авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |   ...   | 15 |

«практикам О. Ф. Потемкина Е. В. Потемкина ПСИХОЛОГИЧЕСКИЙ АНАЛИЗ РИСУНКА И ТЕКСТА РЕЧЬ ...»

-- [ Страница 3 ] --

Таким образом, в памяти человека закрепляются различные куль­ турные эталоны, существующие в виде образов, знаков и символов, Текст взят с психологического сайта http://www.myword.ru Теория и методология психологического анализа а также систем знаков или образных языков, например, нотная гра­ мота, географические обозначения, математические знаки и т. п. В структуре сигнальных систем, представленной выше, они выделены в отдельную подструктуру, поскольку не являются речевыми. Они име­ ют речевые аналоги, так как теснейшим образом связаны с речью. Од­ нако человек не всегда в состоянии найти речевые аналоги образа и, наоборот, в силу параллельности развития образной и вербальной сфе­ ры, их относительной самостоятельности, а иногда даже изолирован­ ности в процессе развития к некоторым речевым оборотам трудно подобрать тот или иной образ. Наши экспериментальные данные сви­ детельствуют о том, что от 3 до 10 процентов людей не в состоянии найти образа для слова или словосочетания и наоборот.

Второй уровень сигнальных систем отличается от первого наличи­ ем нескольких новообразований, представленных в вышеуказанной схеме — образной и вербальной сферами, которые включают такие составляющие, как «образ», «знак», «образные языки», а также «сло­ во», «фразы» и «речевые языки».

Однако главным принципиальным отличием второго уровня сиг­ нальных систем от первого является возникновение произвольности оперирования сначала образом, через символизацию, формирование знаков, а затем и словом, речью.

У здоровых людей, в отличие от глухонемых, второй уровень сиг­ нальных систем формируется таким образом, что все его составляю­ щие могут развиваться параллельно, обогащая друг друга. У глухоне­ мых же развитие осуществляется с переходом от первого уровня сигнальных систем на второй уровень сигнальных систем, однако с за­ держкой в развитии вербальной сферы.

Таким образом, до специального обучения речи у них можно на­ блюдать развитие сигнальных систем достаточно высокого уровня и без вербализации. Стадия вербализации и вокализации зависит в дан­ ном случае от специального обучения, а не от стихийного, как это про­ исходит у здоровых детей.

Изучение образной сферы человека имеет давнюю историю и ха­ рактеризуется чередованием подъемов и спадов научного к ней ин­ тереса. Наиболее систематический интерес к этой сфере начинается с пятидесятых годов XX столетия, а затем с 70—80-х гг. резко повы­ шается внимание к «образной проблематике». Существует противо­ речие между актуальностью изучения образной сферы и состоянием проблемы.

«Современное знание о природе образа характеризуется неполно­ той, противоречивостью, дробностью, размытостью, терминологиче Текст взят с психологического сайта http://www.myword.ru Психологический анализ рисунка и текста ской неоднозначностью. Происходит обособление знаний о том или ином классе образов, отдельных аспектов анализа образной сферы, возникают частные теории. Несмотря на растущее внимание к образ­ ной проблематике самых разных областей психологии и смежных наук приходится констатировать отставание в изучении образов по сравне­ нию с изучением других психических процессов. О теории образной сферы, естественно, приходится пока лишь говорить... Неоднознач­ ность определений хорошо видна на примере термина представление.

Под представлениями в психологии обычно понимаются вторичные чувственные образы предметов, событий и т. д. вне ситуации соответ­ ствующего сенсорного воздействия, однако при его действии в про­ шлом... С другой стороны, термин используется также как более об­ щее понятие для обозначения конкретного уровня психического отражения (уровня представлений), и соответственно охватывает об­ разы воображения. Происходит невольное перенесение значения тер­ мина;

путаница соподчиненности понятий» [32, с. 11—12].

Анализируя употребление терминологии, связанной с проблема­ тикой изучения образной сферы в различных системах знания, можно сделать вывод о неоднозначности в определениях представлений и об­ разов, в многогранности их изучения отсутствует общая концепция образа, общая теория образной сферы человека.

Еще один чрезвычайно важный фактор усложнения проблематики исследований и терминологии — наличие параллельного существова­ ния индивидуального опыта человека и существования сферы культу­ ры, к которой человек приобщается по мере своего развития. Сфера культуры же содержит образы разного уровня сложности, которые, в свою очередь, сохраняясь в памяти человека, приводят к дальнейшему усложнению образов. Таким образом, между первоначальным чувствен­ ным образом, который человек приобретает на ранних стадиях онтоге­ неза, и образом сложнейшей мыслительной реконструкции мира суще­ ствует огромное различие как по форме, способу возникновения, так и в длительности промежутка времени в появлении одного и другого.

Генезис этого процесса в филогенезе можно представить следую­ щим образом (рис. 2.4).

Эволюционно, возникновение уровня мысленного отражения как регулирования, связано с влиянием определенных условий многогран­ ных субъект-объектных взаимодействий, в частности, с разрывом (в процессе эволюционного усложнения деятельности) непосредствен­ ного чувственного контакта потребности с предметом ее удовлетворе­ ния, что привело к появлению необходимости (способности) мыслен­ ного воссоздания предмета потребности и планирования способа его Текст взят с психологического сайта http://www.myword.ru Теория и методология психологического анализа Рис. 2.4. Генезис систем отражения достижения, к развитию сложных форм идеального существования предметного мира, что отмечал А. Н. Леонтьев [60, 61, 62].

Возникновение воображения во многом определило переход на но­ вый уровень развития психики, ступенями развития которой являют­ ся действенная, образная и символическая репрезентация мира.

Различные классы образов возникали в процессе эволюции не одно­ временно.

Существуют различные взгляды на время возникновения вообра­ жения в процессе онтогенеза. Так, Ж. Пиаже полагает, что воображе­ ние отсутствует до года, тогда как К. Бюлер и В. Штерн считают вооб­ ражение первичной способностью. Этот вопрос остается открытым.

Но так или иначе современные исследователи имеют основания на вы­ деление некоторых уровней развития воображения.

Воображение человека приводит к созданию сложных знаков, часть из которых становятся символами, с помощью которых осуществля­ ется прием и переработка все более и более сложной информации.

Однако возникновение современных образных языков, таких как «язык музыки», «язык жеста», «язык живописи» было бы невозможно, если бы параллельно с развитием образной сферы человека не разви­ валась вербальная сфера.

Текст взят с психологического сайта http://www.myword.ru Психологический анализ рисунка и текста Речевая сфера и особенности ее развития Речевая подструктура в сигнальных системах также представлена тремя формами: слово, фраза, речевые языки. Сюда входят языки древ­ ние и современные. Следует отметить, что языки китайский и япон­ ский, алфавит которых выглядит пиктографически более сложно, чем алфавит европейских языков, на наш взгляд являются более близки­ ми к образной подсистеме. Они сложнее, например, нотных и мате­ матических знаков, иногда выглядят пиктографически, на наш взгляд, являясь промежуточным звеном между образной, речевой подструк­ турой сигнальных систем, а возможно более близким к следующей под­ структуре — метафорической.

Необходимо отметить чрезвычайно тесную взаимосвязь двух вет­ вей второго уровня сигнальных систем — образной и вербальной. Во первых, как мы отмечали выше, появление речи, уже на самой прими­ тивной стадии, с момента употребления первых слов ребенком, формируется произвольность в функционировании психики, возмож­ ности произвольно вызвать образ при употреблении слова. А во-вто­ рых, в процессе обучения формируется способность отображать речь в образной форме сначала с помощью рисунка, развитие которого осу­ ществляется по нескольким стадиям, а затем в форме письма, то есть в знаковой форме. М. М. Кольцова считает, что рисунок является рас­ сказом в образах, а формирование детского рисунка во многом опре­ деляется развитием речи [50].

Метафорическая подструктура сигнальных систем формируется из образных метафор, вербальных метафор и метафорического языка. Эта структура выделена в самостоятельную, представленную как третья, в связи с тем, что метафора существует в реальности. Исследуется мета­ фора главным образом лингвистами и искусствоведами, а встречается в речи или изображениях далеко не у каждого человека. К метафори­ ческой системе необходимо приобщаться так же, как к тому или ино­ му языку. Многим людям, понимающим человеческую речь, метафо­ ра не всегда доступна. Однако она является необходимой для творческого мышления. На наш взгляд, известный в психологии фе­ номен, называемый «инсайтом», является не чем иным, как нахожде­ нием нужной метафоры. Отсюда можно говорить о метафорической природе творчества. Что касается искусства, как отмечают многие и многие исследовате-..., С..метафор оно невозможно.

Итак, в структуре сигнальных систем мы имеем три основные под­ системы: первую, вторую и третью — метафорическую. О необходимо­ сти выделения третьей системы высказывались в частности Лингарт и Текст взят с психологического сайта http://www.myword.ru Теория и методология психологического анализа Новак [50]. Они выдвинули предположение о том, что третья сигналь­ ная система существует. По их мнению, на условных рефлексах второго и третьего порядков развивается вторая сигнальная система, составля­ ющая качественно новую форму отражения действительности. С эво­ люцией идей и абстрактного мышления развивается еще один, более высокий уровень обобщения — третья сигнальная система. Она-то и делает возможным возникновение новых идей и умозаключений и, по видимому, представляет собой метафорическую систему.

Ребенок, родившийся с нормальной морфологией мозга и здоро­ выми органами чувств, в процессе социализации овладевает речью взрослых людей;

это происходит примерно от полутора до пяти лет в норме. Лишь при этом условии у него появляется сознание и он ста­ новится разумным существом.

