авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 || 3 | 4 |   ...   | 6 |

«БРАЙАН «ХЭД» УЭЛШ СПАСТИСЬ ОТ САМОГО СЕБЯ КАК Я ОБРЁЛ БОГА, ПОКИНУЛ KORN, БРОСИЛ НАРКОТИКИ И ВЫЖИЛ, ЧТОБЫ РАССКАЗАТЬ МОЮ ...»

-- [ Страница 2 ] --

Список причин моей нервозности продолжал расти: Джеймс играл на семиструнной Ibanez, а я никогда прежде не играл на таких гитарах. Мой единственный опыт состоял в игре на шестиструнной гитаре, которая не подходила для их звука. Я позаимствовал одну из гитар Джеймса для нашей репетиции, и хотя потребовалось какое-то время, чтобы я привык к ней, приспособился я достаточно быстро.

Когда мы, в конечном счте, сыграли, это было просто дико.

Потрясный, просто потрясающий звук, который унс нас всех далеко. Это было просто невероятно.

И все согласились с этим, даже Джеймс.

Они попросили меня, чтобы я присоединился к группе, и я согласился. Я был взволнован по очень многим причинам. Я играл хорошо, мои друзья были счастливы, я снова играл музыку со своими друзьями - это было просто невероятно. Точно так же, как в хорошие времена в Bako. Все мы чувствовали, что у меня был хороший музыкальный слух, в котором они нуждались, чтобы перейти на следующий музыкальный уровень.

Первая вещь, которую я сделал после этого - это звонок своему отцу. Я сказал ему:

- Спасибо за работу, но я думаю остаться здесь и снова попробовать с музыкой.

МЫ ОБЪЕДИНЯЕМСЯ Несмотря на неуверенность в своей жизни в Лос-Анджелесе, я знал, что решение остаться было правильным. Во мне была пустота, неудовлетворнность, которая пожирала меня изнутри, но я был уверен, что если я мог бы стать успешным музыкантом, то пустота во мне будет наконец заполнена. Я даже не представлял насколько я был разбитым вплоть до того момента.

Музыка была в мом сердце;

это было то, чем только я хочу заниматься и жизнь без этой мечты была убийством для меня.

Теперь, когда я снова играл со своими друзьями, внезапно у моей жизни снова появился смысл.

ПОСЛЕДНЯЯ ЧАСТЬ ГЛАВА ТРЕТЬЯ ПОСЛЕДНЯЯ ЧАСТЬ За несколько месяцев до того, как я присоединился к Creep, они встретили продюсера Росса Робинсона, который был на нескольких их выступлениях и ему действительно нравилась их музыка. Росс хотел помочь им, потому что он видел в них большой потенциал, поэтому он познакомил их с менеджером по имени Ларри.

Вместе, Росс и Ларри сделали вс, что они смогли, чтобы Creep смогли показать себя, даже заплатили за их демо для рекорд-лейблов. В первый раз, когда они вошли в студию, чтобы записать демо, я ходил по пятам, пил пиво, смотрел, и даже участвовал немного, напевая бэк-вокал на демо. К тому времени, когда я присоединился к группе, Росс и Ларри уже разослали демо нескольким рекорд-лейблам.

Через некоторое время после того, как они пригласили меня в группу, я отыграл сво первое выступление с ними в Лос Анджелесе, и это было по настоящему взрывное выступление.

Это был третье живое выступление, которое я когда-либо играл, и, точно так же, как я увлекался алкоголем, я увлекался игрой вживую. Мы играли в этом небольшом клубе и в нм было достаточно много народу. Конечно, среди толпы было много наших друзей, которых мы привели с собой.

Мы отыграли всего шесть песен, но я по настоящему почувствовал, что мы сыграли их также хорошо, как мы могли сыграть. Хотя я держал это при себе, но живые выступления подняли одну из главных проблем с группой: фронтмен, певец СПАСТИСЬ ОТ САМОГО СЕБЯ Corey. В то время как я был взволнован игрой со своими друзьями, у меня были проблемы с Corey - главным образом, потому что, хотя он и был хорошим вокалистом, у него абсолютно не было своего собственного стиля или собственной уникальной вещи. Я знал, что пока фронтменом нашей группы является Corey, мы никогда не выйдем за границы выступлений в клубах. Сам Corey так же совсем не работал над собой.

Отношения всегда были его большой проблемой, так как он легко приходил в ярость, если ему сделать какое-то замечание или дать совет. Этот его запал мешать работать с ним.

Вс это выплеснулось в тот день после нашего первого показа, в котором я играл с Creep. Мой сосед по комнате, Дэнни, хорошо разбирался в записи видео, а мы всерьз беспокоились о своих живых выступлениях, столь же трудных, насколько они только могли быть, поэтому мы попросили, чтобы Дэнни пришл на наше выступление и снял его на видео. После выступления, Дэвид, Джеймс и я пошли домой смотреть получившееся видео.

Это было так круто, смотреть на нас, играющих на сцене;

я был похож на большую, пульсирующую груду одежды с головой на вершине и гитарой, висящей по середине. Но умудрнные опытом, мы понимали, что не были теми, кеми мы должны были быть. Дэвид резюмировал это для нас всех:

- Мы полный отстой.

Мы посмотрели ещ немного, затем Дэвид сказал:

- Мы что-то упускаем. Мы должны взять нового вокалиста?

Я сказал "Да" прежде чем ещ Дэвид успел произнести слово "нового". Мы позвали Реджи и рассказали ему о том, что мы думали, и, побеседовав, все мы согласились, что Corey должен уйти. Спустя короткое время, Дэвид позвонил ему и сообщил плохие новости. Corey был угнетн и чувствовал себя плохо, но мы знали, что мы должны были поступить так, если собирались идти дальше.

Вот так вс и было: я присоединился к своей третьей реальной группе, сыграл сво третье живое выступление, и потерял своего третьего вокалиста. Но я вс равно был счастлив, что играю со своими друзьями, так что я не терял надежду;

я знал, что мы найдм другого вокалиста.

Без вокалиста наше демо уже нельзя было использовать и мы приостановили рассылку демо по рекорд-лейблам, но это не ПОСЛЕДНЯЯ ЧАСТЬ означало, что мы должны были прекратить выступать с показами.

Хотя Corey написал всю лирику, мы сохранили все песни и просто практиковали без него. Мы провели несколько месяцев, отыгрывая выступления по всему Huntington Beach без вокалиста;

иногда, ради забавы, Реджи и я пели хором.

Мы продолжали искать вокалиста по всему Orange County (прим. ред.: Orange County - округ в Южной Калифорнии, второй по популярности в Калифорнии и пятый по популярности в США;

округ к тому же является знаменитым туристическим центром - здесь находится Диснейленд, также многие известнейшие пляжи;

в этом же округе находится город Huntington Beach), посещая все вечеринки. Но Джеймс, как и я, скоро обнаружили, что мы искали совсем не в тех местах.

Однажды, в одни выходные, Джеймс и я решили вернуться в Bako на несколько дней, чтобы навестить наши семьи и потусоваться с некоторыми из наших старых друзей. Мы понятия не имели, для чего на самом деле мы снова оказались в Bako. Мы приехали в ночной клуб, который назывался "John Bryant's club", там выступало несколько групп - ничего особенного, все те же самые старые рок-группы Bako. Недолго послушав их, Джеймс и я решили, что было уже поздно и пора идти домой. Мы буквально уже выходили из двери, когда последняя группа начала играть. И тут мы остановились и быстро вернулись назад, услышав одну песню.

Группа называлась "SexArt" и у них был тонкая небольшая стойка для вокалиста, трясущегося с неподдающейся контролю интенсивностью. Он был причудлив. Он выглядел как пугало. Он был удивителен уже своим видом, заставляя смотреть на него, даже если он не пропел ещ и ноты.

А затем он запел.

Джеймс и я посмотрели друг на друга широко открытыми глазами. У этого чувака не было лучшего голоса в мире, но этот звук был настолько уникален, как ничто, что мы когда-либо слышали прежде. Остальной состав группы был тоже довольно хорош, но мы чувствовали, что у них не было достаточно эмоциональности и интенсивности в их музыке, поэтому они не воздавали этому парню должное.

СПАСТИСЬ ОТ САМОГО СЕБЯ Он был в точности тем, что мы искали. Мы остались дослушав остальную часть их сета, и немного были угнетены, когда уехав, жалели, что у нас нет такого вокалиста в нашей группе.

Оказывается, поющим пугалом был Джонатан Девис, старый друг Реджи, которого я знал ещ с времн Compton Junior High. Я даже не узнал его на сцене. Когда мы вернулись в Huntington Beach, мы почти сразу рассказали Реджи и Дэвиду о том, что видели как Джонатан пел в Bako. Я уже говорил вам, что Дэвид был самым разумным из нас, но он также умел явно выражать свои мысли на словах. Он сказал:

- Чрт, позвоните ему и скажите, что он должен покинуть ту группу и двинуться к нам, чтобы присоединиться к нашей группе.

Дэвид был очень упорным. Он был очень настойчив - он будет продолжать пинать вас, пока вы не сделаете то, что он просит, либо сделает это сам. Так или иначе, он узнал номер Джонатана и позвонил ему. Я помню как мы встали кучей около Дэвида, пытаясь услышать, что ответит ему Джонатан. Дэвид сказал Джонатану:

- Ты должен присоединиться к нашей группе, приезжай и посмотри на нас. Попробуй сыграть с нами и посмотрим, что получится.

Джонатану польстило то, что мы были такого высокого мнения о нм, и он ведь помнил Реджи - а вы бы смогли забыть кого-то, кто переехал вас на трхколсном ATV? Он также слышал LAPD раньше. Я думаю, что у него даже был один из их альбомов. И хотя он думал, что это круто, что мы хотим, чтобы он приехал и поиграл с нами, в то же время, он не был уверен, что он должен сделать это.

