авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 || 3 | 4 |

«IV Очередной Всероссийский социологический конгресс Социология и общество: глобальные вызовы и региональное развитие 23 Секция 23 ...»

-- [ Страница 2 ] --

чис ленность населения Земли неуклонно возрастала. Около 10 тыс. лет назад она составляла примерно 5 млн. чел. Темпы роста населения в те времена были очень низкие (около 10-20% за тысячелетие) из-за высокой смерт ности: от голода, болезней, войн с другими племенами… Средняя продол жительность жизни не превышала 20 лет. От вымирания вида Homo Sapiens сохраняла высокая рождаемость, в среднем немного превышающая смерт ность. К началу Новой эры население Земли насчитывало 300 млн. чел.

Проблема взаимосвязи цивилизационного развития общества и чис ленности его населения имеет глубокие исторические корни и легко объ ясняется осознанием значения демографического фактора в развитии общества. В умах мыслителей доиндустриальных эпох демографический детерминизм был основной идеей о перспективах развития общества.

Главная проблема – соотношение численности населения и ресурсов для его жизни. При этом предполагалось, что возможно как перенаселение, так и недонаселение (то, что теперь называют дефицитом трудовых ресурсов, воинских контингентов и пр.) В V в. до н.э. Конфуций впервые поставил вопрос об оптимальной численности населения в контексте «существова ния» некоего идеального соотношения между количеством земли и насе лением. Примерно в то же время в Древней Греции Платон и Аристотель рассматривали проблему перенаселения Греции как острейшую социальную Секция 23. Тенденции и факторы демографических процессов в России проблему, ставя ее в зависимость от обеспеченности земельными ресур сами;

они считали, что государство должно строго регламентировать брач ные отношения.

В феодальную эпоху (X-XVI вв.) прирост населения отличался крайней неравномерностью: была высокая смертность, но и высокая рождаемость. Численность мирового населения составляла 340-450 млн.

чел. Мыслители того времени Т. Мор, Т. Компанелла, Ф. Аквинский, П. Гольбах рассматривали возможность как положительных, так и отрица тельных последствий большого роста населения. По оценкам численность населения мира к началу XVII в. возросла до 400-500 млн. чел. В Китае проживало уже свыше 100 млн. чел., в Японии 15 млн. чел. На территории современной России насчитывалось около 7 млн. чел., главным образом в центральной и западной областях европейской части страны.

Размышления о главенстве демографического фактора получили развитие в работах философов эпохи первоначального накопления капи тала (Т. Мен, А. Сера, С. Фортрей). Их идея состояла в том, что много численное трудоспособное население является основой мощи и богатства государства. Но одновременно существовала и другая точка зрения: чрез мерный рост населения может создать реальную угрозу «перенаселения», что обострит проблему нехватки земли, ресурсов пропитания, (Д.Таусенд, Р. Уоллес). В эпоху Просвещения Ж.Ж. Руссо высказал идею демогра фической обусловленности социального развития: жителей должно быть столько, сколько может их прокормить земля.

На рубеже XVIII-XIX вв. в общественной мысли установился поли тико-экономический подход к оценке соотношения роста численности населения и развития общества. Численность мирового населения в те времена резко возросла, приблизилась к 800 млн. чел. А.Смит и Д. Рикардо, К. Маркс рассматривали население только с экономической точки зрения.

Французский философ Ж. Кондорсэ отводит населению значительное место в своей теории общественного прогресса. Но он не обходит и про блему возможного перенаселения в будущем обществе. Кондорсэ уже тогда выдвинул идею разумного ограничения рождаемости. Численность мирового населения в те времена достигла первого (1) млрд. чел. (конец XVIII в.) и продолжала расти довольно быстрыми темпами. Этот быстрый рост численности населения исследователи впоследствии назовут демогра фическим взрывом. Он был обусловлен тем, что во второй половине 2-го тысячелетия выявилась важная тенденция демографической истории – снижение смертности по мере развития материального базиса общества и связанных с этим улучшением санитарных условий жизни, развитием медицины и пр. Именно в те времена из Европы эмигрировало около 30 млн. чел., главным образом в страны Америки. Трансформировалось и отношение людей к жизни, к здоровью, к чувственным отношениям, к детям. В начале XIX в. английский философ В. Годвин писал, что в буду щем обществе развитие разума приведет к прекращению роста населения.

Причину этого В. Годвин видел в том, что «ум развитой и сильный имеет склонность делать нас равнодушными к чувственным наслаждениям» [2, с.

Секция 23. Тенденции и факторы демографических процессов в России 45]. По-видимому, философ уже тогда предполагал (предвидел) распростра нение разумности/рациональности в брачных, сексуальных, репродуктив ных практиках европейцев.

Противоречивость процессов экономического роста и ситуа ции демографического взрыва в Европе в эпоху промышленной рево люции нашла наиболее полное выражение в теории Т.Р. Мальтуса.

Предшественниками Мальтуса были многие мыслители, начиная с Конфуция, Аристотеля, Платона и заканчивая его современниками Макиавелли, Д. Ботеро, Морелли, Г. Мабли. Их основная идея состояла в том, что вина за нищету и пауперизм лежит на самом народе, который «слишком быстро и неразумно размножается». Мальтус, как и Годвин, считал важнейшим средством против чрезмерного роста численности насе ления строгое ограничение частоты половых отношений. Идеи Мальтуса, дискуссии вокруг них, но главное – перенаселение как объективное состояние приватно-демографического поля европейских обществ того времени – были тем «пусковым механизмом», который запустил долгий процесс переопределения традиционного приватно-демографи-ческого хабитуса в европейских странах. Если раньше, на протяжении миллионов лет его сущностью было максимизация рождений и жесткая слитность брачного, сексуального и репродуктивного поведения, то теперь начал проявляться противоположный вектор, направленный на замедление роста численности населения, т. е. на ограничение числа рождений. Сначала следствием этого процесса было возникновение «европейского» типа брач ности – повышение возраста вступления в брак, высокий уровень оконча тельного безбрачия. Затем, через столетие, проявилась тенденция внутрисе мейного ограничения числа рождений. Создались объективные условия для замедления роста численности европейского населения. И действительно, практические схемы в приватно-демографическом поле стали определять практики воздержания от раннего вступления брак, а со временем – и рас пространение практик внутрисемейного ограничения числа детей. В те же времена формировалась и идея детоцентризма в западноевропейских, а затем и восточно-европейских обществах1.

Демографическая история России ведет свой отсчет с рубежа XV-XVI вв., когда шёл процесс формирования и последующего роста еди ного централизованного государства во главе с Москвой. Государственно территориаль-ная целостность, сопоставимая с современной территорией Российской федерации, в основном сложилась к середине XVIII в. и почти полностью сформировалась в XIX в. Во второй половине XVI в. на тог дашней территории России проживало 6,5-7 млн. чел. К концу XVII в. 10,5 млн. чел. В течение XIX в. население России выросло с 26,7 до 71 млн.

чел. [5, с. 397-417], а за XX век – до 148,7 млн. чел. Социальные катаклизмы первой половины XX в. вызвали в России демографические пертурбации, невиданные по глубине падения темпов прироста населения, длительности и последствиям. Снижение смертности в России началось в самом конце См., например, [3, с.257-281], [4].

Секция 23. Тенденции и факторы демографических процессов в России XIX века, т. е. намного позже, чем в индустриальных европейских странах.

Но последовавшее за этим снижение рождаемости и в целом – демографи ческий переход – протекал в России сравнительно быстро и в большинстве регионов современной территории РФ завершился, в основном, к середине 1960-х гг.

Современные теории и подходы к оценке «демографического фактора»

Демографический взрыв в Западной Европе оставил заметный след в истории, т. к. способствовал переходу населения на новый режим воспро изводства, освоению новых земель, заселению Нового Света. К концу XIX века «малый демографический взрыв» и последовавшее за ним снижение рождаемости вслед за Францией и Великобританией стали распростра няться на другие страны Западной Европы, а затем – Северной и Восточной Европы. Падение рождаемости и замедление роста численности населения Европы усугубилось продолжавшейся эмиграцией отсюда в другие части света. Численность мигрантов к середине XX века составила ещё 30 млн.

чел.;

две мировые войны нанесли большие потери населению Европы. Так что можно считать, что в первой половине XX в. демографический взрыв в Европе закончился. Но он продолжается на других частях света.

В 1999 г. на Земле родился шестимиллиардный житель, в 2011г. – семимиллиардный. На фоне исторической динамики прирост населения мира во второй половине ХХ в. выглядит беспрецедентным: потребовалось около 10 тысячелетий, чтобы население Земли достигло 1 млрд. Потом за 124 года мировое население удвоилось, а удвоение этой численности про изошло уже менее чем за 50 лет. В сумме за неполный ХХ век население Земли утроилось и достигло 6 млрд. К 2050 г. численность населения Земли превысит 9 млрд. чел. (прогноз ООН 2007 г. [6]). Это произойдет, основном, за счёт населения развивающихся стран Азии и Африки.

В ХХ веке свои идеи и взгляды по поводу угрозы глобального пере населения (демографического взрыва) высказывали известные зарубежные экономисты П. Эрлих, Дж. Форрестер, Ф. Осборн, Д. Медоус и др. – члены «Римского клуба»1, а также демографы А. Сови, Р. Пресса, Ф. Нотенштейн и др. Э. Гидденс пишет о возрождении интереса к теории Мальтуса в ХХ веке в связи с резким скачком численности населения мира и проблемах, связанных с экологическими рисками, нехваткой воды, продовольствия и т. п. [7, с. 523-546]. Для нашего исследования важным является не то, что эти учёные видят материальный и моральный кризис человечества в быстром росте населения, а то, что социально-демографическая сущность мальтузианского подхода является сильным методологическим принципом, сердцевиной проблем и практики научного изучения населения и иссле «Римский клуб» - международная организация, занимающаяся исследованием глобальных про блем совре-менности и долгосрочными перспективами развития человечества.

