авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:   || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 7 |
-- [ Страница 1 ] --

СОВРЕМЕННАЯ

МЕДИЦИНА:

ТРАДИЦИИ И ИННОВАЦИИ

Сборник научных статей

Петрозаводского государственного университета

УДК 61

ББК 5

С568

Издано

при финансовой поддержке гранта Правительства РФ (Постановление

№220, 11.G34.31.0052) и Программы стратегического развития

«Университетский комплекс Петр-ГУ в научно-образовательном пространстве

Европейского Севера: стратегия инновационного развития» на 2012–2016 гг.

Научные редакторы: профессор А.Н. Полторак, докт. мед. наук, профессор А.Т.Балашов, докт. биол. наук, профессор Т.О. Волкова Петрозаводского государственного университета Современная медицина: традиции и инновации. Сборник научных статей С568 Петрозаводского государственного университета [Электронный ресурс] / под ред. проф. А.Н. Полторака, проф. А.Т. Балашова, проф. Т.О. Волковой. – Электрон.

текст. дан. (1 файл 3,8 Мб). – Киров: МЦНИП, 2013. – 274 с. – 1 электрон. опт. диск (CD ROM). – ISBN 978-5-906223-57-9. – Загл. с этикетки диска.

Сборник составлен на основе многолетних результатов научной, инновационной и образовательной деятельности сотрудников ПетрГУ в области медицинских и биомедицинских технологий. Статьи сборника посвящены наиболее актуальным вопросам современной медицины и таких ее направлений как физиология, фармакология, внутренние болезни, онкология, кардиология, хирургия, фундаментальная медицина. Сборник предназначен для научных сотрудников, преподавателей медицинских и биологических вузов, практических врачей, аспирантов, ординаторов, студентов.

ISBN 978-5-906223-57- Статьи публикуются в авторской редакции. Мнение редакции может не совпадать с мнением авторов Перепечатка материалов сборника осуществляется по разрешению редакционной коллегии © МЦНИП, © Петрозаводский государственный университет, Сборник научных статей Петрозаводского государственного университета «Современная медицина: традиции и инновации»

Содержание Азиева А.З., Коблов Е.С., Ордынец С.В., Теремовский Н.Ю., Абуазаб Б.С., Субботина Н.С., Дуданов И.П., Бергер М.М. Хирургические показания и тактика при двухсторонних поражениях сонных артерий в остром периоде ишемического инсульта............................................................... Белоусова Г.П., Феклистова О.Н. Особенности выполнения логических операций у лицеистов старшего подросткового возраста...................... Виноградова И.А., Юнаш В.Д., Букалёв А.В. Забежинский М.А., Семенченко А.В., Анисимов В.Н. Влияние синтетического пептида эпифиза ALA-GLU-ASP-GLY на заболеваемость и смертность от опухолей и других причин у самок крыс в условиях различных световых режимов.

................................................................................................................... Волкова Т.О. Каспазы как потенциальные внутриклеточные мишени действия фармакологических препаратов............................................... Гаврилов Д.В., Кузнецова Т.Ю. Влияние факторов сердечно-сосудистого риска на кальциевый индекс коронарных артерий у пациентов с артериальной гипертензией..................................................................... Герасимова Л.И., Федосова А.А., Ульнырова Н.Ю. Динамика температуры кожи рук при локальном охлаждении у лиц с усиленной холод-индуцированной вазоконстрикцией............................................. Голубева А.М., Барышева О.Ю., Везикова Н.Н. Регистр больных с воспалительными заболеваниями кишечника в республике Карелия.. Горанская С.В., Рожкова А.И. ВИЧ-инфекция в республике Карелия:

ситуация, гендер и риски.......................................................................... Грибкова Е.И., Полякова И.Д., Джавахян М.А. Определение конкурентных свойств геля на основе сухого эктсракта арники и каштана.................................................................................................................... Сборник научных статей Петрозаводского государственного университета «Современная медицина: традиции и инновации»

Дуданова О.П., Шубина М.Э., Белавина И.А., Ларина Н.А., Ларина А.А., Прокапович Л.В. Маркеры печеночно-клеточного воспаления при неалкогольном стеатогепатите................................................................. Дуданов И.П., Субботина Н.С., Азиева А.З., Коблов Е.С., Ордынец С.В., Теремовский Н.Ю., Бергер М.М. Оценка эффективности каротидной эндартерэктомии в остром периоде ишемического инсульта............... Корнева В.А., Кузнецова Т.Ю. Показатели нормы при оценке сосудистой жесткости и центрального аортального давления у лиц без артериальной гипертензии....................................................................... Кравцова Е.Н., Горностаева С.В., Пахомова Е.Г., Игнатьева Е.Л., Головчанская Е.В. Особенности этиологии и антибактериальной терапии хронических гнойных средних отитов в республике Карелия................ Коцобан Н.В., Балашов А.Т. Телемедицина в Республике Карелия: этапы развития................................................................................................... Кузьмина Г.П., Мирошниченко Г.Г., Мейгал А.Ю. Линейные и нелинейные параметры электромиограммы при шизофрении........... Курбатова И.В., Топчиева Л.В., Корнева В.А., Коломейчук С.Н., Немова Н.Н. Липидный спектр плазмы крови у носителей разных генотипов по полиморфным маркерам циркадного гена clock, ассоциированным с риском развития эссенциальной артериальной гипертензии и ишемической болезнью сердца............................................................ Лесонен А.С. Виноградова И.А. Изучение потребительских предпочтений пациентов при выборе противоаллергических антигистаминных препаратов................................................................. Луговая Е.А., Степанова Е.М., Виноградова И.А., Коробкина О.И. Макро и микроэлементный состав шерсти крыс в различных сетовых режимах.................................................................................................................. Малышева И.Е., Топчиева Л.В., Рахимбаева Н.У.,Барышева О.Ю., Васькова О.А. Экспрессия мРНК генов каспаз в лейкоцитах периферической крови при ревматоидном артрите............................. Сборник научных статей Петрозаводского государственного университета «Современная медицина: традиции и инновации»

Марусенко И.М., Бражник А.А., Везикова Н.Н. Анализ особенностей диагностики анкилозирующего спондилоартрита в Карелии.............. Марусенко И.М., Везикова Н.Н., Васькова О.А. К вопросу о необходимости ранней диагностики ревматоидного артрита............. Мейгал А.Ю., Воронова Н.В., Елаева Л.Е., Кузьмина Г.И. Влияние сезона и менструального цикла на нейромышечный статус женщины........... Мелентьева А.А., Зуев А.В., Стратегопуло В.А., Барышева О.Ю., Хейфец Л.М. Новые перспективы в лечении минерально-костных нарушений при хронической болезни почек: фокус на FGF23................................. Морозова В.В. Частота проявления вегетативных дисфункций у лиц молодого возраста в зависимости от образа жизни и индекса массы тела........................................................................................................... Образцова А.М., Сидорова Н.А. Влияние полимеров заданной структуры на активность пробиотических культур................................ Пашкова И.Г., Кудряшова С.А., Колупаева Т.А. Физическая активность и минерализация костной ткани............................................................... Пашкова О.В., Обухов Д.К. Структура обонятельного бугорка конечного мозга рептилий........................................................................................ Польская И.И., Марусенко И.М., Везикова Н.Н. Влияние комплексной терапии на динамику риска сердечно-сосудистых катастроф у пациентов с подагрой в сочетании с метаболическим синдромом....................... Прокапович Л.В., Ларина А.А., Ларина Н.А., Дуданова О.П., Артемьева А.В. Поражение органов гепатобилиарной системы при хронических воспалительных заболеваниях кишечника............................................ Светлова М.С. Дефицит витамина d и кальция: влияние на прочность костной ткани, силу скелетных мышц, риск падений и переломов..... Скопец И.С., Везикова Н.Н., Марусенко И.М., Барышева О.Ю., Игнатенко О.В. Проблема первичной профилактики ишемической болезни сердца:

анализ причин неэффективности........................................................... Соколов А.Л., Мейгал А.Ю. Лонгитудинальное исследование параметров двигательных единиц у детей раннего возраста.............. Сборник научных статей Петрозаводского государственного университета «Современная медицина: традиции и инновации»

Спасова А.П., Третьякова О.Г., Юровицкий В.Л. Валидизация поведенческой шкалы «cpot» для оценки интенсивности боли у взрослых пациентов отделения интенсивной терапии......................... Третьякова О.Г., Мейгал А.Ю., Спасова А.П. Синдром мышечной слабости в палате интенсивной терапии (ICUAW):

электромиографическая характеристика............................................... Федоровых В.С., Маркелов Ю. М., Карбаускене С.И. Оценка использования препарата «диаскинтест» в выявлении туберкулеза у детей и подростков................................................................................. Шубина М.Э., Дуданова О.П. Особенности течения хронического гепатита у пациентов с различным состоянием трофологического статуса...................................................................................................... Сборник научных статей Петрозаводского государственного университета «Современная медицина: традиции и инновации»

ХИРУРГИЧЕСКИЕ ПОКАЗАНИЯ И ТАКТИКА ПРИ ДВУХСТОРОННИХ ПОРАЖЕНИЯХ СОННЫХ АРТЕРИЙ В ОСТРОМ ПЕРИОДЕ ИШЕМИЧЕСКОГО ИНСУЛЬТА АЗИЕВА А.З., КОБЛОВ Е.С., ОРДЫНЕЦ С.В., ТЕРЕМОВСКИЙ Н.Ю., АБУАЗАБ Б.С., СУББОТИНА Н.С., ДУДАНОВ И.П.

РОССИЯ, ПЕТРОЗАВОДСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ БЕРГЕР М.М.

РОССИЯ, ГОРОДСКАЯ МАРИИНСКАЯ БОЛЬНИЦА Введение. Хирургическое вмешательство – эндартерэктомия сонной артерии (ЭАЭ СА) – в настоящее время в той или иной модификации выполняется преимущественно в лечении хронической церебральной ишемии. Благодаря современным стандартам профилактического обследования пациентов, мы обнаружили, что частота выявляемых двусторонних поражений СА очень высока. Тем не менее, при гемодинамически значимых стенозах обеих СА остается разница во мнениях относительно показаний к лечению таких мультифокальных поражений. В частности, во избежание возникновения церебральных осложнений ишемического происхождения, а также возможного появления других интра- или послеоперационных осложнений, используется тактика не одновременной, а последовательной хирургической коррекции двухсторонних поражений (1-4).