Джонатан был ассистентом в офисе коронра Bakersfield (прим. ред.: коронр - должностное лицо местного округа, которое разбирает дела о насильственной или внезапной смерти при сомнительных обстоятельствах;

Джонатан неоднократно говорил в своих интервью, что пойти на такую работу его заставил отец, который не хотел, чтобы он был музыкантом), поэтому он постоянно работал с трупами и это добавляло в его образ какую-то дикость, сумасшествие. В конце концов, он пошл к экстрасенсу, чтобы узнать, должен ли он поехать играть с нами. Экстрасенс сказала ему, что это будет выгодно для него, ПОСЛЕДНЯЯ ЧАСТЬ уехать из Bakersfield, переехать в Лос-Анджелес и присоединиться к группе. Следуя этому совету, он поехал в Лос Анджелес, чтобы познакомиться с нами в офисе нашего менеджера Ларри. Реджи и я сразу же узнали Джонатана со времени в Compton Junior High. Его лицо было таким же, но теперь на голове у него были большие дреды. Он рассказал нам о том, как ходил к экстрасенсу и как она сказала ему, что однажды мы все будем иметь большой успех. Он также проиграл нам кассету, на который была запись как экстрасенс рассказывала ему о будущем. Я не знаю, верил ли я в тот момент, что эта женщина действительно могла предсказать будущее, но в тот момент вс это звучало очень хорошо и обнадживающе.

На следующий день после того, как мы встретились с Джонатаном в офисе Ларри, мы пошли в нашу студию в Анахайме, чтобы впервые сыграть вместе. Первая песня, которую мы сыграли для Джонатана, была песней, которая впоследствии была названа "Need To" и мы можем сказать, что уже с той первой песни наша музыка потрясала его. Он тут же, немедленно начал пытаться составить слова к нашей музыке. У нас была крошечная студия и мы не могли действительно услышать то, что он пел, поэтому Реджи, Джеймс и я старались встать поближе к колонке, чтобы услышать как он пот. Когда мы, наконец, услышали его голос поверх нашей музыки, у всех на лицах была улыбка от уха до уха. Все мы знали, что он прекрасно подходит нам, больше чем кто-либо, с кем мы играли прежде.

Джонатан немедленно присоединился к группе. Он оставил свою работу в офисе коронра, захватил свою девушку и они оба отправились со мной и Дэвидом в Huntington Beach. Я понимал, что мы начали делать что-то по настоящему большое. Я чувствовал, что экстрасенс действительно умела предсказывать будущее, и я был полностью уверен, что мы получим контракт с рекорд-лейблом. Наш новый вокалист был хорош, наша музыка была хороша и мы становились только лучше.

Оглядываясь назад на LAPD, и даже Toy, ни одна из групп, которую я упоминал прежде, на самом деле всерьз никогда не распадалась - по настоящему это всегда были только Дэвид, Реджи и Джеймс с различными фронтменами. И каждый фронтмен принс что-то другое к их звуку. Ричард, вокалист LAPD, проводил линии с Энтони из Red Hot Chili Peppers (прим.

СПАСТИСЬ ОТ САМОГО СЕБЯ ред.: Энтони Кидис - вокалист RHCP). Corey привносил что-то от Лейна Стейли из Alice in Chains (прим. ред.: Layne Staley вокалист Alice in Chains, умер в 2002-ом году). Джонатан был тмным, депрессивным, тощим пугалом, в то же время он был громким, реальным и уникальным.

Каждый раз, когда в группе появлялся новый фронтмен, группа меняла имя. К тому же, когда я присоединился к группе, также изменилась и музыка. И теперь с Джонатаном группа изменилась снова. Вывод: мы не могли продолжать носить имя Creep.

У Джонатана была идея для нового названия. Он предложил, чтобы мы назвали группу "Korn", и нам всем понравилось это. Это казалось своего рода жутким, потому что это напоминало нам всем о том фильме "Children of the Corn". (У Джонатана также была вопиющая история о названии Korn, которое он получил от инцидента с некоторыми гомосексуальными друзьями в Bako, но мы не будем входить во все детали здесь.) С Джонатаном на борту и продюсером Россом, мы начали писать совершенно новые песни, и было ясно с самого начала, что Джонатан внест целый тмный край к нашим записям песен.

Его чувства вопили об ужасном детстве, которое он пережил. Так как у меня была своя куча проблем, происходящих от моих проблем детства и проблем с моим отцом, я сосредоточился вместе с ним на этой теме также, как и остальная часть группы.

Все мы чувствовали себя связанными в некотором роде, потому что большинство из нас пережили ту же самую боль, когда мы были детьми. Боль от игнорирования тебя, боль от не понимания наших отцов нас. У каждого из нас были подобные проблемы с нашими отцами, когда мы были детьми. Наша боль была болью, которую много наших поклонников разделит позже. Это было клво - чувствовать себя злым и выражать свои чувства через нашу тяжлую музыку.

Мы также решили, что нам нужны прозвища, просто чтобы немного отличаться, и так как мы проводили много времени вместе в детстве, мы вернулись назад к своим воспоминаниям из детства, чтобы придумать прозвища. У трх из нас были прозвища, которые дали нам наши друзья, высмеивающие нас. Я уже говорил вам о том, как меня стали называть "Head". Так как ПОСЛЕДНЯЯ ЧАСТЬ это было прозвище, под которым я был известен длительное время до Korn, я остановился на нм. У Джеймса по настоящему длинные мизинцы на ступнях, что делает его ноги похожими на ноги обезьяны. Поэтому мы назвали его "Munky". Он решил писать прозвище именно так странно, главным образом, чтобы отличаться.

С Реджи было вс более сложно, поскольку у него редко были прозвища. Его первое прозвище дали ему я и несколько наших друзей из Bako, высмеивая его большие щки и большие зубы, называя его "Gopher". Ему очевидно не нравилось это слово, поэтому мы немного изменили это слово, назвав его "Gar", что для нас означало "Gopher", таким образом мы стали называть его так. Но потом он узнал, что мы имели ввиду под словом "Gar". Он был довольно толстым тогда, поэтому мы добавили окончание "-field" и начали называть его "Garfield", как толстого кота из мультиков. В конечном счте "Garfield" был сокращн до "Fieldy". Как я и говорил: с ним было сложно.

У Джонатана было несколько прозвищ, но все они не прижились, и мы называли его просто Джонатан.

Что касается Дэвида, мы никогда не могли остановиться на каком-нибудь прозвище для него. Это просто не соответствовало его стилю, его индивидуальности. Он был самым молодым, но он был также самым разумным. Так как он сам себя никак не называл, нам было трудно придумать прозвище для него. Но вс же мы пытались. Когда мы в первый раз встретились с ним, у него были такие длинные брови, почти сходящиеся в одну друг с другом по середине, поэтому в течение некоторого времени мы звали его "Bert & Ernie". Кроме того, мы пробовали называть его "Du-gaga", потому что он обычно делал это смешное выражение лица, как у Michael Dukasis, старого кандидата в президенты (прим. ред.: Michael Dukakis - кандидат в президенты США на выборах 1988-го года, фотографию можно посмотреть тут http://en.wikipedia.org/wiki/Michael_Dukakis), но это также не сработало. Мы не могли даже назвать его "Dave" или "Davy". В конечном счте, мы сдались и просто назвали его Дэвид.

Вот так вс и было. Хэд, Филди, Манки, Дэвид и Джонатан.

В группе, назвавшейся Korn. С названием как это, нам суждено было возвыситься.

СПАСТИСЬ ОТ САМОГО СЕБЯ Ларри, наш менеджер, ненавидел название Korn, между прочим. Он был убеждн, что мы никогда не получим контракт с рекорд-лейблом с таким названием и мы должны изменить его.

Мы, не торопясь, обдумали это, обсудили, и вернулись с нашим решением.

- Хорошо, Ларри, мы придумали другое название. Но если тебе оно не понравится, мы будем использовать "Korn".

У Ларри были красные волосы и хорошая, большая улыбка;

он был похож на Ralph Malph из Happy Days (прим. ред.: Happy Days - популярный американский ситком, шедший в 1974-1984 ом годах, представляющий идеализированный взгляд на американскую жизнь;

Ralph Malph - один из главных героев данного ситкома). Он заулыбался своей большой улыбкой и сказал:

- Клво, и какое же название?

- Мы хотим назвать группу "Ларри" и поместить тво лицо на обложку первого альбома.

Лицо Ларри быстро покраснело и стало таким же, как его волосы. Мы посмеялись немного, и он тоже, а затем сказал:

- Прекрасно, назовите себя "Korn". Но никто не подпишет с вами контракт с таким названием.

Я не думаю, что кто-либо также подписал с нами контракт, если бы мы назвались "Ларри", но неважно, по крайней мере он был неправ.

Все в группе посвятили вс наше время и усилия достижению успеха. Мы писали песни с Джонатаном и придумывали великолепный материал, и через небольшое время у нас было достаточно материала, чтобы вернуться в студию и записать демо. Когда мы сделали это, Росс и Ларри снова начали полный процесс "рассылки демо по рекорд-лейблам".

Это было в то время, когда мы отыграли сво первое выступление. Это было в стриптиз-клубе в Anaheim, CA: один раз в неделю у них была ночь для музыкальных групп, и все группы, которые играли той ночью, перед самым саундчеком вытаскивали из горшка номер, под которым они будут выступать.

Мы вытащили хэдлайнеровскую позицию, наш показ был великолепен, а отзыв толпы был ещ лучше.

После того первого выступления, я понял, что произошло чудо в моей жизни: впервые моя группа не распалась после ПОСЛЕДНЯЯ ЧАСТЬ первого же выступления. Все были очень взволнованы. Я был сильно возвышен этим, пока я не подслушал разговор некоторых парней в моей гостиной комнате на следующий день. Я стоял около своей бамбуковой стены в тот момент, когда я услышал, как Fieldy говорил всем, что его девушка сказала, что все в группе выглядели круто на сцене, за исключением меня. Я думаю, что она сказала, будто я выглядел странно, не в соответствии с остальными. Эти случайно подслушанные слова сильно сокрушили меня тогда, но они так и не узнали, что я стоял около бамбуковой стены, я никому не говорил то, что я услышал.

Вместо этого я только запихнул это глубоко внутрь себя и попытался забыть, что это когда-либо говорилось.