Секция 23. Тенденции и факторы демографических процессов в России дования трансформационных векторов всех видов отношений/структуры/ сил приватно-демографического поля. Так что, источником современ ного приватно-демографического хабитуса служат именно объективные условия мирового приватно-демографиче-ского поля – т. е. современный глобальный демографический взрыв. Эти условия производят всё более устойчивые модели, практические схемы демографических, и теперь уже зачастую социально-интимных (не демографических) отношений, практик, диспозиций, представлений (субъективных).

НО обсуждение темы/знания рисков, связанных с перенаселением (в т. ч. и глобальным), в советской, да и в нынешней российской демо графии, социологии, экономики, философии было практически невоз можно. Зарубежные сторонники теории Мальтуса должны были быть строго раскритикованы. Так что тема демографического взрыва была «закрытой» для отечественных обществоведов, и особенно демографов.

Однако к этой теме обращались и обращаются не только обществоведы, но и российские естествоиспытатели, мыслители. Таким ученым был ака демик В.И. Вернадский (1863-1945). Он отмечал, что беспрецедентный скачкообразный рост населения планеты в ХХ веке диктует необходимость максимально экономного отношения человека к природным ресурсам, изыскания и использования принципиально новых источников энергии, организации охраны окружающей среды [8]. Стратегия выживания, о кото рой говорил Вернадский, должно принимать во внимание предельную заселенность планеты. Категории «разум, разумность», присутствующие в работах В.И. Вернадского, как характеристика высшей степени развито сти человечества, как видно, встречаются и в работах античных мыслите лей, и средневековых, и современных учёных. По отношению к предмету нашего исследования эта категория по сути своей довольно близка к тому, что было определено нами как сущность современного приватно-демо графического хабитуса. По-видимому, действительно, разумность людей в сфере приватной/интимной жизни является тем фактором, под воздей ствием которого могут быть преодолены глобальные демографические проблемы современности – быстрый рост численности населения/демо графический взрыв.

Другим естествоиспытателем, который исследует проблемы и последствия глобального демографического взрыва, является наш совре менник физик С.П. Капица. Идеи, лежащие в основе его теоретических оснований и математических расчетов истории и прогноза численности мирового населения, можно без сомнения назвать мальтузианскими. И С.

Капица не скрывает этого [9]. Его расчеты показывают, что исторический и современный процесс роста численности населения описываются гипер болической кривой, и примерно в 2025 г. численность Земли может резко возрасти. Соотнеся рост численности населения Земли с проблемами, с которыми это население столкнется: продовольственные, здравоохране ния, образования, энергетики, экологические – С. Капица также апелли рует к потенциалу разума человечества «как на индивидуальном уровне, так и на социальном, который выражен в общественном сознании, в культуре»

Секция 23. Тенденции и факторы демографических процессов в России [9 с.163-164]. На этой оптимистической предпосылке строятся и прогнозы демографов о том, что численность населения Земли всё-таки стабилизи руется на уровне 9-11 млрд., т. е. не удвоится(?) по сравнению с тем, что сейчас существует.

В соответствие с нашей концепцией эта стабилизация произойдет под действие тех объективных законов приватно-демографического поля, которые выработались в условиях обществ, переживших демографический переход – вслед за демографическим взрывом. И если наша концепция верна, то благодаря идее приватно-демографического хабитуса как про дукту этого поля, современные агенты: индивиды, семьи, партнерские союзы – воспроизводят практические схемы, адаптированные к этим объ ективным условиям поля, т. е. их повседневные практики, направлены на воспроизводство модели малодетности – (ограничение числа рождений).

Такие практические схемы, реализующие соответствующие диспозиции, предпочтения, ориентации пронизывают все социальные отношения в при ватно-демографическом поле: сексуальные, интимные, супружеские, брач ные, репродуктивные, отношения с детьми, гендерные отношения и др.

В российском приватно-демографическом поле векторы трансфор мации этих многообразных отношений исторически утверждались на про тяжении всего ХХ века и история эта непростая. Но вывод, который можно сделать в результате исторического взгляда на процессы демографического перехода и трансформации сил/капиталов/отношений в европейском и российском приватно-демографических полях состоит в том, что эти поля имеют весьма сходные приватно–демографического хабитусы (как структурирующие структуры), в основе которых лежит социальная память о былом демографическом взрыве, о «перенаселении». По-видимому здесь «срабатывает» то, что содержится в работах М. Хальбвакса в нескольких тезисах: 1) об относительно независимом развитии комплекса представ лений (приватно-демографических - А.М.) от его объективных «сегод няшних» условий – демографических ситуаций в европейских странах и в России, 2) о сохраняющейся во времени социальной обусловленности индивидуального действия/практик, отраженное в метафоре «отпечаток общества» [10, с. 155-168], 3) о формуле сознания (разума) как одновре менного представления социального прошлого и будущего [11, с. 331-355] (приватно-демографического поля – А.М.)1. Эти положения Хальбвакса принципиально важны для нашей концепции об относительно автономном воспроизводстве демографической истории в приватно-демографическом хабитусе и двойного структурирования социальной реальности в сфере частной жизни.

Э. Дюркгейм также считал, что в каждом из нас живёт «вчерашний человек», т.к. настоящее лишь в малой части сравнимо с прошлым, которое мы не рефлектируем, поскольку оно составляет бессознательный уро-вень нашего сознания.

Секция 23. Тенденции и факторы демографических процессов в России Библиографический список 1. Михеева А.Р. К вопросу о социальном механизме трансформации семейных отношений: опыт теоретизирования в рамках генетического структурализма» // Журнал социологии и социальной антропологии, 2012, № 2.

2. Годвин В. О собственности. М.: 1958. С. 146-147. Цит. по:

Коростелев Г.М., Краев В.С. Буржуазные концепции народонаселения:

Критический анализ. – М.: Финансы и статистика, 1981.

3. Вишневский А. Г. Место исторического знания в изучении прокреатив ного поведения в СССР. // Вишневский А.Г. Избранные демографи ческие труды. В 2 т. Т. I.: Демографическая теория и демографическая история. 2005.

4. Арьес Ф. Ребенок и семейная жизнь при Старом порядке /Пер. с франц.

Екатеринбург, Изд-во Уральского университета, 1999.

5. Захаров С.В. Российской Федерации народонаселение //Народона селение. Энциклопедический словарь / Гл. редактор Г.Г. Меликьян.

М.: Большая Российская энциклопедия, 1994.

6. 2008 World Population. Data Sheet. Population Reference Bureau.

Washington, USA. 2009.

7. Гидденс Э. Социология / при участии К. Бердсолл: Пер. с англ. Изд.

2-е, полностью перераб. и доп. М.: Едиториал УРСС, 2005.

8. Вернадский В.И. Научная мысль как планетное явление. М.:

Наука, 1994.

9. Капица С.П. Парадоксы роста: Законы развития человечества. – М.:

Альпина нон-фикшн, 2010.

10. Хальбвакс М. Индивидуальное сознание и коллективный разум.

В кн. Социальные классы и морфология / Пер. с фр. А.Т. Бикбова, Н.А. Шматко М.: Институт экспериментальной социологии;

СПб.:

Алетейя, 2000.

11. Хальбвакс М. Закон в социологии. Там же.

Секция 23. Тенденции и факторы демографических процессов в России Нусхаева Б. Б., Элиста Смертность как демографическая проблема Республики Калмыкия Аннотация В статье рассмотрены региональные особенности смертности в сравнении с общероссийскими показате лями. Анализируются основные причины смертности и тенденции ожидаемой продолжительности жизни при рождении в республике, показана динамика младенче ской смертности.

Ключевые слова: демографическая ситуация, смертность, коэффициенты смертности, ожидаемая продолжительность жизни, причины смертности, мла денческая смертность В последнее десятилетие в Республике Калмыкия отмеча ется сокращение численности населения. Согласно данным Росстата, в 2009 г. Республика Калмыкия отнесена к девяти субъектам Российской Федерации, в которых наблюдается превышение миграционного оттока над естественным приростом1. Несмотря на сохранение положительного значения коэффициента естественного прироста, в Республике Калмыкия сохраняется проблема высокой смертности населения. В данной статье будут показаны основные тенденции с 2001 по 2011 гг.

Если рассматривать абсолютное число смертей, то можно заметить, что в 2011 г. наблюдается снижение числа умерших по сравнению с преды дущим годом на 439 человек. При анализе показателей смертности с по 2011 гг. можно выделить периоды спада и периоды роста абсолютного числа смертей. Наивысшее число смертей зафиксировано в 2001–2002 гг.

и составляет 3637 умерших. К 2004 г. наблюдается некоторое сокращение числа умерших до 3184 смертей с последующим ростом, которое в 2005 г.

составило 3350 умерших. В дальнейшем отмечается следующая волна сни жения смертности, которое достигает своего минимума в 2008 г. — человек. Последние годы характеризуются небольшим ростом числа умер ших: 3115 и 3191 человек в 2009 – 2010 гг. соответственно. В 2011 г. заре гистрировано самое низкое число смертей за это десятилетие — 2920 чело век. Таким образом, данные об абсолютном числе смертей в Республике Современная демографическая ситуация в Российской Федерации [электронный ресурс]. //URL.

www.gks.ru (Дата обращения: 10.08.2011).

Секция 23. Тенденции и факторы демографических процессов в России Калмыкия в первое десятилетие показывают неоднозначную динамику.