Цель работы – оценка неврологических исходов у пациентов после реконструктивных операций на СА при двухстороннем их поражении, выполненных в остром периоде ИИ, когда неврологическое расстройство Сборник научных статей Петрозаводского государственного университета «Современная медицина: традиции и инновации»

было проявлением стеноза сосуда с одной из сторон;

сравнение к моменту выписки динамики неврологической симптоматики оперированных пациентов с не оперированными, перенесшими ИИ и имеющими симптомный стеноз СА.

Материал и методы. Наблюдали 281 больного, которым были выполнены реконструктивные операции на ветвях дуги аорты за период 2011-2012 гг., 138 (49,1%) из которых имели двухсторонние стенозирующие поражения СА. Более того, у 83 (29,4%) пациентов были выявлены сочетанные стенозы плечеголовного ствола, подключичной и позвоночной артерий, патологические деформации магистральных артерий (извитости, углообразования и пр.), корригированные во время устранения стенозов СА.

Анализу подвергнуты результаты лечения 94 мужчин (68,1%) и 44 женщин (31,9%) в возрасте от 29 до 78 лет (средний возраст – 54,7±8,7 года), имеющих двухсторонние гемодинамически значимые поражения СА.

Факторы риска, которые выявлены у больных, были типичными для этого вида патологии: наблюдали артериальную гипертензию у 52 (37,7%), сахарный диабет – у 29 (21,0%), сердечную недостаточность – у 39 (28,3%), курильщиками были 89 (64,5%) пациентов. Важной особенностью неврологических проявлений у 138 пациентов с двухсторонними стенозирующими поражениями СА были центральные расстройства в виде транзиторных ишемических атак у 34 (24,6%) и острых нарушений мозгового кровообращения легкой и средней степени тяжести – у (75,4%). Бессимптомные пациенты в этой группе не рассматривались.

Всем пациентам, у которых при поступлении диагностированы острые центральные неврологические расстройства, проводились в течение мин. от момента поступления компьютерная томография головного мозга;

дуплексное сканирование сосудов головы и шеи в течение 3-4 часов от момента поступления. При обнаружении стеноза сонных артерий более, чем 60%, а также при признаках нестабильности бляшек и гемодинамически значимых извитостях сонных артерий, тромбозах больные были осмотрены сосудистым хирургом в течение 24 часов от момента диагностики патологии. По результатам ультразвукового Сборник научных статей Петрозаводского государственного университета «Современная медицина: традиции и инновации»

исследования проводились МСКТ-ангиография сосудов шеи (метод выбора), МР-ангиография или рентгеноконтрастная ангиография (крайне редко – около 8%, в ситуациях, преимущественно когда выполнялись манипуляции дилятации или стентирования сосуда) ветвей дуги аорты.

Коллегиально с неврологом, кардиологом и терапевтом, а при необходимости – эндокринологом и другими специалистами, принималось решение о показаниях к реконструктивной операции на СА и сроках ее проведения. Показанием к раннему хирургическому лечению явились: выявленный одним из методов контрастирования симптомный стеноз СА более 60% просвета сосуда, признаки нестабильности и/или изъязвления атеросклеротической бляшки, тромбоз внутренней сонной артерии, окклюзия внутренней СА с клиникой первичного или повторного инсульта, патологическая извитость СА на стороне, где имеются симптомы поражения головного мозга. При двухстороннем или полилокальном поражении ветвей дуги аорты обсуждались этапы лечения и возможные варианты выполнения вмешательств – интервенционных, классических или гибридных реконструкций. Особое внимание уделяли пациентам, кому проводилась тромболитическая терапия.

До начала оперативного лечения, с пациентом и/или его родственниками обсуждались особенности данной методики и, в частности, потенциальный риск развития осложнений, после этого подписывалось информированное согласие.

Всем больным реконструктивные операции выполняли под общим обезболиванием с общей системной гепаринизацией на период пережатия сонной артерии без отмены антикоагулянтных препаратов, назначенных неврологом при поступлении.

Технические аспекты хирургического вмешательства незначительно отличались от описанных ранее в литературе различными авторами (Покровский А.В., Казанчян П.О., Дуданов И.П.). Мы инфильтрируем каротидный гломус 0,25% раствором Новокаина в объеме 2-3 мл с целью профилактики нарушений ритма в момент выделения бифуркации ОСА.

При этом манипуляции на бифуркации артерии выполняются крайне щадяще во избежание микроэмболии с поверхности нестабильной или Сборник научных статей Петрозаводского государственного университета «Современная медицина: традиции и инновации»

распадающейся бляшки. Для оценки адекватности перфузии головного мозга нами используется метод церебральной оксиметрии, по показателям мониторинга которого ни в одном случае нами не применялся внутрипросветный шунт.

Во всех случаях тщательно верифицировалось состояние проксимальной и дистальной интимы для исключения формирования «флотирующего клапана». При сомнении в прочности прилежания края интимы выполняли фиксацию ее дистального и проксимального края. Среднее время пережатия СА для выполнения ЭАЭ составило 24,5±6,6 минуты.

У 138 больных нами выполнены 193 реваскуляризации. Эндартерэктомия СА с одной стороны выполнена у 83 больных (группа I) и двухсторонняя – у 55 (110 вмешательств) больных (группа II).

В группе I выполнена классическая ЭАЭ СА у 56 больных (в 7 наблюдениях с использованием заплаты, в 24 случаях при сочетании стеноза внутренней СА с патологической деформацией выполнена эверсионная ЭАЭ с низведением и устранением различных форм извитости и реимплантацией в прежнее устье). У 3 больных выполнено сонно-сонное или подключично-сонное протезирование ОСА протезом из ПТФЭ с одной стороны. У 7 больных реконструкция СА была выполнена одновременно с коронарной реваскуляризацией и у 4 больных коронарное вмешательство предшествовало реконструкции СА. Во время вмешательства у пациентов этой группы мониторинг церебральной перфузии выполнялся с использованием церебральной оксиметрии. Среднее время пережатия ВСА составило 23 минуты. Ни в одном из вмешательств у больных этой группы внутрипросветного временного шунтирования не использовали.

В группе II двухсторонняя реконструктивная операция была выполнена всем больным поэтапно в разное время с промежутком от 1 до 16 недель (в среднем – 6,5 ± 3,2 недели) между вмешательствами. Первое вмешательство выполнялось всем 55 больным в остром периоде центральных неврологических расстройств в сроки от 3-5 суток до 4 недель от начала первых симптомов инсульта. У 9 больных выполнен второй этап – реваскуляризация противоположной ВСА – в течение одной госпитализации, в период пребывания больного в стационаре по поводу Сборник научных статей Петрозаводского государственного университета «Современная медицина: традиции и инновации»

острого ишемического инсульта. При этом первое вмешательство выполнено в сроки до 2 недель от появления первых симптомов, второе – от 2 до 4 недель.

Приводим клиническое наблюдение.

Больная С., 1942 г.р., поступила в СПб ГБУЗ «Городская Мариинская больница» 20.03.2012 г. Жалобы в момент поступления на общую слабость, шум в правом ухе, приступы головокружения и шаткость походки, приступы повышения артериального давления до 240 мм рт. ст.

Анамнез заболевания. Предыдущая госпитализация в Мариинскую больницу 30.11.11 г. по экстренным показаниям с диагнозом: ОНМК по типу ишемии в ВББ от 30.11.11 г. Атеросклероз аорты и ее ветвей.

Выполнено УЗДГ БЦА – стеноз ПВСА 70% Дальнейшая тактика обсуждена с ангиохирургом, рекомендовано обследование и плановое оперативное лечение.

Поступила 20.03.12 г. для выполнения хирургической коррекции.

Объективно. Общее состояние средней тяжести. Сознание ясное. Активна.

Кожные покровы и видимые слизистые обычной окраски и влажности, чистые. Пульс 76 уд в мин, ритмичный, удовлетворительного наполнения, симметричный. АД 180/80. Дыхание жесткое, проводится во все отделы, хрипы не выслушиваются. Язык влажный. Живот не вздут, мягкий, безболезненный при пальпации во всех отделах. Печень не увеличена.

Физиологические оправления: стул оформленный, обычного цвета;

мочеиспускание не учащено, безболезненно.

Неврологический статус: Сознание ясное. Зрачки D S, фотореакция - +.

Движение глазных яблок ограничено в крайних отведениях. Аккомодация и конвергенция ослаблены. Нистагм горизонтальный, установочный. Лицо симметричное. Девиация языка вправо. Правосторонний гемипарез - в руке до 2 баллов, в ноге – до 1 балла. Глубокие рефлексы D S. Симптом Бабинского справа. Менингиальные симптомы отрицательные. Оценка по шкалам: Глазго-15, NIHSS –11,4, Рэнкина –4, MMSE –27, Бартел –75,5.

Индекс мобильности по Ривермид – 2,8.

Сборник научных статей Петрозаводского государственного университета «Современная медицина: традиции и инновации»

МСКТ-ангиография сосудов головы и шеи: стеноз ЛВСА 75-80% в области луковицы и стеноз ЛОСА 45% в области бифуркации, обусловленные полуциркулярной обызвествленной атеросклеротической бляшкой общей протяженностью до 9,5 см. Стеноз ПВСА – 75% в области устья и луковицы и стеноз ПОСА 40% протяженностью – 12,1см. S-образная извитость ЛВСА с образованием септального стеноза 15% на уровне 13,0 мм от устья артерии. Стеноз 75% в области устья правой позвоночной артерии (ПА).

Коронаровентрикулография: Левый тип кровоснабжения миокарда.

Выраженный кальциноз коронарных артерий. Диффузное поражение коронарного русла. Гемодинамически незначимый стеноз ствола левой коронарной артерии. Стеноз проксимального сегмента передней нисходящей артерии 60%. Стеноз среднего сегмента передней нисходящей артерии 90%. Стенозы дистального сегмента передней нисходящей артерии 50%. Стеноз огибающей артерии в проксимальном сегменте 60%. Стеноз огибающей артерии в дистальном сегменте 65%.

Стеноз задне-боковой ветви левой коронарной артерии 70%. Стеноз правой коронарной артерии в дистальном сегменте 50%.

