людей, Слава Богу, все это не минуло меня. С Иваном Нестерови потому что память о погибших земляках.

чем мы друзья, и именно мне довелось рассказать о нем читате Иван Нестерович всегда будет с нами. В стихах, в лям. Купича в районе знают многие, но я то знаю и вижу его по музыке, в пламени Вечного огня... И вспоминать о нём мы своему. Каким? Запаситесь терпением, расскажу.

всегда будем с радостью и улыбкой.

...Когда Иван Нестерович приходит в редакцию, весь уста новленный выпуском газеты порядок летит вверх тормашками.

Ну, кто же откажет себе в удовольствии поговорить с Купичем!

Татьяна БЕЛОВА, Песню то знаете, не спрашивает, а просто не сомнева редактор газеты «Мой Данилов».

ется он, «Синий туман похож на обман»... Я, грешным делом, подумал, привирает поэт: ну где он видел синий туман? И на зорьке встану приглядываюсь, и вечером смотрю синего не встречал! А недавно по весне...

И он рассказывает, как довелось таки увидеть весеннюю дымку ни дать ни взять синий туман. Рассказывает так непод 2 ражаемо красочно, что я уже поняла: родились у Купича новые для дома, для души, стихи. Да вот их строки: для людей. Может «Весенняя дымка, туману сестрица, дать простой и хоро Вуалью легла на поля, ший рецепт домаш Синеющим шлейфом у леса ложится, него вина. Ой, куда Окутана синью земля». это меня занесло!

Сколько знаю его, он все удивляет своими поэтическими А я догадыва находками. В одном стихотворении Купича «у ломтя широкие юсь, почему Ивану плечи» это о хлебе, в другом вот так просто и сильно сравнива Нестеровичу все ет: «ты нужна мне, как узнику воля», в третьем «а в реке маль удаётся, почему у чишки загорелые, и звенят от смеха берега». Легкий у него стих, него всякое дело в кажется, не сочинял, а сами строчки родились: руках играет. Про «Бреду по шелкам листопада сто он не как все. Не И бабьего лета красу смогло его государ Из нашего старого сада ство на свой манер В букете осеннем несу. перевоспитать. Ну, В букете бубенчики хмеля, мыслимое ли дело:

Рубины калины лесной, он никогда не зарил И астры лежат, как в постели, ся на сладкий пирог В кленовой листве золотой». власти, хоть самой Ловлю себя на том, что мне эти строки петь хочется. А ведь маленькой, хоть в и сам поэт нет нет да и положит на музыку свои стихи, благо, семье. Он никогда не Мать, Александра Ивановна, с дочерью толков в этом деле и на многих инструментах играет. ценил в людях обра Галиной, сыновьями Иваном (второй А в чём он бестолков, хотела бы я знать! Стихи его не толь зование и долж слева) и Леонидом ко даниловцы любят. Поёт и играет на гитаре, мандолине, бала ность только обра зованность и подлинное умение. Правда, у этой медали две сто лайке. И все эти музыкальные инструменты может сам, своими роны: в укор его иногда забывали поощрить, по плечу похло руками, изладить. Да как! Без сучка, без задоринки. А еще Иван пать. Да вот закавыка: и почести его волнуют весьма мало. Запо Нестерович хороший модельщик, за что и до сих пор почитают ведный человек. Наверное, неудачное слово, но другого не подбе его на заводе деревообрабатывающих станков. Дети, Ирина и ру. И заповедность его от семьи да от времени, которые, как Леонид, обожают как заботливого, бескорыстного отца. Жена, скульпторы, лепят личность.

Клавдия Семеновна, любит за то, что человек он добрый и по...Иваном его назвали в честь деда по матери Ивана Дмит мощник ей всю жизнь главный и незаменимый. Как они ладно риевича Ерёмичева, купца второй гильдии. Иван Дмитриевич живут! Дом ведут исправно, в огороде управляются молодым архангельский, в Данилове на Костромской улице жил. Силь на зависть. А нынче того пуще: не захотели сидеть на перестро ный, красивый был мужик. И грамотный, знаток икон, старооб ечной диете, завели мясных кур.

рядческой общиной руководил. Вел свое дело. Как поморец, он У Купича можно поучиться столярничать он себе такую прекрасно знал путину, имел несколько ледников и круглый год мебель сделал, какая нам и не снилась: из дуба, ясеня и другой торговал свежей рыбой. Конкурентов у него не было, ибо дед ценной древесины, ни щелочки, ни шероховатости, тончайшая работа. Вообще, он умеет делать сотни замечательных поделок умел не только вовремя заготовить прекрасную рыбу, но и прода 4 жил.

вал толково всегда на копейку де Мать моя, Александра шевле, чем рынок. Дед заставлял Ивановна, убежала из роди Ивана много читать, и по его настав тельского дома, не получив лению внук даже выучил старосла благословения на брак с моим вянский алфавит. Выучить то выу будущим отцом, рассказыва чил, но славянские книги не понимал, ет Иван Нестерович. Сбежа а потому и не любил. Во первых, мал ли в Латвию. Там народ мас был. Когда ребята на речку рыбу ло теровой печники, бетонщи вить бегут, а ты сиди и читай полю ки, строители. Дед Евстафий в бить книгу трудно. А во вторых, вре Питере во дворцах изразцо мя смутное было, катили старообряд вые печи ладил. Отец, Нестер цев на все лады. Это были отголоски Евстафьевич, в него был. Так раскола внутри церкви, но уже и вся бы и остались они с матерью в то церковь терпела гонения государ Латвии, да земли то нет, не ства. «Мы раздуем пожар мировой, Иван Купич, 17 лет пожилось, вернулись в Дани церкви и тюрьмы сравняем с зем Нестер Евстафьевич, лов. Иван Дмитриевич про лей», распевали атеисты.

отец стил им побег, а зятя работать на железную дорогу отправил.

Церкви и Все водонапорные башни на дороге отец строил.

впрямь сравняли с зем Нестер Евстафьевич не только мастерил умело, но был лей, грустно оценива человеком веселым, развитым, песни пел хорошо, стихи писал.

ет историю Иван Несте Мать очень любила отца, и когда в двадцать первом его жизнь рович, а тюрьмы не трагически оборвалась, она так и не смогла никем заменить его в смогли, их, поговарива своем сердце. Замуж после смерти мужа выходила дважды, но ют, все больше и боль ни один из этих браков не сделал ее счастливой.

ше требуется.

Я не стала бы рассказывать об этом так подробно, но до Словом, кабы не чего же Купич показался мне похожим на своих родителей и эти обстоятельства, дедов! Такой же неугомонный, не умеющий ничего делать впол внук гораздо охотнее силы, живущий с размахом. И руки золотые тоже в наследство воспринимал бы дедову получил от дедов, от отца. И от матери. Хоть была она всего лишь науку. Но...

домашняя хозяйка, но и в этом, кстати сказать, ответственней И все таки Иван шем деле, подчас чудеса творила.

Дмитриевич оказал Куличи испечет или пасху, бывало, сделает с языком сильнейшее влияние на проглотишь, вспоминает Иван Нестерович. А еще памятен ему внука, которое не утра такой эпизод. В двадцать девятом году жила семья в Новокуз тило силы и до сего дня.

нецке, точнее, на его стройплощадке, где стояли первые 8 бара Второй дед, Ев ков. И приехал туда Серго Орджоникидзе. Высокого гостя встре стафий, это по отцу, за Иван (стоит) с матерью (сидит чали с почестями. Вечером после встречи мать пришла домой:

справа), женой (рядом), сестрой и помнился больше по «Смотри, Ванюшка, чем мы Орджоникидзе угощали». И поло рассказам. Он в Латвии сыном Лёней для государства не значил.

Удивительно, но все эти напасти не сделали Купича не доверчивым, жестоким, цинич ным. Напротив, они научили его любить и жалеть людей, дове рять им, научили терпеливо переносить трудности. Когда после злосчастного увольнения за прогул он обошел десятки предприятий и чиновников и, наконец, предстал перед заве дующим музыкальной мастер ской, и тот, узнав о статье в трудовой книжке, устало ска В редакции газеты «Знамя труда». И. Н. Купич третий слева зал: «Я и так не могу смотреть жила на ладонь аппетитный колобок. Откусил Иван и удивился: в глаза заказчикам», Купич заверил: «Возьмете меня и будете не колобок вовсе, а пустотелый шар из сдобного теста. Вот такая уверенно смотреть в глаза заказчикам». Он не подвел заведую искусница была мать то. щего, работал на совесть. Ладил музыкальные инструменты так, Словом, было в кого Ивану рукодельным уродиться. И хоть как далеко не всякий мог. Да ведь к тому времени он уже само детство его пришлось на такое время, что образование получить стоятельно сделал несколько музыкальных инструментов.

было трудно, только семилетку закончил, но зато хорошо выу А самый первый на спор изладил. Молодежь в те годы с чился на модельщика. Это и стало его главным ремеслом на всю ума сходила при виде модной гавайской гитары. И вот попал сей жизнь. инструмент в руки Купича. «Подумаешь, прихвастнул он пе Главным, но не единственным. Уж если руки умелые да ред другом, я такую и сам могу сделать». Друг возмутился:

голова толковая, то одним ремеслом человек, как правило, не «Врешь, не сделать!». Взыграло самолюбие Ивана сделал! Этот довольствуется, ему до всего дойти хочется. Вот и Купич, пото свой первый инструмент он сдал в скупку, выручил 280 рублей мок Данилы мастера, всю жизнь угомониться не может. Сколько и купил на них замшевые перчатки да цигейковую шапку. При ни водила его судьба, какое дело в руки ни вкладывала, чем ни франтился.

наказывала все впрок пошло. И нелюбимая работа столяром на Это было еще до того, как переступил порог музыкальной промкомбинате, и увольнение за прогул с фабрики «Пролетарс мастерской. Потом делал мандолину, балалайку. Балалаек то кая свобода». Молод был тогда Иван, проспал на работу. А шла впоследствии целый десяток сделал в артель «Разнопром». Меч вторая половина тридцатых годов, и трудолюбивого, умелого тал организовать свою музыкальную мастерскую. Мечта не сбы парня попросту вышвырнули с фабрики. Сделал попытку объяс лась. Сразу людей не удалось подобрать, потом призвали на ниться с директором, но тот холодно сказал: «Прогульщиков не дней в территориальную воинскую часть, и... война началась. Не прикрываю». до высоких мечтаний, не до музыки, не до стихов...

