авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 |   ...   | 15 | 16 || 18 | 19 |

«Русская Православная Церковь в советское время (1917-1991) Материалы и документы по истории отношений между ...»

-- [ Страница 17 ] --

597 приходов "Украинской Католической Церкви" (униатской), 351 –"– "Украинской Автокефальной Православной Церкви" (УАПЦ), 18 –"– "РПЦ – Московский Патриархат", 16 –"– Римско-Католической Церкви, 11 –"– евангельских христиан-баптистов.

В документах 332–335 сообщается о том, что в Ивано-Франковске и Тернополе у православных не осталось ни одного храма, а у епископа Ивано-Франковского – даже резиденции.

Попытки смягчить ситуацию, предпринятые Московским Патриархатом, Украинским Экзархатом РПЦ, Греко-Католической Церковью и, наконец, Ватиканом, потерпели провал, так как униатский епископ Владимир (Стернюк) покинул переговоры. Эти напряженные отношения со временем отступили на задний план – не потому, что проблемы были решены, но потому, что другой конфликт стал гораздо опасней и сверх того мучительней: глубокий конфликт с православными братьями-украинцами.

326 Послание Патриарха Московского и всея Руси Пимена участникам празднования 40-й годовщины Львовского Церковного Собора года (12.5.1986).

...Прошло 40 лет с того времени, когда здесь, во Львове, в кафедральном соборе Святого Юра, собрались представители Греко-Католической Церкви Галиции и путем свободного воле» изволения отменили навязанную их предкам брестскую унию 1696 года и возвратились к вере прадедов, в лоно Русской Православной Церкви.

В нашей благодарной памяти навсегда останутся имена многих поборников Святого Православия, самоотверженно приближавших восстановление нашего единства, и среди них мы с особым чувством вспоминаем приснопамятного отца протопресвитера Гавриила Костельника, мученической кончиной за свидетельствовавшего преданность великой идее подлинного церковного единства.

В настоящем случав, отмечая 40-летие Львовского Собора, мы подтверждаем действенность этого основополагающего принципа Древней Церкви, ибо свидетельствуем, что Собор 1946 года выразил многовековую устремленность народа Божий Галиции, явился реакцией на нецерковную суть унии 1896 года, естественно прекратившей существование с прекращением ее поддержки нецерковными средствами, Общеизвестно, что в силу своего характера, противоречащего принципам христианского единства, уния всегда вносила раздоры и вражду не только в церковную жизнь, но и в жизнь народов, которые оказывались ее жертвами.

Примером этого являются тяжкие страдания, которые на протяжении веков ис пытывали в связи о унией наши единокровные и единоверные украинский, белорусский и русский народы. Достаточно вспомнить годы Великой Отечественной войны, победа в которой нашего народа была достигнута ценой более чем 20 миллионов жизней советских людей. В этот период униатская иерархия выступила на стороне врагов нашей Родины – немецко-фашистских оккупантов. Естественна гневная реакция галицийского народа на это сотрудничество руководства Греко-Католической Церкви с иноземными поработителями. И поэтому верующие галичане, многие из которых находились в рядах Красной Армии или помогали ей в освобождении их родной земли, были удовлетворены тем, что их вековое стремление сбросить ярмо унии получило быстрое развитие...

Дорогие братья и сестры! Вот уже сорок лет мы с вами составляем единую православную семью. Возрастанию этого единства в немалой степени содействует наше нахождение в братской семье советских народов. И наше церковное единство также служит укреплению дружбы народов Союза Советских Социалистических Республик. Вместе со всем нашим обществом мы вносим свой вклад в развитие и процветание нашего Отечества, в упрочение и сохранение мира на всей Земле...

ЖМП. 1986. № 7. С. 2- 327 Заявление участников празднования 40-летия Львовского Церковного Собора (17-19.5.1986)...Этот праздник является радостью Матери-Церкви и свидетельством церковного единения с нею. Благодаря Львовскому Собору 1946 года верующий народ западных областей Украины осуществил свои вековые чаяния и, воссоединившись с Русской Православной Церковью, вот уже четыре десятилетия полностью участвует в жизни всей Полноты Православной Церкви.

Мы никогда не забудем трудов и подвига инициаторов возвращения к Православию д-ра протопресвитера Гавриила Костельника и его сподвижников архиепископа Станиславского Антония и епископа Дрогобычского Михаила и навсегда сохраним их имена в своей благодарной памяти...

ЖМП. 1986. № 7. С. 6- 328 Документы и материалы Львовского Церковного Собора (февраль 1988) Вышедший недавно сборник документов и материалов "Львовский Церковный Собор" посвящен событию, сыгравшему важную роль в исторических судьбах Русской Православной Церкви на западных землях Украины. Речь в нем идет о состоявшемся во Львове 8-10 марта 1946 года Соборе представителей духовенства и верующих греко-католических епархий за-падноукраинских областей, на котором было принято решение о ликвидации Брестской унии 1596 года, самороспуске униатской (греко-католической) церкви и возвращении к Православию.

– В книге... – рассказывает митрополит Львовский и Тернопольский Никодим, – представлены бесспорные и неопровержимые доказательства каноничности Собора, выразившего волю абсолютного большинства духовенства и верующих.

Здесь поименно названы все участники Собора – 2 епископа, 214 священников и мирян – жителей Львовской, Ивано-Франковской (бывшей Станиславской), Тернопольской и Дрогобычской областей.

Львовский Собор и его решения о ликвидации унии и возврате к вере наших предков были признаны епископатом, клиром и мирянами всех западноукраинских епархий. На этой основе мы строим свою церковную жизнь, призывая всех веру ющих честно жить и трудиться на благо мира и добра, для счастья нашей великой Родины. Наша вера явилась результатом свободного выбора самого народа, а не навязанной, подобно униатству, извне.

МЦВ. 1988. № 329 Два мнения о событии, которое произошло 43 года назад [Письмо митрополита Киевского и Галицкого Филарета главному редактору "МН" и комментарий С. Филатова] (30.7.1989) В 24-м номере редактируемой Вами газеты от 11 июня с.г. помещена заметка с фотографией под заголовком "Молитва на улице Горького", в которой речь идет о требованиях греко-като-ликов Украины легализовать их церковь.

В связи с тем, что эта публикация вводит в заблуждение часть читателей и представляет греко-католиков как "жертв сталинских репрессий" и произвола местных властей, мне хотелось бы заявить следующее. Греко-католической восточного обряда (или униатской) церкви на Украине нет уже более сорока лет. Ее самоликвидация началась в марте 1946 года на церковном Соборе в г. Львове, когда епископы, священники и представители мирян объявили об аннулировании унии, навязанной верующим в 1596 году в Бресте. Решение Львовского Собора поддержало подавляющее большинство греко-католиков и почти все приходы этого региона воссоединились с Русской Православной Церковью, которая была основана еще тысячу лет назад среди восточных славян Киевской Руси.

Чем был вызван этот акт? Конечно, не сталинскими репрессиями, которые мы все осуждаем, а тем, что искусственно созданная на территории захваченных земель Украины и Белоруссии униатская церковь изжила себя. На протяжении всей ее истории верующий народ видел в этом противоестественном союзе источник национального, социального и религиозного гнета. Полностью скомпрометировали себя иерархи греко-католической церкви в глазах простых верующих и духовенства в годы второй мировой войны своим сотрудничеством с оккупа ционным фашистским режимом и бандеровскими националистическими бандами.

О чем же тогда идет речь, что требует небольшая группа униатских священников и верующих, не признавших решений львовского церковного Собора?

Подогреваемые униатскими и националистическими центрами из-за рубежа, они добиваются не просто "придать легальный статус" их организации, как сказано в заметке, а отторгнуть от Русской Православной Церкви тысячи приходов, миллионы верующих. Эти христиане крещены Православной Церковью.

Священники этих приходов рукоположены православными епископами. И вот эту неотъемлемую часть Православной Церкви незначительная группа униатов хотела бы присоединить к Католической Церкви... С нашей точки зрения, в этих действиях наблюдается не борьба за религиозную свободу, а религиозная агрессия.

Националистически настроенные элементы стремятся с помощью унии отторгнуть украинцев от их единокровных братьев русских. Руководители Украинской Католической Церкви на Западе, объединяясь с украинскими националистами, не скрывают, что основная цель их борьбы – добиваться выхода Украины из состава Союза ССР... Не надо быть ясновидцем, чтобы понять: восстановление бывшей униатской церкви приведет к религиозной и политической борьбе, к разъединению народов. Наиболее убедительное доказательство этому – сама история Украины.

И последнее, что я хотел сказать. Никаким репрессиям оставшиеся греко-католики не подвергаются. У них есть возможность исповедовать свою веру, считать своим пастырем папу римского и молиться в католических костелах, которые расположены на территории Украины, в том числе и в западных областях. Никто не препятствует им посещать и православные храмы, где богослужения совершаются, по желанию прихожан, и на украинском языке, и придерживаться восточных обрядов.

Митрополит Киевский и Галицкий Филарет, Экзарх Украины.

Комментарий научного сотрудника Института США и Канады АН СССР Сергея Филатова:

В последнее время общественное внимание все чаще обращается к проблеме украинской католической церкви (католики греко-православного обряда). С требованием легализации этой церкви на Съезде народных депутатов СССР выступил академик Андрей Сахаров, аналогичное требование высказал в газете "Советская культура" член-корреспондент Сергей Аверинцев. В чем суть проблемы?

