авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 || 3 | 4 |   ...   | 11 |

«1 МИНИСТЕРСТО ТОРГОВЛИ И РАЗВИТИЯ ПРЕДПРИНИМАТЕЛЬСТВА ПЕРМСКОГО КРАЯ ПЕРМСКИЙ ОБЩЕСТВЕННЫЙ ФОНД КУЛЬТУРЫ «ЮРЯТИН» ПРОЕКТ ...»

-- [ Страница 2 ] --

Борьба Московского княжества за новгородские волости была частью борьбы за создание Русского централизованного государства. Приуральские земли были нужны ему для пополнения казны за счет сбора дани, для обороны своих северо-восточных границ и, позднее, как плацдарм для борьбы с Казанскими Сибирским ханствами 39. Таким образом, на первом этапе русской колонизации Урал был для русского государства источником стратегически важного экспортного товара – мехов, из Прикамья оно получало «серебро закамское» (очевидно, известное «сасанидское серебро», скопившееся на Урале в VI–VII вв. 40). Богатства Урала и Прикамья обеспечили монетное обращение, экономическое развитие русского государства, и в конечном итоге – освобождение от ордынского ига. Очевидно не случайно, что судьбоносное стояние на р. Угре в 1480 г. состоялось вскоре после присоединения Перми Великой (1451-1472 гг.).

После падения Казанского (1552 г.) и Астраханского (1556 г.) ханств резко уменьшилась военная опасность для прикамских земель. Появилась возможность и необходимость освоения земель по средней Каме и Чусовой. У государства в тот период не хватало средств для освоения присоединенных земель и Иван IV поддержал частную инициативу, что выразилось в ряде жалованных грамот на уральские земли членам клана Строгановых. Обращает на себя факт удивительного совпадения первой жалованной грамоты Ивана IV Строгановым (4 апреля 1558 г.) с началом Ливонской войны. 41 Вторая жалованная грамота (25 марта 1568 г.) последовала после того как переговоры с Литвой и Швецией о мире, начавшиеся в 1565 г., к октябрю 1567 г. зашли в тупик и Москва стала готовиться к возобновлению войны. На средства Строгановых Иван IV осуществлял активную внешнюю политику, пытаясь прорваться к Балтийскому морю.

Стремление найти постоянный источник пушнины, составлявшей в то время немалую долю приходной части бюджета страны и ценившейся на внешнем и внутреннем рынке, усиливало попытки русского правительства к продвижению границ государства на восток. Поэтому третья жалованная грамота Ивана IV Строгановым 30 мая 1574 г. закрепляла за ними земли по восточным склонам Урала, по р. Тоболу, его притокам и область «Тахчеев». Это были земли Сибирского ханства, властитель которого хан Едигер в 1555 г. признал русское подданство, но после переворота 1563 г. власть захватил Кучум, который не признавал старых договоров. Так что Иван IV руками Строгановых рассчитывал вернуть зауральские земли.

Так в последней четверти XVI в. Прикамье стало плацдармом для присоединения и колонизации Сибири. 1 сентября 1581 г.42 снаряженный Строгановыми отряд казачьего атамана Ермака Тимофеевича отправился в беспримерный поход в Западную Сибирь. Эти события хорошо известны. В итоге зауральские земли Строгановым не достались, государство предпочло осваивать богатства Сибири самостоятельно. Колонизация Азиатской части России разворачивалась по историческим меркам стремительно. Уже в 1648 г. С.И. Дежнев с Ф.А. Поповым проплыли от устья Колымы в Тихий океан, обогнул Чукотский полуостров, открыв пролив между Азией и Америкой. В течение XVII в. русская колонизация уперлась в океан, пушные богатства Сибири были истощены и правительство вынуждено было искать новую модель экономического развития, не зависящую от экспорта пушнины.

Начало созидания этой новой экономики положил Петр I. В 1701-1704 гг. было построено 8 металлургических заводов:

4 доменных, 1 молотовый, 1 медеплавильный, 2 сыродутных (не имевших доменных печей). После строительного затишья 1705-1710 гг. в 1711-1718 гг. основано 6 заводов: 1 доменный, 2 молотовых и 3 медеплавильных. Затем наступает мощный подъем промышленного строительства. С 1719 по 1725 г. было воздвигнуто 13 заводов: 4 железоделательных и медеплавильных. Из этого числа 7 заводов принадлежали казне, a 6 — частным лицам. С 1726 по 1737 г. основано заводов: 7 доменных, 9 молотовых, 12 медеплавильных и 1 сыродутный. Всего на Урале в первой половине XVIII в. было выстроено 63 металлургических завода.

Таким образом, был создан новый металлургический район, занявший ведущее положение в горной промышленности России. В 1750 г. Урал дал 1 млн. 424 тыс. пудов чугуна. В середине века Урал поставлял две трети общего количества производимого в. стране черного металла. Медеплавильные заводы Урала давали ежегодно 50 тыс. пудов металла — 90% общего производства в стране. Прикамская медь стала основой предпринятого Петром I перехода на медное монетное обращение, обеспечившее России, в которой развивалась «революция цен», огромные доходы от монетной регалии.

Себестоимость пуда меди составляла 6 руб. а монетная стопа доходила порой до 40 руб. из пуда меди. До третьей четверти XVIII в. успехи внешней и внутренней политики России во многом обеспечивались этими финансовыми ресурсами.

По производству металла Россия вышла на второе место в мире, уступая только Швеции. В 1751 г. Россия экспортировала 685 тыс. пудов железа. Одним из главных покупателей уральского железа стала Англия, промышленный переворот в которой был обеспечен уральским металлом. Экспорт составлял треть годового производства железа. Две трети продукции шло на внутренний рынок для удовлетворения государственных нужд и частного спроса. Развитие металлургической промышленности Урала в первой половине XVIII в. было проявлением подъема производительных сил страны. Оно обеспечило России видное место на мировом рынке и статус мировой державы43. И снова экономическое могущество страны обеспечивалось Уралом.

В конце XVIII в. горнозаводская промышленность Прикамья (как и всего Урала) вступила в полосу затяжного кризиса, из которого вышла только к началу XX в., благодаря «промышленной революции». Но до 30-х гг. XX в. уральский металлургический регион серьезно уступал южнорусскому (Криворожско-Донбасскому). В эпоху советской индустриализации, суть которой заключалась в объединении индустриального Урала с богатым углем и железной рудой Кузбассом, регион снова вышел на передовые экономические рубежи и обеспечил победу СССР в Великой Отечественной войне.

2.7.3. Формирование перечня наиболее значимых объектов исторического наследия на территории Пермского края с их ранжированием Петровское время отметилось в Прикамье деятельностью пленных шведов, занимавшихся строительством в Соликамске и Чердыни. В последней с их помощью в 1718 г. произведена реконструкция старейшего храма – церкви Иоанна Богослова. И самое главное наследие этого периода – большое количество горных заводов, снабжавших металлом не только всю Россию, но и половину Европы, послуживших основой промышленной революции.

«Просвещенный век Екатерины» для Пермской губернии ознаменовался Крестьянской войной под предводительством Емельяна Пугачева. Его «войска» громко отметились под Кунгуром, взять который так и не смогли, и под Осой, сдавшейся Пугачеву. В Кунгуре на центральной Соборной площади сегодня стоит обелиск «Благодарные потомки – храбрым предкам», а в Осинском музее – великолепная диорама «Взятие Осы Пугачевым». После этой, потрясшей основы государства смуты, поддержанной «иноверцами» по велению императрицы по южной границе Пермской губернии сооружена так называемая «Екатерининская линия». Ее следы сегодня можно наблюдать в Октябрьском районе, где существуют белокаменные храмы, перестроенные из сторожевых башен (такой прием в Прикамье уже использован в Чердынском районе Заволочье, область//Энциклопедический словарь Ф.А. Брокгауза и И.А. Ефрона. Электронный ресурс:

http://dic.academic.ru/dic.nsf/brokgauz_efron/129787/%D0%97%D0%B0%D0%B2%D0%BE%D0%BB%D0%BE%D1%87%D1%8C%D0%B Оборин В.А. Заселение и освоение Урала в конце XI - начале XVII в. Иркутск, 1990.

Лещенко Ю. В. Использование восточного серебра на Урале//Даркевич В.П. Художественный металл Востока. М., 1976. С.188.

Головчанский Г.П., Мельничук А.М. Строгановские городки, острожки, села. Пермь, 2005. С.20.

Головчанский Г.П., Мельничук А.М. Строгановские городки, острожки, села. Пермь, 2005. С.53-60.

История Урала с древнейших времен до 1861 г. М., 1989.

– старейший деревянных храм Богоявления в с. Пянтег, по преданию, перестроен из башни укрепленного Анфалова городка).

События Отечественной войны 1812 года отмечены в Прикамье двумя мемориальными объектами – Никольская церковь в Усолье, сооруженная Строгановыми по проекту А.Н. Воронихина в честь победы русского оружия, и могила майора Н.А. Теплова – командира Ширванского пехотного полка, участника Бородинского сражении – в Перми на старом Егошихинском кладбище. На этой могиле сооружен чугунный саркофаг по проекту академика архитектуры И.И. Свиязева.