Вместе с тем наибольшее число смертей зарегистрировано в первые годы десятилетия, а в 2011 г. — самое низкое число смертей.

Особое внимание привлекает статистика смертности в трудоспо собном возрасте. Как отмечают специалисты, «в трудоспособных возрас тах в полной мере проявляется российский феномен сверхсмертности»1.

Статистические данные по Республике Калмыкия свидетельствуют, что доля смертей в трудоспособном возрасте составляет около 30 % от общего числа умерших. С 2001 по 2009 г. удельный вес умерших в трудоспособ ном возрасте в разные годы составляет 28,65 – 34,46 %. За эти девять лет республика потеряла 9780 человек в трудоспособном возрасте. По данным Росстата, «среди всех умерших почти 30 % приходится на лиц трудоспо собных возрастов (более 560 тыс. человек в год)2». Таким образом, для Республики Калмыкия, как и для России в целом, характерной особенно стью является высокая смертность в трудоспособном возрасте.

Рис.1 Абсолютное число смертей в Республике Калмыкия (2001-2011 гг.) Далее проанализируем коэффициенты смертности. Согласно дан ным официального сайта Территориального органа Федеральной службы государственной статистики по Республике Калмыкия, коэффициент Атлас демографического развития России / Научный совет по Программе Президиума фунд.

исслед. РАН «Экономика и социология знания» / Под ред. ак. РАН Г.В.Осипова и проф. С.В. Рязанцева. - М.:

Экономическое обозрение, 2009. С. 107.

Современная демографическая ситуация в Российской Федерации [электронный ресурс]. //URL.

www.gks.ru (Дата обращения: 10.08.2011).

Секция 23. Тенденции и факторы демографических процессов в России смертности в Республике Калмыкия в 2011г. составил 10,1 ‰1, это самый низкий показатель за последнее десятилетие. Самый высокий коэффициент смертности отмечен в 2002 году и составляет 12,3 ‰2. В период с 2001 по 2010 гг. наблюдаются колебания общего коэффициента смертности в преде лах 11.0 – 11,8 ‰. Вывод о снижение смертности в Республике Калмыкия делать преждевременно. Необходимо изучить влияние различных факто ров, в том числе возрастной структуры населения региона. Однако, стоит отметить, что в последние годы растет доля населения в возрасте 65 лет и старше. Если в 2001 г. население в возрасте 65 лет и старше составляло 8,3 % от общей численности населения республики, то в 2011 г. – 9,2 %, а в отдельные годы достигает 10 % от общей численности населения. По этим расчетам население Республики Калмыкия можно считать старым.

Согласно шкале ООН население считается старым, если доля лиц в возрасте 65 лет и старше составляет более 7 %. Этот порог в Республике Калмыкия был достигнут в 1995 г. Наиболее заметное изменение наблюдается в воз растной группе «75 лет и старше». За это десятилетие удельный вес этой возрастной группы вырос с 5,1 % до 7 % от общей численности населения.

Сравнение республиканских и общероссийских статистических дан ных показывает, что в период с 2001 по 2011 гг. коэффициенты смертности в Республике Калмыкия ниже общероссийских показателей (см. таблицу 1).

В 2001 г. в Республике Калмыкия общий коэффициент смертности равен 11,1 ‰, по Российской Федерации — 15,6 ‰. Разница составляет 4,5 ‰.

В последующие годы эта разница установлена в пределах 3,2 – 5,0 ‰.

В 2011 г. этот коэффициент в регионе и Российской Федерации составил 10,1‰ и 13.5‰ соответственно. Эти данные свидетельствуют о том, что ситуация в Республике Калмыкия более спокойная.

Таблица Общие коэффициенты смертности в Российской Федерации и Республике Калмыкия (на 1000 населения) 2001 2002 2003 2004 2005 2006 2007 2008 2009 2010 РФ 15.6 16.2 16.4 16.0 16.1 15.2 14.6 14.6 14.2 14.2 13, РК 11.1 12.3 11.8 11.0 11.6 11.1 11.0 10.5 11.0 11.0 10. Одной из особенностей смертности в России является «высокий уро вень преждевременной смертности мужчин»3. Такая ситуация определяет низкую продолжительность жизни мужчин. Проследим за характером изме нений ожидаемой продолжительности жизни при рождении в Республике Калмыкия. В первую очередь отметим, что разница ожидаемой продолжи тельности жизни мужчин и женщин составляет 10,5 — 12,5 лет (см. табли цу 2). Если рассматривать общий показатель ожидаемой продолжитель Естественное движение населения в 2011 г. [электронный ресурс]. ///URL.www/statrk.ru (Дата обращения: 02.07.2012).

Республика Калмыкия. Статистический ежегодник. 2010. Стат.сб. /Калмыкиястат. Элиста, 2010. С.17.

Современная демографическая ситуация в Российской Федерации [электронный ресурс] //URL.

www.gks.ru (Дата обращения: 10.08.2011).

Секция 23. Тенденции и факторы демографических процессов в России ности жизни при рождении в Республике Калмыкия в период с 2001 по 2009 гг. можно отметить стабильный рост этого показателя. За этот период ожидаемая продолжительность жизни возросла с 66,3 до 69,0 лет в 2008 г.

и 68,6 лет в 2009 г. Эта динамика наблюдается лишь по показателю ожидае мой продолжительности жизни при рождении всего населения республики.

Если анализировать данные по гендерному признаку, то такой динамики мы не наблюдаем. Изменения ожидаемой продолжительности жизни муж чин и женщин имеет разный характер. Ожидаемая продолжительность жизни у женщин в этот период характеризуется ростом за исключением двух точек: 2001 и 2009 гг. В 2001 г. ожидаемая продолжительность жизни у женщин составила 72,1 лет, что несколько выше, чем в 2002 г. С по 2008 г. можно заметить стабильный рост с 71,7 до 75,1 лет. В 2009 г.

этот показатель несколько ниже, чем в предыдущем году и равен 75,0 лет.

Изменения ожидаемой продолжительности жизни при рождении мужчин не имеют однозначной тенденции. Можно выделить годы самых низких показателей: 2002, 2003, 2005, 2006 гг., когда ожидаемая продолжительность жизни составила 59,2 лет, 60,3 лет, 60,9 лет и 61,7 лет соответственно. Самые высокая продолжительность жизни мужчин равная 63,1 лет зафиксирована в 2008 г. Можно сделать вывод, что низкая продолжительность жизни муж чин в республике остается актуальной проблемой для региона.

Сравнение республиканских показателей с общероссийскими ста тистическими данными за 2001-2009 гг. показывает, что ожидаемая про должительность жизни в Республике Калмыкия несколько выше, чем по России в целом (см. таблицу 2).

Таблица Ожидаемая продолжительность жизни при рождении, лет Российская Федерация* Республика Калмыкия** Все Все мужчины женщины мужчины женщин население население 2001 65,23 58,92 72,17 66,3 61,0 72, 2002 64,95 58,68 71,9 65,1 59,2 71, 2003 64,85 58,55 71,84 65,8 60,3 71, 2004 65,27 58,89 72,3 67,3 62,2 72, 2005 65,3 58,87 72,39 67,0 60,9 73, 2006 66,6 60,37 73,23 67,5 61,7 73, 2007 67,51 61,39 73,9 68,4 62,5 74, 2008 67,88 61,83 74,16 69,0 63,1 75, 2009 68,67 62,77 74,67 68,6 62,5 75, Ожидаемая продолжительность жизни при рождении [электронный ресурс]. /URL: http://www.gks.ru/wps/ * wcm/connect/rosstat/rosstatsite/main/ (Дата обращения: 03.07.2012).

Республика Калмыкия. Статистический ежегодник. 2010: Стат. сб. / Калмыкиястат. Элиста, 2010. С.17.

** Секция 23. Тенденции и факторы демографических процессов в России Исключением является 2009 г., когда наблюдаются незначительные отличия: 68,6 лет в Республике Калмыкия и 68,67 лет по России в целом.

Следует подчеркнуть, что по Российской Федерации с 2002 г. наблюдается стабильный рост ожидаемой продолжительности жизни с 64,95 лет до 67, лет в 2009 г. В то время как в регионе ожидаемая продолжительность жизни в 2009 г. снизилась до 68,6 лет по сравнению с предыдущим годом (69,0 лет в 2008 г.).

Анализ республиканских и общероссийских показателей ожидаемой продолжительности жизни при рождении мужчин и женщин позволяет сделать вывод, что наиболее заметные различия наблюдаются в показателях ожидаемой продолжительности жизни мужчин. С 2001 по 2008 гг. ожидае мая продолжительность жизни мужчин в Республике Калмыкия выше, чем по России в целом. Разница в эти годы колеблется в пределах 0,52 – 2, лет. И только в 2009 г. общероссийский показатель выше на 0,27 лет.

При сравнении ожидаемой продолжительности жизни при рож дении женщин Республики Калмыкия и Российской Федерации можно выделить два периода. Первый период с 2001 по 2003 гг., когда ожидаемая продолжительность жизни женщин в Республике Калмыкия ниже ожидае мой продолжительности жизни женщин в Российской Федерации и период с 2004 по 2009 гг., когда установлена обратное соотношение: республикан ские показатели выше общероссийских. Необходимо обратить внимание, что в республике, как и по России в целом, наблюдается рост ожидаемой продолжительности жизни женщин. Мы можем сделать вывод, что основ ной тенденцией является рост ожидаемой продолжительности жизни жен щин, а ожидаемая продолжительность жизни мужчин в республике выше, чем по России в целом.

