авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 || 3 |

«Книга Лев Пучков. Пояс шахида скачана с jokibook.ru заходите, у нас всегда много свежих книг! Пояс шахида ...»

-- [ Страница 2 ] --

В «пиццерии» два входа: с улицы и из перехода, что ведет к торговому центру. Сергей натянул шапку с тремя дырами, вошел с улицы и, взяв со стойки меню, спокойно встал у входа, изучая обстановку. Люди внимание обращали, но реагировать не спешили. Стереотип: человек в маске должен двигаться быстро, угрожать кому-то оружием и вообще, вести себя агрессивно. А тут, представьте себе – зашел в маске, чинно встал и читает себе меню. Ну и как на него реагировать?

– Антиглобалист, блин… Двое толстых секьюрити торчали в самом конце раздачи – у кассы. Они целую минуту соображали, как поступить. А когда сообразили и один из них неспешно направился в обход раздачи к странному посетителю, было поздно: Сергей разобрался в ситуации и выбрал кандидатов в «контакты».

В одно касание перемахнув через полутораметровый барьер, разделявший зал на небольшие фрагменты, «антиглобалист» приблизился к столику, за которым заседали пятеро молодых, респектабельного вида горцев, и вырвал из-под первого попавшегося стул.

– Вах!

Впечатав по пицце в физиономии двоих по бокам, Сергей опрокинул стол на оставшуюся не у дел пару, быстренько и деловито затоптал сидевшего на полу и, щедро оросив всех подряд напитками (сок и кола стояли на отдельном подносе), со знанием дела принялся окучивать пластмассовым стулом приведенного в замешательство противника.

Поработав девять секунд в данном направлении, скандалист краем глаза отметил приближение двоих секьюрити, которым пришлось огибать несколько барьеров, активного сопротивления со стороны деморализованных «контактов» не отметил и гордо направился к выходу.

Миновав дверь и оказавшись в переходе, «диверсант» расстался с шапочкой, расстался с гордостью, и во все лопатки припустил к торговому центру. Проскочив по эскалатору, сбавил прыть, чинно вошел в центр, отыскал туалет и неспешно посетил оный, заплатив шесть рублей. В первой же кабинке вывернул куртку наизнанку, нахлобучил загодя заготовленный парик, прихорошился перед зеркалом, сполоснул вспотевшую морду лица и опять вернулся в переход.

Прислушался к организму: потоотделение чуть более обычного, ладони почти сухие, дыхание слегка учащенное, адреналин координацию не забивает, давление в норме, движения свободные, в меру раскованные.

Цитата из Герасима:

«…избавиться от страха невозможно. Бороться бесполезно – это природа. Анализировать его причины трудно и неудобно – надо владеть вагоном специальных знаний и навыков. Каждого бойца ведь не отправишь на курсы по психологии. Проще всего – контроль на уровне физиологии. Побойся по мелочи и посмотри, что в это время происходит с твоей организьмой. Запиши каждую составляющую физиологии страха по отдельности и потом, как бы со стороны, наблюдай за ними, контролируй – когда привыкнешь, будет гораздо легче…»

Прислушался, значит, к организму, проанализировал составляющие, пришел к выводу: норма, страх под контролем. С особым цинизмом продефилировав мимо суетящихся секьюрити, рыскающих гневливыми взорами горцев и подоспевшего наряда милиции, нырнул в метро, прогулялся по переходу и вышел на «Театральной».

Все. Оторвался. Отметил: был бы «ствол», мог бы запросто завалить там всех подряд и таким же порядком покинуть место происшествия. Еще отметил: главное – не суетиться, примериваться под поведение окружающих и стараться не выделяться из толпы. Милиция и секьюрити в первую очередь оказывают знаки внимания гражданам с отклонениями в поведении, повышенной нервозностью и беспорядком в одежде. Поправь прическу, отряхнись, застегнись и спокойно иди мимо как ни в чем не бывало – в твою сторону даже и не посмотрят.

Вывод по психологии жертвы: внезапная, на первый взгляд немотивированная агрессия всегда является полной неожиданностью для любого человека, даже имеющего некоторую подготовку.

– Оценка «хорошо», – Герасим прогуливался рядышком, в переходе. – Минус балл – шапку рано снял. Напротив еще ресторан, там могла быть камера.

Книга Лев Пучков. Пояс шахида скачана с jokibook.ru заходите, у нас всегда много свежих книг!

– Меня «засветили»?

– Нет, камеры не было. Но могла быть. Надо учитывать такие детали… Последний зачет по МПП сдал позавчера. Тема: нейтрализация агрессивного животного. Учебное место: пустырь тут же неподалеку, за балашихинским долгостроем. Матбаза: ватные штаны, армейский бушлат, «шубенки» (толстые рукавицы), метровая арматурина.

Высмотрел стайку бродячих псов, отметил вожака, швырнул тухлую говяжью грудинку. Когда начался дележ, попытался грудинку отнять. Псы бросились скопом, даже предупреждать не стали.

– Постарайся нейтрализовать вожака. Если не удастся сразу – будет сложно… Постарался. Адреналин шарахнул в кровь, «нейтрализовать» куда-то выветрилось, возникла реальная угроза жизни. Со всей дури рубанул вцепившегося в штанину здоровенного кобеля по загривку, попал удачно – перебил позвонки, кобель рухнул и мгновенно издох. Стайка прыснула в стороны, легла, как по команде, хором заскулила. Покушений на грудинку не было: признали нового вожака.

– Оценка «отлично». Все делал правильно. Собачку не жалко?

– «Собачку»?! Ты подойди сюда, глянь на его клыки! А если бы я поскользнулся и упал?

– Так не упал же ведь… Теперь – экзамен. Убийство беззащитного, без признаков враждебности, живого существа. Матбаза: достаточно крупный, ласковый щенок. Условия: спокойная обстановка, отсутствие «взвинчивающих» факторов.

– Я думал, это как раз и был экзамен – на пустыре… Почему «беззащитного» и «без признаков враждебности»?

– Того, кто пытается убить тебя, убивать легко. Включается древний инстинкт, ты просто спасаешь свою жизнь. Книги читал?

– Есть немного.

– «Немного»! Хм… Скажи – такое бывает, чтобы правильный герой подошел к правильному человечку и ни с того ни с сего хладнокровно засадил ему в сердце нож?

– Так это же ведь книги!

– Так ведь про жизнь – книги-то… Заметь, в книгах всегда оправдывают убийство, совершенное правильным героем.

Убил, спасая свою жизнь или жизнь кого-то, – молоток. Если вдруг приспичит валить беззащитного, но вредного, герой страшно мучается, страдает, блин, предлагает тому вредному, но беззащитному – давай, блин, сразимся, беззащитный ты наш, петух ты гамбургский. Правильно?

– Дальше.

– Не знаю, как на гражданке, но в армии на посты ставят самых ненужных и слабых. Нужные и сильные заняты: в рейды ходят, операции проводят, командиру дачу строят.

– Интересное наблюдение… – Да это не наблюдение – так оно и есть, по жизни. Ты диверсант, подползаешь к часовому… Задача часового проста:

обнаружить врага и поднять тревогу. Он слабый – сильные, напомню, в рейды ходят. Ты заведомо сильнее его, раз диверсант: опытнее, физически крепче, ты подготовлен… Если ты подкрался незаметно, он – беззащитен. Тебе нужно его снять. То есть получается, что ты убиваешь слабого и беззащитного. Окликнуть его и предложить сразиться на Книга Лев Пучков. Пояс шахида скачана с jokibook.ru заходите, у нас всегда много свежих книг!

равных? Полный дебилизм. Он заорет, ДРГ[17] будет раскрыта, задание провалено, всем – смерть. Поэтому ты продолжаешь красться. Он потягивается, мурлычет песенку, курит, а ты его за шейку хиленькую – хвать! И – штыком в печень. Спи спокойно, дорогой друг.

– Так это же часовой! Вражеский!

– Так это же человек… – Что – бывают накладки?

– Сплошь и рядом. Я так руку потерял. Обычно «снимает» опытный, который уже делал это. Но у всякого опытного это – Я не собираюсь воевать с пацанами!

– Да флаг тебе в руки – воюй с кем хочешь. Не хочешь – не воюй вообще. Только напомню: если ты правильно и грамотно «вывел» свою жертву, в момент финального контакта она будет выглядеть беззащитной и никаких признаков агрессии проявлять не будет. Это касается любого человека, хоть обычного обывателя, хоть подготовленного дивера.

– Так уж и любого? Даже тебя?

– Ха! «Даже меня»… А чем я хуже других? Я, бывает, скажу тебе по секрету, сижу на «толчке», пью водочку с братишками, обнимаю крепкой рукой девичью талию, ем мамины блины и так далее – в эти моменты я беззащитен и агрессии не проявляю. А когда сплю, вообще похож на овцу. Подходи и режь. В жизни каждого бывает масса моментов, когда он полностью беззащитен и не проявляет агрессии. Грамотный убийца всегда появляется неожиданно. Точнее, и не появляется он вовсе – ты просто вдруг ощущаешь, как под лопатку тебе вонзается нож или в тело твое входит пуля.

И только после этого видишь охотника. И то не всегда. Если увидел охотника до вот этих последних ощущений – хреновый он охотник… – Занимательно… – Ни хрена не занимательно. Это просто по жизни так. Если ты будешь каждого своего врага предупреждать о своем появлении и терпеливо ждать, когда он начнет проявлять агрессию… Думаю, деятельность твоя очень быстро прекратится по причине твоей смерти. Ты умеешь делать все, чтобы грамотно «вывести» жертву и застичь ее врасплох.

Теперь тебе остается только научиться убивать ее. Беззащитную, без признаков агрессии… Воображение напряги!

– Ага… С воображением никогда проблем не было, но в этот раз отчего-то не получается. Щенок урчит, мотая башкой, треплет обрывок шнурка. На террориста он совсем не похож, хоть три воображения напряги.

– Гера… Это обязательно?

– Не-а, не обязательно, – Герасим широко улыбнулся, обнажив белые волчьи зубы. – Не выходит?

– Угу… Никак.

– Понятно. Ну – не хочешь, как хочешь. Ты сам себе хозяин.

– Со щенком – что?