...Принято считать, что Львовский Собор 1946 г. сам принял решение о ликвидации Брестской церковной унии. На самом деле разгром униатской церкви был проведен по ранее отработанным образцам: примерно так "тихоновцев" в 20-30 годы постарались заменить "обновленцами"... Львовский Собор был организован не епископатом, а "инициативной группой". Несмотря на то, что многие священники и епископы-униаты в этот момент находились в заключении, "инициативники" не смогли заручиться поддержкой значительной части остававшегося на свободе духовенства, верующих. Нет оснований сомневаться в личной честности главы инициативной группы священника Гавриила Костельника (как нет оснований сомневаться в личной честности главы обновленчества митрополита Александра Введенского), однако последующие события показали, что это был личный выбор Костельника и его единомышленников, а вовсе не всей униатской церкви. Многие верующие не приняли объединения с Русской Православной Церковью, предпочли аресты, лагеря, ссылки.

Несмотря на все преследования, ликвидировать унию фактически, а не на бумаге, так и не удалось. Западные религиоведы считают, что сейчас у униатов епископов, сотни священников, два монашеских ордена, численность униатов оценивают в 2,5-4 миллиона человек (в 1943 году было 3,5 миллиона).

В условиях правового государства не существует оснований для преследований или дискриминации униатов. Ссылки на сотрудничество руководителей церкви с фашистами звучат странно – после войны прошло 44 года, выросли новые поколе ния. Попытки продолжить репрессивную политику в отношении униатов чреваты обострением социальной напряженности, осложнениями в отношениях СССР с другими странами. На протяжении многих лет существовала надежда на возвращение униатов в лоно православия. Широко бытовало мнение, что уния держится исключительно благодаря поддержке чужеземных правительств. Жизнь показала, что это было заблуждением. Однако даже некоторым православным иерархам, видимо, трудно от него отказаться...

МН. 30.7.1989. № 330 Решение Совета по делам религий при Совете Министров УССР о разрешении регистрации греко-католических общин (декабрь 1989)...Свершилось то, чего уже давно добивались верующие церкви, которая до года зачастую звалась униатской, а на Западе кое-кем именуется Украинской католической. После войны на Западной Украине было более 3 тысяч общин греко католической церкви и около 250 – Русской православной. Сегодня здесь – приходов РПЦ.

– Каким бы в дальнейшем ни стало соотношение религиозных общин в западных областях Украины, важно, чтобы ни в чем не нарушались права и свободы как греко-католических, так и православных верующих, – комментирует это событие председатель Совета по делам религий при Совете Министров республики Н. А.

Колесник.

ЛГ. 13.12.1989. № 331 Рекомендации по нормализации отношений между православными и католиками восточного обряда в Западной Украине (31.1.1990) В результате обмена посланиями между Его Святейшеством Патриархом Московским и всея Руси Пименом и Его Святейшеством Иоанном Павлом II в Москве с 12 по 17 января 1990 года проходила встреча делегатов Московского Патриархата и Святейшего Престола...

Во время встречи проявился дух братства и взаимного доверия, что позволило откровенно рассмотреть проблему положения католиков восточного обряда на Западной Украине и те деликатные последствия, которые возникают для православных в связи с развитием ситуации...

1. Подтверждая приверженность своих Церквей принципам религиозной свободы, признавая, что в условиях правового государства эти принципы должны реализовываться на основе закона равно по отношению ко всем без какой-либо дискрими 357 нации, обе стороны считают необходимым скорейшую нормализацию положения католиков восточного обряда на Западной Украине.

...3. Эта нормализация, осуществляемая в контексте общих демократических преобразований в стране, должна гарантировать католикам восточного обряда признанное за всеми право на религиозную деятельность в соответствии с Конституцией и законодательством СССР.

Вместе с тем реализация этого права не должна осуществляться без учета прав и законных интересов православных и других религиозных групп...

4. В этой связи чрезвычайно важно избегать всяких незаконных действий, особенно тех, которые сопровождаются насилием. Такие незаконные действия, несовместимые с христианским духом, должны быть осуждены, тем более что они являются препятствием для регистрации приходов католиков восточного обряда...

...7. Констатируя тот факт, что в ряде случаев приходские общины разделились и каждая из групп – как православная, так и католическая – одинаково претендуют на исключительное использование храма, мы призываем обе части преодолевать взаимные претензии на основании закона, без вражды, ради достижения братского согласия, при уважении свободного выбора людей, без какого-либо давления.

8. Для решения практических вопросов, возникающих в процессе нормализации отношений между православными и католиками восточного обряда, с общего согласия была высказана мысль о необходимости образования Совместной комис сии с участием представителей Святейшего Престола, Московского Патриархата, а также православных и католиков Западной Украины...

9. Община католиков восточного обряда на Западной Украине возникла 400 лет назад как попытка преодолеть разделение между Православной и Католической Церквами. Эта попытка не привела к желаемой цели. На протяжении столетий сохранялись разделения, которые являлись источником конфликтов и страданий как для православных, так и для католиков.

Оставаясь верным заповеди Христа "Да будут все едино" (Ин. 17, 21), стремясь осуществить эту заповедь в своих отношениях, обе Церкви вступили на новый путь диалога, глубоко убежденные в том, что не метод унии, использовавшийся в прошлом, а диалог поможет им совместно решить проблемы, которые служат причиной их разделения...

ЖМП. 1990. № 5. С. 8- 332 Телеграмма Председателю Верховного Совета СССР М. С.

Горбачеву [в связи с обстановкой в Западной Украине] (31.1.1990) Москва, Кремль Многоуважаемый Михаил Сергеевич!

Архиерейский Собор Русской Православной Церкви, состоявшийся 30-31 яйваря 1990 года в Свято-Даниловом монастыре в Москве, обсудил обстановку, сложившуюся на Западной Украине в связи с деятельностью в этом регионе экстремистски настроенных групп католиков восточного обряда.

Несмотря на договоренности, достигнутые между Русской Православной и Римско Католической Церквами и предполагающие взаимоприемлемый механизм разрешения существующих конфликтов, униаты продолжают осужденные этими договоренностями насильственные захваты православных храмов. Чаще всего они действуют при попустительстве, а в отдельных случаях при поддержке местных властей. Последним примером беззакония местных властей была передача униатам кафедрального собора в г. Ивано-Франковске, осуществленная вопреки закону без согласия и без ведома православной общины, использовавшей этот храм в установленном законом порядке....От лица нашей многомиллионной паствы мы обращаемся к Вам с призывом употребить все свое влияние, дабы приостановить нарастание конфликта, могущего обернуться непредсказуемыми последствиями.

Мы обращаемся к Вам с просьбой способствовать немедленному прекращению актов насилия и беззакония со стороны униатских экстремистов, освобождению захваченных храмов, чтобы существующие проблемы в отношениях между православными и католиками восточного обряда на Западной Украине решались на основании закона... С уважением Пимен, Патриарх Московский и всея Руси, члены Архиерейского Собора. Москва, Свято-Данилов монастырь, 31 января 1990 года.

ЖМП. 1990. № 5. С. 7- 333 Заявление Священного Синода в связи с выходом католиков восточного обряда из четырехсторонней комиссии по урегулированию отношений между православными и католиками восточного обряда (6.4.1990)...В результате одобренных обеими сторонами планов уврачевания названных проблем с 8 по 13 марта 1990 года во Львове работала Четырехсторонняя Комиссия из представителей Святейшего престола, Московского Патриархата, Украинской Православной Церкви и католиков восточного обряда...

Как итог проведенной работы, в ряде случаев с выездами и обследованием храмов на местах, а также встреч с верующими, Комиссией был единогласно принят ряд совместных решений: распределены между православными и униатами храмы в городах Нестерове, Золочеве, Николаеве, Яворе, Стрые, Борисла-ве.В последний день работы один из представителей католиков восточного обряда, архиепископ Владимир Стернкж, неожиданно покинул Комиссию, но католическая сторона заявила, что работа может быть продолжена, поскольку остался другой их представитель и таким образом соблюден принцип представленное™ четырех сторон.

13 марта Комиссия приняла Заявление по итогам первой встречи, в котором подчеркивается, что это только начало процесса урегулирования, за которым представители Церквей перейдут к рассмотрению дальнейших нерешенных вопросов.

Для того, чтобы предотвратить возможность экстремизма, члены Комиссии от имени своих Церквей обязались исключить всякую возможность насильственных захватов храмов...

Однако 22 марта Львовская газета "Ленинская молодь" опубликовала "Заявление епископата Греко-Католической Церкви на Украине по вопросу переговоров Четырехсторонней Комиссии об отношениях между православными и католиками", где извещается о неправомочности документов, которые исходят от Комиссии, включая все документы о передаче храмов. Более того, в этом же заявлении указывается, что все, представляемое владыками с Украины, согласовано с Папой Иоанном Павлом II.

Вслед за этим заявлением увеличились случаи захвата православных храмов, сопровождаемые насилием и беззаконием...

Во многих местах православные вынуждены молиться прямо на улице. Слезы и страдания сопровождают сегодня жизнь православных в Галичине.

Местные власти, вместо того чтобы соблюдать закон и обеспечить безопасность своих граждан, занимают односторонне антиправославную позицию. Самым ярким свидетельством этого является недавнее решение Львовского горсовета отобрать у православных верующих кафедральный собор св. Юра и архиерейскую резиденцию и передать их католикам восточного обряда. Перед праздником Святой Пасхи православные могут оказаться на улице!

...Священный Синод, решительно протестуя против позиции местных властей в Западной Украине и особенно во Львове, заявляет, что путь, который они избрали, ведет не к разрешению конфликтов, но еще более обостряет межрелигиозную ситуацию и вражду внутри украинского народа...