ЭХО-КГ: заключение: ФВ – 61%. Концентрическая гипертрофия и замедление релаксации ЛЖ. Дилатация левого предсердия. Легочная гипертензия 2 ст. ТН 2 ст. Относительная МН 2 ст.

Клинический анализ крови, коагулограмма, общий анализ мочи: без патологии.

Биохимический анализ крови: Холестерин – 3.66 mmol/l, Триглицериды – 0.80 mmol/l, ЛПВП – 1.64 mmol/l, ЛПОНП – 0.90 mmol/l, Коэффициент атерогенности – 2.27.

Осмотр кардиолога: ИБС. Безболевая ишемия миокарда. Гипертоническая болезнь III стадии. Артериальная гипертензия 3 степени. Риск ССО степени. Пароксизмальная форма фибрилляции предсердий.

Консультация терапевта: Сахарный диабет 2 типа, средней степени тяжести, субкомпенсирован.

Сборник научных статей Петрозаводского государственного университета «Современная медицина: традиции и инновации»

Осмотр ангиохирурга. Атеросклероз аорты и ее ветвей. Стеноз ЛВСА – %. Учитывая анамнез, данные обследования и характер атеросклеротической бляшки пациенту показана каротидная эндартерэктомия ЛВСА. 21.03.12 г. выполнена операция: эндартерэктомия левой общей, наружной и внутренней сонных артерий. Протяженная артериопластика левой внутренней и общей сонных артерий.

Все время нахождения пациентки в отделении ССХ, включая первые часы в реанимации, после хирургического лечения пациентка находился под наблюдением невролога. На 2 сутки появилась положительная динамика в течении заболевания в виде увеличения объема движений в паретичной ноге. Оценка по шкалам: Глазго-15, NIHSS – 8,7, Рэнкина –3,4, MMSE –27, Бартел –79,1. Индекс мобильности по Ривермиду – 4,1.

Параллельно получала консервативную терапию: (в/в) поляризующая смесь, раствор Рингера, цераксон, мексидол;

п/к-клексан;

в\м цефтриаксон;

per os- кардиомагнил, ренитек, физиотенз, диувер, апровель, конкор. ЛФК, массаж правых конечностей, занятия с логопедом.

В удовлетворительном состоянии выписана 29.03.2012 г. на амбулаторное наблюдение сосудистого хирурга по месту жительства, с рекомендациями на плановое оперативное вмешательство с целью реконструкции правой внутренней сонной артерии;

стентирование передней нисходящей артерии.

Повторная госпитализация 24-31.05.2012 г. выполнено стентирование передней нисходящей артерии (25.05.2012 г.) и 27.05.12 г. выполнена реконструктивная операция – эндартерэктомия правой общей, наружной и внутренней сонных артерий. Протяженная артериопластика правой внутренней и общей сонных артерий. Оценка на 2-е сутки по шкалам:

Глазго - 15, NIHSS – 6,8, Рэнкина – 2,7, MMSE – 28, Бартел – 84,7. Индекс мобильности по Ривермиду – 7,1. В удовлетворительном состоянии выписана 31.05.2012 г. на амбулаторное наблюдение невролога, сосудистого хирурга и кардиолога по месту жительства Во время вмешательства у пациентов этой группы мониторинг церебральной перфузии выполнялся с использованием церебральной Сборник научных статей Петрозаводского государственного университета «Современная медицина: традиции и инновации»

оксиметрии. Среднее время пережатия ВСА при первом вмешательстве составило 24 мин., при втором – 22,5 минуты. Ни в одном из вмешательств у больных этой группы, также как и в I группе, внутрипросветного временного шунтирования не использовали.

Результаты лечения изучены в раннем периоде в обеих группах, причем результаты лечения больных II группы оценивали в динамике по этапам выполнения вмешательств – как после выполнения первого, так и после второго этапа (реконструкции противоположной СА). В I группе при наблюдении неврологом констатировано усугубление неврологического дефицита у одного больного, компенсированное к моменту выписки.

Летальные исходы наблюдали у 2 больных (2,4% от числа пациентов этой группы, 1,5% – от числа наблюдений с двухсторонними поражениями СА и 0,7% – от общего числа оперированных): одна пациентка умерла на сутки после операции от нарастающей сердечно-легочной недостаточности и второй пациент – от ишемического инсульта в бассейне контрлатеральной ВСА. Во II группе ни при выполнении реконструкций СА с одной стороны, ни на II этапе осложнений и летальных исходов не наблюдали.

При изучении отдаленных результатов лечения в сроки 12,5±6,5 недели (от 1 до 16 месяцев). В I группе за период наблюдения умерли 2 больных (2,4%): один – от инфаркта миокарда через 1 год после перенесенной реконструкции, второй – от ишемического инсульта в бассейне контрлатеральной ВСА. Двое больных (2,4%) имели новые эпизоды ТИА в бассейне оперированной сонной артерии. Остальные 79 больных этой группы были бессимптомными.

Во II группе в те же сроки наблюдения – 13±6,3 недели (от 1 до 22, месяцев) – умер 1 (1,8%) больной от сердечной недостаточности, у 2 (3,6%) больных наблюдали ОНМК легкой степени, леченные консервативно и больных оставались бессимптомными. Рецидива стенозов при обследовании не выявлено ни у одного больного.

Определиться с тактикой лечения стенозов СА при двухстороннем их поражении крайне сложно, несмотря на опубликованные международные и национальные рекомендации [15]. Действительно, необходимо Сборник научных статей Петрозаводского государственного университета «Современная медицина: традиции и инновации»

придавать большое значение определению показаний к реконструкции при распространенных артериальных стенозах (выраженные гемодинамически значимые стенозы или изъязвленные эмбологенные бляшки), имеющих клинические симптомы. Сомнения в тактике еще очень велики, так как многие больные имеют симптомные поражения СА с одной стороны с выраженными стенозами СА с другой, и также с изъязвленной бляшкой.

Единая точка зрения в сосудистой хирургии отсутствует еще и в связи с тем, что для одних авторов стеноз сонных артерий имеет решающее значение, даже если учесть, что обычно повышение стеноза более 70-80% характеризует эти поражения, как симптомные. Но и другие факторы, в том числе и тяжелые сопутствующие заболевания, могут превратить несколько гемодинамически значимых стенозов в критические поражения. К этим факторам могут быть отнесены изменения артериального давления, степень развития коллатерального кровообращения или прогрессирование сердечной недостаточности.

Немалую роль играет и морфологическая структура атеросклеротической бляшки в генезе ОНМК, – изъязвленная или с кровоизлиянием чаще определяется у симптомных больных [5]. В связи с этим, число ОНМК при двухстороннем поражении СА и их исходы – крайне важный показатель.

Эти осложнения непосредственно связаны с существующими у каждого больного факторами риска, – они определяются уровнем хирургической техники [7] и качеством мониторинга во время операции – в большинстве случаев неврологические послеоперационные осложнения возникают при пережатии артерии и гипоперфузии или миграции эмболов из области вмешательства. Нестабильность артериального давления в послеоперационном периоде с тенденцией к гипертензии, сердечная недостаточность – также являются факторами риска, требующими мониторинга и постоянной коррекции.

Предупреждение церебральной ишемии при пережатии сонной артерии во время эндартерэктомии является немалой проблемой при двухсторонних поражениях. Среди методик, использующихся для мониторинга в последние годы наиболее информативными являются церебральная оксиметрия, измерение дистального артериального Сборник научных статей Петрозаводского государственного университета «Современная медицина: традиции и инновации»

давления, установка внутрипросветного шунта по результатам оценки артериограмм [10,12-14]. Несмотря на различное отношение к установке шунта, при сравнении результатов не определяется достоверной разницы между группами больных, оперированных с шунтом или без него – число осложнений и летальных исходов сохраняется в пределах 2,7-3,5% [5, 6, 12]. При двухсторонних стенозах, как при выполнении первого вмешательства, так и повторного, проводили церебральную оксиметрию, по результатам которой ни в одном случае нами не определено показаний к установке внутрипросветного шунта.

Выводы. Анализ непосредственных результатов двух групп свидетельствует о том, что частота тяжелых неврологических осложнений в I группе была выше, чем во II, причем осложнения наблюдались преимущественно у лиц в бассейне артерии с ранее бессимптомным стенозом. В группе больных с двухсторонней коррекцией стенозов СА неврологический статус был более стабильным. При изучении отдаленных результатов процент бессимптомных больных во II группе существенно выше, тогда как в I группе наблюдали летальный исход у 1 больного с тяжелым ишемическим инсультом в контрлатеральной артерии, ранее бессимптомной. Считаем целесообразным последовательную хирургическую коррекцию двухсторонних симптомных стенозов и наблюдение контрлатеральных стенозов в случаях, когда речь идет о бессимптомных поражениях сонных артерий.

Список литературы:

1. Ellis M.R., Greenhalgh R.M. Management of asymptomatic carotid bruit. J.Vasc.Surg.

– 1987;

№5;

P. 869-873.

2. Friedman S.G., Riles T.S., Lamparello P.J. et coll. Surgical therapy for the patient with internal carotid artery occlusion and contralateral stenosis. J.Vasc. Surg.;

1987;

5;

P.

856-861.

3. Podore P.C., Deweese J.A., May A.G., Rob C.G. Asymptomatic contralateral carotid artery stenosis: a five year follow-up study following carotid endarterectomy.

Surgery, 1980;

88;

P. 748-752.

4. Sobel M.S., Imparato A.M., Riles T.S., Mintzer R. Contralateral neurologic symptoms after carotid surgery: a nineyear follov-up. J. Vasc. Surg., 1986, 3;

Р. 623-628.

5. Thompson J.E. Complications of endarterectomy and their prevention. World J. Surg., 1979;

3;

Р. 155-165.

Сборник научных статей Петрозаводского государственного университета «Современная медицина: традиции и инновации»

6. Sundt T.M., Shabrough F.W., Piepgras D.G., The significance of cerebral blood flow measurements during carotid endarterectomy. In J.J.Bergan, J.S.T. Yao:

Cerebrovascular Insufficiency. New York, 1983, Grune-Stratton, P.287-307.

7. Moore W.S. Carotid endarterectomy: is it safe in the community? J. Vasc. Surg., 1986, 4;

P.313-314.