Реформы 1860-х гг., особенно Земская, оставили значительный материальный след в виде земских учреждений (школ, больниц, богаделен). Эти заведения встречаются практически в каждом районе, среди них есть как типовые сооружения, так и выстроенные по индивидуальным, авторским проектам (например, больницы, выстроенные Чердынским земством в Юрле и Косе по проекту архитектора Воскресенского).

Промышленная революция, развитие торговли, транспорта – все эти вехи оставили зримые материальные следы в виде зданий и сооружений.

Революционные события 1905 г. происходили в Прикамье очень активно. Декабрьское вооруженное восстание рабочих (а точнее – чернорабочих) Пермских пушечных заводов в Мотовилихе, вошедшее в школьные и вузовские учебники, увековечено памятником в виде парового молота на Вышке. Этот монумент долгое время был главным геральдическим символом города Перми.

Большой слой мемориальных памятников связан с событиями Гражданской войны, в течение двух лет бушевавшей на территории Прикамья. Многочисленные места захоронений, памятники первых лет советской власти и место гибели моряков 1-го Кронштадтского полка, послужившего исторической основой для знаменитой пьесы «Оптимистическая трагедия» (д. Исады Березовского района).

Годы первых пятилеток отметились строительством новых предприятий, прежде всего химической промышленности (Соликамский калийный комбинат), первенцев плана ГОЭЛРО (Кизеловская ГРЭС).

И, конечно, не обошли край события Великой Отечественной войны. Урал стал основной базой отечественной промышленности, сюда эвакуировалось масса предприятий, большинство из которых работает и сегодня. Кроме предприятий, в глубокий тыл эвакуировались и раненые. Не все они выздоравливали, поэтому на территории края существуют многочисленные воинские захоронения. А героизм уральских танкистов увековечен в мемориале Уральскому добровольческому танковому корпусу.

И еще одна печальная страница российской истории записана на пермской земле. Первая ссылка в Ныробский погост в самом начале XVII в. надолго определила «ссыльную» ауру края. Самым продаваемы брендом этой отрасли в культурном пространстве сегодня является «Музей политических репрессий «Пермь-36» (д. Кучино Чусовского района).

Комплекс строений жилого, производственного и «охранного» назначения, оставшийся от последней закрытой политической зоны сегодня показывается в качестве торжества демократии над тоталитаризмом. А совсем недалеко от этой международно известной бывшей тюрьмы действует другая, не менее знаменитая (хоть и в достаточно узких кругах) – «Белый лебедь» (г.

Соликамск).

На территории Пермского края представлены памятники практически всех типов, различных временных периодов и архитектурных стилей, позволяющие составить полную картину истории быта и развития строительного и градостроительного искусств Прикамья с XV по XX в. включительно.

Научная ценность и способность удовлетворения нуждам историко-культурного туризма не является одинаковой у всех памятников. Для создания объективного перечня наиболее значимых памятников Пермского края, применялись, во первых, критерии научной значимости: наличие статуса памятника федерального значения 44;

упоминание в специальных справочных изданиях45;

принадлежность выдающимся творцам, внесенным в федеральные рейтинги 46, наличие монографических научных публикаций, посвященных отдельному памятнику или их комплексу. В-вторых, комплексы, ансамбли компактно расположенных однородных памятников, удобные для туристического показа.

2.7.4. Феномены исторического наследия Пермского края, как основа его конкурентных преимуществ Если попытаться во всем многообразии феноменов исторического наследия Пермского края выделить те, которые носят черты уникальности и выделяют Пермский край в истории России, привлекают к нему интерес, то необходимо отметить следующие.

1. Пермь Великая Княжество и земля Пермь Великая древнейшее административно-территориальное образование на территории Прикамья, с которым у современного Пермского края сохраняется хронологическая и топографическая преемственность.

Пермь Великая – историко-географический термин, обозначающий земли Верхнего Прикамья. Впервые в русских летописях упоминается в 1324 г., после 1708 г. исчезает из официальных документов. В разные эпохи ему придавалось различное значение. В XIV - первой пол. XV в. - это племенная территория населения родановской культуры в междуречье Камы и Вишеры с Колвой. С момента вхождения в состав Русского государства в 1451 г. по 1471 г. неформальное, а с 1472 г.

– официальное наместничество, управляемое до 1505 г. кн. Великопермским из коми-зырянской племенной аристократии (1451-81 гг. - кн. Михаил, 1481-1505 гг. - кн. Матвей). К Перми Великой постепенно стали относить также земли по пр. берегу Камы от Кайгородка (ныне Кировской обл.) до устья р. Обва. В 1505-1613 гг. - Пермь Великая формально единая административная единица в составе Русского государства. Вплоть до XVII в. Пермь Великая была форпостом Русского государства на восточных границах, многократно отражавшим набеги Казанского, Сибирского ханств и его вассалов и Ногайской орды.

В 1613 г. во все уезды были назначены свои воеводы, и хотя за территорией Верхнего Прикамья сохраняется название Пермь Великая и с 1636 г. Чердынский и Соликамский уезд возглавлялись одним воеводой, фактически это были отдельные территории. Главными городами Перми Великой в XVI-XVII вв. были Чердынь и Соликамск. В XVIII в. именно с Пермью Великой ассоциировалась легендарная страна «Биармия».

После проведения губернской реформы 1708 г. Пермь Великая, как административно-территориальная единица окончательно упраздняется, ее земли вошли вначале в состав Соликамской (Пермской) провинции, а затем Пермской губернии. Имя Перми Великой с конца XV в. вошло в титулатуру российских самодержцев («…князь пермский») и этот факт сыграл, очевидно, решающую роль в переименовании заводского поселка Егошиха в город Пермь.

2. Уральская горнозаводская цивилизация Концепцию Уральской горнозаводской цивилизации в 1927 г. сформулировал этнограф и фольклорист, профессор Пермского университета П.С. Богословский, который описывал Урал как особое географическое пространство со специфическими формами социальной и культурной жизни. УГЦ является территориально и топографически Государственные списки памятников истории и культуры Пермской области. Издание официальное. Пермь, 2001. С.9-10.

Например, Уральская историческая энциклопедия. Екатеринбург, 1998;

Архитекторы и архитектурные памятники Пермского Прикамья.

Краткий энциклопедический словарь. Пермь, 2003.

Методика экономической оценки объектов культурного наследия (памятников истории и культуры) народов Российской Федерации. М., 2005.

С.35-70.

определенной частью общемировой культуры, можно назвать ее субкультурой, своеобразие которой сформировалась под влиянием внешних (социальных, политических, экономических и природных) факторов.

Возникновение феномена УГЦ относится к третьей четверти XVII в., когда впервые полезные ископаемые Урала стали разведываться целенаправленно и в массовом порядке. Окончательно она сложилась в XVIII в. с возникновением крупнейшего на тот момент в мире уральского металлургического района. Население уральских заводских поселков отличалось особой материальной культурой, стоявшей на порядок выше крестьянской. В то же время технологические особенности горного производства (остановки производства в межень (июльскую жару) и зимой, когда заводские пруды мельчали) вынуждали заводских работников заниматься заготовкой сена для скота, который был в каждом хозяйстве, или подсобным промыслом, типа изготовления окованных железом сундуков или росписью железных подносов. В отличие от рабочих индустриальной эпохи, живших скученно, в антисанитарных условиях бараков и казарм рядовые уральские металлурги имели собственные усадьбы, в силу близости к природе вели здоровый образ жизни.

Самобытной была и духовная культура заводского Урала. Достаточно вспомнить «Древние российские стихотворения» Кирши Данилова, являющиеся оригинальным собранием уральского фольклора. Известные сказы П.П.

Бажова это литературная запись устных преданий уральских горнозаводских рабочих Сысертского горного округа.

Оригинальная тагильская роспись по металлу, породившая знаменитую жостовскую, есть творческое переосмысление домовой обвинской росписи 47. И подобные примеры культурной самобытности горнозаводского Урала множественны 48.

Упадок «Уральской горнозаводской цивилизации» пришелся на 40-е гг. XIX в. и совпал с кризисом уральской горной промышленности, и началом промышленной революции. Отмена крепостного права подорвала ее основы, а после советской индустриализации старая горнозаводская культура окончательно перестала быть актуальной. Но ее элементы поныне сохранились в многочисленных поселках, в которых раньше были горные мануфактуры, позднее оказавшихся в стороне от технического прогресса: заводские пруды, плотины, цеха, плавильные печи. (г. Лысьва, с. Кын Лысьвенского района, пос.

Пожва Юсьвинского, пос. Кусье-Александровский Горнозаводского района). Урал стал «опорным краем державы» вовсе не в 20-30-е гг. XX в. «Всероссийской кузницей» он был уже при Петре I. Уральский металл сделал возможным прорыв России из Средневековья в Новое время, благодаря нему наша страна в XVIII в. вышла в ряд мировых держав. И ковалась основа российского величия в затерянных в лесах маленьких заводских поселках.

