авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 |   ...   | 28 | 29 || 31 | 32 |   ...   | 44 |

«МАСОНСКИЙ ЗАГОВОР В РОССИИ Труды по истории масонства. Из архивов масонских лож, полиции и КГБ ОЛЕГ ПЛАТОНОВ СОБРАНИЕ ТРУДОВ Русская ...»

-- [ Страница 30 ] --

но в последнем случае надо высказаться откровенно. Поэтому, принимая во внимание все заявления, сделанные всеми ораторами, я, в свою очередь, замечаю, что предоставленные нам сведения о внутренней организации Советского режима недостаточны. Мне, следова тельно, кажется, что мы поступим опрометчиво, — а эта опрометчивость мог ла бы иметь как следствие исключительные неприятности, — если выскажем ся сегодня “за” или “против” этого режима. Итак, я прошу вас высказаться так, как предлагает вам Комиссия: “Мы не знаем”, и так как мы исключитель но люди совести, то мы отложим нашу оценку. Нам не дали достаточно точных сведений и мы отвечаем: этот вопрос — “Оценка организации и даже принци пов советской республики” (их цену мы не знаем), этот вопрос мы оставляем под молотком, и на будущий год мы его решим. (Аплодисменты.) Но пусть это не помешает нам, ББ, послать выражение нашей горя чей симпатии принципам, которыми, мы думаем, руководится советская республика... Если верно то, что говорят ее поклонники, если правда то, что эта республика стремится к развитию идей правосудия, свободы, братства, мы это желаем, лишь бы это было правдой... но, потому что я сам в настоя щее время об этом ничего не знаю, то я прошу и вас не высказываться в окончательной форме.

Следовательно, что касается меня лично, я не восстаю против голосования предложения Б Лебея;

я буду голосовать за него, потому что оно указывает направление, приветствует принцип и, если я хорошо еще помню, не содержит в себе никакого определенного и точного одобрения. Я буду голосовать за не го, потому что в нем кроется вся высота и благородство нашего ордена, защи щающего подобные идеи.

Перейдем теперь ко второму вопросу: нужно ли возобновить сношения?

Нужно ли еще оставить колючие проволочные заграждения или их нужно уничтожить?

Мне мыслится, вам следует голосовать за предложение Комиссии, утвержда ющей необходимость восстановления сношений. Почему? По одной только при чине, ББ, которую, может быть, полезно вам указать. Действительно, нужно прийти к заключению, что советское правительство появилось на свет и до сих пор удерживается исключительно и особенно оттого, что русские патриоты в на стоящее время все объединены против враждебных действий иностранцев.

Русский патриотизм дает в настоящее время в помощь советскому прави тельству людей, которые в тот день, что будет налажен русский мир, обратят ся в худших и самых опасных противников советизма. Такие люди, как Бруси лов, идут рука об руку с Советами, потому что они считают, что прежде всего остального их долг — защищать свое отечество от внешних нападений.

Из этого вытекает, что, если Французское правительство согласится на восстановление сношений, произойдет следующее: день, в который Россия заключит мир с внешними врагами, будет началом конца советизма.

Вы меня спросите, ББ, откуда у меня подобные сведения? Это заверение было вчера мне сделано одним членом Парламента, членом социалистической группы, г ном депутатом Бартом;

он мне сказал, что г н Марсель Кашен име ет в настоящее время в руках доклад русского социалиста, утверждающий, что он находится в полном разногласии с советизмом в буквальном смысле этого слова и в тот день, когда защита границы перестанет служить связующим це ментом для всех русских сил в один могучий союз, советизм рухнет.

Я, следовательно, обращаюсь, не говорю к правому крылу этого Собра ния, так как здесь нет ни правого, ни левого, а есть только одно доверие и братство (аплодисменты);

но я говорю, ББ, смущенный выводом, кото рый могла бы сделать из нашего голосования известная крайняя политичес кая партия: будьте осторожны;

лучший способ унитожить большевизм в России, это прекратить в России состояние войны, и в тот день, когда вы вернете ей внешний мир, вы исполните самое крупное действие — уничто жение большевизма.

И в этом случае я, ББ, глубокий противник советского режима, я, ко торый голосовал в Комиссии, буду голосовать здесь постановление, защи щаемое мною, но вовсе не с мыслью, что советский режим найдет в нем но вую силу, а как раз обратно, с мыслью, что я точу оружие его разрушения, его исчезновения и восстановления истинной свободы и всеобщего голосо вания в России.

Не буду настаивать, ББ, так как я думаю, что многие из вас знают, так же как и я (это было уже высказано самым красноречивым образом с этой три буны), о том, что советизм все еще держится силой и необходимостью вести внешнюю войну. Итак, я вас прошу исполнить от нас зависящее, дабы восста новить в России мир, потому что, сделав это, одним ударом вы убьете искус ственный и самодержавный режим советизма. Вот почему я буду голосовать за постановление Комиссии.

Что же мы должны теперь делать с точки зрения вопроса финансового?

Должны ли мы из этого вопроса создать неприемлемое условие для признания фактического правительства Советов? Должны ли мы, наоборот, выразить од ну лишь надежду?

Я думаю, ББ, что мы только и можем выразить надежду, потому что, ес ли мы логичны, если мы хотим подчинить наши действия разуму и если мы желаем сделать из признания долгов неприемлемое условие, то это будет озна чать, что в случае невыполнения этого условия мы будем принуждены объявить России войну. Мы не можем поступить иначе, потому что сказать:

“Мы вас признаем как фактическое правительство, если вы сами признаете ваши долги”, не будет ни окончательным, ни разумным положением.

Если бы нам предстояло признать советизм как законное правительство, я мог бы еще понять это условие, но в таком случае оно имело бы и иное за ключение: “Если вы не признаете вашего долга, я объявляю вам войну”.

Но в настоящее время не об этом идет речь.

Сейчас предстоит лишь признать чистое происшествие, так как признать существование фактического правительства — то же самое, что сказать: “Я признаю, что сейчас светло”.

Следовательно, нужно оставить в стороне вопрос условий, имеющий смысл лишь как угроза войны и ничего не имеющий общего с признанием случившегося.

Хотя противники России и говорят, что вокруг нее проведен только сани тарный кордон, но правда в том, что это есть враждебное действие.

Следовательно, вам нужно выбрать и сказать, что признаете вы желатель ным — войну или мир.

С точки зрения международного права я не понимаю положение, которое могло бы быть ни миром, ни войной. А так как мы не хотим войны, я прошу вас хотеть мира, а для этого нужно только признать то, что уже произошло. За метьте себе как следует, что это вовсе не означает сочувствия режиму, это обо значает лишь признание факта.

ББ, у меня создается впечатление, что я защищаю заранее уже выиг ранное дело. Действительно, что говорилось вчера в Палате Депутатов, что говорил председатель Совета Министров, который, я предполагаю, далек от подозрений в крайней левизне? Он сказал: “Мы ни в коем случае не вме шиваемся во внутренние дела России”. На это г н Браке, приняв к сведе нию заявление г на Лейга, сказал: “Это означает, что блокада России пре кратится”. Разве председатель Совета Министров возразил что либо? Он не произнес ни одного слова;

его молчание было бесспорным согласием с этой формулировкой».

Один Б с места: «А посылать снаряжение продолжают».

Б Шовин: «Если продолжают, то делают ошибку... Но я говорю лишь о том, что знаю;

я говорю, что вчера председатель Совета Министров в Пала те занял определенное положение. Во первых, и это бесспорно, он формаль но заявил: “Мы не позволим себе вмешиваться во внутренние дела России”;

во вторых, когда ему сказали “Я принимаю это заявление во внимание и на хожу, что оно означает окончание блокады России”, он на это не протестовал.

Разве логика не побуждает меня сказать, что эти два заверения между со бой связаны и даже, вероятно, неразрывно? Если мы действительно не допус каем вмешательство во внутренние дела России и если впоследствии мы при мем меры или произведем действия, продиктованные лишь злобой и презре нием, применяемые к внутренним группировкам России, разве эти два поло жения не были бы определенно противоречивыми?

Итак, ББ, мне кажется, что в подкрепление поддерживаемого мною по ложения, я могу сослаться на поведение председателя Совета Министров на вчерашнем заседании Палаты, и я прошу вас высказаться о том, что мы не можем быть противниками Советизма более самого г на Лейга. Мне кажет ся, что в нем мы найдем достаточно гарантий умеренности наших взглядов.

Вы видите, что для защиты постановления Комиссии я становлюсь на точку зрения, диаметрально противоположную большинству тех, которые будут его голосовать;

многие из вас будут его голосовать, говоря: “Оно дает удовлетво рение самым передовым взглядам, признание без условий фактического пра вительства;

нам это нравится оттого, что мы социалисты”.

Как раз обратно, я прошу вас голосовать за это постановление из совер шенно других чувств, из чувства осторожности и политики;

я вам говорю:

“Нужно завязать сношения с Советским правительством без того, чтобы это вызвало какое либо одобрение этого правительства;

его нужно рассматривать только как фактическое правительство;

нужно иметь в России представите лей, чтобы защищать французские интересы;

нужно одновременно и одним ударом высказать то, что мы не воюем с русским народом”.

И я прибавляю: поступая так, мы обезглавливаем Советизм.

ББ, на следующем заседании я вам назначаю свидание, заключая, с ваше го разрешения, пари, что в тот день, когда Россия не будет более в войне со внеш ним миром, разум и свобода восстановятся в своих правах и Советизм исчезнет.

Вот отчего я настойчиво прошу вас голосовать за постановление Комиссии».

...Б Бессьер, председатель: «Прения по поводу циркуляра № 18 возоб новляются. Я предоставляю слово Б Шатиру».