– Оставь, будет сыном полка. Назовем его… Назовем его Муму.

– Ясно… Экзамен, значит, я не сдал… Штрафные санкции?

Книга Лев Пучков. Пояс шахида скачана с jokibook.ru заходите, у нас всегда много свежих книг!

– Какие, в задницу, санкции? Это твое дело. Ты себе экзамен сдавал.

– Ну, слава богу… – Сергей вытер о штаны влажные ладони, шумно вздохнул, чувствуя огромное облегчение.

Проблема разрешилась просто: не хочешь убивать – и не надо. Щенок такой забавный… Тут вдруг до него дошло:

– Как, сказал, щенка назовешь?

– Муму. Не нравится?

– А ты – Герасим?!

– А ты не в курсе?

– Ой… Ой-ха-ха-ха… – Сергей рухнул на колени и принялся дико хохотать, хлопая себя по бедрам. Щенок перестал трепать шнурок, вразвалку приблизился к странному человеку, тявкнул и склонил голову набок, высунув от любопытства розовый язычок с двумя черными пятнами. – Ой, умора… – Да, – понимающе кивнул Герасим. – Бывает… – Думаю, это не проблема, – отсмеявшись, сказал Сергей. – С кобелем у меня вышло нормально. Думаю, на практике все будет тип-топ. Я не по щенки в лес собрался… – Это – проблема, – не стал утешать ученика Герасим. – На практике будет так же. Помяни мое слово… Лучше тебе у снайпера попрактиковаться. Там другая специфика.

– У снайпера?

– Угу… У меня есть один братишка… Только стоить это будет дороже. Специфика другая.

– Другая?

– Ага. Смотришь в прицел, видишь ростовую фигуру. Или поясную, грудную – но фигуру. Плавно жмешь на хвост спускового крючка, фигура падает. Цель поражена. Расстояние – от ста метров и далее. В случае не совсем удачного выстрела ты не видишь, как жертва хрипит, пускает кровавые пузыри, мучительно скребет когтями землю… Мишень.

Ездить в морг на опознание никто не заставляет… Сергей пристально посмотрел на учителя. Учитель улыбчиво подмигнул, пошел к гидранту – чайник набрать.

У Герасима везде – братишки. Это не родственники, а так называемые боевые братья, с которыми вместе он был на войне. К одному такому братишке они несколько раз ночью ездили на Микояновский – отрабатывать технику ножевого боя на коровьих и поросячьих тушах.

У Сергея есть серьезные основания полагать, что Герасим, помимо операторства в котельной, еще кое-чем разговляется. Когда полгода назад они встретились, наш наблюдательный парень сразу обратил внимание на некоторые несоответствия. Для человека, имеющего нищенское жалованье, Герасим очень хорошо выглядит. Кожа гладкая, здоровая, с качественным ровным загаром, глаза чистые, ясные, зубы – вообще загляденье, пахнет от него хорошим дезодорантом… Так он выглядел и пах еще до того, как стал получать от Сергея гонорары за уроки. Чтобы содержать себя в таком порядке, нужно прекрасно питаться и… в общем, нужны нормальные деньги. Интересно, чем это инвалид промышляет со своими вездесущими братишками?

– Ну ты подумай, в общем – твое дело.

– Ладно… Чем займемся?

Книга Лев Пучков. Пояс шахида скачана с jokibook.ru заходите, у нас всегда много свежих книг!

– Чайку попьем, новости обсудим.

– Не понял… А занятия?

– Занятия кончились. Сегодня был экзамен. Все – я тебя больше ничему научить не могу. Ты все умеешь.

– Так… Экзамен я не сдал. То есть мы с тобой… – Теперь мы с тобой просто приятели. Адрес знаешь, телефон знаешь – не пропадай. Будет время, приезжай, поболтаем, чайку попьем.

– Как-то неожиданно все… – Да ничего оно не неожиданно – это по жизни так. Всегда все кончается. Теперь ты – сам. Ты только смотри там, «сам»… Если вдруг какие проблемы – сразу обращайся, не тяни. Звони в любое время дня и ночи. Ты понял, нет?

Вот так даже! Это новость – Сергей едва сумел скрыть удивление. Полгода назад Герасим выставил первым условием:

твои проблемы – это твои проблемы. Я тебя буду учить, но что бы там с тобой ни приключилось, ко мне за помощью не лезь. Ежели тебя вдруг, не дай бог, «повяжут» – лучше обо мне забудь. Скажешь, чем занимались, – отопрусь от всего, весь полк подтвердит, что наш инвалид – божий одуванчик… Интересно, чем вызвана такая смена настроений?

– Я как-то непонятно выразился? Чего молчишь?

– Нет-нет, все понятно… Это… Спасибо тебе, Гера.

– Не за что пока… Сполосни кружки, будем чай пить… Книга Лев Пучков. Пояс шахида скачана с jokibook.ru заходите, у нас всегда много свежих книг!

Глава Государство, над гражданами которого Бульдозер в свое время вволю поглумился, проявляло по отношению к лиходею трогательную лояльность. Схему обеспечения безопасности процесса разрабатывал отнюдь не олух: скрупулезно исследовав обстановку, Шведов обнаружил в системе охраны всего лишь одну небольшую брешь, в которую с грехом пополам можно было вставить зрачок ствола снайперской винтовки – и то ненадолго, буквально на пару секунд.

– Берегут, – желчно заметил полковник по этому поводу. – Мстителей остерегаются… Содержали удалую четверку в отдельном корпусе стародубовского СИЗО с особым допуском: до моратория там сиживали смертники, ожидающие последнего приглашения, в настоящее время – проходившие по «пожизненным»

статьям и самые отвязные ООРы (особо опасные рецидивисты).

Утречком, за полчаса до прибытия караула, к СИЗО подъезжали две служебные «Волги» с четверкой в штатском и парой саперов с собаками. Саперы «прозванивали» прилегающую территорию, штатские изгоняли лишние машины, коль скоро таковые наличествовали, и обследовали подступы на предмет затаившихся мстителей. Затем экипажи «Волг»

сдавали территорию с рук на руки прибывающим силам и отправлялись к зданию облсуда, дабы произвести там ту же процедуру.

Прибывающие силы были представлены двумя гибэдэдэшными «Фордами» сопровождения;

двумя БТР, на которых восседали два отделения уиновского спецназа;

автозаком («ГАЗ-66» с цельнометаллическим кузовом) с нормальным конвоем «судебной» роты и микроавтобусом с усилением той же роты в бронежилетах и с пулеметами.

Автозак с открытой дверью подгоняли вплотную к зеву «приемника», по бокам становились товарищи из усиления, конвой стремительно размещал подсудимых по кузовным камерам и колонна отправлялась к зданию облсуда в следующем порядке:

– «Форд» сопровождения – БТР – автозак – микроавтобус с усилением – БТР – «Форд» сопровождения.

К моменту прибытия у здания облсуда уже скучали два отделения ОМОНа, охранявшие собственно здание посредством выставленных постов и ближние подступы – парными патрулями.

Колонна с разбегу заскакивала на задний двор, бросив один БТР с отделением уиновского спецназа у парадного входа.

Снайперская пара из этого отделения поднималась на крышу, проверенную штатскими, занимала позиции у чердачных окон, расположенных по проекции над парадным и черным входами, и докладывала о готовности. После этого подсудимых по одному перемещали в камеры караульного помещения в полуподвале, которое на момент прибытия уже было обследовано людьми в штатском, во дворе и по пути следования к залу заседаний выставлялась охрана, и на том победное шествие можно было считать законченным.

Посторонних в облсуд не пускали: остальные процессы, доступные для публики, перенесли, а этот имел статус закрытого, и допускали на него лишь непосредственных участников по списку, утвержденному председателем, предварительно проверив их металлоискателем. Высотных зданий и каких-либо сооружений для оборудования снайперского гнезда, в секторе которого находились бы окна зала заседаний, поблизости не было. Мы уже говорили:

окна выходили на базар, за которым через улицу располагается частный сектор.

Как видите, народные мстители могут отдыхать. Мстители же не народные, а местами профессионалы, планируя акцию, должны быть готовы к неизбежным жертвам среди охраны. Плотная очередь из пулемета через борт либо радиоуправляемый фугас на трассе – это, конечно, неплохо. Но и в том и в другом случае, сами понимаете, караулу – полноценный кирдык. А побочного ущерба такого рода наша команда всегда старалась избегать… Упомянутую выше брешь Анатолий Петрович отыскал на крыше облсуда.

Наблюдение показало, что утренние штатские проверяют чердак, затем туда поднимается снайперская пара и торчит у окон весь день, пока идет процесс, периодически докладывая по рации командиру уиновского спецназа, заседающему в БТР у парадного входа.

Книга Лев Пучков. Пояс шахида скачана с jokibook.ru заходите, у нас всегда много свежих книг!

Обратите внимание: собственно крышу – огромный деревянный каркас, крытый старинной черепицей, никто не проверял!

Ход мыслей, в общем-то, правильный. Чем террорист на крыше может навредить находящимся в зале суда? Разве что притащить с собой малогабаритный ядерный заряд и собственноручно подорвать его, чтоб разрушить до основания монолитную глыбу бывшей земской управы? Но это ведь фантастика, согласитесь. А спецслужебные ребятишки фантастику не любят, их профиль – реализм. Всяк, кто влезет на крышу, будет на виду у всего города. Посмотрят люди наверх, увидят гуляющего по крыше товарища и начнут это дело обсуждать. Рядышком, через улицу, базар, торговки в основном зрелые бабоньки с повышенной бдительностью: моментом сообразят, что дело неладно, и стукнут куда следует.

А ежели товарища приодеть в монтажную спецовку, да прикрыться тряпицей, по колеру практически один в один совпадающей с почерневшей от времени черепицей, и заставить лежать смирно, не гулять?

– В общем-то, не холодно, – согласился Сыч. – Приодеться потеплее – часиков пять-шесть вылежать можно.

Разгоняться придется чуть дольше… Вкратце диспозиция такова. Лучшие снайпера команды, Сыч и Мо, ряженые в монтажную спецодежду, где-то перед рассветом не спеша лезут на крышу со стороны заднего двора и оборудуют там две лежки и две крепежные точки по своему усмотрению, но без особого шума. Сигнализация на стенах и крыше отсутствует, выемок, углублений, завитушек и прочих загогулин полно.

