авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 |

«А Н Т Е Й И Л И ТВ Е Р (Иванов Л ука Мефодиевич) ПРЕДЫ СТО РИ Я Ч УВ А Ш С КО ГО Н АРО ДА (О пы т выявления ...»

-- [ Страница 4 ] --

Гуйлиху, как и его племянник Ушилу, был враждебен Китаю. Осенью 101 года до н. э. он ворвался в Китай и угнал несколько тысяч пленных. Зи­ мой он попытался вновь повторить свой поход на Китай, но так же как и его племянник Уш илу внезапно заболел и умер и на престоле вновь оказался наследник-младенец. Но время требовало энергичного правителя, и хунн ские старейшины вспомнили свою старую систему выборов - на случай войны избирать, «князей военного времени» (вождей-полководцев). В году до н. э. они избрали наиболее подходящего на этот момент «великого восточного князя» (младшего брата Ичисйе) - Цзюйдихэу.

«Великий восточный князь» Цзюйдихэу, став вождём-полководцем хуннов, показал себя благородным человеком, храбрым полководцем и ум­ ным политиком. В первую очередь, он попытался помириться с усиливаю­ щимся Китаем, заключив с ними договор «родства и мира».

Прибывшее к Цзюйдихэу китайское посольство ставило такие наглые условия примирения, что Цзюйдихэу фактически становился, согласно это­ му договору, вассалом китайского императора, что, конечно же, не устраи­ вало хуннского вождя. Раздражённые провалом переговоров члены китай­ ского посольства попытались организовать заговор против Цзюйдихэу, но заговор был раскрыт.

Провал посольства привёл в ярость китайского императора, и снова вспыхнула война (см.34, с. 111). В 99 году до н. э., китайцы организовали два безуспешных похода против Цзюйдихэу, потеряв в сражениях около человек. Китайский император У-ди не успокаивался на этом и посылал всё новые войска. В третий поход в этом же году выступил китайский полково­ дец Ли Лин с 5000 отрядом отборной пехоты.

Китайцы шли по безводной степи;

хуннские всадники настигали их;

пернатые стрелы с пронзительным свистом мелькали на солнце и вырывали, из среды китайских воинов всё новые и новые жертвы, а хунны всё усили­ вали свои нападения. Китайцы издержали все свои стрелы, и Ли Лин, видя невозможность дальнейшего сопротивления, отдал последний приказ: «вы­ ходить из окружения, кто как сможет». В результате, ему самому же не удалось выйти из окружения, и он попал в руки к хуннам (см.35, с. 111).

Цзюйдихэу не убил Ли Лина. Он считал его храбрым и достойным полководцем и женил его на своей дочери, дав ему в управление удел и динлинское племя хагасов, наградив титулом «западный чжуки-князь»





(см.37, с.35).

Ли Лин привёл с собой к хагасам (людям европеоидного физического типа) часть верных ему китайских воинов. Здесь он правил до глубокой ста­ рости. Он и пришедшие с ним китайские воины оставили после себя много­ численное потомство, коренным образом изменив физический тип местного хагаского населения, передав им многие свои монголоидные признаки.

В верности, описываемых этих событий Сыма Цанем, подтверждает­ ся тем, что на территории современной Хакасии археологами был обнару­ жен дворец Ли Лина, а недавно и его могила (см.34, с. 112).

Капитуляция Ли Лина произвела в Китае удручающее впечатление.

Император распорядился произвести расследование и покарать виновников.

Ввиду невозможности наказать Ли Лина, решили казнить его мать. За старую женщину заступился сам Сыма Цань (выдающийся историк древности К и ­ тая), но был обвинён в заступничестве за предателя, кастрирован и подверг­ нут в январе 98 года до н. э. тюремному заключению (см. 34, с. 112).

В 97 году до н. э. китайцы вновь напали на хуннов, но получили та­ кой ответный удар, что после этого им пришлось в течение семи лет соби­ рать новую армию. В этот напряжённый момент, когда китайцы в открытую готовились к новой войне, умирает Цзюйдихэу и на хуннский престол, в году до н. э., вступает его старший сын - Хулугу.

Реформировав свои войска в 90 году до н. э., китайский император У ди направляет их в составе 70 тыс. конницы и 100 тыс. пехотинцев против Хулугу.

Несмотря на тотальную мобилизацию, хунны в числе уступали ки­ тайцам. На западе против 40 тыс. китайцев они сумели выставить всего тыс. хуннов и 3750 пеших «чувашей» или в китайском произношении «че шисцев». Па востоке против 40 тыс. китайцев противостояло 30 тыс. хун­ нов. Хуже всего было в центре, где против 90 тыс. армии китайцев, Х улугу сумел выставить всего 50 тыс. хуннов и динлинов. Однако малочисленность хуннов с лихвой искупалась боевым духом кочевников, защищавших свои родные земли.

Измотав в мелких сражениях западные и восточные армии противни­ ка, Х улугу заманил основную (центральную) армию китайцев вглубь стра­ ны. Окружил её в центре своих восточных владений (в Хангае) и у гор Янь жень наголову разбил основную армию китайцев.

От этого поражения Китай долго не мог оправиться. Новое войско взять было неоткуда. К тому же в 87 году до н. э. умер инициатор войны китайский император У-ди. Хунны рассчитались с китайцами за все свои прежние обиды и снова, как и при Модэ, стали гегемонами Внутренней Азии. Но потчевать на лаврах своих побед им пришлось недолго. В их соб­ ственной среде возникли серьёзные противоречия, с которыми не смогли справиться слабые преемники доблестных предков «Великой Хунгарии»

(см.34, с. И 8).

П О Ч Е М У САВИРЫ С ТА Л И ИМ ЕН О В А ТЬ С Я ЧУВАШ АМ И ?

Мы уже выяснили, что пришедшие из тёплых южных мест потомки беглых рабов из Китая, холодные места современной Сибири, где прожива­ ли «лесные люди» (динлины), стали именовать словом - «сив р», то есть «холодной землёй». Где, слово «сивё» (в огурских языках), значит «холод», а «р» - «земля».



В огузских же языках, в результате редуцирования звуков, слово «р» превратилось в слово «ер» (земля), а звук «ё», вообще выпал из слова «сивё». Поэтому слово «сивё р» в огузских (тюркских) языках преврати­ лось в слово «сивер» (савир), а в латинской транскрипции в слово - «sever»

(север). В дальнейшем местное население Сибири, вместо прежнего своего названия «динлины», стало всё чаще именоваться - «савирами» (северяна­ ми).

Во времена одного из «великих переселений народов» основная мас­ са савирских (динлинских) племён ушла на запад, за Уральский хребёт60, где и стала известна: у восточноевропейских народов как «северяне», а у западноевропейцев - «норманны».

Часть савирских племён, отделившись от основной своей массы, ос­ талась проживать в лесах горного Алтая, а после частичного смешения с индоиранскими (арийскими) племенами перешла от лесного образа жизни к полустепной, занимаясь на южных склонах Алтайских гор пастбищным скотоводством.

В X IV - X III веках до н. э., после затопления Лю кчунской котловины, в верховья Иртыша пришли тюркоязычные земледельческие потомки серов (сижуны) и здесь смешались с угороязычными племенами савиров. Савир ская племенная знать с удовольствием приняла к себе в подданные потом­ ков серов, которые, будучи оседлыми земледельцами, не претендовали на их горные пастбища, занимали небольшие территории, а главное они обла­ дали секретами металлургии и изготовления оружия из металлов.

С течением времени более развитые тюркоязычные земледельческие племена пришельцев ассимилировали в своей среде местные менее разви­ тые кочевые угороязычные племена, превратившись к I I I - I I векам до н. э. в смешанные жуно-угорские племена, сохранив при этом их прежнее угор­ ское название «савиры», так как их племенная знать оставалась прежней.

В результате смешения тюркоязычных и угороязычных племён, в верховьях Иртыша на основе тюркского сложился своеобразный смешан­ ный язык подданных савирской племенной знати, названный впоследствии «алтайской семьёй тюркских языков», в которую входит и чувашский язык.

Сформировавшиеся на основе земледельческих племён, тюркоязыч­ ные алтайские савиры отличались своим миролюбием. Разрушительные войны земледельческим племенам савиров были не нужны. Поэтому они были народом не агрессивным, не стремившимся к завоеваниям, но при не­ обходимости они умели и храбро защищать свою свободу и достоинство.

В V III-V I веках до н. э., на территорию современного Казахстана пришли ираноязычные юэчжи (среднеазиатские скифы), которые, потеснив кангюйцев (предков казахов), оказались соседями алтайских савиров.

Встретив в излучине Иртыша среди воинственных хуннов миролю­ бивые племена савиров, юэчжи стали их именовать не словом «савир», а сходным в их языке {«метким» к этому случаю) словом «сабир», что в их языке и означало «мирный», «смирный», «кроткий». Местность же, где проживали «сабиры» (савиры), они стали именовать «Сабирией», то есть «Сибирью».

С лёгкой руки юэчжей и другие соседи савиров, стали их именовать «мирным племенем», или «мирными людьми», но уже на своих наречиях.

Так, например, «кроткий» (незлобивый) характер человека у узбеков выражается словом «ювош», у уйгуров - «жуваш», у каракалпаков - «жуу ас», у казахов (кангюйцев) - «шупаш» (пограничное мирное племя), у ту­ винцев - «чааш», у китайцев - «чаш», или «чеши», у предков балкарцев (Ка­ бардино-Балкарии) - «джууаш», а у предков болгар - «джувас». С этого времени часть савиров и стала именоваться китайцами словом «чеши», а соседними народами словами: «савир», «сабир», «шупаш», «суваз», или «джувас» (чувас, чуваш).

Вероятнее всего, этноним «чваш» пришёл к нашим предкам через протоболгарское племя «пулэй» (пулу), начавшее проживать в Турфане (на дне Лю кчунской котловины) совместно с проточувашским племенем (име­ новавшимся в китайском произношении, словом «чеши»), ещё со времён Модэ и его сына Лаошаня. А слово «шупаш», очевидно, появилось гораздо позже, когда одно из племен алтайских савиров было переселено в предго­ рья Тарбагатая для охраны западных границ хуннов с дружественными кан гюйцами (предками казахов). Здесь предки казахов стали именовать их не словом «джувас», или «жувас», а своим словом «шупаш», придавая этому слову значение «пограничники» {«маркоманы»).