3. Соляной промысел Пермь Великая с XVI века стала не просто значительным, но фактически монопольным производителем соли в России. Из Нового Усолья, Соликамска, Ленвы, Дедюхина, Чусовских городков соль отправлялась в Поволжье и Сибирь, но большей частью сплавлялась на деревянных баржах до Нижнего Новгорода, откуда расходилась во все концы, вытесняя с рынков продукцию старинных промыслов Беломорья, Сольвычегодска и Балахны. Наиболее крупными производителями были купцы Соликамска, Пыскорский монастырь, позднее вне конкуренции оказались Строгановы. К концу XVII в. Прикамье стало в полном смысле слова «всероссийской солонкой». Здесь насчитывалось более 200 варниц, поставлявших ежегодно до 7 млн. пуд. соли.

В начале XX в. «пермянка» уже утратила лидерство на рынках, уступая по цене более дешевым - самосадочной баскунчакской и каменной донецкой соли. Тем не менее, конкуренция заставила пермских солепромышленников значительно усовершенствовать технику и технологию выварки соли и добиться роста производительности своих заводов. Пермская земля осталась одним из основных поставщиков соли на Урал, в Поволжье, Печорский край, Москву и подмосковные губернии.

Солеварение послужило основой для создания в Прикамье горнозаводской и химической промышленности. До появления Березниковского завода в России вместо соды употреблялся растительный поташ, а также ввозилось до 2 млн.

пудов импортной соды. На подобное положение обратил внимание один из наиболее предприимчивых пермских промышленников И.И. Любимов. Воспользовавшись патентом бельгийца Э. Сольве на способ получения соды от соляных рассолов, он создал «Товарищество «И.И. Любимов и Ко». Благодаря активной деятельности товарищества уже через 2 года, в 1883 г., на берегу Камы, в районе д. Березники, возник содовый завод, рассчитанный на производство 2 млн. пудов соды.

Именно он вошел в историю как первенец отечественной химической промышленности. До появления в 90-х гг. XIX в. еще более мощного завода на Северном Донце, построенного тем же «Товариществом…», Березниковский содовый завод был единственным в стране производителем двууглекислой и каустической соды, отличавшейся, по признанию Д. И.

Менделеева, самым высоким качеством.

Но апогей промышленного развития Верхнекамья пришелся на ХХ в. После того, как в 1925 г. на территории края было открыто единственное в России месторождение калийно–магниевых солей (хлористых солей натрия, калия и магния), здесь, в верховьях Камы, выросли четыре гигантских завода. Сейчас весь калий, производимый в стране, добывается и обрабатывается березниковским «Уралкалием» и соликамским «Сильвинитом», а «Соликамский магниевый завод» и «АВИСМА» в Березниках – единственные в России предприятия, занимающиеся производством магния и титана — металлов, используемых в самолетостроении, для строительства космических кораблей, при производстве автомобилей.

2.8. Феномены культуры и искусства Пермского края 2.8.1. Методологические основы подхода к концептуализациии феноменов культуры и искусства как части наследия территории В ст.3 Основ законодательства РФ о культуре от 9 ноября 1992 года № 3612-1 культурное достояние народов Российской Федерации определяется как «совокупность культурных ценностей, а также организации, учреждения, предприятия культуры, которые имеют общенациональное (общероссийское) значение и в силу этого безраздельно принадлежат Российской Федерации и её субъектам без права их передачи иным государствам и союзам государств с участием Российской Федерации».

В целях историко-культурного туризма наибольшую научную и практическую ценность представляют учреждения культуры особого рода – музеи самой различной специализации и направленности.

В ст.3. Федерального закона «О Музейном фонде Российской Федерации и музеях в Российской Федерации»

(1996) музей определен как «некоммерческое учреждение культуры, созданное собственником для хранения, изучения и публичного представления музейных предметов и коллекций» 49.

В международной практике обычно используется определение, выработанное Международным советом музеев (ИКОМ) и включенное в его Устав в 1974 г. С учетом поправок, внесенных в последний вариант Устава в 1995 г., эта дефиниция звучит следующим образом: музей — это «постоянное некоммерческое учреждение, находящееся на службе общества и его развития и открытое для людей, оно приобретает, сохраняет, изучает, популяризирует и экспонирует в образовательных, просветительных и развлекательных целях материальные свидетельства человека и окружающей его среды»1.

Дмитриев A.B., Максяшин А.С. Тагильская роза. История «лакирного дела» на Урале. Екатеринбург, 2000.

Серебренников Н. Н. Урал в изобразительном искусстве. Пермь, 1959.

О Музейном фонде Российской Федерации и музеях в Российской Федерации. Федеральный закон Российской Федерации от 26 мая 1996 г.

№54-ФЗ.

Расширенное толкование термина музей имеется в прежнем тексте Устава:

«Статья 2 – Определения a) …Данное выше определение музея должно применяться без всякого ограничения, вытекающего из характера руководящего органа, территориального статуса, рабочей структуры или направленности коллекций соответствующего учреждения.

b) Помимо «музеев», как таковых, считаются отвечающими этому определению:

i. природные, археологические и этнографические памятники и достопримечательности, исторические памятники и объекты, носящие характер музея благодаря их деятельности по приобретению, хранению и популяризации материальных памятников народов и их среды обитания;

ii. учреждения, хранящие коллекции и выставляющие для обозрения живые экспонаты флоры и фауны, такие как ботанические, зоологические сады, аквариумы, виварии;

iii. научные центры и планетарии;

iv. некоммерческие художественные галереи;

постоянные учреждения, обеспечивающие хранение и выставочные залы при библиотеках и архивных центрах;

v. природные заповедники;

vi. международные/национальные/региональные или местные музейные организации, министерства или департаменты или любые другие государственные учреждения, несущие ответственность за музеи и подходящие под определение «музея», данное в настоящей статье;

vii. некоммерческие учреждения или организации, занимающиеся хранением, исследованиями, воспитанием, обучением и документацией, а также другими видами деятельности, относящейся к музеям и музейному делу;

viii. культурные центры и другие учреждения, имеющие своей целью помогать сохранению, непрерывности и управлению материальными и нематериальными объектами наследия (реальное «живое» достояние и виртуальная творческая деятельность);

ix.любые другие учреждения, которые Исполнительный совет по рекомендации Консультативного комитета рассматривает как имеющие некоторые или все характеристики музея или оказывающие поддержку музеям и профессиональному музейному персоналу для исследований в области музейного дела, воспитания или обучения»50.

Разные подходы к определению понятия «музей» существуют и в теоретическом музееведении, однако большинство исследователей определяют его как социальный институт через выполняемые им функции. Согласно дефиниции М.Е. Каулен и Е.В. Мавлеева, приведенной в Российской музейной энциклопедии, музей – это «исторически обусловленный многофункциональный институт социальной памяти, посредством которого реализуется общественная потребность в отборе, сохранении и репрезентации специфической группы природных и культурных объектов, осознаваемых обществом как ценность, подлежащая изъятию из среды бытования и передаче из поколения в поколение, — музейных предметов». В любых определениях музея сохраняется упоминание о его основной функции, сохранении и передачи следующим поколениям культурных достижений прошлого, и никакие другие институты и организации культуры не могут сравниться с ними в выполнении этой миссии. Определяющая роль музеев в деле организации историко-культурного туризма понятна, но следует уточнить и механизмы их деятельности, как трансляторов культуры. В музейных собраниях сосредоточены в основном подлинники, с воздействием которых (эмоциональным, информационным и пр.) не смогут сравниться никакие новоделы. Кроме того, объекты историко-культурного наследия (движимые, в том числе) в отличие от произведений изобразительного искусства, рассчитанных в значительной мере, на эстетическое воздействие и эмоциональное восприятие, насыщены скрытой от непросвещенного взгляда историко-культурной информацией, без знания которой понимание и восприятие объекта культурного наследия не может быть объективным и целостным. Художественной выразительностью, свойственной лучшим памятникам, их содержание не исчерпывается.

Выражение «немые свидетели истории» как нельзя лучше подходит для характеристики музейных подлинников.

Они нуждаются в посреднике, который раскрыл бы слушателям всю глубину их содержания и превратил их из пассивных созерцателей в участников исследовательского процесса. Именно эту роль и играет музейный экскурсовод. «Исторические»

перфомансы и «диснейленды» «по мотивам» могут и должны быть только подчиненной аттрактивной частью историко туристических комплексов.

Объекты культурного достояния другого рода – театры, музыкальные коллективы – как профессиональные, так и самодеятельные могут эффективно использоваться в целях историко-культурного туризма. Профессиональные – достойны посещения как отдельные достопримечательности, а самодеятельные коллективы найдут применение своим силам в организации познавательного процесса и отдыха туристических групп.

Культурное достояние (если не принимать во внимание комплекс организаций и учреждений культуры) согласно ст. Основ законодательства РФ о культуре от 9 ноября 1992 года № 3612-1 может включать в себя только материальные предметы. Однако, существенную часть культурного наследия страны или региона составляют неосязаемые ценности.

Например, имена деятелей истории, науки, культуры, ставшие символами исторических и интеллектуальных прорывов имени. Такие как имена и образы изобретателя электросварки Н.Г. Славянова, Ермака Тимофеевича или Сергея Дягилева. К сожалению, ситуация с теоретическим осмыслением феноменов неосязаемого культурного наследия и, в частности, использования культурных символов в практике историко-культурного туризма и просто в бизнесе далека от ясности как на Урале, так и в России в целом. В этой части нужна тщательная теоретико-методологическая проработка.