Б Шатир: «ББ, я приехал из Константинополя, а это означает, что я видел пятьдесят тысяч русских беженцев всех классов и различных положе ний. Я имел возможность, благодаря друзьям и знакомым, долго разговари вать с людьми добросовестными, незаинтересованными, могущими выражать внепартийные взгляды на все то, что произошло в России, и на тот вопрос, ко торый, разделенный на две части, нами сегодня обсуждается: во первых, мо жем ли мы одобрить восточные пролетарские республики и, во вторых, долж ны ли мы признать советское правительство России, — я вам дам некоторые указания, могущие вам быть полезными.

Пока мы не будем иметь точных данных, как говорил Б Шовин, пока мы не будем точно знать дух советской конституции и как она применяется, мы не будем способны ее оценить, а, не имея возможности оценить ее в прин ципе, — я утверждаю, что второй пункт, тесно связанный с первым, также не может быть нами разрешен, — мы не можем произвести голосование по во просу признания республики Советов.

Советское правительство, ББ, ничего не потеряет от признания его Францией, но много выиграет, так как это поднимет его престиж и расширит его способы действия против всех создавшихся вокруг России республик, ко торые оно мечтает раздавить...»

Один Б с места: «А Польша?»

Б Шатир: «Польша — демократия... (Протесты.) Сговоримся о понятии слова “демократия”;

если вы говорите про передо вую демократию, то она не существует и в России. Настоящее состояние Рос сии есть известный вид терроризма, диктатура, опирающаяся на силу: нет пра восудия, отсутствие свободы, нет уважения ни к чему, ни одна гуманная идея не уважается. И подобное состояние вещей вас просят сегодня официально признать, дав ему моральный престиж, который оно приобретет от признания его Французским правительством.

Что произойдет тогда? Я отклоняю грубый денежный вопрос, оставлен ный уже с обеих сторон, этот вопрос не имеет никакого значения, так как пра вительство Советов примет на себя все желательные вам обязательства, зара нее готовое не выполнить ни одного.

С другой стороны, большевистское правительство нуждается в войне, для того чтобы удержаться, и оно никогда не прекратит воевать: сегодня оно воюет с поляками;

завтра будет — с грузинами;

для того чтобы удержаться, оно, по мере возможности, будет вызывать войны со всеми своими соседями. В тот день, когда оно кончит воевать и нападать на своих соседей, русское нацио нальное чувство, ныне его поддерживающее, ему помогающее и на которое оно, в свою очередь, опирается для того, чтобы иметь армию, это чувство от него ускользнет, и оно развалится.

Если Французское правительство признает сегодня правительство Сове тов, это будет немецкое господство: существует, ББ, немое согласие между империалистической Германией и русским большевизмом;

в настоящее время под республиканским флагом военная партия Германии вас подстерегает и, когда она найдет нужным, она отставит ширму и вы ее увидите такой, какова она есть;

а с другой стороны, подойдет русский большевизм, принявший рес публиканский облик, но у которого нет ни духа, ни буквы этого правления и который он вовсе не применяет.

Нам не следует давать нашу моральную поддержку Советской республи ке, дабы позволить ей совершать еще более зла, чем она до сих пор сделала».

(Аплодисменты.) Б Лебей: «ББ, несмотря на столь братское выступление Б Лессера, слишком уже поздно, чтобы я мог сказать, даже поддержанный новыми дово дами, в чем мне представляется истина;

но, если бы я спросил хотя одного из членов этого Собрания, даже из среды самых крайних, которые будто меня не слышали, вероятно, с целью легче меня оспаривать, — я знаю, что несмот ря на представляемые мною с трибуны взгляды, я все же пользуюсь их симпа тиями, — если еще лишний раз я спросил их, кто из них желает своей собст венной стране участь большевистской России, я почти убежден, что ни один из них не поднялся бы. (Аплодисменты.) Вот почему, ББ, вопрос заключается в том, чтобы выработать текст, ко торый, ставши известным извне, не мог бы компрометировать моральный ав торитет масонства, представляющий точный отзвук наших мыслей.

Нам вовсе не надлежит указывать правительству: “Вы восстановите или нет сношения с Советской республикой”;

нам нечего говорить и повторять финан совым организациям: “Вы будете защищать французские сбережения”. Нам, на моральной почве, которая, я повторяю, есть почва масонства, надлежит ука зать, как мы понимаем революционную мысль и средства для ее господства.

Так вот, я еще раз позволю себе перечесть вам текст, предложенный мною Собранию. Один из ББ, только что говоривший, после бесконечных усилий для того, чтобы его отвергнуть, объявил текст несуществующим... Если он дал себе столько труда, чтобы его отвергнуть, то это есть знак того, что текст жиз нен и ясно выражает свою мысль;

я прошу вашего разрешения его перечесть:

“Французское масонство Великого Востока Франции, верное своей мыс ли, побудившей его приветствовать с первых дней ее появления русскую рево люцию, хотело бы, чтобы демократические и социальные данные, представля емые ею, были бы сохранены против всяких уклонений, откуда бы они ни шли. Оно просит, чтобы не делалось вне необходимого духа Правосудия, Свободы и Нравственности, духа, поднявшего русский народ, когда он порвал свои узы, и позволившего ему это исполнить. Оно считает, что необходимое освобождение России может совершиться лишь на демократической и соци альной почве. В интересах Европы, так же как самой России и общего Мира, оно шлет свои пожелания на возрождение русского народа».

ББ, представляете ли вы крайние политические течения или нет, вы знаете, что в нашей стране, как и во всех других, революции производились против разложения общества. Это не мой взгляд, это еще говорил Бланки в 1849 году, представ перед окружным судом города Бурже. Вы признаете вмес те с ним, что, если совершаемая против разложения общества революция име ла бы несчастье вторгнуться в окружные суды, — которые она должна была уничтожить для того, чтобы, в свою очередь, воспользоваться ими, приняв все их обычаи за свои, — она дискредитировала бы самым ужасным образом саму революционную идею. (Аплодисменты.) Я позволяю себе предложить вам эти размышления, столь ясные, столь точные, потому что мне кажется, что в этот поздний час — я обещал быть крат ким и таковым я буду — они указывают нам наш долг». (Новые аплодисменты.) Несколько ББ с мест: «Просим прекращения прений».

Б Сератский: «Я прошу слово против прекращения прений».

Б Бессьер, председатель: «Я даю слово Б Сератскому против прекра щения прений».

Б Сератский: «Несколько минут назад, ББ, мы все слышали здесь ма сонское наставление: Б Дебьер говорил нам от всего своего сердца и уверен, что его слова врезались в сердца всех масонов.

Если я позволил себе выступить против прекращения прений, то это объясняется тем, что Б Оратор, Б Лебей, которого вы слышали три раза вчера, прерывал меня, хотя и с моего разрешения, в течение нескольких минут и еще говорил сегодня утром;

я тоже просил слова, но не мог его получить;

Б же Лебей выступил еще раз. Если вы думаете, что мы должны подчиниться вы сказанным несколько раз мнениям, я преклонюсь, но, если, по вашей масон ской совести, вы думаете, что мы должны выслушать и другие мнения, хотя они, может быть, вам и не нравятся, — несмотря на то что правда только и проявляется из подобного столкновения — вы выскажетесь против прекра щения прений и выслушаете еще несколько ораторов».

Прекращение прений постановлено.

Б Бессьер, председатель: «Я поставлю Собрание в известность о различ ных предложениях постановлений. Вот сперва заключения Комиссии:

1. “Конвент 1920 года, Принимая во внимание, что сведения о внутреннем режиме Советской Конституции не обладают точными данными и что их изучение не могло бы окончено Ложами с достаточной ясностью, Постановляет:

Вопрос изучения условий применения Советской Конституции и оценки, вытекающей из него для французского масонства, отослать на изучение лож”.

2. “Конвент 1920 года, Принимая в соображение демократические чувства, служащие основани ем нашего ордена;

желая как можно скорее видеть прекращение войны, удру чающей человечество и рискующей быть бесконечной;

отрицая всякую поли тику захвата и авантюр;

Принимая во внимание, что восстановление официальных сношений с государством ни в коем случае не требует сочувствия или несочувствия внутренним правилам Конституции этой страны, зависящей исключитель но от законов сей страны, безо всякого вмешательства чужого государства и все это в силу принципов свободного самоопределения и верховной влас ти государства;

Но, принимая в соображение, что восстановление сношений обязательно принуждает, с одной стороны, выполнение прежних обязательств, заключен ных между означенными Государствами;

Принимая во внимание, наконец, что официальные сношения усилят Французскую республику в смысле защиты, на месте, законных интересов своих подданных;

Выражает пожелание:

Дабы Французская республика признала фактическое государство совет ской, русской республики так же, как и всех образовавшихся в России госу дарств, а в силу восстановления официальных сношений, обязательства, при нятые последовательно Россией по отношению Франции и Франции по отно шению России, с трех точек зрения: дипломатической, экономической и фи нансовой, вступили бы на их нормальный путь, согласно правилам закона, нравственности и справедливости, не забывая соблюдение, по отношению этих несчастных народов, характер и дух благожелательности, каковые она им должна как наследница традиции революции 1789 года”.

У меня также находится постановление Б Лебея, чтение которого вы только что слышали.

Вот теперь постановление Б Метуа, составленное следующим образом:

“Конвент, Утверждая лишний раз демократическую волю масонства, Свидетельствует, что система республики Советов не удовлетворяет сво им принципам:

1) оттого, что она не осуществила полностью всеобщее избирательное право;

2) оттого, что она не применяет разделение власти.

Но признает русский народ единственным вправе высказаться по этому поводу в России”.

Б Фукэ представил следующее предложение:

“Конвент В В Франции на своем заседании 27 сентября 1920 года объяв ляет, что Франция, гордая своим революционным и республиканским прошлым;

проникнутая чистым идеалом Долга и Разума, клеймя предательство и оскор бление Родины некоторыми капиталистическими и реакционными группи ровками, по долгу как перед всемирным человечеством, так и перед самой со бой должна признать русскую республику”.

Наконец имеется еще одно предложение — переход к очередным делам, представленное Б Пералди.