Телефакс ОВЦС Московского Патриархата. 12.4. 334 [Из определений Архиерейского Собора об изгнании униатами православных из храмов] (30-31.1.1990)...III. Факты изгнания католиками восточного обряда православных из храмов с угрозой и применением физической силы и самовольного занятия этих храмов к настоящему времени нарушили нормальное течение жизни православных приходов на Западной Украине...

Одновременно мы утверждаем, что католики восточного обряда (униаты), как и все верующие граждане нашей страны, должны иметь равные со всеми права, включая право на открытое и легальное исповедание своей веры.

Богословское неприятие унии не означает неприятие людей или отсутствие терпимости к иным убеждениям. Напротив, мы считаем, что католики восточного обряда могут и должны внести свой положительный вклад в развитие добрых отношений и в продвижение диалога между православными и католиками.

Поэтому мы призываем их осознать свою ответственность за настоящее и будущее православно-католических отношений, немедленно прекратить акты насилия и захваты храмов, в которых молятся православные. Не бесчинство и силовое дав ление, а сотрудничество в духе взаимопонимания на основе достигнутых договоренностей и в рамках закона может быть фундаментом для решения существующих проблем...

Протестуя против незаконных действий местных органов власти во Львовской, Ивано-Франковской и Тернопольской областях и неэффективности мер областных уполномоченных Совета по делам религий в их деятельности по обеспечению законности, Собор обращается к правительствам Союза ССР и Украинской ССР с настоятельной просьбой способствовать немедленному прекращению актов насилия и беззакония со стороны униатских экстремистов...

ЖМП. 1990. № 5. С. 335 Заявление Священного Синода Русской Православной Церкви в связи со складывающейся ситуацией в отношениях с Католической Церковью (октябрь 1990) Священный Синод Русской Православной Церкви с горечью вынужден констатировать, что начиная с октября 1989 года в результате экстремистских действий была нарушена нормальная церковная жизнь в Западной Украине...

Сразу же после отказа униатов выполнять подписанные ими соглашения и продолжать переговоры ситуация в Западной Украине стала резко обостряться:

участились захваты храмов, насилие и беззаконие по отношению к православным.

Некоторые представители епископата Украинской Католической Церкви выступили с призывами удалить всех православных из этого региона. Более того, в своем Заявлении от 17 марта 1990 года униатские епископы заявили, что "Украинская Греко-Католическая Церковь является единственной на Украине", а митрополит Владимир Стернюк стал даже подписываться не только титулом "митрополит Львовский", но и "Киевский и Галицкий"...

Учитывая тот факт, что срыв униатской стороной работы Комиссии в марте года вызвал крайне негативную реакцию православных и неверие в возможность урегулирования проблемы путем диалога с католиками восточного обряда, Русская и Украинская Православные Церкви, поскольку на настоящей встрече фактически присутствовала Четырехсторонняя комиссия, предложили решить хотя бы два конкретных вопроса: о предоставлении православным епископам Львова и Ивано Франковска хотя бы по одному действующему храму из числа захваченных католиками восточного обряда для того, чтобы они имели возможность совершать богослужения и оказывать пастырское попечение над православными верующими, а также временно, до строительства новой резиденции православного епископа Львова, дать ему возможность использовать старую.

К большому сожалению, жесткая позиция униатов, их отказ от какого-либо компромисса лишили смысла все ранее согласованные пункты коммюнике.

Поскольку делегация Ватикана ничего не могла противопоставить точке зрения украинских греко-католиков, то переговоры зашли в тупик.

...Сложившаяся ситуация переводит наши отношения в иную плоскость и ставит вопрос: насколько допустимо в этой ситуации продолжение богословского диалога...

ЖМП. 1991. № 1. С. 6- б) Украинская Автокефальная Православная Церковь и Украинская Православная Церковь – Киевский Патриархат Украинская Греко-Католическая Церковь была до декабря 1989 года в СССР де факто запрещена. В Западной Украине, особенно в Галиции, она все-таки стала своеобразным национальным институтом. Эта констатация относится и к Украинской Автокефальной Православной Церкви в восточной Украине, основанной в 1921 году, уничтоженной в сталинских чистках и вновь воскресшей во время немецкой оккупации в 1941–1944 годах. Сразу после прихода на Украину Красной Армии эта Церковь была разгромлена и выжила только в эмиграции. В конце 80-х годов она снова появилась из небытия.

Это произошло довольно незаметно – только после невероятного для условий Советского Союза события церковная общественность обратила на него внимание:

епископ Житомирский и Овручский Иоанн (Боднарчук) из украинского Экзархата РПЦ, по своему собственному желанию отправленный на покой по состоянию здоровья, "самовольно совершил Божественную литургию в храме святых апостолов Петра и Павла Львовской епархии, рукоположил диакона и учинил раскол, назвав его Украинской автокефальной апостольской Церковью... греко украинского обряда, а себя – ее первоиерархом" (Док. 336).

Статистические данные, приведенные новой Церковью в конце 1991 года, проверить трудно, но они, видимо, имеют реальную основу: Автокефальная Церковь тогда имела 11 (по другим сведениям 14) епархий с почти 2000 приходов.

Епископ Иоанн (Боднарчук) вместе со своей Церковью вошел в состав Украинской Автокефальной Православной Церкви Зарубежом, первоиерарх которой митрополит Филадельфийский Мстислав (Скрипник, 1898– 1992) после этого на некоторое время поселился на Украине.

Когда 12 июня 1992 года Архиерейский Собор РПЦ лишил митрополита Киевского Филарета (Денисенко) всех степеней священства и всех прав, связанных с пребыванием в клире, он вступил в переговоры с Автокефальной Церковью, которая, к всеобщему удивлению, приняла его в качестве партнера и подписала документ о соединении с Филаретом (Денисенко) и его маленькой дружиной. июня 1992 года в Киеве состоялся "Всеукраинский православный собор", на котором Украинская Автокефальная Православная Церковь якобы объединилась с Украинской Православной Церковью (Док. 337), то есть на самом деле с бывшим митрополитом Филаретом и теми из Московского Патриархата, кто последовал за ним на его авантюристическом пути. Документ еще раз показывает стратегию бывшего митрополита Филарета: представить эту "объединенную Церковь" как настоящую украинскую православную, а оставшуюся под юрисдикцией Московской Патриархии (бывший Экзархат) инструментом русификации Украины.

Однако Украинская Автокефальная Церковь не признавалась другими православными Церквами из-за своего неканонического происхождения (1921:

"самосвяты";

1989: неканоническое восстановление епископом Иоанном (Бондарчуком);

1992: принятие монаха Филарета (Денисенко) как иерарха).

Отстраненный от должности митрополит Филарет пытался получить поддержку Вселенского Патриарха Константинопольского Варфоломея и получил недвусмысленный отказ, поскольку "исключительной компетенцией" в этом вопросе обладает Московская Патриархия.

Разделение и этой Церкви (на "Украинскую Православную Церковь – Патриархат Киев" с бывшим митрополитом Филаретом как ее двигателем и маленькую "Украинскую Автокефальную Православную Церковь"), непризнание этих Церквей ни Патриархом Вселенским в Царьграде (Константинополе), ни всемирным православием, беспорядок и более политическая, чем духовная атмосфера в этих Церквах побудил ряд епископов вернуться в Московский Патриархат. Осенью года обе эти "Церкви" "– Автокефальная и Киевский Патриархат – избирали своих "патриархов": Володымыра (Романюка) для Киевского Патриархата и Дымытрия (Ярему) для Автокефальной Церкви.

336 [Из определений Священного Синода Русской Православной Церкви. Епископ Иоанн Боднарчук] (14.11.1989)...Имели суждение о заштатном епископе Иоанне (Боднарчуке), учинившем церковный раскол в Львовской епархии.

Справка: В последние годы Преосвященный епископ Иоанн, бывший Житомирский, неоднократно обращался с ходатайством к Святейшему Патриарху и Священному Синоду о переводе его из Житомирской епархии в одну из епархий закарпатского региона Украины, что мотивировалось резко ухудшающимся состоянием его здоровья...

На основании его прошений и представленного им медицинского заключения, фотографии в обнаженном виде с припиской: "Снимок, который, как мне кажется, исчерпывает все вопросы", Священный Синод 13 сентября 1989 года постановил уволить епископа Иоанна на покой с определением ему пенсии для лечения и по выздоровлении его иметь суждение о назначении на кафедру...

Вслед за этим 22 октября 1989 года вопреки церковному канону, согласно которому епископ, оставивший свою епархию по болезни, не может ни рукополагать, ни занимать церкви и самовластно священнодействовать без позволения местного епископа (III Вселенский Собор, Послание), он самовольно совершил Божественную литургию в храме святых апостолов Петра и Павла Львовской епархии, рукоположил диакона и учинил раскол, назвав его Украинской автокефальной апостольской православной Церковью греко-украинского обряда, а себя – ее "первоиерархом".

А 1 ноября 1989 года он телеграммой сообщил в Московскую Патриархию "... о своем выходе из состава иерархии Русской Православной Церкви"...

В соответствии с церковным судопроизводством епископ Иоанн был приглашен на заседание Священного Синода 13 ноября 1989 года для рассмотрения его дела. В двух телеграммах 12 и 13 ноября епископ Иоанн отказался прибыть на заседание Священного Синода и сообщил, что навсегда выбыл из подчинения Русской Православной Церкви и что он получил сан архиепископа от возглавителя так называемой Украинской автокефальной православной Церкви в США "митрополита" Мстислава (Скрипника), который не находится в евхаристическом и каноническом общении с Православными Церквами из-за своего неканонического происхождения...