Для того чтобы мозг ребенка сформировал нервную связь между звучанием слова «мама» и матерью, он должен хорошо слышать это звучание и при этом видеть и трогать мать руками. После того как зри­ тельные, осязательные и прочие ощущения первосигнальной систе­ мы несколько раз совпадут со слышимым звучанием, мозг ребенка (при условии, что дитя уже произносит слова) вырабатывает и запоминает эту связь обозначения. В процессе ее образования происходит встреч­ ное соединение двух нейронных центров. Один из них — первосиг нальный раздражитель. Находится он в генетически старых, преиму­ щественно подкорковых зонах мозга. В этом нейронном центре формируется единичный чувственный образ восприятия первосигналь ного предмета как синтез его зрительных, осязательных, обонятель­ ных и прочих ощущений. Второй нейронный центр, воспринимаю­ щий звуковые комплексы слов, находится в верхнем поле слухового анализатора. Отсюда возбуждения идут к второсигнальному нейрон­ ному центру, а навстречу им идут возбуждения от первосигнального нейронного центра. Происходит встречное соединение нервных воз­ буждений, идущих от второсигнального и первосигнального раздра­ жителей. Соединение второсигнального нейронного центра с перво сигнальным с помощью проводниковых путей возбуждений (синапсов) замыкает две сигнальные системы в одну нейрофизиологическую связь обозначения. Так формируется материальная структура слова в каче­ стве исходного начала единства внешней и внутренней речи [29].

Можно привлечь данные многих публикаций для того, чтобы под­ робнее осветить функционирования сигнальных систем, однако это не является целью нашей работы. На настоящем этапе для нас важно в наи­ более общих чертах установить структуру сигнальных систем и то, как связаны между собой ее элементы, как осуществляется их развитие.

Текст взят с психологического сайта http://www.myword.ru Психологический анализ рисунка и текста Подведем некоторые итоги. Необходимость дифференциации сиг­ нальных систем подтверждается многими работами. Нам хотелось бы упомянуть некоторые из них. Так, весьма интересен факт, получен­ ный в исследованиях В. Д. Куранова и В. М. Русалова [56].

На основе проведения обширной экспериментальной работы по многочисленным методикам было установлено, что полученные ре­ зультаты «не привели к выявлению предполагаемой дихотомической (сигнально-специфической) структуры данных». Это позволило авто­ рам предположить наличие многокомпонентной структуры сигналь­ ных (отражательных) свойств мозга человека. В их работе было выяв­ лено шесть основных факторов мнестической и интеллектуальной деятельности, среди которых: наглядно-действенное обучение, интел­ лектуальное обучение, вербальный интеллект, интеллект наглядно-дей­ ственный, имажинарный и вербально-логический. Эти данные, как считают авторы, позволяют усомниться в том, что «целостная психика человека может быть описана на двуединой основе первосигнальной и второсигнальной деятельности. Исходя из этого, авторы делают вы­ вод о том, что количество выявленных «сигналоподобных» факторов, по-видимому, не является окончательным и может уточняться в даль­ нейших эмпирических исследованиях, а также по мере конкретиза­ ции общеметодологических категорий «сигнала» и «сигнальной дея­ тельности» [56J.

В работе К. В. Восканяна, изучавшего познавательную деятельность школьников в процессе усвоения им учебного материала, выдвинуто предположение о различных видах познавательной деятельности, ге­ нетически и по существу связанных друг с другом, что непосредствен­ но вытекает из предметно-практической деятельности. Однако в про­ цессе обучения они настолько взаимосвязаны, что их трудно отличить друг от друга. «...Построение чертежа, образно-знаковая, знаково-об разная, образно-словесная, знаково-словесная и другие виды учебно познавательной деятельности образуются из практической и в слож­ ной учебной деятельности являются скрытыми. Каждая из них имеет присущую ей структуру, независимость и относительную самостоятель­ ность, что дает возможность обособлять ее, исследовать и формиро­ вать в отдельности как особую форму трансляции деятельности. Выс­ тупая в качестве психологических образований, они входят в состав теоретического мышления как компоненты, обеспечивающие форми­ рование не только наглядно-действенного, но и наглядно-образного видов мышления, что упущено и не рассмотрено внутри системы тра­ диционного обучения и теории поэтапного формирования умствен­ ных действий и понятий» [27, с. 5—6].

Текст взят с психологического сайта http://www.myword.ru Теория и методология психологического анализа На основе работы Восканяна, внутри сигнальных систем можно выделить взаимосвязанные элементы: «образ-знак», «знак-образ», «об­ раз-слово», «слово-образ», далее можно продолжить: «образ-смысл», «знак-смысл», «слово-смысл». Однако в структуре сигнальных систем, предложенной выше, такой подструктуры, как «смысл», не содержит­ ся. В чем же дело?

На наш взгляд, наличие смысловой подструктуры в структуре сиг­ нальных систем и приводит к наиболее полной структуре сознания, о чем выше уже шла речь.

Развитие речевой сферы имеет различные параметры. На наш взгляд, вербальное воспроизведение, по которому можно оценивать особенности вербального наполнения, один из существенных пара­ метров развития речевой сферы.

Метафорическая сфера и особенности ее развития В процессе исторического творчества человек шаг за шагом создает вокруг себя искусственную среду обитания и неприродные формы об­ щения, формы сознательного сотрудничества. Эти формы становятся более многообразными;

усложняется содержание сознаний, а вслед за этим способы человеческого общения. За знаками и символами языка как нарастающие тени, встают смыслы человеческого бытия, и подоб­ но теням, они уменьшаются или совсем исчезают. Их использование усложняет формы отражения, формируя его новый — интеллектуаль­ ный уровень.

Однако это не последний уровень в структурах сигнальных систем.

Далее возникает метафорическая сфера, сформированная из «образ­ ной метафоры» и «речевой метафоры», которые, усложняясь, форми­ руют «метафорический язык». Они и являются составляющими мета­ форической сферы.

Метафора как объект исследования интересует ученых с глубокой древ­ ности. Тайна метафоры привлекала к себе мыслителей от Аристотеля до Руссо, Гегеля и Кассирера. О метафоре написано множество работ. Она интересовала не только ученых, но и самих творцов метафорического язы­ ка — поэтов, писателей, художников, кинематографистов.

За несколько последних десятилетий интерес к изучению метафо­ ры чрезвычайно возрос среди представителей таких наук, как филосо­ фия, лингвистика, искусствоведение. В психологии, в частности в оте­ чественной, пока еще не наступил этап значительного интереса к этой чрезвычайно важной проблеме.

Текст взят с психологического сайта http://www.myword.ru Психологический анализ рисунка и текста Есть интерес к метафоре или его нет, она существует как реальность.

В свое время Локк обратил внимание на тот факт, что понимание мно­ гоярусной научной теории, особенно новой, иногда наталкивается на трудности, вызванные, с одной стороны, частичной концептуальной неясностью, а с другой — отсутствием адекватных средств для выра­ жения новых понятий. Этот кризис на первых порах может частично приглушиться за счет метафорического употребления прежних терми­ нов [72, с. 7-8].

«„Вещь в себе"... совершенно недостижима... и для творца языка...

совершенно не заслуживает того, чтобы ее искать, — писал Ф. Ницше. — Она обозначает только отношения вещей к людям, и для выражения их пользуется самыми смелыми метафорами. Возбуждение нерва становит­ ся изображением! — первая метафора. Изображение становится зву­ ком! — вторая метафора. И каждый раз полный прыжок в совершенно другую и чуждую область... Мы думаем, что знаем кое-что о самих ве­ щах, когда говорим о деревьях, красках, снеге и цветах;

на самом же деле " мы обладаем лишь метаформами вещей, которые совершенно не соот­ ветствуют их первоначальным сущностям» [71, с. 11—12].

Метафорическая структура надстраивается над образной и вербаль­ ной сферами, создавая новые возможности человека — способность к научному, техническому и художественному творчеству. Этот струк­ турный уровень сигнальных систем обеспечивает творческий процесс, и возникает он несколько позже предшествующих ему уровней, кото­ рые тесно взаимосвязаны и взаимодополняют друг друга в конкрет­ ном акте деятельности.

С этим тезисом согласны многие исследователи, не являющиеся представителями психологической науки. Так, английский историк Г. Ллойд писал, что метафора и аналогия являются самыми плодотвор­ ными источниками предположений, гипотез [71, с. 27].

«Появление метафор в поле языкового сознания — свидетельство определенной филогенетической и онтогенетической зрелости», — считает К. К. Жюль, автор известной книги «Мысль. Слово. Метафо­ ра», связывая их с появлением басен, загадок, пословиц и т. п., что зна­ менует, по его мнению, возникновение нового типа языкового созна­ ния, не боящегося оперировать метаформами [39, с. 58].

Однако в процессе фило- и онтогенеза возникает не только вер­ бальная, но и образная метафора. В изобразительном искусстве созда­ ны удивительные метафорические образы, без которых уже немысли­ мо наше представление об искусстве. Творчество людей создает все новые и новые метафорические формы, рождающие новые смыслы и смысловые оттенки, нюансы.

