авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:   || 2 | 3 | 4 | 5 |
-- [ Страница 1 ] --

т а g 1 с и т

Б. И. КУЗНЕЦОВ

РАННИЙ БУДДИЗМ

И ФИЛОСОФИЯ

ИНДУИЗМА

ПО ТИБЕТСКИМ

ИСТОЧНИКАМ

Санкт-Петербург

2002

УДК 2

ББК 86.39

К89

За помощь в осуществлении издания данной книги

издательство «Евразия» благодарит

Кипрушкшш Вадима Альбертовича

Научный редактор:

Монтлевич В. М.

Кузнецов Б. И.

К89 Ранний буддизм и философия индуизма по тибет­ ским источникам. Научная ред. и вступ. ст. Монтле вича В. М. — СПб.: Издательская группа «Евразия», 2002.— 224 с. ISBN 5-8071-0100-6 Новая книга известного отечественного буддолога и ти бетолога Б. И. Кузнецова (1931-1985) посвящена двум те­ мам: описанию раннего буддизма и философии индуизма в лице таких систем, как санкхья, локаята, ньяя, миманса, а также вишнуизма, шиваизма и джайнизма. В книге сопос­ тавлены биография Будды и сюжет «Повести о Варлааме и Иоасафе» и высказана мысль о существовании о б щ е г о для них и более древнего прототипа. Кузнецов приводит новые соображения о переводе ключевого буддийского термина «дхарма» и аргументирует принцип постепенного сложения основных идей раннего буддизма. Впервые на русском языке публикуется древний буддийский гимн, посвященный раз­ грому системы шиваизма. Публикация содержит переводы с тибетского языка санскритских текстов, оригиналы которых к настоящему времени во многом утрачены. Книга представ­ ляет интерес как для буддологов и индологов, так и для о б ­ разованного читателя, интересующемуся духовной культу­ рой Индии и буддизмом.

© Кузнецов Б. И., текст, © Монтлевич В. М., Короткое С. Э., вступительная статья, © Лосев П. П., обложка, ISBN 5-8071-0100-6 © Издательская группа «Евразия», ОГЛАВЛЕНИ К Предисловие редактора Предисловие автора Глава I Материалы к биографии основателя буддизма Биография Будды и «Повесть о Варлаамс и Иоасафе» «Сутра о мудрости и глупости» Глава II Основные идеи раннего буддизма О значении термина «дхарма» Об одном из ранних описаний буддизма Научное описание раннего буддизма (буддийская школа махасангхика) Глава III Небуддийские религиозно-философские системы и отношение к ним буддистов Предисловие Локаята Санкхья 6 Ранний буддизм и философия индуизма по тибетским источникам Брахманисты, вишнуиты, шиваиты и джайнисты Заключение Глава IV Тибетские тексты Переводы тибетских текстов о локаяте. санкхьс, брахманистах, вишнуитах, шиваитах, а также о ранних школах буддизма Васумитра. «Колесо, располагающее по порядку различия главных школ [буддизма]» Примечания Русско-тибетский словарь терминов (По текстам данной работы) ПРЕДИСЛОВИЕ РЕДАКТОРА Книга Б. И. Кузнецова посвящена исключительно Индии, ее двум н е п о в т о р и м ы м л и к а м — буддизму и индийским философским и религиозным системам.

Если в предыдущих книгах — «Древний И р а н и Ти­ бет ( И с т о р и я религии бон)» (1998) и «Бои и мазда­ изм» (2001), о т к р ы в ш и х иранские корни древнети бетской религии бон, взгляд а в т о р а парил над исто­ рическими п р о с т р а н с т в а м и, н а д судьбами многих народов, то здесь Кузнецов сосредоточивается па ин­ теллектуальном и д у х о в н о м творчестве одного наро­ да — великого и древнего народа Индии. Кузнецов, т и б е т о л о г и китаист по о б р а з о в а н и ю, с глубокой симпатией относился к буддизму, видя в его основа­ теле Ш а к ь я м у н и идеал нравственности и высоту муд­ рости. Будучи п р а в о с л а в н ы м, Б. И. Кузнецов с вели­ ч а й ш и м уважением относился к религиозной тради­ ции, к о т о р у ю изучал. Знание тибетского языка уже само по себе вводило в буддийское учение, ибо этот язык и з н а ч а л ь н о был создан как язык религиозных буддийских текстов, как язык буддийского Канона.

И К у з н е ц о в н е у м о л и м о становится из тибетолога 8 Ранний буддизм и философия индуизма по тибетским источникам буддологом. А далее, и в этом нет ничего удивитель­ ного, ибо такое часто происходило с большинством буддологов, он приобщается к буддийской духовно­ сти традиционным образом, получив духовное раз­ решение на исследование и перевод буддийских тек­ стов от настоятеля Иволгииского дацана. П о к а з ы ­ вая на ф о т о г р а ф и ю старого л а м ы, что висела в его домашнем кабинете, он говорил: «Это мой Учитель».

Б. И. Кузнецов постоянно переводил буддийские тексты и при этом включал их тематику в учебный процесс: на его занятиях по тибетскому языку в ле­ нинградском университете изучались сутры и даже фрагменты тантрийских текстов. Его ученикам по­ счастливилось увидеть, как академический ф и л о л о г прикасается к сокровенному смыслу р е л и г и о з н о г о писания. Будучи наследником великих русских буд­ дологов конца X I X — начала X X в., он п р о д о л ж и л расшифровку основополагающих тибетских терминов.

В книге представлена его р а з р а б о т к а термина «дхар­ ма». Он пе повторял уже пройденное и пытался вклю­ чить буддийскую т е р м и н о л о г и ю в русский культуро­ логический контекст. Так, тибетский термин Бептз, переводимый большинством тибетологов как «ум», Кузнецов переводит словом «душа», хотя иногда по­ ясняет свое понимание связи этих терминов, напри­ мер, излагая взгляды индийских материалистов лока ятиков: «Со смертью человека погибает не т о л ь к о тело, но также и душа, то есть ум...».

Манера перевода тибетских текстов Б. И. Кузне­ цова чрезвычайно корректна, он не упускает ни одно­ го нюанса, ни одного вспомогательного или поясня Предисловие редактора ющего слова. Т а к о й подход привел к тому, что он сознательно переводил с тибетского подстрочно, мак­ симально сохраняя особенности тибетского изложе­ ния. Э т о обусловлено несколькими причинами.

Во-первых, в силу определенных обстоятельств в России так и не сложилось школы изучения и перево­ да т и б е т с к о г о языка. Я з ы к знали многие, и знали превосходно, но именно Ш к о л ы (с большой буквы) чтения, т. е. перевода, нет до сих пор, не говоря уже о р а з г о в о р н о м тибетском. Все это приводит к тому, что мы имеем р я д переводов, зачастую хороших, но об­ разцовых переводов фактически не имеем, хотя, наде­ юсь, дело идет к тому. И совсем нет общезначимых р а б о т по п р о б л е м а м перевода с тибетского (мы не рассматриваем отдельные статьи), а тем более худо­ жественного перевода. Сравните, к примеру, перево­ ды с греческого или л а т ы н и.

Следующая проблема — тема перевода. Буддизм — это не индуизм (или какая другая философско-рели­ гиозная система). С этой самой философско-религи­ озной точки зрения буддизм — наисложнейшая систе­ ма взглядов. Буддизм придерживается знаменитого п р и н ц и п а а н а т м ы — отсутствия сущности л ю б о г о явления, в т о м числе отсутствия неизменной составля­ ющей человеческого существа, или души. Он отрицает с у щ е с т в о в а н и е этого о с н о в о п о л а г ю щ е г о принципа бытия, что совершенно неприемлемо для абсолютно­ го б о л ь ш и н с т в а религиозных систем. Буддизм, соб­ ственно, и начинает с т о г о, что обвиняет другие систе­ мы в неверном видении мира, основанном на принци­ пе а т м а н а. П о э т о м у если самый лучший индолог, и 10 Ранний буддизм и философия индуизма по тибетским источникам тем более специалист по христианству, начинает из­ лагать буддизм, не учтя и не поняв этот у н и к а л ь н ы й буддийский принцип о т р и ц а н и я самосущности бы­ тия, ничего кроме путаницы и недоразумения не по­ лучается.

Д о сих п о р в отдельных областях буддологии не проработана и не изложена по-русски сама тема пе­ ревода о с н о в о п о л а г а ю щ и х терминов, поэтому пере­ водчику приходится еще быть и философом. И н о г д а такое занятие требует безумного количества време­ ни. Выход один — дать строгий подстрочник д о луч­ ших времен. Сложность темы — это уже проблема не только русской буддологии (которая, кстати, всегда успешно с этим справлялась), но буддологии мировой.

"Так, основополагающий термин «дхарма» до сих п о р не имеет в буддологии не т о л ь к о адекватного перево­ да, но и полностью удовлетворительного толкования.

И для того, чтобы такими т о л к о в а н и я м и заниматься, для начала нужны именно строгие подстрочники.

Наконец, почти все р а б о т ы Б. И. Кузнецова носят не только будцологический, но и культурологический характер. Они как бы предполагают о т к р ы в а т ь для специалистов других областей знаний доселе неизве­ стные сведения и материалы. И это тоже требует их предоставления в максимально н е о б р а б о т а н н о м виде, в виде руды, с явно обозначенными з о л о т о н о с н ы м и жилами. П р и н ц и п — ничего лишнего. Т а к и е перево­ д ы — материал для дальнейшей р а б о т ы по многим областям знания. Спустя десятилетия или столетия на их ниве вырастает богатая культура философско-ре­ лигиозного осмысления.

Предисловие редак юра К у з н е ц о в п р е к р а с н о п о н и м а л суть проблемы и вкратце коснулся ее в примечании к своему переводу т р а к т а т а Васумитры:

« Н о в ы й перевод дается с учетом перевода и ком­ ментариев В. П. Васильева. Необходимость нового перевода с тибетского вызвана тем, что мы пытаемся дать б у к в а л ь н ы й перевод. Это дает нам возможность восстановить важные оттенки значений слов, а так­ же ввести н е к о т о р ы е слова, опущенные по стилисти­ ческим или другим соображениям в переводе Васи­ льева. Н а п р и м е р, Васильев при переводе предисло­ вия опустил выражение «известны (знамениты) такие [его, т о есть Васумитры] слова» (тиб. 'di skad ces grags ste). Это выражение является о б ы ч н ы м штам­ пом, указывает на п р я м у ю речь и может опускаться при переводе. М ы вводим его в наш перевод, чтобы подчеркнуть, что здесь дается цитата из публичного выступления Васумитры перед буддийскими монаха­ ми, к о т о р ы м это его знаменитое выступление было х о р о ш о известно».