Экипировка снайперов: два малых комплекта альпинистского снаряжения со специальными фиксаторами для быстрого спуска, два «АС» «вал»[18] с боекомплектом, два бронежилета «кора-1М», два противогаза «ПМГ-2» и четыре светозвуковых гранаты «заря» – на случай осложнения ситуации.

Против жилетов никто не возражал, хотя по жизни никогда ими не пользовались. Одно дело гулять по земле и полагаться на свою личную проворность, сопряженную с обостренной интуицией, и совсем другое – зависнуть, подобно елочной игрушке, на радость всем окрестным стрелкам и не иметь при этом возможности юркнуть за угол. Согласитесь – пусть это недолго, но очень неприятно.

Группа обеспечения: Сало, Барин, Джо. Транспорт: два «КамАЗа» с фурами, микроавтобус «Газель», пулемет, два «КС-23»[19] с «черемухой», три противогаза «ПМГ-2», шесть светозвуковых гранат «заря».

Последовательность работы.

Первая фаза – самая безопасная, расчетное время – 12 секунд максимум. По сигналу Большого Уха (на день приговора – Север), отследившего перемещение парного патруля № 1 к конечной точке маршрута, верхолазы отбрасывают камуфляжные тряпицы и начинают спуск.

Когда подошвы верхолазов прикасаются ко вторым сверху поперечинам оконных переплетов зала заседаний, начинается вторая фаза – основная. В этот момент все четыре элемента боевого порядка действуют одновременно, не реагируя на телодвижения смежников.

а) Притаившийся на рынке «КамАЗ» с фурой легонько таранит загодя обработанный соответствующим образом проем бетонного забора, вываливается на непроездную пешую улочку, распростертую под окнами зала заседаний, и, проскочив тридцать пять метров, резко тормозит с заносом влево. Барин покидает кабину и торопливо возвращается на позицию прикрытия.

Ожидаемый результат: временная блокада экипажа БТР и парного патруля ОМОНа у парадного входа.

б) Из того же проема вслед за первым вываливается второй «КамАЗ» и проделывает то же самое – только в другую сторону. Сало покидает кабину и торопливо возвращается на позицию.

Ожидаемый результат: временная блокада экипажа БТР и второго парного патруля на заднем дворе у входа в Книга Лев Пучков. Пояс шахида скачана с jokibook.ru заходите, у нас всегда много свежих книг!

караульное помещение.

в) Джо обоснуется на позиции прикрытия (справа от проема в рыночном заборе, за несколькими предварительно выпавшими из первой фуры мешками с песком) и прикрывает все подряд. Функция сугубо напугательная: ежели вдруг кто из-за перекособоченных фур все же полезет – дать смачную очередюху поверх голов. Прибывшие Сало и Барин изготавливают к бою «КС-23» и ждут неприятных отклонений от нормы.

г) Сыч с Мо производят по четыре выстрела с интервалом в секунду, спускаются и торопливо прибывают на позицию прикрытия.

Третья фаза: эвакуация. Вся компания садится в микроавтобус «Газель» и торопливо убывает с рынка через транспортные ворота. В первом же переулке пересаживаются в «таблетку» братьев Бирюков, «Газель» бросают на месте, оружие перекидывают в инвалидную «Таврию» поджидающего Мента и убывают по местам временной дислокации для отсидки.

Общее время первой и второй фаз: пятьдесят две секунды максимум. Норма: сорок плюс двенадцать – на карманные расходы.

Основной положительный фактор: внезапность, слаженность и профессионализм команды, обычной продолжительности шок противостоящей стороны.

Ожидаемые неурядицы – по степени возрастания коэффициента возможного противодействия (КВП):

1) Снайперская пара на чердаке.

Снайпера, конечно, грозная сила, но в данной ситуации КВП их не будет превышать 0,1. Огромный чердак имеет маленький оперативный недостаток – торцевые окна. Два над парадным входом, два над служебным выходом из караульного помещения. Узенькая полоска резного карниза, по которой придется перемещаться приставными шажками.

Пока хлопцы сообразят, что это за шум наверху, пока догадаются выпростаться через оконца и совершить геройский рывок по карнизу – можно пешком убраться с места происшествия. Черепица старая, каленая, толщиной в полкирпича, а кирки-мотыги на чердаке не валяются. Долбить же дыру в первом сподручном месте прикладом снайпера не станут наверняка: ни один специалист в преддверии возможного боя не будет использовать в качестве кувалды такой точный инструмент, как винтовка.

2) Конвой в зале заседаний.

С учетом всех особенностей, КВП – 0,3. Представьте себе: вы стоите у клетки, жмуритесь сонно под монотонную скороговорку судьи и вдруг – шарах! Откуда-то сверху сыплется стекло (в зале огромные стрельчатые окна в два человечьих роста), в лицо вам брызжет обжигающее месиво из лопнувшего черепа вашего поднадзорного… Как ощущения? Если вы опытный боец и бывали в переделках, ваш первый естественный порыв: укрыться и изготовить оружие к бою. «АКСУ» ваш не готов, он висит на плече стволом вниз, на предохранителе, патрон не дослан. Стоя, вы чувствуете себя как минимум небезопасно – вы же опытный боец, кроме того, вы, опытный, жопой чувствуете, что тот, кто только что вдребезги разнес башку охраняемому вами ублюдку (которого вы с превеликим удовольствием прикончили бы собственноручно!), имеет огромное огневое преимущество – он готов, ему лишь стволом повести в вашу сторону.

Если вы боец неопытный, вам вообще ничего не грозит: присядете в трансе с разинутой варежкой, профи отстреляется за десять секунд и скроется из сектора.

Да, если вы ас, у вас есть шанс правильно среагировать: молниеносно изготовиться, вскинуть вашу короткоствольную строчилку и одной точной очередью прикончить внезапно объявившегося супостата, зависшего на верхней кромке окна.

Но! Напомню, времена беззаветного служения Отечеству канули в Лету, социализм кончился, и все асы давным-давно в других местах получают совершенно другие деньги. Например, трудятся себе прилежно в команде, которая как раз сейчас обслуживает по полной программе ваших поднадзорных.

Книга Лев Пучков. Пояс шахида скачана с jokibook.ru заходите, у нас всегда много свежих книг!

Принимается во внимание возможность, что вы – идиот. Если это так, то КВП 0,3 – как раз для вас. Получив порцию горячих мозгов на личико, прятаться вы не станете, оценивать ситуацию – тоже. Издав боевой клич, вы рванете свой «АКСУ» с плеча, лихорадочными движениями доведете его до готовности и азартно приметесь палить, куда душа просит. Идиотов у нас хватает, так что такой вариант надо непременно учитывать. А особенно неприятно, что такого идиота придется в экстренном порядке валить – хотя бы ради безопасности снайпера.

3) Самый большой КВП – 0,5, отводится уиновскому спецназу, что скучает возле двух БТРов, соответственно, у парадного входа и возле караульного помещения.

Товарищи битые, ломаные, дома – проездом, имеют обыкновение жить в «горячих точках». Есть большая вероятность, что эти битые опомнятся раньше всех и могут сгоряча обгадить всю малину. Именно для них персонально заготовлены обе фуры, Джо с большим пулеметом и пара «КС-23» с хлорацетофеноном.

Собственно БТР в расчет не берутся вовсе. Сектора у них будут перекрыты, а насчет шустро поменять позицию – спросите у любого вояки, сколько времени нужно, чтобы раскочегарить зимой холодный и стронуть его с места… И последнее:

– Точка отсчета – начало чтения приговора, – определился Шведов. – Ни секундой раньше… Требование сие продиктовано отнюдь не патетическим настроем Анатолия Петровича. Во время приговора всем положено прекратить перемещения и встать. Таким образом получаются два дополнительных жирных плюса:

адвокатессы не будут мельтешить перед клеткой, перекрывая сектор, а подсудимые встанут и превратятся из мишени «4а с кругами» в мишень «№ 8». Вероятность попадания возрастает вдвое, вероятность побочного вреда уменьшается во столько же раз. Согласитесь, это уже что-то… – Теоретически – неплохо, – осторожно одобрил Антон стратегическую задумку Шведова. – Только вот коэффициенты… – Сам знаю, – хмуро кивнул Шведов. Коэффициенты действительно большие – будь обстановка иная, непременно искали бы что-то попроще, а такой рисковый план отложили на крайний случай… Пока – так. Я работаю в эту сторону, посмотрим, может, что-нибудь и выйдет. Если есть соображения – я внимательно слушаю.

– Соображений нет, дядь Толь, – покачал головой Антон. – Как всегда, ваш план единственно верный в данной ситуации. Можно брать за основной вариант. Как насчет транспорта и альпинистского снаряжения?

– Со снаряжением – нет проблем, – с ходу заверил «местный» Мент. – Сейчас же еду в «Спартак» и беру.

– Через третье лицо, за скромное вознаграждение, – поправил Шведов. – Продумай мотив – почему сам не можешь.

Снаряжение бросим на месте происшествия, «увязки» нам не нужны. Транспортом я займусь, можете не отвлекаться.

– Ну и славно, – порадовался Антон. – К вечеру будет снаряжение – завтра с утра приступаем к тренировкам… К тренировкам в команде относились более чем серьезно. В качестве догмы держали два постулата, продиктованные лично полковником Шведовым: «Экспромт – родной брат несчастного случая» и «Великий героизм бойца – прямое следствие маленькой ошибки командира». А посему даже к самой простенькой акции готовились основательно, стараясь спрогнозировать все возможные осложнения, прорабатывали мельчайшие детали и не жалели времени на тактико строевые[20] занятия.

– Вот, два комплекта, – доложил к вечеру Мент. – Только пришлось взять в нагрузку две запасные бухты репшнура – иначе не продавали, сволочи.

– Репшнур – хорошо! – ожил обычно молчаливый Мо, сладострастно сверкнув глазами и зацокав языком от удовольствия. – Давай-ка их сюда, я приберу. Это всегда пригодится.

Книга Лев Пучков. Пояс шахида скачана с jokibook.ru заходите, у нас всегда много свежих книг!