78 Текст взят с психологического сайта http://www.myword.ru Теория и методология психологического анализа П. К. Анохин, выступая в 1963 г. на одном из симпозиумов по про­ блемам творчества, сказал: «Надо определить и что такое творчество, само это понятие должно быть ясным... Мне кажется, что под твор­ ческим процессом надо понимать что-то принципиально новое в мно­ гообразном познании мира, принципиально повышающее познание на новую ступень... Можно экспериментально показать, что если че­ ловек спокоен и дан раздражитель, то в коре можно констатировать электрические разряды и электрические изменения. Оказывается, эти изменения возникают там, но не могут ассоциироваться. Но как толь­ ко подкорка дает энергетический баланс для корковой клетки, сейчас же образуется среда, богатая возможностями всяких ассоциаций. В мо­ мент творческого напряжения, в момент, когда энергетические заря­ ды в повышенной форме поступают в кору больших полушарий, в этот момент появляются возможности для соединения тех жизненных впе­ чатлений, тех элементов нашего жизненного опыта, которые раньше не соединялись. Эти процессы являются одной из физиологических подоснов метафоризации» [7, с. 260—262].

В онтогенезе наблюдается следующее: детская мысль на первых порах связана только с конкретными образами. Поэтому дети в ран­ нем возрасте горячо возражают против аллегорий и метафор, которы­ ми пользуются взрослые.

Маленьким детям предлагали объяснить фразы, содержащие мета­ форы, например: «Море волнуется и играет». Самые младшие дети от­ вечали, так: «Море большое, море синее». Главное для них — это то, что они понимают, что речь идет о море.

Дети постарше возражали и говорили, что «море не играет, игра­ ют игрушки, а волнуется мама». Более старшие дети принимали метафору, стараясь придумать собственные метафорические опре­ деления. Так у детей появляется тенденция к сознательному на­ рушению прочно установленных истин. Тем самым ребенок утвер­ ждает свою сознательность, свою независимость, собственную способность к творчеству. Создавая метафоры, он заявляет не о пре­ небрежении к нормам языка, а о достаточно прочном усвоении этих норм, о возможности сознательного их нарушения в комической и игровой манере.

Многие авторы считают, что метафора активизирует психическую деятельность читателя и слушателя. И действительно, какое напряже­ ние в деятельности мозга должно возникнуть, чтобы создать метафо­ ру! Безусловно это напряжение должно передаваться и тем, кто обна­ руживает в произведении искусства метафору, поражающую своей изысканностью и красотой.

Текст взят с психологического сайта http://www.myword.ru Психологический анализ рисунка и текста Еще Квинтилиан считал, что метафора употребляется для пораже­ ния ума, сильнейшего означения предметов, более наглядного пред­ ставления предметов, о которых идет речь.

Возможно, в силу этого в лингвистике возникла так называемая «те­ ория метафорического напряжения», развиваемая Ф. Вилрайтом, М. Ф. Оссом, Д. Берггреном и др. Считается, что в метафоре представ­ лены две взаимодополняющие, находящиеся в напряжении тенденции.

Это как бы структурные элементы метафоры — эпифора и диафора.

Эпифора означает, что метафора как бы заражает все соседствую^ щие с ней выражения и расширяет значение через сравнение. Диафо­ ра — это своего рода внутренний фокус, в котором сопоставляются различные качества. Она создает новое значение с помощью намека.

Все достаточно остроумные метафоры должны содержать в себе эпи­ фору и диафору, иначе они превращаются в тривиальность или в абст­ рактный символ [71, с. 99].

Анализируя механизм метафорообразования, Р. О. Якобсон рас­ сматривает классификацию тропов, считая метафору тропом, базирующимся на подобии и аналогии. Сравнивая метафору с мета номией, он считает, что метафора есть вертикальная ассоциация, тог­ да как метаномия — горизонтальная. Подклассом метафоры является сравнение, подклассом метаномии — синекдоха [71, с. 103].

Одним из важных видов метафор считают «научные метафоры», связанные с понятием «модели»;

они играют исключительно важную роль в конструировании научных текстов. Модели трактуются как ми­ ниатюрные языковые системы для обсуждения тех данных, которые поддаются моделированию.

Любая метафора сообщает информацию о некоторых вещах так, как если бы они не были тем, чем они есть. Аналогичную роль выполняют теоретические модели, например, «планетарная модель атома». Мо­ дели-метафоры служат средством познания объектов сложной приро­ ды. Это средства познания, причем средства эвристические, то есть преддверие к теории, но не сама теория, которая в идеале не должна сохранять ничего двусмысленного. Модели-метафоры создаются в два этапа: на первом этапе мы полагаемся на свою интуицию, свой науч­ ный опыт, пользуемся смелыми аналогиями, создаем нетривиальные метафоры. На этом этапе аналогия понимается, главным образом, в ин­ туитивном смысле как некое эвристическое средство познания;

на вто­ ром этапе мы занимаемся моделированием, пытаемся эксплицировать первичные, зыбкие интуиции [71, с. 133].

Дж. Вико считает, что при внимательном взгляде каждая метафора оказывается маленьким мифом. При этом эпохи сравниваются по ха 80 Текст взят с психологического сайта http://www.myword.ru Теория и методология психологического анализа рактеристикам мифотворческой деятельности — каждая эпоха конст­ руирует свои мифы, различие же лишь в использованных метафорах [39, с. 85].

В древности метафору рассматривали как орнамент, в настоящее время в ней усматривают способ интуитивного постижения. На наш взгляд, интересно рассмотреть вопрос о метафоре как механизме ин сайта, того самого озарения, которое приходит в процессе решения задачи. Поиск решения как бы подготавливает человека к определен­ ному уровню напряжения, для того чтобы найти нужную метафору.

Нахождение этой нужной метафоры, за которым стоит решение, и есть состояние инсайта. Это всего лишь гипотетическое рассуждение, нуж­ дающееся в проверке, однако для такого рода предположения есть все основания.

Таким образом, метафорическая сфера представляет собой сле­ дующую надстройку в структурах сигнальных систем, третью и не­ обходимую для осуществления творческой деятельности человека, а также восприятия и понимания продуктов творчества других лю­ дей. В филогенезе метафорическая сфера возникает с появлением пословиц, поговорок, загадок, а затем возникновения сложнейше­ го метафорического языка, лежащего в основе всеобщей человече­ ской культуры — мифологии, вдохновляющей поэтов, писателей и художников и по сей день.

Текст взят с психологического сайта http://www.myword.ru Часть ОСНОВЫ АНАЛИЗА РИСУНКА Текст взят с психологического сайта http://www.myword.ru Текст взят с психологического сайта http://www.myword.ru ГЛАВА ПСИХОЛОГИЧЕСКИЙ АНАЛИЗ РИСУНКА Всякий рисунок, исполненный человеком, есть результат компромисса между тем, что он мог 7* изобразить, между желанием и средствами его исполнения.

Д. М. Зуев-Инсаров Стоя перед картиной на выставке или просматривая художествен­ ные альбомы, листая книги, журналы, вглядываясь в ту или иную рабо­ ту художника, мы хотим понять не только то, что видим, но и того, кто создал это произведение, так поразившее или заинтересовавшее нас.

Многие художественные произведения оставляют неизгладимый след в душе человека как образ возвышенного. То, что человек помнит, чем восхищается, о чем думает, и составляет внутренний мир личности, ко­ торая интересует психологию. Художники своим творчеством обогаща­ ют наш внутренний мир, выделяя из реального или воображаемого мира наиболее интересное. Кто этот человек, художник, открывающий но­ вый для нас особый мир образов, красок, сюжетов, событий?

Изучение психологии творчества, авторской индивидуальности все­ гда остается притягательным. Мы движемся от художественного про­ изведения к биографии автора, а затем к историческим событиям, к со­ циальным ситуациям, которые складывались у художника, его судьбе.

Проблемы искусства изучают ряд дисциплин: искусствознание, ис­ кусствоведение, эстетика, однако есть такие проблемы в искусстве, которые невозможно изучать без привлечения психологической на­ уки. Это психология художника, психологический анализ художествен­ ного произведения, а также психология зрительского восприятия, фор­ мирование художественного вкуса и эстетической оценки. Эти направления исследования можно обозначить как психологический аспект системы «автор — образ — зритель».

Искусствоведов и психологов также интересует одно из важнейших понятий, являющееся важной составляющей художественного произ­ ведения, — категория «психологизм художественного произведения».

Как и почему черные буквы на белой бумаге заставляют нас смеяться и плакать, негодовать и умиляться, любить и ненавидеть? Как и поче­ му мы долго стоим перед картиной, вглядываясь в которую, у нас вы Текст взят с психологического сайта http://www.myword.ru Психологический анализ рисунка и текста ступают на глазах слезы, холодеет спина и мурашки бегают по коже?

Почему один образ может часто выплывать из памяти, становиться до­ рогим, сокровенным, символом исторического события?

Психологические механизмы творчества, восприятие художествен­ ных произведений и психологию художника изучает психология ис­ кусства. Эта область психологии имеет свою историю, множество пуб­ ликаций, однако вряд ли можно на всей территории нашей страны найти хотя бы одну кафедру, которая называлась бы кафедрой психо­ логии искусства.

Если бы такая кафедра возникла, то первые исследования по пси­ хологии искусства так или иначе все равно бы начались с работ 3. Фрейда. Сам Фрейд неоднократно подчеркивал, что красота недо­ ступна психоаналитическому методу и что психоаналитик должен «сло­ жить оружие перед проблемой художника». И действительно, многие психологические изыскания могут казаться наивными для самих ху­ дожников. Не случайно Герман Гессе написал критическую статью под названием «Психология недоучек».

