авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 || 3 |

«Н.К. Рерих СКАЗКИ Амрита-Русь Москва 2003 Н.К. Рерих СКАЗКИ. – М.: Амрита-Русь, 2003. – 208 с. ISBN 5-94355-052-6 © «Амрита-Русь», ...»

-- [ Страница 2 ] --

Нет, не сломили. Вот же нисколько не сломи ли. Елена Ивановна, увидав “Мстислава Уда лого и Редедю” и “Пересвета с Челубеем”, воскликнула: “Должно быть, ужасная война, если даже самый мирный человек изобража ет смертные поединки”. Хочется оставить памятки народ русско о всех мономахах, о у му великих поединках за славу русской земли.

Может быть, друг мозаичист каменно сложит эти памятки, молодёжь еще раз вспомнит, о чем всегда нужно держать в сердце. Полети те, светлые ч к к р с м н о ай и, ус ко у ар ду.

Лоренцо Великолепный пел: “И на завтра не надейся! Та пел ос ки ос ” к и тан, колки. Но в грозе и в молнии народы живут лишь надеж дою на завтра, на великий день умиротворе ния и достижений. “Мир – всему живуще му”, – заповедал, кто мыслил о завтрашнем восходе. Чайки не летели перед Великолеп ным, и он не ввер себя ко ял раблю. А вот нов городские ушкуйники27 слагали песни о на деждах.

Там – конец, а наш путь – к началу. В вечном совершенствовании, в трудовом пре успеянии и в радостном познавании будем любоваться чайками-чаяниями. Будем любить чаек пут дны ево х.

КРЫЛЬЯ ПОБЕДЫ Разверн улись блистательные крылья побе ды! Каждый день, слышите ли, каждодневно славные воины возвращают Родине сотни го родов и с ний Н ержи стремится слав еле. еуд мо ное воинство через все вражеские препоны.

Так много побед сообщает московское радио каждое утро, что весь день ходим в высоком подъеме и шлем от Гималаев сердечные мыс ли богатырям русского народа.

Победоносная хартия вписана в русскую историю. Так неудержимо наступают богатыр ские друж, ч не успе шь переставлять ины то вае значки. И все это немалые места! Не успели отметить Харьков, а тут и весь Донбасс, и Новороссийск, и Краснодар, и Брянск, и Мариуполь, а теперь подступы к Смоленску, и Киев не за горами.

Подвиг русского народа требует и доста точного летописца. Высокие слова нужны, чтобы сказа, к г оз о оп лч с весь на ть ак р н о ил я род на дерзк за ат ко их хв чи в!

Как выросло непобедимое воинство! Как трудовое дружество спаяло народы в одну созвучную се ! “ да п рой идет, все мью Ког ост ка ие!

дт” Идет великая стройка. Одни богатыри преодолевают врага. Другие кую мечи и сер т пы для преуспеяния на славное будущее.

Слава Великому народу русскому! В каж дом здешнем письме гремят сердечные слова о славе русской, душевные пожелания побед.

Чуем, как искренно звучат дружеские голоса Индии. От палящего юга до гималайских сне гов множест д уз й за о ва н о русский.

во р е в е л ар д Завоевал великим подвигом, великим само пожертвованием.

Вспоминаю, как писал нам внук Чарльза Диккенса: “Ваша страна всегда нам велика, ибо знаем ее пр дн н е е, а те ерь велика е аз ач ни п всему миру. И и о, ва а ст ан с сла мир, ст нн ш р а па но совершит она и еще величайшее. Будущее России может быть сравнено с вашей карти ною, где вели свет звезда блистает на кая лая заре. Россия поведет весь мир!” Много ду шевных слов произносится среди снеговых Гималаев. Много одушевляющих вестей при носит каждое радио. Да будет!

На днях мы слушали Грабаря из Москвы.

Он приветствовал русские победы, говорил о германских разрушениях и хорошо отметил, как русские воины заботливо относятся к ис торическим памятникам. Да, да! Собирайте каждую полезную памятку. Таким путем об разуются добрые летописи. Радостно отме тить, что русские вои бережно относятся к ны культурным сокровищам! Победное воинство есть и воинство культурное. Великое дело!

Славное достижение! Развернулись блиста тельные крылья победы!

2 се яб 1 0 нт ря “ОГОНЬ – НА МЕНЯ!” Из Москвы много раз передавали этот ге роический приказ: “Огонь – на меня!”. Вы сота само ерт ани гр пож вов я озно звучит в сло ве, самообрекающем на верную гибель. Воин собою, своею жизнью велит направить ору дия на него, ибо около – много врагов. Па мятник должен быть на месте такого героиз ма. Молодое поколение должно запомнить, как славно от давали жизнь за Родину русские воины. В полном сознании, имея возможность отступить, герой предпочитал гибель за Ро дину. Другой телом своим закрывал дуло пу лемета, что спас своих товари бы ти щей.

Велик синодик русского геройства. Вот, воинство наше отметае врага о Киева, спа т т с е ма рь г р д вр с к х У,н в р о, в а т те о о о у с и. ж а е н ра ги укрепилис в Ки е в м св им средства ь ев се и о и ми. Слишком важен для них был Киев-град великий. И вот, через быстрины Днепра плы вет грозное во ст, о уж т не ин во кр ае приступную крепость и грудью своею освобождает град, где слагало сто ко сла х п аний.

сь ль вны ред Для врага такой удар сокрушителен не только страт чес но и м льн Зрился еги ки, ора о.

враг на Москву, на Ленинград, на Сталинг рад, думая поразить русское сердце, расша тать устои народа. Но – “огонь – на меня!” – грудью отстояли богатыри свою землю.

Сейчас по бездорожью, по осенней распу тице гонит в и с о в а а н д в в е миру.

о н тв р г а и о с му Пожимают иноземцы плечами, шепчут: “Не вероятно”. Но что может быть невероятного для великого народа, сплотившегося во спа сение Родины? Наполеоновщина кажется малой сравнительно с размахом нынешних сбтй (.) оыи...

Немецкая армия шла непобедимо, пока не толкнулась о русские твердыни. И разве со кращение фронта сейчас происходит? Проис ходит поражение под ударами русских войск, под во те ст м ге ал достойных. Ниг ди ль во нер ов де не зац тьс “ обед епи я неп имому” врагу. Даже естественные преграды не спасают его. В днепровских стремнинах тонут враги. Броса ют о уж е и бе ут б г !

ри г, е ут Русский воин зычно на весь мир крикнул:

“Огонь – на меня?”. Принял герой все стре лы в с щит, в свое сердц И спас Родину.

вой е!

Какая славная былина “Огонь – на меня!” 2 ок бр 0 тя я НА ВЫШКЕ “На вышке бывает холодно,” – рассказы вал наблюдатель, – так пронзительно холод но, ш ить нел. Де евел ся ьзя лаешься не челове ком, а мохнатым комом хвои на вершине кос матой сосны. Не знаешь, неужели в этом по лузамерзшем бездействии заключена важней шая з а а?

ад ч !

Тоненький, неживой проводок напомина ет о напряженном действий там внизу, за ле сом. Там чье-то ухо должно ловить мои крат кие указания, будет верить им. Может быть, тысячи людей будут спасены единым словом.

Если оно, это ждан слов н пр ное о, е идет, то и без него самое молчание окажется кому-то спасительным.

Но пока холодно на вышке. Точно забы тый, точно покинутый, точно ненужный!

Шальной снаряд может скосить и всю сосну и охапку за тн й хв и. То а о д а совер щи о о гд -т ел шатся и без провода. Может быть, еще луч ше совершатся, а вышка окажется вообще не нужной. Тягостно чувство ненужности.

Кто знает, не ушли ли вообще. Не переме нилось ли вообще построение. Не забыли ли об одинокой вышке? И знаю, что не забудут, знаю, что вышка эта очень нужна. Но, холод но на вышке. Ветер пронзителен.

Балагуры грегочат: “ вы, аисты на кры Эй ше. Мы тут гранаты кидаем, а вы шишками сосновыми бросаетесь”. Засмеют, не понима ют значение вышки. Не знают, как одиноко на вышках.

Забытые! И знаешь, что нужен, а, все же, подчас накипает какая-то ненужность. Поди, уговори себя, что и в молчании держишь нуж н йд з р. ” ы оо...

Много вышек в жизни. Многие нужней шие держатся дозоры. Приносится неотлож ная польза. Только, при всем том, бывает на вышках одиноко. Слышите ли? Отзоветесь л?

и Великая годовщина. Три года войны. Три года героических подвигов. Три года народ ных испытаний и преуспеяний. Победы, рус ские победы гремят. От Гималаев сердечный привет наро ру му.

ду сско 2 ию я 1 2 л ЧАСТЬ ЖЕМЧУГ ИСКАНИЙ ДЕВАССАРИ АБУНТУ Так поют про Девассари Абунту.

Знала Абунту, что сказал Будда про жен щин Ананде, и уходила она от мужей, а тем самым и от жен, ибо где мужи, там и жены. И ходила Абунту по долинам Рамны и Сокки, и в темноте только приходила в храм. И даже жрецы мало видели и знали её. Так не иску шала Абунту слов Будды.

И вот сделалось землетрясение. Все люди побежали, а жрецы наг оворили, что боги раз гневались. И запрятались все в погребах и пещер и с о з етря ах, тал емл сение еще сильнее, и вс б л з а ле ы И п ав а, удары в зем е ы и ад в н., р д ле были ужасны. Горы тряслись. Стены пост роек сыпались и даже самые крепкие разва лилис Д вья по алис и, чего больше, ь. ере лом ь, реки побежали по новым местам.

Одна только Девассари Абунту осталась в доме и не боялась того, что должно быть.

Она з ал чт в но у б у г недоступен, н а, о еч м ог нев и все должно быть так, как оно есть. И оста лась Девассари Абунту на пустом месте, без людей.

Люди не пришли больше в те места. Зве ри не все вернулись. Одни птицы прилетели к старым гнездам. Научилась понимать птиц Девассари Абунту. И ушла она в тех же на рядах, как вышла в долину, без времени, не зная места, где живет она. Утром к старому храму собирались к ней птицы и говорили ей разное: про умерших людей, части которых носились в воздухе. И знала Абунту многое занимательное, заверш енное смерть незна ю, емое людьми.

Если солнце светило очень жарко, летали над Девассари белые павы, и хвосты их свер кали и бросал тень, и трепета и ньем нагоняли прохладу. Страшные другим, грифы и целе бесы ночью сидели вокруг спящей и хранили её. Золотые фазаны несли лесные плоды и вкусные корни. Только не знаем, а служили Абунту и другие птицы – все птицы.

И Девассари Абунту не нуждалась в лю дях. Все было ей вместо людей: и птицы, и камни, и травы, и все части жизни. Одна она не была. И вот, слушайте изумительное, Абунту не изменилась телом, и нрав ее оста вался все тот же. В ней гнева не было;

она жила и не разрушалась.