– В этот раз – вряд ли, – покачал головой Антон и тут же перезвонил остальным членам, для пущей конспирации квартирующим раздельно, по двойкам:

– В пять утра жду всех у старого полигона. Через круг двигаться с интервалом в десять минут, быть без опозданий.

Инструмент Мент подвезет. Все, до завтра… Тренировались на брошенном силикатном заводе, заснувшем в начале девяностых в семи километрах от Стародубовска. Причиной столь раннего времени для занятий была совокупность обстоятельств: отсутствие графика тренировок представителей силовых ведомств и необходимость продолжать активное наблюдение в период с девяти до двадцати одного часа.

Спешу напомнить, что в Стародубовске команда не проездом, знают территорию как свои пять пальцев и некоторое время назад вообще тут гнездовались.

В бытность своего беспечного проживания в Стародубовске (читай – до «зачистки», произведенной людьми Ахсалтакова), наши парни регулярно навещали территорию силикатного завода, как для отработки некоторых спорных элементов силовых акций, так и просто ради плановых тренировок – чтобы, образно говоря, жиром не заплыть. Силикатный завод – полигон для всех имевшихся окрест силовых ведомств, график занятий которых в старые добрые времена можно было достать без особого труда. Подходы к объекту просматриваются на значительном расстоянии, имеются три выезда на случай экстренного убытия – выставляй наблюдателя и занимайся сколько влезет… – По времени – полный ажур, – доложил Сыч в 10.00 следующего дня, выставив посты наблюдения по обычной схеме и прибыв в усадьбу Мента принять утреннюю порцию кофеина. – Все сходится по секундам. От оптики отказываемся – в график не влезаем, много лишних движений. Но в любом случае там расстояние нигде не превышает двадцать метров, с указками[21] – милое дело.

– Хорошо, – порадовался Шведов. – Нюансы?

– Нюансы? – Антон, отхлебнув кофе, пошевелил бровями. – В общем-то, нюансов нет, хотя… – Что такое? – насторожился полковник.

– Да нет, ничего особенного, – небрежно отмахнулся Антон. – Надо будет узнать, как клетка стоит – Тогда мы имеем в перспективе мертвую зону, – быстро сообразил Шведов, которому на прежней службе приходилось работать не только головой. – Как говорит ваш брат военный – перекрытое пространство… – Ну – не совсем уж мертвую… Но один из объектов может оказаться вне параметров огневой задачи. А может и парочка. Слишком близко, да и висеть мы будем – переместиться и расширить сектор не удастся… – Минутку, – Шведов перемотал кассету в видеомагнитофоне Мента и щелкнул кнопкой «play». Он записывал на всякий случай все репортажи по процессу – теперь пригодилось.

Увы, оператор крупным планом показывал сидящих в клетке подсудимых – никаких намеков на окна или расположение источника освещения… – Твою мать, – мрачно выразился полковник, поразмышляв всего лишь двадцать восемь секунд. – Вот это пробел!

– Да ну, какой там пробел! Если клетка напротив – все вопросы отпадают. Узнать, как стоит, – всего делов-то!

– Твою мать, – повторился ас-аналитик, не соглашаясь с легкомыслием младшего коллеги. За то и почитали Шведова эти младшие, что умел мгновенно схватывать проблему целиком, походя отмечая все сопутствующие мелочи и выделяя возможные нестыковки. – Вот это мы попали… Книга Лев Пучков. Пояс шахида скачана с jokibook.ru заходите, у нас всегда много свежих книг!

Действительно, кто сказал, что клетка – напротив окон? Пообщались три минуты, разбирая суть обманчивого стереотипа. Выяснили причину заблуждения. Оба люди неглупые, страдают патологической склонностью к практическому изучению прикладной психологии – каждый в своей пропорции, разумеется: Сыч на порядок выше практикующего головореза, полковник – на порядок выше Сыча.

Так вот, исходя из личного опыта и здоровой целесообразности, эти неглупые рассуждали примерно одинаково, что оборудованием зала судебных заседаний занимаются тоже отнюдь не дураки. И по идее, должны разместить участников процесса таким образом: судью – спиной к окнам, подсудимых – напротив, лицом. Процесс всегда идет в светлое время суток, окна обычно здоровенные, при таком расположении получается, что публика и подсудимые видят лишь силуэт судьи, в то время как судья, напротив, благодаря естественной подсветке может отслеживать малейшие нюансы физиолептики подсудимых и свидетелей. Это стереотип полковника.

Установка Сыча была гораздо проще, примитивнее.

Если выбирать позицию для стрельбы и вопрос о предварительной маскировке не стоит, ощутимое преимущество будет у того, кто имеет два источника освещения сзади – по бокам, а сам при этом сретуширован темным оконным проемом.

Тогда противник, заскочивший со свету в комнату, будет как на ладони, с естественной подсветкой в глаза, и ему придется поморгать, выискивая супостата.

Логично? Несомненно. Но полковник, ранее бывавший по долгу службы в некоторых залах заседаний, вдруг вспомнил два эпизода, когда эта простая целесообразность не соблюдалась и все расположение участников процессов было устроено с точностью до наоборот. И судья, кстати, жаловался – что-то неуютно в этих залах, как-то все наперекосяк идет… – Ладно, черт с ним, с заблуждением – давай рассмотрим, что мы имеем, – обеспокоенный Шведов решил разобраться с недоразумением как можно быстрее. – Бери листок, рисуй квадраты… – Какой листок, дядь Толь? – возмутился Антон. – Мент – бутылка водки – забегаловка – свидетель. Или так: мы с Мо смотаемся на Завокзальную, возьмем за жопу первого попавшегося ханурика, проходившего в облсуде за последние полгода, и… – Контакт – только в крайнем случае, – уперся Шведов. – Светиться нельзя – это чревато. Бери листок, не стесняйся… Антон хмыкнул, искоса посмотрел на старшего коллегу, как на слегка приболевшего, взял листок, карандаш и изготовился чертить. Возражать не посмел, но в круглых совиных глазах легко можно было прочитать: дядь Толь – ты совсем навернулся? Чем занимаемся, вообще?

Бесконтактных вариантов было предостаточно. Вот, по убывающей степени прямолинейности исполнения:

– подняться на второй этаж облсуда, зайти в зал да глянуть самому;

– не подыматься на второй этаж, а зайти в секретариат на первом, посмотреть схему эвакуации при пожаре – возможно, там клетки обозначены;

– найти в пределах видимости точку повыше, вскарабкаться и рассмотреть в бинокль;

– в ночное время тайно проникнуть в здание облсуда, проникнуть в зал заседаний и на ощупь определить искомый объект;

– в процессе ночного восхождения стрелков в день приговора отвлечься на десять минут и посмотреть через окно, как там поживает клетка;

– тайно проникнуть в помещения:

а) «судебной» роты;

Книга Лев Пучков. Пояс шахида скачана с jokibook.ru заходите, у нас всегда много свежих книг!

б) управления исполнения наказаний;

в) УВД (архив – старая подотчетность);

г) управления пожарной охраны.

Во всех этих учреждениях имеются схемы залов заседаний, а в «а» и «б» наверняка обозначены не только клетки, но и маршруты конвоирования;

– поставить задачу ангажированным Шведовым хакерам – пусть заберутся по быстрому в Сети МВД – УИН и поковыряются тихонько на предмет схем. Если там ничего не будет – пусть заберутся в Сети СМИ, что освещали последние процессы – на предмет снимков… – Вот такая беда, – в три часа пополудни сделал вывод Шведов. – А ты говорил – никаких проблем… Действительно, все предложенные варианты оказались ущербными. Суд прекрасно охранялся, на всех окнах стояли решетки и сигнализация, двери также были оборудованы датчиками на размыкание – простенькими, но снаружи не обойти. На время проведения «бульдозерного» процесса был введен особый пропускной режим, посторонние не только в зал – в здание суда не допускались.

Желанная «точка повыше» в пределах видимости отсутствовала – коль скоро таковая точка имела бы место, можно было вообще ничего не городить, а положить там снайпера, отработать эвакуацию и все это время попивать чаек с бубликами.

Восхождение стрелков планировали осуществить через задний двор: там темно, никого нет, карнизы над каждым этажом, чердачные окна и вообще – удобно.

Стена, в которой окна зала заседаний – отвесная, выходит на хорошо освещенную пешеходную улицу, по которой даже ночью, бывает, прогуливаются парочки – зима теплая, молодежи все нипочем. При спуске с края крыши будет сыпаться черепица, и вообще, неизбежен нормальный технический шум, который ночью обязательно обратит на себя внимание.

Вероятность обнаружения велика. Представьте – вы гуляете в два ночи с подружкой, а на стене висит вахлак и светит фонариком в окно. Нормально? Вы гуляете мимо вахлака, а через десять шагов минуете вестибюль, в котором дремлет пара ментят-охранников. А вы не уголовник, что патологически ненавидит всех товарищей в форме, и у вас настроение по причине гормонального прилива – игривое.

Хлопцы – у вас всегда так после полуночи?

Как – так?

Да так – по стенам спайдермены разные шарахаются, фонарями светят в окна?

Кроме того, если даже какими-то невероятными потугами и удастся отсмотреть расположение клетки в процессе восхождения и выяснится, что стоит она как раз так, как опасался Сыч, будет уже поздно: за оставшееся время изменить что-либо уже не представляется возможным. Информация нужна была именно сейчас, за два дня до приговора… Все учреждения – хранители схем с размещением вожделенной клетки также хорошо охранялись, вдобавок, там постоянно находилась дежурная смена.

Хакеры залезли куда просили без проблем, за считанные минуты. На серверах учреждений обнаружить искомую схему не представилось возможным, кроме того, время нелегального пребывания в качестве клиента было ограниченным.

Из Сети СМИ качнули массу фото с последних процессов, где клетка была представлена во всей своей красе. Но! Все операторы, как сговорившись, снимали крупным планом подсудимых. Остальные участники процесса в объектив не попадали, так же как и детали интерьера. Определить расположение источника естественного освещения (то бишь окон) в ярких вспышках блицев не представлялось возможным.

Книга Лев Пучков. Пояс шахида скачана с jokibook.ru заходите, у нас всегда много свежих книг!

Все, бесконтактные формы получения информации, доступные в данной ситуации, исчерпаны. А информацию нужно раздобыть во что бы то ни стало: из-за такой на первый взгляд незначительной мелочи может сорваться вся операция.