Вышесказанное объясняет, почему Кузнецов, пре­ к р а с н о владеющий русским языком, являясь для сво­ его времени лучшим з н а т о к о м тибетского в С С С Р, представлявший блистательные литературно адапти­ р о в а н н ы е переводы в т о м числе и тибетской поэзии, тем не менее в главе IV, где приведены переводы т е к с т о в, счел н е о б х о д и м ы м д а т ь их п о д с т р о ч н ы й перевод.

А н а л и з отдельных терминов буддизма приводил Кузнецова к замечательным их интерпретациям, по­ к а з ы в а ю щ и м глубокий уровень его понимания буд 12 Ранний буддизм и фн.юсофия индуизма по тибетским источникам дизма. Вот пример его т р а к т о в к и слова «дхарма»:

«Теперь мы можем сказать, что „дхармы", „внешние д х а р м ы " — это образы, знаки внешнего мира, кото­ рые в духовной сфере человека становятся „внутрен­ ними дхармами", то есть словами, понятиями. Все мирские дхармы тождественны между собой, они не­ материальны, „пустотны", не имеют сущности, т о есть не имеют самостоятельного существования вне природы, вне человека...».

Кузнецов необычно для устоявшейся в буддоло гии версии излагает важный этап из биографии Буд­ ды. Так, он считает, что причиной начала духовных подвигов и его бегства из д о м а были не знаменитые четыре встречи м о л о д о г о Сиддхартхи с б о л ь н ы м, со стариком, с трупом и с монахом, а те военно-полити­ ческие потрясения, которые в конечном счете приве­ ли царство шакьев к полной гибели.

Вот еще одно оригинальное и о т н ю д ь не обще­ принятое в буддологии суждение, к которому при­ шел Кузнецов: «В текстах М у д г а р а г о м и н а и Ш а н к а ры при изложении основ буддизма нет даже намеков на „четыре благородные истины", на учение о „двух крайностях", на „восьмеричный б л а г о р о д н ы й п у т ь " и „зависимую связь"». И здесь же он пишет: «Это подтверждает наше предположение о том, что основ­ ные истины буддизма приобрели свой окончатель­ ный вид в процессе развития и ф о р м и р о в а н и я кано­ нической литературы». Отметим, со своей с т о р о н ы, что названные основополагающие принципы буддиз­ ма были изложены, как общепринято считать, с а м и м Буддой Шакьямуни.

Предисловие редактора Ж а л ь, что книги Бронислава Ивановича Кузнецо­ ва не увидели свет при жизни автора. М ы имеем честь о п у б л и к о в а т ь их и воздать д о л ж н о е их создателю, замечательному ученому, педагогу и человеку. Дела­ ем это в твердой уверенности, что труды Кузнецова являются достойнейшим этапом развития отечествен­ ной буддологии.

С. Э. Короткое, В. М. Мошплевич П Р Е Д И С Л О В И Е АВТОРА В. П. Васильев в своей работе «Буддизм, его дог­ маты, история и литература» предложил следующую программу и методику исследования буддизма по буддийским источникам: « М ы уже выразили с в о ю мысль, что нам нужно иметь не самые пространные сведения о б о всех мелочных фактах, занимавших умы буддистов, нам нужен не перевод всех существующих буддийских книг, а только извлечение существенного из них. точное и верное понятие о главнейших идеях, занимавших некогда умы. о значении их в жизни че­ ловечества... Во всяком случае, тот, кто захочет раз­ рабатывать все от себя, не может, по крайней мере на первый раз, для своего руководства оставить в сторо­ не те сочинения, составленные самими буддистами, конечно, всего ближе знавшими свою веру, в кото­ рых излагаются основные идеи каждой ш к о л ы [буд­ дизма. — Б. К.]».

Изучение на Западе буддийских источников вне связи с буддийской традицией, существующей на Вос­ токе, неизбежно приводило к тому, что стало склады­ ваться понимание основных буддийских терминов.

Предисловие автора понятий, идей, в ряде случаев очень далекое от того, как эти термины, идеи понимались, интерпретирова­ лись в буддийской традиции па Востоке. Ниже, в пер­ вой главе, это будет показано на примере термина «дхарма».

О т о м, как ш л о изучение буддизма на Западе с с а м о г о начала вплоть д о 70-х годов нашего века, и об основных проблемах буддологии мы можем су­ д и т ь по очерку крупнейшего знатока истории буд­ дизма п р о ф. Д э Й о н г а, к о т о р ы й в своей работе дает характеристику всех основных западных работ по буддологии. Тому же автору принадлежит одна из лучших д о настоящего времени р а б о т по истории р а н н е г о буддизма, в к о т о р о й учтены современные достижения в области археологии, имеющей отноше­ ние к раннему буддизму, в области изучения источ­ н и к о в и т. д. ' В д а н н о й работе исследуется и излагается индо тибетская т р а д и ц и я буддизма (махаяна). П о д индо тибетской традицией мы имеем в виду индийские ис­ т о ч н и к и по буддизму в тибетском переводе, а также о р и г и н а л ь н ы е исследования разных сторон буддиз­ ма, выполненные по индийским и тибетским источ­ никам тибетскими учеными-буддистами. Такой под­ ход к изучению буддизма, то внимание, которое мы уделяем и н д о - т и б е т с к о й т р а д и ц и и, оправдывается тем, что эта т р а д и ц и я является живой, продолжаю­ щей существовать в Ц е н т р а л ь н о й Азии, в том числе и на территории нашей с т р а н ы.

Цель р а б о т ы состоит в том, чтобы показать, что н о в о г о могут д о б а в и т ь тибетские источники к био 16 Ранний буддизм и философия индуизма по тибетским источникам графии основателя буддизма, к истории буддизма;

ка­ ким образом индийские и тибетские ученые-будди­ сты сами излагали свой предмет, т. е. буддизм, его основы, историю;

как они сами понимали и описыва­ ли основные понятия буддизма, а также что о б щ е г о было у буддизма, по мнению этих ученых-буддистов, с небуддийскими религиями и религиозно-философ­ скими системами, в чем состояло расхождение между ними.

Б. И. Кузнецов Глава I МАТЕРИАЛЫ К БИОГРАФИИ ОСНОВАТЕЛЯ БУДДИЗМА Биография Будды и «Повесть о Варлааме и Иоасафе»

Н а и б о л е е полное и авторитетное изложение био­ графии Гаутамы, основателя буддизма, по всем основ­ ным источникам, из которых часть известна только в тибетском переводе, б ы л о сделано знаменитым тибет­ ским ученым Б у д о н о м (XIV в.). Н а п о м н и м основные и о б щ е и з в е с т н ы е э т а п ы б и о г р а ф и и Будды: в мест­ ности Л у м б и н и неподалеку от города Капилавасту, р а с п о л о ж е н н о г о в северо-восточной части Индии, у Ш у д д х о д а н ы — царя племени шакьев и царицы Майи рождается наследный принц.

Детские и юношеские годы будущего основателя буддизма проходят во д в о р ц е среди роскоши. Когда принц случайно узнает о существовании болезней, старости и смерти, то, потрясенный этим, он покида­ ет д в о р е ц и ведет жизнь аскета, пытаясь найти спа­ сение от с т р а д а н и й, присущих нашему миру. После мучительных раздумий наступает озарение, Гаутаме открывается истина, после чего он начинает вести жизнь бродячего проповедника.

18 Ранний буддизм и философия индуизма по тибетским источникам Заключительный этап биографии Будды не вызы­ вает сомнений, поскольку он д о с т а т о ч н о полно отра­ жен в буддийской традиции, а также подтверждается оппонентами буддизма. В какой степени достоверна первая половина биографии, т. е. до того момента, когда он становится проповедником?

Современники Будды, в частности его оппоненты, как мы можем судить по сутрам, не у п о м и н а ю т его царского происхождения, скорее наоборот, они чаще всего называют его Гаутамой («готамид»), т. е. при­ надлежащий к роду или племени Готамы, п о т о м к и которого основали род шакьев, что никак не свиде­ тельствует о знатном происхождении.

Принято считать, что биография Будды отражена в «Повести о Варлааме и Иоасафе» (далее — сокр.

«Повесть»). Впервые в западном мире это произведе­ ние стало известно благодаря греческому переводу, сделанному с одной из восточных версий. В начале XI в. «Повесть» была переведена с греческого на ла­ тинский, а затем и на многие другие языки, в т о м числе и на русский. Одна из наиболее ранних версий «Повести» — арабская — примерно в VIII в. была переведена со среднеперсидского языка. И. Ю. Крач ковский в предисловии к выполненному В. Р. Розе ном русскому переводу этой арабской версии писал:

«19 ноября (2 декабря по новому стилю. — Б. К.)...

память „преподобных Варлаама-пустынника, Иоаса фа, царевича индийского, и отца его — царя Авени ра*'. Знакомый с этими именами будет немало пора­ жен, встретив в настоящей повести — житии вместо христианских святых странные фигуры Билаухара, Глава I. Материалы к биографии основателя буддизма Будасфа и Д ж а н а й с а р а. О д н а к о если Будасф напоми­ нает ему Бодхисаттву. одно из имен Будды, то в инте­ ресной и с т о р и к о - л и т е р а т у р н о й загадке будут пра­ в и л ь н о н а м е ч е н ы вехи. Бодхисаттва — Будасф — И о а с а ф — вот внешние отражения тех скитаний, по к о т о р ы м проходила одна легенда о юности Будды, создавая на своем пути выдающийся памятник миро­ вой л и т е р а т у р ы, о д и н а к о в о близкий и Востоку, и За­ паду». Мнение о том, что «Повесть» представляет собой вариант б и о г р а ф и и Будды, в настоящее время является общеизвестным, но недостаточно обосно­ ванным.

«Повесть», причем особенно ее арабская версия, действительно обнаруживает некоторое сходство с т р а д и ц и о н н о й биографией Гаутамы — Будды, осно­ вателя буддизма. Это сходство проявляется, однако же, т о л ь к о в т о м, что начало «Повести», в котором говорится о детских и юношеских годах Иоасафа, со­ держит эпизоды, очень похожие на те. которые мы находим в самом начале биографии Будды, но зато во всем остальном «Повесть» и биография Будды не имеют между собой ничего общего. Подробнее об этом будет сказано ниже.