По имевшем суждении Священный Синод считает, что тяжким грехом и духовным падением епископа Иоанна, бывшего Житомирского, является то, что он через самочинное "сборище" и заявление о своем отходе от Матери-Церкви учинил раскол, "иной алтарь водрузив" (31-е апостольское правило). Этим он повредил не только своей душе, но отторгает от Церкви и увлекает за собой иных неустойчивых клириков и мирян. Такой грех, если он останется нераскаянным, по учению святых отцов Церкви, не омывается даже мученической кровью.

Постановили: 1. Исходя из всего вышеописанного и на Основании 15-го правила Константинопольского Двукратного Собора... Святой Собор определил такового лишить всякого священства, Священный Синод... вынужден заявить о лишении епископа Иоанна священного сана и монашества... Впредь именовать его Василием Николаевичем Боднарчуком. Все священнодействия, совершаемые им после настоящего определения, считать недействительными, хиротонии безблагодатными, церковные распоряжения незаконными...

ЖМП. /990. № 2. С. 4- 337 Постановление Всеукраинского православного собора (25.6.1992) Мы уже сообщали на страницах "Русской мысли" о том, как разыгрывалась последняя церковная драма между Россией и Украиной. Мы писали о том, как на Архиерейском соборе Русской Православной Церкви митрополит Киевский Филарет дал торжественное обещание "перед крестом и Евангелием" уйти со своего поста главы Украинской Православной Церкви. Тогда еще Московская Патриархия предоставляла ему иную епископскую кафедру – он должен был только оставить Киевскую митрополичью кафедру. Мы публиковали дальнейшие постановления в этой связи московского Архиерейского собора, сначала увещевающие, затем все более суровые.

В № 3934 "РМ" было опубликовано коммюнике Отдела внешних сношений Московского Патриархата, сообщающее о решении Архиерейского собора "лишить митрополита Филарета всех степеней священства и всех прав, связанных с пребыванием в клире". Публиковали мы также комментарии к возникавшей ситуации, в частности, нашего постоянного московского сотрудника Александра Нежного, который неуклонно высказывал сомнение в готовности митрополита Филарета подчиниться решениям Архиерейского собора. Александр Нежный оказался прав. 25 июня в Киеве состоялось собрание церковнослужителей, присвоившее себе название "Всеукраинского православного собора". Мы публикуем здесь текст заключительного документа, одобренного этим собором.

Инициатива проведения собора, согласно газете "Известия", принадлежала "деятелям двух конфессий" (так в тексте) и новосозданной "Общественной организации в защиту украинского православия".

По воле Божьей, созванный в Киеве Всеукраинский православный собор, руководствуясь стремлением народа Украины, который завоевал и утверждает свою самостийную державу, осуществляя устремления верующих к восстановлению независимости украинского православия, в этот сложный и ответственный момент в истории Украины постановил:

1. Объединить Украинскую Православную Церковь (УПЦ) и Украинскую автокефальную Православную Церковь (УАПЦ) в единую Украинскую Православную Церковь – Киевский Патриархат.

2. Украинская Православная Церковь – Киевский Патриархат является правопреемницей УПЦ и УАПЦ, всех договоров и соглашений, заключенных ими до нынешнего дня, и всех ее средств, имущества – движимого и недвижимого, включая храмы, монастыри, учебные заведения и другое. Все банковские счета УПЦ и УАПЦ становятся счетами Украинской Православной Церкви – Киевского Патриархата.

3. До принятия нового устава Украинской Православной Церкви – Киевского Патриархата руководствоваться уставом УАПЦ, использовать печать и штамп УПЦ и УАПЦ.

4. Собор заявляет, что главой Украинской Православной Церкви – Киевского Патриархата считает Патриарха Мстислава.

5. В связи с неотложной необходимостью укрепления руководства Украинской Православной Церкви – Киевского Патриархата, учитывая пребывание Патриарха Мстислава за пределами Украины, а также его возраст – 94 года, что осложняет руководство Церковью, ввести должность заместителя Патриарха Киевского патриаршего престола.

6. Утвердить заместителем Патриарха блаженнейшего Филарета, митрополита Киевского и всея Украины.

7. Утвердить управляющим делами Киевской Патриархии митрополита Переяславского и Всечеславского Антония.

8. Образовать Священный Синод Украинской Православной Церкви в составе:

митрополит Филарет, митрополит Антоний, архиепископ Роман, епископ Иаков, епископ Петр.

9. Создать высшую церковную Раду, РМ. 3.7.1992. № в) Украинская Православная Церковь – Московский Патриархат В октябре 1990 года Архиерейский Собор РПЦ принял решение предоставить украинскому Экзархату РПЦ статус административно независимой Церкви и именовать ее – "Украинская Православная Церковь" под омофором Московской Патриархии. Причиной для этого решения стал тот факт, что многие миряне РПЦ, особенно в Западной Украине, либо перешли к униатам, либо в процессе национального возрождения начали переходить в автокефальную Церковь, придавшую себе национальный вид. Глава УПЦ, бывший Экзарх митрополит Киевский Филарет, до 1990 года, то есть в течение 24 лет, проводил московскую, значит русскую, а не украинскую, церковную политику. Авторитарное назначение главы Украинской Православной Церкви поставило под сомнение искренность заявлений Московской Патриархии о том, что в своих епархиях на Украине она намерена допустить свободное развитие, соответствующее украинским интересам.

Еще более сомнительное впечатление складывается и оттого, что Московское церковное управление во главе этой Церкви поставило человека, соединяющего в себе все отрицательные качества епископа советского времени: коррупцию, сотрудничество с КГБ и недуховный образ жизни.

Поэтому нет ничего удивительного в том, что новый более свободный статус бывшего украинского Экзархата РПЦ не остановил переход национально мыслящих украинских православных в другие украинские Церкви.

Еще в июне 1992 году Архиерейский Собор УПЦ избрал новым первоиерархом, митрополитом Киевским и всея Украины, митрополита Ростовского и Черкасского Владимира (Сабодана, род. 1935 на Украине) – это тот иерарх, который на Поместном Соборе 1990 года, будучи одним из кандидатов на избрание новым патриархом, собрал немногим менее голосов (143), чем митрополит Ленинградский и Новгородский Алексий (161) – будущий Патриарх. Некоторые иерархи новых неканонических церковных образований на Украине внимательно наблюдают за медленным, но, кажется, настойчивым и упорным стремлением УПЦ к получению полной канонической независимости от Матери-Церкви. Автокефалия этой Цер кви, предоставление которой ждут от РПЦ, могла бы успокоить и нормализовать церковное положение на всей, и особенно на Западной, Украине.

Хотя так называемую УПЦ Киевского Патриархата, с бывшим митрополитом Филаретом (Денисенко) как закулисным руководителем, поддерживает украинский президент Леонид Кравчук, УПЦ – Московский Патриархат (более 5000 приходов) гораздо значительнее Киевского Патриархата (на всей Украине до 2000 приходов – данные 1994 года).

338 [Из документов Архиерейского Собора Русской Православной Церкви.

Предоставление независимости Украинской Православной Церкви] (25-27.10.1990) Определение об Украинской Православной Церкви Архиерейский Собор под председательством Святейшего Патриарха Московского и всея Руси Алексия в составе 91 иерарха (6 отсутствовали по болезни) рассмотрел и всесторонне обсудил Обращение Украинской Православной Церкви о предоставлении ей независимости и самостоятельности в управлении...

Тщательно изучив и всесторонне обсудив просьбу Синода и епископата Украинской Православной Церкви, Архиерейский Собор определяет:

1. Украинской Православной Церкви предоставляется независимость и самостоятельность в ее управлении.

2. В связи с этим наименование "Украинский Экзархат" упраздняется.

3. Предстоятель Украинской Православной Церкви избирается украинским епископатом и благословляется Святейшим Патриархом Московским и всея Руси.

4. Предстоятель Украинской Православной Церкви носит титул "Митрополит Киевский и всея Украины".

5. Митрополиту Киевскому и всея Украины в пределах Украинской Православной Церкви усвояется титул "Блаженнейший".

6. Митрополит Киевский и всея Украины имеет право ношения двух панагий и предношение креста во время богослужения.

7. Синод Украинской Православной Церкви избирает и поставляет правящих и викарных архиереев, учреждает и упраздняет, епархии в пределах Украины.

8. Митрополит Киевский и всея Украины, как предстоятель Украинской Православной Церкви, является постоянным членом Священного Синода Русской Православной Церкви...

ЖМП. 1991. №2.0. 339 Грамота Алексия II, Патриарха Московского и всея Руси митрополиту Киевскому и всея Украины Филарету (27.10.1990) Мы, смиренный Алексий Второй, Божиею милостию Патриарх Московский и всея Руси, купно со всеми Преосвященными архиереями Русской Православной Церкви – Московского Патриархата, собравшимися на Архиерейский Собор 25-27 октября 1990 года в Свято-Даниловом монастыре в богоспасаемом граде Москве, руководствуясь стремлением иметь благословенный мир, богозаветную любовь Христову и братское единение в общем делании на ниве Божией со всей Полнотой Украинской Православной Церкви во внимание к желанию и ходатайству ея Преосвященных архипастырей, собравшихся 9 июля 1990 года в богоспасаемом граде Киеве для обсуждения и решения Их церковной жизни на началах независимости и самостоятельности – благословляем через настоящую Грамоту нашу силою Всесвятого и Животворящего Духа быть отныне Православной Украинской Церкви независимой и самостоятельной в своем управлении, а Вам, единогласно избранному 9 июля 1990 года епископатом Украинской Православной Церкви, ее Предстоятелем. Мы уповаем, что Украинская Православная Церковь будет управляться согласно Божественным и священным канонам и унаследованным от святых отцов обычаям Кафолической Православной Церкви и определениям сего Архиерейского Собора. Мы единым сердцем и едиными устами молим Пастыреначапь-ника Господа о ниспослании небесной помощи и благословения Святой Православной Украинской Церкви.