Балкарские и булгарские слова «джууаш» и «джувас» вполне могли превратиться в чувашском языке в слово «чваш» (чуваш) из таких сообра­ жений: балкарский (булгарский) аффикс «дж» в чувашском языке превра­ щается в «ч», которое подтверждается тем, что название булгарского города Джукетау в чувашском языке превращается уже в город под названием Чукту, то есть балкарские (булгарские) слова, написанные как «джууас», или «джувас», произносятся на слух как «чууас», или «чувас», а в русском произношении как «чуваш».

Происхождение этнонима «чваш» от слова «мирный» (незлобивый) подтверждает также хорошо сохранившаяся ещё со времён Булгарии татар­ ская поговорка: «Чуваш эттэн юаш, песийдэн кырыс», что при дословном переводе означает «Чуваш смирнее собаки и злее кошки». Эта поговорка говорит о том, что одни из предков татар (булгары) тоже связывали слово «чуваш» со словом «юаш», которое (как и слово - «сабир»), означает: «мир­ ный», «смирный», «кроткий». Эта поговорка подтверждает также (в аллего­ рической форме) и предыдущее наше высказывание о том, что «чуваши, будучи сугубо мирным племенем, при необходимости могли достойно и храбро постоять за себя и свои земли». Венгерский ученый Г. Немет также считает, что в тю ркских языках слово «dzuvas» означает «мирный, радуш­ ный».

Таким образом, ко П-му веку до н.э. на Алтае сформировалось в со­ ставе десятиплеменных степных угров (смешанное из серов и угров) савир ское племя, именуемое: скифами - сабирами, тувинцами - чааш, китайца­ ми - чеши, кангюйцами (караханидами) - шупашами, другими тюркоязыч­ ными народами словами савир, суваз, джувас, или чуваш.

После смерти Модэ, при его сыне Лаошане, часть савиро-чувашей и усуней была переселена в Илийскую долину, а позже и в долины рек Тур­ фанской впадины. В Илийской долине ими было образовано царство Усунь, а в оазисах Турфана княжество Чеши, включая небольшое их вассальное владение Пулэй.

После же распада «Западного края» хуннов на Тарбагатайскую орду «караханидов», во главе которой закрепился знатный род Сюйбу, и на коро­ левство «модэаров», в верховьях Иртыша, во главе которых остался знат­ ный род Хуянь, савиры оказались расколотыми на три части.

Предки чувашей, оказавшиеся в составе Тарбагатайской орды, стали именоваться «шупашами», а проживавшие в оазисах Турфана «чешисцами»

(чувашами Алтайские же савиры, оказавшиеся в составе королевства «модэа ров», после разгрома их королевства сяньбийцами вместе с венгерским ко­ ролём, знатью из рода Хуянь и их подданными в 155 году н. э. бежали, под ударами сяньбийцев на запад. После этого они почти что на 200 лет исчеза­ ют из поля зрения историков древности, пока в 350 году н. э. не появляются в поле зрения европейской медиевистики (см.24, с.202), и становятся из­ вестными европейцам: одни уже как «уногуры» (венгры) Приуралья, а дру­ гие (чуть позже) - как прикамские сувары.

К Р А Т К А Я ПРЕДЫ СТО РИЯ “ЗАПАДНЫ Х Ж У Н О В ” В главе «хунно-угры» мы обусловливали: первоначально рассмотреть историю «восточных жунов», а только потом уже - «западных жунов».

Предысторию «восточных жунов» мы оставили в периоде расцвета «державы Хунну», заканчивающуюся для них постепенным растворением среди монгольских, маньчжурских и уйгурских племён.

Метисные племена, сложившиеся в результате смешения потомков серов (восточных жунов) со степными угорскими племенами, мы именовали «хунно-уграми».

После затопления Турфанской впадины часть земледельческих по­ томков серов, оказалась в степях Восточной Сибири. Проживая в среде ко­ чевых племён, потомки серов (восточные жуны) здесь растеряли все свои земледельческие навыки, превратившись в кочевые хунно-угорские племе­ на.

Теперь же наступила очередь к рассмотрению истории «западных жунов» - другой ветви тюркоязычных (огурских) племён, предки которых (кидане, или тюрки) в X IV -X III веках до н. э. ушли из оазисов Турфана на север - в верховья Иртыша и Селенги;

где, проживая вперемежку с динлин скими племенами савиров не утрачивая своих земледельческих навыков, продолжали заниматься в долинах рек, стекающих с южных склонов Алтай­ ских гор, как поливным, так и богарным земледелием.

Эта часть тюркоязычных савиров стала в дальнейшем именоваться по названию их угорской племенной знати савирами, или обобщённо «жуно утрами». Таким образом, во главе савиров осталась угорская племенная знать, а у их подданных верх одержал тюркский (огурский) язык пришель­ цев (сижунов). В дальнейшем алтайские савиры уже числились в составе тюркоязычных племён, аналогично тому, как тюркоязычные протоболгары, переженившись на женщинах южнославянских племён (переняв язык своих матерей и жён), стали числиться уже в составе славянских народов.

Третья же часть здешних потомков серов, спасшаяся от наводнения в предгорьях Наныпаня (хребет Пржевальского), освоила после наводнения оазисы реки Данхэ и Тарима, занимаясь здесь орошаемым земледелием.

Потомков серов, проживавших в долине Тарима, китайцы именовали - «ка ракиданями», а проживавших в долине реки Данхэ - «усунями», или «боль­ шими жунами».

В I I I -ем веке до н. э., в начале правления Модэ, юэчжи силой захва­ тили усуньские земли в Турфане. М ного воинов и усуньской знати полегло в сражении с юэчжами. Их предводитель с малолетним сыном и остатками своего народа отступил во владения Модэ-хана. Пограничные воинские от­ ряды Модэ (усуни и шупаши), посчитав это вражеским нападением, вступи­ ли с ними в бой, а пока разобрались, убили их государя. Модэ отнёсся ми­ лостиво к оставшимся без государя и племенной знати усуням.

Они не были ни перебиты, ни разогнаны. Модэ расселил их среди (родственных им) потомков серов (алтайских савиров), проживавших на западных склонах Монгольского Алтая, а малолетнего сына убитого госу­ даря усуней Модэ взял в свою ставку для надлежащего его воспитания. На­ счёт усуней и их малолетнего государя у Модэ были свои, далеко идущие планы (см.35, с. 100).

В связи с тем, что «восточные жуны» (хунно-угры) с течением вре­ мени перестали заниматься земледелием, а перешли на кочевой скотоводче­ ский образ жизни, в «державе Хунну» всё острее становился вопрос обеспе­ чения населения продуктами земледелия (см.34, с.121).

Если до поражения Туманя (отца Модэ) в войне с китайцами и юэч­ жами эта проблема худо или бедно решалась поставками продуктов земле­ делия из орошаемых земель Турфана и Илийской долины, а также с земель на западных склонах Монгольского Алтая и верховьев Иртыша, то после поражения Туманя все эти земли оказались в руках юэчжей, лишив хуннов их основной зерновой житницы.

Чтобы решить эту продовольственную проблему за счёт набегов на плодородные земли Китая, у Модэ не было ещё достаточных сил.

В целях решения этой сложной продовольственной проблемы, после возвращения из успешного похода против дунху, Модэ-хан не распустил свои войска, а неожиданно напал на юэчжей и прогнал их со склонов М он­ гольского Алтая, восстановив свои прежние границы с дружественными кангюйцами (одними из предков современных казахов).

Объединив земледельческие племена усуней и часть савиро-чувашей, Модэ в дальнейшем планировал очистить от юэчжей Илийскую долину и оазисы Турфана и переселить туда племена усунь и алтайских савиров, по­ ставив во главу их сына убитого усуньского государя, воспитываемого для этой цели в ханской ставке Модэ, с присвоением ему хуннского титула «гуньмо» (см.34, с.58).

Для начала молодому «гуньмо» (уже после смерти Модэ) силами усуней и алтайских савиров поручалась нетрудная задача по охране запад­ ных границ «державы Хунну» с дружественными кангюйцами (предками казахов) (см.35, с. 100).

То обстоятельство, что предки чувашей были поставлены для совме­ стной охраны с усунями западных границ с Кангюем, повлияло на то, что предки казахов (кангюйцы) стали именовать их не по самоназванию «чваш», а словом «шупаш», которое в языке предков казахов означало «по­ граничник». То есть, одни из предков казахов (кангюйцы) воспринимали самоназвание чувашей не в значении «мирный» или «кроткий», а в значении «хуннских военных поселенцев», поставленных для охраны западных гра­ ниц «империи гуннов».

Метисные племена жуно-угров, сложившиеся в результате смешения сижунов с угороязычными савирами, под защитой «державы Хунну», в ско­ ром времени так сильно выросли в числе, что к концу I -го века до н. э. они заполнили степные пространства и долины рек: от Алтайских гор на севере, до хребта Пржевальского на юге.

С течением времени жуно-угры (алтайские савиры) всё больше обо­ сабливались как по внешним морфологическим признакам, так и по образу жизни от «восточных хунно-угров». Южнее Алтайских гор их все чаще ста­ ли именовать «жунгурами», или «джунгарцами». Их западные лули-князья так возвысились, что образовали свою ставку в «Западном крае» и стали соперничать по своему могуществу с «восточными великими князьями».

Проживание жуно-угров (джунгарцев) на территории между Алтаем и Тянь Шанем подтверждается тем, что здесь сохраняются до сих пор горы под названием «Джунгарского Алатау».

Проживавшие же севернее Алтайских гор жуно-угры (те же алтай­ ские савиры) именовались местными сибирскими племенами за их знания и умения «мудрым народом» или «чародеями». В памяти славянских племен они сохранились как мифический народ под названием «чудь».

КРИЗИС “ДЕРЖ АВЫ Х У Н Н У ” Мы уже отметили, что «держава Хунну» наивысшего своего расцвета достигла при хане (шаньюе) Хулугу, который, будучи дальновидным поли­ тиком, заранее предвидел, что «Восточный край» Хуннской державы посте­ пенно хиреет и всё большую значимость приобретает «Западный край» его державы. По его мнению, верховную ставку (столицу) следовало бы перене­ сти в «Западный край» их державы - в Джунгарию.