Кроме того, мне представлена основательная просьба, касающаяся обще го голосования, редактированная следующим образом:

“По предложению, внесенному Б председателем Комиссии политичес ких и социальных исследований, в защиту поддержания сношений с русской республикой Советов, ниже подписавшиеся ББ просят раздельного и по именного голосования”».

Б Гебен: «ББ, во избежание какого либо недоразумения при голосова нии, я вам дам одно уточнение.

Председатель Комиссии политических и социальных исследований внес два предложения, одно — предлагающее возвращение вопроса форму лировки оценки советской республики на изучение лож;

по этому вопросу мы не просим поименного голосования. Мы просим поименное голосова ние и разделение по второму вопросу, внесенному Комиссией, именно:

должна ли Французская республика поддерживать сношения с республи кой Советов».

Б Бессьер, председатель: «ББ, в первую очередь я спрошу мнение со брания по постановлению перехода к очередным делам».

Б Пералди: «ББ, вот почему я прошу голосовать за переход к очеред ным делам. Я нахожу, что что бы вы сегодня ни сделали, каково бы ни было ва ше голосование, в том или ином смысле вы нанесете крупный ущерб всему французскому масонству. Вам предстоит разрешить вопрос, который во всех своих подробностях не знаком ни мне, ни кому либо из присутствующих.

Если бы было необходимо и нужно вынести на трибуну Конвента советский вопрос, было бы величайшей и опаснейшей неловкостью принять резолю цию, которая, какова бы она ни была, будет всегда обращена против нас.

Вот почему постановление, которое я вам предлагаю, составлено следую щим образом:

“В В Франции, верный своим принципам и традициям, отвергая вся кий империализм, все диктатуры и тирании, переходит к повестке дня”».

(Аплодисменты.) Б Бессьер, председатель: «Я позволю себе заметить, Б Пералди, что это не есть формула перехода к очередным делам, а мотивированное поста новление. Мы сейчас посмотрим, в каком порядке мы приступим к голосова нию. Есть ли настаивающие на формуле перехода к очередным делам?»

Б Лебей, оратор: «Если вопрос заключается в только что прочитанном предложении, то я к нему присоединяюсь».

Б Бессьер, председатель: «Ставлю на голосование формулу перехода к очередным делам, предложенную несколькими ББ, а не только что прочи танное вам постановление».

Формула к очередным делам принята поднятием рук.

Работы прекращены в 16 часов 15 минут и возобновлены в 16 часов [минут].

Б Бессьер, председатель: «Я даю слово Б Берне по вопросу о порядке прений».

Б Берне: «ББ, в только что вынесенном голосовании поднятием рук произошло недоразумение;

большинство ББ, голосовавших за формулу пе рехода к очередным делам, были уверены, что вслед за ним будет другое голо сование, могущее выяснить, должны ли мы восстановить сношения с респуб ликой Советов. (Ропот.) Основываясь на регламенте, можно считать, что голо сованное предложение принято, но выше регламента находится еще что то:

это Дух Масонства, и никто из нас не хотел бы воспользоваться голосованием, произведенном в сомнении.

В бюро была представлена просьба поименного голосования. Мы про сим, чтобы собранию было предложено произвести подобное голосование, потому что мы стоим за то, чтобы Конвент не имел вида желать скомкать во прос. Нам не назвали лож, согласных на восстановление сношений с Совета ми или, наоборот, с этим несогласных;

я считаю, что это голосование должно быть повторено в интересах чистоты масонского Духа».

Б Груссье: «ББ, во время перерыва заседания некоторые из вас, голосуя “за” или “против” постановления, явились в бюро и довели до сведения свои чув ства, уверяя, что голосование было недостаточно ясно освещено;

одни думали, что после этого первого голосования могло бы быть другое, касающееся принци пов восстановления сношений;

другие, составляющие большинство, думали, что даже после голосования формулы перехода к очередным делам можно будет вер нуть вопрос на изучение лож. (Одобрения.) Следовательно, необходимо, чтобы смысл формулировок, на основании которых мы голосуем, был бы уточнен.

С другой стороны, ББ, подавшие просьбу о поименном голосовании, думали, что оно будет применено к только что осуществившемуся голосова нию. К сожалению, просьба поименного голосования была совершенно ясна;

ее авторы определяли, что она будет применена лишь ко второй части заклю чений Комиссии... было бы совершенно достаточно, чтобы один из них с мес та просил бы применения просьбы о поименном голосовании. Этого не было.

По существу и по праву, нет сомнения, что голосование было произведено правильно;

я прошу всех ББ признать, что голосование было произведено в условиях наивысшей лояльности, но, как мне кажется, среди нас находится известное количество ББ, недостаточно схвативших значение голосования, так что я думаю, было бы желательным его переголосовать способом, могу щим прекратить всякую критику и поддержать между нами добрые, братские чувства, которые должны всегда нами руководить.

Если некоторые из наших ББ голосовали постановление, предполагая, что вопрос может быть возвращен для изучения лож, я им напоминаю, что этого не может быть. Следовательно, чисто по братски положим это дело под молоток и переголосуем снова безо всяких прений, показав тем самым полное доверие лояльности тех и других, и тем самым еще более укрепятся нас связу ющие узы». (Аплодисменты.) Б Бессьер, председатель: «Существует вопрос законности и вопрос ма сонского братства. Во время перерыва ББ, опираясь исключительно на устав, высказались за сомнительность голосования и находили, что он дол жен быть перебаллотирован. Спрошенное мною Бюро было единодушно в признании голосования вне сомнительности и в том, что оно не могло быть повторено. Следовательно, с точки зрения устава голосование принято.

Но есть ББ, думающие, что затронут вопрос совести и масонского брат ства. Во время перерыва мне указали, а Б Берне вам это только что высказал, что в умах некоторого числа из нас по разным причинам могло произойти смущение. Некоторые ББ голосовали, думая, что даже в случае принятия формулы перехода к очередным делам вопрос мог быть возвращен на изуче ние лож. Однако, если формула перехода к очередным делам проголосована, ничто не может быть более поставлено на голосование. При этих условиях, имея в виду происшедшее недоразумение, я прошу вас из братских чувств и дабы с этим покончить, разрешить мне вопрос перебаллотировать.

Если мы произведем новое голосование, моим долгом будет предупре дить вас, что мне подана просьба поименного голосования;

мы, следователь но, должны будем произвести перекличку... и совершенно ясно, что баллоти ровка будет произведена при таких условиях, что все наши ББ, даже времен но отсутствующие, смогут в ней участвовать».

Б Груссье: «Нужно, чтобы вопрос был поставлен ясно. Мы будем голо совать формулу перехода к очередным делам, но предварительно необходимо знать, поддерживается она или нет».

БПералди: «ББ, перед нами стоит вопрос совести;

я не хочу быть став ленником никакой партии. Я вам только что высказал правду, я не хочу, чтобы мое предложение могло бы служить какой либо хитрости, в каком бы это ни бы ло смысле. Так как я только что просил вас встать на масонскую почву, я вас вновь прошу выказать ваше единодушие в представляемом вам постановлении».

Несколько ББ с мест: «Нет, нет». (Протесты.) Б Пералди: «В там случае я возвращаюсь к формуле перехода к очеред ным делам».

Б Бессьер, председатель: «Итак, будет произведена перекличка. Я про шу заключений Б Оратора».

Б Лебей, Оратор: «Благоприятное для формулы перехода к очередным делам».

Перекличка произведена по голосованию формулы перехода к очеред ным делам.

Перекличка дает следующий результат:

Голосующих...... За....................... Против.............. 118.

Следствием этого, формула перехода к очередным делам принята.

Заключение Приведенные выдержки из отчета Конвента Великого Востока Франции 1920 года, касающиеся вопроса признания советского правительства, инте ресны со многих точек зрения, особенно с масонской, но этого рода разбор мы оставляем в стороне, исключительно коснувшись того, что может представить исторический интерес для историка революционного периода в России.

Особенно бросается в глаза при чтении этого отчета то проявленное еди нодушие в ненависти по отношению всего, что связано с русским Самодержа вием и Царской властью.

Среди всех выступавших ораторов не нашлось ведь ни одного, пожелав шего сколько нибудь смягчить всю ту пену злобы, вылитую за время прений на старый русский режим.

Нам, русским, всегда приходилось считаться с «развесистой клюквой», так любимой иностранцами, особенно французами, и к ней мы привыкли.

Из политических «клюкв» многие нам давно известны и перестали уже удив лять нас;

на них мы не будем останавливаться, отметив лишь, что все то, что касается Самодержавной Верховной Власти, на этом Конвенте рядом «клюкв», ближе подходящих под понятие «клеветы», оплевано, запачкано и страшно посрамлено.

Эта власть масонству всегда была невыносима;

нет тех слов, которые удовлетворили бы его для ее очернения и, наоборот, все подходящее под поня тие все более и более разлагающейся демократии, все это им мило, прекрасно, сердцу приятно.

Патриотами считаются люди, приведшие Россию к гибели;

реакционера ми и авантюристами — желавшие ее спасти от социалистического рая.

Святая Русь, одним словом, была ненавистна масонству;

все, что ее пред ставляло, было негодно.

Необычайный цинизм проявился на Конвенте из уст нескольких братьев, но превзошел все допустимое в устах французского офицера Б Фонтени, осмелившегося договориться до того безобразия, вылившегося во фразу: «Быв союзником Царя, теряешь право на излишнюю щепетильность», причем сло ва эти встречаются собранием аплодисментами.

Становясь исключительно на реальную почву, нужно признать, что в году французскому офицеру совестно забыть, что в течение минувшей войны Париж дважды был спасен Царской Россией и что Антанте изменила Россия революционная, а Россия большевистская завершила эту измену предательс ким актом — заключением Брест Литовского договора.

Не нужно думать, что такая страшная ненависть всего, связанного с име нем русского Царя, есть случайно вылившееся явление на приводимом нами Конвенте Великого Востока Франции. Нет, это не случайность, это общема сонское чувство, независимо от государств и различных в них повиновений.