Украинская Православная Церковь, соединенная через нашу Русскую Православную Церковь с Единой Святой Соборной и Апостольской Церковью, без соборного решения всей Православной Кафолической Полноты да не изменяет у себя ничего, что касается догматов веры и святых канонов...

Подписано в граде Москве 1990 года, октября 27-го дня.

Алексий, Патриарх Московский и всея Руси.

ЖМП. 1991. №2. С. 340 Первый Собор Украинской Православной Церкви (22-23.11.1990) 22-23 ноября 1990 года состоялся Собор Украинской Православной Церкви. На первом в наши дни православном форуме Украины присутствовали правящие архиереи всех двадцати епархий республики, представители духовных школ, мужских и женских монастырей, Киево-Печерской и Почаевской Лавр, клирики и миряне.

Первый Собор Украинской Православной Церкви созван по решению Синода Украинской Православной Церкви в связи с предоставлением ей статуса независимой и самостоятельной в управлении.

На открытии Собора с приветственным словом к делегатам обратился митрополит Киевский и всея Украины Филарет. Его высокопреосвященство, в частности, сказал, что наша Церковь сейчас, в условиях расширенной демократии, получила большие возможности для своего служения, для проповедования нравственных основ человеческого общежития, для духовного просвещения людей. Так, на Украине за последние два года открылось около трех тысяч приходов, несколько мужских и женских монастырей, Киевская духовная семинария, духовные училища.

В связи с принятием нового Закона СССР "О свободе совести и религиозных организациях" Церковь получила широкую возможность для своей просветительской деятельности, для создания воскресных школ, выступления в средствах массовой информации, для активного занятия благотворительной и миротворческой деятельностью.

Сегодня наше общество раздирают политические распри, экономические неурядицы, все ниже и ниже приходится "опускать планку" нравственности. И поэтому именно сейчас оно особенно нуждается в деятельной помощи Церкви, ожидает ее вклада в поднятие духовно-нравственных основ жизни.

Да и в самой нашей церковной жизни появилось немало проблем. Недобрые силы расшатывают церковный корабль: Церковь на части разрывают то униаты, то раскольники-автоке-фалисты. Деструктивные силы преследуют нецерковные цели, они далеки от заботы о спасении человеческих душ, главное для них – это решение своих политических задач. И такая напряженная обстановка еще в большей мере побуждает нас, верующих, быть сплоченнее. Нам ни в коем случае нельзя отмежевываться друг от друга в церковно-национальных квартирах, потому что в этом случае, разделенные на части, мы будем страдать еще мучительнее.

Поэтому главным призывом первого Собора Украинской Православной Церкви стали слова об объединении и сплочении нас, стада Христова, в лоне единой Матери-Церкви...

ЖМП. 1991. N84.0. 341 О положении общин Украинской Православной Церкви в Ивано Франковске и Тернополе (декабрь 1990) В исключительно тяжелом положении оказались общины Украинской Православной Церкви в двух областных центрах Западной Украины. В настоящее время в Ивано-Франковске и Тернополе в распоряжении Украинской Православной Церкви нет ни одного храмового здания. Богослужения проводятся в небольших комнатах в зданиях епархиальных управлений. Вследствие предельной тесноты (иногда на богослужения собираются сотни людей) многие из молящихся, особенно пожилые, теряют сознание... Все попытки православного духовенства и мирян изменить создавшуюся ситуацию пока не дали результата.

В Ивано-Франковске к началу 1990 года в распоряжении Украинской Православной Церкви было 7 храмов. В марте-апреле прошедшего года городскими властями произведено распределение имеющихся церковных зданий между православными и греко-католиками. Большинство храмов передано Украинской греко-католической Церкви, православной общине выделена церковь Покрова Божией Матери. Однако обстановка продолжала обостряться – к лету Покровский храм был захвачен автокефалистами и Украинская Православная Церковь полностью лишилась приходов в Ивано-Франковске. Многомесячные обращения представителей Украинской Православной Церкви во главе с архиепископом Ивано-Франковским и Коломыйским Феодосием в горисполком остались безрезультатными... В лучшем случае общине Украинской Православной Церкви, насчитывающей тысячи верующих (по мнению Владыки Феодосия, паства Украинской Православной Церкви составляет не менее четверти 240-тысячного населения города), предлагались здания, не предназначенные для совершения богослужений... Недовольство православных верующих вылилось в ряд голодо вок...

ЖМП. 1991. № 4. С. 6- 24. Русская Православная Зарубежная Церковь. Свободная Русская Православная Церковь Зарубежная Церковь всегда заявляла, что Катакомбная Церковь является для нее базой в Советском Союзе. Вообще-то говоря, это было не совсем так, но с частью Катакомбной Церкви она поддерживала контакты и в случае необходимости помогала рукополагать епископов. Так, в 1982 году Зарубежной Церковью хиротонисан во епископа архимандрит Варнава (Прокофьев) (ныне епископ Каннский, викарий епископа Западноевропейской епархии Зарубежной Церкви). В случае возникновения потребности у Катакомбной Церкви епископ Варнава должен был приезжать в СССР и для канонического порядка сослужить при хиротонии.

Естественно, что рукоположенные Зарубежной Церковью епископы заявили о себе, лишь когда это стало возможно – в конце 80-х годов. Таков был случай с катакомбным иеромонахом Лазарем (Журбенко), рукоположенным во епископа еще в 1982 году при участии епископа Варнавы. Архиерейский Синод Зарубежной Церкви назначил позже тайного епископа Лазаря "Экзархом Архиерейского Синода РПЦ на территории СССР".

30 августа 1990 года московский священник Константин Васильев написал письмо своему Преосвященному, митрополиту Крутицкому и Коломенскому Ювеналию (Пояркову), в котором сообщил ему "о выходе [своей] общины из юрисдикции Московской Патриархии, как Истинной Православной Церкви, находящейся в катакомбах после кончины Святейшего Патриарха Московского и всея Руси Тихона" (Док. 348) и подписался- епископ Истинной Православной Церкви (ИПЦ) Московский и Каширский Лазарь. С такими переходами в иную юрисдикцию во многих случаях были и до сих пор связаны споры о владении храмом, находившемся в пользовании перешедшего в Зарубежную Церковь прихода.

Впрочем, этот "епископ Лазарь Московский и Каширский" больше не епископ. Он принимал новые и все более фантастичные титулы, например "митрополит Московский, Тамбовский и Сибирский". Само собой разумеется, что Зарубежная Церковь удалила этого сумасшедшего из рядов своих иерархов.

В феврале 1991 года в Брюсселе была совершена необычная, по крайней мере до тех пор, хиротония приходского священника из Суздаля, архимандрита Валентина (Русанцова) во епископа Зарубежной Церкви. Богослужение возглавлял архиепископ Женевский и Западноевропейский Антоний (Бартошевич), сослужили ему архиепископ Берлинский и Германский Марк (доктор Михаил Арндт), епископ Каннский Варнава (Прокофьев) и епископ Григорий (граф Граббе), бывший Вашингтонский. Архимандрит Валентин перешел с частью своего прихода под омофор Зарубежной Церкви еще в 1990 году. В соответствующем сообщении Вестника Германской епархии РПЗЦ (Док. 353) говорится, что архимандрит Валентин на протяжении своего долгого монашеского пути был связан с Катакомбной Церковью. Судя по событиям, приведшим в свое время архимандрита Валентина к выходу из юрисдикции Московской Патриархии и широко осве щавшимся в печати "МН", № 7 и 20 за 1990 год;

"МЦВ" № 7 за 1990 год) и по петербургскому телевидению ("Пятое колесо"), – это утверждение сомнительно.

Подлинной причиной его перехода были, очевидно, плохие отношения с архиепископом Владимирским и Суздальским Валентином (Мищуком), который требовал от архимандрита докладов о контактах с иностранцами совсем как в коммунистические времена. Когда же архимандрит Валентин выдвинул свою кандидатуру в городской совет Суздаля вопреки воле своего епископа, тот решил перевести его в другой приход. Архимандрит Валентин при поддержке своего прихода отказался и после отчета перед Священным Синодом перешел в Зарубежную Церковь. Впоследствии Московская Патриархия пыталась исправить ошибки архиепископа тем, что перевела его в другую епархию. На тот факт, что поведение архимандрита Валентина было вызвано в определенной мере и его честолюбием, Зарубежная Церковь не должна была закрывать глаза. Немногим более года спустя Священный Синод в Нью-Йорке был вынужден уволить обоих епископов (архиепископа Лазаря и епископа Валентина) за штат.

Зарубежная Церковь, стремясь создать в России приходы и, следовательно, параллельную, и более того – конкурирующую, православную структуру на исторической территории Московской Патриархии, обосновывает свои действия тем, что имеет место "окончательно к настоящему времени парализованное, нераскаянное состояние иерархии и клира Московской Патриархии, отступивших от чистоты Православия" и вопрошает: "Создадим ли мы этим раскол в Церкви, как думают и говорят некоторые?.. Они очевидно забыли или не знают того, что раскол в Российской Церкви создан уже шестьдесят три года тому назад, митрополитом Сергием и его последователями... Мы получаем множество писем от верующих, исстрадавшихся без духовной пищи, в которых они умоляют нас дать им священников" (Док. 343). "...А когда к подчинению Церкви атеистам прибавилась...