Только утром рано прилетели к Девассари лучшие птицы и сказали ей, что уже довольно жила она и время теперь умереть. И пошла Абунту искать камень смерти. И вот, прихо дит в пустыню, и лежат на ней многие камни, темные. И ходила между ними Абунту и про сила их принять её тело. И поклонилась до земл И та ос лас в пок и. к та ь лоне, и сделалась камнем.

Стоит в пустыне черный камень, полный синего огня. И никто не знает про Девассари Абунту.

Л АУ ХМИ П ОБЕДИТ Е Л Ь Н И Ц А На восток от горы Зент-Лхамо, в светлом саду живет благая Лаухми, богиня Счастья.

В вечной работе она украшает свои семь по крывал успокоения, – это знают все люди.

Все они чтут богиню Лаухми.

Боятся все люди сестру её Сиву Тандаву, богиню разрушения. Она злая и страшная, и гблня иеьа.

Но вот идет из-за гор Сива Тандаву. Злая пожаловала прямо к жилищу Лаухми. Тихо подошла злая богиня и, усмирив голос свой, позвала Лаухми.

Отложила благая Лаухми свои драгоцен ные покрывала и пошла на зов. А за нею идут светлые девушки с полными грудями и круг лыми бедрами.

Идет Лаухми, открыв тело свое. Глаза у нее очень большие. Волосы очень темные.

Запястья на Лаухми золотые. Ожерелье – из жемчу Ног янт ого цвета. Вокруг гру га. ти арн дей и плечей а т к н ч в и в з до ступ, а же а ре е ни ней, разлиты ароматы из особенных трав.

Лаухми и её девушки были так чисто умы ты, как после грозы изваяния храма Абенты.

Все доброе ужаснулось при виде злой Сивы Тандавы. Так ужасна была она даже в смиренном виде своем. Из песьей пасти тор чали клыки. Тело было так красно и так бес стыдно обросло волосами, что непристойно было смотреть.

Даже запястья из горячих рубинов не мог ли украсить Сиву Тандаву;

ох, даже думают, что она была и мужчиною. Злая сказала:

– Слава тебе, Лаухми добрая, родня моя!

, Много ты нат ила сч я и бл денствия.

вор асть аго Даже слишком много прилежно ты наработа ла. Ты настроила города и башни. Ты украси ла золотом храмы. Ты расцветила землю са дами. Ты – любящая красоту!

– Ты сделала богатых и дающих. Ты сде лала бедных, но получающих, и тому радую щихся. Ты устроила мирную торговлю. Ты устроила между людьми все добрые связи. Ты придумала радостные людям отличия. Ты на полнила души людей приятным сознанием и гордостью. Ты – щедрая.

– Девушки твои мягки и сладки. Юноши – крепки и стремительны. Радостно люди творят себе подобных. Забывают люди о раз рушении. Слава тебе!

– Спокойно глядишь ты на людские ше стви и м л ч о о т л с д а тебе. Боюсь, я а о т с а о ь ел ть без т у а и з б т у у н е тело твое и на нем рд аоы тчет умрут драгоценные жемчуга. Покроется жи ром лицо твое, а прекрасные глаза твои ста нут к ьим оров и.

– Забудут тогда люди принести приятные тебе жертвы. И не найдешь больше для себя отличных работниц. И смешаются все священ ные узоры твои.

– Вот я о тебе озаботилась, Лаухми, род ня моя! Я придумала тебе дело. Мы ведь с тобой близки, и тягостно мне долгое разру шение времене А ну- давай разрушим все м. ка, людское строение. Давай разобьем все людс кие радости. Изгоним все накопленные людь ми ус р й т а тосв.

– Разорви твои семь покрывал успокое ния, и воз юсь я и сраз сотворю все дела раду у мои. И ты возгоришься потом, полная заботы и дела, и вновь спрядешь еще лучшие свои покры а.

вал – Опять с благодарностью примут люди все дары твои. Ты придумаешь для людей столь о но ых з бо и м ле ких умыслов, что к в а т а нь даже самый глупый почувствует себя умным и значительным. Уже вижу радостные слезы людей, т бе пр не ен е.

е и с ны..

Подумай, Лаухми, родня моя! Мысли мои очен по ны т е, и мн сестре твоей, они ь лез еб е, радос ы!

тн Очень хитрая Сива Тандава! Только поду майте, что за выдумки пришли в её голову.

Но Лаухми рукою отвергла злобную вы думку Сивы Тандавы. Тогда опять приступи ла злая богиня, уже потрясая руками и клы ка ля я.

ми зга Все предложения Сивы Тандавы отвергла Лаухми и сказала:

– Не разо дл тво рад рву я ей ости и для горя людей мои покрывала. Тонкою пряжею успо кою людской род. Соберу от всех знатных очагов отличных работниц. Вышью на покры валах новые знаки, самые красивые, самые богатые, самые заклятые. И в этих знаках, в образах лучших животных и птиц пошлю к очагам людей добрые мои заклятия.

Так решила Лаухми. И светлого сада ушла з Сива Тандава ни с чем. Радуйтесь, люди!

Безумствуя, ждет теперь Сива Тандава долгого разрушения временем. В безмерном гневе иногд по яса о зе ю и тогда по а тр ет на мл гибают толпы народов. Но успевает всегда Лаухми набросить свои покрывала покоя, и на телах погибших опять собираются люди.

Сходятся в маленьких, торжественных ше свя.

тих Добрая Лаухми украшает свои покрывала новыми священными знаками.

ГРАНИЦА ЦАРСТВА В Индии было.

Родился у царя сын. Все сильные волшеб ницы к к з а т, п и е л ц р, а н е е р н с и а евичу с луч вои шие дары.

Самая добрая волшебница сказала закля те и:

– Не увидит царевич границ своего цар ства. Все думали, что предсказано царство, границами безмерное.

Но вырос царевич славным и мудрым, а царст о е о н у е ч л ь в г е в ли и ос.

Ст л ц р т о а ь ц р в ч но неводил вой а асввт аеи, ска о о ви у ь с с де.

тд нт ое й Когда же хотел он осмотреть границу вла дений, всякий раз туман покрывал граничные гр.

оы В в х об олна лачны ус лись новые дали.

х тила Клубились облака высокими градами.

Вся раз тогда воз ался царь, силою кий вращ полный, в земных делах мудрый решением.

Вот три ненавистника старые зашептали:

– Мы устрашаемся. Наш царь полон странною силою. У царя нечеловеческий ра зум. Может быть, течению земных сил этот разум противен. Не должен быть человек выше человеч го.

еско Мы премудростью отличенные, мы знаем пределы. Мы знаем очарования.

Прекратим волшебные чары. Пусть уви дит царь границу свою. Пусть поникнет ра зум его. И ограничится мудрость его в хоро ших пределах. Пусть будет он с нами.

Три ненавистника тр ст, и арые повели царя на высокую гору. Только перед вечером дос тигли верши, и там в тр с зали закля ны се ое ка тие. Закляти о то ка пр ра ть силу:

е м, к ек ти – Бог пределов человеческих!

Ты измеряешь ум. Ты наполняешь реку разума земным течением.

На черепахе дра, зм по, коне ее плыву. Свое узнаю.

На единорог ба е, рсе, сло по не плыву. Свое узнаю.

На листе д ева н лис тр, на цвет ер, а те авы ке лотоса поплыву. Свое узнаю.

Ты откроешь мой берег! Ты укажешь ог раничение!

Каждый знает, и ты знаешь! Никто боль ше. Ты больше. Чары сними.

Как сказали заклятие ненавистники, так сразу алою цепью загорелись вершины гра ничных гор.

Отвратили лицо ненавистники. Поклони лс.

иь – Вот, ца г иц т я.

рь, ран а во Но летела уже от богини доброго земного странствия лучшая из волшебниц.

Не успел царь взглянуть, как над верши нами воздвигся нежданный пурпуровый град, за ним устлалась туманом еще невиданная змя ел.

Полетело над градом огневое воинство.

Заиграли знаки самые премудрые.

– Не вижу границы моей, – сказал царь.

Возвратился царь, духом возвеличенный. Он наполнил землю свою решениями самыми мудрыми.

МИФ АТЛАНТИ Д Ы Атлантида – зеркало солнца. Не знали прекрасней страны. Вавилон и Египет диви лись бога ву атл ов. В г тст ант ородах Атланти ды, крепких зеленым нефритом и черным ба зальтом, светились, как жар, палаты и хра мы. Владыки, жрецы и мужи, в золото-ткан ных одеждах, сверкали в драгоценных кам нях. Светлые ткани, браслеты и кольца, и серьги, и ожерелья жен украшали, но лучше камней были лица открытые.

Чужестранцы плыли к атлантам. Муд рость их охотно все славили. Преклонялись перед владыкой страны.

Но случилось предсказание оракула. Свя щенный корабль атлантам привез великое ве щее с о о лв:

– Встанут волны горою. Море покроет страну Атлантиду. За отвергнутую любовь море отомст т и.

С того дня не отвергали любовь в Атлан тиде. С любовью и лаской встречали плыву щих. Радостно улыбались друг другу атлан ты. И улыбка владыки отражалась в драго ценных, блестящих стенах дворцовых палат.

И рука тяну сь н тр у с п ве, и сле ла авс еч ри том зы в народе сменялись тихой улыбкой. И за бывал народ власть ненавидеть. И власть за бывала кованый меч и доспех.

Но мальчик, сын владыки, особенно всех удивлял. Само солнце, сами бог моря, каза и лось, послали его на спасенье великой стра н.

ы Вот он был добр! И приветлив! И забот лив о всех! Были братья ему великий и ма лый. Для каждого жило в нем доброе слово.

Про каждого помнил он его лучший поступок.

Ни одной ошибки он точно не помнил. Гнев и грубость ув де ь о то но н м г. И п и т н ч ео еред ним укрывалось вс злое, и недавни злодеям хо е м телось навсегда стать добрыми, так же, как о.

н За ним шел толпою народ. Взгляд его всю ду встречал л лица полные радости, жду ишь, щие улыбку его и доброе, мудрое слово. Вот уж был мальчик! И когда почил в этой жизни влады тец и от, ту ка-о, рок манный тихой грус тью, вышел к народу;

все как безумцы, забы ли про смерть и гимн хвалебный запели вла дыке желанному. И ярче цвела Атлантида. А египтяне назвали её страною любви.

Долгие тихие годы правил светлый влады ка. И лу ег сч ья с или народу. Вмес чи о аст вет то храма народ стремился к владыке. Пел:

“Он нас любит. Без него мы – ничто. Он – наш луч, наше солнце, наше тепло, наши гла за, наша улыбка. Слава тебе, наш любимый!” В трепете восторга народа дошел владыка до последнего дн И нач я. ался день последний, и бессильный лежал владыка, и закрылись гла з ео а г.