Мало того, собранные в нашем архиве документы, исходящие, например, ис ключительно от русского масонства и созданные перьями русских масонов, показывают нам совершенно тот же дух, то же направление и даже составлены почти что в тех же типичных выражениях.

Можно ли в таком случае, работая над описанием русской революции и причинами, ее вызвавшими, умалчивать о существовавшей в предреволюци онные годы в России масонской организации, поддержанной в своих антиго сударственных замыслах мировым масонством?

Если, по мнению С. Мельгунова, «щекотливо раскрывать чужие тайны», то тогда современнику вообще не следует браться за перо, делая вид одолже ния в освещении причин, погубивших нашу Родину.

Без всякого чувства «щекотливости» раскрывали мы эту тайну, черпая свои сведения не из частных и интимных дневников и писем, а приводя напечатан ный официальный отчет, профану, правда, почти недоступный, составленный хранителями тех же тайн, с той разницей, что С. Мельгунов пользовался рядом дневников, большинство которых было выкрадено из письменных столов их писавших, тогда как нам к этому способу прибегать еще не приходилось.

Мы отнюдь не претендуем на то, что приводимый нами отчет даст какое либо исчерпывающее разрешение загадки русской революции, но признаем, что для каждого прочитавшего его обывателя, а тем паче историка, возникнет вполне логичное и естественное сомнение.

Рассуждения вдумчивого лица сведутся к следующему: «Не знаю, как ма сонство в своей совокупности относилось и относится к памяти Царской Власти в России, но из только что прочитанного отчета мне ясно, что, во вся ком случае, Великий Восток Франции, страны нам союзной и опиравшейся на этот союз полностью, до очевидности проявил к ней свою единодушную ненависть. Это настолько очевидно по данному отчету, что, казалось бы, слу чайный голос в защиту Царской России вызвал бы бурю негодований и экцес сов. Если же такая злоба у организации, считающейся, как будто, сильной, без сомнения, таится, то не предпринимала ли она когда либо каких либо дейст вий для свержения этой Власти в России?»

Придя к такому исключительно логичному выводу, историку уже не пройти мимо вопроса масонства закрывши глаза, а нужно в этом направле нии искать и искать, что, без сомнения, приведет к неожиданным, полезным и раскрывающим тайну революции объяснениям.

Вся наша цель в этом именно и заключается;

нам хотелось рядом подоб ных публикаций заставить русское общество серьезно считаться с силой, охра няемой «табу»;

нам хотелось побудить историка искать именно в этом направ лении, а читателя, знакомящегося с историей русской революции, убедить от бросить все те труды, которые, трактуя об этих печальных временах, умалчива ют о масонстве. Подобные труды не должны претендовать на труды серьезные.

С. Мельгунов честно заявил, что он «табу» подчиняется;

другие, менее честные, об этом молчат;

обществу же нужна правдивая история, свободная от каких бы то ни было ограничений, оттого что только тогда она будет ценной.

....................

Следующим интересным фактом для нас, русских вообще и историков рус ской революции в частности, является выступление на Конвенте капитана Фукэ.

В плохо построенной речи (ораторство — удел не всех), утверждая, что он говорит лишь об увиденном и в полном знании вопроса, приведя несколько обычных для европейца россказней, он почти всю свою речь, проникнутую ненавистью к национальной России, переводит на материальную почву.

Если бы мы не имели указаний ген. Деникина, построение его речи было бы менее понятным;

она легко разъясняется при сопоставлении ее с представ ленным Фукэ ген. Краснову соглашением.

Предлагаемое им к голосованию постановление совершенно невероятно, настолько оно противоречит всем понятиям службы того рода представитель ства, которое нес на себе кап. Фукэ. До очевидности ясно, что назначение его при ген. Деникине имело целью, помимо осведомления французского прави тельства, оказание помощи и поддержки антибольшевистскому движению.

Тут двух мнений быть не может и, следовательно, с особой ясностью в нашем понятии должны выявиться эти двуличные действия представителя Франции.

Если слово «измена» не может абсолютно подойти как оценка подобного по ведения, то «предательство» займет, вероятно, свое надлежащее место.

Что могло руководить кап. Фукэ?

Может быть, готовя свое выступление, вспоминал он отказ ген. Деники на от представления его к производству в следующий чин;

может быть, мстил он за хлопоты генерала о его отозвании с неплохо оплачиваемого мес та, на котором он думал играть роль, создавая свою собственную политику;

может быть, причины его выступления на Конвенте, так же как и его дейст вия при Добровольческой Армии, имели более глубокие корни;

лучше всех наших военачальников знал и оценивал он представляемую им среду, давно уже находящуюся под масонской пятой, почему был уверен в том, что преда тельская игра, ведомая им по отношению русского дела, заранее будет оправдана властью, его пославшей. Все это — дело его личной совести;

нам важно знать, что начальник французской военной миссии при главнокоман дующем армиями Юга России ген. Деникине кап. генер. штаба масон Фукэ мог, присутствуя на Конвенте Великого Востока Франции, предлагать для голосования постановление, направленное против того гланокомандования, при котором он состоял, требущее признание противников сего главноко мандования — советского правительства.

Масонский дух победил в нем долг офицера.

«Libre Parole» (1920) В октябре 1920 года в парижской газете «Libre Parole», г. Луи Тернак на печатал протокольные сообщения о заседании масонского Совета Великого Вос тока Франции. Приводим наиболее существенные выдержки их этих масонских протоколов.

ЗАСЕДАНИЕ 20 ДЕКАБРЯ 1919 ГОДА, В ПАРИЖЕ:

Брат Карно, председатель, признает крайне доброжелательное отноше ние большевиков к Великому Востоку, указывая все таки причины крайней обоюдной осторожности при ведении переговоров.

Брат Милле высказывает от чистого сердца приветствие большевикам и, со своей стороны, как председатель общества недвижимостей Великого Вос тока, высказывает им особую признательность за их великодушие, которое да ло возможность восстановить храм на Rue Cadet. Но общее мнение, что Вели кий Восток не должен заходить слишком далеко и компрометировать себя, а должен считаться и с отрицательным отношением к большевизму связанных с масонством купцов и мелких промышленников.

Брат Гюарт признает, что большевистское движение в франмасонстве оказало значительные услуги ордену в критические моменты ликвидации вой ны, он стоит за энергическое, но осторожное действие Совета ордена.

Брат Водекар, генеральный секретарь Великого Востока, напоминает, что брат Магальхаэнс Лима, Великий Мастер португальского масонства, при сво ем последнем посещении Rue Cadet высказал свое благожелательное отноше ние к русской республике, не говоря этого открыто. Этот осторожный образ действия дал хорошие результаты без того, чтобы непосвященное общество могло догадаться об источниках этого движения.

Председатель Карно заявляет, согласно всему сказанному, что орденский Совет сочувствует распространению большевистских идей, однако требует, чтобы о них говорили как о «советских» идеях, дабы не оттолкнуть тех братьев, которые враждебно относятся к большевистским положениям.

ЗАСЕДАНИЕ 18 ФЕВРАЛЯ 1920 ГОДА:

Брат Ланкин сообщает о происшествиях в России и на Балканах. Он за канчивает пожеланием большевизму окончательной победы.

Брат Лаи предлагает послать приветственную телеграмму зависящим от Великого Востока масонским ложам в России. Составление телеграммы поручается ему.

Из архива Н. Ф. Степанова;

полностью публикуется впервые.

ЗАСЕДАНИЕ 21 АПРЕЛЯ 1920 ГОДА:

Брат Ланкин предлагает схему циркулярного письма ложам об отноше нии к «советам». Он говорит об ошибках прежнего министерства (француз ского) и министерства того времени, допущенных в отношении России, благодарит орденский Совет за то, что он не изгнал большевиков из лож и разрешил им развить всемирную деятельность. Далее брат Ланкин говорит о своем циркулярном письме, в первой части которого заключается история большевизма;

во второй — особенно обращено внимание на заинтересован ность Франции завязать тесные сношения с большевиками;

в третьей же — высказывается пожелание свергнуть министерство Мильерана и создать ка бинет, благосклонно настроенный к переговорам с Лениным...

Н. Ф. Степанов (1920–1930-.) Франция Начиная с 1920 года, масонство во Франции, учтя великий наплыв русско го беженства во все страны Европы, решило не пропустить благоприятный мо мент и подготовить за время беженства русское общество во всех его слоях к образованию надежных и численно значительных кадров послушных братьев для выполнения дальнейших масонских вожделений относительно России.

С этой целью в начале 1920 года был создан в Париже кружок масонов славян, проживающих во Франции, секретарем которого был б С. Н. Мар котун, известный украинский революционный деятель.

По образовании кружка он тотчас же выпустил воззвание ко всем бб славянам, призывая их войти в созданный кружок.

Двенадцать лет прошло уже с тех пор — срок достаточный, чтобы оценить результаты намеченной работы, лучше всего сказывающиеся в распределении русских масонских лож за границей.

В голове этого движения, без всяких сомнений, находится Париж, насчи тывающий в настоящее время семь русских лож и имеющий в своем синодике одну погибшую, т.е. закрытую, ложу под названием «Золотое Руно».

Чтобы объяснить распределение русских масонских лож в Париже, необ ходимо указать на то, что во Франции действуют три различных масонских Повиновения и каждое из них насчитывает одну или несколько масонских лож (русских), «работа» в коих ведется исключительно на русском языке.

Печатается по: Н. Ф. Степанов (Н. Свитков). Масонство в русской эмиграции (к 1 января 1932 г.).

/ Изд. 3 е, испр. и дополн. С предисловием В. Д. Мержеевского. Сан Пауло, 1966. С. 41–64.

Эти три Повиновения называются:

«Великий Восток Франции» — «Grand Orient de France»;

«Великая Ложа Франции» — «Grand Loge de France»;

«Человеческое Право» — «Le Droit Humain», повиновение, допускающее в свои ложи мужчин и женщин на равных основаниях.