и измена православному учению о единстве Церкви и вовлечение ее в Мировой Совет Церквей – наше разделение еще больше углубилось... С ними [еретиками], вопреки канонам, представители Московской Патриархии совершают совместные молитвы, называемые экуменическими..." (Док. 344).

Другой спорный момент в отношениях между двумя Церквами – это требование Зарубежной Церкви покаяния от Полноты РПЦ в "грехах Московской Патриархии". В письме тридцати московских священников Предстоятелю Зарубежной Церкви Митрополиту Виталию говорится, что большинству духовенства не в чем каяться (Док. 348). Но такой ответ не может удовлетворить Зарубежную Церковь – и вообще Церкви на Западе. Зарубежная Церковь обвиняет Московский Патриархат в том, что некоторые иерархи, которые при советской власти сотрудничали с КГБ и приносили вред Церкви, пока не осовобождены – даже временно – от своих архиерейских должностей до выяснения обстоятельств.

Создается впечатление, что эти скомпрометировавшие себя иерархи так и не будут привлечены к ответственности.

Нужно время, чтобы обе стороны смогли проникнуться доверием друг к другу. На конгрессе соотечественников в Москве, проходившем 19–31 августа 1991 года, была сделана попытка начать диалог (Док. 340) созданием группы, содействующей встрече делегаций Московской Патриархии и РПЗЦ. Эта группа состояла из протопресвитера Александра Киселева (Зарубежная Церковь, теперь Православная Церковь в Америке);

протоиерея Димитрия Григорьева (Православная Церковь в Америке);

иподиакона Глеба Рара (Зарубежная Церковь);

Юрия Капустина (Московский Патриархат);

Григория Трапезникова (по национальности грека – Московский Патриархат).

Создание приходов Зарубежной Церкви в бывшем СССР, соответственно в России, еще больше усложнило и без того трудные отношения между Московской Патриархией и Зарубежной Церковью.

342 [Интервью архиепископа Кирилла "Журналу Московской Патриархии"] (первая половина 1990) Газета "Литературная Россия" в № 1 за 1990 год сообщила о возникновении в Москве "общины Русской зарубежной ("Карловацкой") Церкви". Эта община якобы имеет своего священника, совершает богослужения и просит официальной регистрации. Среди интеллигенции раздаются пожелания открыть в СССР карловацкое подворье. Не могли бы Вы прокомментировать эти факты с канонической, исторической, политической точек зрения? Что Вы намерены предпринять в направлении установления диалога между Московским Патриархатом и Русской зарубежной Церковью?

– Болью в сердце каждого сознательного члена нашей Церкви отзывается послереволюционное разделение, под которым нет богословского и даже, строго говоря, канонического основания. Главные причины – политическая реальность и те различные ответы на нее, которые исходили от иерархов, оставшихся здесь и уехавших туда. Я не сторонник того, чтобы строго судить наших отцов ни по одну, ни по другую сторону политической границы. Время от времени у одних появляется желание чернить представителей нашей эмиграции, у других – иерархов, которые остались на родине. Я считаю безнравственным судить тех, кто не может нам ответить, судить с высоты минувших десятилетий и из ситуации, радикально отличной от той, что вызвала разногласия. Миссия нашего поколения должна заключаться в том, чтобы исцелить этот конфликт, ликвидировать раскол в Русской Церкви.

Именно поэтому я сдержанно отношусь к идее создания приходов Русской зарубежной Церкви на территории Советского Союза, пока сохраняется между нами разжигание. Такие приходы, не желая того, могут явиться причиной для углубления раскола. Я убежден что иерархия зарубежной Церкви вне зависимости от ее отношения к иерархам Русской;

Церкви Московского Патриархата не желает новых разделении, могших ослабить православное свидетельство в нашей стране, прошедшей через период судьбоносных перемен.

...В отношении зарубежной Церкви есть пример история, происшедшая нынешней зимой в Суздале. Случился конфликт канонического порядка между епископом и священником. И что же: от группы мирян из Суздаля идет телеграмма в Синод;

если не переведете архиерея, мы уйдем в зарубежную Церковь...

Глубоко убежден, что общей целью как Московского Патриархата, так и зарубежной Церкви является укрепление Православия на нашей многострадальной земле. Время раздоров и пререканий прошло. Нужно всем верным чадам Церкви трудиться сообща, не углубляя, а преодолевая разногласия. И, говоря так, я имею в виду не только зарубежную Церковь, но и всех, кто борется друг с другом здесь, внутри нашей Церкви "правых" и "левых", "формалов" и "неформалов", мирян и духовенство, молодых и пожилых.

С точки зрения Московского Патриархата, нет никаких проблем в установлении официальных контактов между Русской Православной и Русской зарубежной Церквами, и мы ничем не обуславливаем установление этих контактов. Со стороны наших зарубежных братьев есть некоторые условия. Их можно было бы обсудить.

Думаю, что политическая ситуация в стране этому благоприятствует:: наше государство становится иным, меняются его взаимоотношения с Церковью, многое меняется и в самой Церкви...

ЖМП. 1990. № б С. 343 Послание Архиерейского Собора Русской Православной Церкви Заграницей (16.5.1990) Волею Божиею, часть единой Российской Церкви в 1920 году оказалась, в результате кровавой революции, за пределами родины, где тридцать четыре епископа, во главе с митрополитом Киевским Антонием, основали Русскую Православную Церковь Заграницей. Паствой нашей Церкви явились беженцы со всех концов России. Таким образом, наша Церковь существует семьдесят лет.

Теперь в нее влились многие инославние христиане, принявшие православную веру. В основание Зарубежной части Российской Церкви положены церковные каноны, определения Всероссийского Собора 1917–1918 годов и указ Святейшего Патриарха Тихона от 1920 года. Высшая власть принадлежит Собору Епископов, которые управляют Церковью самостоятельно. Но эта временная автономия не разодрала нешвенного хитона Тела Христова.

Русские пастыри и паства за границей всегда оставались неразрывной, духовно единой ветвью Матери-Церкви, распятой на кресте слугами антихриста, восставшими на Христа и Церковь Его. Вдали от родины, отрезанной от нас железным занавесом, мы жили величием мученического подвига верных сынов Церкви, переживали скорби Матери-Церкви, как свои, радуясь ее радостями и молясь горячо за страдальцев на родине...

Наши епископы являлись частью епископата Российской Церкви, никогда не отделяя себя от него. Они возносили за богослужениями имя Святейшего Патриарха Тихона до дня его кончины. Затем имя законного, в силу определения Собора 1917–1918 годов, Местоблюстителя Патриаршего Престола, митрополита Крутицкого Петра, несмотря на многолетнее его заключение, до смерти в ссылке...

В свою очередь и Святейший Патриарх и даже митрополит Сергий вначале считали нас своими, писали нам за границу.

И вот, митрополит Сергий, будучи только Заместителем Местоблюстителя, неожиданно превышает свою власть, нарушает единомыслие епископата, издает, без рассуждения всех и вопреки мнению подавляющего большинства иерархов, свою декларацию о единстве интересов Церкви и безбожного правительства.

Старейшие иерархи – митрополиты Петр и Кирилл Казанский – осудили этот акт и прервали общение с митрополитом Сергием.

Заграничная часть Российской Церкви последовала их примеру. Собор Архиереев (Окружное послание от 9 сентября 1927 года) постановил: "Свободная часть Российской Церкви прекращает административные сношения с Московской Церковной Властью (митрополитом Сергием и его Синодом), ввиду невоз можности нормальных сношений с нею и ввиду порабощения ее безбожной властью, лишающей ее свободы в своих волеизъявлениях и свободы канонического управления Церковью".

Таким образом, раскол в епископате Российской Церкви создал митрополит Сергий. Одни (большинство) пошли путем мученичества, другие – вынужденного соглашательства.

В первые же месяцы легализованного властями церковного управления, начались беспримерные расправы с несогласными, с большинством епископата.

Непреклонных дерзновенно, не имея на это никакого права, митрополит Сергий увольняет на покой, запрещает единолично в священнослужении, что дало властям основание для предания их суду, заключения в тюрьмы, лагеря и ссылки, где умирали они мучениками за Возлюбившего их.

Такая расправа с епископатом привела к почти полному уничтожению его.

Митрополиту Сергию пришлось восстанавливать заново иерархию. Последние, спасшиеся от разгрома, ушли в катакомбы, то есть нелегальное существование.

Несокрушимые катакомбные христиане, отрицающие полностью современную Московскую Патриархию, несмотря на страшные и беспощадные преследования, милостью Божиею, существуют во множестве и в наши дни, не имея, увы, единого Священноначалия.

Свободная Русская Церковь осталась духовно и благодатно с мучениками и исповедниками, прославляя их подвиг, видя в нем славу и победу Церкви, в мрачные и кровавые дни разгрома ее.

Бережно храня память о мучениках, желая подражать подвигу их (в не всегда легких условиях жизни за границей), Собор русских архиереев, сознавая долг свой перед Матерью-Церковью, поддержанный священнослужителями и верующими в России, сделал то, что не могли сделать на родине, прославил со святыми всех Новомучеников и Новых Исповедников, вверяя молитвам их судьбу Церкви и России...