Потом Купич десятки раз убеждался, что человек звучит Впрочем, я не права. Это нам, молодым, война часто ка гордо только у Горького, а в жизни он часто никак не звучал. Брат, жется только сплошным героизмом, благородной народной яро Леонид, пропал без вести по той причине, что ничего человек стью, чередой героических дел и свершений. А ведь у каждого 8 солдата и офицера были и будни, и пусть редкие, но минуты вигах, о славе. Охотнее отдыха и заботы о сносном быте, и еще любовь, дружба, которые вспомнит, как, будучи и на войне не обойдутся без музыки и стихов.

ординарцем у беззас Иван Нестерович вспоминает, как был редактором боево тенчивого и не жале го листка. Боевого не только по названию, но и по духу. Не всем ющего людей коман это нравилось. Ну, какой командир спокойно переживет, когда дира, исхитрялся вы ему рядовой солдат ехидно в стихах указывает на беспорядки, полнять самые неле скажем, в роте?! А Купич поехидничать умел: пые его приказы и при «В нашей роте есть машинка, этом нередко испод Очень здорово стрижет, тишка наказывать за Она режет не вершинки, глупость самого ко С корнем волосы дерет. мандира. «Купич, вы На заводе Если ею пострижешься пить найди!», требо вал тот от ординарца, не интересуясь, как найти, на что выме Раз один да раз другой, нять. «Слушаюсь!» без тени смущения отвечал подчиненный и...

То домой к себе вернешься выменивал на водку бушлат командира. Когда грянули холода, Вовсе с лысой головой».

«барин» хватился: где же бушлат? «А помните, вы водку велели Командиру роты не понравилось, а политрук похвалил, достать? Я достал», отвечал Купич.

оптимизм в стихах усмотрел, веру в то, что солдат вернется, пусть Однажды во время наступления взяли в плен немца. Он и с лысой головой, но, надо думать, с победой.

оказался музыкантом, скрипачом, лауреатом Гамбургской кон Был Иван в роте и запевалой, благо, петь любил с детства.

серватории. Неделю немец жил в землянке, играл для солдат и А чтобы и других к песне приобщить, сделал для ребят несколь совершенно покорил Ивана виртуозной игрой и музыкой. А по ко балалаек.

том вновь началось наступление. «Что мы этого немца с собой Вот, подумает читатель, до чего человек легко войну пе будем таскать? Иди, Купич, шлёпни его!» распорядился коман режил пел, стишонки сочинял. Подумает и ошибется. Я и сама дир. Но Купич не выполнил этот приказ. Его рука не поднялась попалась на эту удочку. Забыла, что это же Иван Нестерович на влюбленного в музыку, как и он сам, человека, пусть и врага.

Купич. Такой уж он человек, не любит драматизировать про На попутной машине он доставил немца в штаб, за что заработал шедшую жизнь, всегда умеет найти в ней больше хорошего, свет десять суток полевой тюрьмы, но никогда не жалел о своем по лого, веселого, чем тоски печали или героизма.

ступке.

Что же, спрашиваю, спокойно для вас война прошла? Конечно же, на войне было у него немало черных дней, тя Он плечами пожал, мол, как для всех. Бывало иногда и жар желых, изнуряющих, много невосполнимых потерь и утрат. Не ковато. случайно же так задели его за живое посвященные войне строч Под Старой Руссой здорово нас расколошматили! ки стихов Надежды Ивановны Гладченковой. Он чуть чуть из И так уважительно о способностях противника: менил их, примерив на себя, написал музыку. И знаете, какая Немец аккуратный, все у него учтено. А мы пошли в лоб и песня получилась! Я бы поставила ее в один ряд с самыми изве напоролись. стными фронтовыми песнями:

Служил Иван Нестерович сапером. «На фронт меня маманя проводила.

Благословила, не скрывая слез.

«Захотим возводим горы, захотим, в горе дыра», Как заклинанье, тихо повторила:

вспомнил он строчки из тогдашней песни и рассмеялся. Ну, ре Вернись, сынок, спаси тебя Христос».

шительно невозможно заставить говорить его о доблести, о под претендует. Я заметила, что в любом творчестве его интересует лишь процесс творчества, лишь рожденное в нем «дитя». А гря нут ли слава и почести, признание и восторги Ивана Нестеро вича не волнует. Я считаю его хорошим поэтом, а он хоть бы раз заикнулся, мол, издайте книжечку стихов, ребята. Ни ни! В Мыш кине выпустили несколько экземпляров на пишущей машинке.

Он показал мне и тут же:

Вот бы Надежде Ивановне Гладченковой такую же кни жечку сделать!

В этом весь Купич! Он любит сделать себе приятное, но наибольшее удовольствие ему доставляет радость других. За неё лоб разобьет. Как то мой знакомый из Некрасовского района просит помочь приобрести домашний токарный станочек. «По милуй, говорю, где же я его возьму?». А он вынимает блокно тик, заглядывает в него и говорит: «Коль ты в редакции работа ешь, то не можешь не знать такого человека: Иван Нестерович Купич. Знаешь!? Вот он и поможет». Ишь, думаю, Иван Нестеро Иван Купич (слева) с заводскими товарищами Николаем вич на всю область знаменит! А ведь помог. Почесал в затылке, Шумиловым и Алексеем Толкушиным перебрал вслух несколько фамилий да и порекомендовал пре красного мастера Николая Михайловича Бусырева.

Она заканчивается так:

«Меня шальная пуля пощадила, Иван Нестерович человек безотказный. Затевается в рай И я вернулся, смертью смерть поправ. оне какой нибудь праздник, его не забудут, зовут выступить, петь Фронтовики, наверно, не забыли или стихи читать. И любимое даниловцами трио Купич, Серге Меня за добрый и веселый нрав». ев, Косовский обязательно порадует в очередной раз и хоро шей музыкой, и песней, а то и пощекочет кое кому нервы острой...После войны Купич вернулся в Данилов. Хотел было по частушкой. Вместе с агитбригадой нередко трясется Купич в ав искать счастье на стороне и даже уезжал с этой целью в Латвию, тобусе по деревенским дорогам, чтобы дояркам на ферме удо родственников там разыскал. Уж они то уговаривали его остать вольствие песней доставить. Надо в Карабиху ради Бога. А не ся! Сколько по всей Латвии было разоренных хуторов, брошен давно попал в Ярославле на праздник «Играй, гармонь», что бра ных фундаментов от некогда цветущих усадеб. «Начинай стро тья Заволокины по всей стране организуют. Отличился, да еще иться, Иван, поможем», удерживали родные. Но дома ждала какие аплодисменты сорвал! Не только за музыку. Хлопали ему уже больная мать. И он вернулся. Устроился на завод. Женился и за то, что с самодельным инструментом на сцену вышел.

на поглянувшейся дивчине, детей завели. Работа на заводе ему Знай наших! Уж Купич своей марки не уронит. Вы видели не нравилась, долго не терял надежды «прибиться к хорошим фигурную решетку на постаменте Вечного огня в Данилове? Это музыкантам и самому зазвучать». Продолжал делать музыкаль по модели Ивана Нестеровича сделано. Взгляните и вспомните ные инструменты.

мастера: фронтовик в память о погибших своих товарищах по Не денег ради, а просто руки чешутся, усмехается Иван старался.

Нестерович.

Привыкший всё делать на совесть, чтоб комар носа не под Одна гитара, сделанная им, побывала в Ярославле на выс точил, Купич носит в себе постоянную боль за то, что добросо тавке и была диплома удостоена. Автор доволен и на большее не 12 Иван КУПИЧ Бригада модельщиков участка литейного цеха ДЗДС.

Слева направо: А. И. Варлаков, Н. И. Шумилов, В. Н. Кудряв цев, В. Д. Горохов, И. Н. Купич, В. М. Тюрин и Д. Е. Большаков вестная работа у нас не в чести стала, что коллективная безот ветственность не любит настоящего мастерства. Был помоложе, это еще как то терпелось. Правда, в заводском «Крокодиле» гро мил бракоделов ехидно и беспощадно, со сцены районного Дома культуры и со страниц газеты смеялся над ними в острых своих куплетах. Но сердце еще не болело, как теперь, при виде раз гильдяйства, называемого по привычке работой.

Теперь, то ли годы берут свое, то ли разгильдяйства этого вокруг сверх всякой меры, но засела у него эта боль, не уходит.

«Как же это мы? Где же совесть растеряли? Неужели даже пус тяка не можем как следует сделать?» задает он свои ритори ческие вопросы. И сам себе ответить не может.

Грибовая моя И я не могу. Верю в новую экономическую политику, верю в то, что она положит конец повседневной коллективной пре ступности, называемой работой. Вот только не знаю пока, какое место найдется в этой политике для таких, как Иван Нестерович, сторона душой широких, без корысти и зависти.

А им то бы самую высокую цену положить....

«Знамя труда», 20 августа 1991 года.

14 На реке Воздух пахнет смолою еловою, Белый гриб сушит белка на пне, И с усердием дятел весёлый Соловей опять старается, Санитарит на рослой сосне.

Потерял совсем покой.

И заря с зарёй встречается Мы сидим у тропинки лосёвой, Над уснувшею рекой.

Загорелый весёлый народ, И ведём разговор, что грибовый Что мне путь дорожка длинная, В ярославских лесах этот год.

Раз характер мой такой… Манят трели соловьиные Протрещал чуткий дрозд по соседству, Над уснувшею рекой.

И пугливо метнулась желна.

Ноша лет не тянет плечи, Я влюблён в тебя с самого детства, Расстоянье нипочём, Грибовая моя сторона.

Все отдам я ради встречи С бочажком да соловьём.

У заветного местечка Пеленда Закудрявится дымок, И заёкает сердечко:

Речка Пеленда. Детство зелёное.

Встрепенулся поплавок!

Голубые в ольхе бочажки.

Были снасти у нас немудрёные Оглянусь на путь свой пройденный Да обильная живность реки.

С влажной удочкой в руке… Зацеплялися щуки бедовые, Там рукой мне машет родина Их тянуть не осилишь один.

Из кувшинок в бочажке.

И плотвицы клевали весёлые, И ловились налимы в аршин.

Соль в тряпице, краюха румяная Грибовая моя сторона Со снастями лежат в котелке.

На рыбалку лужками, полянами За окном снегири красногрудые, Босиком пробирались к реке.

Снег пушистый ложится с утра, Первый окунь и первая удочка, Только мне всё никак не забудутся И поклёвка, и ход поплавка… Летний лес и грибная пора.

Никогда ни за что не забудется, Как трофей подарила река.

Вот берёзы стоят белоствольные.