Между выступлениями, мы репетировали в одном месте, которое нашли в Anaheim, находящееся довольно далеко от места, где мы жили. Мы просто заболели созданием драйва каждый день. Затем мы нашли новое место для репетиций в Huntington Beach, которое называлось "The Underground Chicken Sound". Оно принадлежало одному чуваку, которого мы назвали "Ball Tongue", и почти сразу он начал реально заботиться о нас.

Ball Tongue сходил с ума для нас, фактически. Он начал устраивать наши выступления, печатать футболки и стикеры, чтобы использовать их как промоушен и продавать на наших выступлениях. С его помощью мы весь город обвесили нашими стикерами - почти на каждом столбе, транспортном знаке была этикетка Korn. Поскольку количество наших фанатов быстро выросло за следующий год, он также арендовал большой автобус, закинул бочонок в него, и затем предлагал нашим фанатам за баксов прокатиться с нами из Huntington Beach в Los Angeles, поэтому мы назвали этот автобус "Korn Party Bus".

Вечеринки также были хорошим способом заработать немного дополнительных денег, когда было совсем трудно.

Иногда, когда мы запаздывали с платой аренды за студию, мы покупали бочонок пива, ставили его в "Underground Chicken Sound" и брали с людей приблизительно по 20 баксов с каждого, за возможность прийти, попить пива и посмотреть как мы играем.

Ball Tongue распространял флаеры по всему городу, так что это было довольно приличным способом сделать немного денег.

Это чувак был повсюду, вс время, делал вс возможное для нас. Он никогда не останавливался, и с течением времени, мы СПАСТИСЬ ОТ САМОГО СЕБЯ стали задаваться вопросом - откуда в нм столько энергии? И затем кое-кто из нас узнал, каким способом он был так активен:

Метамфетамин.

Это было незадолго до того, как я был здесь с ним. Это началось в одну из ночей после репетиции группы. Я был сильно пьян и я думал, что я не смогу в таком состоянии добраться до дома. Я пробовал метамфетамин несколько раз в прошлом со своими друзьями из Bako, поэтому я знал, что когда вы примите его, он немедленно снимал ваше опьянение. Также он снимал вашу сонливость. И затем он забирал ваше сознание. И ваше тело. И вашу душу.

Хотел бы я знать это тогда. Вместо этого, вс, что я знал, было то, что я должен был быстро собраться, поэтому я взял немного метамфетамина, принадлежащего Ball Tongue и сделал линию, после чего мог ехать домой. Этого было достаточно, чтобы посадить меня на крючок. После той ночи, я начал принимать метамфетамин приблизительно три дня в неделю.

В то время у меня и у Munky были рабочие места по доставке фурнитуры, и мы чередовали рабочие смены. Он работал половину недели;

я работал другую половину. Я был свободен с субботы до вторника, поэтому я начинал принимать метамфетамин в ночь пятницы, оставаясь под кайфом все выходные, и затем останавливаясь в понедельник, чтобы подготовиться к работе. И так каждую неделю. Я четко подстроил прим наркотика, так что я стал называть свои выходные "tweakends".

Удивительно, как я держал вс это в себе. Метамфетамин такой грязный наркотик;

я не хотел, чтобы кто-либо ещ знал, что я принимал его. Ball Tongue и я пошли на некоторые хитрости, чтобы скрыть это. Мы принимали наркоту после репетиции группы или в другое время, когда остальных парней не было рядом. Вс шло по этому пути в течение нескольких месяцев, пока я не узнал кое-что интересное: Munky тоже принимал метамфетамин на своих выходных.

И угадайте что? Так было и с Джонатаном.

Мы все делали это с Ball Tongue, держа это в секрете от других. Каждый из нас говорил Ball Tongue, чтобы он не рассказывал это никому, поэтому он никогда это не рассказывал и кому-либо из нас. Он просто делал это с нами.

ПОСЛЕДНЯЯ ЧАСТЬ Конечно, однажды Джонатан, Манки и я узнали о привычках других и начали принимать наркотик вместе. Именно тогда мы придумали прозвище "Ball Tongue". Иногда он настолько сильно был под кайфом, что просто не мог говорить, как бы он ни старался. Он только сидел там с открытым ртом, высунутым языком и его язык выглядел так, будто у него на кончике был небольшой шар.

Когда мы стали принимать наркотики вместе, мы начали пытаться сочинять музыку, находясь под кайфом. Но большинство песен оказывались глупыми после того, как кайф проходил и мы слушали что получилось. Несколько песен мы вс же оставили. Например, одной из этих песен была "Shoots and Ladders". Джонатан и я не ложились спать всю ночь, находясь под кайфом и сочиняя новый материал. Лирика была о злобных детских шутках. Другой песней была "Helmet in the Bush".

Джонатан и я вместе написали эту песню. Довольно странно, но лирика была фактически о том, как мы сидели на наркотиках и просили Бога, чтобы он нам помог бросить их.

При первой пробе метамфетамин был забавой, но скоро я начал чувствовать влияние наркотиков на меня и моя жизнь начала становиться действительно злой. Это то, что делают наркотики. Они затягивают вас, заставляя думать, что вы сможете бросить в любой момент, тогда как вы превращаетесь в неконтролируемого монстра. У меня были эти вспышки гнева.

Они были настолько сильны, что испугали меня. В другое время, я действительно испытывал конфуз. У меня была дополнительная работа по доставке пиццы, и иногда я не мог найти ни одного из зданий. Как будто этих проблем было недостаточно, я становился ещ и параноидальным по сути, я просто перестал функционировать должным образом.

Но я не был единственным человеком, который чувствовал воздействие наркотиков. Джонатан и его подруга начали часто сориться. Все три из нас стали действительно тощими, выглядели нездоровыми, и провели много времени, не контролируя сво сознание.

Это поглотило нас настолько глубоко, насколько мы себе даже не могли представить. Что касается меня, все мои страхи из прошлого перед наркотой вернулись ко мне, поэтому однажды, я собрал однажды всю силу воли в кулак, чтобы бросить наркоту.

СПАСТИСЬ ОТ САМОГО СЕБЯ Мы все сделали это - даже Ball Tongue. После того как я бросил, меня преследовала сонливость в течение двух недель подряд.

В конце второй недели, Ball Tongue пришл ко мне в квартиру, чтобы вытащить меня из постели на некоторое время и сводить в магазин одежды Soul. Soul завлекал нас различной просторной одеждой, которая была одной из важных вещей для рок-группы. Когда мы вошли в магазин, я увидел молодую, симпатичную девушку, сидящую в примной и отвечающую на телефонные звонки. Е имя было Ребекка, и первая вещь, которую я заметил в ней, были е большие, красивые, голубые глаза. У не были светло-коричневые волосы, собранные в пучок, и она носила мешковатые штаны, как у скейтеров, которые придавали е внешнему виду определнную дикость. По тому, как она улыбалась мне, я могу сказать, что она выбрала меня, и перед тем, как мы с Ball Tongue уехали с нашей одеждой, мы с ней вместе постояли и поболтали какое-то время.

В течение нескольких последующих дней я не мог выбросить эту тлку из головы. Несколько недель спустя, я увидел е снаружи клуба "5902", где мы играли вс время, но так как ей ещ не было 21 года, она не могла войти. Я решил остаться наружи вместе с ней, и мы протусовались какое-то время. Я предложил ей поехать с нами в Лос-Анджелес на наше шоу, на Korn Purty Bus, которое будет через несколько дней. Она согласилась, и когда этот день настал, мы действительно нашли с ней общий язык.

Вспоминая теперь, было три вещи, которые реально меня сводили меня с ума от не. Первая вещь была в том, что она подняла свою юбку, показывая мне свои G-стринги (прим. ред.:

речь идт о женском нижнем белье Helly Hansen W G-String).

Другая вещь была в том, что она сказала мне, что другая группа, с которой мы играли, была лучше нас. Я считаю, что это было клво, потому что она не лизала наши задницы, как делали это другие, она прямо сказала, что наш звук был отстой. Это многое мне говорило о таком человеке, как она. Третьей вещью был наш первый поцелуй. Поскольку она была дикой девчонкой, я ожидал от не дикий поцелуй, но наш первый поцелуй был очень мягок и нежен - именно таким, какой он нравился нам обоим.

Мы начали тусоваться с ней каждый день, и я быстро влюбился в не. Она была дикой, что-то вроде Spazz (прим. ред.:

ПОСЛЕДНЯЯ ЧАСТЬ Spazz - известная американская группа, действовавшая в 1992 2000-ые года), поэтому она прошла вместе большую часть неправильного пути, но е не волновало, что о ней думают другие, и меня тоже. Оглядываясь в прошлое, я понимаю, что она держала меня в своих руках. Я продолжал быть с Ребеккой, и поскольку наши отношения росли, она переехала ко мне. В начале наших отношений вс было просто великолепно, особенно наша сексуальная жизнь. Я вытворял с ней такие вещи, какие не делал никогда прежде в своей жизни, и это было именно тем, чем были наши отношения сперва, но через какое-то время, она начала становиться по настоящему дикой, почти злой. Она начала нападать на меня физически, словно она была животным, и она постоянно волновалась о различных сумасшедших вещах.

Симпатичная девушка-скейтерша, которую я встретил в Soul, исчезла, и я понятия не имел почему.

Мне не потребовалось много времени, чтобы найти причину. Она часто болталась в доме своей подруги и они принимали там спиды (прим. ред.: метамфетамин). Она вела себя точно так же, как вл себя когда-то я, и хотя она пыталась отрицать это, я знал правду.

Я выгнал е из квартиры. У не было много проблем, и в данный момент я не хотел ничего из того, что делают спиды с любым человеком. Оказавшись за дверью, Ребекка действительно успокоилась. Я думаю, то, что я выгнал е, заставило е понять, что у не была проблема. Она бросила наркоту и начала преследовать меня, посылая мне те письма, которые появлялись у меня дома, и часто названивая мне. Я просто не мог сопротивляться ей. Когда она была веслой, я любил быть с нею.

И я по настоящему любил е.

Таким образом, Ребекка и я снова стали вместе, но мы уже не были настолько близки, как раньше. В то время как Ребекка нуждалась в месте, где жить, я не доверял ей достаточно, чтобы оставлять одну дома всегда.