Как один человек, встали атланты, и мо рем сплошным залили толпы ступени палат.

Отнесли врачей и постельничих. К смертно му ложу приникли и, плача, вопили: “Влады ко, вз яни По ри на хот взгляд твой. Мы гл ! да мь пришл те отс ть. Пус наше, атлантов, и бя тоя ть желанье тебя укрепит. Посмотри, – вся Ат лантида собралась к дворцу твоему. Тесной стен й м в т л о д о ц и д моря, от двор о ы саи т вра о ца до утесов. Мы, желанный, пришли тебя удержать. Мы не дадим тебя увести, всех нас покинуть. Мы все, вся страна, все мужи, и жены, и дети. Владыко, взгляни!” Рукой поманил владык жреца и хотел ска о зать последнюю волю, и всех просил выйти, хоть на корот е в мя ко ре.

Но атланты остались. Сплотились, в сту пени постели вросли. Застыли, и немы и глу хи. Не ушли.

Тогда приподнялся на ложе владыка и, об ра к н р д с о в г я, п о и о т вит е тя а о у в й з л д р с л с а ь го одного и позв олить ем сказать жрецу после у днюю волю. Владыка просил. И еще раз на прасно владыка просил. И еще раз они были глухи. Они не ушли. И вот случилось тогда.

Поднялся владыка на ложе и рукою хотел всех отодвинуть. Н м ча а т па и ло ила взгляд о ол л ол в любимый владыки.

Тогда вл ыка с за ад ка л:

– Вы не ушли? Вы не хотите уйти? Вы еще здесь? Сей я уз час нал. Ну, я скажу. Ска жу одно слово мое. Я вас ненавижу. Отвер гаю вашу любовь. Вы отняли все от меня. Вы взяли смех де тства. В ликовал когда ради ы и, вас остался я одиноким. Тишину зрелых лет вы наполнили шумом и криком. Вы презрели см ое л е.

ертн ож..

Ваше счастье и вашу боль только я знал.

Лишь ваши речи ветер мне доносил. Вы от няли солнце мое! Солнца я не видал;

только тени ваши я видел. Дали, синие дали! К ним вы меня не п т ли. М н в рн ться к свя ус и.. не е е у щенной зелени леса... По травам душистым уже не ходить... На горный хребет мне уже не подняться... Излучины рек и зеленых лу гов уже мне не видать... По волнам уже не носит ся. Г з у е н ле ь.. ла ом ж е теть за кречетом быстрым... В звезды уже не глядеться... Вы победили... Голоса ночные слышать я больше не мог... Веления Бога стали мне уже недо ступн. А я в ь мо и уз ы.. ед г х нать... Я мог по чуять свет, солнце и волю... Вы победили...

Вы все от меня зас ли.. Вы отняли все от лони.

меня... Я вас ненавижу... Вашу любовь я от вр..

ег.

Упал владыко на ложе. И встало море вы сокой стеной, и скры страну Атлантиду.

ло ЗАПОВЕДЬ ГАЙЯТРИ – Птицы Хомы прекрасные. Вы не лю бите землю. Вы на землю никогда не опусти тесь. Птенцы ваши рождаются в облачных гнездах. Вы ближе к солнцу. Размыслим о нем, сверкающем.

Но Дивы земли чудотворны. На верши нах го и на дне морей прил р ежно ищи. Ты най дешь славный камень любви. В сердце своем ищи Вриндаван – обитель любви. Прилежно ищи и найдешь.

Да п н н т в н с л ум. Тогда все под ро ик е а уч а вижное утвердится. Тень станет телом. Дух воздуха возвратится на сушу. Сон в мысль пр ра тс.

ев ти я Мы не будем уносимы бурей. Сдержим крылатых коней утра. Направим порывы ве черних ветров. Слово Твое – океан истины.

Кто направляет корабль наш к берегу?

Майи не ужасайтесь. Её непомерную силу и власть мы прейдем.

Слушайте! Слушайте! Вы кончили споры и ссоры? Молился Сурендра Гайятри. От кам ней города уше он под сен Ар ни. В бла л ь анья гостной тиши он о лс не ста я.

Но брань воздвиглась. Цари старой земли замыслили разбить священный сосуд. Погиб нуть должна была мудрость Нильгири37. Гхат и Кхунда хребты должны были поникнуть. Го род Гайя38 п бне Фа у-р з оги т. льг ека арастет.

Нет средств ужас разбить. Огонь и стре лы. Яд и смертельные громы льются и сверху и снизу. Летят черные птицы.

Люди нашли Гайятри. Люди к нему при ступили. Люди требуют помощь. Люди, в беде, принуждают Гайятри изменить благую млту оив.

– Забудь благую молитву, Гайятри. Ищи смертное слово. Смертный глаз ты найди.

Проси заклятье победы!

– Прощай, Араньяни! Прощай, серебро и золото неба! Прощай, дубрава тишайшая!

Гайятри слышит зовы. Гайятри оставляет л с.Г й т и и е н в р и у Га тр ос лс е а а я р д т а е ш н. йя и та я один. Гай и л м о ался. Гайятри всею ятр учо круж силою молит:

– Лев и лебедь! Орел и олень! Бык, лев, орел! Бог земл Б з и! ог везд и луны! Бог света и солнца! Индра!

Не дай черный век. Истощились силы.

Уснул священный алмаз! Не отражает блуж дающих духов. Не отвращает врагов.

Дай заклятье на злобу! Дай заклятье на силу! З ов н по ду аг ор а бе !

Дай врага отразить. Скажи слова Нагаи ма. Д с л Е з а Д й с ертное слово. Глаз ай и у к ол. а м смертный открой.

Ракшазы людей побеждали. Самьяза, вождь сыно не бог змий и тот учил силе.

в ба,, Азазиель, и тот научил оружие ковать. Ама зарака и тот откр т е силы трав и кор, ыл айны ней. Они – темные, злые. Ничтожные. А Ты можешь. Сила в Тебе.

Аллелу! Аллелу! Аллелу!

Бог слышит Гайятри. Бог просьбу Гайятри исполнит. Бог не даст погибнуть Нильгири.

Бог любит мудрость вершин. Бог свершит ис пытан.

ие – Не дам тебе ни Екзола, ни Нагаима. Ни против войска, ни для удачи. Не дам тебе Заадотота, ни Аддивата, ни против вражды, ни для отмщенья. Не дам тебе ни Каальбеба, ни Альсибена, ни против злобы, ни для вреда и разрыва. Не д те с тн с ам бе мер ое лово. Смер тный глаз не открою.

Заклятья в е с е.

с об ру Альшиль! Алзелаль! Алальма! Ашмех!

Каальдальбала! Каальда! Кальдебда!

Оставлю! Забуду!

Анакс! Алюксер! Атаия! Атарс!

Покончу! Покину!

Дам другое. Вот имеет отражения силу.

Власть никому не откроет. Слушай!

Идет один. Идет мирным. Идет в белой одежде. Идет без меча.

Все сделанное тебе н них обратится. Все а желаемое тебе – да пол. Зл и добро. Хо учат о тящий зло – да получит. Хотящий добро – да примет. Воздастся каждому. Иди. Не мед ли. Испытание конца я свершу.

Альм! Альм! Альгарфельмукор!

Что случилось?

Идет Гайятри. Идет, белый и тихий. Без копья и меча Б з и у ы.

. ез ла гроз Что случилось?

Пустили вра в Гайя стрел натертые ги три ы, ядом. И стрелы их самих поразили. Другие метнули копья в Гайят и упал пронзенны ри и, ми. Ядом плеснули и попадали в корчах.

Что случилось?

Полчища гибнут своею рукою. Злобою дух переполнен. Местью сердце раздулось.

Чт с лос о лучи ь!

Рушат и жгут. Отравили озера и реки.

Бросили огненный дождь. Прокричали про клят. Гор и т т. В ко ья ят ону рчах чернеют. Ре жут и душат. Сами себя.

Чт с лос о лучи ь!

Забыли добро. Утеряли добрую встречу.

Добрый глаз затемнили. Слово ласки убили.

В с чи сь от лу ло !

Погибли безумные. Силой врагов прошел Гайятри царство старой земли. Прошел врата и дворцы, мосты и селенья. Замолчало ста рое царство. Погибли безумные.

Г й т ис о т аяр ти.

Снять власть он не знал. Силу открыть он не мог К свои о итьс не смел.

. м брат я Сложил Гайятри костер. Власть огню пе редас.В а т п в т у р з еет.

т лсь о ер ав – Пепел священный! Блаженства легкий покров. Ты покрываешь. Ты очищаешь. Ос вобождаешь.

Но Бог не медлит:

– О пепле не мысли. К своим обернись.

Встреть ребенка. Неси перед собою. Учи. Во имя Бо д боро га вое ться не могут. Один из них темный. Темного ты порази.

Я совершил испытание. Опущу в пучину старую землю. Низвергну негодную. Подни му вершины опять.

Подниму. Испытаю. На небе и на земле.

Закон я свершу.

Гайятри р бе к н ше. Н с р е Гай е н а а л е ет еб нка ятрн. Вернулся в Нильгири. Гайятри забыл Араньяни. Оставил дубраву. Гайятри молит глаз добрый открыть. Найти доброе слово.

Слышите, люди!

Около ВЕЛИКАЯ МАТЕРЬ (Из книги “Шамбала”) Радж-Раджесвари – Всемогущая Матерь.

Тебе поет индус древности и индус наших дней. Тебе женщины приносят золотые цве ты и у ног Твоих освящают плоды, укрепляя ими очаг дома. И помянув изображение Твое, его опускают в воду, дабы ничье нечистое дыхание не коснулось Красоты Мира. Тебе, Матерь, называют место на Белой Горе, ни кем не превзойденное. Ведь там встанешь, когда придет час крайней нужды, когда под нимешь Десницу Твою во спасение мира, и, окружася всеми вихрями и всем светом, ста нешь, как столб пространства, призывая все силы далеких миров.

Разрушаются старые храмы, раскалыва ются колонны, и в каменных стенах впились снаряды недругов.

“В Г пр тав и п туг оа ис ал ор альские корабли.

На высоких кормах каравелл золотом свер кали изображения Мадонны, и Ее великим именем посылались ядра в святилище древ ности. Португальскими снарядами раздроб лены колонны Элефанты.