8. Dilley R.B., Bernstein E.F. A comparison of B-mode real-time imaging and arteriography in the intraoperative assessment of carotid endarterectomy. J. Vasc.

Surg., 1986;

4;

P. 457-463.

9. Imparato A.M., Ramirez A., Riles T., Mintzer R. Cerebral protection in carotid surgery.

Arch. Surg., 1982;

117;

Р. 1073-1078.

10. Kelly J.J., Gallow A.D., O Donnel T.F. Failure of carotid stump pressures: its incidence as a predictor for a temporary shunt during carotid endarterectomy. Arch. Surg.

1979;

114;

1361.

11. Mc Henry L.C., West J.W., Cooper E.S. et coll. Cerebral autoregulation in man. Stroke, 1974;

5;

Р. 695-706.

12. Ferguson G.G. Carotid endarterectomy: to shunt or not to shunt? Arsh. Neurol. 1986.

43;

P. 615-617.

13. Kwann J.H.M., Peterson G.J., Conolly J.E. Stump pressure: an unreliable guide for shunting during carotid endarterectomy. Arch. Surg. 1980. 115;

P.1083-1085.

14. Zierler R.E., Bandyk D.F., Thiele B.L. Intraoperative assessment of carotid endarterectomy. J.Vasc. Surg. 1984;

1;

P.73-84.

15. ASA/ACCF/AHA/AANN/AANS/ACR/ASNR/CNS/SAIP/ SCAI/SIR/SNIS/SVM/SVS Guideline on the Management of Patients With Extracranial Carotid and Vertebral Artery Disease: Executive summary Catheterization and Cardiovascular Interventions 81:E75–E123 (2013) Practice Guidelines. – 2011. – Р. 1-46.

Сборник научных статей Петрозаводского государственного университета «Современная медицина: традиции и инновации»

ОСОБЕННОСТИ ВЫПОЛНЕНИЯ ЛОГИЧЕСКИХ ОПЕРАЦИЙ У ЛИЦЕИСТОВ СТАРШЕГО ПОДРОСТКОВОГО ВОЗРАСТА БЕЛОУСОВА Г.П.

РОССИЯ, ПЕТРОЗАВОДСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ ФЕКЛИСТОВА О.Н.

РОССИЯ, ЛИЦЕЙ № 40, Г. ПЕТРОЗАВОДСК Введение. Вопросы, касающиеся исследования региональных особенностей высших психических функций личности, памяти, речи и мышления, фантазии, поведенческой активности, остаются сравнительно мало изученными в подростковом онтогенезе. По мнению специалистов, экологический стресс, широкое внедрение компьютеров в учебный процесс, а также проведение экзаменов в виде ЕГЭ способствуют значительному росту числа учащихся в группах высокого медико социального риска [1, 2]. В условиях Карелии и Мурманской области среди учащихся, как в подростковом, так и юношеском возрасте были выявлены лица, с высоким уровнем ситуационной и личностной тревоги, низкой социальной адаптацией [3]. Отвлеченное мышление играет ключевую роль среди психических процессов. Путем логических операций обобщения, абстрагирования, конкретизации и систематизации информации раскрывается суть предметов и явлений, формируются новые знания [4, 5]. В старшем подростковом возрасте, мыслительный процесс, как и у взрослых, приобретает дедуктивный характер, с установлением логических связей и отношений между понятиями, обусловлен совместной Публикация поддержана РГНФ №13-16-10001.

Сборник научных статей Петрозаводского государственного университета «Современная медицина: традиции и инновации»

работой речевого левого и правого полушарий мозга [7]. Учитывая, что в подростковом возрасте адаптационные системы организма характеризуются еще в определенной степени функциональной незрелостью, нам представлялось важным изучение гендерного аспекта способности конструирования аналогий, на основе абстрактных связей.

Целью работы явилось исследование эффективности выполнения логических операций у лицеистов старшего подросткового возраста.

Материал и методы. В исследовании участвовали 66 учащихся (36: д;

30:

ю) лицея №40 г. Петрозаводска, в возрасте 16,70±0,11 и 16,40±0,13 года, соответственно, без жалоб на состояние здоровья, с моторным предпочтением правой руки.

Методом психометрирования, при помощи компьютерного комплекса «НС-ПсихоТест» фирмы «НейроСофт» (г. Иваново), исследовали отвлеченное мышление при выполнении теста «логическое мышление», включавшего 20 вопросов. Исследование проводили в первой половине дня, в фоновых условиях. Согласно инструкции, испытуемому в каждом вопросе предлагалась пара слов, состоящих друг с другом в определенных логических отношениях;

а также третье слово, к которому он должен был выбрать из списка слово, находящееся к нему в отношениях, аналогичных тем, в которых находилась первая пара слов. Число правильных ответов при выполнении теста подсчитывали в баллах. Вычисляли индекс успешности (ИУ,%) по формуле: ИУ = (Число правильных ответов/Общее число ответов) *100. Качественная интерпретация способности к логическому мышлению проводилась в баллах по общепринятой шкале:

5 низкая, 5 - 11 - средняя и 12 – 20 высокая способность. Полученные результаты обрабатывали в группах исследования, с использованием статистических методов [6].

Результаты исследований. Изучение в популяции подростков лицея количественных показателей при выполнении задания на логическое мышление выявило, что у девушек число правильных ответов составляло в среднем 9,80±0,47 балла, с колебаниями от 2 до 16 баллов, медиана равнялась 10 баллам. Величина ИУ у девушек составляла в среднем 49,0±3,1%, с колебаниями от 10% до 60%, медиана составляла 50%. У Сборник научных статей Петрозаводского государственного университета «Современная медицина: традиции и инновации»

юношей число правильных ответов в тесте колебалось от 3 до 15 баллов, с медианой равной 11,5 баллов, и средней величиной 10,0±0,7 баллов.

Величина ИУ у юношей, по сравнению с девушками, колебалась от 15% до 75%, медиана составляла 57,5%. В среднем значение ИУ у юношей соответствовало 50,2±3,6%. Статистический анализ, с привлечением критерия Вилкоксона-Манна-Уитни, не выявил существенных гендерных различий в результативности выполнения теста «логическое мышление» у лицеистов (р=0,717). Анализ полученных результатов в семантическом аспекте, т.е. клинической значимости, показал, что среди лицеистов наблюдается только 58,5% лиц со средней способностью к логическому мышлению, 38,5% - с низкой и 3% - с высокой способностью. В гендерном анализе было установлено, что среди девушек лица с низкой способностью к логическому мышлению составляли 44,4%, со средней – 50%, с высокой – 5,6%. У юношей: лица с низкой способностью к логическому мышлению составляли 31%, и со средней – 69%.

Проведенное исследование показало, что в популяции лицеистов старшего подросткового возраста при выполнении тестового задания на логическое мышление, как у девушек, так и юношей, преобладали лица со средней способностью к логическому мышлению. Вместе с тем среди девушек, по сравнению с юношами, встречались лица, как с высокой, так и с низкой результативностью логического мышления. Полученные результаты согласуются с представлениями специалистов о том, что индивидуальные особенности протекания когнитивных и мнестических процессов зависят, как от врожденных свойств психики, так и от влияния социокультурных факторов среды в процессе обучения и воспитания личности [7, 8]. Исследователи отмечают, что в процессе онтогенетического развития человека структуры мозга формируются гетерохронно, при этом формирование высших психических функций протекает нелинейно, включая постепенное развитие, с качественными преобразованиями [7]. Сначала возрастает роль передне-ассоциативных отделов коры слева в когнитивных операциях, вместе с тем, до 15 лет остается не сформированной свойственная левому полушарию взрослых способность опознания образа на основе вычленения классификационного признака [7]. Для зрелого типа полушарной специализации характерна ведущая роль левого полушария в реализации Сборник научных статей Петрозаводского государственного университета «Современная медицина: традиции и инновации»

вербально-логического анализа, а правого - в сенсорном анализе стимулов [4, 5]. Полагаем, что у лицеистов определенные затруднения в процессе активного нахождения аналогий в тесте на логическое мышление, могут быть связаны, как с низким уровнем социальной адаптации, так и несоответствием биологического и календарного возраста в подростковом онтогенезе в условиях Севера [3, 9]. Среди девушек, доля лиц с низкой способностью к логическому мышлению, была выше, чем у юношей.

Полученные результаты согласуются с данными исследований о том, что мужчины и женщины, по-видимому, отличаются в выполнении заданий, связанных с вербальными и когнитивными процессами [10]. В частности, в работах приводятся морфометрические доказательства гендерных анатомических различий ширины коры поля 7 верхней теменной области мозга, которые связываются исследователями с различием стратегий восприятия и обработки зрительной информации между мужчинами и женщинами [11]. Показано, что верхняя теменная область мозга человека принимает участие в формировании эпизодической памяти, дедуктивном мышлении [12].

Таким образом, в результате проведенного исследования было установлено, что в популяции лицеистов старшего подросткового возраста отмечается относительно высокая доля лиц с затруднениями анализа отношений между словами первой пары и переносе этого отношения на последующие слова, при выполнении тестового задания на логическое мышление. При этом у девушек, число лиц с низкой способностью к логическому мышлению, относительно выше, чем у юношей. Полагаем, что протекание мыслительных логических операций в старшем подростковом возрасте определяется функциональной асимметрией больших полушарий мозга, а также эффективностью межполушарного взаимодействия. В этой связи актуальной социально-педагогической проблемой возрастной физиологии и психологии становится внедрение инновационных методик развития личности учащихся, а также технологий эффективного сбережения психического здоровья в условиях Северного региона.

Сборник научных статей Петрозаводского государственного университета «Современная медицина: традиции и инновации»

Список литературы:

1. Губарева Л.И. Экологический стресс. Монография.- СПб.: Изд-во «Лань», Ставрополь: Ставропольсервисшкола, 2001.- 448 с.

2. Пивоварова Е.А., Городничев Р.М. Влияние единого государственного экзамена на функциональное состояние организма старшеклассников // Физиология человека.2007. Т.33. №4. С.132-134.

3. Белоусова Г.П. Изучение феномена тревоги на этапе подросткового и юношеского онтогенеза//Тезисы докладов YIII Всерос. конф.

«Нейроэндокринология-2010». - СПб.: Изд-во «Олимп-СПб», 2010. - С.30-31.