В Великий Восток Франции входит основанная в 1924 году русская ложа «Северная Звезда», которая главным образом дает под своим сводом приют ста рым русским революционерам. Ее «досточтимым» почти бессменно до 1931 года состоял известный революционный деятель Н. Д. Авксентьев, состоящий одно временно и председателем русской секции «Лиги Прав Человека и Гражданина».

В 1925 году первым надзирателем этой ложи был б М. С. Маргулиес (к тому времени достигший 30 го градуса посвящения).

Казначеем ложи в 1930 году состоял доктор Н. Н. Протасьев.

Совсем недавно, а именно 9 ноября 1931 года, основана вторая русская ложа, находящася в повиновении Великого Востока Франции, «Свободная Россия», «досточтимым» которой был избран б М. С. Маргулиес, достигший уже 33 й степени.

Значительно счастливее оказалась Великая Ложа Франции. К 1932 году она насчитывала в своем составе пять русских лож, время основания которых в хронологическом порядке таково.

Первой была основана в 1922 году ложа «Астрея» (№ 500 Astree). При ос новании ее первым «досточтимым» мастером был б Ф. Ф. Макшеев, а депу татами ложи — бб В. Д. Аитов и Н. В. Чайковский. В 1924 году притом же «досточтимым» депутатом ложи является б В. Д. Кузьмин Караваев.

В 1926 году на стул досточтимого садится В. Д. Аитов, а депутатами ложи из бираются бб Г. Б. Слиозберг, В. Д. Кузьмин Караваев и гр. П. А. Бобринский.

В 1927 году досточтимый — кн. В. Л. Вяземский. Депутат — Г. Б. Слиозберг.

В 1928 году досточтимым — тот же кн. В. Л. Вяземский, а депутатами — Г. Б. Слиозберг, М. Г. Корнфельдт и А. П. Веретенников.

В 1929 году кн. В. Вяземский остается досточтимым, так же, как и депута ты, переменившие лишь М. Г. Корнфельда на Г. Левинсона.

В 1924 году большой наплыв в эту ложу привел к необходимости создания новой ложи, выделением из своего состава части бб, которые и послужили основанием ложи «Северное Сияние» (№ 523 Aurole Boreale), насчитывающей в своем составе большое количество офицеров, особенно офицеров Гвардии.

Первым досточтимым этой ложи был б А. И. Мамонтов, депутатом ло жи был перешедший из Ложи Астрея б Н. В. Чайковский.

В 1925 году офицерские должности этой ложи распределялись следую щим образом:

Досточтимый мастер — А. И. Мамонтов, Первый надзиратель — П. А. Половцов, Второй надзиратель — гр. Д. А. Шереметев, б оратор — Э. П. Беннигсен, б секретарь — Б. В. Дезобри.

В 1926 году б П. А. Половцов занимает стул мастера, а б Н. В. Чайков ский все остается депутатом. В 1927 году досточтимым — Лыщинский Троеку ров, депутатом — гр. Беннигсен Эмануил.

1928 год приносит с собой некоторые изменения так:

Досточтимый — В. В. Лыщинский Троекуров, б казначей — П. В. Шиловский, б депутат — Ф. Ф. Макшеев.

В 1929 году досточтимым избран б гр. А. П. Беннигсен, а депутатом — б Н. Л. Голеевский.

Все в том же 1924 году была основана ложа «Гермес», зарегистрированная под № 535, задача которой, со слов б М. Чубинского, — «обсуждение вопро сов, связанных с будущим освобождением России от большевистского ига».

Поэтому в ложу входят лишь «люди, компетентные в юридических, общест венных, экономических и т.д. вопросах». Ввиду важности затрагиваемых во просов, «вступление в ложу “Гермес” допускается лишь путем кооптации».

В 1926 году досточтимым ее был б А. И. Мамонтов (перешедший из ло жи «Северное Сияние»), а депутатом — б В. Нагродский, в 1927 году став ший ее досточтимым, а в 1928 году уже и почетным досточтимым.

В 1929 году досточтимым ложи избран б Н. В. Тесленко.

В 1926 году была основана, быстро распавшаяся, не просуществовав и года, ложа «Золотое Руно», зарегистрированная за № 536 и состоявшая главным образом из уроженцев Кавказа, досточтимым которой был бывший офицер Кавалергардского полка граф Д. А. Шереметев (до этого числивший ся в ложе «Северное Сияние», а еще ранее, в 1923 году, бывший секретарем Ложи «Астрея»).

Крупную роль в распаде этой ложи сыграл б А. Шах Назаров, бывший офицер 3 го Заамурского Конного полка.

Поссорившись между собой, кавказцы вышли из «Золотого Руна» и в на чале 1927 года образовали ложу «Прометей» за № 558, доминирующую роль в которой играл б А. Е. Андрус, бывший офицер артиллерии.

Досточтимым этой ложи состоял в 1927 году б С. Я. Зильберштейн.

С 1928 года досточтимым бессменно состоял генерал б К. Н. Хогандоков, а доктор Зильберштейн занял бессменно место депутата ложи.

Гр. Шереметев по распадении «Золотого Руна» с некоторыми своими сто ронниками вошел в организуемую А. В. Давыдовым ложу «Юпитер», которая приняла прежний номер «Золотого Руна», т.е. № 536.

Первым досточтимым ее в 1927 году был б С. Г. Лианозов, а после него с 1928 года б А. В. Давыдов, который оставался до 1930 года бессменным до сточтимым этой ложи, тогда как депутатами состояли на 1928 год б К. К. Грюнвальдт, а в 1929 году б Л. Д. Кандауров.

В знак своего высокого уважения к великому мастеру Великой Ложи Франции Морису Монье бб ложи «Юпитер» обратились к нему с просьбой почтить названную ложу внесением своего Совета в ее работу в звании брата, что последний и принял с благодарностью.

Наконец, третье масонское Повиновение — «Человеческое Право», при нимающее в свой состав на равных основаниях мужчин и женщин, открыло 14 марта 1927 года «работы» русской ложи «Аврора» (№ 840, Аврора), получив шей свою хартию на полные масонские права лишь 8 марта 1928 года. Основа тельницей этой ложи была с Е. А. Нагродская.

Адреса этих парижских лож следующие: «Северная Звезда» и «Свободная Россия» помещаются в здании Великого Востока Франции — 16, rue Cadet.

«Астрея», «Северное Сияние», «Гермес» и «Юпитер» располагают куплен ным для этой цели б С. Г. Лианозовым богатым особняком — 29, rue l’Yvette.

По непроверенным сведениям, особняк этот от Лианозова перешел в соб ственность русского масонства. Здесь находилась временная с 1928 года ложа № 343 «Anglo Saxon» при досточтимом мастере б П. А. Половцове.

Ранее «Золотое Руно», а ныне «Прометей» помещаются в штаб квартире Великой Ложи Франции, купившей в свое время часовню старого Бенедик тинского монастыря — 8, rue de Puteaux.

Наконец, ложа «Аврора» расположена в доме, принадлежащем «Droit Humain», — 5, rue Jules Breton.

По непроверенным еще сведениям, в подчинении Великой Ложи Фран ции значится еще и шестая русская ложа — «Гамаюн».

Германия 7 апреля 1927 года в Берлине был основан под покровительством прус ской ложи «Трех Глобусов» масонский союз под именем «Объединения рус ских масонов» для установления связи между живущими в Германии русскими масонами.

В начале масонская печать была настроена довольно враждебно против этой русской ложи, подозревая ее в связи с прусскими монархистами и в скрытых стремлениях к восстановлению монархии в Германии и России.

Русскими парижскими масонами был даже командирован в Берлин для свя зи и осведомления б А. С. Хрипунов. В результате выяснилось, что рус ская берлинская ложа «Великого Света на Севере» не преследует никаких иных целей, кроме как просветить масонским светом Россию, как только позволят обстоятельства, не задаваясь даже стремлением ускорить наступ ление этого момента.

Англия С 1924 года в Лондоне существует «Кружок русских масонов в Англии», находящийся под покровительством «Соединенной Великой Ложи в Англии».

В 1928 году председателем этого кружка называли б Б. Телепнева, автора брошюры «Заметки о масонстве», выпущенной в 1928 году «Кружком» в Лондоне.

Бельгия 28 мая 1928 года в Брюсселе основалась ложа «Амур», зарегистрированная в номенклатуре «Droit Humain» за № 899. Ряд входивших в нее бб и сс по мещены в прилагаемом ниже общем списке.

Швейцария Тайно основанное 17 января 1900 года украинское масонство, официаль но получило название «Великая Ложа Украины» 1 апреля 1919 года. К этому времени В Л У имела в своем подчинении 7 лож, 83 кружка и 800 бб ве ликим мастером ее тогда был гетман б Петлюра.


Подвергшись преследованиям советской власти, В Л У не была уничтожена полностью и перенесла свою главную квартиру в Женеву.

В настоящее время она там и находится, вдохновляя и питая всевозмож ных оттенков сепаратические движения. Адрес ее: Association Maconique Internationale, 61 bis, rue de Lyon, Geneve.

Югославия В Югославии, не имеющей русских масонских лож, русским масонам приходится входить в местные масонские ложи.

Из них следует отметить две ложи, наиболее излюбленные русскими ма сонами. Это «Побратим» и «Максим Ковалевский» в Белграде.

На состоявшемся в Белграде в 1926 году, между 11 и 16 сентября, между народном масонском Конвенте была вынесена резолюция о создании специ альной комиссии под председательством В. Н. Штрандмана и его помощника Б. П. Пелехина для наблюдения за проживающими на территории Югославии русскими антисемитами и антимасонами, для парализования их деятельности.

Финляндия В Финляндии сохранились две русские масонские ложи, основанные еще до революции. Из них выборгская ложа влачит довольно жалкое существова ние, тогда как, наоборот, гельсингфорская работает полным темпом под води тельством б Сыртланова.

Польша, Румыния, Чехословакия и Швеция Во всех этих странах русские масоны входят в местные ложи. Лишь в Че хословакии намечается возможность существования русской ложи.