И все же проблемы искусства, личности художника и методы пси­ хологического изучения художественного произведения всегда волно­ вали и будут волновать исследователей-психологов. Серьезные резуль­ таты возможны с развитием психологического знания, обобщением всего того, что сделано выдающимися исследователями, оставивши­ ми след в психологии искусства, среди которых работы 3. Фрейда, К. Юнга, Э. Фромма, Л. С. Выготского, М. М. Бахтина и др. Труды этих исследователей представляют интерес не только для психологов. Мно­ гие поколения искусствоведов и художников изучают работы психо­ логов-мастеров.

Герман Гессе, высоко ценивший Фрейда, писал, что психоаналити­ ческий метод исследования позволил глубоко проникнуть в механиз­ мы и закономерности проявления поэтической души, но он не позво­ лил сказать решительно ничего о том истинно важном, что таится в любом произведении искусства: об уровне мастерства, достигнутого в нем [100, с. 8].

Психологический анализ и не берет на себя эстетическую оценку произведения. Однако уровень развития современной психологии де­ лает все более реальной возможность понимания природы таланта ху­ дожника, актуальной становится задача заглянуть в тайну искусства, понять силу его влияния на зрителя, читателя.

Фрейд писал, что он небольшой знаток искусства, скорее дилетант.

Он отмечал, что содержание художественного произведения притяги­ вает его сильнее, чем его формальные и технические качества, кото 86 Текст взят с психологического сайта http://www.myword.ru Основы анализа рисунка рым сам художник придает первостепенное значение. Для оценки мно­ гочисленных средств и некоторых воздействий искусства ему недостает правильного понимания. И все же произведения искусства оказывали на Фрейда сильное воздействие, в особенности литература и скульп­ тура, в меньшей степени живопись [100].

Некоторые авторы считают, что искусство выступает в анализах Фрейда как подлежащий расшифровке символ некоего состояния пси­ хики, как выражение аффективных переживаний, чаще всего связан­ ных с детской сексуальностью. Художественное произведение для Фрейда — прежде всего проявление бессознательного, которое нужно осознать [101]. Однако любое исследование делает попытку осознать, рационализировать то, что не осознавалось, то, что было неизвестным.

Фрейда, в частности, волновали многие категории художествен­ ного творчества, к примеру он пишет: «По моему глубокому убежде­ нию, в наибольшей степени нас захватывает лишь замысел художни­ ка, насколько ему удалось воплотить его в произведении и насколько он может быть понят нами. И понят не только рациональным путем;

мы должны вновь почувствовать те аффекты художника, особое со­ стояние его психики, то, что стимулировало его к творческому акту и вновь воспроизводится в нас. Но разве нельзя разгадать замысел ху­ дожника, облечь его в слова, как, например, другие факты душевной жизни? Может быть, великие творения искусства и не нуждаются в специальном анализе? И все же произведение должно допускать та­ кой анализ, коль скоро оно является воздействующим на нас выра­ жением намерений и душевных движений художника. А чтобы по­ нять замысел, необходимо, в первую очередь, выявить смысл и содержание того, что изображается в произведении искусства, то есть I истолковать его» [100, с. 9].

Фрейд не был поклонником новых веяний в искусстве, и, в частно I сти, про экспрессионистский рисунок, присланный ему К. Абрахамом, \ он писал: «Дорогой друг, я получил рисунок, на котором якобы изоб I ражены Вы. Это ужасно. Я знаю, Вы превосходный человек, и меня I еще больше потрясает, что такой легкий порок в вашем характере, как [ терпимость или симпатия к современному искусству, вероятно, захва I тил Вас столь глубоко. Я слышал от Лампл, что по утверждению ху | дожника, он таким образом видит Вас. Таких, как он, только в край­ нем случае следует подпускать к кругам психоаналитиков, поскольку I они являются нежелательной иллюстрацией теории Адлера о том, что • именно люди с тяжелыми врожденными дефектами зрения становятся » художниками и рисовальщиками. Позвольте мне забыть об этом пор j трете, пожелав всего лучшего в 1923 году».

Текст взят с психологического сайта http://www.myword.ru Психологический анализ рисунка и текста О Сальвадоре Дали, который был представлен Стефаном Цвейгом, Фрейд высказал следующее мнение: «На самом деле хочу поблагода­ рить Вас за представление вчерашнего визитера. До сих пор я был скло­ нен считать сюрреалистов, которые вроде бы избрали меня своим пат­ роном, обычными лунатиками или, скажем, на 95% обыкновенными алкоголиками. Однако молодой испанец с его явно искренними и фа­ натичными глазами, с его превосходным техническим мастерством выз­ вал иную оценку. Было бы действительно интересно изучить с позиций психоанализа происхождение такой живописи. Впрочем, в качестве критика каждый волен сказать, что искусство противится извлечению за ту грань, где теряются определенные количественные пропорции между бессознательным материалом и подсознательной обработкой.

Хотя в любом случае это серьезная психологическая проблема».

Современное искусство не принимается многими. Люди, которые приходят на выставки, в музеи живописи, чаще ориентированы на эс­ тетический вкус классических произведений, требующих от художни­ ка большого технического мастерства и, безусловно, эстетического со­ вершенства.

Современное искусство обрело много других направлений. Психо­ логические причины их возникновения вскрыл и, на наш взгляд, дос­ таточно определенно К. Юнг, автор книги «Психологические типы», которая сделала его широко известным в кругах не только психологов.

«Психологические типы» — крупная работа Юнга, состоящая из двух основных частей. Первая — теоретическая, в ней представлен поиск ка­ чественных различий в художественном, в частности, поэтическом твор­ честве. Вторая часть включает описание характеристик основных пси­ хологических типов,1 выявленных как в анналах истории, так и через огромный практический опыт общения ученого с разными людьми.

Но интерес к искусству и его психологическим аспектам на этом не иссяк, и Юнг становится автором большой работы «Феномен духа в искусстве и науке». Юнг пишет главу «Об отношении аналитической психологии к поэтико-художественному творчеству», в которой он из­ лагает свою точку зрения на отношение аналитической психологии к поэтико-художественному творчеству. Юнг считает бесспорным, что эти две области теснейшим образом связаны, а их взаимосвязь поко­ ится на том, что искусство в своей художественной практике есть пси­ хологическая деятельность и в качестве таковой может и должно быть подвергнуто психологическому рассмотрению.

Искусство живет по своим законам. Как ни старались официаль­ ная критика и номенклатурные требования отдавать предпочтения образцам социалистического реализма, с весны 1985 г. поток новых Текст взят с психологического сайта http://www.myword.ru Основы анализа рисунка имен и новых произведений вырвался наружу, как только был немно­ го отодвинут в сторону тяжелый камень административного давления.

Этот свободный поток ошеломил многих, в том числе и художников и критиков.

«Мы как-то не представляли себе во всей полноте, сколько всего таится в смутной глубине нашего доселе скрытого или полускрытого от глаз искусства, — пишет А. К. Якимович. — Прежде критики твер­ до знали, какие периоды и стили сменяли друг друга в 1960-е, 1970-е, 1980-е годы. Были разработаны теоретические схемы, санкциониру­ ющие все то, что мы считаем „современной историей" нашего искус­ ства. Правда, мы знали и тогда, что наряду с искусством разрешенным и полуразрешенным существовало и теневое, подзапретное искусст­ во, идущее путями авангардизма, дерзкое и строптивое, систематичес­ ки порицаемое высшими инстанциями... Официальная эстетика бреж­ невского периода, обвивающаяся, как лианы, вокруг подпитывающего ствола культур — сталинизма, вызывала чувство физической гадливо­ сти. Но было ясно, что и „теневое" искусство — это вовсе не скит свя­ тых подвижников, а такой особый мирок, где есть таланты и эпигоны, волки и овцы» [45, с. 3-4].

Таким образом, искусство — одно из многих средств самовыраже­ ния людей. Все зависит от человека. Хочет ли он быть ближе к кор­ мушке и рисовать широкую орденоносную грудь руководителя прави­ тельства или находиться в тени, искать себя, пытаться услышать свой голос. По ту и другую сторону стояли разные люди, которые называли себя художниками.

Каждое время по-своему выделяет и по-своему выравнивает людей, нивелируя их индивидуальность. Ни об одной культуре вплоть до Ново­ го времени нельзя было бы сказать, что она пребывала «в поисках инди­ видуальности», то есть стремилась уяснить и обосновать независимое достоинство особого индивидуального мнения, вкуса, дарования, об­ раза жизни — словом, то, что называют самоценностью отличия.

Идея «индивидуальности», как это ни кажется странным, была извес­ тна всем традиционалистским обществам, включая и греко-римскую ан­ тичность. Само это слово, как и слово «личность», появилось каких-то двести-триста лет тому назад, хотя языковые корни стары, как мир.

Но это с одной стороны, а с другой, можно назвать множество при­ меров противопоставлению эгоцентрического «Я» толпе. Л. М. Баткин пишет о демонической «гениальности» или гениальном «демонизме», о неком бесовском Я, которое открыто презирает человечество. Эти представления стали предметом рассмотрения общечеловеческой мо­ рали.

Текст взят с психологического сайта http://www.myword.ru Психологический анализ рисунка и текста Парадоксальным образом, но именно индивидуальное, по мнению Баткина, становится в культуре наиболее общим и расхожим выраже­ нием. Походить на другого индивида с этой точки зрения можно лишь, будучи на него не похожим. То есть тоже оригинальным [ 13, с. 26].

Размышления Гумбольдта приводят к важному положению, разре­ шающему многие противоречия индивидуального самовыражения. Он пишет, что «истинный разум не может желать человеку никакого дру­ гого состояния, кроме того, при котором каждый отдельный человек пользуется самой полной свободой, развивая изнутри все свои свое­ образные особенности». Гумбольдт пишет, что в этом смысле «всех кре­ стьян и ремесленников», «можно было бы, пожалуй, сделать худож­ никами, исходя из модели свободы формирования „Я-художник".