В 85 году до н. э. Хулугу заболел. В предсмертном завещании он по­ велевал перенести ханскую ставку в «Западный край» и поэтому (после его смерти) просил не сажать на престол своего малолетнего сына, а передать власть западному «лули-князю» (см.34, с. 120). Но это распоряжение (о пе­ реносе верховной ставки в «Западный край») не было выполнено. Придвор­ ная клика скрыла это распоряжение Х улугу и возвела на престол (якобы согласно завещанию Хулугу) молодого сына восточного «лули-князя», по имени Хуанди, чтобы самим править его именем, в то время как правителя­ ми хуннов по закону могли быть только «великие восточные князья», а не «лули-князъя».

Сохранить в тайне обман с завещанием, в котором участвовало много людей, невозможно. Первыми узнали обо всём западный «лули-князь», ко­ торый по завещанию Х улугу должен был занять царский престол и брат Хулугу, который мог бы по праву, будучи «великим восточным князем» и из-за малолетства наследника, занять престол брата. После раскрытия обма­ на, опасаясь за свои головы, они оба решили откочевать подальше - в безо­ пасные места. Единство хуннского общества было нарушено. В среде хунн ских князей начались бесконечные раздоры и войны. На востоке Ухуань, а на западе У сунь и Согдиана выпали из сферы хуннского влияния. Несмотря на эти осложнения, придворная клика ради грабежей и своей наживы гото­ вилась к войне с Китаем.

Китайцы знали, что хунны готовятся к нападению. Поэтому, когда в 80 году до н. э. 20 тыс. хуннов ворвались в Китай, они были разбиты и бе­ жали, потеряв около 9000 человек (см.37, с.78). В 78 году до н. э. хунны, с 4000 войском, вновь вторглись в Китай, но предупреждённые разведкой, снова были разгромлены, потеряв в сражении около 2000 человек.

После обособления от хуннов, Усунь уплывала из рук хуннских пра­ вителей. Одна из жён усуньского «гуньмо» (титул усуньского правителя, данное ему Модэ-ханом), по имени Гяй-ю, была очень энергичной китаян­ кой. Она приспособилась к обычаям усуней, переходила по наследству от одного правителя к другому, нарожала им много детей и возглавила в Усу ни группу прокитайской ориентации. Она говорила, что «держава Хунну»

разваливается и им следует окончательно отделиться от хуннов и вступить в союз с Китаем.

В 73 году до н. э. царевна Гяй-ю уговорила своего мужа попросить помощи у китайцев и сообща свергнуть хуннского шаньюя (царя), который обманным путём взошёл на хуннский престол, и согласно завещанию Хулу­ гу он мог бы сам, став хуннским царём, перенести их ханскую ставку в «За­ падный край». Китайское правительство с восторгом подхватило идею усуньской царевны и начало готовиться к походу против Хунну.

В 72 году до н. э. китайцы мобилизовали 160 тыс. легких конников и пятью колоннами выступили на север, и одновременно 50 тыс. усуней пре­ дательски напали на хуннов с запада. Китайские приготовления не остались тайной для хуннов, и они заблаговременно откочевали в недоступные для китайцев пустынные места, что свело на нет все действия китайских полко­ водцев (см.37, с.81-82).

Зато несомненный успех выпал усуням, которые разгромили намест­ ника «Западного края» хуннов, захватили его ставку, увели в плен 39 тыс.

человек и угнали 700 тыс. голов скота. В довершение беды восстали: на вос­ токе - ухуани, а на севере страны - динлины.

Собрав все силы, хунны двинулись усмирять усуней. Зимой в 72- годах до н. э. они ворвались в усуньские селения и кочевья, уничтожив ста­ риков и детей. Все более крепкие люди бежали в горы. Па обратном пути хуннское войско застиг сильный снегопад, а затем ударил сильный мороз и сковал снежный покров. Неподкованные копыта хуннских лошадей не мог­ ли пробить твердый наст, поэтому кони хуннских воинов не могли добрать­ ся до травы и падали от бескормицы. Вместе с ними умирали и воины: от холода и усталости. Почти всё их войско погибло (см.34, с. 126).

Летом 71 года до н. э. усуни с запада, ухуани с востока, а динлины с севера ворвались на хуннские земли и без устали рубили и грабили осла­ бевших и деморализованных хуннов (см.35, с. 127). Силы хуннов иссякли настолько, что в 70 году до н. э. трёхтысячный отряд китайской конницы ворвался в степь и захватил скот и пленных. Царевна Гяй-ю сделала для китайской политики на западе больше, чем многотысячное войско китайцев, которые ранее уже не раз пытались покорить Чеши и Усунь (см.34, с. 127).

В 68 году до н. э. умер Хуанди. Согласно принятому старинному обычаю власть перешла, не к сыновьям Хуанди, а к восточному «чжуки князю», с именем Хюйлюй-Цюанькюй. После возвращения из неудачного похода против Китая, в 60 году до н. э., он был отравлен заговорщиками, и власть (с нарушением хуннской традиции, по которому правителями хуннов могли быть только «восточные великие князья») перешла к западному «чжуки-князю» (потомку «тихого» Увэя) - Туцитану, взошедшего на пре­ стол под именем Уянь-Гюйди. Выдвижение Туцитана на хуннский престол было связано с пониманием необходимости переноса ханской ставки в «За­ падный край» как и завещал Хулугу.

Уянь-Гюйди, взойдя на престол, казнил большинство вельмож и при­ ближённых своего предшественника. Особая опасность нависла над головой сына Хюйлюй-Цюанькюя, по имени Гихэушань, который успел скрыться в небольшом своём владении, между Усунью и Кангюем, то есть на террито­ рии современного Казахстана (см.34, с.131). Здесь Гихэушань был под на­ дёжной защитой усуньского царя (гуньмо).

Террор, начатый Уянь-Гюйди, напугал старейшин родов прежней ди­ настии, и они решили свергнуть правителя-самозванца, и претендентом на царский престол выдвинули сына предыдущего своего правителя, по имени Гихэушань, скрывающегося от преследования Уянь-Гюйди за пределами досягаемости «новоиспечённого» правителя-самозванца.

40 тыс. повстанцев встретились с войском Уянь-Гюйди. Однако бит­ вы не произошло: войска шаньюя (царя) разбежались, отказавшись его за­ щищать. Покинутый всеми Уянь-Гюйди покончил жизнь самоубийством, считая себя правым в стремлении перенести ханскую ставку хуннов в «За­ падный край».

Таким образом, повстанцы одержали победу, и предложенный пов­ станцами претендент Гихэушань в 58 году до н. э. вступил на царский пре­ стол хуннов, под именем Хуханье.

У Хуханье был родной брат Хутуус, который был тоже сторонником переноса столицы хуннов в «Западный край». В 55 году до н. э., Хутуус по­ ссорившись (на этой почве со своим братом) наделил себя тоже царским титулом, и стал именоваться Чжичжи-шаньюем или Чжичжи-ханом, обосо­ бившись в «Западном крае» от Хуханье, чтобы впоследствии перенести сю­ да и саму восточную (главную) столицу хуннов.

В 54 году до н. э. он напал на своего брата Хуханье, обратил его са­ мого и его войско в бегство, а затем разгромил и историческую ханскую ставку хуннов, испокон веков располагавшуюся на территории Халхи в Хангае (см.35, с. 118), после чего опять возвратился в «Западный край».

Здесь он (в Таласской долине) начал строить новую столицу хуннов и при защите её от китайцев (около 47 года до н. э.) погиб в сражении. Таким об­ разом, желание переноса хуннской столицы в «Западный край» опять про­ валилось.

Положение Хуханье было весьма тяжёлым. В стране длительное вре­ мя царил раздор, как между самими братьями, так и между крупными родо­ выми князьями. Он понимал, что продолжая в таких условиях враждовать с огромным Китаем - он обречён, и поэтому решил заключить с Китаем дого­ вор «родства и мира», послав своего сына в Китай, официально - на службу, а на самом деле - в качестве заложника. Мирный договор, заключённый в 47 году до н. э. гласил, что «Дома Хань и Хунну - равноправны» (см.34, с. 140).

В 31 году до н. э. умирает Хуханье. Престолонаследие в дальнейшем у хуннов (в течение нескольких поколений их царей) передаётся без всяких осложнений и социальных потрясений. Поэтому эту часть истории Х унну мы рассмотрим лишь - в кратком изложении.

После смерти Хуханье хуннским правителем становится его старший сын (от второй жены) - Фучжулэй. После смерти Фучжулэя в 20 году до н.

э., царский престол переходит к его младшему брату Сэусйе. В 12 году до н.

э. Сэусйе умирает, и престол переходит к его двоюродному брату с именем Гюйя. После смерти Гюйи правителем хуннов, в 8 году до н. э. стал его младший брат - Учжулю.

Все вышеперечисленные хуннские правители, начиная с Хуханье, от­ правляли своих старших сыновей на придворную службу в Китай, где те жили на положении почётных заложников (см.34, с. 151).

В 1-ом году нашей эры умирает китайский император Айди и на ки­ тайский престол вступил малолетний его сын Пин-ди. Регентшей была объ­ явлена императрица, а фактическим правителем стал её фаворит Ван Ман.

Ван Ман был человеком, преисполненным манией величия. Беспре­ дельная власть, которой он стал обладать в Китае (после присвоения себе титула императора), ему казалось недостаточной, то он решил эту свою власть распространить и на «державу Хунну». Для исполнения этой своей цели он задумал вначале раздробить хуннов на мелкие княжества, поставив их в вассальную зависимость к себе. Для этого он пригласил к себе (якобы в гости) 15 князей из знатного рода Хуханье и предложил им стать самостоя­ тельными царствами, отделившись от Учжулю, обещая оказать им необхо­ димую помощь.

Хуннские князья не пошли на измену. Китайцам удалось заманить в расставленные сети лишь одного из них, по имени Хянь. Он, ничего не по­ дозревая, приехал с двумя своими сыновьями, надеясь лишь попировать и получить подарки, а его схватили и в 11 году н. э. «силою произвели в шаньюи» (присвоив ему царский титул), взяв в заложники обоих его сыно­ вей (см.37, с. 106).

Учжулю, узнав о попытке принуждения его князей к измене, сразу же вспомнил, что Ван Ман - самозванец не имеющий никакого отношения к цар­ ствующему китайскому Дому Хань и являющемуся лишь фаворитом китай­ ской императрицы, обозвал его узурпатором и разорвал мирный договор с К и­ таем. Началась война. Летучие отряды хуннов мигом опустошили границу и угнали к себе огромное количество скота и пленных. Богатые области Китая, 80 лет не видавшие набегов кочевников, за один год опустели (см.34, с.157).