4. Сидоров П.И., Парняков А.В. Клиническая психология. – М.: ГЭОТАР-МЕД, 2002. 864 с.

5. Шульговский В.В. Высшая нервная деятельность. Биологические основы поведения. Современный курс классической физиологии (избранные лекции) с приложением на компакт-диске. Под ред. Ю. В. Наточина, В. А. Ткачука. М.:

ГЭОТАР-Медиа, 2007. С. 349-382.

6. Гланц С. Медико-биологическая статистика / С. Гланц - пер. с англ. М.: Практика, 1998. - 459 с.

7. Фарбер Д.А. Структурно-функциональное созревание мозга ребенка//Физиология роста и развития детей и подростков (теоретические и клинические вопросы): практическое руководство / под ред. А.А. Баранова, Л.А.

Щеплягиной.М.: ГЕОТАР-Медиа, 2006. С.6-38.

8. Дельгадо Х. Мозг и сознание. Пер. с англ. М.: Мир,1971.

9. Леутин В.П. Функциональная асимметрия мозга и адаптация. Хрестоматия. М:

Научный мир, 2004. С.481-522.

10. Червяков А.В., Фокин В.Ф. Морфометрический и биохимический аспекты функциональной межполушарной асимметрии // Асимметрия.2007. №1.С.47-57.

11. Боголепова И.Н., Агапов П.А. Межполушарная асимметрия и гендерные различия ширины поля 7 верхней теменной области мозга человека // Астраханский медицинский журнал. 2012. № 4. С.46-49.

12. Buckner R.L. Fanctional anatomic studies of explicit and implicit memory retrieval tasks // J. Neurosci. 1995. Vol. 15. P. 12-29.

Сборник научных статей Петрозаводского государственного университета «Современная медицина: традиции и инновации»

ВЛИЯНИЕ СИНТЕТИЧЕСКОГО ПЕПТИДА ЭПИФИЗА ALA-GLU-ASP-GLY НА ЗАБОЛЕВАЕМОСТЬ И СМЕРТНОСТЬ ОТ ОПУХОЛЕЙ И ДРУГИХ ПРИЧИН У САМОК КРЫС В УСЛОВИЯХ РАЗЛИЧНЫХ СВЕТОВЫХ РЕЖИМОВ ВИНОГРАДОВА И.А., ЮНАШ В.Д.

РОССИЯ, ПЕТРОЗАВОДСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ БУКАЛЁВ А.В.

РОССИЯ, РЕСПУБЛИКАНСКАЯ БОЛЬНИЦА ИМ. В.А. БАРАНОВА ЗАБЕЖИНСКИЙ М.А., СЕМЕНЧЕНКО А.В., АНИСИМОВ В.Н.

РОССИЯ, НИИ ОНКОЛОГИИ ИМ. Н.Н. ПЕТРОВА, Г. С.-ПЕТЕРБУРГ Введение. Исследование механизмов старения показало, что в основе этого процесса лежит инволюция основных органов и тканей организма, которая сопровождается снижением синтеза белка в клетках. Выделенные из органов молодых животных пептиды при введении в организм способны индуцировать синтез белка, что сопровождается восстановлением основных жизненных функций [1].

В соответствии с концепцией пептидной биорегуляции сформировалось представление об участии эндогенных пептидных биорегуляторов в поддержании структурного и функционального гомеостаза клеточных популяций, которые содержат и продуцируют эти факторы [1, 2].

Сборник научных статей Петрозаводского государственного университета «Современная медицина: традиции и инновации»

Пептидные биорегуляторы контролируют экспрессию генов и синтез белка, что препятствует возрастному накоплению количественных структурных и функциональных изменений, которые определяют переход биологической системы от нормального состояния к патологическому.

Нарушение пептидной биорегуляции снижает устойчивость организма к дестабилизирующим факторам внешней и внутренней среды, что является одной из причин ускоренного старения [3].

Создание нового класса геропротекторных препаратов – пептидных биорегуляторов позволит проводить профилактику преждевременного старения, а также лечить заболевания, ассоциированные с возрастом [4].

Известно, что по мере старения происходит инволюция центрального органа нейроэндокринной системы – эпифиза [5]. Для восстановления функций эпифиза разработан специальный метод выделения и фракционирования низкомолекулярных пептидов из экстрактов этого органа, а затем синтезирован синтетический аналог на его основе [4]. На уровне целого организма у различных лабораторных животных было продемонстрировано значительное разнообразие биологической активности пептидного препарата эпифиза (препарат «Эпиталамин») и его синтетического аналога (препарат «Эпиталон») [6, 7, 8, 9, 10, 11].

Установлено, что длительное применение этих пептидов у лабораторных животных приводит к достоверному увеличению средней продолжительности жизни до 25–30% или к достижению видового предела [7, 11, 12, 13]. В большинстве экспериментов отмечено также некоторое увеличение максимальной продолжительности жизни при введении пептида Ala-Glu-Asp-Gly (препарат «Эпиталон»). Особенно значимым явился факт восстановления уровня секреции мелатонина после введения пептида или препарата эпифиза [14]. Были установлены главные преимущества низкомолекулярных пептидов по сравнению с высокомолекулярными белковыми регуляторами: они обладают высокой биологической активностью, проявляют тканеспецифичность, у них отсутствуют видоспецифичность и иммуногенность. Эти характеристики сближают регуляторные пептиды с пептидными гормонами [3].

Сборник научных статей Петрозаводского государственного университета «Современная медицина: традиции и инновации»

Учитывая актуальность поиска новых лекарственных средств – геропротекторов, были проведены доклинические исследования пептида Ala-Glu-Asp-Gly на различных уровнях. Полученные результаты указывают на перспективность применения пептида Ala-Glu-Asp-Gly в качестве геропротекторного препарата [1, 3, 4].

Целью настоящей работы явился сравнительный анализ посмертно выявляемых заболеваний у крыс-самок, получающих пептид Ala-Glu-Asp Gly, в различных световых режимах.

Материал и методы. Опыты проведены на 292 самках крыс, собственной разводки, родившихся в начале мая. Животных содержали в помещениях вивария площадью 25 м2 каждое в стандартных пластмассовых клетках при температуре 20–24С. Крысы получали стандартный гранулированный корм и воду без ограничений. В возрасте 25 дней лабораторные животные были разделены на 3 группы. Первая группа крыс находилась в условиях стандартного режима освещения (12 часов свет/12 часов темнота;

LD).

Вторая группа находилась в условиях естественного освещения Северо Запада России (Республика Карелия;

NL). При данном режиме учитывались особенности годовой фотопериодичности Северо-Запада России.

Освещенность определялась сезоном года: зимой минимальная продолжительность светового дня составляла 4,5 ч., а летом достигала ч. («белые ночи») [7]. Третья группа крыс содержалась при постоянном режиме освещения (24 часа свет;

LL;

n=99). В возрасте 4 месяцев крысы каждой группы были случайным образом разделены на 2 подгруппы, одной из которых, начиная с этого возраста и до конца жизни 5 раз в неделю подкожно вводили синтетический пептид Ala-Glu-Asp-Gl в дозе 0, мкг/крысу, растворенный в 0,1 мл физиологического раствора NaCl, а другой подгруппе (контроль) – такой же объем растворителя. Работа выполнена с соблюдением принципов Хельсинкской декларации о гуманном отношении к животным, принципов гуманности, изложенных в директиве Европейского Сообщества (86/609/ЕС), «Правилах проведения работ с использованием экспериментальных животных», «Этической экспертизе биомедицинских исследований» (2005). В течение эксперимента еженедельно проводили визуальный осмотр на наличие различных патологических процессов. Обнаруженные при осмотре Сборник научных статей Петрозаводского государственного университета «Современная медицина: традиции и инновации»

изменения регистрировали. За животными наблюдали до их естественной гибели. Всех погибших по ходу опыта животных вскрывали. Наряду с макроскопическим исследованием внутренних органов проводили также микроскопическое исследование. Полученные в экспериментах результаты подвергали статистической обработке. Достоверность результатов оценивали методом 2. Статистически достоверными считали различия при p0,05.

Результаты исследований. При аутопсии у животных были выявлены различные виды патологий. В LD режиме у особей контроля встречались хронические заболевания респираторной системы (42,5%) и доброкачественные опухоли (60%);

у самок, получавших пептид, эти заболевания наблюдались в 40% и 54,5% случаев, соответственно.

Инфекционные заболевания (17,5%), злокачественные новообразования (12,5%) встречались чаще у самок группы контроля, чем у особей, которым вводился пептид Ala-Glu-Asp-Gly, – 10,9% и 9,1% случаев. Хронические заболевания сердечно-сосудистой системы и заболевания репродуктивной системы не были диагностированы у самок, получавших препарат, в то время как в контрольной группе данные заболевания составили по 10%. Прочие заболевания присутствовали у 20% особей в контрольной и 9,1% в экспериментальной группе самок. Таким образом, количество заболеваний на одну крысу составило 1,73 в контрольной группе и 1,2 – в группе, получавшей пептид Ala-Glu-Asp-Gly.


В режиме NL у самок контрольной группы диагностировали катаракту (18,7%), которая в условиях LD не диагностировалась. Катаракта так же отсутствовала у животных, получавших пептид эпифиза. Хронические заболевания респираторной системы были обнаружены при аутопсии у всех крыс контрольной группы и у 86% самок, получавших пептид.

Инфекционные заболевания в экспериментальной группе встречались по сравнению с контрольной в два с половиной раза реже (22% и 56,2%, соответственно). Достоверно реже были диагностированы заболевания репродуктивной системы, доброкачественные и злокачественные опухоли.

Гепатопатии и хронические заболевания сердечно-сосудистой системы встречались с одинаковой частотой в контрольной и экспериментальной группах. Прочие заболевания составили 31,2% в контрольной и 8% в Сборник научных статей Петрозаводского государственного университета «Современная медицина: традиции и инновации»

экспериментальной группе самок. Количество заболеваний на одну крысу в режиме NL в группе контроля составило 3,29;

против 1,8 – в экспериментальной группе.