В XIX в. известный специалист по русской лите­ ратуре п р о ф. А. К и р п и ч н и к о в высказал сомнение в том, что Будда является п р о т о т и п о м Иоасафа. Со­ поставляя известный эпизод встречи Буддой стари­ ка, б о л ь н о г о, мертвеца и монаха, как он излагается в т р а д и ц и о н н о й б и о г р а ф и и Будды, с эпизодом из «Повести» о встрече И о а с а ф о м двух больных и ста­ рика, он указал на следующее: в «Повести» значение 20 Ранний буддизм и философия индуизма но тибетским источникам встречи прекрасно мотивировано предшествующим эпизодом, а именно пребыванием царевича во д в о р ­ це, т. е. Иоасаф, в отличие от Будды, был подготов­ лен к этой встрече рассказами своего воспитателя;

в житии Будды этот эпизод не вполне уместен. В « П о ­ вести» только две встречи — с б о л ь н ы м и и стари­ ком, в биографии Будды — четыре, а известно, что эпические дуплеты есть свойство позднейших редак­ ций и заимствований'.

К этим замечаниям Кирпичникова мы еще вернем­ ся, но начнем с того, что рассмотрим то общее, что есть у Будды с И о а с а ф о м. В качестве основных ис­ точников для сопоставления мы будем пользоваться переводом Розена арабской версии, поскольку она ближе к традиционной биографии Будды, чем гру­ зинская и греческая, являющиеся одними из ранних версий, и изложением биографии Будды, сделанным тибетским ученым Будоном, поскольку оно является наиболее полным и авторитетным и соответствует ин до-тибетской традиции буддизма.

П о предположению И. Ю. К р а ч к о в с к о г о, « П о ­ весть» сформировалась в Индии, откуда она проник­ ла в Персию, где получила письменную о б р а б о т к у в VI-VII вв. Эта письменная версия не сохранилась, но о ней м о ж н о строить некоторые предположения на основе побочных данных и переводов на другие языки, которые делались, видимо, с этой утраченной версии.

Действие арабской версии повести происходит в Индии в стране Ш а в и л а б а т т ( Ш о л а й т — в грузин­ ской версии). В этой стране правит ц а р ь Д ж а н а й с а р Глава I. Материалы к биографии основателя будними (Абеиесер — Абенес — в грузинских версиях, Абе н е р — в греческой версии), у к о т о р о г о родятся доче­ ри, но нет сына. С т а р ш е й жене царя снится сон: бе­ лый слон летит по воздуху и опускается на нее, не причиняя ей вреда. П р о р и ц а т е л и объясняют царю, что у него родится сын''.

С о г л а с н о биографии Будды, отец Будды — царь Ш у д д х о д а н а, у к о т о р о г о б л а г о п о л у ч н о рождается первенец — сын Сиддхартха (Гаутама). Д о рождения сына м а т ь видит во сне, как на нее опускается белый слои, не причиняя ей вреда. Этому эпизоду предшест­ вует пророчество о т о м, что Будда будет царем этого мира. Рассказывается также о совете богов на небе, где обсуждается, в к а к о м облике, где и когда должен появиться будущий Будда. Решено, что он должен опуститься на землю в облике белого слона, посколь­ ку этот о б р а з встречается в древних индийских свя­ щенных книгах — Ведах. Эта часть б и о г р а ф и и Будды достаточно подроб­ на, — н а п р и м е р, здесь детально описывается белый слон, тогда как в арабской версии обо всем этом ска­ зано в нескольких словах, но зато содержится отсут­ ствующий в б и о г р а ф и и пространный рассказ о споре царя с о т ш е л ь н и к о м, к о т о р ы й когда-то был царским сановником.

Далее, согласно «Повести», у царя рождается пре­ красный и лучезарный сын, в честь к о т о р о г о устраи­ вается праздник на целый год. Звездочеты предска­ зывают: «...мальчик достигнет такого величия и та­ кой высоты почетной степени и знатного сана, каких во всей индийской земле ни один царь не достигал.

22 Ранний буддизм и философия индуизма по тибетским источникам И все сошлись на том, но только один из них, чело­ век престарелый и знающий тайны звезд, понял свой­ ства мальчика и сказал: „ Н е д у м а ю я. что величие и сан, и превосходство, которых, как мы нашли, д о ­ стигнет этот мальчик, будут иными, чем величие веч­ ной жизни, и не полагаем мы, что он будет кем-то иным, как вождем в вере и подвижничестве, а это есть превосходство на ступенях к вечной ж и з н и " ». Ц а р ь приказывает, чтобы для принца был отведен особый город. Выбирает из надежных людей воспи­ тателей, кормилиц и слуг и приказывает им. ч т о б ы между собой они не говорили ни о жизни, ни о смер­ ти, ни о вере, подвижничестве, бренности и т. п. Если же случится с кем-нибудь болезнь, то чтобы его не­ медленно изгоняли из г о р о д а. Царевич подрастает, преуспевает в науках и вы­ бирает себе воспитателя, который объясняет ему тай­ ны этого мира, скрываемые от принца по приказа­ нию царя. П р и н ц просит разрешения выехать на п р о ­ гулку, т а й н о желая п о з н а к о м и т ь с я с этим м и р о м.

Ц а р ь разрешает: «И приказал царь удалить с его д о ­ роги всякое зрелище скверное, и п р и г о т о в и т ь ему иг­ ры и музыку, и устилать перед ним д о р о г у р а з н ы м и цветами...». Во время одной из прогулок он слу­ чайно встречает двух больных, а спустя несколько дней — древнего старца, вид к о т о р о г о, как и вид больных, ужасает царевича и заставляет задуматься о своей будущей судьбе".

Будда, как об этом рассказывается в его биогра­ фии, рождается из правого бока своей матери. Боги совершают перед ним обряд поклонения, а н о в о р о ж Глава I Материалы к биографии основа 1сля буддизма денный произносит н е б о л ь ш у ю речь, в которой гово­ рит о своем предназначении, и обещает положить ко­ нец с т р а д а н и я м рождения, старости и смерти. П о од­ ной версии, мудрец А р а н а предстает перед новорож­ денным Гаутамой и говорит, что в эту эпоху раздоров не может б ы т ь царя всего мира, а что Гаутама станет Буддой, с в о б о д н ы м от всего, что греховно. П о дру­ гой версии, перед Гаутамой появляется мудрец Асита со своим племянником и пророчествует: если Бодхи саттва (Гаутама) останется дома, т. е. в миру, то он будет царем всего мира, а если уйдет из дома и станет бездомным аскетом, то достигнет озарения, станет Буддой. Гаутама подрастает и идет в школу к учите­ лю, но выясняется, ч т о он преуспел во всех науках и знает б о л ь ш е учителя'.

Далее, родственники советуют Шуддходане, отцу Будды, женить сына, чтобы он остался дома и стал царем всего мира. Н а ч и н а ю т с я поиски достойной не­ весты. Д е в у ш к а по имени Гопа из рода шакьев сама предлагает себя в невесты, говоря, что она обладает всеми н е о б х о д и м ы м и добродетелями. Отец девушки опасается, что юный принц Гаутама, выросший в рос­ коши и неге, не может быть д о с т о й н ы м мужем для его дочери, и устраивает соревнования, победитель кото­ рых д о л ж е н получить ее в жены. Гаутама выходит победителем в поднятии тяжестей, подхватив убито­ го слона одним пальцем и выбрасывая его далеко за пределы города. О н также побеждает, будучи искус­ нее всех в письме, арифметике и стрельбе из лука.

Будда со своей женой в окружении 84 тысяч девушек ведет счастливую жизнь во д в о р ц е. 24 Ранний буддизм и философия индуизма но тибетским источникам Боги обеспокоены слишком благополучной жиз­ нью Гаутамы, так как если он останется д о м а, то не появится в этом мире спаситель и учитель Будда. О н и направляют его мысли на путь озарения. О б е с п о к о ­ енный этим царь приказывает построить для сына несколько д в о р ц о в — на каждый сезон по дворцу — и окружает их стражей. Гаутама хочет на колеснице отправиться на прогулку. Ц а р ь дает разрешение, но приказывает, чтобы с его пути убиралось все непри­ ятное и некрасивое. Н о один из б о г о в превращается в старика и попадается им на дороге. Колесничий подробно рассказывает Гаутаме о старости, к о т о р а я ожидает всех людей. Расстроенный принц в о з в р а щ а ­ ется домой. В последующие дни во время прогулок он встречает больного, мертвеца и монаха. Всякий раз он получает п о д р о б н ы е объяснения относитель­ но каждого из них. О монахе колесничий г о в о р и т следующее: «Этот человек, о принц, называется ни­ щенствующий монах. О н оставил все желания и ве­ дет строгий о б р а з жизни. Он ведет (духовную) жизнь и ищет себе покоя. О н свободен от страстей и нена­ висти и бродит, живя подаянием». Н а это принц от­ вечает: «Ты х о р о ш о сказал, и это нравится мне. Муд­ рецы всегда восхваляли духовную жизнь. В ней за­ ключено благополучие для себя и для других живых существ. В результате — благое существование, пол­ ное блаженства и бессмертия». На этом заканчивается то общее, что м о ж н о най­ ти в биографиях Будасфа-Иоасафа и Будды. Д а л ь ­ нейшая жизнь Будды, особенно после того как он ста­ новится проповедником и встречается со м н о г и м и /лава I. Материалы к биографии основателя буддизма л ю д ь м и в разных частях И н д и и, подтверждается раз­ л и ч н ы м и буддийскими т р а д и ц и я м и, но даже намеков на все это нет в «Повести».

Белый слои, у п о м и н а е м ы й в двух биографиях, ко­ т о р ы й снится матери будущего подвижника, не явля­ ется чисто буддийским символом или образом, а за­ имствован, как говорилось выше, из древней индий­ ской религиозной литературы. В б и о г р а ф и ю Будды он включен в качестве д о б р о г о предзнаменования по­ явлению великой личности. К р о м е того, незадолго до начала нашей эры буддийская школа махасангхи ка, к о т о р а я представляла большинство всех монахов, приняла в качестве д о г м ы положение о том, что все бодхисаттвы при своем р о ж д е н и и спускаются с неба и входят в утробу матери в виде слона, а выходят на белый свет через п р а в ы й бок своей матери.

Последний общий эпизод двух биографий — встре­ ча Б у д а с ф о м б о л ь н ы х и старика, а Гаутамой — ста­ рика, б о л ь н о г о, мертвеца и м о н а х а. В «Повести»

об этом говорится с п о к о й н о, к р а т к о и реалистично, без фантастических элементов, подчеркивающих его и с к л ю ч и т е л ь н о с т ь и к о т о р ы х в б и о г р а ф и и Будды много.

Есть основания предположить, что в основе двух б и о г р а ф и й лежат рассказы или предания о царе и его праведном сыне, к о т о р ы е в биографии Будды бы­ ли п е р е р а б о т а н ы т а к и м о б р а з о м, ч т о б ы представить основателя буддизма л и ц о м сверхъестественным. Ка­ жется наиболее вероятным переход реалистической и к р а т к о й истории в сказочную и развернутую, под­ р о б н у ю, чем н а о б о р о т, то есть что «Повесть» лучше.