Далее обратимся к анализу основных причин смертности в Республике Калмыкия. Прежде всего, следует выделить наиболее частую причину смертности — от болезней системы кровообращения. На долю этой причины смерти в 2009 г. приходится 44,7 % от общего числа умер ших (см. таблицу 3). В предыдущие годы удельный вес этой причины смерти несколько ниже: 37,8 % в 2001 г. и 37,0 % в 2005 г. Второе место в Республике Калмыкия занимает класс «симптомы, признаки, отклонения от нормы, не классифицированные в других рубриках». По этому классу причин зарегистрировано от 16,3 % (в 2002 г.) до 23,8 % (в 2007 г.) смертей.

И только в 2009 г. их доля снизилась до 12,7 %, уступив свое место следу ющему классу причин смерти. На третьем месте — «несчастные случаи, отравления и травмы» По этой причине умирает около 15 % от общего числа умерших. Например, в 2001 г. удельный вес этих смертей составил 15,4 %, в 2005 г. — 16,1 %, а в 2009 г. — 13,9 %. Эти данные позволяют сделать вывод о неблагоприятной обстановке и социальном неблагополучии в регионе.

На эту проблему указывает В.А. Шовунов: «в структуре наркологической патологии превалируют показатели синдрома зависимости от алкоголя.

В динамике последних 5 лет отмечается рост на 29,7%1». Новообразования Шовунов В.А. Модернизация здравоохранения Республики Калмыкия [электронный ресурс] / URL: http://www.medicinarf.ru/page681/889/2025 (Дата обращения 12.07.2012).

Секция 23. Тенденции и факторы демографических процессов в России как причина смерти уверенно занимает четвертое место. От злокачествен ных образований умирает около 13 % от общего числа умерших: 13,5 % в 2001 г., 12,3 % в 2005 г. и 12,6 % в 2009 г.

Ранжирование основных причин смертности в трудоспособном возрасте показывает, что лидирующей причиной является смертность от несчастных случаев, отравлений и травм. Далее следуют болезни системы кровообращения и новообразования. Обращает на себя внимание высокий уровень смертности в трудоспособном возрасте от социально значимых причин. Такая ситуация вызывает беспокойство и требует государственных мер, в том числе активной антиалкогольной кампании, пропаганде здоро вого образа жизни и улучшению качества жизни населения.

Таблица Показатели смертности населения в Республике Калмыкия по основным классам причин смерти Доля в общем числе Человек умерших (%) 2001 г. 2005 г. 2009 г. 2001 г. 2005 г. 2009 г.

Всего умерших 3357 3350 3115 100 100 в т. ч. от:

Болезней системы 1270 1241 1391 37,8 37,0 44, кровообращения Новообразований 453 412 392 13,5 12,3 12, Несчастных случаев, 518 540 433 15,4 16,1 13, отравлений и травм Симптомов, признаков, отклонений от нормы, 553 574 397 16,5 17,1 12, не классифицированных в других рубриках Других причин 563 583 502 16,8 17,4 16, Для сравнения с общероссийскими показателями смертности на селения по основным классам причин ограничимся комментариями из до клада «Современная демографическая ситуация в Российской Федерации»:

«Первое место среди причин смерти трудоспособного населения занимают причины, связанные с болезнями системы кровообращения, внешние при чины – на втором. По уровню смертности от внешних причин выделяются самоубийства, транспортные травмы, убийства, отравления алкоголем».

Высокая смертность по причине болезней системы кровообращения, а так же отравлений и травм является общероссийской проблемой.

В отношении младенческой смертности положение в Республике Калмыкия еще более сложное. В начале 2000-х гг. коэффициенты младен ческой смертности были высокими и в 2001 г. достигали 15,6 на 1000 родив шихся (в сравнении с 16,2 на 1000 родившихся в Российской Федерации).

С 2001 по 2011г. в России наблюдается устойчивое снижение коэффи циента младенческой смертности. В Республике Калмыкия отмечаются Секция 23. Тенденции и факторы демографических процессов в России неоднозначные тенденции. Как видно на рис. 2 кривая коэффициентов младенческой смертности в Республике Калмыкия имеет характер ломан ной: в 2001, 2003, 2006, 2009 гг. зафиксированы высокие показатели: 15,6, 13,9, 14,2 и 12,8 на 1000 родившихся соответственно. В 2004, 2005, в и 2011 гг. отмечены самые низкие показатели: 8,4, 7,6, 9,5 и 5,7 на родившихся соответственно. С 2001 по 2005 г. региональные показатели младенческой смертности были ниже общероссийских. В следующий период с 2006 по 2010 гг. (за исключением 2007 г.) коэффициенты мла денческой смертности в Республике Калмыкия выше общероссийских показателей. В 2010 г. наблюдаются близкие значения коэффициентов:

9,1 в Российской Федерации и 9,5 в Республике Калмыкия. В предыду щем 2011г. установлен самый минимальный коэффициент младенческой смертности, но в Республике Калмыкия он несколько выше, чем по России в целом: 7,3 в сравнении с 5,7 на 1000 родившихся. Мы можем сделать вывод о сложной ситуации в Республике Калмыкия в области младенческой смертности.

Рис 2. Коэффициенты младенческой смертности в Российской Федерации и Республике Калмыкия (на 1000 родившихся) Рассматривая основные причины смерти в возрасте до 1 года, мож но выделить две наиболее частые причины: врожденные аномалии и со стояния, возникающие в перинатальном периоде. На долю этих причин приходится более 80 %. В интервью министра здравоохранения и соци ального развития Республики Калмыкия подчеркивает, что рост врожден ных пороков развития отмечен в Калмыкии в 1,5 раза, а в сельской мест ности — в 2,5 раза. И обращает внимание, что показатели младенческой смертности обусловлены неудовлетворительной материально-технической базой учреждений родовспоможения и детства1. Можно сделать вывод, что младенческая смертность в Республике Калмыкия является особой про блемой региона.

Убушиева З. «Исида» и «Рисар» за жизнь младенцев // Известия Калмыкии. 25 июня 2010. № 110. С. 3.

Секция 23. Тенденции и факторы демографических процессов в России Проведенный нами анализ смертности и ожидаемой продолжитель ности жизни при рождении в Республике Калмыкия позволяет сделать ряд выводов:

• за исследуемый период в республике наблюдается незначительное снижение смертности;

• республиканские коэффициенты смертности ниже общероссий ских показателей;

• в Республике Калмыкия, как и по России в целом, отмечается высокий уровень смертности в трудоспособном возрасте;

• ожидаемая продолжительность женщин на 10,5 – 12,5 лет выше ожи даемой продолжительности мужчин и имеет тенденции роста с 2002 по 2009 гг.;

• среди основных классов причин смерти можно выделить наи более частые: «болезни системы кровообращения», «симптомы, признаки, отклонения от нормы, не классифицированные в других рубриках», «не счастные случаи, отравления и травмы» и «новообразования»;

• высокий уровень младенческой смертности в Республике Калмыкия, в то время как общероссийской тенденцией является снижение младенческой смертности;

• основными причинами младенческой смертности являются врож денные аномалии и состояния, возникающие в перинатальном периоде.

Библиографический список 1. Атлас демографического развития России / Научный совет по Программе Президиума фунд. исслед. РАН «Экономика и социология знания» / Под ред. ак. РАН Г.В.Осипова и проф. С.В. Рязанцева. - М.:

Экономическое обозрение, 2009.

2. Демографическая политика в России: от размышления к действию.

Рук. авторского коллектива Елизаров В.В. /Представительство ООН в России. М., 2008.

3. Естественное движение населения в 2011 г. [электронный ресурс]. /// URL: http://www.gks.ru/wps/wcm/connect/rosstat/rosstatsite/main/ (Дата обращения: 02.07.2012).

4. Ожидаемая продолжительность жизни при рождении /URL: www.gks.

ru (Дата обращения: 03.07.2012).

5. Республика Калмыкия. Статистический ежегодник. 2010. Стат.сб. / Калмыкиястат. Элиста, 2010.

6. Современная демографическая ситуация в Российской Федерации // URL: www.gks.ru (Дата обращения: 10.08.2011).

7. Убушиева З. «Исида» и «Рисар» за жизнь младенцев // Известия Калмыкии. 25 июня 2010. № 110. С.3.

Секция 23. Тенденции и факторы демографических процессов в России Попиль В. А., Владивосток Причины оттока населения из Приморского края:

роль экономического фактора и семейных обстоятельств Аннотация В статье производится сравнение основных выталкива ющих с территории Приморского края факторов мигра ции, выделенных на основании проведенных опросов, с выталкивающими факторами миграции по сведениям Приморского краевого комитета государственной стати стики. Производится анализ причин различия факторов в первом и во втором случае.

Ключевые слова: выталкивающие факторы миграции, притягивающие фак торы миграции, отток населения, экономические причины миграции, семейные обстоятельства Традиционным источником роста населения в Приморском крае всегда была миграция. Среди причин миграционных процессов в Приморье в период со второй половины XIX до конца XX вв. отмечают как стиму лированное правительством переселение: по геополитическим соображе ниям, аграрное переселение, оргнабор, создание совнархозов (с помощью специальных правительственных мер в эту часть России направлялись потоки переселенцев из самых различных уголков Советского Союза), так и вынужденное: это и участники белой армии, бежавшие через Приморье за границу, и бывшие русские военнопленные Первой мировой войны, и вернувшиеся в 1922-1930 гг. беженцы из Китая.

Только в конце 1950-х годов миграционные движения приобрели харак тер самостоятельных, но в то же время породили недовольства со стороны пере селенцев. Наряду с проблемой закрепления трудовых ресурсов отмечаются:

неблагоприятный климат, отдаленность от центра России и курортных зон, наводнения, необходимость затрат большего числа калорий, то есть больших затрат на питание, а также низкий уровень жизни. Решение проблем правитель ство видело в качестве программы строительства «Большого Владивостока», введения подъемных, поддержки СМИ, упорядочения льгот, акцента на увели чение денежных доходов, приватизации и либерализации цен [1].