В условиях LL количество заболеваний, обнаруженных на вскрытии, на одну крысу самку было – 2,9;

при применении пептида – 1,42 заболеваний на одну особь. Хронические заболевания респираторной системы встречались у 96,3% контрольных крыс. У самок, получающих пептид Ala Glu-Asp-Gly, хронические заболевания респираторной системы были уменьшены в 2 раза (48,9%);

заболевания репродуктивной системы и гепатопатии – в 2,5 раза (6,7% и 2,2%, соответственно);

инфекционные заболевания – в 3,2 раза (13,3%);

катаракта – в 5,5 раз (4,1%). Хронические заболевания сердечно-сосудистой системы составили в группе, получавшей пептид эпифиза, 6,7% против – 11,1% в контрольной группе самок. Доброкачественные опухоли встречались достоверно реже у самок экспериментальной группы (3,3%) по сравнению с особями контрольной группы (59,2%). Не получено достоверных различий между группами по количеству обнаруженных злокачественных новообразований (13% и 8,9%, соответственно).

Выводы. Представленные данные свидетельствуют о роли циркадианных ритмов в этиопатогенезе различных заболеваний и развитии новообразований. Применение синтетического пептида Ala-Glu-Asp-Gly уменьшает заболеваемость и смертность от различных причин у самок крыс, оказывая наиболее эффективное протективное действие при нарушенных световых режимах (при содержании животных в условиях постоянного или естественного режима освещения Северо-Запада).

Изучение действия пептида эпифиза Ala-Glu-Asp-Gly на лабораторных животных в различных биологических моделях нарушения светового режима показало его высокую физиологическую активность. Поскольку в различных доклинических исследованиях установлена высокая биологическая активность и безопасность данного синтезированного короткого пептида эпифиза [1–6, 7, 9–13, 15], представляется несомненная перспективность дальнейшего изучения данного пептидного биорегулятора в клинических исследованиях.

Сборник научных статей Петрозаводского государственного университета «Современная медицина: традиции и инновации»

Работа выполнена в рамках Программы стратегического развития 2012– 2016 г. «Университетский комплекс ПетрГУ в научно-образовательном пространстве Европейского Севера: стратегия инновационного развития» и при поддержке гранта РГНФ № 12-06-00340 «Цирканнуальные ритмы в процессе адаптации организма к условиям Европейского Севера:

механизмы и пути профилактики».

Список литературы:

1. Хавинсон В.Х. Пептидная регуляция старения. – СПб.: Наука. – 2009. – 56 с.

2. Хавинсон В.Х., Малинин В.В. Механизмы геропротекторного действия пептидов // Бюл. экспер. биол. – 2002. – Т. 133, № 1. – С. 4– 3. Анисимов В.Н. Молекулярные и физиологические механизмы старения. СПб.:

Наука. – 2003. – 468 с.

4. Хавинсон В.Х., Анисимов В.Н. Пептидные биорегуляторы и старение. СПб.:

Наука. – 2003. – 223 с.

5. Гончарова Н.Д., Хавинсон В.Х., Лапин Б.А. Пинеальная железа и возрастная патология (механизмы и коррекция). СПб.: Наука. – 2007. – 168 с.

6. Анисимов В.Н., Хавинсон В.Х., Морозов В.Г. Роль пептидов эпифиза в регуляции гомеостаза: двадцатилетний опыт исследования // Успехи соврем. биол. – 1993.

– Т. 113, вып.6. – С. 752–762.

7. Виноградова И.А., Букалев А.В., Забежинский М.А., Семенчеко А.В., Хавинсон В.Х., Анисимов В.Н. Геропротекторный эффект пептида ALA-GLU-ASP-GLY у самцов крыс, содержащихся при разных режимах освещения // Бюл. экспер.

биол. – 2008. – Т. 145, № 4. – С. 455–460.

8. Khavinson V.Kh., Morozov V.G., Anisimov V.N. Experimental studies of the pineal gland preparation Epithalamin. // The pineal gland and cancer. – Bartsch C., Bartsch H., Blask D.E., Cardinali D.P., Hrushesky W.J.M., Mecke D. (Eds.) – Springer-Verlag Berlin Heidelberg. – 2001. – P. 294–306.

9. Виноградова И.А. Влияние препаратов «Мелатонин» и «Эпиталон» на возрастную динамику тиреотропной активности гипофиза и функции щитовидной железы в различных световых режимах // Успехи геронтологии. – 2009. – Т.22, №4. – С. 631–638.

10. Узенбаева Л.Б., Виноградова И.А., Голубева А.Г., Нюппиева М.Г., Илюха В.А.

Влияние мелатонина и эпиталона на состав лейкоцитарной формулы и активность щелочной фосфатазы лейкоцитов крови крыс при различных режимах освещения в онтогенезе // Успехи геронтологии. – 2008. – Т. 21, №– С.

394–401.

11. Виноградова И. А., Букалев А. В., Забежинский М. А., Семенченко А. В., Хавинсон В. Х., Анисимов В. Н. Влияние пептида Ala-Glu-Asp-Gly на продолжительность жизни и развитие спонтанных опухолей у самок крыс при различных световых режимах// Бюллетень экспериментальной биологии и медицины. – 2007. – Т.

144, №12. – С. 676–681.

Сборник научных статей Петрозаводского государственного университета «Современная медицина: традиции и инновации»

12. Анисимов В.Н., Хавинсон В.Х. Влияние полипептидного препарата эпифиза на продолжительность жизни и частоту спонтанных опухолей у старых самок крыс // Докл. АН СССР. – 1991. – Т. 319, № 1. – С. 250–253.

13. Анисимов В.Н., Хавинсон В.Х., Морозов В.Г. Роль пептидов эпифиза в регуляции гомеостаза: двадцатилетний опыт исследования // Успехи соврем. биол. – 1993.

– Т. 113, вып.6. – С. 752–762.

14. Гончарова Н.Д., Хавинсон В.Х., Лапин Б.А. Пинеальная железа и возрастная патология (механизмы и коррекция). СПб.: Наука. – 2007. – 168 с.

15. Виноградова И.А., Илюха В.А., Федорова А.С., Хижкин Е.А., Унжаков А.Р., Юнаш В.Д. Возрастные изменения физической работоспособности и некоторых биохимических показателей мышц крыс под влиянием световых режимов и препаратов эпифиза // Успехи геронтологии. – 2007. – Т. 20, №1. – С. 66–73.

Сборник научных статей Петрозаводского государственного университета «Современная медицина: традиции и инновации»

КАСПАЗЫ КАК ПОТЕНЦИАЛЬНЫЕ ВНУТРИКЛЕТОЧНЫЕ МИШЕНИ ДЕЙСТВИЯ ФАРМАКОЛОГИЧЕСКИХ ПРЕПАРАТОВ ВОЛКОВА Т.О.

РОССИЯ, ПЕТРОЗАВОДСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ Введение. Поиск новых внутриклеточных мишеней действия фармакологических препаратов является одной из центральных проблем современной биологии и медицины. В настоящее время наиболее значимыми среди клеточных молекул-мишеней являются белки и ферменты, играющие центральную роль в передаче сигналов при индукции и реализации процессов пролиферации, дифференцировки и апоптоза. Важной группой таких регуляторных ферментов являются клеточные каспазы. Каспазы синтезируются в виде зимогенов предшественников и активируются путем протеолиза и/или образования димерных/олигомерных комплексов [1,2]. Действие проапоптотического сигнала ведет к активации инициаторных каспаз, стимулирующих эффекторные каспазы, которые в свою очередь вызывают деструкцию различных белков и ферментов, нарушение и полную дезинтеграцию клеточных компартментов [3,4]. В представленном исследовании изучено изменение экспрессии генов каспаз-3, -6, и -9, а также активности ферментов, в клетках эритромиелолейкозной линии К562 при обработке 5 фторурацилом, цитозинарабинозидом, дексаметазоном и преднизолоном. Параллельно в культурах оценена степень индукции апоптоза.

Работа выполнена при финансовой поддержке Федеральной целевой программы «Научные и научно-педагогические кадры инновационной России» на 2009-2013 годы, ГК № 14.B37.21.0212.

Сборник научных статей Петрозаводского государственного университета «Современная медицина: традиции и инновации»

Материал и методы. Клетки культивировали в среде RPMI-1640 с добавлением 11% эмбриональной телячьей сыворотки, 2мМ L-глютамина, 40мкг/мл гентамицина сульфата, 50мкМ 2-меркаптоэтанола. Культуры засевали в 1мл среды в 24-луночных микропланшетах при начальной плотности посева 105 клеток на лунку, и инкубировали в течение 1–4 суток в присутствии (или без) изучаемых химических реагентов. Маркеры дифференцировки клеток определяли прямой иммунофлуоресценцией с моноклональными антителами (CD11c, CD14, GpA), меченными ФИТЦ.

Экспрессию генов оценивали методом ПЦР в режиме реального времени.

Тотальную РНК из опухолевых клеток выделяли с помощью набора «AquaPure RNA Isolation Kit» (BioRad, США) согласно инструкции производителя. Амплификацию проводили в iQ5, используя наборы, совмещенные с обратной транскрипцией «iScript One-Step RT-PCR Kit».

Смесь для ПЦР объемом 25мкл содержала 100нг тотальной РНК, 0,5мкл обратной транскриптазы iScript MMLV, 12,5мкл реакционной смеси 2хSYBR Green RT-PCR Reaction Mix, по 1мкл обратного и прямого праймеров, 9,5мкл воды, свободной от нуклеаз. Протокол ПЦР: синтез кДНК 10 мин при 50С, инактивация обратной транскриптазы 5 мин при 95С;


циклы ПЦР: 10 с при 95С, 30 с при 60С, (45 циклов). Полученные продукты реакции разделяли в 6% полиакримамидном геле, используя трис боратный буфер. ПЦР-продукты окрашивали 1% раствором бромистого этидия и визуализировали в проходящем УФ свете, используя низкомолекулярный (501–567 bp) маркер длин фрагментов pUC19/Msp I (Синтол, Москва). В качестве референсного гена использовали GAPDH.

Изменение активности каспаз проводили согласно прилагаемой инструкции (BioRad, США) с субстратами, меченными АФК. Субстраты для каспаз: 3 – DEVD (Asp-Glu-Val-Asp), 6 – VEID (Val-Glu-Ile-Asp), 9 – LEНD (Leu Glu-His-Asp). Фрагментацию ДНК (апоптоз) регистрировали электрофорезом в 2% геле агарозы.