Люди должны объединяться не для того, чтобы утратить какие-либо черты своего своеобразия, а для того, чтобы избавиться от все исключа­ ющей изоляции;

такое объединение не должно превращать одно суще­ ство в другое, а должно как бы открывать путь от одного существа к дру­ гому;

то, чем располагает каждый для себя, ему надлежит сравнить с тем, что он обрел в других, и в соответствии с ним видоизменить, но не подчинять ему... Поэтому непрерывное стремление постигнуть глубо­ чайшее своеобразие другого, использовать его и, проникаясь величай­ шим уважением к нему, как к своеобразию свободного существа, воз­ действовать на это своеобразие, — причем уважение едва ли позволит применить какое-либо иное средство, нежели раскрытие себя самого и сравнение себя с ним как бы у него на глазах, — все это является вели­ чайшим правилом человеческого общества» [8, с. 29]. В этих словах от­ четливо преподнесены ориентации на общечеловеческие нормы.

В искусстве свобода и индивидуальность проявляются самым не­ посредственным образом в работах художников. Подавлять эту свобо­ ду значит идти вразрез со всей традиционной культурой, которая пред­ полагает, что личность переплавляет собою, в тигле своей внутренней свободы и единственности, всю... историю и культуру... При огромных различиях и даже противоположностях европейских концепций пос­ леднего столетия — от Ницше до Тейяра де Шардена, от Камю до Бах­ тина, со «свободным развитием каждого», очевидно, согласен каждый из этих мало в чем сходных мыслителей. Как и с тем, что индивидуаль­ ная неповторимость налагает на душу нечто противоположное само­ довольству: трагическую ответственность выбора.

Как отмечалось ранее, в продуктах графической деятельности ин­ дивидуума важное место занимает изобразительная графика, и не толь­ ко потому, что история письма тесно связана с появлением рисунка как особого вида графической продукции человека. По-видимому, нет 90 Текст взят с психологического сайта http://www.myword.ru Основы анализа рисунка нужды особо доказывать, что рисунок должен приковывать внимание психологов именно потому, что в этой графической форме сняты те жесткие ограничения на письменную речь (тексты) которые сформи­ ровались к настоящему времени в той или иной культуре и вылились в стандартные правила написания буквенных и иных символов. Поэто­ му в рисунке, как показывает и наш опыт, заключен значительный объем информации об индивидуально-психологических особенностях его автора.

Это (по аналогии с историко-психологическим очерком о письме и почерке) дает нам основания в том же ключе кратко рассмотреть осо­ бенности рисунка, тем более что его развитие сохранило в нем основ­ ные черты образа в отличие от символизации и стандартизации зна­ ков письменной речи.

Несомненно, что для психолога-практика, использующего графи­ ческие методы, важно иметь пред авления о генезисе изобразитель­ ной и графической деятельности людей. В то же время психологичес­ ки проанализировать филогенез этой деятельности чрезвычайно трудно: ее история представлена весьма фрагментарно из-за давности возникновения и утраты многих промежуточных образцов. Поэтому здесь уместно обращение к онтогенезу рисунка: чрезвычайно интерес­ но проследить стадии приобщения ребенка к изобразительной куль­ туре, то есть стадии развития изобразительной деятельности растуще­ го индивида. Понятно, что знание возрастных этапов и специфики детского рисунка само по себе важно для психодиагностики: ведь ри­ сунок позволяет определить уровень психического развития ребенка в целом и его изобразительной деятельности в частности. И поэтому при индивидуальной диагностике важно уметь видеть точку отсчета — ею в данном случае становятся возрастные закономерности развития изоб­ разительной деятельности детей, позволяющие сделать заключение относительно общих и индивидуальных особенностей личности.

Методы психологического анализа рисунка Психологический анализ рисунка в качестве метода психологичес­ кого исследования берет свое начало в первой четверти XX века. Трудно установить, кто из исследователей был первым. В 1913 г. Э. Торндайком была проведена работа по классификации рисунков и их качественной оценки. В 1921 г. К. Барт составил количественную шкалу для оценки рисунка мужской фигуры, выполненного детьми от 3 до 14 лет. В работе Ф. Гудинаф (1926) был использован тест «Нарисуй человека».

Текст взят с психологического сайта http://www.myword.ru Психологический анализ рисунка и текста Затем возникли другие тесты, в частности, тест «Дерево» К. Коха (1949), идея которого принадлежала Э. Хушеру, использовавшего ри­ сунок дерева в качестве психометрического инструмента. Использо­ вание тестов привело к тому, что появлялись все новые и новые ра­ боты, в которых содержались более подробные сведения о тестах.

К 1934 г. Ж. Шлибе собрал коллекцию рисунков дерева, в которой на­ считывалось более 4,5 тыс. рисунков. По его инструкции необходи­ мо было изобразить поочередно «простое дерево», а затем «мертвое», «замерзшее», «счастливое», «испуганное», «грустное» и «умирающее»

деревья.

В 1948 г. Дж. Буком был предложен тест «Дом. Дерево. Человек».

Выбор этих объектов был обоснован тем, что они знакомы каждому обследуемому. По мнению Бука, каждый рисунок — это своеобразный автопортрет, детали которого имеют личностное значение. В 1949 г.

была опубликована работа К. Коха, которая содержала тщательный анализ, основанный на сопоставлении и комбинировании признаков рисунка. В 1978 г. вышла в свет работа Р. Стора, которая основана на статистической валидизации, в ходе наблюдения разновозрастной группы в количестве 820 человек от 4 до 60 лет. К настоящему времени интерпретация теста «Дерево» по Стору является наиболее прорабо­ танной.

К тесту «Нарисуй человека» также неоднократно возвращались.

Д. Харрис в 1963 г. предложил модификацию теста, в которой рисунок человека выполнялся в трех вариантах — «мужчина», «женщина» и «ав­ топортрет». Кроме традиционного поэлементного анализа был исполь­ зован метод обработки по 12 образцам (по степени сходства). На ос­ новании рисунка человека и других заданий применяется тест Керна — Иразека (1975), в котором по баллам определяется готовность детей к школе. Этот тест получил широкое распространение и дал толчок мно­ гим другим исследованиям.

Количество публикаций по анализу рисунков за последние годы значительно возросло. В отечественной психологии графические тес­ ты вызвали закономерный интерес. Появились исследования, позво­ ляющие разглядеть в рисунке ряд существенных для психологической диагностики признаков, таких как моторные, личностные, интеллек­ туальные, опыт усвоения общечеловеческой культуры. Было показа­ но, что появление и совершенствование отдельных элементов рисун­ ка отражает развитие специфических функций, которые связаны с графической деятельностью, такие как восприятие, представление, сенсомоторная координация, а также общий уровень психического развития и наличие патологии.

Текст взят с психологического сайта http://www.myword.ru Основы анализа рисунка Многие сведения о рисунках можно узнать из работ В. М. Бехтере­ ва [19], С. Я. Рубинштейн [88], М. М. Кольцовой [50], Б. Г. Херсонского [109], Е. С. Романовой, О. Ф. Потемкиной [85] и др.

К настоящему времени уже нет сомнения в том, что рисунок — это один из важнейших источников знаний о психике человека, с помо­ щью которого можно установить множество качественной и количе­ ственной информации, валидизировать их и успешно использовать в практике психодиагностического обследования. Подведем некоторые итоги и попробуем представить основные знания о рисунках и систе­ матизировать их.

Рисунок — изображение, выполненное от руки с помощью графи­ ческих средств (контурной линии, штриха, пятна или их различных сочетаний), является мощным средством познания действительности.

Существуют многочисленные разновидности рисунка, которые разли­ чаются по методам рисования, темам, жанрам, назначению, технике и особенностям исполнения.

В рисунке зафиксирован процесс отражения человеком окружаю­ щего его мира и его внутреннего состояния, содержания фантазий, воображения. Рисунок отражает уровень образного развития и уровень графической культуры, а также служит средством проникновения в сущность явлений, духовное освоение природы, воплощение фило­ софских, социальных, политических, этических и эстетических идей.

В то же время рисунок есть и эстетическое явление, имеющее длитель­ ную историю, которая насчитывает тысячи лет.

Рисунок известен человечеству с глубокой древности. Считается, что впервые люди увидели рисунок, выполненный углем на стене пе­ щеры, который являлся абрисом теней, отброшенных сидящими у ко­ стра людьми. Рисунки различаются по методам рисования, темам, жан­ рам, содержанию, технике исполнения, настроению, композиции. На эти особенности больше обращают внимание искусствоведы, психо­ логический же анализ рисунка должен опираться на иные показатели.

Какие же? Исходя из анализа более 100 тысяч рисунков, выполнен­ ных людьми разного возраста, представителями самых различных про­ фессий, находившихся в различных состояниях и обстоятельствах за период с 1985 по 1995 год, нам удалось составить общую схему анали­ за рисунка (рис. 3.1), о которой пойдет речь ниже.