Секция 23. Тенденции и факторы демографических процессов в России Ответом на введенные льготы вместо предполагаемого закрепления приезжих в Приморском крае стал зародившийся «бизнес»: приехать за счёт государства, получить подъёмные, отработать сезон и вернуться на родину.

Тем не менее, не смотря на то, что в 50-60-х годах прошлого века эффект от переселения был весьма незначительным, работать на Дальнем Востоке считалось и выгодным, и престижным. За годы Советской власти числен ность населения Сибири и Дальнего Востока увеличилась втрое [2].

Согласно статистике, общий коэффициент миграционного при роста/убыли на Дальнем Востоке на 10000 населения в 1970-1978 гг. рав нялся 70, а в 1979-1988 гг. – 45 (для примера: в Центральном ФО – 25 и соответственно). Ситуация стала меняться во второй половине 80-х годов, и в итоге в 1989-1998 гг. общий коэффициент миграционного прироста/ убыли в Дальневосточном ФО стал равен -102, обеспечив этому региону лидирующее место по потере населения [3;

4, с. 46-47].

В данный временной период ученые выделяют ряд выталкивающих существующих жителей или не притягивающих потенциальных мигрантов к территории Дальнего Востока факторов:

1. Появление возможности получения высоких заработков не за тысячи километров, а в своем городе или поселке благодаря зарождению рыночной системы хозяйства.

2. Нарушения в работе административно-распределительной си стемы.

3. Потеря установленными государством льготами и надбавками к заработной плате стимулирующей роли в условиях галопирующей ин фляции.

4. Понижение уровня жизни.

5. Распад социальной сферы, безработица.

6. Многие выходцы из бывших союзных республик устремились на зад, боясь потерять на родине жилье и наработанный пенсионный стаж [5].

Проанализировав данный список, можно заметить, что все выделен ные факторы, за исключением второго – административного, относятся к экономическим («это территориальные различия в условиях занятости, уровнях заработной платы и доходов, жилищной обеспеченности, уровнях бытового обслуживания и т. д.» [6, С. 118]).

Особое значение, и это признается всеми учеными, имеет именно этот вид факторов, в основе которого лежит стремление мигрантов улуч шить условия жизни [7]. Причем в основу экономической функции мигра ции закладывается обеспечение количественного и качественного соот ветствие между спросом и предложением рабочей силы разного профиля и квалификации в разных районах страны и разных населенных пунктах [8].

Остальные выделяемые причины миграции исследователи считают подчи ненными экономическим. Даже такие постоянно действующие факторы, как природные, определяют экономические условия и включаются в много образие экономических факторов. Ученые-экономисты подчеркивают, что Секция 23. Тенденции и факторы демографических процессов в России в нынешних условиях, когда от наличия материальных средств зависит воз можность получения всех благ и услуг, тезис о главенстве экономических факторов становится еще актуальнее.

Подтверждением первоочередности экономических факторов в про цессе принятия решения о переселении являются результаты многочислен ных опросов жителей Дальнего Востока и Приморского края.

Один из опросов был проведен специалистами Дальневосточного консалтингового центра (ДКЦ) 20 мая 2011 года. Выборка стихийная.

Способ получения информации – интервьюирование на улице. Выборочная совокупность составила 360 человек. Жителям региона предлагалось ответить на вопрос: «На своей последней пресс-конференции Дмитрий Медведев признал, что не удалось прекратить отток населения с Дальнего Востока. Как Вы думаете, в чем основные причины оттока населения с регионов Дальнего Востока?» Респонденты должны были отметить не более трех вариантов ответа. Заметим, что в данном исследовании изуча лись именно причины миграции, которые, в отличие от факторов (объ ективных условий жизни), являются результатом субъективной оценки личностью данных условий.

По мнению населения Владивостока, в тройку основных при чин, из-за которых сохраняется отток населения с Дальнего Востока, входят:

«низкая заработная плата» - 58,3%, «отсутствие перспектив для профессио нального роста» - 37,8%, «высокие цены на продукты» - 33,9%. Практически на одном уровне отмечаются проблемы: «плохие условия для рождения и воспитания ребенка» - 28,7%, «дорогое жилье» - 26,7%, «отсутствие пер спектив развития бизнеса» - 25,6%. Проблемы климата и экологии (так называемые «неэкономические причины») завершают список причин оттока населения по мнению респондентов (14,4% и 12,8% соответственно) [9].

Отмечено, что львиную долю уехавших из Приморья составляет молодежь, которая могла бы приложить свои умения на благо края. Для того чтобы разобраться в причинах отъезда молодежи, администрацией Славянки было проведено анкетирование этой части населения. Анализ анкет показал, что основными причинами оттока молодежи являются отсутствие перспек тивной работы (экономическая причина) и объектов инфраструктуры раз влечений (неудовлетворенность культурной жизнью) [10].

Миграционные настроения в молодёжной среде Приморья весной 2010 года исследовал доктор экономических наук, профессор ВГУЭС Иван Безруков. Согласно результатам исследования, по получении диплома хотели бы уехать в другую страну для постоянного проживания около 30% опрошенных студентов (в десяти вузах таких городов, как Москва, Таганрог, Ставрополь и Ростов-на-Дону, лишь 3% респондентов хотят эми грировать из России). Социальный опрос студентов показал, что девушки по-прежнему хотят уехать за рубеж чаще, чем юноши: лидирует желание создать семью с иностранцем.

Факторы, определяющие нежелание молодого человека жить в дан ном регионе и стране, в процессе исследования распределились следую щим образом:

Секция 23. Тенденции и факторы демографических процессов в России 1. Низкий уровень зарплаты – 28,7%.

2. Нестабильность политического и социально-экономического положения - 25,9%.

3. Отсутствие безопасности – 17,6%.

4. Неуверенность за будущее детей – 9,3%.

5. Невозможность карьерного роста – 7,4 %.

6. Невозможность устройства личной жизни – 5,6 % [11].

То есть, помимо экономических причин, молодежь выделяет и факторы личного характера: отсутствие безопасности и невозможность устройства личной жизни. К сожалению, профессор И.Безруков в своем исследовании не операцио нализировал понятия «безопасность» и «личная жизнь», поскольку в определен ных условиях их тоже можно причислить к экономическим факторам.

С целью изучения миграционных настроений жителей Приморского края кафедрой социальных наук ДВФУ в 2012 году был проведен анкет ный опрос респондентов из четырех городов: Владивостока, Уссурийска, Артема, Арсеньева и пяти сельских населенных пунктов: Раздольного, Черниговки, Тернея, Кировского и Ольги. Выборочная совокупность соста вила 300 человек. Из них 90 человек (30 % всех опрошенных) в ближайшем будущем планируют покинуть Приморский край: переехать в Москву или Санкт-Петербург - 32 человека, уехать заграницу - 32 человека, 15 человек планируют переехать в другой город Российской Федерации за пределами Дальнего Востока (исключая Москву и Санкт-Петербург) и 11 респонден тов указали, что собираются переехать в другой край Дальнего Востока.

Среди причин выезда (респондентам предлагалось указать все воз можные варианты ответа из предложенных) лидирующие положения зани мают экономические: возможность больше заработать (отметили 79% опро шенных), поиск работы (61%) и развитие собственного бизнеса в другом регионе (41%). В сравнении с Приморским краем, по мнению респонден тов, в регионе их будущего прибытия лучше культурная жизнь (отметили 78% опрошенных) и климатические условия (57%).

На практике, согласно статистическим данным и опросам жителей, прибывших для проживания на территории, лидирующее положение среди причин прибытия или убытия занимают «семейные обстоятельства».

Подтверждением этого факта является опрос мигрантов ВЦИОМ в январе 2002 года. Причинами переселения на территорию чаще всего признавали «семейные обстоятельства» (41%), «приезд на учебу» и «рас пределение после учебы» (более 20%) и лишь 17% заявили, что приехали «на работу» или «в поисках работы» [12]. По данным другого опроса, про веденного Центром миграционных исследований в 2004 г., среди причин, побудивших респондентов выбрать для жительства именно данный насе ленный пункт, 15% указали, что здесь ранее работали сами или их родствен ники. По рангу эта причина уступает только переезду к родственникам [13].

Это можно объяснить тем, что в соответствии с теорией новой экономики миграции миграционная подвижность сводится к семейной стратегии.

Секция 23. Тенденции и факторы демографических процессов в России Что касается непосредственно миграционной ситуации в Приморском крае, то согласно сведениям Приморского краевого коми тета государственной статистики в 2003 году, факторы распределились следующим образом:

 54% приморцев уезжают из родного края по личным причинам и семейным обстоятельствам;

 18% - в связи со сменой места работы;

 14% уезжающих возвращаются к прежнему месту жительства;

 еще 14% едут учиться, либо называют иные причины [14].

Аналогичные места в рейтинге обстоятельств, вызвавших необходи мость смены места жительства, занимают вышеперечисленные причины и в 2009-2010 гг. (см. таблицу 1) [15, 16].

Таблица Распределение мигрантов в возрасте 14 лет и старше по обстоятельствам, вызвавшим необходимость смены места жительства, выбывших человек Всего По личным В связи Возврат выбыло причинам со сменой к прежнему Иные В связи Год в возрасте и семейным места месту причины с учебой 14 лет обстоятельствам работы жительства и старше 2009 24339 15578 (64%) 3804 (16%) 2877 (12%) 1011 (4%) 787 (3%) 2010 27415 18721 (68%) 3515 (13%) 2746 (10%) 1541 (6%) 575 (2%) В процессе выезда из Приморского края жители чаще указывают «иные причины», постепенно вытесняя причину «в связи с учебой» на пя тое место. Кроме того, достаточно высокую позицию в процессе изучения выталкивающего фактора занимает «несоответствие природно-климатиче ским условиям»: в 2009 году по этой причине край покинуло 106 человек, в 2010 – 118 человек.