26 Ранним буддизм и философия индуизма но тибетским источникам чем биография Будды отражает их о б щ и й прототип, что б ы л о уже показано А. К и р п и ч н и к о в ы м, на кото­ рого мы выше ссылались.

«Сутра о мудрости и глупости»

В первые века пашей эры на т е р р и т о р и и Кушан ской империи, вероятнее всего в Средней Азии, был создан буддийский сборник нравоучительных рас­ сказов, известный под названием «О мудрости и глу­ пости». Этот сборник был переведен в Х о т а н е (Цен­ тральная Азия) в 445 г. и. э. с местного, вероятно хотанского, языка на китайский, а позднее па тибет­ ский. Оба перевода, к о т о р ы е представляют две раз­ ные версии сборника, сохранились д о наших дней.

Сборники такого типа создавались на основе древ­ них легенд, преданий, притч и сказок, большинство из которых первоначально не имело к буддизму ни­ какого отношения. Все эти легенды, притчи и т. д.

объединялись в одно композиционное целое тем, что рассказ велся от лица самого Будды. П р и этом пред­ полагалось, что Будда рассказывает о своих прошлых перерождениях, то есть что когда-то, сотни или тыся­ чи лет назад, он был таким-то лицом, с к о т о р ы м про­ изошла удивительная история.

Две истории из сборника «О мудрости и глупо­ сти» содержат эпизоды, очень близкие к тем, к о т о р ы е есть в начале «Повести» и в начале б и о г р а ф и и Буд­ ды. В одной из этих историй рассказывается следую­ щее. У одного могущественного царя не б ы л о детей.

Глава I Материалы к биографии основателя буддизма Он молился всем богам, чтобы у него родился сын.

В конце к о н ц о в у царя рождается очень красивый сын с золотистой кожей. Для родившегося принца бы­ ло построено четыре д в о р ц а, по одному на каждый сезон года. Когда он подрос, то преуспел во всех пау­ ках и стал м у д р ы м во всех книгах.

Далее говорится, что однажды принцу захотелось прогуляться за пределами своих дворцов. Когда он трогался в путь, играла музыка, а дорога, по которой он ехал, была подметена, украшена знаменами, усы­ пана ц в е т а м и. П о д о р о г е п р и н ц встречает тяжело больных и обездоленных людей, которые просят по­ даяния. О н потрясен несчастьями людей и, рыдая, воз­ вращается д о м о й. Затем он встречает мясника, паха­ ря, охотника и других людей и узнает о тех страдани­ ях, к о т о р ы е и с п ы т ы в а ю т живые существа этого мира.

Рассказ закапчивается тем. что принц привозит из-за моря в о л ш е б н ы й д р а г о ц е н н ы й камень, с п о м о щ ь ю к о т о р о г о делает всех людей счастливыми. Сообщает­ ся, что эта история п р о и з о ш л а с самим Буддой в од­ ном из его п р о ш л ы х перерождений. В д р у г о й и с т о р и и рассказывается о том, как в древние времена у одного царя родился необыкно­ венно красивый сын с золотистой кожей, а на голове у него сиял д р а г о ц е н н ы й камень. Предсказатели про­ рочествуют: «Нет р а в н ы х этому принцу среди людей и богов. Если он останется в доме, то будет царем всего м и р а, а если станет отшельником, то дистигнет совершенства». Когда принц стал взрослым, то сде­ лался о т ш е л ь н и к о м, занимался совершенствованием и достиг состояния «будды», то есть высшей свято 28 Ранний буддизм и философия индуизма но тибетским источникам сти. Эта история, согласно сутре, п р о и з о ш л а с Буд­ дой в одном из его перерождений.

Необходимо сделать пояснение по поводу д р а г о ­ ценного камня, упомянутого выше. Согласно индо тибетской традиции буддизма, в силу определенных заслуг какой-либо личности из одного перерождения в другое переходят не только ее духовные качества, но также и физические, а иногда и некоторые матери­ альные предметы. М н о г о примеров на эту тему есть в «Сутре о мудрости и глупости»: кто-то жертвует м о ­ нахам последнюю монету и во всех последующих пе­ рерождениях рождается с золотой монетой, з а ж а т о й в кулаке, и т. п. Т а к и м о б р а з о м, д р а г о ц е н н ы й камень, к о т о р ы й переходит из одного перерождения в дру­ гое, является доказательством того, что в этих двух историях о перерождениях речь идет, очевидно, об одном и том же лице, то есть о Будде. Д р а г о ц е н н ы й камень, под к о т о р ы м имеется в виду мудрость, появ­ ляется также и в «Повести».

Современников Будды вв. д о н. э.) вряд ли особенно интересовал период его детства и юношест­ ва: в древнейших сохранившихся рассказах о нем этот период его жизни остается неясным, а сам о н избегал говорить на эту тему. Племя шакьев, к к о т о р о м у он принадлежал, не было д о с т а т о ч н о известным его со­ временникам, как и его знатное происхождение. Д а ­ же если Будда принадлежал к шакьяской аристокра­ тии, что вполне вероятно, судя по его о б р а з о в а н и ю, то этот факт, очевидно, не имел значения для совре­ менников: слишком невелико и незначительно б ы л о это племя. Т о л ь к о этим м о ж н о объяснить то обстоя Глава I. Материалы к биографии основателя буддизма тельство, что современники называли Будду обычно Гаутамой, что никак не свидетельствовало о его знат­ ном происхождении. В дальнейшем, когда создава­ лась п о л н а я б и о г р а ф и я Будды, возникла необходи­ мость осветить малоизвестное время его жизни. Этот пробел б ы л заполнен о т р ы в к а м и, взятыми из разных рассказов на эту тему, о царе и его праведном сыне, вроде тех, к о т о р ы е б ы л и приведены выше.

Остановимся на некоторых именах, встречающихся в «Повести»: ал-Будц, Будасф, ал-Бахван. Ал-Будд — это будда, от санскритского слова «будх» — «просы­ паться, узнавать»;

«буддха» — означает «знающий, мудрый». В буддизме термином «будда» стали озна­ чать л и ч н о с т ь, д о с т и г ш у ю святости. В индийских памятниках буддийской литературы Гаутама, осно­ ватель буддизма, часто именуется не «будда», а «бха гаван» (почтительное обращение). В «Повести» ал Б а х в а н о м, т о есть б х а г а в а н о м, именуется один из и д о л о п о к л о н н и к о в - а с к е т о в того времени, тогда как Будда, согласно этой повести, под к о т о р ы м имеется в виду основатель буддизма, жил за триста лет до Бу д а с ф а - И о а с а ф а, то есть о п и с ы в а е м ы х с о б ы т и й, и, таким о б р а з о м, действие «Повести» относится при­ мерно к началу нашей эры.

И м я о д н о г о из главных героев «Повести» — Бу­ дасф — т а к ж е не является именем собственным, а об­ р а з о в а н о от термина «бодхисаттва» («совершенный дух», или «дух бодхи»), к о т о р ы м обозначается лич­ ность, находящаяся на пути к высшей святости. Ф о ­ нетическая форма имени Будасф отражает согдийское произношение, т о есть указывает на С р е д н ю ю Азию.

30 Ранний буяДИЗМ н философия индуизма но тибетским исючннкам В сборнике рассказов « О мудрости и глупости», на который мы выше сослались, упоминается много раз­ ных будд и еще больше бодхисаттв. т о есть лиц, ко­ торые прославили себя в разные эпохи распростра­ нением истинного учения и совершили подвиги во имя этого учения, причем во многих случаях задолго до того, как появился Гаутама. Видеть в Будасфе Бодхисаттве основателя буддизма нет никаких осно­ ваний.

В имени Будасф-Бодхисаттва м о ж н о видеть указа­ ние на то, что история, в к о т о р о й он является героем, была включена в сборник «Джатак», сборник исто­ рий о перерождениях Будды. Как уже говорилось вы­ ше, разные истории объединялись в одно композици­ онное целое тем, что их рассказывает сам Будда. Сле­ д ы композиционных построений, характерных для этих сборников, сохранились в «Повести»: некото­ рые из притч даются от лица а л - Б у д д ы ' \ Если в «Повести» рассказ о детских и юношеских годах Иоасафа-Будасфа является частью органиче­ ского целого, то в биографии Будды его неуместность уже давно о б р а щ а л а на себя внимание. В этой связи В. П. Васильев писал: «Вероятнее всего м о ж н о пред­ положить, что Сиддхартха [то есть Будда. — Б. К.} был не д о б р о в о л ь н ы м изгнанником вследствие семей­ ных неудовольствий, но скорее по политическим ин­ тригам. Есть легенда о том, что когда Будда п р о п о ­ ведовал уже свое учение. Вирудхака истребил весь шакьяский род. К т о знает, что это происшествие не случилось несколько ранее и что Сиддхартха уцелев, вынужден был скитаться, и гораздо п р о щ е, чем рас Глава I Материалы к биографии основателя буддизма сказывает легенда, понять всю суетность мира, все му­ чения, которые происходят от внешних предметов, к к о т о р ы м прилепляется дух...» " Т и б е т с к и й ученый Миньжул-хутухта (XVIII — начало XIX в.), ссылаясь на канонические буддий­ ские сочинения, в и н а ю и сутры, говорит о победе царя В и р у п а к ш и (или Вирудхаки) над шакьясцами.

П р и этом н е к о т о р ы е из этого рода, родственники Ананды ( д в о ю р о д н о г о брата Будды), вынуждены бы­ ли бежать из своего царства ". В другом месте своего сочинения т о т же а в т о р сообщает следующее: «В „Ви наявасту" и других (сочинениях) говорится также, что когда г р е ш н ы й Вирудхака, возымев неприязнь к шакьясцам, собрав б о л ь ш у ю а р м и ю, истребил их, то о с т а л ь н ы е ш а к ь я с ц ы убежали в непальское цар­ ство». Н а и б о л е е п о д р о б н о е с о о б щ е н и е на эту тему со ссылкой на древние источники приводит Четырна­ д ц а т ы й Д а л а й - л а м а : «В подлинной хронике [расска­ зывается]: когда Вирудхака привел войска в страну шакьев и когда в один день б ы л о убито около 50 ты­ сяч ш а к ь я с ц е в, учитель, п е р е ж и в а в ш и й это горе, в этот день его мучила болезнь спины, сказал: „Это ре­ зультат плохой к а р м ы (судьбы), к о т о р у ю наш шакья ский р о д с о б р а л в [период многих] поколений. Невоз­ м о ж н о уйти от э т о г о " ».