Отдыхая от долгой ходьбы, За рекою родник, в сруб наряженный, На трофеи глядим мы, довольные, А в корзинах красавцы грибы. А по жёлобу мчится вода.

16 Мы мальчишками были отважными За рекою горка И ныряли в родник иногда.

За рекою горка, Это было всё милыми былями… А под горкой ивы.

Плёс солдатского бочага… Здесь поют на зорьке И кувшинки. И белые лилии.

Соловьи красиво.

И прибрежный лесок. И луга.

Слышен с первым громом Гомон птиц весёлых, У бобровой плотины Льётся прямо к дому Молоко черёмух.

Где река лесок осиновый Разделяет пополам, Ночь пришла. В окошке Хорошо бродить с корзиною Месяц круторогий.

И покланяться грибам.

И звенит гармошка На лесной дороге.

Освещает солнце красное И осинки, и пеньки.

За рекою в соснах В травах шляпки буро красные Красоты величье, Хороши боровики!

Здесь щебечут вёсны О любви девичьей.

Срежешь крепкий подосиновик, Почистишь корешок, И красуется в корзине он, На Горушке Будто праздничный цветок.

Пусть метель с ветерочком колючим, Вот наполнилась корзина.

Но от бега по телу теплынь, Отдохну ка у реки, И влюблён ты в пригорки и кручи, Там лежат возле плотины И в небес васильковую синь.

Окорённые сучки.

На ногах твоих лыжи из Кирова, Почему же окорёны?

Палки прочные в сильных руках, Здесь не слышно топоров… Ты простой паренёк из Данилова, А в кору бобры влюблённые, С огоньками в весёлых глазах.

Это пища для бобров.

Древесину у осины И летишь по заснеженной улице, Так умело подгрызут, За тобой в полировке лыжня.

Что осиночки вершинами На тебя озорница любуется:

В плотину упадут. «Оглянись хоть разок на меня!»

Конча Вот и сосен знакомых верхушки Тихо песни поют в вышине.

Хорошо в выходной на Горушке Нету струй в округе звонче, По знакомой промчаться лыжне! Круче нету берегов, Чем на речке нашей Конче, Пусть метель с ветерочком колючим, Что течёт среди холмов.

Но от бега по телу теплынь, Я навеки влюблён в эти кручи Есть весной у Кончи сила, И в небес васильковую синь. Воды пенные мощны, Вот они и обнажили Многотонны валуны.

Р е ч к а Лунка И приятно пригубиться Здесь прохожему всегда.

Каменистым дном струится Вновь по бережку иду дорогою, Родниковая вода.

А кругом такая красота!

И всплывает детство босоногое, Где вода камыш колышет Лишь увижу Лунки омута.

И серебряны пески, Притаись и ты услышишь Над рекой стоят берёзки белые, Говор ласковый реки.

Часовыми замерли стога, А в реке мальчишки загорелые, И звенят от смеха берега.

Ухра И от смеха этого задорного По над Ухрой, Ухрой речкою Ношу лет как будто отмело, Крутобоки берега.

Я шагаю берегом проворнее, Сосны, ели встали свечками, И под ветром на сердце тепло. Заливные здесь луга.

Что за воздух! Просто не надышишься, Хорошо весной туманами Ароматны травы на лугу. Бережком твоим идти, Поплавок у камыша колышется. Омутами да полянами Хорошо сидеть на берегу. Любоваться по пути.

Не одни лишь снасти будут ношею, У разрушенной плотины, Для меня расщедрилась река, Где бродил седой Изот, Радостно иметь улов хороший, Слышен посвист соловьиный, Щучий хвост торчит из рюкзака. Рядом иволга поёт.

И лежит у той плотины Пришла зима, и в шубке модной Старый жёрнов на боку. Стоит красотка Середа, Вместе с песней соловьиной И отдохнуть на лов подлёдный Звонко слышится: ку ку! Вновь рыбаки пришли сюда.

Идут машины многотонки, Над тобою, Ухра милая, С машины песню слышу я:

Ивы буйно зацвели.

«Это русская сторонка, Ты сейчас как жилка синяя Это Родина моя».

На груди родной земли.

По грибы Середа Я с корзинкою шагаю По цветистому ковру Где бор сосновый над рекою И грибочки собираю И в Касти плещется вода, Стоит селение большое Рано рано поутру.

С названьем Середа. Мягко я на мох ступаю Стоит село на два посада, Среди лапистых елей.

Любуясь в зеркала прудов, Шляпки рыжиков срезаю И есть дома, где палисады И молоденьких груздей.

Все захлебнулись от цветов.

Тонконогие опёнки, С лугов течёт угар медовый, Покидайте свой пенёк, А с ним красавица заря, Скиньте шляпки с шеек тонких, Сюда за воздухом здоровым Марш в лубяный кузовок!

Ребята едут в лагеря.

Под берёзкой пожелтевшей Здесь день идёт, пропахший потом, Сыроежку я нашла, В весенних радостях труда, Это осени примета, И труд свои имеет взлёты Это к нам она пришла!

И чаши, полные всегда.

Проходит вечер чернобровый С луной краюхой вдоль села, Горушка Усталость песня поборола, Над Середою поплыла.

А вот и осень наступает, За тихой речушкой вся в соснах Горушка, На берегах весёлый смех, И ольхи раскинули ветви свои.

Здесь рыбы всем всегда хватает, Весною там звонко кукуют кукушки, На зорях поют о любви соловьи.

И лишь удача не для всех.

22 Косари Средь сосен гулянья, у сосен свиданья За лето бывали не раз и не два.

Отразился в синем плёсе Там в вальсе кружились и пели «Страданья», Перламутр зари.

Бывала немного в хмелю голова.

И со звоном на покосе Ходят косари.

У сосен Горушки в багрянце верхушки, И задумчивые ели Горит наш большой и смолистый костёр, Тихо смотрят в лес, На верность в любви мы клянёмся друг дружке, Лихо свищут коростели О мире и жизни ведём разговор. В перезвоне кос.

Как алмазами искрится На лыжах зимою мы мчимся с тобою, На траве роса, Чей то голос серебрится, Навстречу девчата и парни спешат.

Жвыхает коса.

Летят вперегонки весёлой гурьбою, Слух мой ловит звуки всплеска Их щёки, как красные маки, горят.

Ожила река, Натянули туго леску За тихой речушкой вся в соснах Горушка, Руки рыбака.

И запах смолистый идёт от хвои.

А туман плывёт порошей.

Весною там громко кукуют кукушки, Вид стихи пиши!

О мире и дружбе поют соловьи. И о русском, о хорошем Шепчут камыши.

*** Подлёдный лов Вечер звёзды зажёг, Вышел месяц гулять, Берег сонный встрепенулся На пригорках дорог От рыбацкого костра, Ручейки говорят.

Мой дружок с зарёй проснулся Очень тонкий ледок И за хлопоты с утра.

Под ногами хрустит.

Ветерочек тянет с юга «Это я на порог!» Есть примета на улов.

Нам весна говорит. Стала лишней шуба другу, И пришла она вновь Бросил завтрак рыболов.

К нам под гомон грачей, И в обед не ел он снова Пробуждая любовь Косяком плотва идёт.

На земле у людей. Рыбаки такого клёва Озарились леса Не видали целый год!

Солнцем ранней весны, Вот река покрылась мглою, Вечер сыплет огоньки.

Пробудилась краса Не спеша идём рекою, У родной стороны.

Тянут плечи рюкзаки.

24 Баня Наступают высокие здания, Липа древняя шепчет над ним:

Вот и выстроена баня «Говори, старина: «До свидания!», Труд и брёвна были впрок. Место надобно дать молодым».

Под котлом гуляет пламя, А над банею дымок.

Хорошо зимой с мороза Палисадник Ощутить приятный жар, Облака плывут барашками Запах чувствовать берёзы В небе голубом.

И полка целебный пар.

Палисадник в цвет фисташковый Пусть немножко жарковато, Красят под окном.

Всё равно приятно мне.

Хлещет веник бородатый Как котёнка кошка, ласково По малиновой спине.

Лижет кисть штакет.

Эх и баня, чудо баня!

До чего ж хорош фисташковый Камни змеями шипят, Этот самый цвет!

Пахнет веником духмяно.

Не ещё ль разок поддать!?

Сосна Греет грудь, щекочет пятки Чудо веник, чудо пар, Стояла на Горушке После бани всё в порядке. Могучая сосна, Распевает самовар. Зимою до макушки Я попарился отлично, Вся в иней убрана.

На щеках моих пожар.

Стал моложе, симпатичней, Красотку медностволую Осушил весь самовар. Морозец обнимал, Эх, родимая сторонка, И песенки весёлые Где обычай есть такой: Ей ветер напевал.

После бани песня звонка, Когда чокнешься второй. И вихри что то пели.

Но крепко спит сосна.

Ревнивые метели Старый дом Не нарушают сна.

На широкой и светлой улице, Но шустрая синица Под столетнею липой с прудом, Ей крикнула: «Сосна, Опершись на калитку, сутулится Уж с юга тянут птицы!

Двухвековый бревенчатый дом. Проснись, пришла весна!»

26 И где бы ни жил я, и где б ни сражался, Шумит богатырица, В каком бы далёком я ни был краю.

А ей кричит ручей:

И где бы ни плавал, и где б ни купался, «Изволь ка освежиться Я волжскую воду ни с чьей не сравню.

Водицею моей».

Умылась, освежилась, На город наш глядит. Клюковка На стройки удивилась (Даниловская хороводная) И тихо говорит:

«Ты хорошеешь, город, Ты спой, гармонь тальяночка, Ты взору мил и люб, Про ягодку северяночку.

Чтоб был ты дольше молод, Зелёный мох, под ним вода, Я тоже лягу в сруб». На мху растёт та ягода.

Ещё растут сосёночки, Над Волгой А в них поют девчоночки:

«Эх, стёжка тропа приболотная, Стою под сосною над Волгой рекою, С милым клюкву брала охотно я.

Смотрю и любуюсь на чаек полёт.

Внизу подо мною, играя волною, Эх, ягодка! Эх, клюковка!

Красивый, как лебедь, плывёт теплоход. Подружка моя, как куколка.

Как куколка румяная, В небесной лазури рождаются трели, Сердца ребят изранила.

Бегут ручейки, и дымятся поля, А берег гуляет в костюме апреля, Милёночек сварил кисель, Живою водою сочится земля. Горшочек съел и лёг в постель.

Иванушке помочь хочу Дымится костер над уснувшей рекою. И клюковкой его лечу».