Научное изучение рисунка началось с конца XIX века с работ К. Ричи, Ж. Рума, А. Кларка, М. Линдстрома, Г. Кершенштейнера, Е. Кнудсена и др. В их работах были выявлены основные этапы детских рисунков, развитие графических способностей в онтогенезе. Отечествен­ ные исследования связаны с именами Л. С. Выготского, А. А. Смирнова, Текст взят с психологического сайта http://www.myword.ru Психологический анализ рисунка и текста ЧЕМ ЯВЛЯЕТСЯ ВЫДЕЛЯЕМЫЕ ПРИЗНАКИ • форма, пропорции, размер, • результат взаимодействия сигнальных систем и функционирования системы цвет;


«глаз-мозг-рука»;

• состав линий;

• Я-проекция;

• расположение на листе;

• рассказ в образах;

• способ прорисовки, наличие штри­ • способ духовного освоения мира и ховки;

особенности нажима;

самовыражения;

• композиционное построение;

• эстетическое освоение мира и души;

• содержание изображения;

• индикатор индивидуальных особен­ • степень осмысленности.

ностей.

СПОСОБ АНАЛИЗА: целостный (типологический), поэлементный ЧТО ВЫЯВЛЯЕТ • состояние моторики;

• самооценка и направленность • индивидуально-типологические и воз- личности;

растные особенности;

• художественные способности;

• графическая культура;

• интеллектуальное развитие;

• эмоциональное состояние;

• особенности темперамента;

• когнитивные стили;

• состояние межличностных отно • развитие фантазии и воображения;

шений;

• особенности мотивации;

• наличие патологии, состояние • психологический тип;

здоровья.

Рис. 3.1. Общая схема анализа рисунка О. И. Галкиной, Е. И. Игнатьева, И. П. Сакулиной, А. А. Смирнова, Н. Н. Волкова, Г. В. Лабунской, 3. В.Денисовой, Л. Н. Бочерниковой, В. С. Мухиной и др.

Д. М. Зуев-Инсаров отмечает, что имеется определенная связь между почерком и рисунком художника, выражающаяся в мягкости или гус­ тоте штрихов, степени равномерности нажима, ровности или изломан­ ности линий, простоте или замысловатости рисунков и т. д. Таким об­ разом, рисунок, по мнению известного почерковеда, также имеет большое характерологическое значение [43].

Специальное исследование этой проблемы осуществил Макс Зели гер. Особо яркие и наглядные представления о связи рисунка и характера человека дают рисунки, исполненные душевнобольными. Так, при раз­ рыве ассоциативности мышления у больного наблюдаются примитивные рисунки (фигуры), состоящие из двух-трех связанных между собой ли­ ний, которые разлагаются на отдельные элементы (при изображении дома крыша, двери и стены исполнены отдельно и не связаны друг с другом).

В более сложных случаях рисунки становятся беспредметными. На бу Текст взят с психологического сайта http://www.myword.ru Основы анализа рисунка маге появляются темные пятна, кляксы. Врач по рисунку больного, по окраске, нажиму штрихов часто диагностирует характер заболевания, предугадывает наступление обострения болезни, кризиса.

В исследовании онтогенеза детского рисунка было установлено, что процесс развития детского изобразительного творчества проходит ряд стадий, которые по-разному освещены авторами. Анализ их работ, а также наши наблюдения за детскими рисунками позволяют выде­ лить основные стадии рисунка (рис. 3.2), однако внутри каждой ста­ дии можно различить некоторые промежуточные подстадии.

Рис. 3.2. Развитие рисунка в онтогенезе Первая — стадия «мараний», (2—3 года) когда ребенок, подражая взрослому, выписывает на бумаге бессмысленные каракули. Но через определенное время, каракули начинают замещать для ребенка мно­ гое из того, что он видит в жизни. Указывая на каракули, ребенок ут­ верждает, что это папа, а это мама, а это бабушка и т. д.

Считают, что первые каракули ребенка относятся не к области изоб­ ражения чего-то, а скорее к области представления. Это волнующая попытка осуществить нечто видимое, чего на бумаге прежде не было, но было в жизни. Рисование каракулей детей могут отражать эмоцио­ нальное состояние или эмоциональное отношение ребенка к тому, что он пытается изобразить.

Вторая — стадия примитивного изображения (3—4 года). Попытки детей что-либо нарисовать на первой стадии еще не достигают успеха, но Текст взят с психологического сайта http://www.myword.ru Психологический анализ рисунка и текста через некоторое время из каракулей вырисовываются фигуры, близкие к геометрическим — треугольникам, кружкам, квадратам и прямоугольни­ кам. Эти фигуры еще очень неровны, но дети начинают постигать важный факт: с помощью линий можно создать изображения, различающиеся по форме, которые могут напоминать что-либо. Например, нарисованные кружки напоминают камушки или пуговицы.

Формы становятся проводниками мыслей ребенка. По мнению В. В. Зеньковского, который разделяет выразительную и изобразитель­ ную деятельность ребенка, между ними нет глубокой связи, творче­ ство «одушевляется» чувством формы. Отсюда один из важных кор­ ней основной особенности рисунков — их символизм. Так возникают смешные «головоноги» с огромными глазами-овалами.

Третья — стадия схематического изображения (с 4 до 8—9 лет). Эта стадия тянется долго и заканчивается в зависимости от индивидуаль­ ных способностей ребенка к изобразительной деятельности. Иногда, будучи взрослыми, люди не достигают четвертой стадии, оставаясь на третьей.

На стадии схематического изображения дети часто рисуют фигур­ ки человека. Эти человечки и представляют собой изображения-схе­ мы. Далее, дети рисуют дома, корабли, машины и т. д. Но эти рисунки выглядят схематично: руки-линии как палочки, голова — кружок, два прямоугольника — корпус машины на кружках-колесиках и т. д.

На этой стадии происходят сильные изменения в развитии ребен­ ка, расковывается его фантазия, усложняются представления. Ребе­ нок уже в состоянии выполнить рассказ в образах, который может быть понятным для окружающих.

Четвертая — стадия правдоподобных изображений (с 9 до 12 лет и далее), которая характеризуется постепенным отказом от схематиче­ ского изображения. На этой стадии совершается попытка воспроиз­ вести мир более объективно. На этой же стадии дети овладевают приемами рисования с натуры, постигают особенности формы, перс­ пективы, пропорций, фигуры и фона.

Овладение стадией правдоподобных изображений невозможно без обучения. Индивидуальные способности к рисованию проявляются здесь более отчетливо. Попытки освоить эту стадию наблюдаются прак­ тически у всех детей, однако становится доступной она далеко не всем детям. Здесь требуются либо художественные способности, которые позволяют быстро обучиться, либо терпеливое овладение навыками рисования правдоподобных изображений.

В этой стадии можно заметить одну важную ступень в развитии ху­ дожественных способностей — подражание. Происходит выбор — кому 96 Текст взят с психологического сайта http://www.myword.ru Основы анализа рисунка подражать, у кого учиться, что перенимать. Именно на этой стадии осуществляется освоение мира художественными средствами изобра­ жения. Копирование работ художников является необходимой стади­ ей, и те, кто в достаточной степени этими навыками овладел, в даль­ нейшем могут достичь совершенства.

Еще один вид копирования — рисунки с натуры, когда «копирует­ ся» пейзаж, натюрморт, отдельный предмет или человек. Именно че­ рез подражание природе или миру вещей ребенок приходит к следую­ щей, пятой стадии — художественное изображение.

На пятой стадии проявляется графическая культура человека, пред­ ставляющая собой необходимое условие для овладения профессио­ нальным мастерством в самых различных видах деятельности. На дан­ ной стадии осуществляется эстетическое самовыражение. Здесь проявляется художественная фантазия, сила воображения, реализуют­ ся творческие замыслы и способность его воплощения. На этой ста­ дии формируется призвание художника, совершенствуется его мастер­ ство, профессиональное становление. На этой стадии материализуется дух, претворяются в жизнь идеи человека, который становится худож­ ником, творцом. Здесь определяется его жанровая избирательность, тематическая направленность, способы самовыражения.

Исследования свидетельствуют о закономерном изменении рисун­ ка, в особенности фигуры человека, в процессе возрастного развития.

Установлена корреляция между показателями психического развития и совершенствованием детского рисунка. Еще в начале XX в. было по­ казано, что рисунок может быть индикатором психического развития.

Рисунок человека привлек внимание чешских и польских исследо­ вателей. В 1980-е гг. попытка стандартизации рисунка человека была осуществлена польскими психологами, которые выявили достоверные корреляционные связи между повторными изображениями после 12-недельного перерыва, а также сопоставили особенности рисунка с экспертными оценками учителей по достижениям детей от 6 до 13 лет.

В настоящее время рисунок прочно вошел в практику психологи­ ческой диагностики и коррекции и стал одним из наиболее распрост­ раненных объектов психологического анализа. В отличие от других методов психологического изучения, например, опросников, рисунок имеет целый ряд преимуществ:

а) он может быть использован на ранних этапах онтогенетичес­ кого развития, начиная с 2—3 лет;

б) применение рисунка в качестве теста занимает значительно меньше времени, чем использование ряда других тестов, тогда как его информативность может быть значительно выше;

Текст взят с психологического сайта http://www.myword.ru 4 Зак. Психологический анализ рисунка и текста в) рисуночные тесты могут быть применены в широком спектре практических задач: диагностических, учебных, коррекционных, а также в различных областях психологии — от возрастной пси­ хологии, психологии творчества, медицинской психологии до социальной, юридической психологии и психологии труда;

г) для психологического анализа рисунок предоставляет большой объем как качественных, так и количественных показателей, что позволяет осуществить проверку на степень их валидности и надежности — наиболее важным требованиям к психодиаг­ ностическим методикам.

Использование рисунка в психологии выдвигает определенные тре­ бования к специалистам. Для работы с рисунками необходим боль­ шой опыт. Рисунок раскрывает много возможностей, но и требует значительного труда и терпения от исследователей, чтобы эти возмож­ ности использовать.