– Контакт – это очень нехорошо, – закручинился Шведов. – Это чревато. Увы – ничего другого не остается… Вообще, контакт – это базовая форма оперативной работы. Основной массив информации добывается не посредством использования технических средств, а путем общения с нужными людьми. В данном случае вопрос очень простой, яйца выеденного не стоит. Это ведь информашку из серии «кто убил кассира?» добыть сложно: есть убийца, пара соучастников и пара-тройка эвентуальных свидетелей. Поди, отыщи их, прежде чем опросить. Да и запираться они будут – убийца и соучастники по вполне понятным причинам, а свидетели крепко подумают, стоит ли давать показания.

А в суде за последнее время перебывали сотни людей: как блюстители закона и правоохранительных органов, так и противоположная сторона. Бери любого и опрашивай сколько влезет. Только любого ли?

– Исследуем этот вопрос, – уныло сказал Шведов – он от нечего делать недавно перечитал всех имевшихся в его библиотеке латинян и теперь порой произвольно съезжал в изящные дебри архаики. – Наиболее перспективный объектус в данном случае у нас – кто?

Да кто угодно, дядя Толя! Любой сержант из роты охраны, секретарька судебная, уборщица и так далее – из мелочи, в общем. Не хватать же за лацканы председательствующего – а ну, конь педальный, где у тебя клетка стоит? Средства:

Мент инвалидный, слезоточивая история о служении в органах, бутылка, коробка конфет. Возможна, вообще, лобовая атака: дать денег и опросить… Да, но весь вопрос в том, что после такой беседы опрошенного обязательно придется временно изолировать. Потому как есть большая вероятность, что опрошенный заподозрит неладное и намекнет кому следует: тут тип один был, интересовался расположением клетки. Зачем, спрашивается, ему это?

– Черт, какой идиотизм! Кому расскажешь – смеяться будут. Глупо, из-за такой мелочи ставить операцию под угрозу срыва, – расстроился Шведов. – Рассмотрим противоположную сторону… Противоположная сторона: уголовники, проходившие по процессам в последнее время (ежели в давешнее – есть риск, что клетки переставили). Тут примерно та же история: водка, ханка, деньги – вопрос. Нюансы: публика крайне недоверчивая, чуткая, специфическая. Требуется убедительная легенда. Риск тоже имеется: неправильно себя поведешь, можешь тут же, на месте, угодить в разборку. Или опрошенный сдаст твои странные «базары» курирующему оперу. Ты ему – никто, от опера – плюс… – Это тоже нехорошо, но – терпимо, – неожиданно чуть посветлел ликом Шведов. – Пока с опером законтачит, пока тот правильно оценит информацию, если оценит вовсе… Но прежде чем заниматься уголовниками, сделаем-ка мы вот что… И, вызвонив Барина с поста наблюдения, заставил его экстренно бриться и приводить себя в порядок.

Оказалось, что Анатолий Петрович, в свое время скрупулезно изучавший различные учреждения Стародубовска на предмет перспективности в плане оперативного использования, вспомнил про инженерный архив. В списке по перспективности этот архив был последним, пользоваться им не приходилось – вот и запамятовал.

– До исхода рабочего дня должен успеть, – напутствовал Барина Шведов. – Если придется – настаивай, никаких «завтра». Смотри – завтра будет поздно… В инженерных чертежах, разумеется, клетки отсутствуют – когда управу строили, никто и предположить не мог, что в просторных залах будут размещаться подсудимые и наоборот. Зато наверняка в чертежах присутствуют точные размеры – в том числе расстояния от оконных проемов до стен, по которым можно высчитать вероятность расположения мертвой зоны.

Барин – Андрей Игнатов, самый представительный член команды. Высокий, осанистый, симпатичный, румяный, с Книга Лев Пучков. Пояс шахида скачана с jokibook.ru заходите, у нас всегда много свежих книг!

ленивым взглядом сибарита, бархатным, хорошо поставленным голосом завсегдатая светских салонов и вельможными манерами. Барчук, одним словом. Думаете, в команде просто так клички дают? Табличку с красным шрифтом: «Мастер подрывник, лучше всех в команде бегает, в две секунды удавит самого крутого „быка“ любым подручным шнурком или колготами» – Барин на груди не носит, потому публика воспринимает его исключительно как во всех отношениях положительного типа. Барин умеет нравиться всем: чиновникам, интеллигентам, барышням и дамам, от которых команде что-то нужно. В связи с этим он осуществляет практически все светские контакты – Шведов использует обаятельного коллегу на полную катушку.

Взяв бутылку коньяка и коробку конфет, Барин убыл в архив, «заряженный» простенькой легендой: он столичный инженер, исследующий здания и конструкции дореволюционной постройки. Облсуд – земская управа, гармонично вписывался в рамки легенды. На вынос, разумеется, документы не дадут, но посмотреть да пару раз щелкнуть фотоаппаратом – при соответствующем расположении архивариуса, наверное, особой проблемы не составит.

– Куда-то пропала, – упавшим голосом сообщила молоденькая очкастая секретарька с «хвостиком» – единственная живая душа, оказавшаяся в архиве в этот час. Секретарька десять минут пообщалась с посетителем, приятно запунцовела личиком, с оговорками приняв конфеты, и обещала тотчас отыскать пожелтевшую папку с планами земской управы, благо картотека в порядке, архивариус у них педант.

– В ячейке нету… Я сейчас посмотрю – может, лежит где-то… Увы, в огромном помещении хранилища ничего просто так не валялось: все лежало и стояло на своих местах.

– Знаете что? – выпала из задумчивого оцепенения барышня с «хвостиком». – Без Павла Дмитриевича тут не разобраться. Вы приходите завтра к обеду – возможно, он появится… Кто таков Павел Дмитриевич?

Да архивариус же! Тридцать лет здесь работает, с закрытыми глазами любую бумажку найдет. Он иногда документы домой берет – диссертацию пишет. Четвертый день гриппует, на работу не выходит.

Адрес и телефон? Нет проблем. Жаль, прямо отсюда связаться нельзя – телефон за неуплату еще в прошлом году сняли. Хотите, я сама из дома позвоню, насчет этой папочки выясню?

– Ну что вы, не стоит беспокоиться, – Барин записал координаты и спешно покинул хвостатую барышню, проигнорировав слабую попытку вернуть конфеты.

Телефон архивариуса молчал, как Серега Лазо на допросе. По адресу заболевшего не оказалось: на верещанье дверного звонка никто не реагировал, а после пятого раза на площадке возникла престарелая бдительная соседка в разноцветных резиновых бигуди и, не заметив, видимо из-за близорукости, какой импозантный мужчина тут названивает, нелицеприятно прокаркала:

– Чего трезвонишь? Не видишь – нету никого?

– Человек болеет – мало ли… – Ни фига он не болеет! Нету его. Опять, наверно, в деревню к сыну уехали с женой. Болеет… Симулянт! В старые времена за такое давно бы уже – к стенке. А то очки понацепляют, лысину отрастят – и морду воротят. Интеллигенция, мать их так… С грехом пополам удалось выяснить, что сын архивариуса – моральный урод. По папиным стопам не пошел, пытается фермерствовать, но не пьет, поэтому – сволочь, как и все их интеллигентское отродье.

Попытка получить адрес непьющего сына потерпела фиаско – не удалось узнать даже название деревни, где он обосновался.

Книга Лев Пучков. Пояс шахида скачана с jokibook.ru заходите, у нас всегда много свежих книг!

– Да и ладно, – небрежно бросил Антон, когда в половине седьмого вечера Барин доложил о невыполненном задании. – Все равно на том плане клеток не было… – Видите, как все плохо, – не согласился Шведов. – Смотри-ка ты – одно к одному… Давно у нас такого не было!

Правильнее было сказать: вот именно такого В подавляющем большинстве случаев такие камни – это люди. Вот это камни так камни!

А расположение клетки… Это, извините, даже не смешно. Мелочь, что и говорить – не камень, а камешек – крохотный такой, малюсенький, которым в обычных условиях можно смело пренебречь. Если рассмотреть соотношение такой дрянной мелочи с хорошо продуманной и могучей машиной всей акции, можно брать в следующей примерно пропорции: опытный и прекрасно подготовленный спецназовец в засаде, за минуту до подхода вражьего каравана, и… махонький гранитный камешек в четверть спичечной головки.

Разве можно противопоставить камешек спецназовцу, спросите вы? Как каменная крошка может повлиять на решимость бойца сокрушить супостатов?

Противопоставлять и вправду – трудно. Если вы были когда-то в роли такого бойца, то прекрасно знаете: коль скоро приспичит, так завалитесь спать прямо на землю и не будете чувствовать под собой хоть сотню таких камешков – эти самые спецназовцы зачастую так устают, что, когда у них есть возможность отдохнуть, готовы спать на раскаленных углях или торчащих гвоздях – как эти, как их там… ну, которые хатхаебой и прочими мудизмами страдают.

А теперь представьте себе, что вы, опытный и подготовленный, в этот раз отчего-то расслабились. Целлофан на компенсатор не надели, ползали где-то по кустам и перед боем оружие не проверили. И вот вам нате: этот дрянной камешек вкупе с крохотным комочком вязкой красной глины, угодил в ствол автомата и прочно прилип где-нибудь между дульным срезом и патронником.

Если вы знакомы с военным делом, дальше продолжать не надо.

Если не знакомы, продолжаю: когда в пяти метрах от бойца окажется враг и он (боец) нажмет на спусковой крючок, ствол его оружия превратится в «бутон» или «тюльпан» (раздутие, либо разрыв – соответственно).

Есть вариант, что вы при этом не пострадаете, останетесь в боеспособном состоянии и даже успеете правильно среагировать на изменение обстановки – коль скоро тупой враг подарит вам вагон времени (пару секунд). Тогда вы лихорадочно рванете с лодыжки свой боевой нож, либо просто щучкой броситесь вперед, дабы сократить дистанцию и поразить врага голыми руками. Согласитесь, что нож или руки – это нештатная ситуация, контрфорс: вы ведь только что были уверены на сто процентов, что поразите врага первой очередью!

Однако это все не так страшно. Главное ведь – результат. Вы врага завалите, попереживаете самую малость по поводу своей технической оплошности и на будущее сделаете выводы.