В о д н о й из наиболее полных биографий Будды на тибетском языке, составленной в VIII в. на основе канонических буддийских сочинений, говорится, что когда Гаутама покинул свой д о м, чтобы заниматься совершенствованием, т о он жил неподалеку от своего 32 Ранний буддизм и философия индуизма по тибетским источникам жилища, о к о л о города Капилавасту. О н б ы л вынуж­ ден покинуть родные места и уйти за реку Ганг, так как предполагал, что о к о л о Капилавасту д о л ж н о бы­ ло произойти побоище: «Бодхисаттва подумал: „ О к о ­ ло Капилавасту шакьясцы будут сражаться, поэтому я должен перейти (то есть уйти за) Г а н г " », что он и сделал.

На основе тех данных, к о т о р ы е м ы имеем, м о ж н о предполагать, что Гаутама б ы л вынужден покинуть свою родину по причине политических потрясений, которые в конечном счете привели царство шакьев к полной гибели.

Буддийская традиция упоминает в числе первых буддистов, последователей Г а у т а м ы, его близких и родственников: жену и сына Рахулу и д в о ю р о д н ы х братьев — Дэвадатту, Ананду и других. Весьма веро­ ятно, что именно эти вынужденные и печальные об­ стоятельства, приведшие Будду и его р о д н ы х к изгна­ нию, были одной из причин, послуживших впослед­ ствии к созданию биографии Будды с использованием источников, не имевших п е р в о н а ч а л ь н о к нему пря­ мого отношения.

Г л а в а II ОСНОВНЫЕ ИДЕИ РАННЕГО БУДДИЗМА О значении термина «дхарма»

В начале д а н н о й главы будет д а н о определение од­ ного из основных и наиболее трудных для понимания терминов буддизма — термина «дхарма», который яв­ ляется одним из главных терминов уже раннего буд­ дизма, не г о в о р я о более позднем, но значение кото­ рого является не вполне ясным д о сих пор. Раскрытие термина «дхарма» дается в соответствии с индо-ти бетской традицией буддизма, то есть как этот термин понимался в канонической буддийской литературе и как он интерпретировался буддийскими авторитета­ ми р а з н о г о времени. Эта первая часть данной главы является н е о б х о д и м ы м введением к последующему из­ л о ж е н и ю буддизма. Далее мы переходим к описанию идей р а н н е г о буддизма: как главных, так и второсте­ пенных. И з л о ж е н и е идей раннего буддизма дается по двум наиболее р а н н и м описаниям, дошедшим д о нас, сделанным к р у п н е й ш и м и учеными-буддистами сво­ его времени, т р а к т а т ы к о т о р ы х д о ш л и д о нас в древ­ них и средневековых тибетских переводах.

34 Ранний буддизм и философия индуизма по гибетским источникам Первое описание принадлежит двум б р а т ь я м — Мудгарагомину и Ш а н к а р е, мирянинам-буддистам, жившим примерно о к о л о I в. до н. э. Их гимны Буд­ де и комментарии к ним б ы л и о б р а щ е н ы к народу, поэтому их рассказ об основах буддизма лишен ка­ ких-либо философских сложностей. Второе описание, напротив, б ы л о р а с с ч и т а н о на ученых-буддистов.

Автором его является Васумитра (ок. I в. н. э.). П о д ­ робнее об авторах будет говориться ниже. Переводы и изложение буддийских текстов из М у д г а р а г о м и н а и Ш а н к а р ы д о с т а т о ч н о полно приведены в д а н н о й главе, поэтому они не входят в главу IV. где дается перевод источников, использованных в нашей р а б о ­ те. Полный текст перевода сочинения Васумитры на­ ходится тоже в главе IV.

Т а к и м образом, наша задача состоит в том, чтобы показать ранний буддизм таким, каким его воспри­ нимали буддисты;

показать, как они сами понимали и описывали его па разных уровнях.

Основное внимание в гимнах М у д г а р а г о м и н а и Ш а н к а р ы и комментариях к ним уделяется критике индуистских учений, культов и мифологии. П о д р о б ­ нее об этом будет говориться в главах III и IV нашей работы. Ниже основное наше внимание будет уделе­ но описанию буддизма. Изложение буддийских взгля­ дов дается частично в нашем изложении, а также в переводах с нашими краткими пояснениями по гим­ нам и комментариям к ним. Изложение этих взглядов д а н о в том порядке, как они следуют в оригинале.

При переводах в круглых скобках дается в а р и а н т перевода, а в квадратных скобках — пояснения, до 1:шва II. Основные идеи раннего буддизма полнения. Т и б е т с к и е написания терминов, имен и названий д а н ы в списке, п р и л о ж е н н о м к д а н н о й работе.

С анскритское слово «аЪагтпа» (тиб. спо$) являет­ ся п р о и з в о д н ы м от глагольной основы сШга, которая означает «держать, носить, придерживаться, поддер­ живать» и т. п. Т е р м и н «дхарма», согласно буддий­ ской т р а д и ц и и м а х а я и ы, имеет десять основных зна­ чений: 1) элемент бытия (существования). 2) путь.

3) нирвана. 4) нечувствеиный элемент, 5) доброде­ тель, 6) жизнь, 7) учение, 8) постоянное становление, 9) религиозная обязанность (обет), 10) мирской за­ кон. Т а к о в о европейское понимание этого термина и интерпретация его.

О д н о из основных значений термина «дхарма» закон, п р и н ц и п, учение, поэтому большинство ука­ занных в ы ш е значений ( 2 - 3, 5-7 и 9-10) имеют смыс­ ловую связь между собой и легко объясняются через понятие « з а к о н, у ч е н и е ».

Тибетский толковый словарь дает следующие зна­ чения термина «дхарма»: «Дхарма ( С Ь О Б ) — 1-2) путь— шание (путь знания): 3) выход из страданий (нирва­ на);

4) сфера д у ш и ;

5-6) добродетель—жизнь (добро­ детельная жизнь);

7) каноны буддизма;

8) истинное п о я в л е н и е — с т а н о в л е н и е ;

9-10) д о к т р и н а (учение и традиция). Термин «появление—становление» объясняется в словаре как «все субстанции (сй^оз-ро кип), которые становятся [таковыми] через появление». В свою оче­ редь, термин «все субстанции» означает то же самое, что и «все д х а р м ы ». 36 Ранний буяним и философия индуизма по тибетским источникам Нас интересует следующая проблема: почему термтш «все дхармы» означает то же самое, что и «все суб­ станции»? Может ли термин «дхарма» иметь значение «элемент бытия», как это переводил Е. Е. Обермил лер, и какая связь между значениями «дхарма — за­ кон, принцип» и «дхарма — элемент бытия». И по­ следнее: когда в тибетских сочинениях по буддизму идет речь о «всех дхармах» в смысле существования всего сущего, всех вещей, то не означает ли это, что перед нами материалистическое учение о природе? Н а все эти вопросы мы постараемся ответить.

Прежде всего м ы д о л ж н ы отметить, что в кано­ нической буддийской литературе, особенно махаяны.

о дхармах говорится как о чем-то нереальном, ил­ люзорном, ложном. Н а п р и м е р. Н а г а р д ж у н а (ок. I в.

п. э.) говорит: «Победоносно-прошедший (Будда) ска­ зал следующее: „ Л ю б ы е д х а р м ы могут о б м а н ы в а т ь, они л о ж ь ". Все составное — д х а р м ы, к о т о р ы е мо­ гут обманывать, поэтому они — ложные». В коммен­ тарии к этому месту дается пояснение, что дхарма, которая не обманывает, — это «выход из страданий (нирвана)», высшая из истин. И далее: «Истина — одна, двух нет». Во многих сутрах м а х а я н ы часто повторяется мысль, что все д х а р м ы пустотны, не­ реальны.

Идея о нереальности, пустотное ги всех дхарм по­ стоянно повторяется в тибетской научной литературе по буддизму, но если бы дело обстояло так просто, как это кажется на первый взгляд, то об этом не стои­ ло бы и говорить. Все дело в том, что для нас остается неясным, какое значение имеет термин «все д х а р м ы ».

Рлава 11. Основные идеи раннею буддизма Тибетский ученый Т а н п и Д о н м э (XVIII в.) пишет по этому поводу: « Ч т о же касается всех мирских дхарм, то они называются „слова" ивп^)». «Сфера дхармы», как следует из его сочинения, — это душа (Бетя). Д у ш а ( г п а т - з п е з. у]а\ зегш). по представлени­ ям буддистов, находится в области сердца и является главным м ы с л я щ и м о р г а н о м, а также, наряду со зре­ нием, слухом, осязанием и т. д., одним из главных органов чувств, но в отличие от них она обладает бессмертием. Д у ш а, согласно Танпи Донмэ, первое — примыкает к телу и существует (живет) в нем;

вто­ рое — п р и м ы к а е т к ощущениям;

третье — к созна­ нию, четвертое — к импульсам или процессам".

Ц з о н х а в а (XIV в.) в своем сочинении приводит такое в ы с к а з ы в а н и е о душе: «Душа возникает из ду­ ши и сливается [с телом]. Возникает [в ней] знание о [том, что такое] незнание. Она не уходит к ясному свету, п р е к р а щ а я (останавливая) все бытие. Она вхо­ дит в колесо (круговорот) бытия, которое обладает временем, не и м е ю щ и м начала, и как бы в состоянии невидения себя с а м о й из-за созерцания, которое по­ д о б н о волшебству». Т а н п и Д о н м э п р и в о д и т о душе такое высказыва­ ние: «Хотя сущность д у ш и [бывает] омрачена (затем­ нена) грязью, но [грязь] не входит в сущность [ее].

Движения (действия) с т р а д а н и й и к а р м ы отделены от сущности [души], и часть ее, полностью чистая по природе [своей], вне с т р а д а н и й (есть нирвана)». И далее: «Сущность д у ш и — это ясный свет, а грязь преходяща... Эта сущность ее, вот это светлое и явля­ ется сферой д х а р м ы ». Ранний буддизм и философия индуизма по 1 нбетеким источникам Упомянутые выше представления о душе в индо тибетской традиции восходят к раннему, или перво­ начальному, буддизму, о чем подробнее будет гово­ риться ниже.

Говоря о теории дхарм, мы д о л ж н ы в первую оче­ редь выделить главное: сфера д х а р м ы — это душа, а все мирские д х а р м ы — это слова. О последнем ти­ бетский ученый Еше Гьялцэн (XVIII в.) говорит сле­ дующее: «...все д х а р м ы д о л ж н ы проявляться (быть видимы) только как имена (названия), привязанные [к чему-либо]. Если они не проявляются таким обра­ зом, то демон невежества [в нас] начинает гордить­ ся и мы отступаем от т о г о состояния [правильно видеть суть вещей], стремимся к сфере видимого, со­ бираем карму и силой той к а р м ы блуждаем в круго­ вороте [бытия] и и с п ы т ы в а е м р а з н о г о р о д а стра­ д а н и я ». Еше Гьялцэн п р и в о д и т на эту тему вы­ сказывания других тибетских авторитетов, а также цитирует канонические сочинения: «...все без исклю­ чения дхармы сансары и нирваны не представляют [собой в своей] сфере к а к о й - л и б о сущности, к р о м е той, что они т о л ь к о л и ш ь имена, к о т о р ы е д а ю т с я [чему-либо]». И з сутры: «Все д х а р м ы похожи на зна­ ки», и далее: «Знайте об одинаковости [подобии] всех дхарм...»".