Чтобы все же посеять раздор среди хуннских князей, Ван Ман послал к ним для тайных переговоров лже-шаньюя Хяня, но последний вместо вы­ полнения поручения китайского императора, явился к Учжулю и рассказал о принудительном присвоении ему этого царского титула. Учжулю поверил ему и не стал его казнить. Когда же это стало известно в Китае, Ван Ман приказал казнить сына Хяня. Другой сын Хяня умер в заложниках от болез­ ни (см.34, с.157).

В 13 году н. э. умирает Учжулю. К концу правления Учжулю боль­ шую власть при царском дворе вновь приобретает знатный род Сюйбу (бывшая царствующая династия, по отцовской линии Модэ) во главе с глав­ ным хуннским судьёй Сюйбуданом. Сюйбудан говорил: «Давайте изберём нашего правителя, того, кого хочет видеть на этом месте китайский импера­ тор Ван Ман, тем самым и помиримся с Китаем». С тем, чтобы ублажить Ван Мана, Сюйбудан и его партия (примирения с Китаем) возводят на хунн­ ский престол незадачливого ставленника Ван Мана - Хяня, не зная ещё о том, что Ван Ман уже казнил его сына-заложника.

Ван Ман длительное время обманывал Хяня, уверяя, что его сын жив.

Хянь ждал возвращения сына и всеми силами препятствовал своим поддан­ ным продолжать войну с Китаем, но в мае 15 года н. э. он узнал о казни сво­ его сына и война вспыхнула с новой силой.

В 18 году н. э. умирает Хянь, и на престол вступил его брат Юй.

Шаньюй (царь) Ю й оказался умным и жёстким политиком, при котором все спорные пограничные вопросы с Китаем были решены в пользу хуннов.

В 46 году н. э. Ю й умер. Престол перешёл к его сыну - Пуну. Но здесь появился второй претендент на престол - это сын Учжулю (внук Х у­ ханье) по имени Би. Его сторонники считали: так как дед Пуну (шаньюй Хянь) сел на престол с нарушением хуннских правил (был выбран в угоду китайцам), то его наследники (как сейчас говорят) - «нелегитимны».

В 48 году н. э. старейшины восьми южных родов провозгласили Би своим правителем (шаньюем), присвоив ему, имя деда - Хуханье II и отко­ чевали к границам Китая, с которыми (после смерти Ван Мана) установили мирные отношения, обязуясь нести охрану северных границ Китая (см.37, с. 116). Дом Хунну, по сему обстоятельству, разделился на северных и ю ж­ ных. Шаньюем (правителем) северных остался Пуну, а у южных, шаньюем стал Би, или Хуханье II.

УСУНИ Как мы уже установили, до затопления Лю кчунской котловины (Турфанской впадины) там проживали земледельческие тюркоязычные по­ томки серов (жуны).

С началом затопления Турфанской впадины основная часть потомков серов ушла на восток, другая - на север, а оставшаяся их часть в Турфане спаслась на отрогах Наныпаня (хребет Пржевальского).

Потомки серов, оставшиеся в Турфане, именовались усунями, ушед­ шие на восток - «восточными жунами», а ушедшие на север - «западными жунами» или «сижунами».

Ушедшая на восток часть «восточных жунов» впоследствии раство­ рилась в среде потомков беглых рабов из Китая, сложившись в степях Цен­ тральной Азии в западномонгольские и восточномонгольские племена, под общим названием дунху, а другая их часть, смешавшись в степях Прибайка­ лья со степными угорскими племенами, стала именоваться «хунно-уграми»

или просто - «хуннами» или «гуннами».

Потомки же серов, ушедшие на север (западные жуны или сижуны), смешавшись в верховьях Иртыша с угороязычными племенами, стали име­ новаться «жун-гурами», или «джунгарцами», в числе которых находились и предки чувашей.

В конце правления Туманя (отца Модэ) большинство земледельче­ ских районов на юге и западе Хунну, оказалось в руках юэчжей, и хунны испытывали острый недостаток в продуктах земледелия. С земледельческим Китаем продолжалась война, а сами «хунно-угры» (на востоке) земледелием уже не занимались.

Занявший (после Туманя) хуннский престол Модэ, в первую очередь освободил от юэчжей свои западные земли, откуда и стал получать какую то часть необходимой ему земледельческой продукции. Основные же их зерновые житницы (в Илийской долине и оазисах Турфана) продолжали оставаться в руках юэчжей.

После наводнения в оазисах Турфана, как мы установили выше, оста­ лись проживать: в долине реки Данхэ - усуни, а в долине реки Тарима каракидане.

Усуни - прямые потомки местных серов отличались от кочевавших вокруг Турфана - синов, своим высоким ростом, и поэтому кочевые племе­ на синов именовали их тюркским, словом «узун». Где слово «узун» в их тюрко-огузском языке означало «длинный» (высокий или большой). После окончания наводнения в оазисах Турфана усуни образовали свое царство под названием Усунь.

Усунь - древнее тюркоязычное племя, сохранившееся на отрогах Наныпаня как осколок тюрко-огурских серов (жунов)61, проживавших до «потопа» в оазисах Турфана. О древности усуней подтверждают и китайцы, которые ещё в V II-ом веке до н. э. предгорья Наныпаня, уже в те времена, именовали «древней усуньской землёй» (см.34, с.58).

В конце Ш -го века до н. э. юэчжи захватили оазисы Турфана. Далее в изложении материала мы должны несколько повториться.

Часть усуней во главе со своим государём и малолетним сыном от­ ступила к хуннам. Усуньский государь в стычке с хуннами был убит, а его двухлетний сын, рожденный в 176 году до н.э. стал воспитываться в хан­ ской ставке Модэ, с присвоением ему хуннского титула «гуньмо», что пер­ воначально означало «молодой царь» (царевич), закрепившись впоследст­ вии как официальный титул усуньского царя.

У Модэ была цель - во что бы то ни стало вернуть хуннам, занятые юэчжами оазисы Турфана и Илийской долины и возродить там свои преж­ ние зерновые житницы. Для выполнения намеченной цели, бежавших к не­ му усуней, Модэ временно поселил на землях алтайских савиров и стал их готовить, совместно с предками чувашей, для будущего заселения оазисов Турфана и Илийской долины, поставив во главу их молодого усуньского «гуньмо» (государя), воспитанного для этой цели в ханской ставке Модэ.

Первоначально молодой «гуньмо» охранял лишь границы Хунну, а когда он возмужал и набрался опыта на пограничной службе, сын Модэ Лаошань (после смерти отца) разрешил ему отомстить юэчжам за захват ими усуньских земель. Молодой «гуньмо» вторгся в Илийскую долину и прогнал отсюда юэчжей (см.35, с. 101), начав вместе с чувашами (шупаша ми) осваивать плодородную Илийскую долину.

Модэ был не только храбрым полководцем, но и дальновидным по­ литиком, планируя переселение земледельческих племён в Илийскую доли­ ну и оазисы Турфана. Он не ограничивался освобождением от юэчжей толь­ ко Илийской долины. Следующей его задачей было освобождение от юэч­ жей и оазисов Турфана, куда он хотел переселить племена предков чувашей.

С тем, чтобы искусные земледельцы не тратили своё время на другие цели, он запретил им заниматься скотоводством, а специально прикрепил к ним воинственное скотоводческое племя «пулу» (пулэй) для обеспечения их продуктами скотоводства и надлежащей защиты.

В 174 году до н. э. Модэ умирает и завещает эти свои планы осущест­ вить своему сыну Лаошаню, который и приступил к незамедлительному выполнению завещания своего отца.

В 174-165 годах до н. э. юэчжи были разгромлены Лаошанем, а их правитель Кидолу был убит в сражении, и юэчжи больше не помышляли о возобновлении войны с хуннами (см.34, с.69).

После разгрома юэчжей, предки чувашей и пулэйцы были переселе­ ны Лаошанем на территорию Турфана.

Усуни же были оставлены в Илийской долине, и они в скором време­ ни заняли всё Семиречье (см.37, с.191). Возмужавший усуньский «гуньмо»

(с малолетства воспитывавшийся в ханской ставке Модэ) настолько усилил­ ся, что его потомки после смерти Лаошаня даже осмеливались отказываться от участия в совете старейшин Хунну, то есть они фактически уже переста­ ли подчиняться хуннам, образовав здесь свое царство Усунь.

Численность усуней в этот период оценивалась китайцами в 630 тыс.

человек, а их войско - в 188 тыс. человек. Это была (по тем временам) гроз­ ная сила, с которой приходилось считаться, и поэтому хунны в тот период старались жить с ними в мире и согласии (см.34, с.70).

Усуньский правитель продолжал именоваться (присвоенным ему Модэ) хуннским титулом «гуньмо». Родовые князья усуней именовались «беками», что и значило - «князь», а князья из царствующего рода (как и у хуннов) именовались уже «великими князьями», которое на их языке соот­ ветствовало слову «усунь-бек» или «узун-бек». Где слово «узун» означало «большой» или «великий».

После захвата усунями Согдианы, по названию племенной знати за­ воевателей, именуемых - «узун-беками», некоторые сакские племена Со­ гдианы впоследствии стали именоваться «узбеками» или «сак-усунями»

(см.60, с.45), являясь подданными усуньского «гуньмо» (усуньского царя).

К началу нашей эры Усунь стала распадаться на мелкие княжества, постепенно растворяясь среди предков узбеков и казахов. К примеру, в году до н. э. только один из усуньских беков, утеснённый китайцами, увёл к предкам казахов (кангюйцам) 80 тыс. усуней (см.34, с. 152). Вероятнее всего, так поступали и другие усуньские князья (беки) переходя в подданство к согдийцам или кангюйцам. Очевидно, поэтому-то в дальнейшем почти ис­ чезают упоминания об усунях. Последнее упоминание об усунях встречает­ ся в 436 году н. э., где сообщается, что одно из племён усуней проживало на западных отрогах Тянь-Шаня (см.37, с.528). К этому времени усуни стали так малочисленны, что на них уже никто не обращал внимания. Последние их остатки, видимо, окончательно смешались с согдийцами (сакскими пле­ менами). Высокорослые потомки усуней, именующиеся теперь уже узбека­ ми, до сих пор встречаются среди горных жителей Самаркандской области Узбекистана (см.34, с. 152).

Усуни, с течением времени, смешались с кангюйцами и сакскими племенами, обособились от чувашей (чешисцев), сложившись в другую (чем предки чувашей) ветвь тюркоязычных племён, не являющуюся целью наших изысканий.