Но есть ведь еще вариант, что враг – не тупой и подарков не будет. А если покопаться в вашей боевой практике, то выяснится, что соотношение между первым – благоприятным, и вторым – нехорошим вариантами развития событий, увы, просто удручающее. Примерно девяносто пять к пяти. Не зря же боевой брат Сыча – Джо, ас войсковой разведки, с постоянным занудством талдычит:


– Слабых врагов – нет. Считай любого врага равным себе, пока не убедишься, что он мертв… Вот такие дела, дорогой вы наш опытный боец, позволивший себе слегка расслабиться. Подарки в вашем деле – большая редкость. В результате такой расслабухи, скорее всего, у ваших боевых братьев будет шанс по истечении трех суток отпробовать блинчиков и постной рисовой кашки с изюмом… Книга Лев Пучков. Пояс шахида скачана с jokibook.ru заходите, у нас всегда много свежих книг!

– Сдается мне, вы, как всегда, перестраховываетесь, – беспечно заметил Барин, не желая вникать в хитросплетения умонастроений шефа. – Это же не самоходку[22] укатить с объединенных складов!

– Вот именно, – подхватил Антон. – Я сразу сказал – чем проще… – Минутку, – Шведов сделал знак, чтобы все заткнулись, и принялся разгуливать по залу, морща лоб и глядя под ноги.

Джинн думает. Все притихли, боясь помешать работе мозгового центра команды. Мент, на правах хозяина, шепнул, что поставит чай, и на цыпочках удалился.

Перестраховщиком полковник не был – это Барин по недомыслию ляпнул. Просчет всех деталей и максимально точное прогнозирование возможных отклонений – это не перестраховка, а принцип, которого ты обязан жестко придерживаться, когда развлекаешься такими рисковыми забавами и желаешь пожить чуть-чуть подольше, чем те, кто тебе противостоит.

Трудности и нестыковки Шведова никогда не страшили. Напротив, как это ни странно будет звучать, он довольно потирал руки, столкнувшись при разработке очередной операции с какими-то проблемами.

Если ты уперся в проблему на стадии подготовки, честь тебе и хвала: значит, вовремя заметил препятствие и принял меры, чтобы устранить его либо обойти. Хуже, если подготовка прошла как по маслу, а уже непосредственно в процессе самой операции эти препятствия неожиданно всплыли подобно загулявшему в теплых водах айсбергу. Вспомните приснопамятный «Титаник». Подготовка и спуск корабля прошли без сучка и задоринки. И что мы имеем в результате?

Полковника настораживало наложение двух «впервые». Впервые за все время функционирования команды операцию готовят не ради денег либо каких-то стратегических интересов, а ввиду нездорового всплеска энтузиазма. И впервые же такая мелочь, как расположение какой-то паскудной скамейки, стало серьезной проблемой на конечном этапе подготовки.

Уточним: автором всплеска является лично полковник. В случае неудачи вина целиком и полностью ложится на его плечи. И расположение клетки просмотрел именно он – как основной и единственный разработчик плана. Теперь вопрос: вот это наложение двух «впервые» – не знак ли это свыше? А может, ну его в задницу? Может, пока не поздно… – Поздно уже, – рискнул нарушить молчание Антон, которому вся эта свистопляска с клеткой изрядно надоела. – Давайте мы с Мо по-быстрому смотаемся на Завокзальную и через часок привезем вам результат.

Полковник перестал ходить и колюче уставился на младшего коллегу. Нехорошо цыкнул зубом – оценил деликатность Сыча, который не стал напоминать: день убит зазря по твоей инициативе, дорогой шеф, я с самого начал предлагал все сделать просто и без затей.

– Поезжайте, – махнул рукой полковник. – Только я тебя прошу – очень аккуратно. Напоминаю: «левые» «двухсотые» в канун операции – плохая примета. Ну очень плохая… Книга Лев Пучков. Пояс шахида скачана с jokibook.ru заходите, у нас всегда много свежих книг!

Глава Сергей Александрович Кочергин – мужчина очень основательный, вдумчивый и взрослый Сергей понимает, что это – аномалия. Подавляющее большинство мужчин, с которыми он знаком, морально взрослеют очень долго – лет на десять-пятнадцать позднее своих жен. А подавляющее большинство из этого подавляющего большинства умудряются и в зрелом возрасте оставаться детьми. Болезнь нации – инфантилизм.

Состарился Сергей за последние полтора года. До этого все было правильно: лениво ждал апреля, возвещавшего о семнадцатилетии, ездил обедать в клуб, читал хрестоматийных арабов в подлиннике, неспешно развивался по всем направлениям, не особо торопясь… Куда спешить? Жизнь коротка, всего не успеть – если надрываться в борьбе за место под солнцем, глазом моргнуть не успеешь, как она пролетит. Надо жить в свое удовольствие, наслаждаться каждой минутой, данной тебе свыше, тогда не обидно будет в глубокой старости за бездарно потраченное на глупую суету время.

Теперь все обстоит иначе. Жизнь действительно коротка, нужно успеть сделать как можно больше. И уж если суждено умереть молодым – то с максимальным эффектом… Когда-то давно Сергей читал серию о пламенных революционерах. Они были пламенные, потому что горели на работе – не щадили себя, их пожирал всепоглощающий внутренний огонь справедливости. Так следовало из прочитанного.

Чуть позже, с приходом вседозволенности и поступлением на книжный рынок разнообразных новинок, Сергей прочел, что все эти пламенные – маньяки и психопаты. И горели они потому, что пожирало их изнутри разрушительное пламя сумасшествия. Горели они недолго – пламя-то разрушительное, – но за короткое время этого своего яркого термического процесса с упоением жгли всех подряд, кто оказывался в радиусе досягаемости. В итоге было чрезвычайно много трупов и санэпидемиологическая обстановка оставляла желать лучшего. Очень печальная история.

По возвращении из плена был достаточно длительный период психоэмоционального ступора. Двигаться, питаться, принимать душ, выходить из дома, хоть как-то общаться с людьми не было никакого желания. Хотелось сидеть в кресле, тупо смотреть в окно и побыстрее умереть, по возможности безболезненно.

Ступор вскоре миновал и на его место как-то вдруг, скачком, впрыгнуло то самое пресловутое горение, что отмечалось у пламенных. Теперь возникло желание все крушить и ломать, уничтожать все нерусское, с черными прическами и горными носами, в идеале хотелось обвешаться гранатами и с диким криком взорваться где-нибудь в изрядном скоплении этого всего нерусского.

Увы, гранат не было… Мать нашла в себе силы организовать жесткий контроль за сыном. Пичкала его транквилизаторами, водила психолога, неусыпно следила за каждым шагом: беспокойство за судьбу ребенка оказалось сильнее личной душевной травмы.

Матери наши двужильные, им природой отпущено вдвое больше того, чего недодали душевно слабым, глупым самцам… Обкумаренного транками новопламенного посетила замечательная идея: для начала неплохо было бы убить отца.

Неважно, что его использовали втемную[23], подсовывая в качестве наживки юную плоть. Не устоял перед соблазном – значит, виноват во всем. Идея так и осталась непретворенной: отец уже тогда был изгнан из дома, мать не желала жить с ним под одной крышей… В те дни Сергей, привыкший анализировать свое мироощущение, с полным на то основанием считал, что потихонечку сходит с ума, и особенно отчетливо представлял себе, каково было этим самым революционерам. Несмотря на транквилизаторы, страшный внутренний огонь медленно жрал его бессмертную душу, выжигая в ней черные дыры, которым уже никогда не зарасти.

Книга Лев Пучков. Пояс шахида скачана с jokibook.ru заходите, у нас всегда много свежих книг!

Пламенным начала века было хуже: транков у них не было. Зато был кокаин и морфин. Судя по Сергееву состоянию, без дополнительной химии тем пламенным товарищам обойтись никак не получалось. Иначе отчего бы так долго горели? Некоторые – по нескольку лет. Значит, что? Значит, ширялись.

– Надо попробовать ширяться, – решил Сергей в один из таких пустых апрельских вечеров, незадолго до своего дня рождения. – Лучше всего – героин. Сильный кайф, моментальное привыкание, быстрая смерть… Утренний прием валиума Сергей пропустил: спрятал за щекой, выпил водицы, когда мать вышла из его комнаты, выплюнул. Предстояла небольшая прогулка, для которой требовалась некоторая активность, а после валиума возникала сонливость и двигаться не хотелось.

Дождавшись, когда мать уйдет за покупками, Сергей прошвырнулся на угол Арбата и Староконюшенного, с ходу вычислив курьера, приобрел две дозы «геры» и вернулся домой.

А дома – сюрприз. Мать, Седой и Сыч. Эти лихие ребята целый месяц находились где-то в столице, решали вопрос с Концерном. Помнится, мать говорила, что, пока они здесь, им опасаться нечего.

Сергею на все опасения в те дни было глубоко плевать, но сюрприз был неприятный – предполагалось, что мать будет пару часов отсутствовать и за это время можно было попробовать разобраться с «герой».

– Зачем ты выходил?

Мать выглядела крайне напряженной, в глазах ее отчетливо читались страх и растерянность.

– Минутку, – Седой достал мобильник, ткнул номер и задал кому-то странный вопрос: – Контакты?

Выслушав ответ, Седой нехорошо цыкнул зубом, уложил мобильник в карман плаща и вдруг дернул Сергея за правую руку.

Рука безвольно выскользнула из кармана, зажатые в пальцах пакетики упал на пол.

– Новый этап, – сердито буркнул Седой, поднимая пакетики и рассматривая их на свет. – Руки!

– Что?

Смысл команды с первого раза понят не был. Сыч ухватил Сергея за руку, рывком закатал рукав.

– Что вы себе… – Молчать! Вторую.

Локтевые сгибы юноши были чисты.

– Первая доза, – констатировал Седой, пряча героин в карман. – Сдохнуть желаете, юноша?

– Не ваше дело! Вы что – «Скорая помощь»?