Результаты исследований. Обработка клеток К562 2мМ цитозинарабинозида (или 5-фторурацила) в течение 2 суток приводила к усилению экспрессии гена каспазы-3 (рис. 2) и активности фермента, каспазы-6 и -9 не индуцировались (рис.1, 2). Количество GpA положительных клеток в культурах возрастало в 3,2-3,5 раза.

Сборник научных статей Петрозаводского государственного университета «Современная медицина: традиции и инновации»

Рис.1. Изменение активности каспазы-3 (а), каспазы-6 (б) и каспазы-9 (в) в клетках К562, обработанных цитозинарабинозидом и комбинацией цитостатика с дексаметазоном в течение 2-х суток.

Сборник научных статей Петрозаводского государственного университета «Современная медицина: традиции и инновации»

1 – базовый уровень активности каспаз для нестимулированных клеток (контроль);

2 – активность каспаз в клетках, обработанных цитозинарабинозидом;

3 – цитозинарабинозидом + дексаметазон.

Концентрация цитозинарабинозида – 2мМ, дексаметазона – 10мкМ. По оси ординат: изменение поглощения отщепленного AFC, определенное на СФ-46 при 395нм.

Рис.2. Относительная экспрессия генов каспазы-3 (а), каспазы-6 (б) и каспазы-9 (в) в клетках К562, обработанных цитозинарабинозидом в течение 2 суток.

1, 3, 5 – необработанные клетки;

2, 4, 6 – клетки, обработанные 2мМ цитозинарабинозида. Различия достоверны * p0,05. Относительная экспрессия гена (Сt) в опыте определялась исходя из экспрессии гена в контроле, которая принималась за единицу: Сt=2Сt(контроля)– Сt(опыта) Апоптоз регистрировался только к 4 суткам на фоне повышения активности каспазы-9, активность каспазы-6 достоверно не отличалась от таковой в контрольных клетках. Дексаметазон (10 мкМ) достоверно (р0,05) повышал количество CD11c-, CD14-положительных клеток к 4 суткам обработки: 36,7±1,9 и 45,81,7, соответственно (в контрольных клетках – 24,4±1,3 и 36,31,9, соответственно). В клетках также индуцировались каспазы-3, -6, -9 и выраженная фрагментация ДНК. Аналогичный эффект регистрировался в культурах, обработанных преднизолоном. При совместном внесении в культуры комбинации дексаметазон + цитозинарабинозид на 2 сутки обработки наблюдалось изменение Сборник научных статей Петрозаводского государственного университета «Современная медицина: традиции и инновации»

активностей каспаз по сравнению с цитозинарабинозид-обработанными клетками: повышалась активность каспаз-6 и -9, активность каспазы- была незначительно снижена (рис. 1), индуцировался апоптоз.

Аналогичная закономерность имела место при использовании вместо цитозинарабинозида 5-фторурацила. При обработке опухолевых клеток только дексаметазоном в данных условиях регистрировалось достоверное повышение активностей каспаз-3 и -6 (но не каспазы-9), апоптотических изменений не наблюдалось. Таким образом, полученные результаты свидетельствуют о том, что индукция каспаз может иметь место не только при активации апоптоза, но и при запуске определенного пути дифференцировки клеток, например, эритроидного (каспаза-3) или миелоцитарного (каспазы-3 и -6). Показано, что при обработке клеток гистиоцитарной лимфомы человека U937 бутиратом натрия или TNF активируются каспазы-3, -8, -9 и индуцируется апоптоз [5]. Подобный эффект также наблюдается при обработке дексаметазоном клеток Т лимфомы WEHI 7.1 [6]. Напротив, в стимулированных фитогемаглютинином лимфоцитах активация каспазы-3 не сопровождается апоптотическими изменениями в этих клетках [7]. При дифференцировке клеток промиелоцитарного лейкоза HL-60 и клеток остеосаркомы, индуцированной ретиноевой кислотой и тритерпеноидом (CDDO), соответственно, также отмечено увеличение функциональной активности каспаз-3, -8 и -9 [8,9]. Поэтому не исключено, что данная группа ферментов является ключевыми молекулами, на уровне которых пересекаются такие важные процессы клеточной жизнедеятельности как дифференцировка и апоптоз.

Выводы. 1. При индукции различных путей дифференцировки клеток активируются разные каскады каспаз. Апоптоза при этом может не наблюдаться. 2. Обработка клеток комбинацией индукторов приводит к перераспределению функциональной активности каспаз. Данный факт необходимо учитывать при разработке препаратов нового поколения, специфически ингибирующих каспазы.

Сборник научных статей Петрозаводского государственного университета «Современная медицина: традиции и инновации»

Список литературы:

1. Фильченков А.А. // Биохимия. (2003) 68 (4): 453-466;

2. Volkova T.O., Zykina N.C., Malycheva I.E., et al. // Biochemistry (Supplement Series B:

Biomedical chemistry). (2007) 1 (1): 82-86;

3. Nagata S. // Exp. Cell Res. (2000) 256: 12-18;

4. Pinkoski M.J., Brunner T., Green D.R. et al. // Am. J. Physiol. Gastrointest. (2000) 278:

354-366.

5. Goebel S., Gross U., Luder C.G.K. // J. Cell Sci. (2001) 114: 3495-3505;

6. Sade H., Khandre N.S., Mathew M.K. et al. // Eur. J. Immunol. (2004) 34 (1): 119-125;

7. Miossec C., Dutilleul V., Fassy F. et al. // J. Biol. Chem. (1997) 272: 13459-13462;

8. Ito Y., Pandey P., Sporn M.B. et al. // Mol. Pharmacol. (2001) 59: 1094-1099;

9. Doyle B.T., O’Neill A.J., Newsholme P. et al. // J. Leukoc. Biol. (2002) 71: 247-254.

Сборник научных статей Петрозаводского государственного университета «Современная медицина: традиции и инновации»

ВЛИЯНИЕ ФАКТОРОВ СЕРДЕЧНО-СОСУДИСТОГО РИСКА НА КАЛЬЦИЕВЫЙ ИНДЕКС КОРОНАРНЫХ АРТЕРИЙ У ПАЦИЕНТОВ С АРТЕРИАЛЬНОЙ ГИПЕРТЕНЗИЕЙ ГАВРИЛОВ Д.В., КУЗНЕЦОВА Т.Ю.

РОССИЯ, ПЕТРОЗАВОДСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ Введение. Артериальная гипертензия (АГ) является одним из важных факторов сердечно-сосудистых заболеваний, её осложнения в виде инфаркта миокарда (ИМ) и мозгового инсульта обусловливают высокую смертность [1]. Многочисленные исследования показали тесную связь между АГ и коронарным атеросклерозом: АГ повышает риск ИМ почти в раза [2, 3, 4].

Наличие обызвествлений в венечных артериях неизменно связано с коронарным атеросклерозом, количество его коррелирует с общим объемом бляшек, расположенных в венечных артериях. Высокое содержание кальция в венечных артериях является прогностическим фактором, оценивающим риск развития неблагоприятного коронарного события, независимо от традиционных факторов риска [5, 6].

Обследование сердца, как «органа-мишени» при АГ, обязательно.

Существующие рутинные методики исследования в виде электрокардиограммы (ЭКГ), эхокардиоскопии позволяют оценить структуру и функцию сердца, но не оценивают коронарное русло. Другие методы исследования сердца, особенно коронарных артерий, обычно выполняют по специальным показаниям. Зачастую они дорогостоящие и инвазивные, что ограничивает их применение для скрининговых программ в амбулаторных условиях. Появление метода оценки кальциноза коронарных артерий при помощи мультиспиральной компьютерной Сборник научных статей Петрозаводского государственного университета «Современная медицина: традиции и инновации»

томографии (МСКТ) с расчетом кальциевого индекса (КИ) позволяет диагностировать коронарный атеросклероз и широко использовать данный показатель как маркер риска в популяции.

Целью данного исследования был анализ атеросклеротических изменений коронарного бассейна при помощи КИ у больных с АГ без ассоциированных клинических состояний. Были поставлены следующие задачи:

1. Оценить частоту встречаемости субклинического атеросклероза коронарных артерий у больных АГ по данным МСКТ с определением КИ.

2. Проанализировать зависимость тяжести атеросклеротических поражений коронарных артерий, установленных по КИ, от факторов сердечно-сосудистого риска и наличия субклинических поражений органов-мишеней.

3. Сопоставить между собой значимость шкал сердечно-сосудистого риска при АГ.

Материал и методы. Обследовано 206 пациентов, наблюдавшихся по поводу АГ в поликлинике. Критерием исключения было наличие ассоциированных клинических состояний. Диагноз АГ, стадийность, расчет риска развития осложнений определялись на основании данных анамнеза, лабораторных и инструментальных исследований согласно принятой классификации АГ [7]. Учет данных осуществлялся с помощью электронной документации диспансерного наблюдения пациентов с АГ медицинской информационной системы [8, 9]. В биохимические исследования входили общий холестерин (ХС), холестерин липопротеидов высокой плотности (ЛПВП), холестерин липопротеидов низкой плотности (ЛПНП), триглицериды (ТГ), сахар крови, креатинин, мочевина. Тесты проводились энзиматическим колориметрическим методом по конечной точке на биохимическом анализаторе Vitalab Flexor E (фирма «Vital Scientific», Нидерланды) с использованием наборов реактивов фирмы «Biocon Diagnostic» (Германия). Холестерин липопротеидов низкой плотности (ЛПНП) рассчитывался по формуле Фридвальда, коэффициент Сборник научных статей Петрозаводского государственного университета «Современная медицина: традиции и инновации»

атерогенности (КА) рассчитывался по формуле: ХС-ЛПВП/ЛПВП. Скорость клубочковой фильтрации (СКФ) определялась по формуле MDRD.

Содержание белка в моче определяли при помощи тест-полосок Multistix10 SG фирмы «Bayer» мочевым анализатором Clinitec 50 (фирма «Bayer», Германия). Положительный результат на протеинурию считался 300мг/л. Содержание микроальбуминурии (МАУ) определяли при помощи тест-полосок Micral-test (фирма «Roche Diagnostics GmbH», Германия) для иммунологического, полуколичественного определения микроальбуминурии. Положительный результат на МАУ считался 20мг/л, выявленный дважды.