Наш опыт показал, что психологический анализ рисунка возможен, а сведения, получаемые из такого рода анализа, целесообразно исполь­ зовать в психодиагностической практике. Кроме того, любое изобра­ жение можно проанализировать как с точки зрения его качественных особенностей, так и с точки зрения его количественных составляю­ щих. А это значит, что, как говорилось ранее, рисунок может быть про­ верен на степень его валидности и надежности. Количественные и качественные параметры оценки рисунка можно сопоставлять со мно­ гими другими параметрами психодиагностических методик, что и было выполнено в нашем исследовании.

Рисуночные тесты, как особая разновидность психографических методов, часто используются в практической диагностике и нередко служат единственным средством развития общения между психоло­ гом и консультируемым: в рисунках содержится обилие «сигналов» для психолога, которые можно использовать для построения диалога с кон­ сультируемым. Последний, в свою очередь, в процессе общения с пси­ хологом использует не только слова, но и образы. Рисунки, как пока­ зывает опыт, имеют яркие индивидуальные различия, что дает возможность построения на их основе естественных психологических классификаций и типологий, и это достигается значительно быстрее, чем применение других методов.

Анализ рисунков, письма, «изобразительного языка» в целом не только расширяет диагностические возможности, но и способствует более глубокому пониманию душевного состояния человека, его ви­ дения мира и социальной ориентации.

98 Текст взят с психологического сайта http://www.myword.ru Основы анализа рисунка Однако за многими достоинствами графических методов, простотой и доступностью их применения стоят высокие требования к специалисту психологу, их использующему. Необходимы длительная практика, чрезвы­ чайная осторожность в интерпретации и умение правильно формировать сложный комплекс методик, поскольку графические методы, по нашему убеждению, не должны применяться изолированно от других методов.

Расширяющееся применение графических методов и процедур при­ вело к созданию работ, обобщающих опыт их использования а также попыток формирования общего подхода к психологическому анализу разных видов изображений. Несмотря на это, пока нет единства взгля­ дов на интерпретацию результатов психографического исследования.

Чаще всего каждый из исследователей, «набивая руку» на какой-то одной или группе методик, выделяет свои собственные параметры для построения интерпретации. При этом крайне редки попытки анали­ зировать рисунок в контексте художественной культуры, накопившей богатый опыт оценки художественного творчества.

По нашему мнению, это сужает возможности психодиагностиче­ ского применения графических методов, сдерживает их развитие, обо­ бщение, верификацию.

Графические методы в психодиагностике Для экспериментального исследования особенностей развития и адаптации различных возрастных групп школьников и взрослых были использованы следующие методики: 1)тест «Свободный рисунок»;

2) метод конструктивных рисунков человечков из геометрических фи­ гур;

3) методика «Пиктограмма».

Тест «Свободный рисунок»

Книга К. Юнга «Психологические типы», вышедшая в 1921 г. вЛей пциге, внесла в психологическую науку огромный вклад в виде вы­ деленных автором восьми психологических типов, а также их под­ робными характеристиками. Данная работа включила в круг психологических понятий «экстраверсию» и «интроверсию», которые чрезвычайно активно используются в современной психологии. Зна­ чение этой работы огромно, однако необходимо было найти те мето­ дические приемы, с помощью которых можно было бы дифференци­ ровать индивидуальные особенности человека нате психологические типы, которые содержатся в классической работе Юнга [119].

Текст взят с психологического сайта http://www.myword.ru Психологический анализ рисунка и текста Эта задача была выполнена Г. Ридом в 1951 г., то есть спустя трид­ цать лет после публикации Юнгом своего знаменитого труда. Рид яв­ ляется одним из тех удивительных людей, который, будучи специали­ стом в эстетике и художественном воспитании, сделал поистине замечательное открытие, проявив исключительный интерес и внима­ ние к трудам Юнга.

Имея значительную коллекцию, состоящую из десяти тысяч дет­ ских рисунков, Рид проделал титаническую работу по их классифи­ кации. К поиску соответствия определенных видов изображения психологическим типам Юнга его вдохновила работа Беллоу по клас­ сификации впечатлений при восприятии цвета. Классификация, по­ лученная Беллоу, удивительным образом напоминала основные пси­ хологические типы: мыслительный, сенсорный, эмоциональный и интуитивный. Манипулируя с огромным количеством рисунков, про­ делав огромную интеллектуальную работу, Риду удалось разложить все рисунки на восемь основных видов (рис. 3.3). Результаты этих иссле­ дований были опубликованы в его статье «Искусство и психоанализ»

[44]. Виды изображений, выделенных Ридом, описаны ниже.

1) Перечисляющий рисунок — изображение различных объектов, предметов, которые не объединены какой-либо связью, то есть являются простым перечислением.

2) Органический рисунок — предпочтительными являются орга­ нические формы: растения, животные, человек.

3) Эмфатический рисунок — передача атмосферы, стихии, при­ родного пейзажа — восход или закат солнца, горы, море.

4) Гаптический рисунок — изображение болезненных ощущений, например: «болит голова», «болит горло» и т. д.

5) Декоративный рисунок — изображение цветов, орнаментов, узоров.

6) Имажинарный рисунок — содержит сюжет или персонаж, за­ имствованные из художественных произведений или собствен­ ных фантазий.

7) Ритмический рисунок — выделяется изображение движения:

полет птиц, движение автомобиля, взлет ракеты и т. д.

8) Структурный рисунок — изображение структуры целого — от элементарной точки до сложных конструкций.

Схема соответствия видов изображений в рисунке психологическим типам Юнга выглядит следующим образом:

• мыслительный экстраверт — перечисляющий рисунок, • мыслительный интроверт — органический рисунок, Текст взят с психологического сайта http://www.myword.ru Основы анализа рисунка Иллюстрация к тексту «Свободный рисунок»

Рис. 3.3. Виды рисунков по Г. Риду Текст взят с психологического сайта http://www.myword.ru Психологический анализ рисунка и текста • сенсорный экстраверт — эмфатический рисунок, • сенсорный интроверт — гаптический рисунок, • эмоциональный экстраверт — декоративный рисунок, • эмоциональный интроверт — имажинарный рисунок, • интуитивный экстраверт — ритмический рисунок, • интуитивный интроверт — структурный рисунок.

Таким образом, психологическая типология Юнга в рисунке на сво­ бодную тему обрела простейший способ диагностики, который, в от­ личие от опросников, доступен для выполнения даже дошкольнику.

Эти преимущества дают возможность изучить особенности возраст­ ной динамики психологических типов, начиная с более ранних ступе­ ней развития, чем это было возможно раньше.

Анализируя значительное количество рисунков, число которых до­ стигает более 100 тысяч единиц, можно сделать вывод о том, что рису­ нок способен выявить индивидуально-типологические различия между людьми. Рисунки различаются как по содержанию, так и по особен­ ностям выполнения, доминирующим образам и штриховкам. Чтобы дифференцировать рисунки на типы по Юнгу на основе схемы Рида, необходимо иметь определенные навыки, которые достигаются мно­ гочисленными упражнениями по анализу рисунка. Данные по тесту «Свободный рисунок» можно обрабатывать математически. Для этого необходимо составить таблицу (табл. 1).

Т а б л и ца Обработка данных по тесту «Свободный рисунок»

Вид изображения П э д и с О Г р № пп - - - 1 1 - - - - - 2 - - - - Итого: 1 1 На основании результатов, представленных в таблице 1, осуществ­ ляется построение гистограмм, графиков, наиболее наглядно отража­ ющих результаты проведения теста. Происходит сопоставление с данными, полученными по другим методикам, проводится математи­ ческая (компьютерная) обработка.

Данные по тесту «Свободный рисунок» коррелируют с большим числом показателей. Перечисляющий рисунок: с интерпретирующей стратегией воспроизведения литературно-художественного текста Текст взят с психологического сайта http://www.myword.ru Основы анализа рисунка (0,420);

с количеством кругов в первом рисунке человечков (—0,480).

Органический рисунок: со знаково-символической пиктограммой (-0,550);

с конкретным (0,620) и метафорическим (0,500) изображе­ нием;

с количеством кругов в первом рисунке человечков (0,410);

с количеством треугольников во втором рисунке (0,500);

с хорошей ус­ певаемостью (—0,410). Эмфатический рисунок: с эмоциональной (—0,370), сюжетной (0,420) стратегиями воспроизведения литератур­ но-художественного текста;

с суммой воспроизведения вербальной ин­ формации в пиктограмме (—0,480);

с абстрактными изображениями в пиктограмме (—0,370);

с последним выбором по тесту М. Люшера (0,410);

с эмоциональным отношением к классу (—0,490);

с социаль­ ной ситуацией (0,350);

с количеством кругов в первом рисунке чело­ вечков (0,430);

с количеством квадратов в третьем рисунке (—0,540);

с хорошим здоровьем (—0,550);

с средней успеваемостью в школе (—0,420). Гаптический, декоративный и имажинарный рисунки не об­ наружили значимой корреляционной связи ни с одним из имеющих­ ся в нашем распоряжении параметров. Ритмический рисунок: с обоб­ щающей стратегией воспроизведения (0,440);

с количеством воспроизведенных слов в пиктограмме (—0,790);

с количеством сюжет­ ных изображений в пиктограмме (—0,400);

с количеством кругов в пер­ вом рисунке (0,410);

с количеством квадратов во втором (—0,390) и тре­ тьем (-0,360) рисунках человечков;

с хорошим здоровьем (—0,380);

с хорошей успеваемостью (0,530). Структурный рисунок: с регулирую­ щей (0,420), интерпретирующей (—0,370) и сюжетной (—0,370) страте­ гиями воспроизведения;

с абстрактными (0,450), конкретными (0,440) и метафорическими (—0,560) изображениями в пиктограмме;

с коли­ чеством кругов в первом рисунке человечков (—0,700).