L V r e d l s C n u s adores0. a ign e o oqit В Севилье, в Альказа есть старая кар ре, тина Алексо Фернандеса, носящая это назва ние. В в не ча к тин в сиянии обла ерх й сти ар ы, ков небесного цвета, стоит Пресвятая Дева с кроткой улыбкой, и под Ее широким плащом собра и ох ена то зав на ран лпа оевателей. Вни зу волнуется море, усеянное галеонами и ка равеллами, готовыми к отплытию в далекие страны на чужие земли. Может быть это те же корабли, которые будут громить святили ще Элефанты, и краткой улыбкой Всеблагая Дева провожает завоевателей, точно и она сама с ними восстала на разрушение чужих накоплений. Это уже не грозный Илья Про рок или мужественный Михаил, постоянные воины, но Сама Кроткая подвигнута в народ ном сознании к бою, точно бы Матери Мира достойно заниматься делами человекоубий с в” та.

Мой друг возмущается. Он говорит: “По смотрите, в о на и с мы о ро енных кар от д з а х тк в тин. Читайте в ней всю современную психо логию. Посмотрите на это самомнение. Они собрались захватывать чужое достояние и приписывают Богоматери покровительство их поступкам. Теперь сравните, насколько раз лично настроение Востока, где Благая Куа нин закрывает своим покрывалом детей, за щищая их от опасностей и насилия”.

Другой мой приятель защищает психоло гию Запада и тоже ссылается на изображе ние, как на истинный документ психологии каждой современности. Он напоминает, как в картинах Сурбарана или Холбейна Пресвя тая Дева закрывает своим покрывалом вер ных, к Ней прибегающих. Из изображений Востока он приводит н память страшных ида а мов, рогатых, увешанных ужасными атрибу тами. Он напоминает о пляске Дурги на че ловеческих те и о о лья из черепов.

лах б жере х Но носитель Востока не сдается. Он ука зывает, что в этих изображения нет личного х начала, что кажущиеся страшные признаки есть символы не зда обу нных ст й, зная силу ихи которых, человек понимает, что именно надо ему одолеть. При этом любитель Востока ука зывает, что элементы устрашения применя лись всюду, и не меньшее пламя, и не мень шие ро де но изо аж сь в аду на фрес га мо в бр али ках Орканья во Флоренции. Всякие ужасы в изображениях Босха или сурового Гриневаль да могут поспорить со стихийными изображе ниями Востока. Любитель Востока ставил на вид так называемую Турфанскую Мадонну и предполагал в Ней эволюцию богини Мари чи, которая, будучи раньше жестокой пожи рательниц дет по ей ей, степен превратилась но в заботливую хранительницу их, сделавшись духовной спутницей Кувера, бога счастья.

Вспоминая об этих благих эволюциях и доб рых стремлени было указано на обычай, до ях, сих пор существующий на Востоке. Ламы всходят на высокую гору и для спасения не ведомых путников разбрасывают маленькие изображения коней, далеко уносимые вихрем.

В это действ есть благость и самоотрече м ии не и.

На это любителю Востока было сказано, что Прокопий Праведный в самоотверженно сти отвел каменную тучу от родного города и всегда на высоком берегу Двины молился именно за неведомых плавающих. И было указано, что и на Западе многие подвижники променяли, подобно Прокопию, свое высокое земн п же е на по зу мира. В этих под ое оло ни ль вига в эт а ах мо тв “за неведомых, за х, их кт ли несказанных и неписанных” имеется тот же великий прин ан мнос то же позна цип они ти, го ния преходящих земных воплощений, который так привлекате и н Во е.

лен а сток Любитель Востока подчеркивал, что этот принцип анонимности, отказа от своего вре ме о им н ;

т к е н ч л б а о т о, б нног е и а о а а о л г с ног ез вестного дая на Во е п еде гораз ния сток ров ны до шире и глубже. При этом вспомнили, что художественные произведения Востока почти никогда не были подписаны, так как даяние сердца не нуждалось в сопроводительной за псе ик.

На это ему было замечено, что и все ви зантийские, старые итальянские, старые ни дерландские, русские иконы и прочие прими тивы также не подписа Лично начало ста ны. е ло проявляться позже.

Заговорили о символах Всемогущества и Всеведения – и оказалось опять, что те же самые символы прошли через самые различ ные сознания. Разговор продолжался, ибо жизнь давала неиссякаемые примеры. На каждое указание с Востока следовал и при мер Запада. Вспомнили о белых керамиковых конях, которые кругами до сих пор стоят на полях южной Индии, и на которых, как гово рят, женщины в тонких телах совершают по леты. В ответ встали образы Валькирии и, даже, соврем но вы ен а ра ен е дел ие ст льных тел.

Вспомнили, как трогательно женщины Индии украшают каждый день порог своего дома но вым узором – узором благополучия и счас тья, но тут же припомнили и все узоры, вы шитые женщинами Запада во спасение доро ги и с р ц.

х х еду Вспомнили Великого Кришну, благого па стуха и н ол но с в ли с древним обра,, ев ь, ра ни зом с нск Ле тож п лавя ого ля, е астуха, сходно го во всем с индусским прототипом. Вспом нили песни в честь Кришны и Гопи, и сопос тавили их с песнями Леля, с хороводами сла вян. Вспомнили индусскую женщину на Ган ге и е св и во спа е семьи и сопоста е еточ сени вили с венками на реке под Троицын день – обычаем, милым всем славянским арийцам.

Вспомнили заклинания и вызывания кол дунов Малабарского берега и совершенно та кие же действия и у сибирских шаманов, и у финских ведьм, и у шотландских ясновидя щих, и у краснокожих колдунов.

Ни океаны, ни материки не изменяли сущ ности народного понимания сил природы.

Вспомнили Тибетскую некромантию и со поставили с черной мессой Франции и с сата ниста и К и..

м р та.

Противо поставляя факты, незаметно нача ли говорить об одном и том же. Кажущиеся противоположения оказались совершенно одинаковыми ступенями различных степеней человеческого сознания. Собеседники изум ленно переглянулись – где же этот Восток и где же этот Запад, который так принято про ти ста я ь вопо вл т.

Третий, молчаливый собеседник улыбнул ся. А где же вообще граница Востока и Запа да, и не странно ли, что Египет, Алжир и Ту нис, находящиеся на юг от Европы, в обще принятом представлении, считаются уже Во стоком. А лежащие от них на Восток Балка ны и Греция оказываются Западом.

Припомнилось, как гуляя по берегу океа на в Сан-Франциско с профессором литера туры, наблюдая солнечный закат, мы спроси лидр д а уг руг :

“Где мы, наконец, находимся, на крайнем западе или на крайнем востоке?” Если Китай и Япония по отношению к ближневосточной Малой Азии уже считаются Дальним Восто ком, то, продолжая взгляд в том же направ лении, не окажется ли Америка с ее инками, майями и краснокожими племенами крайним Востоком? Что же тогда делать с Европой, которая окажется окруженной “востоками с тр стор ” ех он?.

Припомнили, что во время русской рево люции финны считали Сибирь своею, ссыла ясь на племенные тождества. Припомнили, что Аляска почти сливается с Сибирью, и лик краснокожего в сравнении со многими монго лоидами является поразительно схожим с ли ком Азии.

Как-то случилось, чт на минуту все суе о верия и предрассудки были отставлены про тивниками Пред. ставит Во ель стока заговорил о Сто це пра лав церкви, и предста ручи вос ной витель Запада восхищался образами много рукой, всепомогающей Куанин. Представи тель Востока говорил с почитанием о золото тканном платье итальянской Мадонны и чув ствовал глубокое проникновение картин Дуч чио и Фра-Анжелико, а любитель Запада отдавал почтение символам Всеокой, Всезна ющей Дуккар. Вспомнили о Всескорбящей.

Вспомнили о многообразных образах Всепо могающей и Вседающей. Вспомнили, как мет ко в аб ыв а на дна пс ыр ат ал ро я ихология иконог рафию символов, и какие большие знания ос талис се с н тки п омертвелой чер ь йча ече ми од тою. Там, где ушло предубеждение, и забыл ся рас ок там п вил ь и улыбка.

суд, оя ас Как-то облегченно заговорили о Матери Мира. Благодушно вспомнили итальянского кардинала, который имел обыкновение сове товать богомольцам: “Не утруждайте Хрис та Спасителя, ибо Он очень занят;

а лучше обращайтесь к Пресвятой Матери. Она уже перед ваши про, куд следует”.

аст сьбы а Вспомнили, как один католический свя щенник, один индус, один египтянин и один русский занимались исследованиями знака Креста, и каждый искал значение креста в свою пользу, но с тем же всеобъединяющим смыслом.

Вспомнили мелькнувшие в литературе по пытки объединения слова Христос и Кришна и опять вспомнили об Иоасафе и о Будде, но, так как в этот момент всеблагая рука Матери Мира отстранила все предубеждения, то и беседа протекала в мирных тонах.

Любители Востока и Запада, вместо ко лючих противопоставлений, перешли к стро ительному восстановлению образов.

Один из присутствующих вспомнил рас сказ одного из учеников Рамакришны, каким почитанием пользовалась жена Рамакришны, которую по индусскому обычаю называли матерью. Дру й ра рос ан з чение это го сп тр ил на го слова к понятию “материя метрике”.

Образ Матери Мира, Мадонны, Матери Кали, Преблагой Дуккар, Иштар, Куанин, Мириам, Белой Тары, Радж-Раджесвари, Ниука – все эти благие образы, все эти жер твовательницы собрались в беседе, как доб рые знаки единения. И каждая из них сказа ла на своем языке, но понятном для всех, что не делить, но строить нужно. Сказала, что пришло время Матери Мира, когда прибли зятся к земле Высокие Энергии, но в гневе и в разрушительстве эти энергии, вместо суж денного созидания, дадут губительные взры в.

ы В улыбке единения все стало простым.

Ореолы Мадонны, такие одиозные для пре дубежденных, сделались научными физичес кими излучениями, давным-давно известны ми человечеству аурами. Осужденные раци онализмом современности символы из сверхъ естественного вдруг сделались доступными исследованию испытате И в этом чуде про ля.

стоты и познания наметилось дуновение эво люции Истины.

Один из собеседников сказал: “Вот мы говорим сейчас о чисто физических опытах – а ведь начали, как будто, о Матери Мира”.

Другой вынул из ящика стола записку и про молвил: “Современный индус, прошедший многие университеты, обращается так к Ве ликой Матери, самой Радж-Раджесвари:

Если я прав, Матерь, Ты все:

К ь о и п ть ть а и с е и пустота, ол ц у, м в т, Го о и п ч ль и б д с ь и боль.

л д е а, е но т, От зари до тьмы, от ночи до утра, и жизнь, и смерть, Если смерть бывает – Все есть Ты.

Если Ты вс эт то а и го д, е о, гд ло и бед ть, и бог нос атство – Только преходящие знаки Твои.

Я не страдаю, я не восхищаюсь, Потому, ч Ты – все и я, конеч Твой.

то, но, Если Ты все это показываешь смертным, То проведи, Матерь, меня через Твой свет К Нему – к Великой Истине.

Великая Истина нам явлена только в Тебе.