Люблю в эту пору ершей половить, Поутру встречаться с румяной зарёю, Вечернюю зорьку на сон проводить. Ломоть хлеба Могучая Волга, тобою горжусь я Ломоть хлеба лежит на тропе, За то, что растила великих людей. Сиротою прижавшись к камням.

Тебя я прошёл от истока до устья Я поднял его, сжал в руке, И видел красоты твоих Жигулей. Раскрошил и скормил голубям.

28 Если б бросивший шёл за плугом, …Кони лошади сейчас Сеял, жал, хлеб ловчился печь, Стали позабыты, Ломоть этот, как верного друга, И лягнули они нас Он, наверное, стал бы беречь. Золотым копытом.

А у ломтя широкие плечи, И за ними земля и труд, Родной Данилов Потный день и без отдыха вечер То, что подвигом люди зовут. Наши предки проплывали Вдоль по Пеленде реке Ливни, засухи, чёрные бури И места облюбовали, Всех невзгод и по пальцам не счесть. Вырос город на холме.

Ломоть выбросить можно от дури, Потерявши и совесть, и честь. Городом не враз назвался Наш уездный узловой, Он сначала величался Даниловской слободой.

Кони лошади Рос, мужал, крепчал, сражался, Эх, давно ли мы седлали Видел беды и пожар, Миллионы лошадей! На валах он отбивался, Ляхов бил, и бил татар.

Кони землю удобряли, Облегчали труд людей.

В революцию от знамени Не стоял ты в стороне, Редко где теперь живут А ходил на бой с врагами, Вороные, пегие, Молодой помог стране.

Позабыли про хомут, Не гремят телегами.

И пришли к отчизне беды, И пошли твои сыны На конюшнях стало скучно.

Помогать добыть победу Эх! Моторная пора!

Мировой второй войны.

И в дыму моторном звучно Ржут стальные трактора.

Под луной и солнцем милый С детства город наш родной, Но под снежный саван, звоны, Хорошей, цвети, Данилов, Не ушли же вы навек?

Молодей со всей страной.

Вновь с гармошкой, в перезвонах, Сядет в сани человек!

30 Балтийская волна Учителю И поёт, и шумит, с ветром споря, В цветеньи природы обитель.

Разъярённая чем то волна, Цветения эту красу Разобьётся о берег и в море Для Вас, дорогой мой учитель, Укрощённой сбегает она. Я в школу сегодня несу.

Отчего и бурлит, и клокочет, Тюльпаны, сирень и фиалки, И поёт о девичьей тоске? И веточки русских берёз, Знать, о берег разбиться не хочет И только обидно и жалко, И лежать на холодном песке. Что нет ни жасминов, ни роз.

А быть может, несёт издалече Жалеть и об этом не надо...

Тяжесть тысячи пламенных струй, Пахучую эту красу, Чтоб ко брегу прижаться покрепче, Вы мне разрешите, я на дом, Свой последний отдать поцелуй. Когда расцветут, принесу.

Ой волна ты, волна белопенна, Для нас Вы на свете живёте Под луною и солнцем гори. Средь школьной большой суеты, Поклонюсь я тебе непременно, Нам сердце своё отдаёте, Собирая с песка янтари. За это дарю Вам цветы!

* * * На «Метеоре»

Снова ивы в зелёных покровах, И пробилась трава на лугу, Волны в капельных веснушках, Тянут ели зелёные лапы.

В небе молний красота, Наглядеться никак не могу.

Громы ухают, как пушки, За верстой летит верста.

Шьют былинки пожухлые травы, На подводных чудо крыльях Как кинжалы лихие ростки.

Волгой мчимся с ветерком, Я любуюсь рекой с переправы, Обдаёт нас водной пылью, Манят вдаль теплоходов гудки.

Мы на радугу идём.

Хорошо на «Метеоре»

Мышкин, Мышкин родная сторонка, Быстро мчаться в даль реки, Твои вёсны люблю созерцать.

Выйти в Рыбинское море Только жалко, что песнь жаворонка На просторы широки.

Нынче я не сумел услыхать.

Вот и шлюз, вода струится, Как в котле кипит большом, В клюве чайки, ловкой птицы, Рыбка блещет серебром.

32 Путь открыт, волне навстречу Лихо мчится «Метеор».

Будет вечер, будет встреча, Задушевный разговор.

Волна и камень В грудь широкого серого камня Ударяет крутая волна.

Камень серый ворчит:

«Не мешай мне, Вон утёс, ты в него влюблена».

«Мне утёса большого не надо, Отвечает седая волна.

Я у этой безмолвной громады Не найду ни любви, ни тепла.

Я тебя от утёса отбила, И теперь уж ты мой, только мой.

Крепко я тебя, друг, полюбила, И дружить тебе вечно с волной».

Срубили ель Стояла ель та на опушке, Гордясь кудрявою макушкой.

Росла, быть может, двадцать лет, Собой округу украшала.

И вот кому то помешала.

Какой то грубый человек Красу зелёную сгубил Под Новый год ту ель срубил.

Он взял с собой одну макушку, Бреду по шелкам А ствол оставил на опушке.

И кончен славной ёлки век, С ветвей осыпались иголки, листопада Свистит холодный ветер колкий...

Как беспощаден человек!

На пне безглавом я сижу И безобразие сужу.

Весна Словно листик неопавший, На сирени воробей Про мороз поёт вчерашний Вновь придорожному сугробу В блеске солнечных лучей.

Корону сделали лучи, И в поле раньше хлебороба Знай себе звенит ручьями, Явились первые грачи.

Улыбается весна.

У скворцов лишь с воробьями Звенит капель, смеются лужи! За жилплощади война.

Весна идёт, весна идёт!

С Россией солнце снова дружит, В поход идти собрался лёд.

Верба Поёт воробышек всклокоченный, Солнце ласковое светит, Синица в лад ему звенит, А кругом весна.

Цветок мать мачехи с обочины Самым первым белым цветом С ручьём подснежным говорит. Вдруг объягнилась она.

Люблю симфонию апреля, И безмолвные барашки На ветвях лежат.

С ней пробуждается земля, Вид такой ну просто сказка!

Чу! Льются жаворонка трели Поглядишь и рад.

На лес, на речку и поля.

Пруд заснеженный. Красиво.

Смотрю влюблёнными глазами Посреди села, На клин, летящий в вышине.

Рядышком с плакучей ивой И вновь с пернатыми друзьями Верба зацвела.

Поют гармони о весне.

Весенний хмель Апрель Хороши деньки в апреле! Покрывало из тумана Все восстало ото сна. Над красавицей рекой, Многострунные капели Хоть не выпил ни стакана, Вновь запели у окна. Бережком иду хмельной.

В вечер поздний, вечер синий С рюкзаком бреду рекою, Не трещит уж злой мороз, Вольно дышится, легко.

И давно просыпан иней Не иначе как хмельное С веток елей и берёз. У черёмух молоко.

36 Соловьи поют шальные, Где бы свил я гнёздышко, Трель слышна издалека, Где бы ночевал?

Они тоже, знать, хмельные Без тебя соловушка От того же молока.

Родины б не знал.

Потому то, чаща, У заветного местечка Низко стелется дымок. По ночам не сплю, Ни с плиты и ни из печки Голос мой звенящий Так не пахнет котелок.

Я тебе дарю.

И влюблён, как странно, Не один в тебя.

Яблоня И узнал я тайну Под окошком яблоня, словно под венцом, Эту у ручья.

На неё смотрю я с радостным лицом.

Знай: когда красиво Ты порадуй, яблоня, наш весёлый край, Голос мой звучит, Платье своё белое дольше не снимай.

Ручеёк ревниво Белою порошей наземь цвет падёт, На меня ворчит.

Урожай хороший будет в этот год.

*** А вот он, май, звенит скворцами.

Ну, здравствуй, праздник дорогой!

Пройдём в колоннах с кумачами Мы с нашей песней боевой.

Признание Возлюбленная чаща, Я твой соловей.

Лето Был бы я пропащий Без твоих кудрей.

До чего ж золотист нынче год, Где бы пел я песни Полюбуйся вокруг одуванчик цветёт.

Раннею весной Вот и дожили мы до поры:

Без тебя чудесной, Лето ткёт золотые ковры.

Без тебя родной?

38 В огороде У детей голоса веселы и звонки, И мелькают в лугах золотые венки.

Сколько в огороде чудо красоты:

Сын в восторге: «Откуда такая краса?

Стелют ароматы укропные кусты, Как на землю пришли чудеса?».

Грозно целит стрелы в небо воин лук, Расставляет сети мухолов паук, Мать ответила: «Эти цветки Перегретый воздух от земли струится, Все землицы родимой сынки.

Кочаном капусты хочется напиться!

Солнце наше поутру пришло, От опавших ягод ос несутся гуды, Их в лучах золотых принесло».

Зреют помидоры стайкой красногрудой, У куста крыжовника я сижу, пою, Ягоды поспелые в пригоршни дою.

Лучший гость На кусте обильном резные лепестки, В пальцах осторожных колючие соски.

Лучший гость идёт по городу Скушать эту ягоду каждый будет рад Тёплый дождик грозовой. Свой у нас на севере зреет виноград.

И деревья смотрят молодо, И звенит наш август, щедростью ликуя.

Все умытые водой. Спелая малина жаждет поцелуя.

Лучше целоваться, целоваться всласть, Под дождём шумят, качаются Чем, не целовавшись, на землю упасть.

В аромате тополя.

Небо потемнело, грянул грозный гром, В небе ласточки купаются.

Градины большие бьют о землю лбом.

Жадно воду пьёт земля.

Небо потемнело, громыхнуло рядом, Крупная малина пала вместе с градом.

А от молний вот он, розовый, Под окном сирени цвет.

Шёпот слышится берёзовый:

«Гостю дождичку привет!».

Горят рябины Не с того ль, что напиталась Песни птицами все перепеты.

Влагой тёплою земля, В пойме луг до утра в серебре.

Так трещат, перекликаясь, Догорает короткое лето За рекой коростеля? На рябине у нас во дворе.

Не волнуются тучные нивы, Ощетинилась в поле стерня, И в садовой аллее красивой Начинают желтеть тополя.

40 Букет осенний В лес пришёл на свиданье с тобою.

Тишина, и вокруг ни души!

Бреду по шелкам листопада Ты предстала берёзкой нагою, И бабьего лета красу А у ног твоих коврик шуршит.

Из леса и нашего сада В букете осеннем несу.

Что там?

Пламя взметнулось над чащей?

В букете бубенчики хмеля, Или отблеск вечерней зари?..