В течение нескольких месяцев Ларри вл переговоры с Epic/Immortal, и он был уверен, что мы скоро подпишем контракт, поэтому я ушл с работы. Но оказалось, что я ушл с работы слишком рано, потому что у нас ещ не был подписан СПАСТИСЬ ОТ САМОГО СЕБЯ контракт, и закончилось это тем, что я вынужден был съехать с квартиры, потому что я уже не мог платить за не. Следующие две недели я прожил у Ball Tongue, спя у него на кушетке, только ожидая, когда свершится та сделка. В конце концов, это свершилось, и я испытал сильный шок в своей жизни: спустя примерно год, после того как наша группа объединилась, Korn подписали контракт с рекорд-лейблом.

Моя мечта осуществилась. Но не так скоро, как хотелось бы, а ведь я нуждался в деньгах. В жизни группы, тем временем, всегда была неразбериха. К этому времени, Дэнни, которого мы стали называть Ham-Cam, переехал на квартиру вместе с Дэвидом и его девушкой, Филди развлся, а Манки разошлся с девушкой, с которой встречался долгое время. Так что Филди, Манки, Джонатан и я вместе въехали в одну квартиру и начали подготавливаться к студийным записям. У каждого из нас была наша собственная комната в этой квартире, которая была хорошей. Кроме Джонатана. Он спал под лестницей со своей подругой, в чулане. И это был реально чулан - не как та крошечная комната, в которой я жил в старом месте. Вы не смогли бы даже встать в полный рост в чулане Джонатана. Ему приходилось нагибаться, чтобы пробраться и лечь спать.

Джонатан мог снять более лучшее место поблизости, но он хотел жить со всеми нами.

Таким было положение дел, пока Ребекка не сбросила бомбу на меня: она была беременна.

Это был огромный шок для меня, хотя это известие пришло не в худшие для меня времена. Хотя моя давняя мечта о получении сделки с рекорд-лейблом свершилась, это было сладостно-горьким для меня, потому что я знал, что подписав контракт, мы должны будем много ездить с концертами. Мы собирались играть гораздо больше концертов, чем мы играли до этого времени, и что я, как предполагалось, должен был сделать со своей беременной подругой? Я не мог взять е с собой. И что делать, когда ребнок родится? Что тогда? Я не видел перед собой других выходов, поэтому предложил Ребекке сделать аборт. Несмотря на то, что идею аборта поднял именно я, я вс же удостоверился, что она понимала, что решать только ей. Ребекка согласилась, и мы назначили встречу через две недели.

ПОСЛЕДНЯЯ ЧАСТЬ Спустя неделю после того, как мы назначили встречу, я приехал в Indigo Ranch, звукозаписывающую студию в Malibu Hills, чтобы начать работу над первым альбомом Korn (который назывался также Korn). Идея состояла в том, что Ребекка и е подруга пойдут, чтобы она сделала аборт, а потом она приедет ко мне в Indigo Ranch. Вс то время, пока я ждал е в студии, я много пил. Мы все бросили наркоту, когда начали работу над альбомом, и так как Росс был одержим здоровым образом жизни, он подтолкнул нас к тому, чтобы мы бросили пить каждый день.

Но через несколько недель, мы снова начали возвращаться к своим старым привычкам. Я снова начал принимать спиды, и Манки тоже. Джонатан большинство записей своего вокала сделал под кайфом. Было легко снова упасть в эту яму, потому что Ball Tongue начал снова принимать спиды, и он приезжал в Huntington Beach, и привозил их нам. И, конечно, мы снова стали пить вс время.

Несмотря на выпивку и наркотики, мы продолжали записывать наш первый альбом в студии, для одного крупного рекорд-лейбла, что было очень круто. Хотя я многое знал о звукозаписи ещ со времени моей учбы в L.A. Recording Workshop, я не пользовался этим, вместо это позволяя Россу самому сходить с ума, к тому же у него вс было под контролем.

Кроме того, у меня и так было чем заняться.

Когда Ребекка, наконец, пришла в студию, у меня снова случился шок: она вс ещ была беременна.

Она была не в силах сделать аборт;

вместо этого она решила родить ребенка и отдать его на усыновление. Я не знал, что я чувствовал в тот момент по поводу е решения, но правда была в том, что на самом деле я не знал, что я буду чувствовать в случае аборта или в случае усыновления. Я считаю, что женщина должна полностью сама решать, оставлять ей ребнка или нет. Я думал, что если девушка делает аборт в раннем возрасте, то в этом нет ничего страшного. (Я не думаю так теперь, но тогда я был выбит из себя из-за множества разных вещей).

В тот момент Ребекке по прежнему было негде жить, поэтому я позволил ей поселиться с нами в уже переполненной квартире. Тем временем, она наняла адвоката, который должен был найти родителей для будущего ребнка.

СПАСТИСЬ ОТ САМОГО СЕБЯ Следующие девять месяцев были по настоящему сумасшедшими. Я начал снова принимать метамфетамин, потому что он был буквально повсюду и я не мог избежать его, что в результате делало все происходящие со мной вещи более безумными, чем они должны были быть. Ребекка в это время стала гораздо более серьзно относиться к нашим отношениям.

Она начала ходить на собеседования с различными парами, чтобы найти ту пару, которая будет достаточно подходящей для воспитания нашего ребнка. Она просто сводила меня с ума, постоянно требуя от пар детализированные ответы на вопросы о том, как они будут воспитывать ребнка, спрашивая их о любви, дисциплине, школе, спорте и других проблемах воспитания. В конце концов, Ребекка выбрала одну очень хорошую пару, которая в течение нескольких лет пыталась завести детей, но безуспешно. Они были очень милыми, и они прошли большое количество докторов вместе с Ребеккой, что сделало их действительно счастливыми. В то время как события стремительно развивались, я по прежнему не был уверен в своих чувствах относительно принятого ею решения. Поскольку Ребекка заняла такую преобладающую позицию, я в основном отстранился от своих обязанностей. Я не чувствовал себя отцом, скорее я чувствовал себя как е близкий друг, оказывающий ей поддержку.

Кроме того, я полностью сфокусировался на Korn. Мы закончили запись, и подходило время релиза. Когда Ребекка была уже на 7-ом месяце беременности, Korn отправились в трхнедельный тур с Bio-hazard и House of Pain. Я любил туры и вс, что связано с этим - живые выступления, фанаты, вечеринки, приключения в жизни в пути - именно в то время я фактически дал свой первый автограф. Но я был удивлн, обнаружив как я смешивал все эмоции в данной ситуации. Вс было круто, но вс равно было странно, что, даже не смотря на то, что подростки сходили с ума от нас, я по прежнему чувствовал себя внутри тем же нормальным обычным чуваком. Я не понимал о чм была вся шумиха.

Во время первого тура, Ларри вс ещ был нашим менеджером и он договорился с лейблом, чтобы они заплатили нам немного для поддержки тура. Они дали ему чек, который он ПОСЛЕДНЯЯ ЧАСТЬ передал Ball Tongue, чтобы он арендовал дом на колсах Winnebago (прим. ред.: Winnebago - название марки). Ball Tongue стал нашим главным водителем и тур-менеджером. Мы знали, что дорога будет тяжлой и что мы будем играть каждый вечер, так что мы поставили себе условие, что оставим всю наркоту дома. Она бы только помешала нам сделать то, что мы хотим.

Так, когда мы выехали из Huntigton Beach, ни у кого из нас не было с собой наркотиков.

Или я, по крайней мере, так думал.

Спустя приблизительно час, после того как мы выехали, купленный лейблом Winnebago сломался на хайвее. Чувак, у Ball Tongue был такой большой стресс по этому поводу. Я был пьян, поэтому я подумал, что ситуация была забавная, поэтому я смеялся над ним и высмеивал его. Но Ball Tongue сразу стал страшным и начал кричать на меня, чтобы я замолчал, и что, если я не заткнусь, то он сам заткнт меня.

Я замолчал.

Ball Tongue работал над поломкой всю ночь без остановки, и я задумался о том, как он не устат. Естественно ответ нашлся быстро. Несколько парней принесли немного метамфетамина. Я старался держаться подальше от них, предпочитая наркотикам выпивку. Большую часть времени я просто пил с Fieldy.

Уже в середине тура, Ball Tongue начал становиться действительно расшатанным, и он большую часть времени спал.

Я думаю, что у него просто закончились наркотики. Иногда, когда мы ехали на следующее выступление, он давал руль одному из нас, а сам шл назад, спать. Однажды, когда мы ехали, мы заметили что из-под капота вырывается дым. Мы остановились как раз вовремя, перед тем как двигатель загорелся.

Некоторые из нас пытались разбудить Ball Tongue, но он не просыпался. Дом на колсах горел, а наш тур-менеджер спал.

Плохие новости.

Но вс обошлось. Никто не пострадал, наша аппаратура была в порядке и мы потушили пожар. Единственная проблема была в том, что наш Winnebago был слишком старым. Мы вернули наш сломавшийся RV (прим. ред.: RV - Recreational vehicle, термин используется в северо-американском английском, обозначает небольшие дома на колсах) и арендовали несколько минивэнов, чтобы закончить тур. Мы все садились за руль, и СПАСТИСЬ ОТ САМОГО СЕБЯ после очередного выступления, мы всю ночь ехали до следующего города. В одну ночь, я сел за руль примерно в 4: утра, и когда солнце уже встало, я едва бодрствовал.

Я помню как я смотрел на рекламный щит, на котором была изображена симпатичная семья - мама и папа, смотрящие как их маленькие дети играют с собакой и разбрызгивателем (прим.

ред.: имеется ввиду разбрызгиватель, которым поливают траву на газонах перед домом). Я вс смотрел на этот щит, и смотрел, и смотрел. Затем мне начало казаться, что они начали двигаться. Я увидел как собака перепрыгнула через разбрызгиватель, услышал как дети хихикают, и родителей, подбадривающих их.

Затем я пришл в себя. Я резко ударил по тормозам, пытаясь сообразить где я. Фактически я дремал с открытыми глазами. Я ударил себя несколько раз по лицу, чтобы взбодриться, но спустя несколько миль, было ясно, что я слишком устал, чтобы сидеть за рулм. Я остановился и заставил Fieldy сесть за руль.