Высказывания о дхармах, приведенные выше, да­ ют нам возможность понять, что именно имеется в виду под дхармами, но только с одной с т о р о н ы, как раз с той, к о т о р а я относится к умственной и духов­ ной деятельности человека. В д а н н о м случае д х а р ­ мы — это слова, названия, понятия и идеи. М о ж н о Глава П. Основные идеи раннего буддизма сказать, что д х а р м ы могут соответствовать словам, понятиям, поскольку мы воспринимаем дхармы че­ рез слова, п о н я т и я, но д х а р м ы и слова не одно и то же. Если б ы дело обстояло т а к и м образом и между д х а р м а м и и с л о в а м и не б ы л о бы никакой разницы, то не б ы л о б ы необходимости вводить столь трудный для п о н и м а н и я термин — дхармы.

Теперь м ы м о ж е м сказать, что «дхармы», «внеш­ ние д х а р м ы », — это о б р а з ы, знаки внешнего мира, которые в д у х о в н о й сфере человека становятся «внут­ ренними д х а р м а м и », то есть словами, понятиями. Все мирские д х а р м ы тождественны между собой, они не­ м а т е р и а л ь н ы, «пустотны», не имеют сущности, то есть не и м е ю т самостоятельного существования вне п р и р о д ы, вне человека, как, например, отражение лу­ ны в озере не может существовать само по себе, неза­ висимо о т р е а л ь н о й л у н ы на небе.

С о г л а с н о буддийской метафизике махаяны, чело­ век в о с п р и н и м а е т м и р т о л ь к о таким, каким ему дано видеть этот м и р свыше, но этот внешний мир остает­ ся для человека «вещью в себе», поскольку, очевидно, образы, з н а к и, отражения вещей, которые он воспри­ нимает, не т о же самое, что сами вещи, существова­ ние к о т о р ы х не отрицается.

Еше Гьялцэн г о в о р и т о дхармах: «Все дхармы из­ н а ч а л ь н о по сущности [своей] пустотны, а причина и результат и зависимая связь не о б м а н ы в а ю т, не име­ ют п р о т и в о р е ч и й ни в чем, поэтому необходимо, что­ бы все это проявлялось вместе. П о э т о м у то, что про­ является (видимое), пустотно, а то, что пустотно, — видимое». Д а л е е в т о м же сочинении говорится, что 40 Ранним буддизм и философия индуизма по тибетским источникам пустотное и видимое — это две истины: абсолютная и относительная.

Абсолютная истина, согласно Еше Гьялцэну. озна­ чает, что все д х а р м ы изначально по сущности своей пустотны. а относительной истиной называются об­ разы, отражения внешнего мира (видимое) в душе живых существ. Все видимое, все эти д х а р м ы п р о я в ­ ляются только как названия (слова). Х о т я все дхар­ мы, относящиеся к абсолютной и относительной ис­ тине, рассматриваются по отдельности, но они неот­ делимы одна от другой и по существу составляют одно неразрывное ц е л о е ".

С о г л а с н о т р а д и ц и и м а х а я н ы, пустотность всех дхарм как абсолютная истина есть всеобщий и уни­ версальный закон, к о т о р ы й, как бесконечность, не­ постижим во всей своей полноте и является пред­ метом веры. Представление об абсолютной истине открывается через относительную, которая сущест­ вует только благодаря существованию а б с о л ю т н о й истины, как отражение, хотя и слабое, этого главно­ го закона. Н о тем не менее это слабое отражение яв­ ляется основанием, наряду с высказыванием буддий­ ских авторитетов, для веры в абсолютность закона о пустотности всех мирских дхарм.

Выше мы подчеркнули термин «мирские дхармы», то есть дхармы, относящиеся к материальному ми­ ру, поскольку махаянисты верят в существование «сферы духа» (в дхармакаю), царство света, царство Абсолюта, которое находится вне нашего материаль­ ного мира и является конечной целью спасения, «пол­ ной нирваной».

/ яма //. Основные идеи раннею буддизма Еше Гьялцэн пишет: «Когда во сне видимы [нами] лошади, б ы к и и прочее, т о наш ум ошибается. [Ум], не зная (не видя) видимое, по существу проявляет види­ мое, к о т о р о е имеется [как бы на самом деле, то есть] л о ш а д и и б ы к и занимают положение в своей сфере [существуют объективно]. Т а к как таким же образом мы и с п ы т ы в а е м возникновение разных радостных, страстных, гневных образов, т о [тем самым они] су­ ществуют. К о г д а мы просыпаемся и исследуем [те об­ разы], т о п р и х о д и м к решению, что это всего л и ш ь образы (видимое) с а м о г о ума, к о т о р ы й заблуждается, а по существу не б ы л о и нет никаких лошадей и бы­ ков. Т а к и м же о б р а з о м сейчас у каждого из нас возни­ кают р а з н ы е о б р а з ы (видимое) врагов, которые назы­ ваются „ я ", „ о н ", но они есть о б р а з ы нашего невеже­ ственного ума, к о т о р ы й заблуждается, а по сути дела л ю б ы е д х а р м ы не являются истинно с у щ и м и... ». В тибетской литературе с а м о г о разного рода мы постоянно сталкиваемся с утверждением, что окру­ ж а ю щ и й нас м и р иллюзорен, похож на мираж. При з н а к о м с т в е с п о п у л я р н о й н р а в о у ч и т е л ь н о й тибет­ ской л и т е р а т у р о й у нас складывается убеждение, что буддисты о т р и ц а ю т реальность существования мате­ р и а л ь н о г о м и р а, а это вызывает у нас недоумение, так как остается неясным, на чем основано такое странное утверждение. О д н а к о при знакомстве с ин до-тибетской научной л и т е р а т у р о й по буддизму на­ ше недоумение рассеивается, т а к как оказывается, что р е а л ь н о с т ь существования материального мира не отрицается, и даже, более того, не отрицается су­ ществование «всех дхарм».

42 Ранний буддизм и философия индуизма по тибетским источникам Из буддийских т р а к т а т о в м ы можем извлечь сле­ дующее. Человек, как и другие живые существа, вос­ принимает образы, видимое, свет, а точнее говоря, отражение света от вещей. М и р а ж — это тоже отра­ жение света от каких-то реальных вещей, и в этом смысле воспринимаемые образы, как отражение све­ та от вещей, имеют ту же природу, что и м и р а ж. Х о т я все дхармы пустотны, не имеют сущности, и л л ю з о р ­ ны, похожи на мираж, но они тем не менее существу­ ют, поскольку существуют реальные и конкретные ве­ щи, явления, отражениями к о т о р ы х они являются и без которых, как и без света, они не м о г л и б ы возник­ нуть. В то же время д х а р м ы реально, истинно не су­ ществуют, поскольку не имеют сущности, не имеют самостоятельного бытия. Т а к и м о б р а з о м, «все д х а р ­ мы» — это слова, идеи, понятия, это связи между ве­ щами, явлениями и живыми существами.

Одна из главных тем буддийской метафизики — отрицание Я. В самом ш и р о к о м смысле это будет отрицание Я, сущности у д х а р м, а в более узком с м ы с л е — отрицание Я, индивидуальности у челове­ ка. Под этим Я, индивидуальностью, имеется в виду комплекс отрицательных явлений (страсть, гнев, глу­ пость), к о т о р ы й п р и в о д и т невежественного человека к мнению о его исключительности сравнительно с другими людьми. И м е н н о убеждение в собственной исключительности, вера в Я, вера в наличие своей особой сущности, толкает человека к мирским бла­ гам, ко злу, чтобы возвыситься над другими, что не­ избежно приводит к накоплению им плохой к а р м ы и, как следствие, к н о в ы м перерождениям или вопло Глава П. Основные идеи раннего буддизма щениям его искалеченной души, к бесконечному ски­ танию в к р у г о в о р о т е бытия. Получение душой но­ вой о б о л о ч к и, н о в о г о воплощения определяется сте­ пенью загрязненности души. Чем грязнее душа, тем грязнее будет ее новое местожительство.

П о с к о л ь к у идея о Я у человека возникает на осно­ ве его представлений о теле и душе и так как эта идея получает имя, название, то тем самым она существу­ ет. Н о эта идея (дхарма) пустотна, не имеет сущности, как и все д х а р м ы, и является главным препятствием на пути спасения д у ш и.

В метафизике индо-тибетского буддизма учение о пустотности всех д х а р м абсолютизируется. Все вни­ мание о б р а щ е н о на о б р а з ы, отражения, которые в сфере души становятся словами (дхармами), и на пус тотность всего этого, а материальный мир оказыва­ ется л и ш е н н ы м всякой ценности и не стоящим вни­ мания.

О д н о из о с н о в н ы х значений термина «дхарма», в каковом его часто употребляли буддисты на протя­ жении всей своей и с т о р и и, — «слово, понятие» в смысле «основной п р и н ц и п бытия», поскольку оно существует для человека и открывается ему только через знаки-слова. Т о л ь к о через это значение терми­ на «дхарма» м ы м о ж е м понять суть учения о страда­ нии и освобождении от него. Учение о страдании, как мы полагаем, с ф о р м и р о в а л о с ь на основе личных пе­ р е ж и в а н и й о с н о в а т е л я буддизма, и оно составило фундамент идеологии уже раннего буддизма.

Человек определяется буддистами как психофизи­ ческий комплекс, состоящий из пяти групп (скандх):

44 Ранний буддизм и философия индуизма по тибетским источникам тела, ощущений, восприятий, импульсов, сознания.

Д у ш а является г л а в н ы м м ы с л я щ и м о р г а н о м. О н а примыкает к этим пяти группам, через к о т о р ы е по­ лучает информацию. Связь человека с внешним ми­ ром происходит благодаря этим пяти группам. Чело­ век соприкасается с внешним м и р о м и воспринимает его через дхармы, то есть знаки, отражения вещей, явлений и т. д., которые становятся словами, поня­ тиями уже в самом человеке, в сфере его души. Знак п о н я т и е — дхарма страдания, как и дхарма радости или счастья, пустотна, нереальна. Это идеи, к о т о р ы е получают существование и существуют только в сфе­ ре души. Эти и тому п о д о б н ы е д х а р м ы не существу­ ют как объективная реальность, поскольку идеи, по­ нятия идеальны по своей сущности и в этом смысле нереальны, нематериальны, не могут существовать сами по себе, вне человека.