Ч У В А Ш С К О Е К Н Я Ж Е С ТВ О (ЧЕШ И) Переселение чувашей (чешисцев) совместно с пулэйцами в оазисы Турфана, можно считать для предков чувашей возвращением их на истори­ ческую Родину своих предков (серов).

В древности, когда здесь проживали потомки серов, общие предки тюркоязычных (огурских) племён в Центральной Азии ещё продолжали сохраняться, из-за отсутствия стока вод в Мировой океан (аналогично Кас­ пийскому и Аральскому морям), многочисленные водные остатки древнего «восточного Тетиса», такие как «Таежное море» и «Ханьхай-море». Поэто­ му климат Центральной Азии того периода был более влажным, чем во 11 ом веке до н. э., когда туда были переселены чуваши (чешисцы) (см.34, с.98).

В окружавших Турфанскую впадину горах (до X IV -го века до н. э.) было достаточно ледников и снега, которые питали многочисленные реки и ручьи Турфана того периода. К примеру, на картах составленных китайски­ ми историками древности, ныне пересыхающие и теряющиеся в песках реки Турфанской впадины показаны полноводными, а оазисы в их долинах процветающими (см.34, с.93). И неудивительно, что эта небольшая область в те времена могла прокормить такое большое количество населения, кото­ рое, расселившись отсюда в X IV -X III веках до н. э. смогло стать бесспор­ ным гегемоном среди остального населения Внутренней Азии.

О том, что 3500 лет тому назад климат Турфана был значительной влажности говорит наличие здесь русла большой высохшей реки и многих высохших ручьёв. Высохли они уже в исторически-обозримое время, так как на берегу сухого русла реки остались стоять развалины храмов и мона­ стырей (см.35, с.95). Грумм-Гржимайло убедительно доказал, что первые известные обитатели Турфанской впадины имели не китайское, а индоиран­ ское происхождение, знавшие уже в те времена систему кяризного ороше­ ния (см.34, с.94). По утверждению Грумм-Гржимайло, предкам тюркоязыч­ ных (огурских) племён, в том числе и предкам чувашей (чешисцам), при­ надлежит слава создания здесь городов и храмов, которые и ныне пленяют, ведущих здесь археологические раскопки учёных (см.34, с.94).

После истечения водных остатков «восточного Тетиса» в Средизем­ номорье, влажность климата в Центральной Азии стала резко падать, сни­ зившись на 100-150 мм (см.34, с.93). Природные условия здесь уже начали изменяться в худшую сторону. Существовавшие здесь прежде озёра и реки постепенно истощались, а ручьи ушли в недра земли - под раскалённый щебень и песок пустыни Такла Макан. Оскудела растительность. Горячие вихри занесли песком руины крепостей и храмов, и теперь некоторые учё В месяц «юпа уйшх» (месяц столба) древние чуваши сооружали по­ стоянный антропоморфный памятник из дерева или камня (юпа), который и изображен на переднем плане картины «Древние чуваши».

ные даже не хотят верить, что здесь были цветущие места, где ключом била богатая жизнь.

Появившиеся здесь китайцы (в 108 году до н. э.), сравнивая здешние реки с указанными в их картах (полноводными реками), назвали их «че­ тырьмя убогими ручьями» (см.34, с.94), а немногочисленные племена, про­ живавшие со своим удельным князем в оазисах этих «убогих ручьёв», они назвали (исходя из их самоназвания «чваш» княжеством Чеши.

Таким образом, предки чувашей (чешисцы или чеши), появившиеся в 170 годах до н. э. в Люкчунской котловине, увидели здесь совсем другую картину, чем ту, которую созерцали их предки. Здешние реки и ручьи про­ должали всё больше мелеть. Причём, вернувшиеся сюда предки чувашей и болгар (племена чеши и пулэй) устраивали здесь свои поселения и стойби­ ща в небольших сохранявшихся оазисах, например, чешиские (чувашские) земледельческие племена - у склонов Тянь-Шаня, а кочевые (скотоводче­ ские) пулэйские племена - у озера Баркуль, где они занимались также и ры­ боловством (м.34, с.95).

Княжество чувашей (Чеши), расположенное в Турфанском оазисе (на дне Люкчунской котловины), было связано с «державой Хунну» тесными экономическими, родственными и политическими узами. Хунны отсюда черпали необходимые предметы ремесла и продукты земледелия.

В 103 году до н. э. китайский полководец По-ну с 20-ти тысячным войском выступил против хуннского правителя Ушилу, и проходя Турфан ский оазис, разгромил княжество чувашей (Чеши).

В 90 году до н. э. китайцы на западе, в центре и на востоке хуннских границ начали наступление против «державы Хунну».

На западе с 40-тысячной армией наступал китайский полководец Ман Тун, против которого хуннский полководец «Западного края» Янькюй, смог выставить всего лишь 20 тыс. хуннов и 3750 пеших чувашей (чешисцев).

Чтобы измотать китайское войско Янькюй не принял боя, а отступил через земли чешисцев (чувашей) вглубь страны.

Хотя китайцы в конечном итоге и потерпели поражение от хуннов, но княжество чувашей (Чеши), так и осталось в руках китайцев. И лишь в году до н. э. хуннам удалось прогнать оттуда китайский гарнизон, и княже­ ство чувашей (Чеши) вновь вернулось к хуннам.

В начале 70-х и в конце 60-х годов до н. э. у хуннов наблюдается пе­ риод упадка. Летом 71 года до н. э., усуни с запада, ухуани с востока и вос­ ставшие динлины с севера ворвались на хуннские земли. От Хунну отложи­ лись все подвластные владения, за исключением чувашей (чешисцев) и пулу (пулэйцев) (см.34, с. 127), для которых наступили самые тяжёлые времена.

В 68 году до н. э. два китайских офицера, Чжин Ги и Сыма Хи, с от­ рядом в 1500 воинов и с 10 тыс. прокитайски настроенных союзников, мо­ билизованных на борьбу с хуннами, напали на чешисцев (чувашей) и взяли их столицу (крепость) Джуки-кала (в китайском произношении - Чжоха хота) (см.37, с.208).

Недостаток продовольствия заставил китайцев отступить, но на сле­ дующую осень они снова выступили в поход. За это время чувашский (че шиский) владетель успел обратиться к хуннам с просьбой о помощи, но не дождался её. Находясь в безнадёжном состоянии, он решил (для видимости) перейти на сторону китайцев, но те потребовали доказательства его «ис­ кренности», поставив ему условие, разгромить дружественное чувашам (чешисцам) владение Пулэй (см.34, с.129).

Потеря чувашского княжества (Чеши) больно ударила по Хунну, так как народ сразу же начал нуждаться в хлебе. В 64 году до н. э. 12 тыс. хун­ нов напали на китайский гарнизон, запершийся в крепости Чжоха-хота, и вынудили их убраться из Чеши.

В результате 6-ти летней войны ирригационные сооружения чувашей (чешисцев) были выведены из строя, и в 62 году до н. э. цветущий Турфан ский оазис предками чувашей был временно заброшен.

Жалкие остатки чешисцев (чувашей), после разгрома их земель, рас­ селились по южным и северным склонам Тянь-Шаньских гор. Предки чу­ вашей, поселившиеся на южных склонах Тянь-Шаня, стали именоваться Передними Чеши, а поселившиеся на северных его склонах Задними Чеши.

В 40-х годах до н. э. численность населения Переднего Чеши оцени­ валось китайцами всего лишь в 6050 душ, а Заднего Чеши - 4774 душ обое­ го пола, сократившись, за период военных действий, в десятки раз (см.31, с.217).

Чешиские (чувашские) князья после ухода хуннов стали обладать лишь номинальной властью, практически во всём подчиняясь (наделённым неограниченной властью) китайским наместникам. Так, например, в 3-ем году до н. э. приставленный к чувашскому князю китайский чиновник даже арестовал князя Заднего Чеши - Гугюя.

Зная, что ему грозит долгая тюрьма или даже смерть, он рискнул и убежал к хуннам. Вместе с ним передался хуннам офицер китайской служ­ бы по имени Танду, по происхождению хунн. Хуннский правитель Учжулю принял было перебежчиков, но по настоянию фаворита китайской императ­ рицы Ван Мана, чтобы наладить мирные отношения с Китаем, выдал их китайскому послу. При этом он просил пощадить Танду и чувашского князя Гугюя, но оба были обезглавлены (см.37, с.210). Другой раз, но уже в году н. э., китайский пристав Дао-ху казнил чувашского (чешиского) князя сам, даже не спрашивая дозволения на эту акцию у вышестоящих китайских властей (см.34, с.156).

Через земли чувашей (чешисцев) проходил «Великий шёлковый путь», и поэтому китайцы Переднее и Заднее Чеши держали под своим не­ усыпным контролем, создавая здесь свои гарнизоны и военные поселения.

После открытия «Великого шёлкового пути» чувашам (чешисцам) стало известно, что на западе (за Сарматским, или Скифским морем) между современными Каспийским и Чёрным морями, раскинулись (обезлюдившие после «потопа») бескрайние, благодатные для скотоводства и земледелия ковыльные степи Ю жной Европы, которые уже начали осваивать ушедшие туда среднеазиатские скифы (юэчжи), вытесняемые из Средней Азии уси­ лившимися хуннами (гуннами).

После разгрома «державы Хунну» сяньбийцами жизнь чешисцев (чу­ вашей) между двумя враждебными державами (сяньбийцами и китайцами) становилась невыносимой, и их всё больше стали манить (рассказываемые купцами и путешественниками) прелести этих бескрайних степей на юге Европы.

У П А Д О К “ДЕРЖ АВЫ Х У Н Н У ” В 48 году н. э. произошёл раскол в стане хуннов: на северных и ю ж­ ных. Правителем Северного Х унну остался, законно избранный наследник престола Пуну, а самопровозглашенным правителем Ю жного Х унну стал прокитайски настроенный Би (Хуханье Второй), который не только перешёл на сторону Китая, но в 49 году н. э. даже развязал 37-летнюю братоубийст­ венную войну против северных своих сородичей. Военные действия между южными и северными шаньюями (царями-правителями) продолжались с по 86 годы н. э. и развивались довольно слабо.

В 80 годах н. э. Северное Х унну оказалось в кольце врагов. С юга на­ жимал Хуханье II, на востоке свирепствовали сяньбийцы, на севере снова поднялись динлины, а в «Западном крае» царила смута собственных князей.