Жаль, что сон не был моей самой большой проблемой в том первом туре. Настоящая проблема была в том, что мне не было весело из-за происходящих с нами событий. Не поймите меня неправильно, я делал вс, что мог, чтобы наслаждаться, но внутренне я вс время возвращался домой к своей девушке. Она собиралась рожать ребнка. Моего ребнка.

Это делало меня нервозным, но, кроме того, это также заставляло меня думать об усыновлении больше, чем я думал, когда был дома. Нахождение в пути, вдалеке от Ребекки вызывало у меня сильный стресс. Ей уже совсем скоро было рожать и я знал, что она нуждается в моей поддержке. Кроме того, я боялся и был сбит с толку. В течение многих месяцев я старался не думать об усыновлении, поэтому в результате я вс ещ не знал, что я чувствую по этому поводу, какая будет у меня реакция, когда ребнок родится или как я буду разбираться со своими чувствами. Вс, что я знал - это то, что я всерьз хочу быть в этой группе, но это не было так же важно для меня как то, с чем я столкнулся в данный момент. Я хотел вернуться назад домой, но я не мог. Я должен был оставаться в туре. Я уехал уже настолько далеко;

как я мог уйти теперь?

Когда тур наконец-то был закончен, наш релиз был выпущен, и у нас было несколько недель перед тем как мы снова отправимся в тур в поддержку релиза. Я был рад вернуться домой ПОСЛЕДНЯЯ ЧАСТЬ и находиться вместе с Ребеккой, но я по прежнему не знал, что чувствовать по поводу усыновления нашего ребнка, пока я не увидел ребнка лицом-к-лицу.

Наша девочка родилась в начале 1995 года, рано утром, и в тот момент во мне вс немедленно изменилось. Это было как раз тогда, когда Ларри перестал быть нашим менеджером. В то время как Ларри работал нашим менеджером, он также работал для Epic Records. Когда с нами подписали контракт, его босс узнал, что он работал у нас менеджером на стороне, и его боссу не понравилась эта идея управления Ларри нашими выступлениями, таким образом он перестал быть нашим менеджером. (Примерно семь лет спустя, я столкнулся с Ларри на вечеринке звукозаписывающей индустрии, и он подвл итог тем событиям следующим образом: "Чувак, моим самым большим упущением было то, что я оставил вас".) Некоторое время спустя, кто-то в Epic Records порекомендовал для нас двух менеджеров, которых звали Jeff и Pete. После того, как мы несколько раз пообщались с ними, они, как мы решили, хорошо подходили нам, поэтому мы наняли их.

Несколько лет спустя, Jeff и Pete стали чрезвычайно успешны, создали мега-менеджерскую фирму, но возвращаясь назад, в то время, они работали из своего дома - небольшого офиса в арендованном доме в Лос-Анджелесе, с несколькими кабинетами.

Поскольку Korn росли в течение последующего десятилетия, они расли тоже.

Когда мы сказали Джеффу и Питу о наших проблемах с домом на колсах, о том как несколько из нас почти спали за рулм (я не был единственным!), они сделали две вещи: они уговорили лейбл дать нам тур-автобус;

и они сказали нам, чтобы Ball Tongue ушл. Он не был достаточно ответственен, чтобы быть менеджером нашего тура. Это было сложное решение, но они были абсолютно правы.

Затем случилось то, чего я ждал. В 24 с половиной года я стал отцом. Я чувствовал такую волну любви в себе, какую не чувствовал никогда прежде и даже не представлял, что способен на такие чувства. Я тотчас подумал: "я не могу отдать этого ребнка". Сейчас я помню это так ясно, как будто это было вчера.

СПАСТИСЬ ОТ САМОГО СЕБЯ Больничный персонал забрал ребнка для некоторых рутинных тестов и процедур, и в то время как е унесли, они начали приводить Ребекку в порядок. С мыслями о ребнке и Ребекке, я решил пройтись снаружи. Снаружи больницы, я нашл скамью и сел, в полном одиночестве наблюдая за рассветом, вс время чувствуя будто мо сердце сильно выжимается из груди. Слзы начали течь по моим щекам. Как я мог допустить, чтобы мой ребнок ушл к другим?

Я запаниковал. Что-то кричало во мне, что я буду сожалеть об этом всю оставшуюся часть своей жизни. Этот крик был настолько громким, что я почти побежал назад внутрь, чтобы отозвать процесс удочерения, но потом я подумал о примных родителях. Они ждали своего собственного ребнка в течение долгого времени прежде, чем встретили нас. Они были с нами почти вс время беременности, проходя все обследования докторов, ожидая их ребнка. Они были там, в больнице, рано утром, ожидая новое пополнение в своей семье.

Хотя у нас вс ещ было право отменить удочерение, мы обдумывали это совсем немного. Ребекка и я немного говорили в комнате восстановления, но было совершенно ясно, что у нас в голове проносился один и тот же вопрос: как мы можем отдать нашего собственного ребнка? В конце концов, мы знали, что наш ребнок будет более обеспечен с теми хорошими людьми, Ребекка не была готова к такой ответственности, а я отправлялся в новый тур через две недели. Это бы просто не сработало. Мы отдавали той паре нашего первого, и их первого ребнка.

Спустя несколько часов после того, как ребнок родился, одна из медсестр вернула его нам, так что у нас было всего несколько минут, чтобы попрощаться с нашей дочерью. Я взял е в свои руки, и все чувства, которые я не испытывал, пока Ребекка была беременна, наступили, выливаясь из меня как наводнение. Я рыдал и рыдал. В тот день часть меня умерла. Я не мог поверить, что я отдаю этого чудесного маленького ребнка. Я подписался на то, чтобы отдать е кому-то на воспитание. Мо сердце не могло принять этого. Прежде чем я понял это, наши минуты истекли. Медсестра пришла, взяла ребнка и ушла из комнаты.

Мы оба были в полном шоке. В то время как мы знали, что это ПОСЛЕДНЯЯ ЧАСТЬ будет сложно, я не думаю, что кто-либо из нас был готов к такой эмоциональной травме. Мы были полностью опустошены.

Позже, той ночью, Ребекку выписали из больницы и мы немедленно пошли в дом друга и приняли тонну метамфетамина вместе, чтобы помочь подавить в себе боль. Мы вообще не разговаривали. Мы только сидели там, находясь под кайфом и пытаясь утихомирить боль наших разбитых сердец. Мы поняли, что наркотики только временно исправят ситуацию;

они были просто вещью, в которой мы нуждались, чтобы убить боль в тот момент, но также это было признаком, что вс вернтся.

Закончилось вс тем, что мы не могли уснуть несколько дней подряд, мы не спали вообще. А когда мы наконец полностью были разрушены, мы проспали два дня подряд. Но потом я проснулся, услышав звук мощного двигателя снаружи. Это был тур-автобус Korn, ждущий когда я поднимусь на борт, чтобы мы могли отправиться в путь почти на весь следующий год.

Слушая звук двигателя, я смотрел на Ребекку, которая вс ещ спала рядом со мной. Я думал о том, как полностью опустошено е сердце, после того как она проносила под ним в течение 9 месяцев ребнка, а затем отдала его. Если мне было настолько больно сознавать вс происходящее, то я даже представить себе не мог, что чувствовала она.

Я не знал, как я могу оставить е сейчас совершенно одну, но пришло время отправляться в тур. Время оставить свою девушку дома в полном одиночестве. Время воплощать в жизнь свою детскую мечту. Время стать рок-звездой.

ЖИЗНЬ В РАЗЛУКЕ ГЛАВА ЧЕТВЁРТАЯ ЖИЗНЬ В РАЗЛУКЕ Моя карьера рок-звезды включала в себя много времени, проведнного во сне. Когда Korn отправились в наш второй тур, вс, что я мог делать - это спать. Поскольку автобус уже отъехал от моего дома, я пошл сразу же в койку и заснул. Я вс ещ был под действием наркотиков, и хотя я вставал несколько раз, чтобы сходить в ванную, я проспал все три дня езды от Huntington Beach до New Orlean. Или возможно прошло пять дней езды. Я не знаю точно - я спал.

Прежде чем я уехал, Ребекка и я пообещали друг другу несколько вещей. Мы поклялись прекратить принимать наркотики, потому что мы знали, что они только вс осложняют и делают наше пребывание в разлуке более тяжлым. Мы также пообещали остаться преданными друг другу, что совсем не характерно для большинства рок-звзд. Или, если они обещают это, они, как правило, не собираются держать обещание.

К тому времени, когда мы добрались до Нового Орлеана, большая часть силы вернулась ко мне, и я решил сделать кое-что странное. Я позволил Fieldy подстричь мою голову на маленькие квадраты. Чтобы это было проще сделать, я высветлил эти квадраты, в результате чего моя голова стала похожа на футбольный мяч. Так что вместо простого прозвища "Head" все стали меня называть "Soccer Ball Head" (прим. ред.: с англ.

"Голова - Футбольный Мяч").

В тот вечер, когда мы открывали выступление Bad Religion, у нас прошло вс не очень хорошо. Мы начали играть, и толпа СПАСТИСЬ ОТ САМОГО СЕБЯ уставилась на нас, всем своим видом словно говоря: "Какого чрта эти парни играют на концерте старой панк-группы?" Они не понимали, что это у нас за звук такой и стиль. После этого шоу, мы провели две недели в пути с Sick of it All - другой панк группой, которая действительно не соответствовала нашему стилю.

Правда, конечно, заключалась в том, что никто просто не знал, что это у нас за стиль - мы сильно отличались от всех остальных, кто когда-либо играл в тех местах или где-либо вообще. Путешествуя через юг, мы отыграли в одном магазине, в лесах Августа, штат Джорджия. У них не было туалетов, так что нам приходилось ходить в лес, чтобы справлять свои нужды.

В этот раз, наш тур был гораздо круче, чем я ожидал. Все группы, с которыми мы играли, притягивали к себе толпы сумасшедших парней, которые только и хотели, что развлекаться и устраивать вечеринки. А это было как раз тем, что хотели делать и мы. Пока тур продолжался, молва о наших выступлениях и нашей музыке начала быстро распространяться, и толпы стали более восприимчивы к нам. Каждый вечер мы зажигали, и люди любили нас.