Теперь, когда (бережно созданный) железный занавес начинает разрушаться, мы имеем возможность встречаться и непосредственно общаться с братьями и сестрами на родине и радоваться их непоколебимости и твердости в вере и любви ко Христу. Благодать Божия укрепляет их и посрамляет безбожников.


Верим и исповедуем то, что в храмах Московской Патриархии, в тех из них, в которых священник горячо верит и искренно молится, являясь не только "служителем культа", но и пастырем добрым, любящим своих овец, по вере приступающих, подается в таинствах спасительная благодать. Немногочисленны эти храмы на необъятных просторах Русской Земли.

Храмы катакомбных христиан, братьев наших, в которых совершают богослужения священники, сохранившие каноническую преемственность от принявших мученические венцы, истинных архипастырей Церкви, еще более малочисленны и недоступны широким массам верующих.

...Обращаются к нам священники и верующие из России с просьбой покрыть их омофором, дать им благодать. Пастырская совесть говорит нам, что мы не только можем, но и должны помочь им, испытывая каждый раз причины, побудившие их обратиться к нам. Однако приступаем мы к этому своему новому служению с большой осторожностью, возлагая надежду на помощь Божию, ибо невозможное человеку возможно Богу. Не знаем мы еще насколько демократизировалась советская власть и насколько реальна перестройка.

Мы же, со своей стороны, готовы протянуть руку нуждающимся в нашей помощи, если благословит Бог.

Создадим ли мы этим раскол в Церкви, как думают и говорят некоторые?.. Они, очевидно, забыли или не знают того, что раскол в Российской Церкви создан уже шестьдесят три года тому назад, митрополитом Сергием и его последователями.

Страшные последствия декларации Московская Патриархия не изжила и в наши дни, потеряв внутреннюю свободу Церкви, грубо нарушая 30-е апостольское правило и продолжая оставаться на пагубном пути даже теперь, когда во всех слоях общества освобождаются от грехов, лжи и лицемерия прежних десятилетий.

В свое время в церковное управление Московской Патриархии влились бывшие обновленцы, они внесли модернизм и чрезмерное увлечение экуменизмом.

Стоит перед нами и следующий вопрос: может ли иерархия Русской Православной Церкви Заграницей иметь своих епископов в России, на русской земле? Мы думаем и верим, что не только может, но и должна. Ведь русская земля не является для русских епископов территорией чужой автокефальной Церкви. Огромны просторы России, в которых миллионы верующих остаются без священников, без благодатного окормления. Мы получаем множество писем от верующих, исстрадавшихся без духовной пищи, в которых они умоляют нас дать им священников. Подобно нищему, они просят дать им хлеба духовного и, можем ли мы в их протянутые к нам руки положить камень безразличия и равнодушия? Да не будет! Наш долг сделать все возможное, чтобы удовлетворить их духовный голод.

Московская Патриархия, очевидно, не может сделать этого и потому не имеет права воспрепятствовать нам.

Никто не знает, что ждет еще нашу родину, какие перемены произойдут в ближайшее время в ее жизни. Пока открыта только щель, возможно временно, и мы должны воспользоваться ею, а остальное в руках Божиих, ибо Бог наш – Бог, творящий чудеса. Да будет Его святая воля.

Председатель Архиерейского Собора Митрополит Виталий. 3/16 мая 1990г.

Вестник Германской епархии РПЦ Заграницей.

1990. № 4. С. 1- 344 Послание Архиерейского Синода РПЦ Заграницей (27.7.1990) Нет сомнения, что в России в наше время происходят крупные перемены внешнего порядка, повлекшие за собой духовное раскрепощение народа. Однако это раскрепощение до сих пор не охватило иерархии официальной Церкви. Об этом снова свидетельствует как созыв, так и деяния собора Московской Патриархии, созванного для избрания нового ее председателя. В преддверии этого события мы читали сообщения прессы о якобы коренном изменении положения Православной Церкви в России при новой политике и так называемой "перестройке". Мы не знали, можно ли надеяться на то, что на предстоящем соборе проявятся новые здоровые церковные силы, способные заменить архиереев, опорочивших себя со трудничеством с безбожной властью.

Многие верующие начали думать, что коренная перемена уже наступила.

Некоторые выражения в начале послания собора Московской Патриархии как будто могли нас в этом обнадежить. "Церковь наша и весь народ, – говорится в нем, – вступили в эпоху больших перемен, отмеченную новыми возможностями и новой ответственностью". Послание справедливо говорит: "И ныне, как может быть никогда раньше, нам необходимо критически осмыслить свое прошлое и свое нынешнее состояние, осудить в себе не только те внутренние болезни, которые порождались стесненными внешними условиями церковного бытия, но и то, что происходило в нашей слабости и несовершенстве, дабы всем нам "ходить в обновленной жизни" (Рим. 6, 4).

Однако далее послание не останавливается на сути упомянутых в нем "внутренних болезней", ничего "критически не осмысливает". Говоря об отношении к Русской Зарубежной Церкви, послание ставит его только в плоскость "раздора" и, потому, возможного примирения, умалчивая ю подлинных глубоких принципиальных причинах нашего разделения. "Мы ничего так горячо не желаем и не желали, как примирения с нашими братьями и сестрами", – говорится в послании.

Христианам легко "мириться", когда вопрос касается только области личных обид, устраняемых взаимной любовью и взаимной просьбой о прощении. Но как сказать "Христос среди нас", когда с одной стороны – дорогая сердцу Истина, составляющая основу жизни Церкви Христовой, а с другой – чуждая ей ложь?

Мы вынуждены напомнить, что путь Московской Патриархии, внесшей эту ложь, обозначен с 1927 года митрополитом, впоследствии патриархом, Сергием, когда он, ради сохранения внешней церковной организации, провозгласил, что радости и скорби враждебной Церкви власти являются также радостями и скорбями возглавленной.им Церкви. Не согласившиеся с этой кощунственной ложью митрополиты Петр и Кирилл вместе с их бесчисленными последователями вошли в украшающий Русскую Церковь лик мучеников и исповедников.

Тогдашний возглавитель зарубежной части Русской Церкви, Блаженнейший митрополит Киевский Антоний, с великой скорбью обличил новый путь митрополита Сергия как путь лжи. Шестого мая 1933 года митрополит Антоний писал ему: "Умоляю Вас, как бывшего ученика и друга своего: освободитесь от этого соблазна, отрекитесь во всеуслышание от всей этой лжи, которую вложили в Ваши уста Тучков и другие враги Церкви, не остановитесь перед вероятными мучениями. Если сподобитесь мученического венца, то Церковь земная и небесная сольются в прославлении Вашего мужества и укрепившего Вас Господа, а если останетесь на том просторном пути, ведущем в погибель (Мф.7.13), на котором стоите ныне, то он бесславно приведет Вас на дно адово, и Церковь до конца своего земного существования не забудет Вашего предательства".

Однако возглавляемая митрополитом Антонием иерархия тогда ничего не могла делать, кроме такого обличения ложности пути митрополита Сергия и его последователей, а также открытия всему миру истинных сведений о преследовании веры в России. Епископов, независимых от атеистических правителей, там на свободе уже не было. Декларация митрополита Сергия положила начало расколу между Московской Патриархией и сохранившими свою внутреннюю свободу частями Русской Православной Церкви в России и за ее пределами. Став на этот путь, Московская Патриархия попала в полную зависимость от безбожной власти.

Ее иерархи стали послушными орудиями гонителей Церкви...

В докладе Фурова дается оценка степени надежности разных членов епископата с коммунистической точки зрения. На первое место он поставил патриарха Пимена, а на втором – ныне избранного патриархом митрополита Алексия. Его Фуров в своем доклада относит к группе иерархов, которые "доказали свою лояльность не на словах, но и на деле" и, "соблюдая законы о религиозных обрядах, наставляют настоятелей приходов и прихожан в том же духе. Они знают о правительственной линии не расширять религию и роль Церкви в обществе и поэтому не стремятся распространять влияние религии на народ".

Такой человек, что бы он ни писал в изменившихся условиях, не может заслуживать доверия паствы. И когда он старается заклеймить нас именем "раскольников", когда старается приписать нам якобы нарушение данной при хиротонии присяги верности Московскому священноначалию, – мы прежде всего должны напомнить ему, что в нашей среде нет ни одного, давшего такую клятву на верность нынешней Московской Патриархии...

А когда к подчинению Церкви атеистам прибавилась, ради советской политики, и измена православному учению о единстве Церкви и вовлечение ее в Мировой Совет Церквей, – наше разделение еще больше углубилось. Московская Патриархия оказалась вовлеченной в новую для истории Церкви ересь, отрицающую учение Символа Веры, святых апостолов и Вселенских Соборов о том, что на земле Спасителем основана только одна истинная Церковь (Еф.5,5).

Вне ее остаются разнообразные еретики и различные религии. С ними, вопреки канонам, представители Московской Патриархии совершают совместные молитвы, называемые "экуменическими".

Нас разделяет также вопрос о новомучениках, чей подвиг, и даже самый факт гонений, Московская Патриархия отрицала в течение многих лет.

Если новоизбранный патриарх действительно желает объединения с нами, то пусть он отречется от принципов, внесенных в 1927 году митрополитом Сергием, пусть покажет, что действительно теперь освобождается от указаний уполномоченных гражданских властей, что заботится о православном просвещении с верностью святоотеческому учению о единстве Церкви и борьбе с растущей в России пропагандой безнравственности...