2.8.2. Знаковые феномены культурного наследия Пермского края Пермский край обладает огромным числом объектов истории и культуры, но, кроме этого, с ним связаны множество имен, событий, явлений, составивших целые эпохи в отечественной и мировой истории. Эти символы Прикамья характеризуют вклад населения края в сокровищницу всемирной культуры и их презентация мировому и российскому сообществу не только возможна, но и необходима. В этих целях мы предлагаем предварительный ранжированный список таких феноменов культуры.

Феномены мирового уровня Дягилев Сергей Павлович – русский театральный деятель, организатор «Русских сезонов» в Европе, пропагандист русского искусства за рубежом. Жил в Перми в доме своего деда и в его имении в 1880-1890 гг. (г. Пермь, ул.

Сибирская, 33;

Куединский район, с. Бикбарда, ул. Школьная, 5) Хадсон К. Музеи не стоят на месте // Museum. 1998. № 97. С.43. Электронный ресурс: http://www.icom.org.ru/get.asp?id=A Юренева Т.Ю. Музееведение. М., 2003. С.611.

Пастернак Борис Леонидович – русский писатель, поэт, переводчик. В 1916 г. жил в п. Всеволодо-Вильва Александровского района (воссоздан дом-музей – ул. Свободы, 47).

Попов Александр Степанович – русский физик и электротехник, профессор, один из изобретателей радио (Маркони, Герц, Тесла). В 1873-1877 гг. учился в Пермской духовной семинарии (г. Пермь, ул. Орджоникидзе, 12;

ул.

Коммунистическая, 71 – утрачен) Славянов Николай Гаврилович – русский инженер и изобретатель. С 1883 г. работал на Пермских казенных пушечных заводах, с 1891 г. занимал должность горного начальника (директора) завода. В 1888 году впервые в мире применил на практике дуговую сварку металлическим (плавящимся) электродом под слоем флюса, т.н. «электрическую отливку металлов» (г. Пермь, ул. Свердлова, 32;

ул. 1905 года, 37;

ул. Уральская, 78).

«Баухауз» и Майер Ханнес – швейцарский архитектор, последний директор школы «Баухауз», в СССР работал главным архитектором Гипровтуза, Стандартпроекта, Гипрогора, разработал генплан г. Биробиджана, в Перми – соцгородки «Горки» (осуществлен на 1% - 3 здания) и «Нижнекурьинск» (осуществлен с использованием архитектурно не выразительных зданий);

Тольцинер Филипп – архитектор, работал в бригаде «Рот Фронт», проектировал в Орске, Соликамске, главный архитектор Пермских реставрационных мастерских (проекты реставрации Троицкий собор, Соборная колокольня и др.) Мандельштам Осип Эмильевич – русский советский поэт, прозаик, переводчик, литературовед. В 1934 г.

находился в ссылке в г. Чердыни (г. Чердынь, ул. Комсомольская (Прокопьевская), 39) Образцы уникальных градостроительных образований – «города-заводы», встречающиеся только на Урале, характерные для XVII-XIX вв. градостроительные образования, сохранившие первоначальный облик:

Кын Лысьвенского района с заводскими постройками 1-й половины XIX в.;

Лысьва – с заводскими и гражданскими постройками начала XX в.;

Пожва Юсьвинского района – комплекс из доменных цехов, дома заводовладельца и церкви, сооруженных в конце XVIII – первой трети XIX в.

Кусье-Александровский Горнозаводского района – разрушенный комплекс заводских строений Березниковский содовый завод – первое в России и крупнейшее в мире промышленное производство соды по методу Сольве. Сохранился комплекс построек поселка Содового завода (арх. А.Б. Турчевич, 1908 г.) – г. Березники, территория Содового завода Усть-Боровский солеваренный завод – комплекс деревянных построек для промышленной добычи и выварки соли, сооруженный в 1880-е годы – один из единичных объектов, сохранившихся в мире (г. Соликамск, м/р Боровск) Колония политических заключенных ВС-389/36 («Пермь-36») – последняя в СССР колония политических заключенных – музей политических репрессий (Чусовской район, д. Кучино) Архитектурно-этнографический музей «Хохловка» – музейный комплекс федерального значения – музей под открытым небом, в котором собраны уникальные образцы деревянного зодчества Пермского Прикамья (Пермский район).

Кроме прочего, отличается от остальных архитектурных музеев-заповедников чрезвычайно живописным расположением.

Феномены общероссийского уровня Ермак Тимофеевич (Василий Тимофеевич Аленин) – покоритель Сибири (памятные места – с. Нижние Чусовские городки, с. Орел).

Астафьев Виктор Петрович – русский писатель, свою творческую деятельность начал в Пермском крае, здесь опубликован его первый рассказ и вышла первая книга. Жил в г. Чусовом с 1945 по 1962 гг. (дом-музей Астафьева в г.

Чусовом, ул. Партизанская, 76).

Бажов Павел Петрович – русский писатель, автор знаменитых «Уральских сказов». В 1893-1899 годах учился в Пермской духовной семинарии (г. Пермь, ул. Орджоникидзе, 12).

Голиков (Гайдар) Аркадий Петрович – советский писатель.

Работал в редакции областной газеты «Звезда» в 1925-1927 гг., в Перми начал свою писательскую деятельность (г. Пермь, ул. Сибирская, 8).

Каменский Василий Васильевич – один из первых русских летчиков, поэт-футурист, один из основателей русского авангарда (Пермский район, с. Троица, ул. Советская, 18).

Кузнецов Николай (Никанор) Иванович – легендарный советский разведчик, Герой Советского Союза. В 1930 1934 гг. жил и работал в г. Кудымкаре (г. Кудымкар, ул. Кирова, 32).

Моллесон Иван Иванович – первый санитарный врач России, работал в Пермской губернской больнице (г. Пермь, ул. Пушкина, 85).

Пермь Великая – племенная территории коми в бассейне р. Колвы («городки» Чердынь, Покча, Урос, Искор), наместничество с местной коми княжеской династией с 1451 г. фактически, а с 1472 г. формально, вошедшее в состав Русского государства. В XVIII в. ассоциировалось с легендарной страной «Биармией». Столица находилась в с. Покча, а позднее в г. Чердыни.

Романов Михаил Александрович – великий князь, в пользу которого отрекся от престола последний российский император. Жил в Перми в 1918 г. (г. Пермь, ул. Сибирская, 5), здесь и убит (коренной берег р. Кама, напротив бывших мазутных складов Нобеля).

Романов Михаил Никитич – боярин, дядя первого русского царя династии Романовых. Сослан в д. Ныробку в г., где и умер в мае 1602 г. (Чердынский район, п. Ныроб, сквер).

Свиязев Иван Иванович – архитектор, академик архитектуры, основоположник русской промышленной архитектуры, автор первого российского учебника архитектуры, родился в с. В. Муллы, жил и проектировал в Перми (Пермь, ул. Сибирская, 28, Сибирская, 20, Сибирская, 39 (ротонда), Орджоникидзе, 12, Ленина, 23, Куйбышева, 46, Пушкина, и пр.).

Строгановы – посадский, затем дворянский род Российской империи, владевший обширнейшими землями по Каме с сер. XVI в., основавшие многие горные заводы и промыслы:

Ильинский, ул. Ленина, 4;

Кудымкар, ул. Советская, 36;

Усолье, ул. Спасская, 36;

Очер, ул. Ленина, 34;

Добрянка, ул. Советская, Субботин-Пермяк Петр Иванович – первый профессиональный художник коми-пермяцкого народа, один из основателей русского авангарда в живописи (г. Пермь, ул. Коммунистическая, 22;

г. Пермь, Егошихинское (новое) кладбище;

г. Кудымкар, ул. Кирова, 23).

Хлебников Кирилл Тимофеевич – русский путешественник, ученый, писатель, исследователь Камчатки и Северной Америки, один из директоров Российско-Американской компании, первый из уроженцев Урала член-корреспондент Академии наук (г. Кунгур, ул. К. Маркса, 11).

Шаламов Варлаам Тихонович – выдающийся русский прозаик и поэт советского времени, создатель одного из самых известных литературных циклов о советских лагерях. На Вишере отбывал первый срок заключения, на этапе в 1929 г.

сидел в Соликамске (г. Соликамск, ул. Д. Бедного, 25).

Приведенный список не претендует на полноту, но, на наш взгляд. Он выделяет ядро явлений, опираясь на которые, можно выстраивать политику позиционирования культурного наследия Пермского края как одного из существенных аттракторов туристического бизнеса.

2.8.3. Этнокультурные ресурсы Пермского края Народы и культуры – одна из непреходящих ценностей любой территории, любого края. Пермская земля – не исключение. Пермский край занимает особое место в этнокультурном ландшафте Евразии. Его положение на границе нескольких этнокультурных зон - Европы и Азии, Великого леса и Великой степи, удобные транспортные водные и сухопутные пути, определили судьбу Прикамья как исторического «перекрестка», где в прошлом и настоящем переплелись судьбы многих народов. По этническому многообразию регион занимает одно из первых мест в составе регионов России.