Ребекка и я разговаривали почти каждый день, и эти разговоры были по настоящему клвыми. Мы говорили об удочерении, говоря друг другу, что мы должны были так поступить и что ребнку будет лучше с другими родителями, но мы оба знали, что этим самым мы разрушили себя. Я очень скучал по Ребекке. После того, что случилось, после первого опыта рождения ребнка и после чувств, нахлынувших в результате этого, я стал гораздо более эмоционально привязан к Ребекке. Это было очень трагичное событие для нас обоих, и она была единственным человеком, с кем я мог поговорить об этом, так как я не думал, что кто-либо другой поймт меня.


Когда тур Sick of it All закончился, Джефф и Питт отправили нас в тур вместе с Danzig и Marilyn Manson, что привело к нашему большому карьерному рывку. Но в том туре, все вещи и события были гораздо более тмными. Честно говоря, это было просто какое-то сумасшествие. Было действительно много очень молодых, странно выглядящих, готичных девушек, шляющихся постоянно за кулисами. И некоторые из парней, из тех групп, занимались с ними извращнным групповым сексом, с ЖИЗНЬ В РАЗЛУКЕ кнутами и кожей. Они несколько раз приглашали нас посмотреть за их действиями в раздевалке, где происходили по настоящему дикие, сумасшедшие, извращнные, из ряда вон выходящие вещи, с которыми я никогда прежде не сталкивался в своей жизни.

Я помню один случай, когда перед показом, один из администраторов тура, по рациям попросил всех вернуться к автобусам, чтобы увидеть кое-что клвое. Когда мы подошли, администратор мочился на одну девушку. По какой-то причине, им обоим было весело, и они смеялись, администратор и девушка. Но кроме них, никто действительно не думал, что это весело. Это было бессмысленно и глупо. Только тмные, тмные вещи.

Что касается выступлений, они были великолепными, и фанаты были ещ лучше, но, к сожалению, в том туре мы начали пить гораздо больше. Кроме того, кокаин стал неотъемлемой частью жизни для некоторых из нас, меня в том числе. В то время как метамфетамин был грязный и грубый, кокаин был гораздо чище. Так мы считали, по крайней мере. Это было частью всего нашего тура.

Не считая кокса, мы старались держаться подальше от всяких сумасшедших вещей, происходящих около нас. Я думаю, что большинство этих вещей были чересчур плохими для большинства из Korn, но один из нас (я не буду говорить кто) вс же присоединялся один или два раза к различным действиям. К счастью, это было самое большое, на что он пошл. Однако, большинство из тех вещей, которые я видел в том туре, совсем не были часть моей детской мечты стать рок-звездой.

Возвращаясь к Huntington Beach, должен сказать, что и для Ребекки многие вещи становились более тмными тоже. Она снова начала принимать метамфетамин и я волновался за не.

Она говорила мне, будто не принимает его, но я то знал лучше. Я могу сказать о том, какие сумасшедшие поступки она вытворяла.

Она несколько раз прилетала ко мне и начинала снова нападать на меня физически. Однажды вечером, в тур-автобусе, я действительно сильно схватил е за руку, и она ударила меня кулаком в нос. Кровь хлынула и я отскочил к своей койке, чтобы никто из группы не заметил произошедшего. Я не хотел начинать СПАСТИСЬ ОТ САМОГО СЕБЯ большую сцену. Ребекка чувствовала себя ужасно из-за этого инцидента и плакала почти весь день тогда.

У меня не было никогда прежде физически жестоких взаимоотношений;

возможно, с наркотиком, вс случалось в первый раз. Не было такого, чтобы насилие было постоянно, но оно случалось. Обычно, Ребекка кричала и вопила на меня что нибудь вроде "Как ты мог позволить мне отдать своего ребнка?" Глубоко внутри, она знала, что это было правильное решение для ребнка, но, к сожалению, наркотики омрачали е сознание и делали правду для не более жестокой. Конечно, я был пьян, находился под действием кокаина, так что мо сознание тоже было весьма затуманено.

После того, как тур с Менсоном закончился, мы начали наш следующий тур с Megadeth. У нас было хорошее место, мы выступали перед Megadeth каждый вечер. Так как мы играли с Megadeth, много людей в толпе были уже закоренелыми металлистами и яростными поклонниками Megadeth. Иногда они просто не понимали нашу музыку и начинали кричать нам: "Вы отстой!" между песнями. Однажды мы играли на опен-эйре, и между сценой и толпой была небольшая секция с водой, наподобие рвов вокруг замков. В то время как мы играли, Munky почувствовал, как что-то быстро пролетело около его головы, но он не придал этому значения. После того, как песня закончилась, он обернулся и увидел как из его кабинета (прим. ред.: большая акустическая колонка) торчит нож.

Видимо, когда я читал о жизни рок-звзд, такие штуки были напечатаны там слишком мелким шрифтом. В том туре, мы также выступали с Jagermeister, и Jager Girls всегда приносили тонны бутылок всяких убийственных напитков. Большинство из нас не пили эти штуки, но Джонатан пил. Он пил их так, словно это была обычная вода, что приводило к большой проблеме.

Джонатан становился отвратительным пьяницей, и все мы не хотели находиться рядом с ним. Он много вопил на нас, и однажды даже врезал Манки в челюсть без какой-либо причины.

Он блевал в автобусе почти каждую ночь, а затем выпивал свою рвоту из туалета, только для того, чтобы вызвать у нас сильное отвращение, но это не было забавно - это было глупо. Мы притворялись спящими только для того, чтобы избежать его.

ЖИЗНЬ В РАЗЛУКЕ Когда тур с Megadeth закончился, мы получили кое-какие прекрасные новости: нас отправляют в тур вместе с моим героем детства и идолом, Ozzy Osbourne, что было самой крутой вещью, которая случалась в моей жизни до тех пор. Я имею ввиду, вот он был здесь, тот парень, слушая которого, я рос, и теперь я увижусь с ним. Но ещ лучше было то, что это также означало, что я буду смотреть как он выступает каждый вечер. Из первого ряда!

Бесплатно!

Это было потрясно. Я, возможно, никогда не был так счастлив в том туре. Но вся эта радость продолжалась только до тех пор, пока Филди и Джонатан не усадили меня в тур-автобусе и сказали, что у них есть хреновые новости для меня. Это было кое-что, что они услышали и по их мнению, я должен был это знать: Ребекка изменяла мне. Я не мог поверить в это и пытался сказать им, что они не правы, но они знали кое-что слишком детально: они знали имя того чувака и прочие подобные детали.

Эти новости причинили мне такую боль, что я немедленно начал кричать и рыдать. Я делал всякие сумасшедшие вещи в дороге, но я не изменял ей. Было много женщин, кидающихся на нас, но мне удалось держать их на расстоянии большую часть времени. Когда я не мог удерживать их на расстоянии, я никогда не был с ними настолько близок, чтобы изменять своей девушке. Кроме того, Ребекка и я договаривались, что мы перестанем принимать спиды и будем преданными друг другу. В дороге я играл музыку и тусовался на вечеринках. Я не принимал спиды (кокаин - это не спиды!) и я не изменял ей (подпускал близко, но не изменял!).

Я думаю, это довольно очевидно, что я обманывал себя большую часть времени. Я начал думать, что я был действительно глуп. Чем я думал? Как ваши отношения могут действительно продолжаться, когда вы - рок-звезда? Как я могу полагать, что она будет преданной мне, если у меня самого, каждую ночь были вечеринки с группой девушек за кулисами?

Однако я был сильно потрясн тем, что сказали мне Филди и Джонатан, поэтому я позвал людей, которые сказали им это, чтобы проверить, правда ли это, и они сказали мне, что слышали это от кого-то другого. Это была одна из тех вещей. Я расспросил толпы людей, которые могли бы что-то знать, но никто не мог сказать мне, что он спал с ней, так что я должен был услышать это от самой Ребекки. Я должен был позвонить ей. Проблема СПАСТИСЬ ОТ САМОГО СЕБЯ заключалась в том, что я не мог найти е. Е не было дома потому что, пока я был в туре, наш арендодатель выпнул нас из квартиры. Я связался с одним из е друзей, который дал мне номер, где она остановилась, но каждый раз, когда я звонил, никто не брал трубку. Тот тур длился больше двух месяцев, и у меня не было возможности поговорить с ней в течение последней недели или двух.

Когда я вс-таки нашл е, она стала отрицать вс и оправдываться. Я решил поверить ей. Я хотел выбросить вс это из головы, чтобы мы могли двигаться дальше. Я хотел, чтобы е рассказ был правдой, потому что я любил е. Так что мы остались вместе и я сказал ей, что когда я вернусь, она должна собрать свои вещи и встретить меня в Redondo Beach.

После того, как тур с Ozzy закончился, Ребекка и я получили крошечную квартирку-студию в Redondo Beach, которая была разработана хорошо. Мы оба были больны из-за наркоты и устали от всех людей, которых мы знали в Huntington Beach - нам было просто необходимо оставить вс и убежать от этого ужаса, дав обещание друг другу покончить с наркотиками.

Мы начали вс с начала в новом городе, мы не позволяли снова появиться тем вещам, которые вс портили. Я никому в группе не сказал, что я и Ребекка по прежнему вместе;

я не хотел слышать всякое дерьмо от них по этому поводу. Это была наша небольшая тайна.

Я был счастлив снова быть с ней, и вс, что случилось, пока мы были в туре с Ozzy, восполнило потерю. Все эти вещи, что происходили с Ребеккой, пока я был в этом туре, реально отнимали у меня вс веселье и волнение, которое у меня было по поводу выступлений вместе с Ozzy. Я никогда в действительности не наслаждался тем туром, потому что я был в сильном стрессе и мне была причинена сильная боль, но ребята не знали этого, потому что я умел суперски скрывать свою боль.