Вопреки демагогическим высказываниям нового председателя Московской Патриархии, мы, архиереи Русской Православной Церкви Заграницей, не стремились к созданию своих приходов на территории России. Однако, мы не смеем не внять воплю верующего народа, обращающегося к нам с просьбой принять их в законное церковное общение...

Ввиду продолжающегося рабского подчинения Московской Патриархии безбожной власти, попрания канонических и догматических основ Православной Церкви и нежелания покориться Истине и желаниям и чаяниям верующих Российской Церкви, мы не находим для себя возможности признать назначение нового главы Московской патриархии соборным волеизъявлением Русской Церкви.

Он и покорно "избравшие" его иерархи привыкли не столько заботиться о распространении и укреплении веры, сколько о послушании уполномоченным атеистических гражданских властей.

Сознавая свою собственную немощь, мы призываем всех, кому дорога судьба нашей Церкви, к очищению себя от всякого греха, лжи и лукавства,чтобы нам на деле, а не только лишь на словах начать ходить "во обновлении жития", помня о том, что дело Божие нельзя делать недостойными средствами. В этом да поможет нам Господь по молитвам святых новомучеников и всех святых в земле Российской просиявших.

Митрополит Виталий (и еще семь иерархов).

Копия оригинала в архиве В2М.

345 Воззвание Архиерейского Собора к архипастырям, пастырям и всем верным чадам Русской Православной Церкви [об отношениях с Русской Зарубежной Церковью] (25-27.10.1990) Возлюбленные о Господе Преосвященные архипастыри, боголюбивые пастыри и все верные чада Русской Православной Церкви!

Печальное событие, поставившее под угрозу мир в нашей Церкви и ее единство, побуждет нас обратиться к вам с настоящим воззванием.

Не имеющая признания всей Православной Полноты в силу своей антиканоничности, группа епископов, именующая себя Архиерейским Собором Русской Православной Церкви за границей, десятилетиями вносившая раздоры среди наших православных соотечественников, в рассеянии сущих, посеяла теперь церковную смуту уже на территории нашей страны. Собравшись в канадском городе Мансонвилле, указанный Архиерейский Собор принял два документа:

"Положение о приходах свободной Российской Православной Церкви" (2/15 мая 1990 года) и "Послание Архиерейского Собора Русской Православной Церкви Заграницей. Верным пастырям и возлюбленной пастве нашей" (3/16 мая 1990 года) [см. Док. 344], значительно усиливающие и без того фактически существующее разделение между ними и нашей возлюбленной Матерью – Русской Православной Церковью. Призывая ее пастырей и паству перейти под их окормление и объявляя о своем намерении поставить на канонической территории Московского Патриархата в нашей стране свою иерархию, они как на причину такого произвола указывают на "окончательно к настоящему времени парализованное, нераскаянное состояние иерархии и клира Московской Патриархии, отступивших от чистоты Православия".

Позже в дополнение к указанным документам Архиерейский Синод Русской Зарубежной Церкви обратился с посланием "К верным чадам Русской Православной Церкви, в Отечестве и в рассеянии сущим", в котором, повторяя прежние обвинения в адрес Священноначалия Московского Патриархата, заявляет о своем неприятии решений Поместного Собора, проходившего в Троице Сергиевой Лавре в июне 1990 года. Так, они отказываются признавать выборы нового Всероссийского Патриарха в качестве "соборного волеизъявления Русской Церкви" и вообще намекают, что в своих деяниях Собор не был внутренне свободен. Но если весь мир был свидетелем как острых дискуссий в ходе соборных заседаний, так и напряженного в несколько туров при тайном голосовании процесса выдвижения кандидатов в Патриархи и избрания Предстоятеля Русской Православной Церкви, то, спрашивается, что же тогда свобода и соборность? При этом авторы послания не гнушаются и выпадов личного характера против новоизбранного Святейшего Патриарха, основанных на источниках, которые, с церковной точки зрения, не могут заслуживать доверия...

Обращаясь к появившимся в нашей стране своим последователям, иерархи Русской Зарубежной Церкви предписывают им "не вступать в евхаристическое общение с Московской Патриархией", пока последняя не отречется от Декларации митрополита Сергия и не отстранит от церковного управления иерархов, которым они вменяют в вину "антиканонические и аморальные поступки"...

Как видим, главным пунктом обвинения в адрес иерархии и клира Московского Патриархата выдвигается их связь с Декларацией митрополита Сергия, принятой в 1927 году.

По этому поводу мы заявляем, что, отдавая дань глубокого уважения памяти Патриарха Сергия и с благодарностью вспоминая его борьбу за выживание нашей Церкви в тяжелые для нее годы гонений, мы, тем не менее, вовсе не считаем себя связанными его Декларацией 1927 года, сохраняющей для нас значение памятника той трагической в истории нашего Отечества эпохи...

Декларация не появилась "неожиданно". Первый ее вариант, получивший известность, в частности, благодаря зарубежным публикациям, стал предметом достаточно широкого обсуждения. Что же касается ее варианта, опубликованного в "Известиях" в июле 1927 года, то он, будучи принят Временным Патриаршим Священным Синодом, готовился также не один месяц, и эти приготовления не являлись секретом. Мы вовсе не намерены идеализировать этот документ, сознавая и его вынужденный характер, и вообще относительную ценность подобных заявлений. Однако со всей определенностью мы обязаны подчеркнуть, что Декларация 1927 года не содержит ничего такого, что было бы противно слову Божию, содержало бы ересь и, таким образом, давало бы повод к отходу от принявшего его органа церковного управления...

При этом недобросовестным измышлением является попытка обвинить митрополита Сергия в том, что он дал повод развернуть репрессии со стороны режима в отношении несогласных с ним епископата и клира. Общеизвестно, что духовенство Русской Православной Церкви подвергалось репрессиям вовсе не по приговору гласного суда, а в так называемом административном порядке и до Декларации 1927 года. Собственно, уже с начала 1918 года на русское православное духовенство и активных мирян обрушился самый неприкрытый тер рор именно за их принадлежность к Церкви, который затем по временам то ослабевал, то усиливался, оставив нам память о многочисленных мучениках и исповедниках. Что же касается последующих беззаконий режима в отношении епископов, клириков и активных мирян, наибольший размах которых пришелся уже на 30-е годы, то его жертвами явились не только оппозиционеры митрополиту Сергию, но и в гораздо большем числе (в силу своего явного численного превосходства) его ревностные сторонники, включая подавляющее большинство членов Временного Патриаршего Священного Синода...

Нас обвиняют в "попрании памяти святых новомучеников и исповедников". И здесь мы совершенно определенно должны заявить, что в нашей Церкви никогда не прерывалось молитвенное поминовение страдальцев за Христа, преемниками которых довелось стать нашему епископату и клиру. Сейчас, чему весь мир свидетель, у нас разворачивается процесс их церковного прославления, который в соответствии с древнецерковной традицией должен быть избавлен от суетного политиканства, поставленного на службу меняющимся настроениям времени.

Среди других обвинений в адрес епископов и клириков Русской Православной Церкви, являющихся якобы достаточной причиной для разрыва с ними евхаристического общения, называются и "подобострастное служение безбожной власти", и "небрежение в распространении слова Божия", и "искажение таинств", и "подчинение мирским властям", и "отрыв от паствы", и "нравственная распущенность и сребролюбие", и "перемещение архиереев и священников"...

Теперь, оглядываясь уже на совсем недавнее прошлое, мы с благодарностью вспоминаем тех архипастырей и пастырей, которые также, несмотря на свои немощи и человеческие недостатки, несли крест своего служения с заботой о сегодняшнем дне нашей Церкви. И лишь болезни и кончина в расцвете сил иных из них служат пока свидетельством их тяжелой борьбы, которую им приходилось каждодневно вести за это. Однако при этом мы готовы смиренно признать: да, не все в нашей деятельности было безупречным, и мы готовы нести и уже приносим покаяние в своих прегрешениях и на путях возрождающейся соборности исправляем и будем исправлять имеющиеся недостатки в церковной жизни, связанные с ненормально-стями внешних условий прежнего бытия нашей Церкви...

Так называемый Архиерейский Собор также пытается обвинить нас в отступлении от Православия. С этой целью он вновь идет на обман, рассчитанный, очевидно, на крайнее невежество читателей своих документов. Так, Русской Православной Церкви вменяется в вину участие в деятельности Всемирного Совета Церквей, которому приписывается стремление создать некую "всемирную церковь, объединяющую все ереси и религии". Однако общеизвестно, что ВСЦ совершенно чужда подобная цель. Его задача состоит в содействии экуменическому сотрудничеству между христианскими Церквами, хранящими веру в Единого Бога, во Святей Троице славимого, и в Господа Иисуса Христа как в Единородного Сына Божия – Спасителя мира... Таким образом, участие в деятельности Всемирного Совета Церквей уже в течение нескольких десятилетий всех Поместных Православных Церквей дает им возможность свидетельствовать перед лицом остального христианского мира истинность хранимой ими веры как залога возможного будущего единства всех христиан. Никакой измены Православию здесь нет, а есть свидетельство о его спасительной красоте перед лицом всего христианского мира...

Авторы послания пишут: "Стоит перед нами и следующий вопрос: может ли иерархия Русской Православной Церкви за границей иметь своих епископов в России, на Русской земле? Мы думаем и верим, что не только может, но и должна".

Как на причину этого авторы послания указывают на "множество писем", поступающих к ним от верующих с Родины, просящих "дать им хлеба духовного".

"Московская Патриархия, очевидно, – пишут они, – не может сделать этого и потому не имеет права воспрепятствовать нам".



Pages:     | 1 |   ...   | 15 | 16 || 18 | 19 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.