И затем ввергни куда хочешь мое б е но те р н е ло.

Или окружи его золотом богатства.

Я это не б у чу тв ат уд вс ов ь.

Ибо с Твоим светом я познаю сущее, Ибо Ты есть Сущее – а я Твой.

Значит, я в Истине!” Третий добавил: “В то же время на другом конце мира поют:

Матерь Света в песнях возвеличим.

А старые библиот Кита и д еки я ревне-сред неазиатских цен в х т с да их времен тро раня лек гимны той же Матери Мира”.

На всем Востоке и на всем Западе живет образ Матери Мира, и глубокозначительные обращения посвящены этому высокому Об лк.

иу Великий Лик часто бывает закрытым, и под этими складками покрывала, сияющего квад ратами совершенства, не кажется ли тот же Единый Лик общей всем Матери Сущего!

Мир миру!

ЛЕГЕНДА АЗИИ Время от времени ко мне доходят нелепые слухи о том, что будто бы среди наших хож дений по Азии мною открыт какой-то подлин ный документ, чуть ли не от времен Христа.

Не знаю, кому нужно, и с какой целью выду мыва э ве ию н с с ть ту рс, о, о воей стороны, мне хотелось бы утвердить мою точку зрения на этот замечательный предмет, занявший умы не только хр иан го, но и мусульманско ист ско го, и бу и ко о, и и ду к миров.

дд йс г н сс ого Каждый, соприкасавшийся с различными народами Азии, действительно, в часы сер дечности и доверия, слышит многообразные, но всегда благостные сказания о великом Иссе, о Божественном, о Величайшем, о Про роке, о Лучшем из сынов человеческих – каж дый по-своему, все о том же, близком сердцу его. Все знаю что с т, уществует обширная ли тература, связанная с именем Христа в Азии, как по Несторианским, так и по мусульманс ким и индусским источникам. Много написа но о Христе и о Кришне, много известно о, так называемых, христианах Св. Фомы.

Длинны и прекрасны сказания и песни Каш мира и всего Туркестана о великом Иссе.

Мусульмане хотят иметь гробницу Хрис та в Шри-нагаре и мазар Богоматери около Кашгара. Опять-таки, каждый по-своему и все о том же. Мусульмане нам говорили, что они всеми мерами ищут все списки сказаний о Христе и гото з ат ь з ни любую цену.

вы апл ит а х Не буду приводить все те многочисленные книги, часто написанные духовными лицами христианства, о “Христе в Исламе”, все Аг рафы, трактующие о Христе в Персии и Ин ди и.

Действительно, и на юге Индии вы може те слышать замечательные слова индуса о Христе. И Виве-Кананда в Бенгалии нахо дит в себе незабываемую этому характерис тику;

и Шри Васвами в Синде говорит слу шателям своим о заветах Иисуса. Тибетский лама, вместе со священными своими книгами, полагает в су р не за ет Х ст ;

и сартс бу га в ы ри а кий бакша тоже славословит по пустыням;

и князь караша ий уди т в зна рск вляе ас нием мно гих летучих с а н й к за и.

Среди многообразной литературы статьи сэра Лалубай Самладаса, и пресловутая кни га Но ча, ве тно со тови роя, ставлены по разным сказа. К чно б бы гораздо ценнее, ниям оне, ыло если бы отрывочные сказания были сохране ны, хо б и несв, но в своем недлинном тя ы язно характере. Об этом очень хорошо замечает архимандрит, написавший к этой книге заме ч н яс о.

аи ви В “Алтай Гималаях”, говоря о Кашмире, вспоминалась арабская песнь “Когда Хрис тос во ос ся сл осл ил все узревшие”.

зн ил, ав ов и И указывалась Кашмирская песнь;

“Славос ловят Христа в лучших словах. Превыше был Он солнца и луны”. Итак, на красном ковре восемь мусульман, никем не принуждаемые, славят Христа до полуночи.

Там же указывалось: “Заметны намеки о втором посещении Христом Египта. Спраши вают, почему Христос не мог быть и в Ин дии? Кто усумнится, что легенды о Христе существуют в Азии, тем покажет, что ему не знакомо огромное влияние Несториан по всей Азии;

и какое множество апокрифических ле генд они распространили от древнейших вре мен”. “Никогда не откроются источники ле генд этих. Но если даже они произошли от Несторианских апокрифов, то как поучитель но видеть их живое распространение и глубо кое к ним внимание. Знаменательно слушать, как местный индус повествует, как Христос проповедовал у небольшого водоема недале ко от базара под большим, уже несуществую щим, деревом. В этих чисто конкретных ука заниях можно видеть сердечное отношение к предмету”.

Далее ука вае я, ка “ аво овит бак зы тс к Сл сл ша турфанский, с бубном и ситарою, на гне дом коне: “Божественный Исса в хождении своем повстречал большую голову. На пути лежит мертвая голова великанская. И поду мал Исса: о б л о о ч л в а г л ва сия ве т о ьш г е о ек о о ликая. И задумал Исса дело доброе – вос кресить великую голову. И покрылась голова кожею. И наполнились очи. А и выросло тело, и побежала кровь. И наполнилось сердце. И восстал богатырь-великан, и поклонился он Иссе за воскресение для подвигов во спасе ни в е сего че о е е т а.

лвчсв” И в “Сердце Азии” упоминалось: “В Шринагаре впервые достигла нас любопыт ная легенда о пребывании Христа. Впослед ствии мы убедились, насколько по Индии, Ладаку и Центральной Азии распространена легенда о пребывании в этих местах Христа во время Его долговременного отсутствия, указанного в Писаниях. Шринагарские му сульмане рассказывают, что распятый Хрис тос, или, как они говорят, Исса, не умер на кресте, но лишь впал в забытье. Ученики по хити ег и с ыл из ив Затем Исса был ли о кр и, леч.

перев езен в Шринагар, где учил и скончался.

Гробница Учителя находится в подвале одно го час ог до. Ук ва ся существование тн о ма азы ет надпис чт зд ь л ит сы Иосифа;

у гроб и, о ес еж н ницы, будто бы, происходили исцеления, и распро ра лс за х а ма ст ня я па ро тов. Так иновер цы хотят иметь Христа у себя”.

Спрашивается, какой же злонамеренный ум из этих замечаний выводит легенду о на хождении мною какого-то манускрипта вре мен Хр та? В ст т о, чт вместе с нами ис ме о ог обы порадоваться широкому всеобъемлющему проникновению великого понятия Христа Искупителя, вместо того, чтобы подивиться в сердце своем, какими незапамятными и необъятными путями облетело имя Христа все пусты кто хо тол затемнить что ни, -то чет ько то и умалить в каком-то злонамерении.

В последнем номере индусского журнала Шри Васвани “Заря” читаем: “Храм Шри Иссы, Пури, является значительным местом индусского паломничества. В Пури находит ся священный храм, к которому во множестве стекаются индусы. Недалеко от него катятся волны Бенгальского залива. Между храмом и морем – прекрасный сад, расположенный в прекрасном месте и посвященный Христу. В центре сада – небольшой “мандир”. В нем стоит Крест! И каждый вечер Ачариа Ман дира читает отрывки из Псалмов и Нового За вета;

и в течение дня из соседних святилищ приходят са у и сид, и б ед т с членами дх ят ес ую этого ашрама, посвященного Шри Иссе”.

Опять не знаю, насколько точно форму лирована дей ите ость н даж в наме ств льн, о, е ке своем он с д р и э е е т б а сти, ко, а о е ж т л м н ы л го торым можно порадоваться, если чье-то сер дце не засохло и не раскалилось на угольях озлобления.

Поучительно встречать в самых неожидан ных местах сердца Азии Несторианские клад бища с крестом надгробий. Интересно видеть ханские монет с изоб ы ражением креста и зна комиться с обширною литературою о пресви тере Иоанне. Во всяком случае, мы должны быть признательны даже выдумщикам об от крытом мною манускрипте, ибо они клеветою своею опять дают возможность, хотя бы и обратным подходом своим, вызвать еще одно внимание к этим жемчужинам духа, живым в претворении в ов ек.

Мне уже приходилось писать о том, что у каждого благ ел ел го с дц не найдет ож ат ьно ер а ся камня, чтобы бросить в певца-мусульма нина, по-своему поющего самые высокие сло ва о Христе, не найде желания остановить тся иноземную легенду, собирающую вокруг себя глубоко внимающих сердцем слушателей.

Наука не может содержать в себе ничего разрушительного. Ученые заботливо собира ют все крохи предмета, которые когда-то, в чьих-то руках, откроют новые пути историй народов. Путь невежественного отрицания приводит лишь к разложению, а честное по знан е п е е в г, с р ит льно в существе и, р жд се о т о е свое и в б го ст ду своего, не мо м,, ла род ве ха жет заниматься никакими бессмысленными умалениями. Мы можем проверять, можем накоплять отрывочные искры народной памя ти, которая, в своей возвышающей легенде, дает истинный всеобъемлющий смысл, в свое время неоцененный.

Было бы непозволительною невежествен ною трусостью скрыть эти благостные леген ды, открывающие драгоценные тайники души народной и соединяющие то, что было разде лено по скудоумию. С истинною радостью вспоминаю суждение по этому предмету не которых римско-католических и греко-като личес пас ей. Ко о, и светские уче ких тыр нечн ные на ут в се и сп вед йд бе ра ливость, и добро совес но ь о а ть я к п т ст бр ти с редмету не с унич тожающим желанием, а так же беспристрас тно, справед ив и т пл, к со рела леген л о е о ак г да Азии бесчисленные сердца народов.

Ещё раз спасибо клеветникам, дающим мне возможность вновь произнести эти слова во Б о.

лаг Гималаи, МЕЧ ГЕСЕР ХАНА (Лахуль) Подают воду в жестяной чашечке. Еще живет эта чашечка, а ведь она прошла с нами весь Тибет, и Китай, и Монголию. А вот и ягтан, сделанный еще в Кашмире. Выдержал старик всю Азию, на всех Перевозных сред ствах. Надо его поберечь, слишком много он знает. А вот и знамя бывшей экспедиции – “Майтрейя”. С тех пор под разными углами встречались мы с этим понятием. Уже далек тибетский художник, писавший это Знамя.

Уже нет ламы Малонова, украсившего Знамя китайскими щелками, и Знамя видело нема ло. Участвовало и склонило на нашу сторону диких голоко Уди о и смя ло тибетско в. вил гчи го губернатора. Било по лбу Хотанского ам баня и далеко пестрело красками при соору жении субургана в Ша-рагольчах. Теперь оно в Гималайском Институте, выросшем из экс педиции. Пусть оно охраняет все целебные трав Гимала ы йские, в котор так много луч ых ших решений.

Каждый предмет, прошедший с нами всю Азию, делается необыкновенно милым и не забываемым. Сами трудности пути претворя ются в необычные радости, ибо они овеяны просторами, вобравшими в себя столько чу десног пр го.