Когда тур с Ozzy закончился, мы узнали ещ одну вещь, которая снова ранила нас: давняя подруга Джонатана была беременна. Ребекка и я пытались выглядеть счастливо для окружающих, но вс это только возвращало нашу боль, вынуждая нас снова задаться теми вопросами, которые мы старались забыть. Тот факт, что Джонатан и его девушка решили оставить ребнка, сделал наше собственное решение ещ более плохим, и ЖИЗНЬ В РАЗЛУКЕ вопрос о том, правильный ли мы сделали выбор, стал часто посещать нас.


Ответы находились действительно далеко.

В то время как я жил с Ребеккой в Redondo, участники Korn и я в том числе, были в процессе записи нашего второго альбома (Life is Peachy). Парни ненавидели Ребекку, из-за тех вещей, что она совершила, но так как я хотел время от времени приводить е к группе, я заставил е позвонить им и сказать, что она никогда мне не изменяла. Я думал, что если она действительно не изменяла мне, то ей будет совсем не сложно появиться перед парнями и сказать им это в лицо. Она сделала это и мы все снова начали вместе тусоваться.

Как только мы написали достаточно песен для второго альбома, мы вернулись в Indigo Ranch, чтобы записать треки вместе с Россом, также, как мы это сделали во время первого альбома. И точно так же, как у нас было в первый раз, мы снова начали принимать метамфетамин. Ребекка даже приходила к нам и принимала его вместе с нами. Оставался лишь вопрос времени, когда наркотики снова доведут меня и Ребекку до того, что мы станем физически жестоко относится друг к другу. Это было совсем плохо.

В то время я тоже иногда нападал на не. Когда она росла, Ребекка пережила то, как в е семье злоупотребляли физическим насилием, так что было в некотором роде понятно, почему она выражает свою боль и злость таким образом. Хотя я не воспитывался в семье, в которой бы злоупотребляли физическим насилием, я быстро это перенял, и чем дольше мы были вместе, тем больше я учился выражать свою боль и злость тем же путм.

Что касается группы, мне действительно не нравилось направление, по которому мы мастерски шли. Не на том альбоме.

Мы писали и записывали около двух или трх месяцев, но мы не делали это так же хорошо, как могли бы. Наш план состоял в том, чтобы завершить альбом быстро, чтобы мы могли вернуться в тур так быстро, как это возможно, но качество записи пострадало из за того, что мы так быстро сделали вс. Мы употребляли слишком много спидов и алкоголя.

СПАСТИСЬ ОТ САМОГО СЕБЯ Одной из песен с той записи была "A.D.I.D.A.S.", которую я впоследствии услышу из уст своей дочери. Меня не было в тот день, когда Korn написали эту песню. Я был болен, потому что я устал от принятия метамфетамина в предыдущий вечер.

Джонатан написал эту песню потому что, когда он был подростком, вс, о чм он думал постоянно, был секс. Как и у остальных подростков. Идея видео заключалась в поездке. В видео, все мы, члены Korn, попадаем в дорожно-транспортное происшествие, и погибаем, затем нас укладывают в мешки для трупов и отправляют в морг. Однажды утром, мой отец встал и начал совершать свои обыденные утренние дела, он включил MTV и увидел это видео;

он рассказал мне, что его действительно встревожило зрелище, как его сына закрывают в мешок для трупов.

К тому времени, ещ один из наших парней уже был женат и ожидал ребнка. Снова, Ребекка и я пытались казаться счастливыми для остальных, как только могли, но нас по прежнему ранило изнутри то, что мы отдали нашего ребнка.

Когда мы получили по e-mail первые фотографии ребнка, мы увидели насколько она была красивой и выглядела настолько счастливой и здоровой, но это снова и снова разбивало наши сердца, когда мы опять смотрели на эти фотографии.

У нас не было много времени, чтобы зацикливаться на этих чувствах, потому что очень скоро после того, как мы получили эти фотографии, Korn снова отправлялись в тур - на этот раз в Европу, как раз когда вышел наш новый альбом. (Даже с учтом того, что мы немного поторопились в записи Life is Peachy, альбом по количеству проданных копий достиг третьей позиции в чарте Billboard, что было большим сюрпризом для нас.) Фактически, я сильно волновался о нашем туре по Европе. Моя детская мечта уносила меня туда, где я не был прежде. Снова, я и Ребекка пообещали друг другу бросить наркотики, в то время как мы будем в разлуке. Посещение вечеринок - прекрасно, но там не должно быть наркотиков;

они только сделали бы нашу разлуку ещ тяжелее. Кроме того, я слишком волновался по поводу нашего тура по Европе - я не должен нуждаться ни в каких наркотиках, в то время пока я буду там.

К несчастью, я начал волноваться слишком рано, потому что как только я оказался за границей, Ребекка снова стала ЖИЗНЬ В РАЗЛУКЕ теряться. Я звонил ей в нашу квартиру, но в трубке шли только длинные гудки. В течение многих недель между нами не было никакой связи. Вс повторялось в точности так же, как это было во время тура с Ozzy. К тому же в то время, у меня не было сотового телефона, так что я бесцельно блуждал по улицам Европы, пытаясь найти телефон-автомат, и когда, наконец, я находил один, из-за разницы во времени в Калифорнии уже была середина ночи.

В один день, я позвонил нашему менеджеру Питту и попросил его, чтобы он сходил ко мне домой и проверил как там Ребекка. Он пришл, постучал в дверь, но никто не открыл. Тогда он решил подойти к окну и посмотреть, что там происходит.

Когда он всмотрелся в окно, он увидел в точности то, чего я боялся больше всего: два человека, лежащих в кровати. Он не хотел наблюдать за этой сценой, так что он просто сделал звонок мне, отчего я, естественно, вышел из себя. Я не мог поверить, что это случилось снова. По крайней мере, на сей раз она не сможет отрицать случившегося. Питт видел вс своими собственными глазами, а я знал, что могу доверять ему. Я знал правду.

Я звонил, и звонил, и звонил, и наконец, наконец (прим.

ред.: здесь снова используется в книге курсив, чтобы показать, что второе "наконец" произносится более медленно, утверждающе), Ребекка подошла к телефону. Я рассказал ей о том, что видел Питт, и возможно даже я пригрозил убить е. Как я и говорил - я был слишком взволнован, так что не помню весь разговор в деталях. Конечно, Ребекка начала отрицать вс, говоря, что е подруга и е парень оставались в нашем доме.

Хммм...

- Почему? - спросил я.

- Потому что я уснула у них дома, и они хотели уйти, потому что там было слишком много народу.

Хммм...

- Где ты, блять, была? - спросил я, - Я пытался дозвониться до тебя несколько недель.

- Я долгое время была у них дома, на вечеринках, - сказала она, быстро добавив - но там не было никаких наркотиков.

Полагаю она вспомнила наш уговор, хммм...

Хмммммм...

СПАСТИСЬ ОТ САМОГО СЕБЯ Я решил снова поверить ей. Глубоко внутри я знал правду, но наверное я боялся повернуться к правде лицом, потому что я не хотел, чтобы мо сердце снова было разбито. Я хотел, чтобы у меня был кто-то, кого я мог бы любить и кто любил бы меня. Я хотел, чтобы был кто-то, к кому я мог приехать после долгих, тяжлых месяцев, проведнных в туре. Оглядываясь назад теперь, я ясно вижу, что я был зависим от различного рода вещей, которые плохо действовали на меня, и в большинстве случаев, я был зависим от этих тяжлых отношений с Ребеккой.

В течение следующих нескольких месяцев у нас продолжался тур по Европе, мы выступали с концертами и бухали каждую ночь. Жили по-европейски. Несмотря на мои подозрения по поводу Ребекки, находится вдали от не для меня было тяжело, но я использовал вечеринки как способ отвлечься от мыслей о ней и большую часть времени это работало.

Когда я наконец вернулся из тура, я был по настоящему счастлив снова увидеть Ребекку. Я надеялся, что вс плохое как нибудь само пройдт. Эта надежда иссякла, когда я увидел на подоконнике фотографию. На ней были изображены Ребекка и группа людей, сидящие на диване в чьей-то спальне. Перед ними стоял журнальный столик и когда я пригляделся к фотографии, я увидел несколько линий белого порошка на столе.

Наркотики.

Я уличил е во лжи и доказательства были прямо у меня в руках. Я вышел из себя и тотчас противопоставил Ребекку фактам. Я сказал: "Ребекка, если ты вршь мне по поводу наркотиков, значит ты вршь мне и по поводу измены мне!" В этот момент я не сдержался и начал бить е руками.

Обычно в наших ссорах она первой начинала физическую потасовку между нами, но на этот раз я нападал на не. В тот момент, я был одним из тех, кто прибегает к физическому насилию, чтобы справиться со своей злостью и болью. Я был одним из тех, кто не умеет контролировать себя и свои эмоции. Я не горжусь таким своим поведением, и я хотел бы, чтобы я смог вс сделать по другому, но, к несчастью, я уже не могу сделать этого. И, что ещ печальнее, все вещи между нами становились ещ хуже.

После того, как я остыл, мы примирились - даже не знаю как это вышло. Ребекка настаивала на том, что она не знала, что на ЖИЗНЬ В РАЗЛУКЕ столе лежат наркотики, в то время как делалась фотография и она продолжала всячески отрицать измену мне. Я сказал, что верю ей. Я сказал так, потому что чувствовал себя ужасно от того, что избил е и я просто хотел поскорее уехать. Я хотел отбросить все мысли подальше и забыть обо всм. Поэтому мы переехали и вс как-то притихло немного, но оказалось, что не надолго.

Несколько месяцев спустя после случившегося, я обнаружил любовное письмо, которое было адресовано ей. Оно было от 17-летнего подростка, который писал о том, что значит Ребекка для него, и как он любит е. Я был готов убить кого нибудь в тот день. Буквально. Я не какой-нибудь драчун или борец, но я был настолько зол, что наверное я действительно был способен на это. Я не был пьян, хотя я и пил каждый вечер, у меня было только небольшое похмелье, что делало всю ситуацию хуже. Она по-прежнему отрицала любое обвинение в измене мне, но фотография с ней перед наркотиками, вкупе с этим любовным письмом - вс это снова убеждало меня в том, что я пытался игнорировать и снова приносило обратно мою злость и боль, которую я ощущал от остальных инциндентов.