– Господи, Сережка… – губы матери затряслись, лицо исказила гримаса отчаяния. – Что же ты… Я для тебя… А ты… – Ма – перестань! Это, в конце концов… – Молчать! – грубо рявкнул Седой. – Сдохнуть желаешь – вперед. Хозяин – барин. Ты – здоровый, сильный мужик, почти готовый воин. Сила есть, ума – палата, деньги есть. Можно бороться, можно решать любые проблемы. Но! Но ты хочешь жрать «дурь». Вперед! Мы скоро уедем, ты – сдохнешь. Мать останется одна. И вся эта нечисть останется – они только порадуются, что ты сдох. Хату вашу отберут, мать твою опять трахнут во все дыры… Книга Лев Пучков. Пояс шахида скачана с jokibook.ru заходите, у нас всегда много свежих книг!


– Прекратите!!! – пронзительно вскрикнула мать.

– Убью, гад… – тихо пообещал Сергей, замедленно бросаясь к Седому и пытаясь вцепиться в горло.

Ну и получил, разумеется – не отходя от кассы. Дали по репе, дали по жопе, водворили на кровать в его комнате и еще дали указание.

– Завтра – «развод» с Концерном. Бабу они за человека не считают, поэтому Ирину не берем. Ты нам нужен завтра – в здравом уме, с ясными глазами. Нейролептики не принимать, спиртное не пить, про наркоту вообще не говорю. Если глаза ясными не будут, мы «стрелку» перебьем, тебе ввалим зипдюлей по первое число, свяжем, сунем в холодную ванну и будем держать, пока не прояснеешь. Это понятно?

– Понятно… – И вид у тебя, ублюдок ты вафельный, должен быть уверенный. Если уж тебе по фую и подыхать собрался, так будь мужиком, напоследок сослужи матери хорошую службу. Это за тобой, пи…да ты с ушами, она помчалась на край света.

Это из-за тебя, уродец ты недоделанный, она попала в такую передрягу. Я понятно излагаю?

– Понятно… – хамство Седого было не более чем нехитрым педагогическим приемом – Сергей это сразу просчитал. Но что-то в его словах заставило юношу крепко наморщить лобик. Проклюнулась вдруг некая рациональная идея… – Я буду в форме – можете не сомневаться… Ночь Сергей не спал. То ли дал о себе знать резкий отказ от транквилизаторов, то ли вредный Седой всколыхнул нечто в израненной душе юноши – определенных выводов так и не сделал, хотя ворочался всю ночь, силясь разобраться в этом своем новом состоянии, наполненном какой-то безотчетной тревогой и странным предвкушением чего-то необычного.

Не разобравшись, забылся на часок перед самым рассветом, пожелав себе увидеть сон про массовые казни лиц кавказской национальности мужского пола в возрасте от шестнадцати до пятидесяти лет. Желательно цветной.

Сон не показали, но, проснувшись поутру, Сергей вдруг, как в раннем детстве, в новогоднее утро, почувствовал, что сегодня ему подарят нечто замечательное. Нечто из ряда вон. Например, возможность героически умереть с пользой для дела… Седой и его головорезы не пожелали вот так с ходу общаться с представителями Концерна. В назначенное время на встречу не явились, чего-то вычисляли, «пробивали» и на ходу решали какие-то проблемы. Затем долго мотались по Москве, Седой многократно с кем-то перезванивался, менял на ходу «точки», насмешливо ободряя пискливо негодующего в трубке абонента.

Наконец, пересеклись где-то у черта на куличках, то ли в Южном Чертанове, то ли в Западном Бирюлеве. Сергей в этих краях никогда не бывал и в обстановке ориентировался слабенько – помнит лишь, что встреча происходила в каком-то небольшом кафе у железнодорожного моста, к которому вела единственная дорога, ловко заблокированная невесть откуда взявшимся «КамАЗом» сразу после их проезда.

Общались от силы минут десять – все это время Сергей сидел истуканом, непрерывно фиксируя взглядом крепкую шею породистого бородача в папахе из серебристого каракуля, в суть беседы не вслушивался и ждал, когда же начнут стрелять.

Бородач был главным с вражьей стороны. Как начнут стрелять – надо броситься через столик и душить. Только не как вчера Седого, а чуть резче – сейчас он это сможет.

Бородач был сердит, держался надменно, и вообще, походил на сказочного царя, снизошедшего до встречи со своими неблагодарными холопами, осмелившимися чего-то там требовать от самодержца. Ща, гляди – посохом в пол вдарит, в окно шарахнет молния и от холопов останутся хорошие угли для барбекю.

Однако хоть «царь» и пыжился вовсю, но под свинцовым взглядом юноши несколько раз неуютно поежился, а в конце даже заметно покраснел от досады. Видимо, никак не мог взять в толк, в чем особенность этого недетского взгляда.

Книга Лев Пучков. Пояс шахида скачана с jokibook.ru заходите, у нас всегда много свежих книг!

Особенность же была проста до чрезвычайности и потому, видимо, глубокому анализу не подлежала.

Глаза – зеркало души. В глазах, при наличии некоторых навыков, можно прочесть многое, чего индивид не желает говорить или показывать. Когда люди общаются и чего-то хотят друг от друга, глаза отражают массу эмоций, меняющихся в зависимости от результатов общения: интерес, удовольствие, гнев, презрение, радость и так далее.

А в замороженном взгляде юноши ничего не менялось и не читалось вовсе. В самом деле – что можно прочесть в фотоэлементах электронного пулемета, запрограммированного на открытие огня по любой цели, пересекающей линию охраны? Вы можете сидеть сбоку, изучать эти фотоэлементы хоть целую вечность, грозить им всеми карами мира и шептать самые ласковые слова… но как только вы решите, что добились своего, и вторгнетесь в контрольный контур, электронная цепь замкнется и вас разнесет в клочья разрывными пулями… Цепь не замкнулась – стрелять почему-то не стали. В конце беседы Седой сказал:

– Наши с тобой проблемы – это наши проблемы… А эту семью не троньте. Вообще, забудьте о них.

– Конечно, дорогой, конечно… – «царь» усмехнулся и взмахнул четками. – Я сказал – мое слово закон.

– На, гляди, – Седой «законом» не удовлетворился, достал из кармана два листка, испещренных убористым печатным шрифтом, и бросил на стол.

Сергей впервые за все время беседы проявил интерес: отпустил взглядом шею «царя», мельком глянул на листки.

Взгляд выхватил из общего петитного массива названия населенных пунктов, набранные зачем-то жирным шрифтом:

Ставрополь, Краснодар, Владикавказ, Минводы, Махачкала, Кисловодск, Волгоград, Элиста, Красноярск, Новосибирск, Одинцово, Тверь… – Что это? – недовольно скривился «царь».

– Адреса семей твоего тейпа, проживающих вне Москвы, – Седой ткнул пальцем в один листок. – Адреса тейпа Умаевых, – палец переместился на второй листок. – И парень и мама его – крепкие, здоровые люди. Самоубийством баловаться не собираются, дорогу переходят в положенном месте, пальцы в розетки не пихают. Если с ними вдруг что то случится, вырезать семьи будем по списку, в порядке нумерации. Начнем с твоего списка – ты главный… Ты мне веришь?

– Слушай – зачем, э, вообще, такие вещи говоришь?! – «царь» побагровел, голос его скользнул на фальцет, прорезался откуда-то незаметный ранее акцент. – Ми… Кхэ-кхэ… Мы дела делаем или угрозы говорим? Какой такой «вырезай», э?

Думай, да, когда говоришь!

– Я вопрос задал, – Седой на возмущение собеседника и бровью не повел – выдержал паузу, давая «царю» подумать, повторил: – Ты мне веришь?

– Верю… – нехотя буркнул «царь», отводя взгляд… Сейчас, спустя полтора года, подготовленный в информационном плане Сергей понимает, что «царь» тогда не просто так ответил, чтобы отвязаться от Седого, а ответил искренне. Московская диаспора всегда отличалась какой-то особой неуловимостью и «прозрачностью». Во времена больших разборок со славянскими группировками бывали такие моменты, когда жаждавшие мести коренные «братки» не могли найти по всей столице ни одного горца. Приезжие бригады из Шатоя и Старого Ачхоя «отработают» – и назад. А «основные» тем временем – на каникулы. Растворились, рассосались, разъехались по родичам, поди поищи – велика Россия-мачеха.

А тут пришел нехороший человек и конкретными адресами в морду тычет. И не просто так ведь тычет, для красного словца! Он ведь при случае сделает что обещал – и глазом не моргнет. Этот нехороший человек накануне прогулялся к самой границе с Грузией, вырезал под корень отряд, возглавляемый братом второго в диаспоре по статусу лица;

брата притащил на аркане – через всю Чечню провез. А само второе лицо… Кхе-кхе… Само лицо, стыдно сказать такое про горца, взял в заложники и продал[24] лицу первому. Как последнего барана.

Книга Лев Пучков. Пояс шахида скачана с jokibook.ru заходите, у нас всегда много свежих книг!

Ну-ка, попробуй, не поверь такому… Детали и особенности того исторического дня Сергею видятся очень смутно, а заметки и видеозарубки, увы, соорудить не догадался. Как-то недосуг было сесть и черкнуть в блокноте пару строк или взять камеру и запечатлеть обстановку.

Одно помнит хорошо: странную перемену в поведении царя. А именно: сиюминутный, мимолетный скачок от всепобеждающей надменности и уверенности в своем всесилии к растерянности, беспомощности и бессильной злобе, что легко читалась в те секунды на породистом холеном лице. Такое, дорогие мои, не забывается.

И еще помнит: знамений не было. Не громыхнуло за горизонтом, голубых зарниц не было, небеса не разверзлись, и страхоликий ангел смерти не махал сверкающим мечом, намекая, что пора закругляться с поеданием транков и бесцельным валянием на постели и настало время заняться делом.

Все было обыденно, прозаично и произошло, по большому счету, за несколько секунд – когда покидали то маленькое кафе у железнодорожного моста. Выходя, Сергей обернулся в последний раз, зачем-то глянул на «царя» со свитой, оставшихся за столом, отметил краем глаза, как «царь» резко отвел взгляд… И понял вдруг, как молнией по черепу навернуло – мгновенно ответил для себя на один из трех извечных вопросов:

что делать???

Вернувшись со «стрелки», Сергей пообедал, повалялся по обыкновению, бездумно глядя в потолок, вечерком вышел гулять, заверив мать, что на угол Староконюшенного не пойдет, а если и пойдет – то безо всякой задней мысли.