Рубины калины лесной, Это славить тебя, уходящую, И астры лежат, как в постели, В кленовой листве золотой. Стайкой сели на куст снегири.

В букете тоска увяданья Хороша ты, пора увядания!

И слёзы задумчивых глаз. Сколько разных картин и чудес!

Снесу я его на свиданье Осень милая, до свидания, С любимой в назначенный час.

Снег на крыльях спускается в лес.

Осень Я люблю тебя, рыжую, шумную, Увлеченье своё не таю.

Под гитару мою семиструнную О тебе свои песни пою.

Ты капризная, ты спесивая, Осень женщина в лучшей поре, Как натурщица, очень красивая.

Краски осени Вот пришла и стоишь во дворе.

Снова осени вижу картины:

И сама ты рисуешь картины, Пожелтели в долинах кусты, Рыжекудрая осень моя.

Ветер буйный с багряной рябины Вот этюд полыхает рябина, Обрывает резные листы.

Заглянувшая в струи ручья.

К югу вновь устремляются птицы, Разве можно картины такие Не любить горячо и всерьёз? И синицы звенят у крыльца, Изумрудом поля озимые И летят со скворешней проститься Уложились в оправе берёз. С опустевших полей два скворца.

42 Бабье лето Ярких красок у осени много:

На опушке осина горит, Лист кленовый на стылой дороге, В день погожий иду за грибами, Как гусиная лапа, лежит.

Лета бабьего дни хороши.

То не листья шуршат под ногами Вот уж иней, предвестник морозов, Это осень шелками шуршит.

По низинам лежит пеленой.

И под солнцем осенним берёзы Люба сердцу пора золотая!

Золотою блестят сединой.

Посвист рябчика тонет в тиши.

Предо мною берёзка такая Величая красу увядания, Хоть садись да картину пиши!

Краски буйно вокруг зацвели.

И кричат с высоты: «До свидания», Ах, как жаль, рисовать не умею.

Улетая на юг, журавли.

На красу на лесную дивлюсь...

И пускай уже крепко седею, А влюблён, словно юноша, в Русь.

Опадает листва Д ождик Опадает листва, золотая листва С дубов старых и тоненькой молоди, Жёлтый лист спустился в лужу, Осень стелет в дворы золотые ковры, По ветру плывёт.

Укрывая опавшие жёлуди.

С изобилием и стужей Осень рыжая идёт.

Ловкий, как акробат, стойкий, словно солдат, Клёнов пожелтели кроны, С ветки листик один не срывается:

Грусть лежит на всём, Видно, в деревце он очень сильно влюблён И нахохлились вороны И покинуть его не решается.

Под косым дождём.

Он и бури стерпел, ураган одолел, Дождик, будешь лить доколе?

Уходи ка, друг!

С лёгким ветром теперь забавляется.

Лён в большом крестьянском поле Не клянёт он судьбы, эстафету борьбы Ждёт горячих рук.

До конца удержать собирается.

Ждут хлеба, и ждёт картошка, Дел невпроворот.

На просёлочных дорожках Техника встаёт.

44 Хоть бы солнца луч пробился А морозы пришли, ветер вскоре Сквозь завесы туч, Ей пуховую шаль подарил, Сразу б мир преобразился, Той берёзке любимой, с которой Весел и могуч. Больше всех он шептаться любил.

Заспешат комбайны бойко По стерне овса. У окна Помогите перестройке, Боги в небесах. Стройная, красивая Выросла она.

Не внимают боги стары, Весёлая, шумливая На мольбу глухи. Берёзка у окна, Сыплет, сыплет дождик карой Людям за грехи. Рядышком с берёзкою Встал красавец клён, С кудрявою причёскою, Строен и силён.

Берёзка Берёзонька серёжки Там, где ветры со свистом гуляли, Повесила весной, Высоко высоко над рекой Ни разу клён подружки Молодая берёзка кивала Не видывал такой.

Раскудрявой своей головой.

Стоит она, красавица, И, кивая, тихонько шептала:

Стройна и высока.

«Надоел мне зелёный платок, До пят её спускаются Я берет себе жёлтый желала б».

Зелёные шелка.

И её услыхал ветерок.

Ночь ласково погладила Он запел ей осенние песни, И лились там такие слова: Берёзоньку рукой, «Я тебе до погодушки вешней И в косы ей приладила Подарю не один их, а два». Месяц золотой.

Быстро время прошло, и берёзка, А клён стоял, влюблялся, Отражаясь в реке ледяной, Ей песни пел да пел, Любовалась до самых морозов В любви своей признался Головою своей золотой. И осень всю краснел.

Старый клён Стоял у дома старый клён, В дупле его синицы жили, Давал он городу озон, Дом защищал от серой пыли.

В холодный дождь, в полдневный зной Бывал он нужен людям тоже, Своею лапчатой листвой Он укрывал всегда прохожих.

Под ним скамейка, а на ней Гармони пели ладно, звонко, Влюблялись девушки в парней, Вздыхали парни о девчонках.

Шумел листвой своею клён И жизнью этой наслаждался.

Но вот суровою зимой Мороз к нему, кряхтя, подкрался.

Пришла весна любви пора, Кругом проклюнулись листочки, А с клёна слезла вся кора, И не наклюнулись уж почки.

Ствол облупился, жизнь ушла, Скамья ушла в дрова в сарае, В уют кленового дупла Вода струится дождевая.

Веселый шумный клён погиб И гармонистами забылся.

Лишь спутник тлена вредный гриб И в ствол, и в сучья жадно впился.

Давно б в дрова идти тебе, Но сделать это забывают.

Ты и радость моя, И вот уж чьей то голове Клён отшумевший угрожает.

ты и песня 48 В нашем сквере Провожание В нашем сквере у ограды Над дорогою лесной Есть одна скамья, Изогнулася дугой Где случайно сели рядом Белая берёза.

Ты да я. Мы шагаем не впервой По дороженьке по той Вот пошли мы по дорожке, Вместе по морозу.

А кругом цветы, Над высокою сосной И смущаемся немножко Улыбнулся нам с тобой Я и ты. Месяц круторогий.

Что молчу я не суди, А потом разговорились Слов зато в моей груди Мы про жизнь свою, Накопилось много, Побродили, воротились Месяц тучку взял, боднул, Снова на скамью. Снег из тучи той порхнул, Шутит друг рогатый, И шумят над нами клёны, Расхрабрился я впервой Шепчут тополя, И сказал своей милой, Что навек, навек влюблённы Проводив до хаты:

Ты да я. Ты у этого крыльца Не отвёртывай лица Целый год с тобой встречался С чёрными глазами.

И решил сказать, Если любишь всей душой, Что от скверика до загса Обними скорей рукой, Здесь рукой подать. Обожги губами.

...Снова месяц молодой Время шло, и вновь над нами Освещает путь домой, Шепчут тополя. Петухи запели, Называют тебя мамой Сердце билося в груди, Наши сыновья. Чуя счастье впереди, Губы обгорели.

В тихом сквере у ограды Есть одна скамья, Где случайно сели рядом Ты да я.

Ветка хмеля От заботливых рук И светло, и тепло.

А от взглядов и губ Я смотрел в твои очи лучистые Насквозь сердце прожгло.

И держал ветку хмеля в руке.

Ты и радость, и боль, Золотыми блестя монистами, Ты и хлеб, ты и соль Отражалася осень в реке.

Для меня.

Мы стояли под старыми клёнами, И судьба нам по жизни идти, Солнца отблеск играл золотой, Одолеем мы всё на пути.

И смотрел я глазами влюблёнными, О Всевышний, пошли Называя тебя дорогой.

Верность светлой любви Для тебя и меня!

Мы бродили листвяной порошею, И сказал я в тот час: «Не таю, Что сравню я с тобою, хорошею, Лишь любимую песню мою».

Мне только тебя не забыть Золотистую веточку хмеля (Песня, рождённая песней) Увезу я на память с собой Отрадно друзей нам иметь, И тогда только в счастье поверю, Друг рядом и жить веселей.

Когда вновь будет встреча с тобой.

Взгрустнулось, и хочется спеть:

«Ямщик, не гони лошадей».

Признание «Ямщик не гони лошадей, Мне некуда больше спешить, Мне некого больше любить», В буднях пёстреньких дней Мне только тебя не забыть.

Слышим мудрость людей:

«Недосол на столе, пересол на спине».

У жизни свои тупики, Ты и радость, и боль, Влетишь ни вперёд, ни назад.

Ты и хлеб, ты и соль Сюрпризы у жизни горьки, Для меня.

Горчат так, что свету не рад.

Ты усмешку улыбкой туши, Теперь и тупик стал мне люб, Извини, что не чаю души, В нём встрече с тобой снова рад, Ты и радость, и боль., Согреют тепло твоих губ Ты и хлеб, ты и соль И добрый, задумчивый взгляд.

Для меня.

52 Ты нужна мне, как пахарю поле, Мы сквозь буреломы идём, Спутник ветер тугим парусам.

Где трудно рука на руке...

Ты нужна мне, как узнику воля Устанем, присядем, споём И как мир на земле матерям.

О тройке и о ямщике.

Расскажи, не скрывай, ненаглядная, * * * За тебя кто молился богам, Что ты выросла добрая, ладная?

Ты сегодня ко мне явилась.

Улыбнись, обнажи жемчуга.

Мало ль что ни приснится во сне...

Мы в реке, словно рыбы, резвились, Да, к тебе стёжки тропки неторные, Отдыхали потом на копне.


То колдобины, то колеи...

Я во сне глажу локоны чёрные, На копне под берёзою старой Обжигаясь о губы твои.

Нам вдвоём было просто чудесно!

А в объятиях пальцев гитара, Локоны И у сердца хорошая песня.

Как увижу твои локоны, И уху мы с тобою затеяли, На сердце отрада, Под копну загнала нас гроза. Ветерок шепнул под окнами:

«Повстречаться надо...»

Мне взгрустнулось от песни Есенина, На ресницах повисла слеза.

Мы идём тропой нехоженой При сияньи месяца, Вспоминать этот сон как мне любо! Ухожу я растревоженный, Наяву повторится он пусть:.. Чтобы снова встретиться.

Руки нежные, тёплые губы Вновь иду с тобою, строгою, Укротили напавшую грусть.

Хоженой тропою, Хоть слывёшь ты недотрогою, Хорошо с тобою.

Ты нужна мне Светится Медведица Ты и радость моя, ты и песня, Серебром ковша, И цветок на росистом лугу.

Ты в сияньи месяца А от слов, что в груди, сердцу тесно, Просто хороша.