Рассмотрим причины прибытия мигрантов на территорию Приморского края (см. таблицу 2) [15, 16].

Таблица Распределение мигрантов в возрасте 14 лет и старше по обстоятельствам, вызвавшим необходимость смены места жительства, прибывших человек Возврат Всего По личным В связи со к прежнему прибыло причинам В связи Год сменой места месту в возрасте 14 и семейным с учебой работы жительства лет и старше обстоятельствам (в Приморье) 2009 22911 14336 (63%) 4811 (21%) 2507 (11%) 729 (3%) 2010 21524 15079 (70%) 3713 (17%) 2192 (10%) 280 (1%) Секция 23.


Тенденции и факторы демографических процессов в России Несмотря на то, что в 2010 году на территорию Приморского края прибыло меньше мигрантов в возрасте 14 лет и старше, чем в 2009 году, количество прибывших по личным причинам и семейным обстоятельствам возросло по сравнению с 2009 годом. Вместе с тем в 2010 году значительно сократилось количество прибывших в связи со сменой места работы и в свя зи с учебой. В процессе сравнения количества прибывших и выбывших в 2009-2010 гг., указавших обстоятельство «в связи с учебой», оказывается, что в основном учиться едут не в Приморский край, а из него, причем в году эта разница стала более явной (280 человек против 575). Данную тен денцию подтверждают результаты исследования, проведенного кафедрой социальной наук ДВФУ: несмотря на развитие, активный PR и растущую популярность Дальневосточного Федерального университета, большинство респондентов хотели бы учиться (или хотели бы, чтобы их дети учились) заграницей (40%) или в Москве или Санкт-Петербурге (32%), ДВФУ за нимает только третье место (19%).

Рассматривая подробнее список причин, вызвавших необходимость смены места жительства, предложенный Приморским краевым комитетом государственной статистики, следует отметить, что каждое из обстоятельств представляет собой «укрупненную» единицу. Так, например, причина пере езда «в связи с работой» может включать в себя целый спектр возможных вариантов. Например, «там, куда я переезжаю» может быть: более высокий уровень заработной платы, возможность карьерного роста, возможность развития бизнеса;

кроме того, респондент мог быть переведен работода телем из одного населенного пункта в другой в пределах компании и т. д.

В итоге мы получаем лишь общую информацию о причинах миграции населения.

Ряд факторов, выделяемых учеными и сами респондентами в про цессе участия в социологических опросах (повышение уровня жизни, желание жить там, где больше порядка, перспектив, стремление к без опасности), Приморским краевым комитетом государственной стати стики не рассматривается. Можно только предположить, что он заложен в обстоятельство «личные и семейные причины» (например, в качестве уровня жизни отдельной семьи) самим органом статистики или непосред ственно респондентами.

Библиографический список 1. Ващук А.С. Этномиграционные процессы в Приморье в ХХ веке / А.С. Ващук, Е.Н. Чернолуцкая, В.А. Королева, Г.Б. Дудченко, Л.А. Герасимова. – Владивосток: ДВО РАН, 2002.

2. Журман О. Приморский край: миграционные волны // «Файл-РФ:

ежедневная электронная газета». 18.04.2011.URL: http://file-rf.ru/ analitics/66 (Дата обращения: 23.10.2011).

Секция 23. Тенденции и факторы демографических процессов в России 3. Население России, 1999: Седьмой ежегодный демографический доклад / Отв. ред. Вишневский А.Г.;

РАН. Ин-т народнохоз. прогно зирования, Центр демографии и экологии человека. – М.: Кн. дом “Университет”, 2000.

4. Численность, состав и движение населения в РСФСР. – Москва, РИИЦ Госкомстата РСФСР, 1990.

5. Мкртчян Н.В. Из России в Россию: откуда и куда едут внутренние мигранты. URL: http://old.polit.ru/documents/504476.html#d5 (Дата обращения: 24.10.2011).

6. Переведенцев В.И. Миграция населения и трудовые проблемы Сибири. – Новосибирск: «Наука», 1966.

7. Рыбаковский Л.Л. Региональный анализ миграций (монография). - М.:

Статистика, 1973.

8. Блинова М.С. Современные социологические теории миграции насе ления: монография / М.С. Блинова;

под ред. В.И. Добренькова. – М.:

КДУ, 2009.

9. Основные причины оттока населения // «Дальневосточный консал тинговый центр», экспертно-аналитический сайт. 21.05.2011. URL:

http://dkcenter.ru/express_opros/detail.php?id=1015 (Дата обращения:

6.09.2011).

10. За последние полгода из Приморья убыло почти полторы тысячи чело век // «Восток-медиа». 3.08.2010. URL: http://www.vostokmedia.com/ n81022.html (дата обращения: 12.11.2010).

11. Выпускники приморских вузов спешат уехать за пределы края // Интернет-газета «Ежедневные новости Владивостока». URL: http:// novostivl.ru/msg/10757.html (Дата обращения: 4.09.2011).

12. Калюжнова Н.Я. Конкурентоспособность российских регионов в усло виях глобализации. – М.: ТЕИС, 2003.

13. Мкртчян Н.В. Миграционная мобильность в России: оценки и про блемы анализа // «SPERO». 2009. № 11.

14. Мы уезжаем и умираем // «Золотой Рог». 2004. №13.

15. Миграция населения Приморского края. Статистический бюллетень с аналитической запиской / Приморскстат, 2010.

16. Миграция населения Приморского края. Статистический бюллетень с аналитической запиской / Приморскстат, 2011.

Секция 23. Тенденции и факторы демографических процессов в России Ревякин Е. С., Иваново Демографическая ситуация в Ивановской области:

основные тенденции и особенности Аннотация В статье рассматривается демографическая ситуация в Ивановской области в настоящее время. Основное вни мание уделяется анализу основных демографических процессов. Это – рождаемость, смертность, миграция, брачность, разводимость.

Ключевые слова: демографическая ситуация, рождаемость, смертность, миграционный прирост, брачность, разводимость, естественный прирост насе ления, общий прирост, общий прирост населения, миграционный прирост населения Демографическая ситуация в Ивановской области в 2011 году оста валась сложной. Не смотря на ряд позитивных изменений, прежде всего, дальнейшее снижение естественной убыли населения, она характеризова лась дальнейшим сокращением его численности. По данным Федеральной службы государственной статистики, численность населения области на 1 января 2012 года составила 1054 тысячи и сократилась за 2011 год более чем на шесть тысяч человек [1].

В 2011 году в данном регионе родилось 11035 человек, в 2010 – 11131, в 2009 – 11330, в 2008 – 11138, в 2007 – 10658, в 2005 – 9820. Таким обра зом, в предыдущие годы рождаемость в области постоянно росла, а в 2010 11 годах снизилась, но крайне незначительно: в 2011 году по сравнению с 2010 годом всего лишь на 0,9 %. Из всех родившихся первенцы составили 52,8 %, вторые дети – 37,2 %, третьи – 7,7 %, четвертые – 2,3 %. У 72,3 % родившихся детей родители состояли в браке, у 14,6 % они не оформили брак на момент рождения, случаи рождения у одиноких матерей составили 13,2 % [3].

В то же время число умерших сократилось с 19620 (2010) до (2011), то есть на 8,8 %. Основными причинами наступления смерти стали: 1) болезни системы кровообращения (42,2 % случаев);

2) новооб разования (13 %);

3) внешние причины: случайные отравления алкоголем, самоубийства, убийства, дорожно-транспортные происшествия (11,9 %);

Секция 23. Тенденции и факторы демографических процессов в России 4) болезни органов пищеварения (7,2 %);

5) болезни органов дыхания (5,4 %);

6) инфекционные болезни (0,99 %) и др. [2]. Характерной особен ностью демографической ситуации Ивановской области 2011 года является меньшая, чем ряде других регионов смертность от болезней системы кро вообращения. Так, в январе-ноябре 2011 года число умерших от этой при чины на 100000 населения составило в области 719,1, что ниже, чем в целом по стране (751,8) и в Центральном федеральном округе (828,6), а также в ряде регионов этого округа. Например, в Брянской, Владимирской, Костромской, Орловской, Тамбовской и Тверской областях этот показатель составляет более 1000 [7]. При этом необходимо отметить, что в Ивановской области проводится большая работа по улучшению медицинского обслужи вания населения, внедрению современных эффективных методов лечения и диагностики различных заболеваний, в том числе и болезней сердечно сосудистой системы. Данная ситуация в области является крайне положи тельным моментом, поскольку болезни системы кровообращения – главная причина смертности населения в современной России.

При этом естественная убыль населения в области уменьшилась с -8489 (2010) до -6868 (2011), то есть на 19 %, что является важным поло жительным моментом. Главной причиной этого стало именно сниже ние смертности, поскольку рождаемость в области также снизилась, хотя и незначительно. Негативным фактором, ухудшающим демографическую ситуацию в области, является повышение коэффициента младенческой смертности1. Так, в 2011 году он составил 8,2 ‰ и был значительно выше уровня этого показателя в Центральном федеральном округе (6,4 ‰) и общероссийского уровня (7,3 ‰). Кроме того, за последние годы в обла сти он, к сожалению, повысился: в 2007 году составлял 7,8 ‰, в 2008 – 6,3 ‰, в 2009 году – 8,2 ‰, в 2010 году – 6,7 ‰ [2].