Латвия В Латвии русские масоны входят в местные ложи — «Johannisfeur» в Риге и «Anker» в Либаве.

Египет В 1927 году в г. Александрия открыта русская ложа «Астрея» № 312, нахо дящаяся в подчинении Великой Национальной Ложи Египта в Каире.

Соединенные Штаты Северной Америки Отдельные русские масоны входят членами в местные ложи. Есть сведе ния о возникновении русской ложи в Нью Йорке.

Китай В Китае намечается открытие ряда русских лож в Шанхае, Харбине и Тянь Цзине, но до сих пор русские масоны входят лишь индивидуально в местные ложи.

....................

В 1922 году Международным масонским Конвентом в Лозанне на Верхов ный Совет 33 го градуса Шотландского Повиновения во Франции возложена обязанность упорядочения организации русского масонства. Во исполнение этого постановления 10 февраля 1927 года в Париже была установлена «Кон систория русского масонства 32 го градуса». Означенная Консистория полу чила название «Россия» и Верховным масонским Советом Франции она заре гистрирована под № 563.

Сопряженное с известным церемониалом установление этой Консистории вызвало речь Великого Командора Верховного Совета, обращенную к присут ствовавшим русским масонам высших градусов, а следовательно, и ответную речь последних. От их имени выступил генерал В. Д. Кузьмин Караваев.

Не останавливаясь на его словах, мы считаем необходимым привести вы держку из его речи, в коей он определяет к данному числу (10 февраля 1927 го да) численность русского масонства. Он сказал: «В настоящее время мы на считываем около пятидесяти русских масонов высших посвящений и около двухсот человек наших четырех лож;

кроме того, около сотни русских находят ся в разных Повиновениях».

На основании этих слов видно, что количество русских масонов к началу 1927 года исчислялось всего в триста пятьдесят братьев.

Без сомнения, за последние пять лет цифра эта должна была повыситься, но, во всяком случае, она не достигла той цифры двух тысяч, которую указы вают некоторые.

1 Абозин Яков Михайлович, л. гв. Московского полка.

Абрикосов Дмитрий Иванович, сек[ретарь] посольства.

Авксентьев Николай Дмитриевич, рев[олюционный] деятель.

Агафонов Валериан Константинович, профес[сор].

Ажигоев Пшемахо, офицер.

Аитов Владимир Давидович, врач.

Аитов Давид Александрович, ген. конс. Вр[еменного] пр[авительства].

Альбрехт Александр Петрович, л. гв. конного полка.

Альтфатер Василий Михайлович, кап[итан] 1 го ранга.

Аметистов Тихон Александрович, Ген. Штаба.

Амилахвари, кн. Александр Владимирович, Соб[ственного] Е. В. Конвоя.

Амфитеатров Александр Валентинович, пис[атель].

Андронников, кн. Арчил Моисеевич, офицер воен. вр.

Андрус Анатолий Евгеньевич, офицер.

Аничков Евгений Васильевич, профессор.

Анциферов Алексей Николаевич, профессор Харьковского университета.

Арутюнян Николай, меховщик.

Архангельский Валерьян, пианист.

Аршавский Адольф Михайлович, врач.

Асанович Федор Львович, военный юрист.

Астров Николай Иванович, член Уфимской директории.

Ашкенази (Вл. Азов), журналист, сотрудник «Посл. Нов.»

Бадуев Бади, сын купца.

Баженов Николай Николаевич, профессор.

Базили Николай Александрович, бывший советник посольства.

Балаховский Георгий, инженер.

Бамматов Гайдар, юрист.

Бахметев Борис Андреевич, посол в Вашингтоне.

Бебутов Андрей, журналист.

Бегичева Елена Федоровна.

Белич Алексей Иванович, председатель Держ. Комиссии в Югославии.

Беляев Борис Николаевич, доктор.

Беннигсен, гр. Адам Павлович, л. гв. конного полка.

Беннигсен, гр. Эммануил Павлович, камерг. Двора Е. В.

Берберов [Л. Р.].

Берлин Лев Моисеевич, адвокат.

Блюм Борис Эдуардович, бывший консул.

Бобринский, гр. Алексей Алексеевич, л. гв. гусарского Е. В. полка.

Бобринский, гр. Петр Андреевич, гв. конной артиллерии.

Браславский Александр Яковлевич, журналист.

Бродский Александр.

Бронштейн Соломон Михайлович.

Бронштейн Троцкий Лейба Давыдович, большевистский деятель.

Бубликов Александр Андреевич, инженер.

Бурышкин Павел Афанасьевич, промышленник.

Вальтер Кирилл Францевич, генерал.

Варшавский Андрей, представ.

Вартанов Вахрам.

Вельяминов Зернов Павел Сергеевич.

Верблионский Александр, инженер.

Вердеревский Дмитрий.

Веретенников Александр Порфирьевич.

Верховский Александр Иванович, революционный деятель.

Винавер Максим Моисеевич, прис. пов.

Волгин Александр Борисович.

Волков Николай Александрович, адмирал.

Волковысский Александр Михайлович.

Вологодский Петр Васильевич, председатель Совета Министров правительства адмирала Колчака.

Волошин Максимилиан, журналист.

Волошинов Юрий Федорович, л. гв. конно гренадерского полка.

Воронов Георгий, врач.

Воронцов Дашков, гр. Иван Иванович, л. гв. гусарского Е. В. полка.

Вырубов Василий Васильевич, сотрудник Керенского.

Вяземский, кн. Владимир Леонидович, л. гв. гусарского Е. В. полка.

Гагарин, кн. Евгений Феофанович, кавалергардского полка.

Гаджинский Садых, нефтепромышленник.

Галкин Семен, метрдотель.

Галамиан Иван, музыкант.

Гальперн Александр Яковлевич, прис. пов.

Гайдаров Ибрагим, инженер.

Гамбаров Георгий, профессор.

Гамбс Эрнест Эрнестович, консул.

Гвозданович Константин Васильевич, гв. конной артиллерии.

Гегечкори Евгений Петрович, мин. груз. прав.

Гельфанд Владимир, инженер.

Гессен Иосиф Владимирович, журналист.

Гинзбург Моисей Акимович.

Голеевский Николай Лаврентьевич, генерал.

Голенищев Кутузов, гр. Сергей Александрович, кавалергардского полка.

Гольдберг Александр, бывший офицер.

Гойер Лев Львович, банковский деятель.

Гомберг Владимир Александрович, офицер военного времени.

Гонов Эзраил, осетин.

Горчаков, кн. Сергей Васильевич, бывший офицер гв. экипажа.

Грабовский Эдуард Феликсович, полковник.

Граве Владимир Владимирович, дипломат.

Грановский Иосиф Данилович, врач.

Гронский Павел, профессор.

Гроссе Виктор Федорович, бывший генеральный консул.

Грузенберг Оскар Осипович, присяжный поверенный.

Грюнвальдт Константин Константинович, журналист.

Грюнман Виктор Иванович.

Гурвич Г., профессор.

Гуревич Яков Семенович, профессор.

Гучков Александр Иванович, военный министр Временного правительства.

Даватц В. Х., журналист.

Давыдов Алексей Августович, банковский деятель.

Давыдов Александр Васильевич, банковский деятель.

Давыдов Константин.

Давыдов Леонид Федорович, банковский деятель.

Далатов Азис Гирей, доктор.

Дегай Александр Николаевич, л. гв. гренадерского полка.

Дезобри Борис Владимирович, чиновник.

Демидов Игорь Платонович, журналист.

Ден Василий Егорович, бывший секретарь посольства.

Джамбеков Руслан Алиевич, танцор.

Ди Семетер Леонид Павлович, л. гв. гренадерского полка.

Дьяконов Андрей Петрович, галлиполиец.

Екимов Павел.

Емельянов Юрий Ананьевич, бывший офицер.

Ермаков Мстислав Петрович, генерал лейтенант флота.

Ефремов Иван Николаевич, бывший член Гос. Думы.

Жданов Вадим Константинович, капитан 1 го ранга.

Жданова Маргарита Генриховна, Петерб. Конс.

Животовский Абрам, банкир.

Жуков Евгений Андреевич, журналист.

Зизин Петр.

Зильберштейн Семен Яковлевич, доктор.

Иванов Николай Степанович, чиновник таможни в Харбине.

Иванов Филипп Антонович, торг. пром.

Игнатьев, гр. Алексей Алексеевич, кавалергардского полка.

Игнатьев, гр. Павел Алексеевич, л. гв. гусарского полка.

Извольский Григорий Александрович, сын посла.

Иовлев Петр Федорович, галлиполиец.

Казаринов Михаил Григорьевич.

Калека Борис, фотограф.

Каминка Август Исаевич, профессор.

Кандауров Леонтий Дмитриевич, консул.

Каненко Михаил Михайлович, хлебороб.

Карганов Гавриил Григорьевич, генерал.

Кедрин Евгений Иванович, член Гос. Думы.

Келлер, гр. Александр Федорович, кавалергардского полка.

Керенский Александр Федорович, верховный главнокомандующий.

Кистяковский Игорь Александрович, присяжный поверенный.

Клягин Александр Павлович.


Ковалевский Максим Максимович, профессор.

Коганов Семен Евгеньевич (Семенов Евгений), журналист.

Корнфельд Михаил Германович, журналист.

Королев Михаил, бывший офицер.

Костин Аркадий Аверьянович, биржевой маклер.

Костовецкий Георгий.

Кочетов Ювеналий Сергеевич, прис. пов.

Кочубей Василий Васильевич, кавалергардского полка.

Кочубей, кн. Виктор Викторович, кавалергардского полка.

Кочубей Михаил Васильевич.

Крживковский Андрей, меховщик.

Крживковский Евгений, меховщик.

Крживковский Исидор, меховщик.

Крживковский Яков, меховщик.

Кривошеин Игорь Александрович, сын министра.

Критчковский Исидор.

Кричевский Бенедикт Владимирович, дантист.

Ксюнин Алексей Иванович, журналист.

Крячко Федор.

Кугушев, кн. Петр Иванович, бывший консул.