Только нужных сказать не могу.

54 * * * Цыганка На самом утре жизненных дорог Раскрой свои веки, а в дугах бровей Шли облака с цветистыми краями.

Пусть радость твоя запылает.

Шопеновского вальса ветерок Ты песней согрей, а песне твоей Летел по лёгким клавишам рояля.

Гитара моя подыграет.

Смешно, что я полжизни берегу Ты бубен возьми да плечами тряхни, Тебя такой, как в первый день потери.

А косы пусть вьются, как змеи.

Что жизнь прошла, поверить я могу, Смольё на костре, ярче, жарче гори, Что ты прошла я не могу поверить.

С костром на душе веселее.

Пока я жив, ты будешь всё такой:

Сними одеянье да в речку нырни, Немеркнущей, единственной в природе, Да встань у костра обогреться.

С летящею по клавишам рукой, Гитара моя, веселее звени, С тоскою нерассказанных мелодий.

Аккордами грей моё сердце.

И до конца моих земных дорог, А с неба пусть месяц глядит молодой, Богатых болью, дружбой, именами, Сегодня его день рожденья.

Шопеновского вальса ветерок Я знаю, что рядом с тобою другой, Пусть кружит пыль воспоминаний.

А ты лишь моё сновиденье.

Любимая * * * Помню я наше знакомство, От судьбы назначенной не уйти.

Вёсел замедленный взмах, Повстречалась женщина на пути, Низкое теплое небо, Добрая, толковая, а душа, Город на древних холмах.

Как влага родниковая, хороша.

Бакенщик ехал на лодке, Сравнил её с лебёдушкой, Пела гармонь вдалеке.

С лилией речной, Дважды в воде отражённый, С незабудкой, солнышком, Плыл теплоход по реке.

Зорькой расписной.

Нехотя падал с деревьев Над родной сторонкою Позднего августа лист.

Месяц в небе плыл.

«Где этот синий платочек?»

С песней самой звонкою Тихо играл гармонист.

Я её сравнил.

56 * * * Дуб уж тень собой рождает, А под ним скамья.

Ночкой лунной за рекою Там частенько отдыхает Соловей не знал покою.

Дружная семья.

Только в мире стало тихо Зашепталася гречиха.

А берёзка у дорожки, Разодетая в серёжки, Ветки к дубу наклонила, Будто с дубом говорила.

Только мы с тобой молчали, Ни словечка не сказали.

Но всегда в такие ночи Говорят девичьи очи.

Дубок Северянка В синем море едет плавать У неё под ресницами небо, Крепкий паренёк. Видны сполохи там зарниц.

О себе оставил память Где б ни ездил, и где бы я ни был, Молодой дубок. Я таких не встречал молодиц.

Ниспадают до пояса косы Посадил его на круче Цвета спелой латунной ржи, У реки родной, Я спросил у неё, у хорошей:

Ты расти, дубок, могучим, «Ты о чём загрустила, скажи?».

С кроною густой.

Повстречал я её спозаранку, Он наказывал подружке, Перепутал девчонку с зарёй.

Когда будет зной, Попросил ещё раз северянку:

Зачерпнуть ведро в речушке, «Поделись своей грустью со мной».

Дуб полить водой.

Поглядели глаза с поволокой, Парень письма получает, И сказала мне несколько слов:

Дни ложатся в срок. «Мало пишет мне друг синеокий Сообщает: подрастает Своих песен, куплетов, стихов».

Молодой дубок. Видно стал синеокий лениться.

Краснофлотец отслужился, Я ему непременно скажу:

Возвратился в срок «Ждёт стихов от тебя, мол, девица», Да и сам для неё напишу.

И женился. Появился У него сынок.

58 Письмо солдата Луковка Дорогая, любимая, здравствуй, Не сидится пареньку, Шлю поклон и солдатский привет. Часто ходит за реку.

Твою просьбу писать тебе чаще От любви за той рекой Выполнять просто времени нет. Нет пощады никакой.

Здесь живём мы по формуле песни:

В гряду девушка сажала То ученья, то ранний подъём.

Самый крупный завилец, И о вас, о подругах чудесных, Песню звонко напевала.

Вспоминаем и песни поём.

Подошёл к ней молодец.

А до звонкой команды подъёма Подошёл да постоял, В сновидениях ты не со мной:

Под берёзкой у вашего дома Сам ни слова не сказал, После танцев с тобою другой. Потом целую неделю Прочь уйдите, сомненья солдата! Он о девушке вздыхал.

Улетайте, полынные сны! Оттого он и вздыхал, Как присяге, я знаю, верна ты, Что ни слова не сказал.

Мы на верность с тобой рождены.

И сказал бы он слова, Пусть была наша дружба недолгой, Да кружилась голова.

Ты сейчас от меня далеко, У девчонки луковки Не забыть наши встречи над Волгой Глаза черны, как пуговки.

И перрон, где махнула рукой.

Черноброва и мила, И, как луковка, кругла.

Пусть не сбылось С той девчонкой молодец, Не один гуляет год, Пусть не сбылось то, чего желалось, Сам он садит завилец, В омут прошлого ушла ты, словно клад, Сам он стал овощевод.

Рад тому, что ты мне улыбалась, Не в столице, не в столице Я других не требовал наград.

Повстречал он милую, Не сбылась мечта, и, может, к лучшему. Повстречал он милую Так не будем прошлого жалеть. В городе Данилове.

Нам судьба досталась невезучая, И другой, наверно, не иметь.

60 Парники Пусть стучат каблуки лихо, с дробью, И звучит песня свадебная.

Нелегки наших будней дороги, За рекой растут сосёнки, И на этом нелёгком пути Меж сосёнок парники, Вам желаю найти счастья много Там работают девчонки, И с улыбкой по жизни идти.

Рученьки у них ловки.

Попадутся крутые подъёмы Чернобровая девчушка Одолейте, родные мои, Стройной сосенке под стать, Пусть под крышею вашего дома Вот такую на Горушке Крепнет дружба хорошей семьи.

Можно, братцы, повстречать.

День уж к вечеру склонялся, Плыл малиновый закат.

Разговор через реку С той девчонкой повстречался Службу кончивший солдат.

(Шуточное) Попросил воды напиться И притронулся к руке.

Меж берёз река струится, Распрощались, ну, а парень За рекой, гляжу девица.

Ночь сидел на парнике, Мне бы лодочку. Туда А наутро там он снова Я б добрался без труда!

Не сводил с девчонки глаз Ой, зачем тебе лодчонка, И сказал ей: «Черноброва, Неспроста, сдаётся мне:

Я останусь жить у вас».

Если глянется девчонка, Приплывёшь и на бревне.

На бревне? Да ты в уме ли!

Свадебная Не доверюсь я бревну.

Сроду плавать не умею, Как топор, пойду ко дну.

Наше время безудержно мчится, И события чередой.

Сколоти тогда плотишко, Вот пришло ваше время жениться, Упирайся в дно колом.

И невеста под белой фатой.

Торопись ко мне, парнишка, И свершилось всё то, что хотели, Посидим с тобой вдвоём!

Обручальные кольца горят.

Вы для счастья сегодня надели Не к добру твоя затея, Этот свадебный яркий наряд.

Сухостоя не свалю.

Вот и свадьбы весёлой застолье, Топором я не владею, Рядом гости, родные, друзья. Руки ноги порублю.

62 Ну и увалень ты. Прямо Не умнее, видно, пня.

Не бывать любви меж нами, Не видать тебе меня!

Ах, сердечко холодеет, Ноги ломит, как на льду.

Если речка обмелеет, Бродом к милой перейду.

В роте был я запевалой 64 Размышления Помним сорок первый у старого окопа Огонь войны плясал над хатами, В дыму и взрывах горизонт, Подзарос он ольхою да ивой, И орудийными раскатами Задернелый окоп под сосной.

Кто копал его, стал ли счастливый, Катился по Отчизне фронт.

Возвратился ль с победой домой?

И шла на нас армада чёрная, Или встал на врага окаянного Но не боялись мы борьбы, И упал вдруг на землю в цвету, Медведицею разъярённою Защищая её, безымянную, Нашей Родины высоту? Страна вставала на дыбы.

И стрелял до патрона последнего, Мстя за огонь родимой хаты, Пока двигаться больше не смог, За кровь и тысячи руин Не увидел парада победного Шли в бой советские солдаты, Ворошиловский меткий стрелок.

Вставал народ наш исполин.

А возможно, в село по ранению Возвратился с пустым рукавом Храпящий «конь» к Москве стремился, И, увидев одно разорение, И ржал победно этот «Блиц», Он хозяйство повёл на подъём.

Но, не дойдя, о Кремль разбился Большой любитель до столиц.

Иль в суровых боях Подмосковья, Когда гнали врага на закат, Приморожен к земле своей кровью Так под Москвой ему поддали, Всей страны неизвестный солдат? Что захромал он на бегу, Потом конька захомутали, Ты лежишь, погребённый в планете, Примерив Курскую дугу.

Где мерцает огонь голубой.

Без тебя твои выросли дети, Воин внук у тебя часовой... Сдуревши, к Волге он стремился, Былые раны нипочём, Подзарос он ольхою и ивой, Да оплошал и подавился Задернелый окоп под сосной...

Он снова русским калачом.

Цел солдат, так живёт пусть счастливо, А погиб пусть погиб, как герой.

На запад пятился он клячей, Ввалились грязные бока.

Волок в телеге неудачи Кривого с чёлкой седока.

66 «Гитлер шёл на нас блицкригом, Вот дотянули до Берлина.

А навстречу Дед Мороз, Маньяк издал предсмертный крик.

Показал фашисту фигу, Заржала жалобно скотина Прищипнул его за нос».

Так пал поверженный «блицкриг».

«И добили мы бродягу, Мы не забудем кровь и стоны, Взяли штурмом тот Берлин, И слёзы наших матерей, Расписался на Рейхстаге И двадцать с лишним миллионов Русский воин не один».

Войной загубленных людей.


Ну, а где же балалайка?

Опять грозятся реваншисты Балалайка тут как тут!

Разжечь ужасную войну, Плясуны кричат: «Сыграй ка!», Забыв, как битые фашисты Сапоги чечётку бьют.

Тонули в Волге и Дону.

Балалаечка покорна, Звон летит во все концы, И с частушкою задорной Балалайка Лихо пляшут молодцы.

Раз нашёл я балалайку В русской брошенной избе. Защитили мы страну Где хозяин? Где хозяйка? Танками и пушками, Эх! И тошно стало мне. А закончили войну Пляской да частушками.