о ошло Опять гремят бубенцы мулов караванных.

Опять крутые всходы горного перевала.

Опять встречные путники, каждый из них – несущий свою житейскую тайну. Опять рас сказы о местных духовных сокровищах, о па мятных местах. Опять на скале запечатлен герои ес й м Ге р Х на опять перед нами ч ки еч се а ;

пещеры и вершины священного паломниче ства. Вечно бродящие странники тянутся с котомками за плечами. Не только вера, но непреодолимое стремление к житию странно му, увлекает их по трудным горным тропин км а.


Мы идем в Лахуль. Опять продолжение экспедиции. Как будто, так же, как бывало.

С тою разницей, что там никакая почта, ни какие сведения из здешнего мира по долгим месяцам нас не достигали. Но здесь мы еще на границе последних почтовых бегунов, и смятение мира может стучаться к нам каж дую неделю. Но за перевалом Ротангом уже повеял сухой тибетский воздух. Тот самый воздух, целительный и вдохновляющий. Звав ший к себе вс искат ех елей духовного восхож дения. Ночью же по ясному небу с бессчет ными звездами, со всеми млечными путями и зарожденными и сконченными телами, полы хали странные зарницы. Не зарницы это, но то самое зам ч т л н е Г м л й к свечение, е а е ь о и а а с ое о котором уже не раз поминалось в литерату р.

е Пройдя Тибет и Ладак, можно оценить и Лахуль. Снеговые пики, цветочные травы, пахучий можжевельник, яркий шиповник не хуже лучших долин Тибета. Многие святыни, ступы, пещеры отшельников не уступят Ла даку. На скал тоже ритуальны фигуры луч ах е ников, догоняющих стрелою круторогих гор ных баранов. А ведь древний айбеко был сим волом света Те ж п ре ия в м ! е ог бен огилах, ус тавленных камнями, и в каменных склепах камерах. Над Кейлангом раскинулась мощ ная гора Колокола – “Духовного отдохнове ния”, со своею священною трехглавою верши ною подобно нарбу-ринпоче.

Сколько здесь медицинских книг и запи сей, хранимых ламами! Местный знаменитый лама-лекарь уже ходит для нас с мальчиком кули и, подобно Пантелеймону Целителю, наполняет длинную заплечную корзину тра вами и корнями. Хорошо, что Юрий так хо рошо знает тибетский язык;

хорошо, что с нами лама Мингиюр, столько знающий по тибе ко л ер уре За пе тс й ит ат. рвые же дни к нам принесли несколько сочинений, еще никогда не переведенных. Среди них и медицинские запис и по чес опи и, эти кое сание местных свя тынь. Кругом все насыщено именами знаме нитыми: тут и пещеры Миларепы43, слушав шего на заре голоса дэв;

тут был и Падма Самбг а44, и Д ва Г ам ;

и все главы уче ав жа уз па ния нуждались в незаменимом сиянии Гима ле.

ав Тут недалеко и водопад Палден Лхамо;

сама природа начертала на скале изваяние грозной богини, скачущей на любимом муле.

“Види, к к м л п д я г л у и правую ногу.

те а у о н л о ов Рассм те, ка я вид голова богини”.

отри к сно на Видим, видим! И слушаем неумолчную песнь горной струи. Проходим пещеры и скалы на гов – там живут особые змеи. Изумляемся древнему замку Такуров Гундлы. С изумле нием видим, что некоторые островерхие кры ши балконов опять напоминают Норвегию.

Поучительно наблюдать плоские крыши, не пременное наследие древней Азии, и эти ост рые неожиданные завершения, напоминаю щие с в р ее.

Незабываем прием, устроенный нам в Кейланге, столице Лахула. Увешанные цве точными гирляндами, предшествуемые труба ми и барабанами, въезжали мы в Кейланг.

При въезде нас ожидало неожиданное и трогательное зрелище. На крыше выстрои лись ламы в пурпурных высоких тиарах с ги гантскими трубами. С плоских крыш сыпались желтые и красные лепестки шиповника. Тол па теснилась в праздничных нарядах. Дети школы, выстроенные шпалерами, но знаку визиря области кричали приветствия. А на арках и домах ц ет и пл а с трогатель в ил сь ак ты ными приветствиями. Подходя в нарастающей процессии к летнему помещению нашего Ги малайского Института, мы были встречены еще ламскими трубами, а дочь соседа Ану в бирюзовом высоком кокошнике поднесла свя щенное молоко яка. Так Кейланг, затерянный в снеговых горах, хотел выразить свою сер дчот.

енсь Не только новые находки сразу нахлыну ли, но и удалось увидеть редкую ламскую ми стерию -“Раз ти ка ”. Г пп странству би е мня ру а ющих лам из Спите на нашем дворе дала эту всеобщую, еще неизданную мистерию. Юрий даст точный перевод ее в журнал Института.

Началось с того, что ламы притащили с холма огромный, более полутора ярдов ка мень, с трудом под силу двум людям. Устано вили походный алтарь и в длинном ряде ри туальных танцев, пенья и молитв изобразили разрушение злых сил.

Было и прокалывание щек. Был очень за мечательный танец мечей с опрокидыванием на ос. Н о о ть с ведливость, что трия ужн тда пра эта пр ед а тр ов д ствительно боль оц ур еб ала ей шого н ыка иб ин е, дв меча, упертые в ав, о, ач а живот, могли очень легко пронзить внутрен ности. Среди этих драматических эпизодов, как полагается, вставлялась и полушутливая интер е и. В н й п д в д м пастуха, являлся мдя е, о ио властитель дикой страны, при этом шел вы зывавший смех присутствующих диалог о не видимых сокровищах этого властителя. Но к концу мистерии все шутливые элементы за молкли, и можно было заметить более сосре доточенное внутреннее приготовление. Кон чились эти заклинания и приготовления тем, что оди и лам л на зе, и двое других с нз ег млю усилием подняли приготовленный огромный камень по ли е е н живот. В то вре, ложи му го а мя старый лама, тот, который прокалывал щеки и падал на мечи, подняв высоко круг лый булыжник, величиною не менее двух че ловеч ск го в бр си с с е их ло, о л илою этот камень на камень, лежавший на животе ламы, и сно ва с той же силой бросил. При этом вторич ном ударе длинный камень, к изумлению при сутствующих, с треско распался на две час м ти, освободив лежавшего ламу. Таким обра зом тяжкий материальный мир был побежден, злые силы были сокрушены, и мистерия за кончилась веселым хороводом и пением лам под аккомпанемент тибетской расписной ба лалайки. Предварительную сцену, перед на ложением камня, Эстер Лихтман успела снять, но н д с н т с, ч в м м раска а о оз а ь я то о ент лывания камня на животе ламы все присут ствующие забыли о фотографии и только глу боко вздохнули. Конечно, тяжки формы этой необычной мистерии о победе над низкомате риальным миром, но ведь не менее тяжки и действительные общежитейские материаль ные формы. Также не забудем, что на разби ваемом камне был изображен углем и мелом человек, тел ую сущ ь к рог в пред есн ност ото о варительном ритуальном танце ламы прока лывали магическими кинжалами фурпа.

К нам ходит лама из Колонга. Юрий и лама Мингиюр записывают местные напевы, а Эстер Лихтман запишет музыкальный лад.

Ходим смотреть старинные изображения на камнях. При этом, еще раз убеждаемся, что чертены, прибавленные к старым изображе ниям охотников и нагорных баранов, являют ся более новыми дополнениями. Как и рань ше думалось, эти круторогие, священные ба раны – символы света и искатели, их неуто мимые лучники, являются символами гораздо более удаленных Культов. Здесь мы опять прикасаемся к необъясненным еще солнечным Культам, напоминающим отдаленные зарож дения друидизма и огненной свастики.

Опять посещение монастырей. Интерес ные книги об отшельниках. Опять любование с высоких плоских крыш на необозримые лед ники, сн вы пи и гл кие долины с гре его е ки убо мящими потоками. Тут и гора “духовного от дохновения”, тут и пик М.45, тут и манящие пути и на Ладак, и к священному Кайласу.

Танцы лам. Незнающий называет их “Чер товым пл ами “Бр е эту глупую клич и яск ”. осьт ку! Танцы лам имеют глубокое символическое значение”. “А как же рога?”. “Покровители животного царства и повелители стихий име ют этот символ, да не имеют ничего общего с беса. Ско и л М сея примете за рога, ми ро учи ои ох, у это не ж знание!” Танцы, после долгого.

ритуала, полного вековых движений, закон чились мистерие пос й, вященн черноголово ой му ламе, поразившему нечестивого царя Лан дарму, жес го гони токо теля веры.

Древнее урочище Карга. Остатки старин ного укрепления. Чертены, менданги, выло женные камнями с молитвенными надписями.

Гово ят з е ь ж и с а и н могилы, но рас р, д с е т р н ые копк не ве м, ч ы не во в контроверзу у де тоб йти с архе ог ес м уп ле ем. Главное вни ол ич ки рав ни мание привлекают многочисленные рисунки на скалах. Опять бараны и лучники. Очень древние. Лама Мингиюр с гордостью зовет к камню, на котором изображение меча. Вот почему задумывалась картава “Меч Гесер Хана”. Где же мы видели эти характерные формы меча-кинжала? Видели их в Минусин ске, видели н К к з, в д и в м а ав а е и ел о ногих сар матских и к ьт их др нос х. В к тем же ел ск ев тя се соображениям, к переселению народов ведет этот меч, так отчетливо запечатленный на древней, веками запол ированной, коричнево пурпурной поверхности камня. Знак ли бит вы, знак ли мужественного прохождения?

Или забытая граница? Победа?

Тут же и л ге да о в н Ге ер Хана, при ен ои ах с шедших издалека и осевших здесь. Они же принесли и первую косточку персика. Конеч но, это не монголы, дошедшие до Лахула в семнадцатом веке... Народная память бере жет что- г р з о б л е д е н е и з ачитель то о а д о е р в е н не о.

А напротив, за рекою, высоко на скале древнейшей монастырь края Гандо-Ла, осно ванный самим Падмою Самбгавою. Древ ность седьмо во ого век Ста зову го, сьм а. рые щие места.