Дхармы, за немногим исключением, — это и л л ю ­ зии, заблуждения, придуманные самим человеком под воздействием внешней среды. В этом смысле «страда­ ние» и «счастье» тождественны между собой по своей нереальности, как существующие т о л ь к о субъектив­ но, в самом человеке, в его пяти группах.

Разорвав связи между л и ч н о с т ь ю, человеком и внешним миром, поставив между тем и другим не­ проницаемую преграду, м о ж н о «успокоить» группы, то есть избавиться от страданий, поскольку «дхарма страданий», не имея источника для своего возникно­ вения, перестает существовать и исчезает. В этом слу­ чае для существования этой д х а р м ы нет материаль­ ной основы, поэтому нет знака, отражения этой осио Г.ишч П. Основные идеи раннего буддизма 4?

вы для личности, а без этого не может возникнуть и существовать идея с т р а д а н и й в самом человеке.

Д у ш а человека через его «группы» крепко привя­ зана к м а т е р и а л ь н о м у миру. Этой привязанностью к нашему миру обусловлено ее перерождение в этом мире, от к о т о р о г о она не может оторваться. В каж­ дом новом цикле своего существования она снова и снова и с п ы т ы в а е т страдания. Когда скандхи (груп­ пы) и з о л и р о в а н ы от внешнего мира, а чтобы добить­ ся этого, нужно прежде всего стать монахом, то они начинают существовать как бы вне нашего мира. Тем самым д у ш а, к о т о р а я т о ж е находится вне нашего мира, то есть в сфере н и р в а н ы, уже не перерождается в нашем м а т е р и а л ь н о м мире и освобождается навсе­ гда от с т р а д а н и й. П р о т и в о п о л о ж н о е нашему миру с т р а д а н и й и есть н и р в а н а. Д л я передачи термина «нирвана» в древнем китайском языке принят тер­ мин «у-шен» («нет рождений»), а в тибетском — «вы­ ход и з ( м а т е р и а л ь н о г о м и р а ) с т р а д а н и й ».

О б одном из ранних описаний буддизма О д н о из наиболее ранних описаний буддизма при­ надлежит двум индийским ученым, братьям Мудга рагомину и Ш а н к а р е, ж и в ш и м во П-1 вв. д о и. э. Их гимны Будде, в к о т о р ы х в популярной форме излага­ ются основы буддизма и дается критика небуддийских учений, а т а к ж е религиозных культов Индии, пользо­ вались б о л ь ш о й известностью в свое время". Тибет­ ский историк Т а р а н а т х а в «Истории буддизма» (1608) 46 Ранний буддизм п философия индуизма ио тибетским источникам пишет об этих гимнах Будде: «[Гимны] б ы л и известны повсюду, от базара д о царского дворца. Большинст­ во людей страны распевало их как песни»"'. Г и м н ы и комментарии к ним сохранились т о л ь к о в тибетском переводе. Гимны переводились с санскрита на тибет­ ский в VIII—IX вв. Комментарии появились на тибет­ ском спустя несколько столетий после гимнов.

Данное издание, к о т о р ы м мы пользовались, пред­ ставляет собой перепечатку со старого ксилографи­ ческого дэргэского издания. В нартанском издании Дапжура тексты помещены в разделе «Гимны» (bsTod), т. Ка, л. 1-486. (Далее — сокр.: Мудгарагомин и Ш а п ­ ка ра.) Гимны и комментарии к ним сохранились толь­ ко в тибетском переводе. Перевод первого гимна с санскрита на тибетский осуществили индийский на­ стоятель Сарваджнядэва (VIII—IX вв.) и тибетский ученый переводчик Ринченчог. Н о в ы й перевод и ре­ дакцию текста осуществил Пэлцэг Ракшита (Мудга­ рагомин и Ш а н к а р а, с. 16).

Комментарии к гимнам в своей основной части, как можно предполагать, восходят к а в т о р а м гим­ нов и первоначально существовали в устной форме:

«Подробный комментарий существовал в северной традиции и был записан („сделан") П р а д ж н я в а р м а ном из страны Бхагала» ( М у д г а р а г о м и н и Ш а н к а р а.

с. 149). Точное время жизни П р а д ж н я в а р м а н а уста­ новить не удалось, но его упоминает Т а р а н а т х а в 28-й главе своей « И с т о р и и буддизма» вместе с извест­ ным ученым Д а н а ш и л о й (ок. VIII в. н. э.). Поскольку комментарий был записан примерно в VIII в. н. э., то естественно, что за многие столетия после М у д г а - Глава II. Основные идеи раннего буддизма рагомина и Ш а н к а р ы он мог претерпеть изменения.

К о м м е н т а р и й перевели на тибетский язык индийский ученый Д ж а р а н д а н а и тибетский ученый переводчик Ринчен С а н п о (958- 1055) ( М у д г а р а г о м и н и Шанка ра, с. 149).

Издателем первого гимна и комментариев к нему является т и б е т с к и й ученый и поэт Сакья-пандита (1182-1251). В послесловии к изданным текстам он говорит, что не смог найти б о л ь ш у ю книгу стихо­ творных к о м м е н т а р и е в П р а д ж н я в а р м а н а. Редакция текста к о м м е н т а р и я п р и н а д л е ж и т Сакья-паидите, поскольку о н говорит, что «собрал (составил)» его ( М у д г а р а г о м и н и Ш а н к а р а, с. 150), а это значит, что Сакья-пандита дает комментарий по памяти, как он усвоил его со слов своих учителей.

П е р е в о д ч и к и в т о р о г о гимна те же самые, что и первого. К о м м е н т а р и й был записан (сделан) Прадж н я в а р м а и о м. К о м м е н т а р и й перевели на тибетский Д ж а р а н д а н а и Ринчен С а н п о ( М у д г а р а г о м и н и Ш а н ­ кара, с. 157, 214).

М у д г а р а г о м и н и Ш а н к а р а жили после царя А ш о ки (III в. д о н. э.), к о т о р о г о они упоминают в текстах своих г и м н о в. П о сведениям Т а р а н а т х и, они явились основателями знаменитого в будущем монастыря На л а н д ы, где впоследствии творили Рахулабхадра, На гарджуна, А р ь я д э в а (начало н. э.), что дает возмож­ ность отнести время жизни а в т о р о в гимнов самое позднее к I в. н. э.

М у д г а р а г о м и н и его брат Ш а н к а р а первоначаль­ но б ы л и ш и в а и т а м и и принадлежали к варне жре­ цов. В к о м м е н т а р и и к гимну Будде история обраще 48 Ранний буддизм и философия индуизма но гибетским источникам ния в буддизм обоих братьев излагается следующим образом.

Братья были известными учеными и считались знатоками шастр (трактатов), увлекались они также изучением буддизма. Не будучи в состоянии решить, кто лучше — бог Ш и в а или Будда, братья отправи­ лись в Гималаи на гору Кайласа, чтобы от самого Ш и в ы получить наставления. Т а м они узнали, что Шива и его супруга Ума уже д а в н о обратились в буд­ дизм, ежедневно п р и н и м а ю т на Кайласе буддийских монахов, ухаживают, кормят, делают б о г а т ы е подар­ ки, а в качестве ответного дара монахи ч и т а ю т и м проповеди буддийского учения. Ш и в а и Ума объяс­ няют братьям суть буддизма, главную причину сво­ его обращения в буддизм: « М ы расскажем вам о нем, ученикам к о т о р о г о м ы радуемся к а ж д ы й день и к о т о ­ рых почитаем. О н [Будда] обладает совершенными добродетелями, он знаменит как высший из симво­ лов великой добродетели, рассеивающий зло [этого] мира [вселенной]. Когда мы совершенно почитаем его с радующейся душой, то думаем о б о [всем т о м, что] похоже на выход из страданий [на нирвану]. Учитель трех миров, будда, о б л а д а ю щ и й несравненными д о б ­ родетелями, является мудрым, поэтому м ы его почи­ таем. Поэтому [вам тоже] следует почитать именно этого вашего учителя и его речи». В начале своего гимна М у д г а р а г о м и н говорит сле­ дующее:

Я оставил своих учителей И иду к Вам под защиту. [Будда], Обладающий победой.

Почему же так? Потому что Вы Глава II. Основные идеи раннего буддизма Не обладаете пороками, обладаете добродетелью.

Миряне любят пороки.

И хотя они хотят придерживаться добродетелей.

Но смотрят на пороки как на добродетели.

Поэтому идут под защиту других [учителей] — К Могущественному Вишну и к другим [богам].

Люди радуются, верят в них.

Но любые их [т. е. богов] добродетели, которые известны.

По Вашему, [Будда], учению, все они — пороки. В к о м м е н т а р и и к этим словам гимна даются сле­ дующие пояснения: «Тот, кто оставил страсти и про­ чие омрачения, а также пристрастия, называется „по­ бедивший"... Т о т же, кто, соответственно, не облада­ ет п р и с т р а с т и я м и и п р о ч и м и грехами, не обладает пороками... Д о б р о д е т е л и — это сила, бесстрашие и так далее... Л ю б и т е л и п о р о к о в — это те, которые любят предметы, к о т о р ы е могут унизить. [Это те, ко­ торые] уклоняются в сторону. К р о м е того, хотя вот эти миряне не л ю б и т е л и п о р о к о в, но они л ю б ы е по­ роки п о н и м а ю т как добродетели. Например, глаза, пораженные б о л е з н ь ю желчи [желтухой], светлую и красивую с у б с т а н ц и ю лунного света воспринимают желтой». И с т о р и я о б р а щ е н и я Ш и в ы и У м ы в буддизм не­ обходима б ы в ш и м ш и в а и т а м не т о л ь к о для того, чтобы п о к а з а т ь превосходство буддизма, но, может быть, и д л я т о г о, ч т о б ы п р и м и р и т ь буддизм с ши­ ваизмом. О б р а щ е н и е братьев в новую религию не произвело, впрочем, о с о б о г о впечатления на их род­ ственников — ш и в а и т о в, к о т о р ы е остались привер­ женцами старых культов, говорится в комментарии.

50 Ранний буддизм и философия индуизма по тибетским источникам Бог Ш и в а, все созидающий и все р а з р у ш а ю щ и й, включает в себя д о б р о и зло в н е р а с ч л е н е ш ю м виде.

Его благо, д о б р о может приносить зло, а зло может оказаться благом. В буддизме же утверждается с са­ мого начала дуализм д о б р а и зла и проводится рез­ кая грань между ними. Проповедь д о б р а, блага, ми­ ра выдвигается на первое место и одновременно с этим — призыв к оставлению зла, п о р о к о в как необ­ ходимое условие достижения освобождения от уз бы­ тия, обретения «выхода из [мира] страданий», то есть достижения нирваны.