Фактором, улучшающим демографическую ситуацию в области, является положительный миграционный прирост населения2. В 2008 году он составил +3097, а в предыдущие годы был отрицательным:

-238 – в 2005, -1 – в 2006 году, что увеличивало общую убыль населения. Однако в году он сократился до +1967, а в 2010 году – до +570 и компенсировал есте ственную убыль населения только на 6,7 % (в 2009 году – на 22,8 %). Таким образом, наметившаяся позитивная тенденция в 2009 году пошла на спад.

В 2011 году миграционный прирост в области составил +795 и компен сировал естественную убыль населения на 11,5 % [4]. Данный показатель в области является низким. В 2011 году в целом в России увеличиваю щийся миграционный прирост полностью компенсировал естественную убыль населения, превысив ее на 44 %, что в итоге привело к общему росту постоянного населения на 188,9 тысяч человек [5]. В 2007 году общая убыль населения области составила 8350 человек, в 2008 году – 6566, в 2009 году – более семи тысяч, в 2010 году – 8489, в 2011 году – более шести тысяч, то Коэффициент младенческой смертности – это количество детей, умерших на первом году жизни на 1000 родившихся (%).


Миграционный прирост – это разность между числом прибывших в регион на постоянное место жительство и выбывших из нее.

Секция 23. Тенденции и факторы демографических процессов в России есть значительно снизилась. Однако при большем миграционном приросте населения она могла быть еще меньше. При этом за последние годы в обла сти общая убыль населения значительно сократилась, что также является положительным моментом, поскольку в 1996 – 2006 годах она ежегодно составляла 12 – 17 тысяч человек.

Неблагоприятным в области является и соотношение таких демо графических явлений как брачность и разводимость. Так, в 2011 году здесь было заключено 8445 браков и оформлен 4801 развод. В результате число разводов на 1000 браков составило 568. Этот показатель в области является достаточно высоким: в целом по России он составил 508, в Центральном Федеральном округе – 514 [2].

В целом демографическая ситуация в Ивановской области в насто ящее время хуже чем во многих других регионах и в целом в стране. Так, в 2011 году число умерших здесь в 1,62 раза превысило число родив шихся, а во всей России – в 1,14 раза, в Центральном Федеральном округе – в 1,3 раза. В результате коэффициент естественной убыли насе ления1 в области в 2011 году составил -6,5 ‰, что в 7,2 раза выше, чем во всей стране и в 2 раза выше – чем в Центральном Федеральном округе.

Незначительными были и темпы снижения естественной убыли населения:

в 2011 году она снизилась в области на 20 %, а во всей стране на 46 % и на 29 % в Центральном федеральном округе.

В 2011 году число умерших в области сократилось на 9 %, что близко к уровню Центрального федерального округа и выше, чем в ряде реги онов и в целом по стране. При этом общий коэффициент смертности в Ивановской области один из самых высоких в России (16,9 ‰). Во всей стране он составляет 13,5 ‰, в Центральном Федеральном округе – 14,2 ‰.

В связи с этим высоким в области является и коэффициент естественной убыли населения -6,5 ‰. Это значительно выше, чем в Центральном федеральном округе и во всей стране: соответственно -3,2 ‰ и -0,9‰.

В целом только в 3 из 18 субъектов РФ Центрального федерального округа в 2011 году наблюдалась более высокая естественная убыль населения, чем в Ивановской области. Это – Тверская, Тульская и Тамбовская обла сти. При этом, например, в Тульской области в 2011 году значительный миграционный прирост (+7000) компенсировал естественную убыль насе ления на 54 % [8]. При этом в данном регионе в 2011 году естественная убыль населения составила более 12 тысяч, то есть была в два раза выше, чем в Ивановской области. Таким образом, не смотря на ряд позитивных моментов, Ивановская область в настоящее время входит в группу наиболее неблагополучных в демографической сфере регионов. Данная ситуация требует проведения продуманной демографической политики, большого внимания к этой сфере со стороны государства и руководства области.

Коэффициент естественной убыли населения – это отношение абсолютной величины уменьше ния численности населения за год к среднегодовому населению, умноженное на 1000 (%).

Общий коэффициент смертности – это число умерших на 1000 населения в каком-то календар ном году (%).

Секция 23. Тенденции и факторы демографических процессов в России Демографическая ситуация, наблюдавшаяся в области в первые пять месяцев 2012 года, характеризуется появлением ряда позитивных изме нений. Так, смертность по сравнению с соответствующим периодом года снизилась в области на 2,3 %. При этом рождаемость увеличилась на 10,7 %. Это привело к снижению естественной убыли населения с -3509 до -2887, то есть на 18 %. В период с января по май 2012 года миграционный прирост составил +591 (в 2011 году - +228) и компенсировал естественную убыль населения на 20 % (в январе - мае 2011 года – на 6,5 %) [6]. В этих условиях демографическая политика государства должна способствовать сохранению данных положительных явлений и дальнейшему улучшению демографической ситуации в области.

Библиографический список 1. Оценка численности постоянного населения на 1 января 2011, на 1 января 2012 года и в среднем за 2011 год // Федеральная служба госу дарственной статистики. – URL: http: //www.gks.ru/free_doc/new-site/ population/demo/Popul 2011-2012.Xls.

2. Естественное движение населения (оперативная информация) // Федеральная служба государственной статистики. – URL: http: //www.

gks.ru/free_doc/ 2011/demo/edn 05-11.htm.

3. Комитет Ивановской области ЗАГС. Официальный сайт Органа испол нительной власти Ивановской области. – URL: http: //ivzags.ru/2011i.

php.

4. Территориальный орган Федеральной службы государственной стати стики по Ивановской области – Режим доступа: http://ivanovo.gks.ru/ digital/region 1.

5. Демография в январе – декабре 2011 года // Федеральная служба госу дарственной статистики – URL: http: //www.gks.ru/bgd/free/b12_001/ Iss WWW.exe/Stg/dkk01/7_0.htm.

6. Показатели демографических процессов в мае 2012 года // Территориальный орган Федеральной службы государственной ста тистики по Ивановской области – URL: http: //www.ivanovo.gks.ru/ digital/region 1/2007/demograf_0512.pdf.

7. Сведения о числе умерших по основным классам причин смерти на 100000 населения за январь-ноябрь 2011 // Федеральная служба госу дарственной статистики – URL: http: //www.gks.ru/free/2011/demo/.

8. Внешняя (для региона) миграция населения Тульской области // Территориальный орган Федеральной службы государственной ста тистики по Тульской области – URL: http://www.tulastat.gks.ru/digital/ region 1/Doclib/Миграция населения.htm.

Секция 23. Тенденции и факторы демографических процессов в России Тарасова Е. В., Гончарова Н. П., Барнаул Миграция как фактор развития рынка труда Алтайского края Аннотация В статье рассматривается роль миграции в системе фак торов, влияющих на развитие регионального рынка труда Алтайского края. Дана характеристика миграционной ситуации в регионе, мероприятий по содействию регу лируемой трудовой миграции, сфер применения труда иностранных работников. Рассмотрены пути совершен ствования региональной политики в сфере занятости и миграции населения.

Ключевые слова: миграция, занятость населения, рынок труда Демографический и трудовой потенциал Алтайского края сформи ровался преимущественно под влиянием нескольких волн переселений XIX-XX веков. Миграционные процессы повлияли на численность, демо графическую структуру и этнический состав населения, этнокультурную динамику, а также определили специфику стратегий адаптации народов к масштабным трансформациям государства, экономики и общества.

Миграция остается для жителей региона одной из доминирующих форм реагирования на социальные изменения. В современных условиях, под влиянием ухода государства от прямого регулирования ряда сегментов социально-экономической сферы, в том числе рынка труда, и усиления неравномерности развития территорий, роль миграции в жизненных стра тегиях населения возросла.

Проблемам развития рынка труда посвящены многочисленные труды ученых-экономистов, демографов, социологов. В фокусе иссле дований оказались такие вопросы, как поведение работодателей и соис кателей на рынке труда, государственная политика в сфере труда и заня тости, особенности трудовой миграции в стране, состояние рынка труда.

Современные отечественные исследования посвящены проблемам сегмен тации рынка труда (Калугина З.И., Троцковский А.Я., Шкаратан О.И.), конкурентоспособности разных социально-демографических групп (Бахматова Т.Г., Ивановская Л.В., Сотникова С.И.), взаимоотношениям Статья подготовлена в рамках проекта РГНФ №12-13-22007а(р) «Нелегальная трудовая миграция как риск социальной эксклюзии на рынке труда Алтайского края».

Секция 23. Тенденции и факторы демографических процессов в России государства и субъектов рынка труда (Казначеева Н.Л., Мишин А.К., Молочников Н.Р.), социальным аспектам рынка труда (Мкртчян Г.М., Калашникова И.В.). Анализу рынка труда в Алтайском крае посвящены работы Дьяковой Е.В., Мишина А.К., Палачева В.А., Пенчевой С.Н., Родионовой Л.В., Родионовой О.Е., Сергиенко А.М., Солоповой Н.Н., Троцковского А.Я.

Ряд российских исследователей рассматривают трудовую мигра цию как один из механизмов формирования новой стратификационной структуры и, в частности, среднего класса российского общества1. Другой важный аспект - роль трудовой миграции в формировании этнических диаспор в современной России 2. Исследователи подчеркивают стабилизи рующую роль трудовой миграции в трудоизбыточных регионах. Трудовая миграция, как неотъемлемая часть современной экономики, формирует альтернативную сферу занятости, которая, с одной стороны, является одним из важнейших амортизаторов социального недовольства в условиях трансформирующегося общества, с другой – способна усугубить имеющи еся противоречия.

В Алтайском крае, как и в целом в России, в течение ряда лет наблюдалось неуклонное снижение миграционной активности населения.