Только официальный перечень народов Пермского края включает более 120 позиций.52 В список десяти наиболее многочисленных народов входят русские, татары, коми-пермяки, башкиры, удмурты, украинцы, белорусы, немцы, чуваши, азербайджанцы. 53 Пермские народы создали яркие и уникальные комплексы традиционной культуры. В настоящее время, при всем интересе к истории и культуре народов Прикамья, многовековое этнокультурное наследие оставалось известным преимущественно лишь узким специалистам этнографам, фольклористам, этномузыковедам.

Пограничность Прикамья затрудняет и его определение среди историко-этнографических районов России. По этническому составу край сродни Поволжью с его финно-угорским, тюркским и славянским населением. Русские традиции тяготеют к районам Европейского Севера, манси сближают нас с Зауральем и Западной Сибирью, русские горнозаводские традиции позволяют говорить о единой уральской общности. Этногенетические и этнокультурные связи региона чрезвычайно многообразны. Наиболее близко исторически этнокультурными традициями Прикамье связано с Поволжьем, Южным и Северным Уралом, Зауральем, Русским Севером. Однако Прикамье связано со всем тюркским, индоевропейским, финно угорским пространством Евразии 54.

Современная этническая карта Прикамья начинает формироваться с ХV-ХVI вв., а наследие древних этнических общностей, оставивших многочисленные археологические памятники в регионе, было освоено и преломилось в культуре современных народов. На верхней Каме шло формирование в единую народность предков современных коми-пермяков, районы северо-восточной части Прикамья являлись зоной расселения манси. Южное Прикамье осваивали предки современных татар и башкир. С ХVI в. начинается активное освоение края русскими, которые уже в следующем столетии по численности стали основным населением региона. С ХVII в. сформировались группы марийцев и удмуртов55. Семь народов Прикамья – русские, коми-пермяки, удмурты, марийцы, манси, татары и башкиры являются традиционно проживающими в Прикамье. В ХIХ в. к этим семи народам прибавились немцы, поляки и евреи 56. В первой трети ХХ в. компактные поселения появились также у белорусов, эстонцев, чувашей. Особо интенсивно изменение этнического состава населения наблюдалось в середине - второй половине ХХ в. Три магистральные культуры определили этнокультурное своеобразие Пермского Прикамья – финно-угорская (коми пермяки, удмурты, марийцы, манси), тюркская (татары и башкиры) и славянская (русские). Финно-угорская общность как часть уральской языковой общности выступает наиболее древней для территории региона. При этом коми-пермяки являются народом, культура которого представлена только в Пермского края, так как за его пределами проживает лишь небольшая группа верхнекамских коми-пермяков в Кировской области. Марийцы и удмурты Прикамья представлены локальными периферийными этнографическими группами, при этом оказавшись в изоляции от основной части этноса наиболее полно сохранили древние формы мировоззрения, обрядности и быта. Тюркский этнокультурный пласт является более поздним, он вобрал в себя и некоторые черты древнего финно-угорского населения Прикамья. Пермские татары и башкиры также являются одной из самых северных периферийных групп этих народов58.

При всей полиэтничности Пермского края, основной и доминирующий этнической культурой в регионе являются традиции русских. Это положение определено не только тем, что русские составляют более 85% в составе всего населения Пермского края, имеют наибольший ареал расселения в регионе, проживают во всех административных районах59, но и тем влиянием, которое русская культура оказала на культуру других народов Прикамья. Пермский края - территория севернорусских традиций, принесенных основной волной русских миграций с Европейского Севера России. Этим объясняется окающий говор пермяков, народный костюм с сарафаном и кокошником, традиции строительства и архитектуры, в том числе и деревянного культового зодчества. Только самые южные районы испытали влияние несколько иных поволжских традиций. Пермское Прикамье выступает не только пограничным регионом между северно- и среднерусской традициями, но и занимает определенное пограничное положение между западными и восточными зонами расселения русских60. Русские Прикамья заметно отличаются от русских соседних восточных и южных территорий – Зауралья и Сибири, Южного Приуралья, специфическими чертами которых являются мозаичность, множество локальных групп населения со специфическими комплексами, которую исследователи относят к смешанному типу, с чертами севернорусской, южнорусской и среднерусской обрядности 61. В этом отношении этнические традиции русских Прикамья характеризует определенная устойчивость и единство. Специфической уральской и пермской этнографической группой русских является русское горнозаводское население. В ХIХ в. в целом по Пермской губернии доля заводского населения составляла 23,5% от всего населения губернии: «около четверти населения Пермской губернии принадлежит к сословию мастеровых, живущих на заводах, в условиях своеобразных и существенно различных от условий жизни крестьян и горожан» 62. Особенности социального статуса и хозяйственных занятий стали основной причиной появления специфических черт традиционной культуры горнозаводского населения. В отличие от крестьян, рабочие завода имели незначительную часть пахотных и сенокосных угодий и лишь отчасти занимались земледелием. Новые социально-экономические и товарно-денежные Национальный состав населения Пермской области. Пермь, 2005;

Черных А.В. Народы Пермского края. Пермь, 2007. С.5.

Этнокультурный облик России: Перепись 2002 г. М., 2008. С.179.

Чагин Г.Н. Этнокультурная история Среднего Урала в ХVI – первой половине ХIХ в. Пермь, 1995.

Оборин В.А. Заселение и освоение Урала в конце IХ – начале ХVII в. Иркутск, 1990;

На путях из земли Пермской в Сибирь: Очерки этнографии северноуральского крестьянства ХVII – ХХ вв. М., 1989;

Преображенский А.А. Очерки колонизации Западного Урала в ХVII - начале ХVIII в. М., 1958;

Чагин Г.Н. Этнокультурная история Среднего Урала в конце ХVI - первой половине ХIХ в. Пермь, 1995.

Вайман Д.И., Черных А.В. Немецкие хутора Прикамья: история и традиционная культура. СПб, 2008;

Поляки в Пермском крае: Очерки истории и этнографии. Пермь, 2009.

Чагин Г.Н., Черных А.В. Народы Прикамья: Очерки этнокультурного развития. Пермь, 2002.

Черных А.В. Народы Пермского края: История и этнография. Пермь. 2007;

Тулвинские татары и башкиры: Этногарфические очерки и тексты.

Пермь, 2004;

Черных А.В. Буйские удмурты. Пермь, 1996.

Национальный состав населения Пермской области. Пермь, 2005;

Черных А.В. Народы Пермского края. Пермь, 2007.

Полякова Е.Н. Формирование пермских говоров // Русские говоры Пермского региона: Формирование, функционирование, развитие. Пермь.

1998. Вып.1. С.4-30;

Даль В.И. Толковый словарь живого великорусского языка. М., 1978. Т.1. С.LVIII.

Фурсова Е.Ф. Календарные обычаи и обряды восточнославянских народов Новосибирской области как результат межэтнического взаимодействия (конец ХIХ – ХХ вв.). Новосибирск, 2002. С.24-31.

Хлопин Г. Движение населения Кусье-Александровского завода Пермской губернии и уезда // Сборник работ Пермской земской санитарной станции. Пермь, Типография губернской земской управы, 1891. Вып. 2. С.278. (С.278-326.) отношения отражались на трансформации традиционных общинных институтов. Одной из характерных черт горнозаводской среды явилось и активное проникновение в нее элементов «городской» культуры 63.

Три конфессиональные концепции являются традиционными для региона – христианство, ислам и язычество.

Исламские традиции характерны для татар и башкир, Прикамье – один из самых северных регионов распространения ислама в Евразии. Православное христианство исповедуют русские и коми-пермяки, православные – значительное большинство населения региона. Для всех народов, наряду с приверженностью каноническим традициям, характерны также формы народного христианства и ислама. В то же время в Прикамье проживают и этнографические группы, которые избежали как христанизации, так и исламизации и сохранили древнее религиозно-мифологическое мировоззрение (язычество) – это пермские марийцы и удмурты.

Пермский край – самый старообрядческий регион России. Еще столетие назад Пермская губерния занимала первое место по числу старообрядцев, представленных множеством согласий и сохранивших верность традициям древнерусской культуры. Очаги старообрядчества в регионе в основном складываются в тех районах, заселение которых происходило в конце ХVII – ХVIII в., значительное число сторонников «старой веры» проживало и на уральских горных заводах. Во второй половине ХVII в. старообрядцы появляются на Урале в основном с Поморья и северных областей России, в начале ХVIII в.