Прогулявшись, впервые за последнее время с аппетитом поужинал, вытянул из-под кровати успевшую покрыться пылью «Шахнаме» абудабского издания и пару часов читал. Затем уснул и без сновидений проспал до десяти утра.

Проснувшись, опять прогулялся, сделал зарядку, принял контрастный душ и, пока мать готовила завтрак, за десять минут написал программу на ближайшие два года.

Программа получилась короткая, но емкая и вполне реальная – она не содержала ни одного невыполнимого пункта.

Прочитав программу несколько раз, Сергей ошибок и неточностей не обнаружил, листок сжег и, поверхностно проанализировав свое состояние, сделал вывод, что авторы позднейшего периода вседозволенности были, по-видимому, правы.

Эти пресловутые «пламенные» начала столетия то ли и в самом деле были безнадежными сумасшедшими, то ли страдали хромотой логического мышления, то ли вообще об оном (мышлении) не слыхали. Эти термофеномены, бедолаги, так и не сумели сформулировать для себя правильный ответ на вопрос « что делать?

А Сергей сумел. Садясь завтракать, он настороженно приложил ухо к тоненькой стеночке своей души, ожидая услышать буйную пляску не обузданного транками пожара, испепеляющего его изнутри… И вместо этого уловил ровный, спокойный гул.

Пламя было на месте, никуда оно не делось, но… сейчас это было управляемое уютное пламя домашнего камина, которое не пузырило душу ожогами, а лишь тихо и многообещающе грело ее… Их и вправду никто не беспокоил, вопреки заверениям Петрова-старшего (друга деда, генерала КГБ в отставке), который криком кричал, что нужно немедля все продавать и драпать за рубеж первым же рейсом. Драпать никуда не стали, но, следуя ненавязчивому совету Седого, кое-что продали и кое в чем «подвинулись».

Продали фирму – чтобы глаза не мозолить супостатам и повторно не вводить в искушение. Из роскошных апартаментов переехали в скромную трехкомнатную квартиру с небольшой кухней и крохотным балкончиком – но недалеко, на том же Арбате. Прислугу, отпущенную на время катаклизмов на каникулы, рассчитали, поблагодарив за хорошую службу, чуть позже рассчитали водителей и секьюрити. Деньги аккуратно разместили на нероссийских Книга Лев Пучков. Пояс шахида скачана с jokibook.ru заходите, у нас всегда много свежих книг!

банковских адресах: если перестать посещать клубы, казино и дорогие рестораны, можно скромно жить на проценты чуть ли не целую вечность.

И зажили каждый своей жизнью.

Мать, убедившись, что чадо не собирается бросаться из окна и садиться на иглу, порадовалась сквозь слезы и добровольно приняла светский постриг. Отозвала абонементы из клубов, прекратила выезжать «в люди», перестала общаться практически со всеми, кого знала ранее, набрала кучу литературных переводов и засела в своем кабинете.

Мужа из своей жизни решительно вычеркнула – нет такого человека на свете, и все тут. Из дома выходила дважды в сутки: рано утром, прогуляться до Пушкинского музея и обратно, и после трех пополудни за покупками, чтобы успеть до окончания общепринятого рабочего дня. Доступ в дом имела только эротически озабоченная толстуха Вика Семина – одноклассница, верная подружка, самый чуткий в мире человек. Она одна из близкого окружения прониклась серьезностью ситуации и тотчас же подарила подруге симпатичный дамский револьвер. Теперь можно кого-нибудь пристрелить при случае… А Сергей приступил к претворению своей программы в жизнь.

По секрету могу поделиться: в первоначальном виде программа особыми изысками не блистала и состояла всего лишь из трех пунктов, каждый из которых был разбит на подразделы. Подразделы в целях экономии времени приводить не будем, а пункты вот:

а) знакомство с предметом;

б) индивидуальная подготовка и сбор информации о противнике;

в) война.

Как видите, все просто и предельно ясно.

Накупив кучу литературы специфической направленности, юный новобранец приступил к реализации пункта «а» – иными словами, засел за чтение. Предварительное знакомство с предметом очень скоро возымело положительный результат: спустя два часа Сергей прервал чтение и прогулялся на чердак, прихватив малый слесарный набор. На чердаке он оборудовал тайник по всем канонам конспиративного искусства, основную часть литературы упрятал в этот тайник, а при себе оставил три пособия, намеченные для прочтения в ближайшие сутки.

«…Даже если ваши домашние очень вас любят, это не мешает им временами пристально осматривать ваш кабинет на предмет обнаружения каких-либо предметов либо литературы, свидетельствующих о ваших дурных наклонностях…»

– Можешь осматривать, матушка, – сказал Сергей, надевая на пособия суперобложки «Библиотеки Флорентия Павленкова» и ставя их в плотные ряды многочисленных томов, расположенных в живописном беспорядке на полках огромного книжного стеллажа, еще пахнувшего свежей стружкой. – Ты у меня хоть и не любительница, но… как говорится, ад омнес казус Помимо печатной продукции Сергей нашел массу материала соответствующего содержания в Сети. Здесь здорово выручило наличие в квартире двух разных телефонных номеров – остатки былой роскоши, от которых они не сочли возможным отказаться. Для полноценной работы пришлось прогуляться до первого попавшегося провайдера и обзавестись вторым адресом: с недавнего времени мать узурпировала вход в Сеть и теперь большую часть времени проводила в on line – там в клиента не стреляли, не насиловали, не брали его в заложники, и вообще, все было гораздо более привлекательно, чем в реальном мире. Разве что самую малость обсчитают при покупке в виртуальном магазине да баннеров на «стол» набросают – но ведь это такие мелочи… Разобравшись с первоначальной информацией, Сергей подкорректировал и расширил программу, вывел для себя такое понятие, как Книга Лев Пучков. Пояс шахида скачана с jokibook.ru заходите, у нас всегда много свежих книг!

прикрытие В частной школе, где он обучался, нравы были более чем либеральные, но преобладала система, ориентированная на результат. Не желаете посещать занятия – воля ваша. Но оценивать мы вас будем объективно, и потому извольте показывать этот самый результат. Получите «пару» на экзамене – останетесь на второй год. На носу, между прочим, были выпускные экзамены (наш вундер в школу пошел на год раньше нормальных детишек), и, если по всем остальным предметам Сергей мог заткнуть любого преподавателя за пояс, то в части точных наук у него имелись некоторые пробелы. А парню кровь из носа была нужна золотая медаль. Потому что в понятие прикрытие Стремительно продвигаясь в освоении азов шпионско-диверсионной специфики, наш юный мститель походя сдал выпускные экзамены, заполучил желанную золотую медаль и самую малость напряг деда на предмет подключения старых связей.

– За каким чертом тебе права? – заворчал дед. – Не положено в семнадцать лет иметь права! Пока восемнадцати не будет, и не думай об этом! Ты в институт готовься, нечего кататься. Движение сейчас – не приведи господь, всякие «новые» на красный ездят… – Я готов в институт, – Сергей хитро прищурился и невинным тоном предположил: – Значит, теперь ты – никто? Связи, значит, утратил… Оскорбленный в лучших чувствах дед тотчас взял трубку, взял блокнот, произвел набор номера и говорил целых три минуты.

– Отправляйся туда, – внуку был вручен листок с адресом. – При себе имей паспорт и рублей сто – бланк бесплатно не дают… Через полтора часа у Сергея были права категории A, B, C и экзаменационный лист ГИБДД. О том, что парню еще нет восемнадцати, никто даже не заикнулся. Без колебаний, с каким-то вообще потрясающим цинизмом поставили дату рождения на год раньше – и никаких проблем.

– Если вдруг «залетишь» – звони вот по этому номеру… Старые связи – это хорошо. Это в некоторых случаях еще работает.

Заполучив права, Сергей тотчас же отогнал свой роскошный «Hyundai XG 30» в «Ростокино-Лада», где работал после увольнения его личный водитель – Николай. Николай прежнего хозяина встретил с распростертыми объятиями, хотя в свое время натерпелся от него – больно вредный был да капризный. Грех обижаться: рассчитали по-царски, одним звонком устроили на хорошую работу, дали прекрасные рекомендации.

– Мне бы попроще что-нибудь. Например, «девятка», или «99» – цвета «мокрый асфальт» или просто серая.

Желательно, из хорошей партии, без сюрпризов. Доплата не нужна, но надо над ней особо поработать. Все отрегулировать и поменять, чтобы работало как часы, хорошую сигнализацию, бесплатный заправочный лимит и бесплатное ТО на максимально возможный период. И еще… Если можно, хотелось бы форсировать движок и подвеску усилить. Это можно?

– В общем, хочешь закамуфлированного зверя… Хм… Попробуем, – пообещал Николай, любовно оглаживая знакомого до последней гайки красавца. – Сегодня займусь, завтра позвоню. Не жалко? Тачке два года, даже с условием износа и наезда за нее можно четыре «девятки» взять.

– Жалко, – признался Сергей. – Увы – обстоятельства. Не по карману на таком рассекать… Через неделю Сергей получил отрегулированную по всем параметрам расточенную «девятку» цвета «мокрый асфальт», плюс бесплатный лимит на десять тысяч литров, ТО на три года и автостраховку на все случаи жизни. Еще неделю Книга Лев Пучков. Пояс шахида скачана с jokibook.ru заходите, у нас всегда много свежих книг!

носился как угорелый по пригороду, закладывая немыслимые виражи и практикуясь в экстремальном вождении.

Николай не подвел: машина работала как часы, мягко скакала по ухабам, до сотни разгонялась за семь секунд, а по асфальту уверенно держала две сотни, безо всяких намеков на вибрации.

– Есть такое дело, – порадовался Сергей, ставя галочку в пункте «надежное транспортное средство». – Поехали дальше… Дальше шла индивидуальная подготовка и поиск работы «… по возможности связанной с беспрепятственным перемещением в вечернее и ночное время Сергей – продукт буржуазного воспитания, несколько раз напоровшись в пособиях на требования к работе, недоумевал:

зачем вообще обременять себя трудоустройством? Катайся себе, сколько влезет, – кому какое дело? А позже вычитал:



Pages:     | 1 || 3 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.