Наименьшая за 20 лет миграционная активность населения Алтайского края была зафиксирована в 2009 г. Миграционный оборот населения реги она в 1992 г. в 2,3 раза превосходил показатели 2009 г.

Миграционная убыль населения в 2011 г. составила 5725 человек3.

В Сибирском федеральном округе Алтайский край занимает третье место по показателю миграционной убыли населения (после Иркутской области и Забайкальского края). Итоги миграции дифференцированы по типу посе лений. В 2011 г. в городских поселениях миграционный прирост составил 4927 человек, в сельской местности зафиксирована миграционная убыль в размере 10652 человека.

В 2011 г. миграционная убыль населения наблюдалась в 8 городских округах и 56 муниципальных районах края. Наиболее высокие относитель ные показатели миграционной убыли (свыше -200 в расчете на 10 тыс. насе ления) зафиксированы в Алейском, Баевском, Бурлинском, Егорьевском, Заринском, Калманском, Ключевском, Крутихинском, Кытмановском, Суетском, Солонешенском, Солтонском, Табунском, Третьяковском, Усть Пристанском районах.

Миграционный прирост имел место в городах Барнауле, Рубцовске, а также в Алтайском, Зональном, Первомайском, Тальменском районах.

В расчете на 10 тыс. населения наиболее высокие показатели миграцион Бадыштова И. Трудовая миграция как механизм формирования среднего класса российского общества // Трудовая миграция и защита прав гастарбайтеров: практика посткоммунистических стран. – Кишинев, 2003. – С.22.

Дятлов В.И. Трудовые миграции и процесс формирования диаспор в современной России // Трудовая миграция в СНГ: социальные и экономические эффекты. – М., 2003. – С. 227-232.

Здесь и далее – данные текущего архива Территориального органа Федеральной службы госу дарственной статистики по Алтайскому краю.

Секция 23. Тенденции и факторы демографических процессов в России ного прироста имеют г. Барнаул (148), Зональный и Первомайский рай оны (136,2 и 172,1 соответственно). Миграционный прирост населения г.

Барнаула составил 10002 человека. На 77,1% он был обеспечен за счет внутрикраевой миграции, на 32,6% - за счет миграционного обмена со странами СНГ, на 2,3% - со странами дальнего зарубежья.

Переселения между городами и районами Алтайского края соста вили 71,6% миграционного оборота населения региона в 2011 г.1. В срав нении с 2010 г. число прибытий и выбытий во внутрикраевой миграции увеличилось на 35,4%. В качестве места вселения наибольшей привлека тельностью для жителей края обладает г. Барнаул. Внутрикраевая миграция способствует усилению неравномерности размещения населения, пере распределению жителей в пользу территорий с лучшими показателями доступности объектов социальной инфраструктуры. Необходимо отметить, что в Алтайском крае сельские территории имеют больший миграционный оборот населения, чем города.

Обмен с другими субъектами Российской Федерации в 2011 г. соста вил 24,2% миграционного оборота населения Алтайского края. В сравнении с 2010 г. число прибытий в межрегиональной миграции практически не изменилось, число выбытий уменьшилось на 3,8%.

Межрегиональная миграция в пределах Российской Федерации спо собствует оттоку населения из края. Регион имеет отрицательное миграци онное сальдо со всеми федеральными округами, кроме Дальневосточного.

В границах Сибирского федерального округа наибольшие потери край несет в обмене с соседними областями: Кемеровской и Новосибирской.

В 2011 г. убыль по данной категории миграции в городских поселениях составила 3190 человек, в сельской местности – 2710 человек.

Миграционный обмен с другими государствами в 2011 г. составил 4,2% миграционного оборота населения Алтайского края. В сравнении с 2010 г. число прибытий в международной миграции увеличилось на 9,8%, число выбытий уменьшилось на 5,2%.

В 2011 г. миграционный прирост за счет обмена с другими стра нами вырос на 17,1% по сравнению с 2010 г. (за счет стран СНГ – на 18,1%). Крупнейшим миграционным партнером Алтайского края остается Казахстан, хотя удельный вес граждан Казахстана в числе прибывших из стран СНГ снизился с 53,3% в 2010 г. до 45,6% в 2011 г. Прирост в межгосу дарственной миграции лишь на треть компенсирует потери края в мигра ционном обмене с другими регионами РФ.

Таким образом, основными чертами миграционной ситуации в Алтайском крае стали интенсификация переселений из села в город под влиянием усиливающейся внутрирегиональной социальной асимметрии и значительные потери населения в межрегиональной миграции. Города Алтайского края выступают в качестве реципиентов во внутрирегиональной миграции и в качестве основных доноров - в межрегиональной.

Для обеспечения сопоставимости данных с предшествующим годом приведены сведения по зарегистрированным по месту жительства.

Секция 23. Тенденции и факторы демографических процессов в России В целом демографическое развитие городских округов и муници пальных районов Алтайского края в 2011 г. характеризуется ростом числа территорий с абсолютной (естественной и миграционной) убылью насе ления, значительным миграционным оттоком из сельских территорий.

Резкое увеличение миграционного прироста населения г. Барнаула ведет к росту нагрузки на объекты социальной инфраструктуры и локальный рынок труда, способствует повышению уровня социальной напряженности в городе.

Регулирование внутренней трудовой миграции является одной из функций управления Алтайского края по труду и занятости населения.

В настоящее время это направление работы приобретает особое значение как средство снижения напряженности на региональном рынке труда.

Направление безработных граждан на вахтовую и сезонную работу за пределы края осуществляется на основе договоров с предприятиями, рас положенными в трудонедостаточных регионах России (преимущественно в Тюменской, Томской, Новосибирской областях, Республике Якутия).

Мероприятия по адресной поддержке граждан, готовых переехать для трудоустройства в другую местность, включены в краевую целевую про грамму «Дополнительные меры по снижению напряженности на рынке труда Алтайского края в 2012 г.».

Необходимо отметить противоречивое воздействие межрегио нальной трудовой миграции на экономику и население Алтайского края.

Способствуя решению проблем занятости населения, стимулирование меж региональной трудовой миграции в то же время может привести к повы шению миграционной убыли населения.

Отсутствие централизованного механизма для перераспределения рабочей силы между городами и районами края способствует замещению имеющихся рабочих мест иностранными трудовыми мигрантами. Среди факторов, дающих преимущество мигрантам при найме на работу, немало важную роль играет их согласие на неформальную занятость, по сути - на более низкую заработную плату. Мигранты конкурируют с местным насе лением преимущественно в тех сегментах рынка труда, где велика доля недокументированной занятости. К этим сферам относятся строительство и рыночная торговля.

С 2006 г. в связи со снижением квот на привлечение иностран ной рабочей силы и законодательным ограничением сфер ее использо вания происходило уменьшение количества выданных разрешений на привлечение иностранных работников и разрешений на работу. Квота для Алтайского края составила 1250 разрешений на работу иностранным граж данам (в сравнении с предшествующим годом она снизилась на 21,5%)1.

В 2011 г. труд легальных мигрантов применялся в основном в строи тельстве (26,1% разрешений), оптовой и розничной торговле (22,4%), обра батывающих производствах (20,1%), сельском хозяйстве (8,6%) и других Аналитический обзор миграционной ситуации и деятельности УФМС России по Алтайскому краю по реализации государственной политики в сфере миграции в Алтайском крае за 12 месяцев 2011 года.

Барнаул, 2012. С.12.

Секция 23. Тенденции и факторы демографических процессов в России отраслях1. По официальным оценкам, использование труда иностранных граждан в настоящее время не усугубляет ситуацию на рынке труда. Однако эти оценки могут быть применены только к легальной трудовой миграции.

Комплексная оценка последствий трудовой миграции для Алтайского края в настоящее время затруднена вследствие преобладания недокументированных форм занятости в сферах приложения труда мигран тов. Отсутствие полной и достоверной информации об объемах и структуре недокументированной трудовой миграции делает невозможным выбор адекватных управленческих решений и провоцирует манипулирование необоснованными оценками, которые ее заменяют, в ведомственных, региональных и групповых интересах.

На основании имеющихся данных можно утверждать, что в насто ящее время в регионе недостаточно используются возможности перерас пределения рабочей силы между городами и районами края. Создание централизованного механизма для перераспределения рабочей силы между муниципальными образованиями края может способствовать снижению спроса на иностранную рабочую силу, не увеличивая при этом отток насе ления из региона.

Там же. С.14.

Секция 23. Тенденции и факторы демографических процессов в России Трафимова Г. А, Самара Вызовы эмиграционных процессов глазами российских студентов Аннотация В статье рассматривается значение, которое имеют мигра ционные процессы для современной России и ее буду щего. Анализируются результаты социологических опро сов относительно миграционных процессов в России, особенно эмиграционных. Рассмотрены результаты социологического опроса, выявляющего миграционные намерения студентов, обучающихся в национальном исследовательском университете «Самарский государ ственный аэрокосмический университет им академика С.П.Королева». Значительная часть студентов ориенти рована на временную эмиграцию.

Ключевые слова. миграция, иммиграция, эмиграция, миграционные страте гии студентов, миграционные намерения студентов, временная эмиграция В современном мире миграция стала фактором, влияющим не только на демографические процессы, но и на экономические, социальные, поли тические и этнокультурные. Общее количество мигрантов в мире оценива ется примерно в 192 млн., что составляет три процента населения мира [1].

Миграция все чаще рассматривается в качестве неотъемлемого про цесса эпохи глобализации. В сентябре 2006 года, впервые в истории, ООН провела встречу на высшем уровне по вопросам миграции. Ее участники поддержали предложение о создании Глобального форума по миграции и развитию, поскольку миграция становится одним из ведущих факторов, определяющих облик мировой экономики.



Pages:     | 1 || 3 | 4 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.