Кудашев, кн. Владимир Владимирович, л. гв. уланского полка Е. В. полка.

Кузьмин Караваев Владимир Дмитриевич, генерал.

Куколевский Андрей Алексеевич, офицер.

Курьев Мурсал Мурсиевич, офицер.

Лабановский Андрей, дантист.

Лаврентьев Александр Дмитриевич, прис. пов.

Ландау (Алданов) Марк Александрович, писатель.

Ландау Михаил.

Лебедев Василий Иванович.

Левинсон Георгий, чиновник банка.

Лемке Михаил Константинович, журналист.

Лемтюгов Николай Андреевич, офицер.

Леонарди Сильвестр Степанович, гитарист.

Лианозов Степан Григорьевич, нефтепромышленник.

Ливен, кн. Петр Александрович, чиновник.

Липеровский Лев Николаевич, священник.

Лобанов Ростовский, кн. Андрей Анатольевич, офицер.

Лозинский Григорий Леонидович, инспектор гимн. в Париже.

Лопухин Александр, офицер.

Лорис Меликов Иван, доктор.

Лукаш Иван Сазонтович, журналист.

Лыщинский Троекуров Владимир Владимирович, л. гв. Преображенского полка.

Львов, кн. Георгий Евгеньевич, председатель Временного правительства.

Любимов Лев Дмитриевич, журналист.

Маклаков Василий Алексеевич, посол Временного правительства.

Маковский Сергей Константинович, журналист, сын художника.

Макшеев Федор Федорович, журналист.

Малахов Андрей, чиновник.

Мамонтов Александр Иванович, нефтепромышленник.

Мандельштам Андрей Николаевич, бывший дипломат.

Мандельштам Михаил.

Маркотун Сергей Николаевич, украинский деятель.

Маников Виктор, коммерсант.

Маргулиес Герман.

Маргулиес Мануил Сергеевич, бывший министр Северо Западного правительства.

Марков Федор Степанович, генерал.

Маркова Антонина.

Маршак Аким Осипович, хирург.

Марченко Митрофан Константинович, генерал.

Маршак Николай.

Масленников Александр Васильевич.

Масленников Михаил Александрович, офицер военного времени.

Матвеев Сергей Николаевич, бывший студент Богословского института в Париже.

Матвеева Ольга.

Мекк, фон Максимилиан Карлович.

Метальников Сергей Иванович, профессор Казанского университета.

Миклашевский (Мик) Константин.

Миллер Карл Карлович, бывший финансовый агент в Японии.

Милюков Павел Николаевич, министр Временного правительства.

Минкович Петровский Александр, скульптор.

Миркин Герцевич Бохур (Борис Мирский), журналист.

Михайлов Мейбаум Анатолий Константинович.

Мокалинский Александр Александрович, капитан 1 го ранга.

Монжалей Сергей, адвокат.

Монье Морис, великий мастер Великой Ложи Франции.

Мордвинов, гр. Александр Александрович.

Набоков Владимир Дмитриевич, политический деятель.

Нагловская Марья Дмитриевна, журналистка.

Нагродская Евдокия Аполлоновна, писательница.

Нагродский Владимир Александрович, инженер.

Надежин Евгений Александрович.

Намитоков Айтек Алиевич, юрист.

Народецкий Андрей, писатель.

Неклюдов Николай Михайлович, офицер.

Немирович Данченко Василий Иванович, писатель.

Ненадович Михаил.

Нидермиллер Николай Георгиевич, прис. пов.

Нижерадзе, кн. Владимир Давыдович, техник.

Никольский Борис Алексеевич, журналист.

Новоселов Сергей Семенович, банковский деятель.

Нольде, бар. Борис Эммануилович, профессор.

Оболенский, кн. Дмитрий Александрович.

Огарев Борис Петрович, гв. конной артиллерии.

Огнянов Иван.

Одинец Дмитрий Михайлович, профессор.

Орбелиани, кн. Ираклий Александрович, пианист.

Орешков Борис Михайлович, инженер.

Остроумов Борис Васильевич, бывший управляющий Кит. Вост. железной дорогой.

Павлов Александр Александрович, л. гв. гусарского Е. В. полка.

Палтов Алексей Александрович, украинский деятель.

Параделов Николай Николаевич, ген. шт. полк.

Парвус Гельфанд Израиль Лазаревич, большевистский деятель.

Пасманик Даниил Семенович, врач.

Пелехин Борис Павлович, советник посольства.

Переверзев Павел Николаевич, министр Временного правительства.

Першин Петр Петрович, художник.

Пескин Аким.

Петкович Георгий Иванович, метрдотель.

Петлюра Симон, гетман.

Петров Владимир Андреевич, чиновник.

Пешков (Максим Горький) Алексей Максимович, писатель.

Погодин Алексей Львович, профессор.

Погожев Петр Владимирович, бывший правовед.

Погуляев Александр.

Поливанов Алексей Андреевич, бывший военный министр.

Половцов Петр Александрович, генерал.

Поляков Соломон (С. Литовцев), журналист.

Попов Николай, мичман.

Посохов Сергей Андреевич, адмирал.

Прадин Константин, оружейный мастер.

Протасьев Николай Николаевич, врач.

Пташкин Георгий.

Путилов Алексей Иванович, банковский деятель.

Работник Георгий, представитель.

Радомысльский Зиновьев Овсей Герша Ааронович, большевистский деятель.

Раковский Христиан Георгиевич, большевистский деятель.

Ратгауз Даниил Максимович, литератор.

Рафалович Яков.

Ревелиотти Даниил Харлампиевич, дипломат.

Редин Борис Михайлович, офицер.

Репнин, кн. Дмитрий Вадимович, чиновник.

Роговский Евгений Францевич, политический деятель.

Розенберг Александр Юлианович, прис. пов.

Розенталь Георгий, доктор.

Розенфельд Каменев Лейба Борухович, большевистский деятель.

Романов Борис Владимирович, частн. повер.

Ропов Христофор Христофорович.

Рубинштейн (Митька) Дмитрий Львович, банковский деятель.

Рубинштейн Лазарь.

Рубинштейн Яков Львович, председатель Совета Лиги Прав Человека.

Рузский Николай Владимирович, генерал.

Руссет Константин Афанасьевич, мичман.

Рутенберг Петр Моисеевич, убийца Гапона.

Рюдман Николай Николаевич, галлиполиец.

Савинков Борис Викторович, революционный деятель.

Савинков Виктор Викторович, революционный деятель.

Савицкий Николай Викторович, офицер.

Сазанов (Яков Сазов), журналист.

Салтыков Николай Николаевич, профессор.

Сатовский Ржевский Григорий Григорьевич, журналист.

Свердлов Янкель Моисеевич, большевистский деятель.

Свешников Николай, бывший вице консул.

Свистунов Борис Иванович, военный летчик.

Семенов Юлий Федорович, редактор.

Силин Морис [(Маврикий)], меховщик.

Симантов Яков.

Симанович Аарон Самуилович, [бывший] секретарь Распутина.

Сирко Иваницкий Александр Евстафьевич, офицер.

Скоропадский Павел Петрович, гетман.

Слиозберг Генрих Борисович (Борухович), адвокат.

Смирнов Георгий Яковлевич.

Смуляр Е. М., дантист.

Собельсон Радек Карл, большевистский деятель.

Соболевский Юрий [(Георгий)] Иеронимович, л. гв. 1 артиллерийской бригады.

Соколов Павел Александрович, прис. пов.

Соколов Сергей Александрович.

Соловьев Борис Николаевич, зять Распутина.

Сосин Иван.

Спекторский Евгений Васильевич, профессор.

Спиридонов Борис.

Ставицкий Семен, меховщик.

Сталь Александр Федорович, присяжный поверенный.

Старкова Вера.

Стоянов Георгий.

Страхов Алексей Александрович, музыкант.

Струве Петр Бернгардович, профессор.

Сукин Иван Иванович, министр правительства адмирала Колчака.

Султан Заде Хосров бей, доктор.

Тамамшев Михаил.

Тарановский Федор Васильевич, профессор.

Татаринов Валериан Владимирович, юнкер флота.

Татищев Николай.

Телепнев Борис.

Терапиано Юрий Константинович, поэт.

Терещенко Михаил Иванович, министр Временного правительства.

Тер Осипов Павел, адвокат.

Тиц Вильгельм Ричардович, служащий банка.

Трачевский Александр Семенович, профессор.

Трубецкой Дмитрий Алексеевич, журналист.

Тхоржевский Иван Иванович, чиновник Министерства земледелия.

Тхоржевский Михаил Иванович, л. гв. Павловского полка.

Ульянов Ленин Владимир Ильич, большевистский деятель.

Умнов Николай Константинович, офицер военного времени.

Устюжанинов, музыкант.

Федоренко Елена Евгеньевна.

Федоров Владимир, оперный артист.

Федоров Николай Петрович, бывший прокурор.

Фельдман Евгений Семенович, адвокат.

Фидлер Иван Иванович.

Фиников Александр Павлович, хирург.

Финкельштейн Литвинов Меер Энох Моисеевич, большевистский деятель.

Формызин Андрей.

Френкель Яков, служащий банка.

Хагандоков Георгий Константинович, сын генерала.

Хагандоков Константин Николаевич, генерал.

Хаджи Бейли Джехом, журналист.

Хатисов Александр, бывший городской голова города Тифлиса.

Херсонский Василий Николаевич, галлиполиец.

Херсонский Шацкель, портной.

Ходский Леонид Владимирович, профессор.

Хоранов Михаил Осипович, Собственного Е. В. конвоя.

Хорват Дмитрий Леонидович, генерал.

Хотшалава Яков, доктор.

Хрипунов Алексей Степанович, земец.

Цветков Алексей, театральный деятель.

Чайковский Николай Васильевич, революционный деятель.

Чаманский Анатолий Данилович, уполномоченный Красного Креста.

Черканов Виктор, инженер электрик.

Черкасский Лев.