Гипертрофия миокарда левого желудочка (ГЛЖ) диагностировалась при помощи ЭКГ (признак Соколова-Лайона 38 мм, Корнелльское произведение 2440 мм х мс), эхокардиоскопии (индекс массы миокарда левого желудочка (ИММЛЖ) 125г/м2 для мужчин и 110г/м2 для женщин). Цветовое дуплексное сканирование брахиоцефальных артерий (БЦА) выполнялось на ультразвуковом аппарате Vivid 7 Рro (General Еlectric, США). Использовались линейный датчик с частотой 7,5/10МГц и секторальный датчик с частотой 2-3МГц. Измерения толщины комплекса интима-медия проводились по стандартному протоколу билатерально на трех уровнях: в области бифуркации общей сонной артерии, на 1 см ниже бифуркации, а также на внутренней сонной артерии. Степень стеноза в процентах оценивали при эксцентрических бляшках - по диаметру внутреннего просвета артерии, при полуциркулярных и циркулярных бляшках по площади. Коронарный КИ определялся при помощи томографа Aquilion 64 (Toshiba, Япония), синхронизированный с ЭКГ.

Кальциноз диагностировался при выявлении участка размером, по крайней мере, 3 пикселя с усилением сигнала 130единиц по Хаунсфилду.

Для количественной оценки использовалась шкала Агатсона. Общий кальциевый индекс рассчитывался как сумма показателей, полученных при анализе основных коронарных артерий. В норме этот индекс равен нулю [10].

Достоверность различий считали методом сопряженных таблиц с использованием критерия 2.

Сборник научных статей Петрозаводского государственного университета «Современная медицина: традиции и инновации»

Результаты исследований. Исследуемая группа пациентов включала человек. Среди обследованных были 144 мужчины (69,9%) и 62 женщины (30,1%). Средний возраст больных составил 52,7±5,4 лет. В половине случаев диагностирована первая степень АГ – 107 человек (52,0%);

2-я ст. – у 87-ми (42,2%);

3-я ст. – у 12-ти (5,8%). По давности это была АГ до 5-ти лет у 93-х человек (45,2%), от 5-ти до 10-ти лет – у 53-х (25,7%);

более 10-ти лет – у 60-ти чел. (29,1%).

Выявлена следующая распространенность дополнительных факторов риска (см. табл.1).

Таблица 1. Распространенность дополнительных факторов риска у больных АГ Фактор риска Количество Процент больных Отягощенная наследственность по АГ (n=206) 146 Отягощенная наследственность по ранним сердечно- 49 сосудистым катастрофам (n=206) Курение в настоящее время (n=206) 48 Ожирение (n=206) 78 Повышение уровня холестерина более 5,0ммоль/л 131 (n=206) Повышение уровня триглицеридов свыше 1,7ммоль/л 55 (n=206) Сахарный диабет (n=206) 15 Превышение нормы показателя мочевой кислоты 35 (n=168) Как видно из табл. 1, наиболее распространенным дополнительным фактором риска было указание на отягощенную наследственность по АГ у 146 человек (71%). На втором месте по частоте – повышение уровня ХС выше 5ммоль/л, которое выявлено у 131 человек (64%). На третьем – ожирение (индекс массы тела более 30кг/м2), оно диагностировано у человек (38%). Наследственность по ранним сердечно-сосудистым катастрофам отягощена у 49 человек (24%). Курение распространено у чел. (23%). Необходимо отметить, что это пациенты, продолжающие курить. Повышение уровня ТГ свыше 1,7ммоль/л у 55 (27%). Мочевая кислота выше нормы (у женщин выше 360мкмоль/л и мужчин выше Сборник научных статей Петрозаводского государственного университета «Современная медицина: традиции и инновации»

440мкмоль/л, тест выполнен у 168 чел.) выявлена у 35 человек (21%).

Сахарный диабет диагностирован у 15 человек (7%).

Среди поражений органов-мишеней ГЛЖ диагностирована у 65-ти чел.

(325%), признаки атеросклероза БЦА – у 154 –х человек (57%), МАУ – 1,5% (тест выполнен у 197 человек), СКФ ниже 60 мл/мин/1,73м2 – у 12-ти человек (6%).

Выполненное обследование позволило диагностировать следующие стадии АГ: 1 – 21 чел. (10%), 2 – 185 чел (90%). Стратификация риска АГ после обследования: низкий – 0 чел., средний – 11 чел. (5%), высокий – чел. (89%), очень высокий – 12 чел. (6%). В исследуемой группе была проведена оценка риска смерти от сердечно-сосудистых заболеваний при помощи шкалы SCORE: низкий у 8-ми чел. (4%), умеренный – у 106-ти (51%), высокий – у 69-ти чел. (34%), очень высокий – у 23-х (11%) (см. табл.

2).

Таблица 2. Сопоставимость двух методов оценки риска при АГ (в процентах) Риск SCORE Стратификация при АГ Низкий 4 Средний (умеренный) 51 Высокий 34 Очень высокий 11 Сравнение двух методов оценки риска развития осложнений при АГ показывает, что полноценное обследование пациента с АГ, позволяющее установить все факторы риска, субклинические поражения органов мишеней, переносит большее количество обследованных в категорию высокого риска (89%). Шкала SCORE половину пациентов относит к невысокому риску. В исследуемой группе кальциевый индекс равный 0, обнаружен у 105 человек (51%). В зависимости от выраженности коронарного кальциноза все пациенты были распределены по 5-ти группам риска развития ИБС:

очень низкий (КИ равен 0) – 105 чел. (51%), низкий (КИ равен 1-10) – 27 чел. (13%), умеренный (КИ равен 11-100) – 36 чел. (17%), средний (КИ равен 101-400) – 26 чел. (13%), Сборник научных статей Петрозаводского государственного университета «Современная медицина: традиции и инновации»

высокий (КИ более 400) – 12 (6%).

Для повышения статистической значимости были сформированы две группы. Группа низкого риска (132 человека) объединила подгруппы очень низкого и низкого рисков, а подгруппы умеренного, среднего и высокого риска – объединены в группу повышенного риска (74 человека).

Проведено сравнение групп низкого и повышенного рисков по КИ с дополнительными факторами риска при АГ (см. табл. 3).

Как представлено в табл. 3, нами не получено зависимости риска по КИ от таких факторов, как мужской пол, курение, дислипидемия (на примере гиперхолестеринемии в таблице, но так же не было зависимости от других показателей липидного спектра), наследственности по ранним сосудистым катастрофам, ожирения, гиперурикемиии, сахарного диабета. Но в группе повышенного риска получена статистически значимая зависимость риска по КИ от возраста: в возрасте старше 50-ти лет у 40% обнаружены показатели повышенного риска по КИ, против 30% в возрасте до 50-ти лет (р=0,049).

Нами так же проанализирована зависимость риска по КИ и признаков субклинического поражения органов-мишеней (табл. 4).

Как показано в таблице 4, в группе повышенного риска по КИ достоверно чаще выявлялась ГЛЖ и признаки поражения сосудов по данным ультразвукового исследования. Так, ГЛЖ в подгруппе повышенного риска – в 46%, в группе низкого риска – 31% (р=0,035), субклинические признаки поражения БЦА в подгруппе повышенного риска в 40%, в группе низкого риска – в 23% (р=0,026). Микроальбуминурия выявлена у очень небольшого количества пациентов, поэтому невозможно судить о достоверности отличий. В целом, после обследования больных с АГ доля пациентов высокого риска по КИ больше при установке 2-й стадии гипертонической болезни (38% против 14% при 1-й стадии, р=0,03).

При сопоставлении рисков по шкале SCORE и шкале КИ получена следующая зависимость: процент риска по КИ увеличивается параллельно увеличению риска по SCORE. При умеренном риске по SCORE высокий риск по КИ определялся в 33%.

Сборник научных статей Петрозаводского государственного университета «Современная медицина: традиции и инновации»

Таблица 3. Распространенность факторов риска в подгруппах в зависимости кальциевого индекса Группа низкого риска Групп повышенного риска Возраст До 50 лет (n=69) 51* 18* 50 лет и более (n=134) 81* 54* Пол Мужчины (n=144) 93 Женщины (n=62) 51 Курение Курильщики (n=48) 38 Некурящие (n=108) 70 Уровень холестерина Менее 5, 0ммоль/л (n=75) 51 Более 5,0ммоль/л (n=131) 81 Отягощенная наследственность Есть (n=49) 29 Нет (n=) 103 Ожирение Есть (n=79) 50 Нет (n=127) 82 Уровень мочевой кислоты Выше нормы (n=34) 22 Ниже нормы (n=172) 110 Сахарный диабет (n=15) 9 Нет сахарного диабета (n=191) 123 *p0, Таблица 4. Субклинические поражения органов в подгруппах в зависимости кальциевого индекса Группа низкого риска Групп повышенного риска Гипертрофия левого желудочка Есть (n=65) 35* 30* Нет (n=141) 97* 44* Поражение БЦА (увеличение толщины интима/медия и атеросклеротические бляшки) 92* 62* Есть (n=154) 40* 12* Нет (n=52) Микроальбуминурия Есть (n=3) 2 Нет (n=194) 124 *p0, Сборник научных статей Петрозаводского государственного университета «Современная медицина: традиции и инновации»

Выводы. Частота повышенного риска субклинического атеросклероза коронарных артерий у больных АГ по данным МСКТ с определением КИ 36%. Кальциевый индекс увеличивается параллельно усугублению стадии АГ и достоверно коррелирует с гипертрофией левого желудочка и признаками поражения БЦА. Степень КИ не зависит от большинства традиционных факторов риска. В группе пациентов с умеренным риском сердечно-сосудистых событий на основании шкалы SCORE определяется значительное количество пациентов с высоким показателем КИ (33%), что позволяет перевести их в группу с высокой степенью риска развития ИБС и обуславливает необходимость более активного проведения профилактических мероприятий.

Список литературы:

1. Национальные рекомендации по кардиоваскулярной профилактике // Кардиоваскулярная терапия и профилактика. – 2011. – Т. 6. - №10. - Приложение 2.

2. Mc Mabon S., Peto R., Gutler I. et al. Blood pressure stroke, and coronary heart disease // Lancet. – 1990. – Vol. 335. – P. 765–774.



Pages:   || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 7 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.