В 86 г. н. э. полководец Ш игы (племянник южнохуннского царя Сюаня) напал на кочевья северохуннского царя Юлю и нанёс ему большой урон (см.37, с. 127). Вслед за этим последовал удар от спустившихся с гор сяньбийцев. В 87 году н. э. они вторглись в восточные земли хуннов. Севе рохуннский царь Юлю в сражении с ними потерпел полное поражение. Он был схвачен врагами, подвергнут пыткам, а под конец они содрали с него кожу и, удовлетворившись достигнутым вернулись в свои горы (см.37, с.127).

Хотя сяньбийцы и ушли, но они (своей жестокостью) посеяли панику среди северных хуннов. 58 родов, в которых насчитывалось 200 тыс. душ и 8 тыс. строевого войска, откочевали на территорию Ю жного Хунну. В сле­ дующем году против Северного Х унну ополчилась сама природа. В 88 году н. э. через Халху прошла саранча, и к бедствиям войны прибавился голод.

Но на этом их беды ещё не закончились. Весною 89 года н. э. объединённая армия китайцев и южных хуннов во главе с полководцем Ш игы выступила против Северного Хунну.

Наследник престола (пришедший на смену северохуннского царя Юлю, казнённого сяньбийцами), имени которого не сохранила для нас ис­ тория, проиграл сражение с Ш игы и отступил в свою ставку в Хангае. В году н. э. Ш игы вновь вторгся в его владения и неожиданно ночью атаковал ханскую ставку Северного Хунну. В руки Ш игы попала царская семья, в том числе государственная нефритовая печать Хунну. Сам же северохунн ский царь, хотя и был ранен, сумел, по свидетельству очевидцев, вырваться из окружения. Дальнейшая его судьба неизвестна (см.34, с. 182). Его брат западный «лули-князь» Ю йчугянь подождав некоторое время своего про­ павшего брата, объявил себя в 91 году н. э. правителем (шаньюем) Северно­ го Х унну и послал посольство в Китай просить мира и вернуть ему символ хуннской власти - нефритовую печать Хунну.

Следует заметить, что в этот период сяньбийцы так осмелели, что на­ падали не только на Северное Хунну, но беспокоили своими вылазками и самих китайцев. Китайцы боялись непомерного усиления сяньбийцев и по­ этому, в противовес им, решили сохранить Северное Х унну - как государ­ ство, и вернуть им нефритовую печать, но затем неожиданно раздумали. В 93 году н. э. китайцы заманили Ю йчугяня к себе, якобы для этих перегово­ ров и убили, а войско его уничтожили (см.37, с. 129).

Ю йчугянь был последним северным шаньюем (царём) по отцовской линии Модэ. На основании этого, и утраты хуннами символа государствен­ ности (нефритовой печати), китайские историки считали 93 год н. э. - кон­ цом Северного Хунну.

На самом же деле борьба не закончилась, народ не сложил оружия.

Просто в Северном Хунну сменилась династия: во главе непримиримых стал знатный уноугорский (венгерский) род - Хуянь (материнский род М о­ дэ) (см.34, с. 182).

С 87 по 107 годы н. э. китайцы все ещё продолжали (с переменным успехом) вести войны за обладание «Западным краем» хуннов. Эта война дорого обошлась китайской казне, и они в 107 году н. э. решили вообще вывести свои войска отсюда, ссылаясь на то, что их содержание здесь не приносит никакой выгоды Китаю (см.34, с. 189). Таким образом, «Западный край» чудом остался в руках Северного Хунну.

Через 17 лет, после потери влияния в «Западном крае» хуннов, идея вывода оттуда войск была признана китайцами ошибочной. Возвратить «За­ падный край» под лоно Китая поручили Бань Ю ну, сыну известного в бы­ лые времена покорителя «Западного края» - Бань Чао (см.34, с. 192).

В 124 году н. э. Бань Ю н вторгся в несчастный Турфан и в долине реки Ихо разбил чешиского князя Юли, после чего Переднее Чеши подчи­ нилось ему и выставило вспомогательное ополчение в 5000 пеших чувашей (чешисцев).

В 125 году н. э. Бань Ю н разбил князя Заднего Чеши и захватил в плен 8000 чувашей (чешисцев) и свыше 50 тыс. голов скота.

Зимой Бань Ю н напал на ханскую ставку Хуяня в Тарбагатае и раз­ громил её. В числе пленных оказался высокопоставленный родственник правителя хуннов. Чтобы вызвать кровную месть между родственными хуннами и чешисцами (чувашами), Бань Ю н приказал чувашскому (чеши скому) князю зарезать его. И действительно, после свершения этого акта, правитель хуннов явился к этому незадачливому чувашскому князю, чтобы отомстить за кровь своего родственника, но попал в засаду, был разбит и отогнан китайскими войсками.

После этого поражения Хуянь был вынужден перенести свою ставку на земли алтайских савиров, проживавших в те времена в верховьях Чёрно­ го Иртыша, стекающего с западных склонов Монгольского Алтая. Здесь Хуянь основал свою новую ханскую ставку и свою династию уноугорских (венгерских) королей.

В 134-151 годах н. э. продолжалась война из-за Чеши. В 151 году н. э.

Хуянь, чтобы облегчить борьбу своих чувашских (чешиских) братьев, раз­ громил китайскую военную колонию в Хамийском оазисе Турфана. В году н. э. восстали уже и сами чешисцы (чуваши) и тоже уничтожили ки­ тайскую военную колонию на своих землях. Китайцы уже ничего не могли поделать с восставшими чешисцами, потому что в 134 году н. э. восстали воинственные кяны (тибетское племя), и все силы китайцев были брошены на усмирение кянов (см.34, с. 194).

Северным хуннам не удалось воспользоваться ослаблением Китая и восстановить своё господство в родных степях, потому что на востоке их стали одолевать сяньбийцы, которые приобрели выдающегося вождя и зна­ мя, постепенно превращаясь в нового и молодого гегемона в степях Цен­ тральной Азии (см.34, с. 195).

А что же произошло за эти годы с южными хуннами? С 49 по 86 годы н. э. южные хунны вели вялую войну со своими северными соплеменника­ ми. Ю жнохуннский полководец Ш игы, разгромивший в 86 году н. э. коче­ вья северного шаньюя (царя) Юлю, получил за это титул восточного «лули князя» (у южных хуннов все титулы дублировались с аналогичных титулов северных хуннов). Весной 94 года н. э. Ш игы стал правителем (шаньюем) Ю жного Хунну.

В 98 году н. э. Ш игы умер, и престол поочерёдно переходил к его братьям: Тхань (98-124 гг.), Ба (124-128гг.), Хюли (128-142гг.), которые старались ни в чём не перечить китайским наместникам.

Ю жнохуннские родовые князья были более самостоятельными и в 140 году н. э. восстали против засилья китайских наместников и чиновниче­ ства. В 144 году н. э. восстание было подавлено. Хотя южный шаньюй (их царь) не участвовал в восстании, однако китайский наместник своими при­ теснениями и придирками довёл его в 142 году н. э. до самоубийства. Цар­ ский род южных хуннов на нём пресёкся, и на опустевший престол в году н. э. был посажен китайский придворный чиновник, по имени Дэулэчу.

Дэулэчу и сменивший его Гюйгюйр были просто ставленниками китайского двора, скорее, чиновниками, чем правителями.

Китайское правительство так мало считалось с ними, что само под­ рывало их авторитет среди их подданных. Так, например, Гюйгюйр был арестован и умер в тюрьме, его сын правил в 172-178 годах н. э., но имя его даже забыли (или не считали нужным) внести в государственные акты К и ­ тая, и оно исчезло для истории. Его сын Хучжен (178-179 гг.) был казнён.

Самостоятельная история Ю жного Х унну прекратилась в 215 году, когда их царь (шаньюй) Хучуцюань был арестован, а для управления ю ж­ ными хуннами назначен китайский наместник (см.35, с. 140).

Таким образом, в 215 году н. э. Южное Х унну потеряло свою госу­ дарственность, а его население стало постепенно растворяться среди китай­ цев и в последующей истории гуннов (хуннов) никакой роли уже не играло (см.34, 191).

РА С КО Л Х У Н Н ОВ Н А “МОДЭАРОВ” И “КАРАХАНИДО В” Начавшаяся распря хуннских князей, в 48 году (дальнейшее лето­ счисление дат будут указаны - годами нашей эры) привела к расколу «дер­ жавы Хунну»: на северных и южных, после чего и наметился закат, создан­ ной Модэ «Великой Хунгарии».

Южные хунны, отделившись от своих северных сородичей и посе­ лившись на границе с Китаем, через несколько поколений потеряли свою самостоятельность и свою самобытность (что и следовало ожидать) - рас­ творившись в среде китайского населения.

Северные же хунны с трудом, но выдержали неоднократное вторже­ ние как китайцев, так и прокитайски настроенных своих южных сородичей.

Воинственные восточные их соседи - сяньбийцы, после вторжения их в 87 году на земли северных хуннов, временно оставили их в покое, об­ ратив свои агрессивные устремления на соседний Китай.

Воспользовавшись, предоставленной передышкой, северные хунны в 107 году сумели освободить свой «Западный край» из-под влияния китайцев (см.34, с. 189) и перенесли, как и завещал Хулугу, свою ханскую ставку (столицу), располагавшуюся на территории Халхи (в Хангае), в район Тар багатайского горного хребта в «Западном крае» (современный Ю го Восточный Казахстан) - подальше от усиливающихся сяньбийцев (см.34, с.185).

В «державе Хунну» попеременно властвовали два знатных рода:

Сюйбу и Хуянь. Знатный род Сюйбу шёл от Туманя (Кара-хана), то есть по отцовской линии Модэ, а род Хуянь - по материнской линии Модэ. Причём, сторонники отцовской линии Модэ, именовали себя «караханидами», а сто­ ронники материнской линии - «модэарами» (мадьярами).

После гибели в 93 году Ю йчугяня (последнего северного шаньюя по отцовской линии Модэ), род Сюйбу был оттеснён родом Хуянь на второй план (см.34, с. 182).

После утраты нефритовой печати у хуннов возникли проблемы с на­ званием их будущего государя. Царем, при отсутствии у них нефритовой печати, именовать его было нельзя, поэтому было принято «Соломоново решение»: ввести новый хуннский титул «ван», что уже означало не титул царя, а титул равносильный кагану или королю, (см.34, с. 185).