А вот и старый Пинцог, певец-сказитель саги о Гесер Хане. Сидит степенно на полу моей мастерской и сказывает, а затем и поет речитативом стих о великом герое Ладака, Тибета Кит. Не от ш тог ли века сложил, ая ес о ся эт т н е, и н о т г же ли времени важ о ап в е т оо ные жесты певца. Кто может заподозрить в поношенной внешности Пинцога ритмичную плавность жеста и изысканные вариации им провизаций напева. Все отмечено: как соби рается герой противу врагов, как он раньше похода принимает мудрые советы сестры отца своег, ка о г ов т о жи о к н от и ру е... Пинцог мыс ленно нагляд и осм, но атривает доспех, и на тягива лу и т о пр чает врага на го ет к, очн име рах. “А знаете ли вы здесь, что в Каме есть палаты Гесер Хана, где вместо балок лежат несметные мечи воинства Гесер Хана?”. “Не тольк в К е, но и в Ца е во Гесера сло о ам нг ины жили такой памятник”,–вставляет слово при молкший лама. В один раз певцу не сказать всех Г ера п ви. Ну с ес од гов жно казать и о муд рой жене героя – Бругуме. Нужно не забыть сподвижников и все победы несокрушимого защитника правды. Чего не услышишь в го рах, в Т бе е, в И д ! Г з ы только что пи ит н ии а ет сали о человеке, плававшем по Джумне, дер жась за хв т т ра И э – вовсе не сказка.


ос иг. то Доктор Индус пишет нам, что рак, это ра стущее бедствие человечества, совершенно неизвесте на Гимала н йских высотах.

Из Таши Лунпо лама доктор приносит ти бетские лекарства, среди них и средства от рака. Вспоминаем официальные удостовере ния успешного лечения рака покойным буря том доктором Бадмаевым. Лама Мингиюр сообщает о съедобных корнях, находимых в лесах Гималайских, обещает достать их. От нашего друга полковника приходят сведения о том, что рабочие кап а Б. всю ночь были итан тревожимы появившимся великаном, который так напугал их, что они убежали с работы. К этому лама за ча ч и в Си име извест ме ет, то кк ны случаи появления подобных великанов, вестников Дармапалы, посылаемых с предуп реждениями или для предотвращения злобных действий. Так разнообразна жизнь.

Вот и дом такура46 из Колонга, Пратапа Чанда или, по-тибетски, Санге Дава. Старое здание по образцу тибетских укрепленных дворов. Хозяи и хозя встре н йка чают у входа.

Слуги сверкают серебром и китайскою пар чою. Гремят трубы лам. Прежде всего, зовут на торжественную службу в домашнюю мо лельную. Много семейных реликвий. Много отличных танок. Тут и Шамбала47, и Ригден Джапо48, и Миларепа, и многие подвижники.

Служение идет по буианскому обряду. Затем показываются не только драгоценности, но и книги, и доски для печатания. Это – не про стой дом: та р – г ва к я, и в се много ку ла ра мье накоплений. Конечно, кончается тибетским чаем и цампою. Тут же завязывается сговор о постр й е д м. Г в р т “ е вам,если ве о к о а о о я : Ч сть ликие люди приехали из больших мест в наше мало м с о.

е ет” И опять течет речь об изображениях на скалах, о нечитаемых надписях, о каменных могилах и о сокрытых книгах священных.

Кроме мест в долине Кулу называется еще место около Трилокната, где, по преданию, скрыты книги во время гонений свирепого Ландармы. Есть на горах и развалины каких то др вн жи щ Го ор тс что, когда при е их ли. в и я, шли воины Гесер Хана, то старые лахульцы ушли на вершины. От белого царя ушла Чудь под землю на Алтае, а жители Лахула – на вершины. В историческом и археологическом отношении край мало исследован. Картина “Менгиры в Гималаях” будет напоминать о менгиро подобных камнях, утверждаемых с древнейших времен и до наших дней на гор ных перевалах. Обычай этот имеет несомнен ную связь с древними менгирами Тибета, от крытыми нашей экспедицией в 1928 г., по добными менгирам Карнака.

Картина “Три меча” пусть изображает древний рисунок на камне вблизи Кейланга, главн гор Ла а. Л ого ода хул ахуль, в испорчен ном произношении, означает южный Тибет.

Местные изображения на скалах и камнях достойны изучения.

Ладак, Дартистан, Балтистан, Лахуль, Трансгималаи, часть Персии, Южная Сибирь (Иртыш, Минусинск) изобилуют разнооб разными сходными в техническом отношении изображениями, невольно напоминающими скалы Богуслана и изображения остготов и прочих великих пер енце есел в.

Изображения Ладака, Лахула и всех Ги малайских нагорий распадаются на два глав ных типа. Тип Буддийский, дошедший и до нашего времени в виде изображения свасти ки (как буддийской, т и обра ак тной Бон-по), Льва Коней Гесер Хана, реминозных надпи сей, чертено и пр их п дм ов к ьта.

в оч ре ет ул Другой тип изображений, дошедший из времен более древних, в связи с добуддийс ким Бон-по и прочими культами огня, еще бо л еу л к т е п с о й з г д ч о т,по с е в е а ел н о в е а а о н с и во ему своеобразному друидизму, так интерес ному в связи с изучением великих переселе нй и.

Главный сюжет этих изображений (частью воспроизведенных в трудах д-ра Франке, 1923) – горный козел, являвшийся символом огня. Среди изображений этих по технике можно различить целый ряд наслоений – от д е н х( х д ы с ш е с и иh l r s in o 49) рви сонх о вдкм alit gr, до новейших, доказывающих внутреннее су ществ ан к ко -т ку та.

ов ие а го о ль Кроме горных козлов во всевозможных комбинациях, можно видеть изображения сол нца, руки, танцы ритуальных фигур и прочие знаки давнего фольклора. Этот тип изобра жений с древнейшими традициями дает лю бопытные изучения.

К прочим изображениям нам удалось при бавить еще два ранее не указанных. В урочи ще Карга и около самого Кейланга (Лахуль) найдены нами изображения мечей. Значение этих изоб ени з дочн но особенно ин раж й ага о, тересно, что форма их совершенно совпадает с формою бронзовых мечей и кинжалов Ми нуси ко с ир ог т а, так характерных нс го иб ск о ип для первых великих переселенцев. Не будем делат ни пре ь дположен ни, тем более, вы ий, водов, но занесем эту поучительную подроб ность как еще одну путеводную веху. Не за будем, что старый католический миссионер сообщал, что место Лхассы называлось Гота.

Развалины древних храмов Кашмира по разительно напоминают основы аланских по строений, так расцветшие в формах “романс кого стиля”. Де Ла Балле Пуссен сообщает об иноземцах, строителях храмов Кашмира.

При этом Стен Конов указывает на принад лежность Ирилы к племени Гаты, что, по его заключению, означает Готы. Все такие знаки очень полезны в теме о великом переселении нрдв аоо.

Телеграмма из Ле. Экспедиция Институ та пришла благополучно. В караване ни бо лезней, ни потерь. Коллекции превосходны.

Так и думали, что Ладак не разочарует наших собирателей. Опять предстоят поучительные опыты. Кто же не зажжется чудесами Гима ле?

ав Откуда же происходит эта необыкновен ная заманчивость путей Азиатских? Горы ус тановились не преграждающими великанами, а зовущими путевыми вехами. Из-за вершин сверкает сияние Гималайского снежного цар ства. Местные люди, те, которые слышали о чем-то, поч т л о у з в т н э сияния.

ти е ьн ка ы аю а ти Ведь оно сверкает от труда, из самой башни великого Ригден-Джапо, неустанно трудяще го вобла о ч л в ч с в.

ся г еоеета А вот и редкое изображение самого Вели кого Гесер Ха Окол воителя собраны зна на. о ки его перево ощ й и все т па пл ени о мятное, что не должно быть забыто в этой великой эпо пее. На ступе х т н с ят ти т ие сапо ня ро а то бе ск ги. Ведь это те са -сап -ск ходы, от мые оги оро меченные в по иг Ге р Х а. Н стоят они дв ах се ан о близко – это значит, что великий воитель нового мира уже готов к подвигу. Скоро он вйе.

одт Кейланг, ЦАРЬ СОЛОМО Н (Из книги “Шамбала”) До сих пор по просторам Азии летает царь Соломон на своем чудесном летательном при боре. Многие горы Азии увенчаны или раз валинами, или камнем с отпечатками ступни великого царя, или отпечатками колен его, следами длительной молитвы. Это все – так называемые троны Соломона. Великий царь прилетал на эти горы молиться. На эти высо ты он уходил от тягот царствия для возноше ния Духа. Горы Соломона, тайники сокровищ Соломона, Премудрость Соломона, таин ственная власть перстня Соломона, Соломо нова печать с познанием света и тьмы – кому же другому столько удивления и почтения принесла Азия?

Самые таинственные предметы и образы связаны с именем Соломона. Самые оккуль тные из птиц считаются удоды, и эта птичка также связана легендою с царем Соломоном.

Охраняли удоды покой царя Соломона во время его великих трудов и, вернувшись от трудо царь спросил птичек, что они хотели в, бы получить в награду Птички сказали: “Дай.

нам, ц ь, зо ты к он т и, они так пре ар ло е ор ы во красны, и мы не видели ничего более чудес ного, как ты, когда надевае свою корону”.

шь Царь улыбнулся и сказал: “Птички, но ведь тяжела корона моя, как же можете вы желать возложить на себя такое бремя!”. Но птички продол жали просить о коронах, и царь велел своему златоковачу сделать маленькие короны по образцу царской, и эти короны были прикреплены на головы птичек. Но не успел пройти самый ко роткий ср как птич ок, ки снова слетелись к царю, и устало поникли под золотыми коронами их головки.

Они просили: “Царь, освободи нас от ко рон. Прав Ты был, мудро предупреждая нас!

Что мы можем знать, мы, малые! Можем ли мы знать, что з бле ом и оч ов а ск ар анием скры вается тяго – ос б и н, ц ь”.

та во од ас ар Царь сказал “Ви, не : дите разум ные, к чему привело ваше стремление к бремени. Хоро шо, будь по-вашему, будут сняты короны зо лотые – но пусть вы носите всегда на себе воспоминание о неразумном стремлении ва шем к короне. Отныне носите корону из пе рье она не о я о и в с и о о а б дет то в, тгтт а, б н у ль ко короною того тайного царства, о котором вы знали, служа труду моему”. Итак, птица удод – самая оккультн птица, которая зна ая ет многие та н, н с т к р ну и п рьев. Если йы ои оо з е удод провожает караван или лодку, люди го ворят – это к доброму пути;

птица царя Со ломона зн т ч о д л е.

ае, т е а т И другие животные служили царю. Му сульманин, пришедший в Кашмир с карава ном через Афганскую границу, знает, что Ве ликому Соломону даже муравьи помогали строи храм. От вели джинов, духов воз ть ких духа и огн д му ев – все служило стро я, о равь ению.