Ребекки не было дома в тот момент, когда я обнаружил письмо, так что я стал ждать е, с каждой минутой злясь вс больше и больше. Пока я ждал е, мне пришл в голову наиболее злобный план, какой я мог только придумать. Когда она вернтся домой, я займусь сексом с ней в последний раз и затем врежу ей своим скейтбордом. Когда она, наконец, вернулась домой, я вел себя словно я люблю е, мы переспали, затем я достал скейтборд, который я прятал около себя, и сильно ударил е им. Она была в сильном шоке. Это было совсем не похоже на меня, так что я застал е врасплох. На е лице читался сильный ужас. Она крикнула на меня: "Зачем ты это сделал? Что я такого натворила?" Я громко засмеялся, злобным хохотом. Я бросил ей письмо.

"Ты изменяла мне! Вс здесь, на бумаге! Теперь у тебя нет ни одного грбанного пути, чтобы отрицать это!" Но она продолжала отрицать. Она быстро дала мне имя этого подростка и его адресс, и сказала мне, чтобы я пошл и спросил его сам, раз я не верю ей. И я пошл. Я не знаю, почему вс так получилось - я не был драчуном, вы уже это знаете, но я был готов убить этого подростка голыми руками. Я появился СПАСТИСЬ ОТ САМОГО СЕБЯ перед домом этого подростка и постучал в дверь. Когда он открыл е, мо желание убить его быстро исчезло.

Возможно ему действительно было семнадцать, но он был гораздо крупнее меня. Он был крупным чуваком с мальчишеским лицом. Я спросил его - было ли у него что-нибудь с Ребеккой, и он ответил, что у них ничего не было. Я полагаю, что у него просто была большая страсть к ней. Это был такой ужасный день.

Я предстал просто настоящим монстром. И это впервые, когда я кому-либо говорю об этом. Никто не знал об этом, за исключением меня и Ребекки.

Я пришл домой и извинился перед Ребеккой, и, по каким то причинам, она простила меня.

В то время как у меня была куча вещей в мом прошлом, которыми я точно не горжусь, эта была одна из самых худших.

Это было настолько тмное и депрессивное время в наших отношениях. Это вс время отзывалось эхом внутри меня, в этом я уверен полностью. Я думаю это настолько сильно шокировало нас обоих, что каким-то образом сделало наши отношения ближе друг к другу, словно мы в этой точке развернулись друг к другу.

Вс происходящее между нами становилось лучше немного, наверное потому что у нас появлялось больше хороших моментов в течение нашей жизни.

Но стоило только всему обернуться к лучшему для нас с Ребеккой, как дорога, называющаяся "Korn", снова началась. На этот раз вс происходило в Lollapalooza (прим. ред.: Lollapalooza фестиваль, ежегодно проходивший с 1991 по 1997 года и с по настоящее время. Проходит в Чикаго, включает в себя помимо выступлений рок-групп и репперов, цирковые представления и комедийные шоу), во время летнего тура, совсем незадолго до нашего тура в поддержку Life is Peachy. Snoop Dog и Tool (прим.

ред.: Tool - одна из известнейших рок-групп Америки, их стиль зачастую описывается как прогрессивный арт-рок, четыре их альбома стали неоднократно платиновыми в США, получили три Грэмми, являются большими и давними друзьями группы Rage Against The Machine. Именно после Lollapalooza'1993, на котором Tool произвели настоящий фурор, они стали выступать самостоятельно) были в составе участников в течение всего тура, так что у нас снова каждый вечер были вечеринки и вс происходящее постоянно сильно выходило из-под контроля.

ЖИЗНЬ В РАЗЛУКЕ Джонатан по прежнему сильно пьянствовал и вл себя сумасшедше, как обычно, вытворяя различные сумасшедшие вещи. Вокалист Tool, парень по имени Mainard, никогда по настоящему не тусовался с другими группами из этого тура, так что Джонатан выпивал и садился снаружи комнаты Tool, словно охотник, поджидая когда Mainard выйдет, чтобы они могли потусоваться вместе. Иногда он дожидался его, но вс-таки вместе они были весьма странной парой.

В том туре, Fieldy, Munky и я много вместе тусовались.

Нашим любимым занятием было побухать с Snoop'ом и его парнями. Эти парни были его труппой. У Snoop'а была большая свита парней и у них всегда была группа стриптизрш, путешествующих вместе с ними (прим. ред.: речь идт о так называемых "группи" - группе девушек, путешествующих со звздами и выполняющими любые их пожелания). Практически каждый вечер, они устраивали сумасшедшие вечеринки со всеми видами алкоголя и едой, вроде жаренной курицы, макарон и сыра. Их автобусы быстро становились пустыми ещ до наших, так что Fieldy, Munky и я всегда доедали за ними остатки.

Вдобавок, мы проводили много времени с большими группами симпатичных девчонок, которые буквально прилипали к нашим автобусам и пытались проникнуть внутрь. Что касается меня, я вс время предпочитал проводить время с остальными парнями из Korn, потому что когда вокруг были девушки, я вс время чувствовал желание, соблазн изменить Ребекке, особенно когда девушки были готовы выполнять любые наши пожелания и бегали вокруг туравтобусов голыми. Несколько парней из группы любили подкидывать мне девушек, потому что они знали, что я никогда сам к ним (девушкам) не подойду, и один или два раза в том туре, я обнаруживал себя в задней комнате нашего автобуса, с девушкой, с которой они специально меня оставляли. Несмотря на то, что я пытался отстранятся от всего этого, в том туре я был очень близок к тому, чтобы изменить Ребекке. Для большинства людей (особенно Ребекки) то, что я делал, однозначно означали бы измену, но каким-то образом я убеждал себя, что то, что я делаю - совсем безобидные, невинные вещи, в то время как настоящая правда заключалась в том, что я сильно лукавил, думая так. До тех пор, я делал лучшее, что мог бы сделать в такой ситуации - останавливался, пока вс не заходило слишком СПАСТИСЬ ОТ САМОГО СЕБЯ далеко. Во-первых, большую часть времени я был пьян, а во вторых, я действительно не хотел изменять Ребекке. Вдобавок, я знал, что многие из тех девушек, которые окружали нас, были несовершеннолетними и я не хотел, чтобы это осталось на моей совести.

В то время, вс происходящее в том туре казалось весьма веслым, до одной ночи в дороге, когда Munky начал кричать со своей верхней полки (кушетки), блевать, ну и вс в таком духе.

Это выводило меня из себя, потому что его кушетка была как раз напротив моей. Он только вопил во вс горло: "Сука, кто-нибудь убейте меня!" Ему по настоящему было больно.

Сначала я решил, что вс это из-за того, что он съел у Snoop'а испортившуюся курицу и сыр, но спустя какое-то время, было уже совершенно понятно, что с ним всерьз что-то не так.

Несколько врачей пришли к нам и пытались помочь ему, но они не могли определить, что же конкретно было с ним не так. Нас просто убивало смотреть как он мучается.

В конце концов мы отправили его в больницу, где обнаружилось, что у него был вирусный менингит. Нам сообщили эти новости и сказали, что потребуется какое-то время на его выздоровление, так что мы прервали сво участие в фестивале Lollapalooza. Мы закончили примерно половину намеченных выступлений тура, но решили не продолжать тур без Munky. Это было тяжлым временем для нас, в основном потому что мы совсем не хотели видеть как наш брат страдает.

После Lollapalooza, мы все вернулись домой и отдыхали какое-то время, дожидаясь пока Munky полностью выздоровеет.

Это было хорошо - наконец-то отдохнуть, но вскоре после того, как ему стало лучше, настало время для записи нашего следующего альбома (Follow The Leader). Это была наша третья запись и мы шагнули на новый уровень, так что мы подошли к записи с уже совершенно другим мировоззрением, в отличии от Life Is Peachy. Мы проводили много времени, стараясь сделать его настолько хорошим, насколько мы только могли. К счастью, студия, в которой мы записывали этот альбом, находилась в Redondo Beach, так что я тратил гораздо меньше времени на то, ЖИЗНЬ В РАЗЛУКЕ чтобы добраться до студии, в отличии от остальных парней, который жили либо в Huntington Beach, либо в Лос-Анджелесе.

Во время записи этого альбома, мы все работали с усилием сфокусировав сво внимание на записи хороших, качественных песен. Иногда мы оставались в студии по восемь часов в день, записывая потрясающие вещи. Иногда мы оставались ещ дольше, но так и уходили ни с чем. Такие дни приводили нас в уныние, но вс же мы прошли через них.

Одной из главных вещей, которой мы хотели заняться, было новое звучание нашей музыки, поэтому Munky и я начали использовать больше гитарных эффектов, стараясь выйти уже с новыми интересными звуками, которые помогли бы раскрыть сущность Korn. Поскольку мы были всерьз сосредоточены на своей записи, мы в основном были трезвыми, находясь в студии в течение дня. Пока мы были трезвыми, мы были гораздо более собранными. Но когда ссолнце заходило, словно часы, мы снова начинали веселиться.

Наш процесс записи выглядел примерно так: мы закрывались в комнате на несколько часов и играли до тех пор, пока кто-нибудь не выдаст что-нибудь клвое. Иногда это был Дэвид, внезапно сыгравший крутой бит. Иногда это был я или Munky, или Fieldy, выдавая классный риф, даже Джонатан иногда выдавал классные рифы. Как только у нас складывалась полноценная мелодия, Джонатан начинал писать лирику. Я помню одну песню, которая называлась "Got the Life", после того как Джонатан написал лирику для песни, мы все поняли, что она станет большим хитом. У не был такой классный "дискобит" и лирика, которая казалась просто потрясной:

"Бог благодарит меня / ты никогда не увидишь свет / кто хочет увидеть? / Бог говорит мне / ты уже получил жизнь / Да, я вижу."

Мы могли сказать, что эта песня станет известной, и она такой стала. Когда пришло время записывать видео для песни, мы решили использовать режиссера, которого звали McG. Он сделал наше первое видео, "Blind", которое нам очень нравилось, так что мы решили снова привлечь его для съмок "Got the Life".



Pages:     | 1 || 3 | 4 |   ...   | 6 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.