отмечается приток старообрядцев с р. Керженец64. На территории Пермского края до сих пор распространены несколько старообрядческих согласий. Одним из самых многочисленных является часовенное согласие. Наиболее крупные очаги расселения часовенных были в Обвинском поречье (Ильинский, Нытвенский, Верещагинский, Очерский районы), юго западном Прикамье (Чайковский, Еловский, Куединский районы), в Лысьвенском, Добрянском, Кишертском и Чусовском районах. Значительный ареал расселения старообрядцев беспоповского поморского согласия – район Верхокамья – Сивинский, Верещагинский, Очерский районы. Общины поморцев есть также в г. Пермь, в Чернушинском и Куединском районах, отдельные крупные поморские центры сформировались в заводских поселениях: с. Курашим, c. Бым Пермского и Кунгурского районов. Почти во всех районах Прикамья были известны и старообрядцы белокриницкого согласия. В Прикамье сохранялись небольшие общины беглопоповского согласия (г. Соликамск, Красновишерский район, Куединский район), а также общины бегунов или странников 65. Приверженность «старой вере», традиционализм старообрядчества сказались на сохранении не только «древнего благочестия», но и комплекса традиционных представлений, консервации многих обычаев, обрядов и поверий, на что неоднократно указывали исследователи этнографы, лингвисты и фольклористы66. Существенной особенностью старообрядческих традиций было значительное влияние на народные формы культуры, в том числе и обрядности, книжной традиции.

Пермский край – регион земледельческой культуры. За исключением мансийского населения, все народы края традиционные земледельцы, а земледелие долгое время оставалось основной отраслью их хозяйственной деятельности.

Земледельческое хозяйство определило оседлость пермских народов, постоянные поселения, преобладание в традиционной кухне продуктов земледелия, земледельческий обрядовый календарь. В то же время для северных территорий края актуальным оставалось и развитие промысловой деятельности: охоты и рыболовства. Природные ресурсы, наличие транспортных и торговых связей определили развитие в отдельных районах народных промыслов. Культура народов Прикамья в целом показывает высокую адаптивность к суровым природно-климатическим условиям региона.

Пермяки, принимавшие активное участие в освоении регионов Сибири, как отмечают исследователи, обладали наибольшей адаптацией к новым условиям Сибири и Дальнего Востока67.

Еще одной существенной особенностью этнокультурных процессов у народов Прикамья является межэтническое взаимодействие, которое стало одними из важных факторов формирования специфики традиционной культуры и языка народов Пермского Прикамья. Культуру каждого из народов края невозможно изучать вне контекста культуры соседних народов. Многие особенности этнокультурных комплексов народов пермского края обусловлены межэтническими заимствованиями из культуры соседей.

Таким образом, многовековая история народов Пермского края показывает, что на протяжение всей истории регион складывался как полиэтничный, его осваивали разные по происхождению, языку, хозяйственному укладу, традициям народы.

В ходе многовековой истории в Прикамье был сформирован один из интереснейших этнокультурных комплексов, не имеющий прямых аналогов в других регионах России.

Использование этнографического потенциала территории возможно в нескольких направлениях. Научный, учебный и научно-просветительский характер, как правило, имеют выезды в районы компактного проживания тех или иных этнических групп, знакомство с их повседневной жизнью, беседы и встречи, презентация национальной кухни и выступления фольклорных коллективов. Наиболее привлекательными в этом отношении становятся районы Коми-Пермяцкого округа, территории Бардымского, Куединского, Чернушинского и других районов Пермского края. Единичны примеры востребованности маршрутов с этнокультурной тематикой зарубежными туристами. Как видно, подобные формы этнографического туризма, ориентированные на знакомство с бытовой средой, в настоящее время в большинстве своем имеют в регионе эпизодический, а не системный характер.


Еще одним важным ресурсом для развития этнографического туризма служат традиционные календарные праздники и обряды. Одним из наиболее ярких примеров возможного использования традиционных праздников служат праздники сабантуй и Барда джиен в районах компактного проживания татарского и башкирского населения. Кроме традиционных праздников, к объектам событийного этнографического туризма можно отнести праздники народного календаря, проводимые учреждениями культуры, музеями, как, например, праздники Троица, Масленица, Яблочный Спас в Архитектурно этнографическом музее «Хохловка», привлекающие значительное число посетителей. В туристической деятельности могут быть задействованы также фольклорные и этнографические фестивали, проводимые в той или иной территории края. К объектам этнографического туризма можно отнести и музейные учреждения, содержащие коллекции, имеющие экспозиции и выставки, отражающие этнокультурное многообразие региона.

В последние годы возрос интерес туристов к народным промыслам и ремеслам, при этом не только с целью знакомства с произведениями народных мастеров, но и знакомству и освоению традиционных технологий. Территории Крупянская В.Ю., Полищук Н.С. Культура и быт рабочих горнозаводского Урала (конце ХIХ – начало ХХ вв.). М., 1971;

Калинин М.А.

Общественная жизнь Добрянки (вторая половина ХIХ – начало ХХ в) // Историко-культурное наследие городов и заводских поселений Урала.

Пермь, 1995. С.89-97;

Голикова С.В., Миненко Н.А., Побережников И.В. Горнозаводские центры и аграрная среда России: взаимодействия и противоречия ХVIII- первая половина ХIХ в. М., 2000;

Миненко Н.А. Традиционная русская культура в условиях горнозаводского Урала // Уральский исторический вестник. Екатеринбург, 1995. №2.

Мангилев П.И. Очерки по истории старообрядчества Урала и сопредельных территорий. Отв. ред. И.В. Починская - Екб.: УрГУ, 2001.

Старообрядческий мир Волго-Камья: Проблемы комплексного изучения. Материалы научной конференции. Пермь. 2001.

Поздеева И.В. Книга-личность-община - инструменты воспроизводства традиционной культуры (30 лет изучения старообрядческих общин Верхокамья) // Старообрядческий мир Волго-Камья: Проблемы комплексного изучения. Материалы научной конференции. Пермь. 2001. С. 11;

Старообрядчество: история, культура, современность: материалы VII междунар. науч. конференции / Музей истории и культуры старообрядчества, Боровский ист.-краевед. музей. М., 2005.

Фурсова Е.Ф. Календарные обычаи и обряды восточнославянских народов Новосибирской области как результат межэтнического взаимодействия (конец ХIХ – ХХ вв.). Новосибирск, 2002.

Пермского края, активно развивающие это направление народного творчества, также в ближайшее время могут включиться в активную туристическую деятельность, презентуя данное направление народной культуры.

2.8.4. Феномены культуры и искусства, которые можно рассматриватькак конкурентные преимущества Пермского края 1. Пермская деревянная скульптура Коллекция Пермской (восточноевропейской) деревянной скульптуры, которая собрана в Пермской государственной галерее, насчитывает около 370 памятников деревянной культовой пластики. Это самая большая коллекция не только в России, но и во всей Европе. Пермская деревянная скульптура - выдающееся явление, одна из школ древнерусской пластики, которая особенно пышно и самобытно расцвела в XVII-XVIII вв. Большинство скульптур было найдено на территории Верхнекамья. Самые древние из сохранившихся произведений датируются кон. XVII – нач. XVIII в. В самой пермской деревянной скульптуре можно выделить разные направления и стили: барокко, классицизм и реализм, наивысшим достижением которого можно считать образы страдающего Христа — распятого или сидящего в темнице. Замечательный российский искусствовед В.Г. Пуцко, видимо, лучше всех сформулировал исключительность пермской деревянной скульптуры: «На первый взгляд может показаться, что перед нами изолированное провинциальное явление и к нему неприменимы критерии, приложимые к образцам европейского искусства. Но стоит внимательнее присмотреться к пермским памятникам, и становится очевидным, что это примеры яркого самобытного творчества. Причем в качественном отношении большинство их находится на более высоком уровне, чем современная им народная скульптура Германии, Польши и Литвы».

Культовая скульптура, в отличие от иконы как целостного «умозрения в красках», имеет сравнительно немного сюжетов, несет ограниченное количество символов и смыслов, и интуитивно понятна даже людям с относительно невысоким уровнем психологического и культурного развития. «Пермские боги» это не переодетые языческие истуканы, но своеобразная визуальная адаптация христианского культа. Православная церковь с того времени широко использовала культовую скульптуру, «как наилучший для данного времени способ выражения известной Церкви истины и охранения ее в одинаково для всех доступном символическом знаке». Культовая скульптура, в известной степени, являлась фактором религиозного просвещения. Модель, хорошо зарекомендовавшую себя в процессе христианизации Центральной России и Русского Севера, прикамские священники распространили на территорию бывшей Перми Великой. Появление пермской деревянной скульптуры, таким образом, является с одной стороны – критерием завершения процесса христианизации как усвоения культа, а с другой – началом подлинно духовного постижения христианской истины.

В то же время пермская деревянная скульптура есть составная часть более широкой категории культурного достояния Пермского края – Пермской художественной культуры, ярчайшим образцом которой является Пермская государственная художественная галерея.

2. Пермская театрально-музыкальная культура Пермская музыкальная культура (если не рассматривать этнографический аспект) начала складываться одновременно с учреждением Пермского наместничества в кон. XVIII - нач. XIX в., когда просвещенные (в самом прямом смысле этого слова – последователи Новикова и Радищева) чиновники устраивали музыкальные и театральные вечера.