Взял трехструнку говорунью И «Коробочку» сыграл, Вспомнил девушку певунью, Песня На фашистов злее стал.

В роте был я запевалой Балалайку взял в землянку, В сорок первый год лихой, Веселее стало с ней. Много песен прозвучало И под эту балалайку На дороге фронтовой.

Пел частушки для друзей:

И хочу я вам признаться, «Солдатушки, не скучай-ка!

Лютого врага добьём! Хоть любитель петь большой:

С нашей русской балалайкой Не до песен было, братцы, До Берлина мы дойдём». На дороге отступной.

68 Потому... Не лыком шиты, А когда под Сталинградом Баста, больше не бежим!

Дали фрицу по башке Под Москвою немцы биты, Вновь проснуться песня рада Взяты вражьи рубежи.

И звенеть на большаке.

А фашист не унимался.

Аж в груди от счастья тесно, Броневой своей ногой Мы смеёмся и поём, В броневой капкан попался И взмахнула наша песня Он под Курскою Дугой...

Боевым своим крылом!

И от боли, и от злобы Ты в годины наши чёрные Перекошено лицо.

Верной спутницей была, Довело его до гроба Песня русская, задорная Сталинградское кольцо.

Победить нам помогла.

На тебе мы, путь дорога, Много видели руин.

Гитлер сдал рейхстаг берлогу, Взяли русские Берлин.

Дорога фронтовая Ты, дорога фронтовая, Снайпер Хоть к победе и вела, Да была порой такая, Они не ходили в атаку, Что седела голова.

Они не кричали «Ура!», Стреляли фашиста собаку И дрались мы так азартно!

Из тайных засад снайпера.

Шли на смерть и грозный бой.

Нелёгкая эта работа По тебе не все обратно Фашиста на мушку поймать.

Воротилися домой.

Часами порою в болоте Пришлось им, прозябнув, лежать.

И такое было с нами: Раз надо так надо, лежали… Перевязана рука, Вот поймана нужная цель, А другой прижато знамя Без промаха, метко стреляли, Вдрызг разбитого полка. И падал поверженный зверь.

Ходить и девчонке в засады На тебе мы, путь дорога, В войну поручала страна, Знали горечь и тоску Не зря получала награды, И хлебнули крови много, Горят на груди ордена.

Но не отдали Москву.

70 На фронт В окошке май и вскип черёмух, А искуситель соловей Зовёт туда, где жизни всполох, На фронт меня маманя проводила, Туда, где время веселей.

Благословила, не скрывая слез, И, будто заклинанье, повторила:

Где труд, который нам не в тягость, «Вернись, сынок, спаси тебя Христос».

И в меру лет, и в меру сил.

И я пошёл, и веря, и не веря, Продлить друзьям здоровье, радость Не представляя ужасов войны.

Врача я нашего просил.

Она несла и боль, и кровь, и слёзы Все на терпенье, смерть обречены.

Я молод был, а были и моложе * ** Защитники родимой стороны, «Стоит над горою Алёша, И шли на смерть, хоть жизни нет дороже, Болгарии русский солдат».

Смотря в оскал прожорливой войны.

Меня шальные пули пощадили, Все разбито и выжжено И я вернулся, смертью смерть поправ. Было в этом краю, Фронтовики, наверно, не забыли Я не думал, что выживу Меня за добрый и весёлый нрав. В том жестоком бою.

Я не думал, что в камне Встану здесь, над горой.

Буду прошлого памятью, После войны Песней вечно живой.

Только на сердце думушка, Нас было пятеро в палате, С кем её разделить?

На прочность пытанных войной... Я хотел бы на Родине Вот мирный день, сестра в халате Хоть минуту побыть!

Обходит коек наших строй. Постучаться в окошко Самой крайней избы.

Ушла война, как день вчерашний, Постоять бы немножко С тех пор прошло уж много лет...

У частой городьбы Нам было больно, было страшно, И в глаза моей мамы Не мил бывал нам белый свет.

Заглянуть хоть на миг...

Только этого мало.

Нас голод брал, мы опухали, Сердца слышится крик.

Осколок лютый тело рвал.

Чтоб девчонка, как ласточка, Враг был силён, мы отступали, В той ночной тишине...

Потом он сам от нас бежал.

72 Где крепок тыл там фронта сила.

Но зачем же так ластится Врагу такое невдомёк, Буйный ветер ко мне?

И даже в город наш Данилов Пой, мечта легкокрылая.

Нам свой завод прислал Торжок.

Этих дум не избыть.

Мою Родину милую В войну на трудностях крепчали.

Никогда не забыть. Потомок, это не забудь, Как всё для фронта отдавали:

Здоровье, кровь, и пот, и труд.

Рощица Война родила горе, беды.

И лица скорбные в слезах...

Посадили деревце, в рост оно пошло.

Не вдруг пришла наша победа, Украшает, стройное, всё наше село. И радость вспыхнула в глазах...

По весне кудрявится, буйно так цветёт.

А на нём малиновка весело поёт.

Скучно одинокому, как ни погляжу, * * * Непременно рядышком дубочек посажу.

И дубочка мало, подниму село. Посвящается Сколько наших воинов с фронта не пришло?! Фронтовому другу П. Р. Голубкову.

Поднялись селяне, садили деревца.

Вспомнили кто сына, кто мужа, кто отца. По ухабам войны мы с тобою прошли, Трудились и мальчишки, и который год Нет дороги труднее на свете.

Рядом с обелисками рощица растёт. Мы по грязи ползли и шагали в пыли, В рощицу зелёную стар и млад идёт. Чтобы мир принести для планеты.

Там о храбрых воинах птичий хор поёт.

Пол Европы с тобою прошли, И поход тот во сне часто вижу.

Обелиски войны насквозь сердце прожгли, Потомкам И войну я, как смерть, ненавижу.

Сквозь обстрелы с тобою прошли, Здесь были просто мастерские, И не верится, что уцелели.

Призывно пел гудок с утра, От фашисткой чумы землю нашу спасли И шли сюда мастеровые И медали победы надели.

Чинить «фордзоны» трактора.

Нас с тобою счастливее нет, И все работали ударно, Пронесли свои с честью знамёна.

И наши шли дела на взлёт, Милый друг, пусть пройдёт много лет, Но вот пришёл он, день кошмарный, В жизнь по прежнему будь ты влюблённый.

В тот сорок первый лютый год.

74 Мы тебя вспоминаем с друзьями, Ты во сне ко мне часто идёшь.

Про меня говорят, что с годами На тебя я всё больше похож.

Добродушная, кроткая, нежная, Спи, моя терпеливица мать, Будет встреча с тобой неизбежная, Срок дай силы для жизни отдать.

Открытка Сын на праздник прислал ей открытку.

Ярких роз на открытке краса.

Прочитала её у калитки, Заискрились слезами глаза.

Пишет сын ей с далёкой границы:

Матери «Обо мне, я прошу, не тужи, Наша встреча примчится, как птица, От тебя только холмик остался, А пока мне хранить рубежи».

Ты в груди у меня, ты жива, С твоим образом я не расстался, Ветер рвёт под окошком рябину, Хоть моя в серебре голова.

Щёки мартовский щиплет мороз.

Хорошо ей от весточки сына, Над тобою шумят уже клёны, Греет сердце тепло ярких роз.

Распускаются, вянут цветы, Многих вёсен прошли перезвоны Не уходишь из памяти ты.

Я друзьями в пути не обижен, Часто слышу и сам слово «друг».

Только нет тебя, милая, ближе, Не встречал твоих ласковей рук.

Письмо танкиста В движениях быстрый, высокий, плечистый, Душа благородством полна.

Прими же привет от солдата танкиста, Родная моя сторона.

Армейские будни, тревоги, походы...

И дума солдата одна:

Как лучше служить трудовому народу, Тебе, дорогая страна.

А в щель смотровую Россия врывается, Я крепче держу рычаги.

Служу и учусь, как бойцу полагается Ещё существуют враги.

Золотая эстафета 78 РОДНИКИ Наливалося хлебное поле Золотым и отборным зерном.

Не сходили с ладоней мозоли, (Поэма) И ходили цепы ходуном.

У дороги, заросшей и древней, Под горою, где речки изгиб, Ветряная пора наступала, Разместилась родная деревня: И мололи зерно ветряки, Жили справно, нужды не видали.

Двадцать пять обихоженных изб.

Вдоволь было крупы и муки.

Справа, слева деревни по срубу, Жили дружно в труде и заботах Поднимают бадьи журавли, И всерьез занималися льном.

И блаженствуют жадные губы Пчёл держали и мёд ели в сотах, В хрустале родниковой струи.

Кашу ели на масле льняном.

Здесь девчата и парни здоровы, И весёлые свадьбы справляли, Долгожители старики, Исполняли обряд наш святой.

А причиной вода родниковая, Молодых в здешней церкви венчали, И деревню зовут Родники. Испокон был обычай такой.

Отражались резные наличники Но и к нам забрело лихолетье.

Перламутром на глади реки. Замутилися вдруг Родники, Приезжали студенты отличники, Хлестануло по душам, как плетью, Под гармонь пели песни звонки. Списан был середняк в кулаки.

Удалые кружили кадрили, Онемели гармони, завалины, И частушки звенели под пляс. Тускла нашего счастья заря.

Ох! Досталось же людям от Сталина!

Старики эту жизнь не забыли, И страдали, и гибли зазря!

Вспоминают со вздохом подчас.

Ты поэт, если выстрадал слово, Здесь весной в белой пене черёмух И герой, если слово сказал.

Соловьи от зари до зари Да, тогда не любили такого.

Под весёлые всплески и шорох «Чёрный ворон», как мух, всех глотал.

Выводили рулады свои.

Брили каждую строчку поэта, За весной и страда подходила, Придираться не надо ума, Разноцветьем пестрели луга.

А придрались так песенка спета.

Заливные усердно косили, Пополненье брала Колыма!

Часовыми вставали стога.

80 Там заборы, замки были крепки. «Потрудился»: подсушено много, До инфаркта подсушен Арал.

Ни во что не ценились тела.

Срок клепали на две пятилетки, Обмелела страна, обезрыбела, Мчал террор, закусив удила.

А в глубинке одни старики.

Молодёжь словно градом повыбило, Лихо мчалися чёрные тройки, Злой плывун затянул родники.

Фабрикуя «врагов» на скаку.

Страшно думать, расстреляно сколько И загублено жизней в соку. *** Чу, машины встают у околицы, Колокольня в щебёнку развалена, И звенят голоса у реки.

То приехали добровольцы Обсидели алтарь голубки.