Таким образом, для лиц, которые в тесте «Свободный рисунок» ри­ суют перечисляющий вид изображения, что характерно для экстра вертированного мыслительного типа, используют интерпретирующую стратегию при свободном описании литературно-художественного тек­ ста. Кроме этого, необходимо отметить, что такое качество, как эмо тивность, менее характерно для данного типа.

Лица, которым свойственен органический вид изображения в тес­ те «Свободный рисунок», наиболее часто рисуют конкретные и мета­ форические изображения в пиктограмме, обладают достаточно высо­ кой эмотивностью и низким уровнем успеваемости в школе.

Для тех, у кого доминирует эмфатический тип изображения, харак­ терна сюжетная стратегия при свободном описании художественного текста. Этому типу не свойственны высокая успеваемость в школе и хорошее здоровье.

Текст взят с психологического сайта http://www.myword.ru Психологический анализ рисунка и текста Для экстравертированного интуитивного типа, который в тесте «Свободный рисунок» рисует ритмический вид изображения, запечат­ левает движение, характерны наличие обобщающей стратегии описа­ ния литературно-художественного произведения, высокая степень эмотивности, хорошей успеваемости в школе, однако при достаточно слабом здоровье.

Интровертированному интуитивному типу, выполняющему струк­ турный рисунок, присуща низкая степень эмотивности, регулирующая стратегия свободного описания литературно-художественного текста, абстрактными и конкретными изображениями в пиктограмме.

Таким образом, тест «Свободный рисунок» может быть обработан математически. На основании математической обработки выполнена валидизация теста по перекрестной валидности, то есть по сопостав­ лению с данными других методик. При этом выявлены следующие зна­ чимые корреляционные связи: выявлено, что перечисляющий, орга­ нический, ритмический и структурный рисунки имеют множественные корреляции с показателями, полученными по данным других мето­ дик, тогда как гаптическии, декоративный и имажинарныи рисунки не обнаружили значимой корреляционной связи с данными методик, используемых в нашем эксперименте.

Результаты исследования особенностей выполнения теста «Свобод­ ный рисунок» представлены в таблице 2, Из таблицы видно, что наи­ более часто встречающимся видом изображения в свободном рисунке является органический (62,6). Второе положение занимают ритмиче­ ский (46,8) и имажинарныи (45,2) рисунки. Далее следуют структур­ ный (32,4), перечисляющий (24,0) и эмфатический (20,5) рисунки.

Наименее редким является гаптическии рисунок (1,9).

Таблица Вид изображения и психологический тип по К. Юнгу Частота Вид изображения Психологический тип по К. Юнгу органический 62,6 мыслительный интроверт 46, ритмический интуитивный экстраверт 45,2 эмоциональный интроверт имажинарныи 32, структурный интуитивный интроверт 24,0 мыслительный экстраверт перечисляющий эмфатический 20,5 сенсорный экстраверт декоративный 17,5 эмоциональный экстраверт гаптическии сенсорный интроверт 1, Таким образом, чаще других встречаются люди с доминированием мыслительной интроверсии, то есть с ориентацией на теоретические знания, субъективный фактор. Для людей данного типа характерен Текст взят с психологического сайта http://www.myword.ru Основы анализа рисунка сбор фактов лишь как средств доказательств. Их ценности обычно свя­ заны с развитием и изложением собственной идеи, первоначального символического образа. Поэтому факты они предпочитают видеть с точки зрения максимальной приемлемости для своих идей, претенду­ ющих на оригинальность.

Далее следуют два типа людей — интуитивные экстраверты и эмо­ циональные интроверты. Доминирование этих психологических типов не случайно, оно связано с особенностями социальной ситуации, кото­ рую субъективно люди переживают и хотят переосмыслить. Второе ме­ сто занимает интуитивная интроверсия, то есть вторая группа соответ­ ствует доминированию интуитивной экстраверсии. Люди данной группы стремятся к постижению новых возможностей. Их интуиция — вспо­ могательное средство, которое действует автоматически, тогда как ни одна из других функций не способна открыть выход из положения. Пред­ ставители интуитивного типа никогда не находятся там, где господству­ ют общепринятые ценности. Они всегда там, где есть новые возможно­ сти. У людей этого типа развито тонкое чутье к тому, что зарождается и сулит будущее. Устойчивое, давно установившееся и общепризнанное по ценности не привлекает их. Нравственность интуитивного типа не интеллектуальна и не эмоциональна. У них есть собственная мораль, верность своим представлениям и добровольное подчинение их силе.

Люди, которых относят к эмоциональным интровертам, молчали­ вы, труднодоступны, непонятны, нередко скрываются за банальной маской, часто бывают меланхолического темперамента. Они не блис­ тают и не выдвигаются вперед, руководствуясь преимущественно субъективно ориентированными эмоциями, их истинные мотивы ос­ таются по большей части скрытыми. Иногда им свойственен легкий оттенок индифферентности и холодности, который может усилиться до равнодушия" к благополучию и несчастью другого, а иногда они чув­ ствуют ненужность собственного существования.

Значительную группу составляют интуитивные интроверты (струк­ турный рисунок — 32,4). Это мистические мечтатели и ясновидцы, ху­ дожники. Углубленная интуиция отдаляет их от других людей, действи­ тельности, что делает их загадкой для окружающих. Они овладевают средствами самовыражения для того, чтобы не стать непризнанными гениями, «героями психологического романа». Они часто задают себе такие вопросы: «Какое это имеет значение для меня и для мира?», «Что важно в смысле долга?» Интуитивные интроверты делают свою жизнь символичной, приспособленной к внутреннему вечному смыслу про­ исходящего. Импульсивность и отсутствие меры — характерные свой­ ства их ощущений.

Текст взят с психологического сайта http://www.myword.ru Психологический анализ рисунка и текста Наименьшую группу составляют мыслительные экстраверты (24,0) — перечисляющий рисунок. Это люди рассудочные, действую­ щие на основе тщательно продуманных мотивов с ориентацией на фак­ ты, общепризнанные идеи, идущие от традиций, воспитания, образо­ вания. Их мышление позитивно, ведет к новым фактам или общим концепциям разрозненного материала. Их суждения слишком обоб­ щающие, нередко доходящие до интеллектуальной формулы. Если она широка — то это реформатор, общественный обвинитель, проповед­ ник. Если формула узка, то она приводит к брюзжанию, банальности и пошлости типа «сколько ему платят», «ищите женщину» и т. д.

Число сенсорных и эмоциональных экстравертов среди школьни­ ков достаточно незначительно. Это объясняется тем, что указанные типы соответствуют сформировавшимся мужскому и женскому типам, по Юнгу. Поданным взрослых испытуемых виды изображений по «сво­ бодным рисункам» распределились следующим образом.

Таблица Распределение типов по рисункам Вид изображения Кол-во рисунков Психологический тип по К. Юнгу ритмический интуитивный экстраверт эмфатический 35 сенсорный экстраверт структурный 34 интуитивный интроверт органический 33 мыслительный интроверт 10 эмоциональный интроверт имажинарный декоративный 7 эмоциональный экстраверт перечисляющий 4 мыслительный экстраверт гаптический 1 сенсорный интроверт Общим для школьников и взрослых является доминирование рит­ мических рисунков. Именно ритмические рисунки преобладают в обе­ их группах испытуемых, хотя у школьников они занимают второе место, а у взрослых первое. Это закономерно, поскольку именно представи­ тели, обладающие экстравертированным интуитивным типом, способ­ ны прогнозировать социальные перемены.

Доминирование мыслительного интровертированного типа у уча­ щихся можно объяснить тем, что их ведущий тип деятельности связан с обучением.

Отметим, что оба интуитивных типа — и экстраверты, и интровер­ ты — доминируют г- ~«"v группах испытуемых. Это свидетельство того, что действительность трудно познать рационально. На наш взгляд именно данная ситуация создает условия для активизации интуитив­ ного типа, то есть иррационального, чувственного познания.

Текст взят с психологического сайта http://www.myword.ru Основы анализа рисунка В число доминирующих у взрослых испытуемых входит эмфати­ ческий вид изображения, что соответствует сенсорному экстраверту.

По Юнгу, это «мужской тип». Объективное чувство действительности у «мужского типа» необыкновенно развито. Все, что он ощущает, слу­ жит ему поводом для новых ощущений. Ощущение представляет кон­ кретное выражение жизни, её полноту. Истинное наслаждение имеет особую мораль, умеренность, самоотречение и готовность к жертве.

Идеал лиц, принадлежащих к данному типу, — действительность и по отношению к ней они полны почтительности. Они хорошо одевают­ ся, в их доме всегда есть вкусная еда. Их утонченный вкус предъявляет особые претензии к окружающему миру. Но чем более перевешивают ощущения, тем неприятнее становится тип, стремящийся к чувствен­ ным удовольствиям. Вытесненная интуиция может развиваться в фан­ тазии ревности, страха.

Интерпретация теста «Свободный рисунок»

на основании типологии К. Юнга Общая характеристика мыслительных типов:

• ориентируется на объективную действительность, ее законы, которым человек всегда стремится следовать;



Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |   ...   | 15 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.