Среди них были основатели известных в русской культуре фамилий Сведомских и Дягилевых, семья пермского генерал губернатора К.Ф. Модераха и мн. др. Их потомки И.П. Дягилев и К.Ф. Сперанский основали в 1874 г. «Музыкальный кружок», своеобразную общественную филармонию, организовывавший своими силами концерты профессионального уровня и приглашавших в Пермь своих знакомых, лучших российских певцов и музыкантов. Апогеем деятельности «Кружка…» стало, поддержанное всем городским обществом строительство в 1874-1879 гг. в Перми каменного здания театра, который постепенно превратился в центр музыкальной культуры всероссийского значения. Именно в недрах «Кружка…» прошло формирование как личности и культуртрегера юного С.П. Дягилева, будущего организатора легендарных «русских сезонов» в Париже.

Наивысшим достижением Пермской музыкальной культуры по праву считается Пермский балет, укоренившийся на благодатной пермской почве росток прославленного Мариинского-Кировского балета. Пермский балет как явление (труппа, традиция и школа) является, очевидно, третьим в стране, а, значит и мире, классическим балетом. Да и Пермской опере ныне рукоплещут лучшие залы мира.

3. Пермские технические инновации Промышленность и наука как особые части культуры всегда занимали особо почетное место в Пермском крае.

Изобретения и открытия, сделанные пермскими инженерами и техниками, имели не только российское, но и всемирное признание. Второй и третий российский пароходы, второй отечественный паровоз были построены в перв. четверти XIX в. на Пожевском заводе кн. Всеволожского. Впервые в 60-70-х гг. XIX в. серийное производство стальных пушек, составивших конкуренцию крупповским, организовал на Мотовилихинском заводе инженер Н.В. Воронцов. На том же предприятии в г. инженер Н.Г. Славянов разработал первый в мире промышленно применяемый способ электросварки металлов. Пермский купец Евграф Тупицинын в декабре 1871 г. организовал первое в России промышленное производство фосфора. А в 1916 г.

на Всеволодо-Вильвенском химическом заводе Саввы Морозова химик Б.И. Збарский, открыл способ производства чистого хлороформа, позволивший в годы Первой мировой войны обеспечить госпитали русской армии отечественным хлороформом. По периметру площадки музея Мотовилихинского завода выстроилась вся история войн и военных конфликтов страны от русско-турецкой войны 1877-1878 гг., через Первую мировую, штурм Берлина, стратегического противостояния холодной войны, сбитого Пауэрса, конфликт на острове Даманский до Афганистана.

Однако, это только на первый взгляд перечень технических достижений. На самом деле перед нами список членов культурного сообщества России и Урал. Творцы пермской техники и их наследники организовывали литературное общество «Зеленая лампа», в котором состояли С.П. Трубецкой, Ф.Н. Глинка, А.А. Дельвиг, Н.И. Гнедич и А.С. Пушкин, участвовали в литературно-музыкальных вечерах, дарили пермским училищам библиотеки и минералогические коллекции, принимали будущего поэта Б. Пастернака и так далее, и так далее...

В лысьвенских касках маршировали участники великого Парада Победы, чусовскими рессорами снабжены все российские грузовые автомобили, американский «Боинг» на 10% своего веса состоит из березниковского титана. Кусочки пермской земли рассеяны по полям всего мира (соликамские удобрения). В конце концов, каждый пермяк, словно исполняя стародавний обычай, уезжая из дому, хранит кусочек пермской земли. Российские купюры изготовлены в Перми, из пермской бумаги, из пермского леса.


2.9. Символические ресурсы Пермского края Понятие символических ресурсов территории относится к наименее разработанным в теории культурного наследия.

В сущности, любой феномен природы, истории и культуры может приобрести статус знака, символа и тем самым приобрести расширительный, объединяющий целый ряд иных феноменов смысл.

Поэтому анализ символического слоя территории предполагает, прежде всего, поиск концептов, объединяющих кажущиеся разрозненными природные, исторические, культурные феномены территории.

Что уникального может предложить миру Пермский край в сфере исторического и культурного наследия? В перечне признанных культурных феноменов и концептов (пермский звериный стиль, пермская деревянная скульптура, пермский геологический период) есть объединяющая черта, – древность, архаика. Все это можно назвать: пермские древности. Все дело в том, что Пермь едва ли не последней из территорий европейской России вошла в лоно русской православной цивилизации: ее крещение завершилось только к началу XVI века. В «Житии Стефана Пермского» Епифаний в терминах евангельской притчи назвал Пермь и пермян страной и народом одиннадцатого часа, пришедших последними, чтобы стать среди первых. Поэтому в Пермском крае таким исторически близким к современности оказывается мощный пласт пермской языческой архаики, здесь еще живо и ощутимо наследие и (важно подчеркнуть) само веяние языческой древности. А жизнь этого наследия очевидна: оно существенно влияет на интерпретацию культурных традиций Перми вплоть до современности – до романов Алексея Иванова, скульптуры Алексея Залазаева и этнофутуристического фестиваля «Камва».

Древнее языческое наследие, концентрированным выражением которого можно признать пермский звериный стиль, накладывает отпечаток и на восприятие (а также интерпретацию) суровой и первозданной природы Пермского края, изобилующего пещерами. Дух культурного наследия и природно-ландшафтная фактура региона находятся в редком соответствии одно с другим.

Замечательным эстетически и точным по смыслу визуальным выражением своеобразия Пермского края является его исторический герб: медведь, древний тотем пермяков, символизирующий первозданную языческую мощь земли, и священное писание с крестом, символизирующие свет православия. Пермская архаика живет. В сфере ее инспираций стоит точно формулировать концептуальные основы туристской аттрактивности Пермского края.

Другая выразительная черта Пермского края – его этническая пестрота и многообразие цивилизационных укладов.

Здесь сошлись и соседствуют русская православная цивилизация, финно-угорский и тюркский мир. В пространстве Пермского края ярко выделяются слои и следы разнообразных культурных эпох и укладов. Отголоски арийского предания, следы эпохи Великого переселения народов, клады Волжской Болгар, архитектурное наследие Древней Руси, пласт горнозаводской цивилизации, следы цивилизации лесных воинов и охотников вогулов, предание о таинственной Биармии исландских саг, – пермская земля это настоящий перекресток культур и народов. И современный Пермский край сохранил и наращивает свое этнокультурное многообразие.

Наконец, важный концепт, фокусирующий смысл географических, исторических и культурных феноменов Пермского края – его пограничность и транзитность, или, если можно так выразиться – путепроводность. Через Пермский край проходили и проходят сегодня важнейшие коммуникации России. Волжско-камский меховой торговый путь, связавший страны Каспийского бассейна с верховьями Камы и бассейном Печоры, 69 трансуральские пути, связавшие Россию и Сибирь от Вишерско-Лозьвинского пути времен Ивана Грозного, до Бабиновской дороги, Сибирского тракта и великой Транссибирской железнодорожной магистрали. В этом смысле грандиозный современный проект Белкомура, железнодорожной магистрали, которая свяжет север Пермского края с Архангельском, а в перспективе страны Северной Европы с Центральной Азией – естественное выражение и развитие миссии Пермского края. В этом же русле, в смысловом поле транзитности Пермского края, развивается идея «чайного пути» – международного туристического маршрута, проходящего через когда-то «чайную столицу» России город Кунгур.

2.9. Символические ресурсы, являющиеся конкурентными преимуществами Пермского края 1. Пермский край – заповедник живой архаики Пермь едва ли не последней из территорий европейской России вошла в лоно русской православной цивилизации:

ее крещение завершилось только к началу XVI века. Веяние языческой архаики пронизывает множество феноменов культуры Пермского края от пластин пермского звериного стиля до современного декоративного искусства, пластики и живописи. Пермская архаика является живым источником инспираций современной культуры. Мощный толчок актуализации этого концепта дало творчество Алексея Иванова, который в своем романе «Сердце Пармы» дал художественно убедительную и яркую реконструкцию Пермского средневековья.

2. Пермский край – перекресток культур и народов Привлекательная черта Пермского края – этническая пестрота и многообразие цивилизационных укладов. Здесь сошлись и соседствуют русская православная цивилизация, финно-угорский и тюркский мир. В пространстве Пермского края ярко выделяются слои и следы разнообразных культурных эпох и укладов. Отголоски арийского предания, следы эпохи Великого переселения народов, клады Волжской Болгар, архитектурное наследие Древней Руси, пласт горнозаводской цивилизации, следы цивилизации лесных воинов и охотников вогулов, предание о таинственной Биармии исландских саг, – пермская земля это настоящий перекресток культур и народов. И современный Пермский край сохранил и наращивает свое этнокультурное многообразие.

3. Пермский край – территория культурных путей Содержание этого концепта описано выше. Здесь стоит подчеркнуть, что концепт транзитности вводит Пермский край в общую проблематику европейского культурного наследия, в которой особая важность придается идее путей культуры – Cultural Roots. 70 Соответствующую программу под эгидой Совета Европы развивает специальный Европейский институт культурных маршрутов. Он оказывает большое содействие в планировании и управлении программами культурных маршрутов.