О Ш и в е говорится, что он огненной стрелой, пу­ щенной из своего могучего лука, сжег г о р о д асуров, вредивших богам, со всеми его обитателями.

Н о л ю ­ бое убийство с т о ч к и зрения Б у д д ы — это самое большое преступление: тот, кто его совершает, м о ­ жет угодить за это в ад. Ш и в е п р о т и в о п о с т а в л я ­ ется Будда, о к о т о р о м говорится, что он «великой стрелой милосердия» гасит огонь гнева. Д а ж е боги не всегда побеждают злых духов с п о м о щ ь ю своего могущественного оружия. И м противопоставляется Будда, к о т о р ы й побеждает «оружием л ю б в и [мило­ сердия]». Согласно концепции буддистов, все божества ин­ дуистского пантеона, в том числе и самые главные, ггаходятся в пределах м а т е р и а л ь н о г о мира и подвер­ жены, как все живое, закону к а р м ы, рождению и смер­ ти и, следовательно, страданиям. В гимнах Ш а н к а р ы и Мудгарагомина и в комментариях к ним много вни­ мания уделяется критике главных богов с этой точки зрения, а именно тому, что они тоже живые существа.

Глава и. Основные идеи раннею буддизма хотя и с а м о г о высшего порядка, и поэтому подверже­ ны тем же страстям и п о р о к а м, что и люди.

В гимне говорится, что страсть сделала Шиву че тырехликим. В к о м м е н т а р и и к этому месту рассказы­ вается о двух асурах-братьях. О н и осуществили за­ клинание Б р а х м ы и попросили у него такой награды:

пусть будет так, ч т о б ы тела у них были разные, а душа — одна, и пусть будет так, чтобы никто не мог их убить. Б р а х м а в ы п о л н и л их просьбу. Братья ре­ шили п о к о р и т ь весь мир, поэтому боги были вынуж­ дены изыскивать способ, как бы их убить и не нару­ шить при этом д а н н о е ими слово. Брахма посовето­ вал придумать что-нибудь такое, чтобы братья убили друг друга. Т о г д а боги взяли по маленькой частице света из своих тел и из этих частиц сделали девушку потрясающей красоты. Предполагается, что из-за этой девушки б р а т ь я убьют друг друга. Когда ее показали Брахме, то он испытал к ней т а к у ю страсть, что у него появилось четыре лица. П о той же причине Ш и ­ ва тоже стал ч е т ы р е х л и к и м.

В тексте гимна о третьем из великих богов — Виш­ ну говорится:

Вишну превратился в карлика.

С помощью коварства он обманул [демона] Бали.

Вы же. [Будда], постигли даже коварство.

Но не обманываете других.

В к о м м е н т а р и и рассказывается следующее. «Та­ ким о б р а з о м, [этот наш] м и р [состоит] из трех миров.

[Он] п о л н о с т ь ю ограничен четырьмя океанами. Сере­ дина между двумя м и р а м и — это мир людей. Нижний 52 Ранний буддизм и философия индуизма по тибетским источникам фундаментр [земли] — это м и р д р а к о н о в. Снежные горы [Гималаи] и другие горы — [это место, где] жи­ вут боги, а звезды и тому подобное — это [тоже] мир богов». Рассказывается о том, как Вишну, когда об­ манывал демона Бали, превратился в карлика, про­ шел через все три мира, но увидел он, по словам буд­ дистов, не более того, что видит ползущий по земле калека '.

Буддисты отвергали концепцию иидуистов о со­ творении великими богами вселенной и всего сущего:

Брахма и другие [боги] говорят: «Создатель вселенной — Я один», — это известно [в преданиях].

Глядя на это. Вы [Будда] Учите: «Вселенная и они [т. е. боги] Возникают благодаря карме [действиям, деяниям]». Буддисты осуждали кровавые жертвоприношения и причастное к этим ритуалам жречество:

При совершении жертвоприношений убивают животных.

Известно, что именно все святые [это] проповедуют.

Вы. безгрешный Будда, не разрешаете Причинять вред даже муравью.

Другие совершают жертвоприношения ради личной выгоды.

Совершают сожжение даров, [а это] — чужие жизни.

Только Вы [Будда] ради блага других Совершали такое сожжение дара — сожжение собственной жизни.

Святые [риши] нестерпимым огнем заклятий Могут сжечь многие живые существа.

Вы же [Будда] огнем высшей мудрости Сжигаете главную причину рождения [перерождения] всех живых существ. Глава II. Основные идеи раннего буддизма Известно м н о г о д ж а т а к. историй о перерождении Будды, в к о т о р ы х рассказывается о том, как он «ра­ ди блага других» жертвовал своей жизнью: сгорал на костре, отдавал свое тело на съедение птицам, зве­ рям и т. п.

Главная причина перерождений, о чем говорится в гимне, это — к а р м а [деяния] и омрачения [страда­ ния]:

...Известно, что рождение [перерождение] живых существ Происходит благодаря омрачениям и карме". О д н а из центральных идей буддизма — учение об омрачениях [страданиях]. В комментарии к гимну ци­ тируются сутры, в к о т о р ы х Будда говорит на эту тему следующее: «Повсюду имеется место для всех омраче­ ний, поэтому они делают м н о г о вреда душе. Поэтому тот, кто ничего не делает, чтобы стать в будущем хра­ нилищем всех омрачений, тог. соответственно, дол­ жен поступать п о л н о с т ь ю чисто. Тогда при отсутст­ вии места [у него для омрачений] не будут рождаться омрачения. Б л а г о д а р я отсутствию омрачений не бу­ дут появляться к а р м ы. Благодаря отсутствию карм не будет рождений, а отсутствие этого есть освобожде­ ние [от уз б ы т и я ] ».

Тема освобождения в комментарии развивается следующим о б р а з о м : « Ч т о касается освобождения, то буддисты считают, что это — отсутствие групп (скандх) [тела, о щ у щ е н и й, восприятий, импульсов, сознания]. Г р у п п ы (скандхи) — это мучения, а отсут­ ствие их есть освобождение. Т а к и м образом, посколь­ ку все пять групп о б л а д а ю т тремя [всеми] мучениями, 54 Ранний буддизм и философия индуизма по тибетским источникам то поэтому группы находятся в мучениях п о м и м о [на­ шего] желания, но в них [в группах] совершенно нет того, что называется мучением... Если святые [арья] считают, что есть мучения, не говоря уже об аде, то поэтому при отсутствии групп, к о т о р ы е стали муче­ нием, то, что есть, — это высшее из благ, а это есть освобождение». Человек рассматривается буддистами как психо­ физический комплекс, состоящий из пяти групп (скандх).

Душа представляется главным мыслящим органом.

Она примыкает к этим пяти группам, через к о т о р ы е получает и н ф о р м а ц и ю о внешнем мире. Человек вос­ принимает внешний мир через знаки, то есть отраже­ ния вещей, явлений и т. д., к о т о р ы е через о р г а н ы чувств становятся «дхармами», то есть словами, идея­ ми уже в самом человеке, в сфере его души. Идея [по­ нятие], или дхарма страдания, как и дхарма радости или счастья, — пустотна, нереальна. Э т о идеи, к о т о ­ рые получают существование т о л ь к о в сфере души.

Очевидно, что идеи не существуют вне человека, не имеют самостоятельного бытия.

Буддисты считают, что, разорвав связи между лич­ ностью и внешним миром, поставив между тем и дру­ гим непроницаемую преграду, м о ж н о «успокоить»

группы, то есть избавиться от страданий. «Дхарма страданий», не имея внешнего источника для своего возникновения, перестает существовать и исчезает.

Д у ш а человека через его «группы» крепко привязана к материальному миру. Этой привязанностью обу­ словлено ее перерождение в этом мире. Отсюда следу­ ет, что только монах, «ушедший из мира», с к о т о р ы м Глава II. Основные идеи раннего буддизма его ничто не связывает, может достигнуть нирваны, то есть освобождения от уз бытия.

В гимнах и комментариях к ним утверждается, что даже простое поклонение Будде дает мирские блага верующему и д а ж е райское блаженство, то есть пре­ бывание в р а ю среди богов в будущей жизни. Н о тот, кто достиг «освобождения», получает еще более вы­ сокое счастье или блаженство — нирвану. О б этом говорится т а к и м и словами:

...Ваше [Будда] учение — счастье.

И оно дает получить счастье.

В к о м м е н т а р и и говорится: «Счастье — это счастье освобождения [нирвана], или же небесное [райское] и тому п о д о б н о е с ч а с т ь е ».

Ш а н к а р а в своем гимне г о в о р и т о благах, кото­ рые дает Будда всем буддистам:

У Будды не имеется врагов и друзей.

Он приносит только пользу истинным благом и истинно высоким.

В к о м м е н т а р и и разъясняются поггятия «блага» и «высокого»: « Ч т о же Будда дает получить? Истин­ ное благо, в ы х о д из страданий [нирвану], а истинно высокое — это желанные и исключительно мирские блага». П р е б ы в а н и е в нирване или достижение нирваны понимается уже в р а н н е м буддизме как счастье или благо, но более в ы с о к о г о порядка, чем райское бла­ женство.

В гимнах и комментариях к ним о Будде говорит­ ся как о «превосходящем богов». О н наделяется та 56 Ранний буддизм и философия индуизма по тибетским источникам ким могуществом, каким не обладали боги индуист­ ского пантеона: «Будда, П о б е д о н о с н о - п р о ш е д ш и й, как только подумает, то волшебством [т. е. чудом], по скорости сравнимым с духом [т. е. мыслью], быстро приходит [сюда] из страны мира [вселенной], обла­ д а ю щ и й лучами света, к о т о р ы й проходит через бес­ численное множество стран мира [вселенной] вели­ кой пустоты, [состоящей] из трех тысяч [миров]». Буддизм с самого начала своего существования встал в оппозицию ко всем «системам», т о есть ко всем религиям и религиозно-философским направле­ ниям Индии:

[Обладающие] ущербными взглядами.

Обладающие ущербной душой [по причине] пороков систем, [Учителя которых] не являются всезнающими, Не видят Вас, учитель Будда, у которого нет пороков.

Почему же понимающие свою порочность Говорят, что так называемые «эти шакьясцы», то есть буддисты.

Ненавидят богов [нашего] мира, брахманов. Веды?

Потому что Ваше учение [Будда] Дает [возможность] получить счастье [то есть мир, покой] с помощью счастья.

Поэтому живые существа радуются Вашему учению, о, Говорящий лев [то есть Будда]. В тексте гимнов дается немало критических вы­ сказываний, приписываемых основателю буддизма, иногда очень резких, по поводу религий и ф и л о с о ф ­ ских систем, существовавших в его время.



Pages:   || 2 | 3 | 4 | 5 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.