Северохуннский князь из знатного «мадьярского» рода - Хуянь, воз­ главивший (после гибели Ю йчугяня) борьбу других северохуннских князей против китайцев, был возведён в 93 году на хуннский престол под именем Хуянь, с присвоением ему этого нововведённого хуннского титула - «ван»

(каган, король).


Таким образом, 93 год можно считать датой образования в Северном Х унну (на основе знатного «мадьярского» рода), венгерской королевской династии - Хуянь.

В 126 году китайцы напали на ставку Хуяня в Тарбагатае и разгроми­ ли её. После чего Хуянь был вынужден, в целях безопасности, перенести свою (теперь уже) королевскую ставку немного севернее Тарбагатая - на земли алтайских савиров, в верховьях Чёрного Иртыша (см.35, с. 135). В Тарбагатае же осталась хуннская орда, во главе с князем из рода Сюйбу.

Таким образом, в 126 году род Хуяня (модэары), во главе со своим королём, ушёл в верховья Чёрного Иртыша, а род Сюйбу (караханиды) остался коче­ вать на склонах Тарбагатайского горного хребта, охраняя южные границы королевства. Территории восточнее Алтайских гор были захвачены воинст­ венными сяньбийцами. В руках же Хуяня оставались лишь земли (вдоль западных склонов Алтайских гор): от озера Баркуль на юге, до «Западного моря», то есть до Арала или даже Каспия (см.34, с. 189).

Продвижение по службе для членов рода Сюйбу (особенно для младших членов рода), оказавшихся на вторых ролях в королевстве «модэа ров», становилась бесперспективной. Несмотря на все свои личные качест­ ва, они не могли выдвинуться, так как все высшие должности получали по старшинству члены рода Хуянь.

В связи с возникшими на этой почве разногласиями Тарбагатайские роды хуннов постепенно обосабливались, создав в 140-х годах свою Тарба гатайскую орду лишь номинально подчиняясь Хуяню, который в эти годы был занят сложнейшими проблемами на востоке, возникшими усилением воинственных сяньбийцев. Тарбагатайская орда воспользовавшись этим обстоятельством распространяла своё влияние на южные области «Западно­ го края». В 150-х годах они уже прочно обосновались как в Тарбагатае, так и в земледельческих оазисах Илийской долины.

Кочевые кангюйские племена (одни из предков казахов) вели интен­ сивную торговлю с оседлыми земледельческими племенами Илийской до­ лины и постепенно попадали под влияние более организованных - «караха нидов».

Слово «караханиды» у «р»-язычных (огурских) племён произноси­ лось как слово «караханлар», а у «з»-язычных (огузских) племён (меняющих звук «р» на звук «з») оно превратилось в слово «казахлар». С течением вре­ мени, в результате смешения тарбагатайских хуннов с кангюйцами, и сло­ жилась здесь тюркоязычная орда под современным названием «казахи», с центром орды в Илийской долине.

Тарбагатайские (илийские) «караханиды», после разгрома Хуяня сяньбийцами отступили в южные области «Западного края», где и сохрани­ ли свою династию. К примеру, династия Караханидов правила всей Средней Азией даже в X I-X II веках нашей эры (см.58, с. 488).

Одни из предков чувашей - «шупаши», поставленные для охраны за­ падных границ хуннов, впоследствии вошли в состав караханидов, среди которых и затерялись.

СЯНЬБИЙЦЫ После избрания нового короля (вана), из знатного «мадьярского» ро­ да Хуянь (заяц), хунны (гунны) преобразовали свое царство «Северное Хунну» в новое государственное образование под названием «королевство (каганат) Модэаров» (мадьяр), где основным языком становится теперь уже язык уногуров (венгров). Это королевство (каганат) просуществовало здесь недолго, потому что с востока им стали угрожать, восставшие против хун­ нов воинственные сяньбийцы.

Сяньбийцы были одними из ответвлений монгольского племени дун­ ху, скрывшиеся, будучи поражёнными Модэ, в горах Сяньби. От названия этой горы и приняли они своё прозвание - сяньбийцы. Сяньбийцы находи­ лись на низшей ступени иерархической лестницы Хунно-угорской державы.

Сяньбийцы, как и другие монголоязычные племена в «державе Хунну», могли быть только воинами или пастухами (аратами), и никем другим. Это была нещадно эксплуатируемая (многочисленная) прослойка хуннского феодального общества, состоявшая из людей монголоидного физического типа, тогда как племенная знать «державы Хунну» состояла из людей евро­ пеоидного физического типа. Они страшно ненавидели своих поработите­ лей и не раз поднимали против них восстания.

Возвышение сяньбийцев начинается при Таншихае, который родился в 141 году. Отец его три года служил в войске хуннов. По возвращении до­ мой он обнаружил незаконнорождённого сына и отвернулся от ребёнка, ко­ торого затем воспитала родня его жены.

Таншихай рос удивительно талантливым и храбрым ребёнком. В году за храбрость и выдающиеся способности он в возрасте 15 лет был из­ бран главой сяньбийского рода. После чего он построил себе дворец (столи­ цу), собрал многочисленную дружину и возглавил всех прочих сяньбийских старейшин.

Таншихай так же, как и великие полководцы Александр Македон­ ский, Спартак и А.В. Суворов, делил все тяготы и невзгоды походной жизни со своими воинами. В отличие от Александра Македонского Таншихай не принял титула хана или царя и вообще никакого титула. Он был просто Таншихай (как и Спартак), вождь угнетённых степных людей, и, действи­ тельно, те стекались к нему для борьбы с ненавистной им хуннской аристо­ кратией.

За период с 156 по 166 годы он (аналогично Спартаку) возглавил борьбу низших порабощённых слоёв хуннского общества против засилья хунно-угорских феодалов. За десять лет непрерывной борьбы он разгромил «державу Хунну», обеспечив здесь монгольскому элементу преимущест­ венное положение, выгнав хуннов (гуннов) из Джунгарии за «Западное мо­ ре» (Каспий), а с верховьев Иртыша - за Уральский хребёт. Таншихай сде­ лал то, что китайцы не могли сделать за весь «тысячелетний» период войны со своими северными соседями.

После смерти Таншихая в 181 году, обнаружилось, что вся Сяньбий ская держава покоилась на силе обаяния его личности. Сын Таншихая - Хо лян, пытался продолжать военную политику отца, но из этого ничего не вышло. Половина сяньбийской орды отказалась ему повиноваться и он, при осаде китайской крепости, был застрелен из самострела. За его малолетнего сына стал управлять брат Холяна. Потом дядя и племянник поссорились, и держава Сяньбийцев окончательно развалилась в 235 году.

В этот критический период развала Сяньбийской державы (освобо­ дившись из-под влияния сяньбийцев), на основе «савиро-чувашей» (шупа шей) и «караханидов», в Семиречье возникло княжество Юебань;

а на Алтае возродились оставшиеся в живых алтайские савиры, ставшими известными теперь уже под именем «дулгасцы», или «тюгу», основав здесь (во главе с Ашиной) свой Дом Тю гу (см.31, с.232).

Таким образом, после сокрушительного поражения от Таншихая, для северных хуннов наступили страшные времена. Вытесняемые сяньбийцами из земледельческих областей на юге «Западного края», жуно-угры, (джун­ гарцы) вместе с племенами чеши и пулэй (предками низовых чувашей и болгар), через «Джунгарские ворота» двинулись на запад, и раскололись снова. «Малосильные» остались в Семиречье, где на основе «караханидов»

и «шупашей» образовалось уже княжество Юебань, а самые «сильные» уш­ ли в степи Северного Кавказа, где и стали известными уже под именем «гунны».

Первое упоминание о гуннах принадлежит Дионисию Перигиету, пи­ савшему в 160 году о том, что в степи Северного Кавказа пришли с востока воинственные племена гуннов (см.34, с. 198). Это говорит о том, что хунны вместе с предками низовых чувашей (чешисцев) и болгар (пулэйцев), убегая от Таншихая, нигде долго не задерживались, а прямиком пришли в степи Северного Кавказа.

“Д У Л ГА С Ц Ы ”, И Л И “Т Ю Г У ’ После разгрома Северного Х унну сяньбийцами, небольшая часть ал­ тайских савиров (не успевшая или не сумевшая бежать) осталась в пред­ горьях Алтая.

Сяньбийцы (люди монголоидного физического типа) считали хунно угров также, как и жуно-угров (людей европеоидного физического типа) своими поработителями и страшно их ненавидели. Внешний вид, обычаи и нравы хуннов вызывали у сяньбийцев неприязнь или просто физические отвращения. Поэтому сяньбийцы, пришедшие на Алтай, стали преследовать и в буквальном смысле вылавливать и уничтожать оставшихся в «Западном крае» савиров (людей европеоидного физического типа). Высокий нос, бе­ локурые волосы и большие глаза стали считаться у сяньбийцев - уродством (см.37, с. 154). Людей с такими «уродствами» Таншихай приказал «всех пе­ ребить».

О жестокости расправы сяньбийцев с не успевшими бежать хуннами говорят сохранившиеся у китайцев и народов Средней Азии легенды и пре­ дания, которые, если их обобщить, так описывают эти события: «Одно из племён жуно-угров (алтайские савиры) издревле обитало в центре Алтай­ ских гор и составляло аймак. Впоследствии сей аймак был разбит сяньбий­ цами и совершенно истреблён. Остался один десятилетний мальчик. Сянь бийские ратники, видя его малолетство, пожалели убить его;

почему, от­ рубив у него руки и ноги, бросили его в травянистое болото. Волчица стала кормить его мясом, а недалеко в горах была пещёра, через которую был скрытый от людских глаз узкий проход, ведущий на равнину, поросшую травой на несколько сот ли окружностью (1 ли —400 м.). Со всех сторон равнины лежат горы. Ни человек, ни крупные звери не могли проникнуть сюда. Здесь укрылась волчица и родила десять детей, которые пришед в возраст, переженились и все имели детей. Впоследствии каждый из её сы­ новей составил обособливый род (прозвание). В числе их был Ашина, человек с великими способностями, и он был признан государём в этой укромной равнине. Поэтому он над воротами своего местопребывания выставил знамя с золотою волчъею головою - в воспоминание своего происхождения»

(см.31, с.233).

Символ волка впоследствии стал непременным атрибутом некоторых, возродившихся из уцелевших гуннов (потомков Ашины), тюркоязычных (огурских) племен Центральной Азии, которых (впоследствии) так и имено­ вали - «кашгарцами» (кашкр), что и значило - «волк».