Заселять, воскрешать Родники.

А по радио славили Сталина Да хватали народ за грудки. Старожилов спросила бригада, Жизнь с чего начинаться должна?

Жизнь кошмарная, заскорузлая, Обиходить колодцы бы надо И почистить до самого дна.

Бюрократы чумы посильней:

Прокатилась волна кукурузная И усердно трудились ребята, От холодных до тёплых морей. Журавли наклонялись, спеша.

Родники похвалили девчата Новизною пришла королева. И сказали: «Вода хороша».

Кукурузе кричали: «Ура!»

Повелел атаман, и приказ людям дан Золотая эстафета Распахать под неё клевера.

Труд. Скажите, что лучше на свете?

И хозяин ещё отыскался Ты его от отцов принимай.

Чернобровый да в звёздах герой. Золотою неси эстафетой Только Малой Землёй занимался, И в работе любой не плошай.

Головой не дошёл до большой.

Дел для Родины всяческих много, Выбирай по плечу и душе Звёзды липли, порою авансом, И шагай трудовою дорогой, К тем, кто хвастать умел, сыт и пьян.

И в труде с каждым днём хорошей.

За звезду рассчитались афганцы, На чужбине скончавшись от ран.

Посвяти свою жизнь ты России, По российски люби горячо.

Надо б делать в глубинку дороги, Ей нужны твоя юная сила Он же трубочки в землю ховал, И твоё молодое плечо.

82 Песня По какой ни пойдёшь вновь учиться И огромную жизнь познавать, Сделать песню это здорово, Так шагай, чтобы цели добиться.

Чтобы птицею взвилась, Ждёт тебя наша Родина мать.

Да такую, чтоб которая Кто ты будешь, рабочий иль зодчий, Над Отчизной понеслась. Или будешь людей врачевать Чтоб орлицею парила Всё равно, только будь нужным очень, И была всем дорогой, Создавай на земле благодать.

И в сердцах чтоб гнёзда вила, Покоряла шар земной.

* * * Чтобы песня птица эта Согревала бы собой, Обязательно в жизни бывает Круглый год с ней было б лето, Любви первая борозда.

Утоляла жажду в зной. Не ржавеет любовь, не линяет И от края и до края В сердце раненом никогда.

Ты летела вдоль страны! Да, любовь легкокрылая птица, Как монета золотая, Пролетит она все рубежи, Не теряла бы цены. Пусть она лишь во сне только снится Всё равно, и такой дорожи.

Быстро движется время жестокое, Гитара Не с того ли мы грустно поём, Что любви той бороздка глубокая В свои талантливые руки Поросла молодым ивняком?

Бери гитару не от скуки.

Когда придётся её взять, Стремись веселье создавать.

Гитару сделать лучше б смог, Что такое природу любить?

Да мастерил, как колобок, Я вымел все свои сусеки… Что такое природу любить?

Всё покорится человеку, Это значит любить, как мечту, Когда есть к этому желанье, Навсегда и во всем сохранить Упорство, воля и старанье.

Первозданную красоту.

Я награждён за труд, и вот Гитара весело поёт.

Коль любить, так уж в полный накал!

Муравейник в лесу не зори, Из гнезда если птенчик упал, Выпускнику Его снова в гнездо посади.

Отзвенел он, звоночек весёлый, Если в лес ты пришёл на гулянье, Позади уже школьный порог.

Что ж, гуляй, веселись, песни пой, Вот закончена средняя школа, Не гаси в себе только желанье, Ты стоишь у развилки дорог. Сделав шаг, проследить за собой.

От бутылок, тобою разбитых, От бумаг и помятых газет, И от банок, в лесу позабытых, Некрасивый останется след.

Лес согреет нас в холод и вьюги, Он как сердце для нашей Руси!

Береги лес, как верного друга, Сжёг костер угольки погаси.

На охоту ль шагаешь дорогой И несёшь за плечами ружье, Зря зверюшек в лесу ты не трогай, Пусть растёт там богатство твоё.

Слово Слово солдат поднимало в атаки И воедино сливало сердца.

Слово сжимает кулак забияки, Дружью улыбку нам дарит с лица.

Слово возвысит нас, слово унизит.

Скажут словцо соловьём запоёшь.

И разлучит нас словечко, и сблизит, В воду, в огонь ты за словом пойдёшь.

Сделает слово с тобою, что хочешь, С ним погрустишь, улыбнёшься, всплакнёшь.

Слово ужалит как мячик подскочишь.

Слово иное как знамя несёшь.

Коль попадёте однажды в беду, Мне тепло К вам я на помощь со словом приду.

Крепко держу авторучку пока, Слово поэта сильнее клинка.

в кругу ребят 86 Буду здесь стихи читать * * * Приглашён на встречу.

Улыбнулась мама мне. Мне тепло в кругу ребят Давняя сбылась мечта: Коллектив хороший, Мы с сестрёнкой на лыжне На скамеечках сидят, Взяли первые места. Хлопают в ладоши.

Пообщались хорошо, С бабкой дед переглянулся И легко читалось.

И пропал. Гремит чулан.

Я не весь от них ушёл, Вот он с лыжами вернулся, Песенка осталась.

Милый дедушка Иван.

С телевизором простился, Покосился на диван.

«Зарница»

С горочки легко спустился.

Молодеет деда стан. Мы ветру подставим лица, Бабка в деда очень верит, Глаза наши зорко глядят.

Своего добьётся он, По сердцу пришлась «Зарница»

Средь друзей пенсионеров Игра боевая ребят.

В проворных руках автоматы.

Будет новый чемпион.

Счастливая детства пора.

Смотрит бабушка в окошко:

В разведку уходят ребята, Лихо дед лыжнёй идёт.

Чтоб крикнуть победно «Ура!».

Бабка мази на ладошку Пока мы сидим в обороне, И себе коленко трёт.

Прикажут в атаку пойдём.

Мы чести в бою не уроним, Победу в сраженье найдём.

Сосновка Мы ветру подставим лица, Глаза наши зорко глядят.

Вот и Лом. Выходим здесь, Готовит, готовит «Зарница»

Наша остановка.

Для службы российских ребят.

А за Ломом лес да лес, За леском Сосновка.

Снег в алмазах от мороза, Алёшка вратарь А над тропкою лесной Изогнулася берёза После дел серьёзных школьных Белоствольною дугой. Выйдем мы на луг.

От мороза щёки розовы. Для ребят здесь мяч футбольный Вон в кругу седых берёз Самый лучший друг.

Ухнул, треснул пень берёзовый, Торопясь, наденем кеды.

Промороженный насквозь. Мяч в игру пошёл.

Голоса слышны ребят, Вот и первая победа, Избы недалече. Первый трудный гол!

Мяч не зря мы забивали, Бегали не зря И игрою вдохновляли Друга вратаря.

Быстрый, ловкий, словно кошка, Радовал он нас.

Показал в игре Алёшка Самый высший класс.

Школа моя, школа Мимо, мимо в школу Ребятня, девчонки, С завистью и грустью Я смотрю им вслед...

Школа моя, школа Даниловская, Первая!

Тех, кто в жизнь вводил меня, Никого уж нет.

Но... Прости мне, школа...

Эх, с каким азартом Прошагал бы снова Я за твой порог!

И с какой бы радостью Снова сел за парту!

Одолеть бы десять классов Года в три бы смог!

* * * Птичке холодно, жмётся к окошку И стучится в узор на стекле, И отдать просит ей только крошки, Что с буханкой лежат на столе.

Эти крошки смети на ладошку И снеси их, зажав в кулаке, По знакомой и торной дорожке, С улыбкой Где кормушка висит на сучке.

Изготовить пернатым кормушки Не считайте, ребята, за труд, И спасённые вами пичужки Вместе с песней добро принесут.

90 Чёрный ворон Орёл и синица (Басня) Я столкнулся с этим фактом:

Каркнул ворон у окна.

К орлу синица подлетела, «Слышь, мужик, после инфаркта Елейным голосом пропела:

Вновь не вздумай пить вина!

«Послушай, мудрая и сильная царь птица, О чём поведает тебе синица.

Пепси колу пей, компоты Ведь на отлоге твоего утёса И живи себе, не хнычь! Гнездо слепила ласточка без спроса.

Получая за работу, Какая же она нахалка!

Не проси на магарыч!». За ней последует и галка, Да тут привьётся птичий рой!

Чёрный ворон, лекарь птица, Нарушат царский твой покой».

Ты бы раньше подсказал, Орёл подумал, помолчал, Я б в даниловской больнице Потом синице так сказал:

«Привей ка к моему крыльцу Кверху брюхом не лежал.

Гнездо по ласточкину образцу».

Синица, как ни суетилась, Сложь ты крыльев чёрный веер, Лишь в глине вся перевозилась Посиди ка у окна, И, пискнув, раз на то пошло, Дай рецепт, как поскорее Смоталась в лес в своё дупло.

Даже вкус забыть вина.

И после, как блудливая коза, Орлу уж не встречалась на глаза.

И ответил ворон мудро:

Мораль: коль дело мастера тебе не по уму «Нет рецептов от вина, Зачем завидовать ему?

Бросить пить, приятель, трудно, Воля крепкая нужна».

Он повёл смолёной бровью Попугай и синица И такую молвил речь:

«Драгоценное здоровье (Басня) Надо смолоду беречь».

Сидел он в клетке, нос баранкой, Был лексикон его пустяк, Зато до ночи спозаранку Кричал он каждому: «Дурак!».

92 Уничтожить эту грязь, Синица села как то рядом, Над ней думают сейчас.

Пропела: «Попка, не бузи, Думают, думают, Сказать «дурак» ума не надо, Очень долго думают.

Хоть в жизни раз сообрази».

Ох, до коей до поры Обмывать будут сыры, Обмывать да полоскать, Барыня Нюрочка Потом в Пеленду спускать.

Утром ждёт людей работа, А у Нюры позевота.

** * Барыня, барыня.

Он родился от Гаврилы По ночам она гуляет, И хорошим парень рос, Днём в постели почивает.

Пришла мода как горилла, А проснётся наша Нюра С головы до пят оброс.

И наводит маникюры. На затылок сбилась кепка Лень почистить ей картошку, В сноп нечёсанных волос.

И глядит себе в окошко. Парню гребень нужен крепкий, Поджидает женихов Что там гребень хлорофос!

До последних петухов. Мне напомнил парень Стёпу, Эта Нюра не пустяк, Про которого читал, Эта Нюрочка сорняк. Будто это он, растрёпа, Взял из сказки убежал.



Pages:   || 2 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.