В неустанной молитве царь Соломон бе зостановочно управлял силами природы для создания чудесного храма. Когда истощились силы царя и он знал, что приблизилось время отхода в другой мир, он оставил завет джи нам и без него докончить постройку. Но буй ные стихийные духи дали ответ, что они по винуются лишь царю Соломону здесь на зем ле, и без него они свободны от заклятия. И укрепился духом царь Соломон, и, опершись на посох, он остался в храме, призывая все силы к работе. Тут же и отошел он, но тело его осталось неподвижным и непреклонным, чтобы не отлетели буйные джины. И никто из живущих и никто из джинов не знал, что ставший на молитву царь уже отошел. И стра шились все подойти к неподвижному Влады ке и напрягали все усилия довершить строе ние. И окончен храм, но Владыка недвижим.

Кто же решился нарушить его устремление?

Но самый меньший из сотрудников царя – муравей – начал подтачивать царский посох, и, когда было переточено дерево, пало тело царя, и все увидели, что дух его отошел, но остался Великий храм. Но не заоблачный Владыка царь Соломон. Он сходит к народу и, подобно другим Владыкам Востока, изме нив платье, мешается в толпах, чтобы знать все тайны жизни. Свой перстень с чудесным камнем, в котором была заложена основа мира, царь Соломон оставляет на хранение жене своей, царевне Египта. Но хитер и ис кусен Египетский жрец, прибывший с царев ной. Он меня го с и о ик и по ви царя ет ло бл д дом овладевает перстнем. А сам Владыка обречен на долгие годы скитания, пока снова истина не восстановлена. Так, все необыкновенное, необычайное связывают народы Востока с царем Соломоном. Он восходил на горы, он спускался п з лю, о вст ча царей и ис од ем н ре л чезал в народных толпах. В старом царстве Уйгуров, где теперь живут благоверные му сульмане, имя Соломона мешается и с царем Александром, и с великим Акбаром51. Иног да вы узнаете те же сказания, которые укра шают и царя, и собирателя Индии.

“Кажется, то же самое говорят и про Ак бара, названного Вел иким?”.

Старый, седобородый мусульманин в зе леной чалме, совершивший покаяние в Мек ке, наклоняет голову: “Оба Владыки были мудры и велики. Когда видите две снеговые горы, как решитесь сказать их отличие? Они обе сверкают под одним солнцем, и прибли зиться к ним обеим одинаково трудно. Кто же решился бы приписать одному Владыке то, что, может быть, принадлежит им обоим?

Правда, Владыка Акбар не выходил за пре делы Индии. О укрепл ее, оставаясь внут н ял ри ее, и мы не знаем, которые джины служи ли ему. О царе же Соломоне все знают, что он летал по всему свету и учился правде во всех с ах, и да о бы на далеких звез тран же н л дах. Но кто же может снизу судить о двух снеговых вершинах. Мы даже одеваем тем ные очки, чтобы защитить наши слабые глаза о их б е к ” т лса.

На горе Мориа52 сокровищница Соломо на. Но не только во Храмах мудрые Соломо новы знаки. По указаниям Библии открыл ин женер Хаммон в Родезии богатейшие рудни ки Соломона. И Соломонова звезда сохрани еннейшие соображения53.

ла для математиков ц “И это пройдет!”54, – так ободрил мяту щееся человечество царь Соломон. И вечна в красоте своей “Песнь песней”. М А Й Т Р Е Й Я На пальмовой коре острой иглою, по-син галезски, пишет приветливый бикху57. Доку чает ли он? Пишет ли просьбу? Нет, он, улы баясь, шлет привет в далекую Заокеанию.

Привет добрым, хорошим людям.

И не ждет ответа. Просто добрая стрела в пространс о тв.

В Канди, в древней столице Ланки-Цей лона, водят нас по старым знакам прошлого.

Храм священного зуба, Храм Паранирваны, чудесное хранилище священных книг в чекан ных серебряных покрышках-переплетах. “А что же там, в маленьком запертом храме?” – “Там Храм Майтрейи, Владыки будущего”.

– “Можно войти?” Проводник, улыбаясь, отрицательно качает головой. “В этот храм никто, кроме г вн о с ще ос жителя, не ла ог вя нн лу входит.” Та не до н б ь о ве не свет к лж о ыт ск р но лое будущее. Знаем, живо оно. Знаем, сим вол его – Майтрейя, Метрейя, Майтри – любовь, сострадание. Над этим светлым зна ком всепонимания, всевмещения строится ве ликое будущее. Произносится оно самым свя щенным углублением. Не должно быть оно оскверняемо легкомыслием, любопытством, поверхностью и сомнением. В лучших выра жениях говорят Вишну-Пураны и все другие Пураны58, т. е. старинные заветы о том свет лом будущем, которому служит все человече ство, каждый по-с воему.

Мессия, Майтрейя, Мунтазар, Митоло и весь славный ряд имен, многообразно выра жающих то же самое сокровенное и самое сер дечное устремление человечества. Особенно восторженно говорят пророки о будущем.

Перечтите все страницы Библии, где выра жено само с лое ча е вет яние народа;

перечтите заповедь Будды о Майтрейе;

просмотрите, как светло го ворят мусульмане о пророке бу дущег.

о Как прекрасно говори Индия о конце чер т ного века, Кали Юги, и блистательном нача ле белого века, Сатии Юги. Как величестве нен облик Калки Аватара59 на белом коне! И так же сердечно ожидают далекие Ойроты белого Бурхана. Наши староверы, подвижни чески идущие искать Беловодье в Гималаях, делают этот трудный путь лишь во имя буду щего Во им то же с тло будущего лама,. я го ве го прослезившись, рассказывает о сокровищах и мощи великого Ригден-Джапо, который унич тожит зло и восстановит справедливость. К будущему ведут победы Гесер Хана. На каж дый новый год китаец возжигает свечи и мо лится Владыке будущего. И оседлан белый конь в Исфагани для великого Пришествия.

Если вы хотите прикоснуться к лучшим стру нам человечества, заговорите с ним о буду щем, о том, к чему, даже в самых удаленных пустынях, устре мляетс чело я веческ мышле ое ние. Какая-то особенная сердечность и тор жественность наполняет эти устремления к преображению Мира.

В самые мрачные времена, среди тесноты недомыслия ос ен зв но р да лся обо, об но уч аз ва дряющий глас о великом Пришествии, о Но вой Эре, о вр е, к д че ов е ем ни ог а л еч ство суме ет благоразумно и вдохновенно воспользо ваться всеми сужденными возможностями.

Каждый по-своему толкует этот Светлый Век, но в одном все одинаковы, а именно, каждый толкует его я к с рд а. Э о не бе зы ом е ц т зразлич ный эклектизм. Наоборот, как раз обратное, со всех сторон – к одному. Ибо в каждом че ловеческом сердце, во всем царстве челове ческом живет одно и то же стремление к Бла гу. И стремятся воссоединиться в сущности своей эти рассеянные ртутные шарики, если они не слишком отяжелились маслом и не слишком замохнатились пылью. Какая оче видность в этом простейшем опыте внешнего загрязнения ртутных шариков! Еще можно заметить тре е а и в у р н е о ве е п т н е н т е н г щ ства, но уже оскверне пов ност и з слена по на ерх ь, ама стороннею мерзостью, и отчуждена этим от вселенского сознания. Уже пресечен путь ко вселенскому телу всеобщения. Но, если не успе а за р н т я п е х л г яз и ьс ов р ность, с каким не удержимым устремлением сливаются разроз ненные капли снова с первоисточником! И не найдете уже, не различите эту воспринятую целым частицу. Но живет она, вся она в Нем, в Великом. Всеединост обобщила ее и усили ь ла до вселенского понятия. Все учения знают это вселенское тело под разными именами.

В самых неожиданных проявлениях встре чаемся с объединительными знаками. В по смертных заметках старцев пустынь были иногда находимы неожиданные начертания о Гималаях. Эти записи, мандалы60 и другие неожиданные знаки вызывали недоумение и удивл. Н л да го, горного монас ение о ама леко тыря, спрошенный об этом, улыбается и за мечает: “Поверх всех разделений существует вели е ед ен, до пн лишь немногим”.

ко ин ие сту ое Итак, сливается мышление, казалось бы, са мых удаленных человеческих индивидуально стей. В этих высших знаках стирается самое отвра и л но, чт з е н свет сердца, а т те ь е о ат м яет именно – отрицание и суждение. Часто, в на шей современности, мы придумываем особые выражения для тех же старинных понятий.

Глубокомысленно мы замечаем: “он понима ет пс хо г ”, чт в с но и ло ию о, ущ сти, значит: “он не отрицает и не невежествует“ Мы говорим:

.

“Он практичен и знает жизнь”, что в сущно сти значит: “О не осу т и тем не препят н ждае ствует себе”. Мы говорим: “Он знает источ ники”, что б д т з а и ь “ н у аляет, ибо у е н ч т : Он е м знает, наскольк вредно к о аждое умаление”.

В “Воскресении во плоти” Н.О. Лосский змче:

аеат “Деятель, противопоставляющий свои стремления стремлениям всех других деяте лей, нах т я в с с о н и о о о л ни о них оди с о т я и б с б е я т и обрекает себя на то, чтобы пользоваться только собст нн т че ою с ою;

поэто ве ою вор ск ил му он способен производить лишь самые уп рощенные действ ования врод отта, е лкивания.

Выход из этого обнищания жизни достигает ся путем эволюции, осуществляющей все бо лее и более в о е с п и к кр тн еди ыс ки ту ен он е ого носущия”.

“Члены Царства Божия, не вступая ни к кому в отношение противоборства, не совер шают никаких ак от ива в простран тов талк ния стве, следов ел о, не и ют м ериального ат ьн ме ат тела;

их преображенное тело состоит только из световых зв овы т ов и т. п. про, ук х, епл ых явлений, которые не исключают друг друга, не обособлены эгоистически, но способны к взаимопроникновению. Достигнув конкретно го единосущия, т.е. усвоив стремления друг друга и задания Божественной Премудрос ти, они соборно творят Царство совершенной Красот и в че ого Д ра, и даже тела свои ы ся ск об созид так ч они бу и взаимопроник ают, то, дуч нуты, не находятся в их единоличном облада нии, а служат всем, дополняя друг друга и образуя индивид уальны всец е елости, которые суть органы всеохватывающей целости Цар ства Божия. Свободное и любовное единоду шие членов Царства Божия так велико, что все они образуют, можно сказать, “Едино Тело и Един Дух” (Ап. Павел, к ефес. 4:4)”.

“Что касается сверхпространственности, значение ее хорошо выяснено в творениях Отца Церкви, св. Григория Нисского: “Душа не протяженна”, – говорит он, – “И потому естеству духовному нет никакого труда быть при каждой из стихий, с которыми однажды вступило оно в сопряжение при растворении, не делясь на части противоположностью сти хий;

е ес во д хо о и н р ст т у вн е еп отяжное не тер пит по ед ви ра тоя я. Дружеская связь сл ст й сс ни и зна ом в с б ши и ч тя и тела навсегда к ст о ыв м ас м сохр яе я в ду ”.



Pages:     | 1 || 3 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.