Исходя из вышеизложенного можно констатировать, что принятый некоторыми тюркскими народами символ волка к ушедшим на запад пред­ кам современных чувашей отношения не имеет, потому что ко времени ро­ ждения Ашины и принятия им для своего рода тотемного знака - «волка», предки современных чувашей давно уже были на Северном Кавказе или вместе с предками венгров - в Прикамье.

Китайская История тоже упоминает о савирах, оставшихся в «Запад­ ном крае» хуннов, следующим образом: «После уничтожения хуннов, ос­ тался их род по прозванию Ашина. Он кочевал по северную сторону Алтая.

В сем месте Алтай составляет высочайшую точку горы: состоит из кру­ гообразного протяжения сплошных утёсистых гольцов, с глубокою и про­ странною долиною внутри их, и представляет вид шлема, обращённого углублением кверху». Шлём по-монгольски - «дулга»;

почему Ашина и обра­ тил сие слово в название своему Дому. Китайцы переложили слово «дулга»

на свой язык звуками «ту-гу» (см.31, с.215). Поэтому потомки алтайских савиров, возродившиеся при Ашине, впоследствии именовались «дулгасцами или тюгу».

После падения государства сяньбийцев, дулгасцы, или тю гу сумели «возродиться из пепла» и из рода в род стали жить, найдя выход из окруже­ ния гор, на южной стороне Алтая: выращивая зерновые культуры и хмель;

добывая и обрабатывая железо успешно торгуя изделиями своего ремесла с кочевыми племенами всей Срединной Азии (см.31, с.240).

В V III веке дулгасцы, или тю гу были завоёваны уйгурами и пересе­ лены в Северо-Западный Китай, где вскоре и растворились среди уйгуров, передав им некоторые секреты своего ремесла и навыки орошаемого земле­ делия. Дулгасцы, как и уйгуры были наследниками письменности «державы Хунну», которая, в свою очередь, была создана на основе клинописи и пик­ тограмм, пришлых в Среднюю Азию индоиранских племен.

Некоторые ученые считают, что уйгурское письмо развилось из со­ гдийского62, а согдийцы были потомками тех же среднеазиатских серов, основавших Хунно-угорскую конфедерацию, или «державу Хунну».

Уйгуры, после завоевания дулгасцев, лишь реформировали свою письменность, заменив клинопись и пиктограммы дулгасцев на буквенный алфавит, переложив его, кроме того, с «огурского» диалекта на «огузский»

диалект, то есть они просто в дулгаском (гуннском) письме сменили, со­ гласно законам ротацизма, звук «р» на звук «з».

Реформированный уйгурский алфавит состоял из 20 букв, включая гласных и 15 согласных. Ввиду удобочитаемости и прогрессивности рефор­ мированного уйгурского письма, его в X II-X III веках переняли монголы. В уйгурском письме (в одном из древнейших тю ркских языков) сохранилось около 1000 слов гуннского (чувашского) происхождения.

Так как гуннская письменность в дальнейшем была утеряна (в том числе и чувашами), то эту утерю (в какой-то мере) можно восстановить со­ хранившимся уйгурским (дореформенным) письмом, в котором лишь стоит заменить, согласно законам ротацизма, изменяющиеся звуки. Кроме того, некоторые исследователи гуннской истории считают уйгуров тем народом, который в наибольшей степени сохранил специфические особенности куль­ туры тюркоязычных племен гуннского (хуннского) периода их становления, в том числе и культуру и письменность дулгасцев (тюгу).

Бичурин П.Я. считал дулгасцев сохранившимися потомками алтай­ ских савиров, подчёркивая удивительное сходство их обычаев с древнечу­ вашскими, особо отмечая при этом удивительное сходство одежды и до­ машней утвари приказанских чувашей (тюгу) с одеждой и домашней утва­ рью алтайских дулгасцев (см.31, с.22). Поэтому он в своих исследованиях дулгасцев выделяет особо, очень подробно описывая их династийную исто­ рию с перечислением подробных дат и имён их правителей начиная со вре­ мени китайской династии Юань-вэй (в правление Да Тхуна) и заканчивает её 745 годом - поражением от уйгуров при правителе дулгасцев Баймэй хане (см.31, с.287).

После бегства основной массы алтайских савиров на нижнее течение Камы, о них ничего не было слышно около 200 лет (155-350 годы н. э.). По­ этому этот 200-летний пробел в истории чувашского народа (их быт, нравы и обычаи) можно восполнить подробно описываемой Н.Я. Бичуриным ди настийной историей дулгасцев, которых он считал одними из ответвлений савиро-чувашей. В связи с чем, мы и упомянули вкратце - историю возвы­ шения и падения Дома Тюгу.

К У Д А ИС ЧЕЗЛИ СУВАРЫ?

В предыдущей главе книги говорилось лишь об оставшихся на Алтае и верховьях Иртыша гуннах, предках сувар и венгров. Основная же масса гуннов, пораженная Таншихаем, вместе со своим королем (ваном) из знат­ ного угорского рода Куян, снявшись с верховьев Черного Иртыша и скло­ нов Ю жного Алтая, бежала в 160 году н.э. через Кулундинскую и Барабин скую степи в Приуралье, где они, победив аланов и смешавшись с ними, сформировались в народ под современным названием венгры.

В Предуралье предки венгров (мадьяры, модэары) кочевали по тер­ ритории современной Башкирии в районе от Бугульмино-Белебеевской воз­ вышенности до оренбургских степей, основав здесь в междуречье рек Сюнь и И к свой летний кочевой стан, под названием Модэар (Мадьяр).

Современное название этой местности произносится как Маты (Метте).

Летняя королевская ставка венгров была временной и перемещалась в зимнее время в южные или западные области владений венгерского ко­ роля (вана). У кочевых венгров в этот период не было постоянной столицы.

Их столицей считался кочевой стан из многочисленных юрт, на месте пре­ бывания их короля и его свиты.

В Среднем Поволжье они кочевали по долинам рек: Большого Че ремшана, Кондурчи, Сока и Кинели. Венгры, будучи кочевым народом, не строили здесь укрепленные города и крепости.

На территории же современной Татарии венгры селились в низовьях Камы по соседству, с начавшими оседать в долинах здешних рек племенами сувар.

Пришедшие в Прикамье венгры и сувары имели достаточно высокий, для своего времени, уровень цивилизации. Задолго до западноевропейцев они уже знали секреты металлургии. Железо у них было рабочим материа­ лом, тогда как в Византии того времени, железо считалось драгоценностью.

Здесь они, объединившись с местными племенами, создали (не позднее V II века) государственное образование под названием «Биармия» (Биармланд), воспеваемая в скандинавских сагах. Суверенная «Биармия», или «Великая Венгрия» просуществовала здесь более 200 лет.

В начале V III века часть болгар («серебренные болгары») из Северно­ го Кавказа двинулась по правобережью Волги на север. Болгарское войско в начале IX века во главе с Айдар-ханом, который царствовал с 815 по годы, переправилось на левый берег Волги и разгромило венгров, которые вынуждены были бежать во главе со своим королем (из знатного угорского рода «Куян») - Леведом, в междуречье Дона и Днепра, а оттуда в Панно нню на Дунае.

Угасание Биармии началось по мере усиления пришедших в Повол­ жье болгар. На этой территории, населявшие его народы, создали во главе с болгарской племенной знатью новое государственное образование. Прямым преемником «Биармии» стала «Волжская Болгария». Биармийцы же в пре­ даниях и легендах финно-угорских народов остались как миролюбивые предки венгров, сувар, башкир и некоторых других народов Поволжья и Приуралья.

Венгры Приуралья были скотоводческими племенами. Кочевали они со своими юртами и поэтому не оставили после себя какие-либо укреплен­ ные поселения. В 1974 году около села Большие Тиганы Алексеевского района Республики Татарстан был открыт археологической экспедицией Е.А. Халиковой лишь большой могильник древних венгров (мадьяр), под­ тверждающий пребывание здесь венгров. Кочевые народы, обычно, остав­ ляют после себя лишь такие «примечательные места», как кладбища (ка­ менные города мертвых), обустраивая их по подобию «настоящих горо­ дов». Сувары же, наоборот, будучи оседлыми (земледельческими) племе­ нами, в первую очередь строили укрепленное поселение для своего прави­ теля, а сами же селились в округе этого укрепленного поселения. После ухода из Приуралья венгров, алтайские савиро-чуваши остались в низовьях реки Камы и стали известны европейцам под названием сувары.

Сильная военная организация дала возможность племенным вождям болгар объединить тюркоязычное и финно-угорское население края: снача­ ла (в V III веке) в союз племен, а в конце IX века - в Болгарское государство.

До прихода в Поволжье болгар сувары были уже состоявшимся кня­ жеством, располагавшимся в бассейнах рек Большая Утка и Малый Черем шан, продолжая и при болгарах сохранять свою относительную самостоя­ тельность, что подтверждается высказыванием Б.А. Серебренникова, ут­ верждавшего о том, что часть чувашей (сувары) издревле уже обитала в Среднем Поволжье (см.60, с. 16). Здесь сувары в V III веке до прихода болгар уже имели свою столицу на реке Утке. Развалины Сувара находятся на ле­ вом берегу реки Утки, у деревни Татарский городок Куйбышевского рай­ она Республики Татарстан. Суварское городище было окружено с трех сто­ рон валами и рвами, примыкая четвертой своей стороной к реке Утке, кото­ рая в древности была судоходной. Поверх валов возвышались дубовые сте­ ны с башнями. В Суваре открыты развалины большого каменного дома с подпольным отоплением, остатки деревянных строений, глинобитных до­ мов. Деревянные жилища имели пол и подполье. В Суваре было развито ремесленное производство (ювелирное, кузнечное, керамическое, стеколь­ ное, кожевенное, ткачество). Площадь, занимаемая Суваром, превышала гектаров земли.

У сувар бытовало многоженство. Кроме того, «согласно языческим нравам своим, они брали в супружество жену отца» (см. 60, с.32). Среди бедняков было распространено многомужество (у них два брата имели одну жену). По словам Ибн-Фадлана у сувар дед имел больше прав на внуков, чем их отец - на своих сыновей;

имущество после умершего наследовал брат (как и у гуннов), но не сыновья.

Главным богом сувары и булгары признавали Тангрихана («тангри»



Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 |
 



Похожие работы:





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.