Чермоев (Топа) Абдул Меджи Арцуевич, Собственного Е. В. конвоя.

Чермоев (Пека) Абибекир Денил Султан.

Чернов Виктор Михайлович, министр Временного правительства.

Чубинский Арсений Михайлович, адвокат.

Чубинский Михаил Павлович, профессор.

Чхеидзе, революционный деятель.

Шавельский Морис [(Маврикий)], служащий банка.

Шаков Измаил Магомедович, врач.

Шакманов Таосултан Калеметович, юрист.

Шаперон Алексей Генрихович, л. гв. кирасирского полка.

Шателен Сергей Андреевич, бывший начальник Кредитн[ой] Канц[елярии].

Шах Назаров Александр, офицер.

Швецов Борис Алексеевич.

Шереметев, граф Дмитрий Александрович, кавалергардского полка.

Шершевский Абрам, служащий банка.

Шершевский Яков, доктор.

Шефтель Яков Михайлович, прис. пов.

Шиловский Петр Владимирович, саперного полка.

Шипшев (Бак) Джембах Тамерхан.

Широков Михаил Петрович, художник.

Шпаковский Генрих Александрович, ст[арший] лейт[енант] флота.

Шполянский (Дон Аминадо) Аминад Петрович, журналист.

Штейнгель, бар. Павел Леонгардович, нефтепромышленник.

Штрандман Василий Николаевич, посланник.

Шувалов, граф Павел Александрович.

Шумицкий Николай, украинский деятель.

Эйхенбаум (Волин), писатель, анархист.

Яковлев Павел Феофанович, офицер Войска Донского.

Яковлев Матишевский Роберт.

Ярошинский Карл Карлович, банкир.

(1927) Союз русских дворян, созданный в Париже в 1926 году, на одном из своих со браний принял следующую резолюцию:

«Признавая, что масонство является одним из наиболее опасных врагов госу дарства, религии и дворянских заветов, признать, что участники масонских лож не могут состоять членами Союза русских дворян»2.

Это решение было принято единогласно. Но возник вопрос: как устанавли вать факт непринадлежности дворян к масонской организации? Тогда было при нято решение брать с дворян подписку о непринадлежности к масонству. Часть дворян отказались дать такую подписку, находя подобное требование для себя оскорбительным. Московское, новгородское, саратовское, тверское, тульское и ярославское дворянства вынесли постановление о необходимости пересмотреть вопрос о подписке. После обсуждения было принято компромиссное решение — старых членов дворянского союза от подписки освободить, но всех вновь вступа ющих обязали эту подписку давать.

Конечно, эта подписка имела чисто формальный характер. Для настоящих масонов, имеющих «право» «освобождения от обетов» (т.е. право обманывать) она ничего не значила. Значительная часть российских масонов были дворянами.

ФОРМА ПОДПИСКИ ………………………………........................................……………………………………… Члена Союза Русских Дворян, Дворянина............................................ губернии, ……................……………… (Имя, Отчество, Фамилия)............................................................................

………………………………........................................……………………………………… Г НУ ПРЕДСЕДАТЕЛЮ СОЮЗА РУССКИХ ДВОРЯН.

На основании постановления Общего Собрания Союза Русских Дворян от 31 Июля 1927 г., выдаю сию подписку в том, что не состою членом масон ских лож и в будущем в них состоять не буду.

(Подпись).

(Месяц и число).

Архив Н. Ф. Степанова.

Сегодня (Париж). 26.3.1931.

«» № (1923) Оригинал написан от руки на бланке ложи «Астрея». Адресовано членам ма сонской ложи.

«В верхнем левом углу — круглая печать ложи»

Rite Ecossais Ancien Accepte A L G D G A D L’U A N ET S L A D L G L DE F Or de Paris, le 3 Ноября 1923.

«под печатью три строчки:»

R L № «ASTREE»

FONDEE EN Торжественное Собрание в Субботу 11 Ноября в 19 час.

1) Откр раб во 2°, 2) Чтение корр и пр, 3) Рит посв в гр подм учен Ивашева и Певцова, 4) Закр раб После собрания бр трапеза во 2°.

Торжественное Собрание в Четверг 23 Ноября в 20 ч. 30 м.

1) Откр раб, 2) Чтение корр и пр, 3) Отст бр бр Авдеева и Ве ретенникова, 4) Первое голосование бр Горленко, 5) Доклад бр Третьяко ва: «Идеология капитализма».

После собрания усиленная чайная трапеза.

5 Декабря в 21 ч. Собрание Маст — подготовка выборов.

Материалы приводятся в хронологическом порядке.

ОА, ф. 730, оп. 1, д. 51, л. 311.

О значении этого сокращения см. стр.453–454.

№ « »..

«».. (1932) Оригинал написан от руки на бланке ложи «Северное Сияние».

Rite Ecossais Ancien Accepte A L G D G A D L’U A N & S L A D L G L de F Or de Paris, le 15 Май 1932.

R L № «Aurore Boreale»

FONDEE EN Дост Маст Д Л «Астрея»

Г. Я. Смирнову.

Дост Маст Дорогой Георгий Яковлевич, Ввиду ускорения темпов мировых событий, несомненно потребующе го усиленной подготовки Русских бр в деле гармоничного строительства «Храма», и в связи с этим чувствующейся необходимости еще большего объединения и координирования работы Русских Л, Ложа «Северное Си яние», вновь пересмотрев по предложению своего Дост Маст назрева ющий вопрос о создании соответствующего сему заданию органа, поручи ла мне предложить к обсуждению и принятию остальным четырем Русским Ложам, работающим на 29 rue de l’Yvette — прилагаемый проект положения такового органа.

Во избежание потери времени и во исполнение такового поручения, пре провождая Вам при сем проект такового положения, я весьма, бр, прошу Вас, Дост Маст, заранее принеся Вам за то нашу искреннюю признатель ность, — не отказать известием через меня нашу ложу о соображениях и реше нии по сему вопросу Вашей Дост Ложи «Астрея».

Примите, Дост Маст, уверение в самых искренних и бр к Вам наших чувствах.

Дост Маст Дм. Шереметев.

ОА, ф. 730, оп. 1, д. 51, л. 181–182.

№..

«».. Машинопись Париж. 24.9.32.

Дост Маст и Дор бр Георгий Яковлевич, отвечаю на Ваше письмо от 23 с. м., только что мною полученное.

Сегодня я написал г. Кагану, и просил его зайти ко мне для разговора в по недельник. Если он этого сделать не сможет, то приглашу его еще на вторник.

Собираюсь уехать в среду утром.

Принимаю к сведению и руководству Ваши указания, касающиеся опроса стучащихся к нам профпроф, но вместе с тем почитаю своим фм долгом высказать, в общих интересах, по сему вопросу некоторые соображения.

Я не могу разделить Вашего пессимистического суждения о религиозно философской формировке большинства стремящихся в наши ЛЛ кандидатов.

Напротив, присутствуя за последний год при опросах кандидатов в некоторых ЛЛ, я вынес впечатление, что формировка эта, главным образом среди моло дежи, стоит на уровне довольно высоком по сравнению с тем, что было ранее.

Так, например, трудно отказать в солидной в этом отношении подготовке бр Рабиновичу, недавно принятому в Л Юпитер (Доктор философии одного из германских университетов), или бр Гончарову, недавно принятому в Л Га маюн (окончил Духовную Академию в Болгарии).

Что касается вопросов общественно политических, то и тут я затрудня юсь вполне присоединиться к Вам.

Собственно, общественная деятельность — в порядке просветительном, воспитательном, благотворительном и т.п. — именно для русских эмигран тов в Париже вполне доступна. Существует множество русских обществен ных учреждений в Париже, этими вопросами деятельно и самоотверженно занимающихся.

Но и чисто политической деятельностью или теми и иными политически ми убеждениями кандидатов пренебрегать, по моему мнению, не следует, т.к.

они, без сомнения, могут быть полезным элементом для общей характеристи ки данного кандидата, что, собственно, и является тем, что при его приеме к нам подлежит тщательному обсуждению.

Во первых, к нам все чаще стучатся кандидаты, получившие либо французскую натурализацию, либо гражданство в другой стране. От фм позволительно ожидать сознательного отношения к своим гражданским ОФ, ф. 730, оп. 1, д. 51, л. 177 (три страницы).

обязанностям в своем отечестве, хотя бы и недавнем, даже если он практи чески вопросами политики и не занимается. Во вторых, для характеристи ки кандидата может служить его отношение к политическим порядкам в России в прежнее время или к вопросу о том, в каких политических путях он усматривает возможность наилучшего государственного восстановле ния нашего отечества. Так, например, такой кандидат, который считает, что нынешний российский политический строй — наилучший и другой не был бы для России желателен, вряд ли мог он быть легко принят в одну из наших ЛЛ Переходя к вопросу о бр Алехине, я и здесь не могу вполне разделить Ваше предложение, что бр сей позабыл, что по интересующему его вопро су ему следовало говорить только с Вами. По моему, ему следовало говорить и с Вами, и со мной, причем не имеет, на мой взгляд, существенного значе ния, к кому он обратился бы ранее. Ко мне бр Алехин обратился по свое му качеству бр 4 гр Его недостаточная осведомленность в общих ффмм вопросах, а также и то обстоятельство, что он, по его словам, предполагает посетить страны, где 4 гр не собирается в тех же условиях, как здесь (С. А. С. Ш. и французские колонии) лишили меня возможности обратиться в данном случае к его услугам.

Таким образом, единственное, что мы смогли бы сделать в его интересах, это было бы снабжение его соответствующими, обычно даваемыми в этих слу чаях ффмм рекомендациями, которые облегчили бы ему посещение симв ЛЛ в тех странах, где он имеет в виду побывать. Это я Вас и прошу сделать, если, само собою разумеется, Вы не встретите к тому возражений.

Считаю полезным поделиться с Вами теми сведениями по этому вопросу, ко торыми располагаю.



Pages:     | 1 |   ...   | 28 | 29 || 31 | 32 |   ...   | 44 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.