Задача Cultural Roots заключается в том, чтобы поддерживать в европейцах чувство их общей культурной самобытности путём повышения качественного уровня культурного туризма и привлечение внимания европейцев к памятникам культуры регионального и местного значения, которые мало известных в Европе. В этом плане Совет Европы выступает в роли инициатора и играет координирующую роль в вопросах сотрудничества с государственными и частными организациями и следит за тем, чтобы туристские маршруты проходили по местам, имеющим большое значение для ”Царство Небесное подобно хозяину дома, который вышел рано поутру нанять работников в виноградник свой и, договорившись с работниками по динарию на день, послал их в виноградник свой;

выйдя около третьего часа, он увидел других, стоящих на торжище праздно, и им сказал:

«идите и вы в виноградник мой, и что следовать будет, дам вам”. Они пошли. Опять выйдя около шестого и девятого часа, сделал то же. Наконец выйдя около одиннадцатого часа, он нашел других, стоящих праздно, и говорит им: «что вы стоите здесь целый день праздно?” Они говорят ему:

«никто нас не нанял”. Он говорит им: ”идите и вы в виноградник мой, и что следовать будет, получите”. Когда же наступил вечер, говорит господин виноградника управителю своему: «позови людей и отдай им плату, начав с последних до первых”. И пришедшие около одиннадцатого часа получили по динарию. Пришедшие же первыми думали, что они получат больше, но получили и они по динарию, и получив, стали роптать на хозяина дома и говорили: ”эти последние работали один час, и ты сравнил их с нами, перенесшими тягость дня и зной”. Он же в ответ сказал одному из них: «друг! я не обижаю тебя;

не за динарий ли я договорился с тобой? Возьми свое и пойди: я же хочу дать этому последнему то же, что и тебе;

разве я не властен делать, что я хочу? или глаз твой завистлив оттого, что я добр? Так будут последние первыми и первые последними, ибо много званых, а мало избранных» (Мф., 20, 1 – 16).

Великий меховой путь //Родина №5. 2000.

См.: Электронный ресурс: http://www.culture-routes.lu/php/fo_index.php?lng=en европейской культуры. Среди таких маршрутов можно назвать шёлковый и текстильный путь, эпоха барокко, сельские поселения, влияние монастырей, дороги викингов или ганзейский путь.

3. Сегментирование территории Пермского края на основании выявленных конкурентных преимуществ Стратегию развития туристской отрасли Пермского края мы предлагаем определить формулой движения: от туристского района – к туристскому кластеру. Если в основе выделения туристского района лежит преимущественно наличие привлекательных для туристов ресурсов территории, то кластер 71 – это сформированная на территории экономическая структура способная превращать ресурсы в туристские продукты и «продавать» их потребителям. То есть кластер образуют территориально близкие организации и фирмы, взаимодействующие в развитии туристского продукта в границах определенной туристско-рекреационной территории.72 При этом каждый кластер должен выполнять свои особые функции в региональной туристско-рекреационной системе, выделяться своими видами туризма и рекреации и продвигать свои туристские бренды. 73 Иначе говоря, в каждом кластере предполагается возможность развития специализированного туристского предпринимательства. Соответственно, взаимосвязанное развития и взаимодействие туристских кластеров региона направлено на получение синергетического эффекта. Цель всей региональной кластерной конструкции – системное развитие туризма в регионе.

Из сказанного понятно, что говорить о сложившихся туристских кластерах на территории Пермского края преждевременно. В лучшем случае можно думать о протокластерах – туристско-рекреационных территориях, обладающих потенциально привлекательными для туристов ресурсами и имеющих предпосылки и перспективы кластеризации в виде уже существующей экономической инфраструктуры: организаций и фирм, обслуживающих туристов. В каждой территории уже есть точки роста, их необходимо поддерживать, способствуя их взаимодействию.

Важным шагом на пути к туристской кластеризации Пермского края и должно стать его туристское районирование – научно обоснованное выделение туристско-рекреационных территорий, обладающих туристически привлекательными ресурсами, административными и экономическими возможностями трансформации в туристский кластер.

В предлагаемой ниже системе районировании Пермского края объединены принципы природной,74 социально экономической, 75 и культурно-исторической 76 дифференциации территории, а также учтен принцип территориальной завершенности туристских маршрутов. Исходя из предложенных критериев, в Пермском крае можно выделить семь туристско-рекреационных территорий, имеющих потенциал развития в туристские кластеры.

1. «Вишера и Колва» или «Чердынь и Красновишерск» (Чердынский и Красновишерский районы);

2. «Парма» (Коми-Пермяцкий округ);

3. «Соль Камская» или «Березники и Соликамск» (Березники, Соликамск, Александровск, Соликамский и Усольский районы) 4. «Горнозаводской Урал» или «Чусовой» (Чусовской, Лысьвенский и Горнозаводский районы, города Александровск, Кизел, Губаха и Гремячинск);

5. «Среднекамье» или «Пермь» (города Пермь и Краснокамск, Ильинский, Добрянский, Нытвенский, Сивинский, Карагайский, Верещагинский, Очерский, Оханский, Большесосновский и Пермский районы);

6. «Предуралье» или «Кунгур» (Кунгурский, Березовский, Кишертский, Суксунский, Ординский, Уинский, Октябрьский районы);

7. «Нижнекамье» или «Оса и Чайковский» (Осинский, Частинский, Бардымский, Еловский, Чайковский, Куединский, Чернушинский районы).

Границы предложенных туристских в целом определены достаточно четко. Только Александровск входит сразу в два туристско-рекреационных района. Необходимо принять во внимание и то, что Среднекамье и Соль Камская как районы, центрированные крупными городскими агломерациями, распространяют свое влияние на соседние протокластеры. В административном отношении выделенные территории представляют собой группы муниципальных образований и округов. Они могут рассматриваться как туристские районы, 79 сочетая в себе свойства и дестинаций 80 (с качествами специализации), с одной стороны, и свойства координированных территориальных образований (с завершенностью системы маршрутов) – с другой.

Структурно будущие кластеры как территории туристской деятельности имеют три зоны. Первая – центральная зона, ядро, своеобразный генератор туристских инноваций, распределитель туристских потоков. Вторая зона базовая, опорная. Это территория концентрации основных туристских объектов и маршрутов. Третья зона – ареал перспектив Cluster (англ.) – гроздь, пучок, кисть, скопление, концентрация.

Бойко А. Е. Формирование туристских кластеров как инструмент развития внутреннего туризма в России //Электронный ресурс. Порядок доступа: www.dvags.ru/downLoad/rio/j2009-2/37.doc См. также: Шарыгин М.Д., Анимица Е.Г. Региональная социально-экономическая география:

теория, методология, практика. Пермь.,1994. С. 180.

Зырянов А.И. Регион: пространственные отношения природы и общества. Пермь. 2006.

Макунина А. А. Ландшафтная карта Урала //Ландшафтное картографирование и районирование горных областей. М., 1972. С. 119-154;

Мильков Ф. Н. Физическая география: современное состояние, закономерности, проблемы. Воронеж, 1981;

Чазов Б. А. Физико-географическое районирование Пермской области //Природное и сельскохозяйственное районирование СССР. Вопросы географии. М., 1961. Сб. 55. С. 55—67;

Чикишев А. Г. Природное районирование // Урал и Приуралье. М., 1968. С. 305—349;

Прокаев В. И. Физико-географическое районирование Свердловской области. Свердловск, 1976.

Колосовский Н. Н. Теория экономического районирования. М., 1969;

Саушкин Ю. Г. Экономическая география: история, теория, методы, практика. М., 1973;

Хорев Б. С. Территориальная организация общества. М., 1981;

Чистобаев А. И., Шарыгин М. Д. Экономическая и социальная география: новый этап. Л., 1990;

Шарыгин М.Д., Анимица Е.Г. Региональная социально-экономическая география: теория, методология, практика.

Пермь.,1994.

Замятин Д.Н., Замятина Н.Ю., Митин И.И. Моделирование образов историко-культурной территории: методологические и теоретические подходы. М., 2008;

Веденин Ю.А. Культурно-ландшафтное районирование России – ориентир культурной политики //Ориентиры культурной политики. Вып.2. М., 1997. С.3-99;

Веденин Ю.А. Очерки по географии искусства. СПб., 1997.

Алаев Э. Б. Социально-экономическая география. Понятийно-терминологический словарь. М., 1983;

Васильева А.Е. Территориальная организация рекреационного хозяйства Башкирии: Автореф. дис...канд. геогр. наук. Пермь, 2007;

Зырянов А.И. Туристское районирование. // География и туризм. Сб. науч. тр. Пермь.2006 - Вып.2. 2006. С.60-60;

Зырянов А.И., Мышлявцева С.Э., Резвых В.В. Зонирование территории для инвестирования в туристскую отрасль (на примере Пермского края) // Географический вестник. 2009. № 1. С. 88-93.

Концепция поляризованного развития Пермской области // Под ред. Е.С. Сапиро, А.Н. Пыткина. Пермь, 1993;

Пыткин А.Н., Ковтун Б.П., Ковтун Е.Б. Проблемы освоения минерально-сырьевых ресурсов севера Пермской области // Территория и общество. Пермь,1995. С. 205-212.

Зырянов А.И. Туристское районирование. // География и туризм. Сб. науч. тр. / Перм. ун-т. Пермь.2006 - Вып.2. 2006. С.60-69.

"Дестинация" в переводе с английского означает "местонахождение;

место назначения". Термин "туристская дестинация" был введен Лейпером в середине 1980-х гг. Туристскую дестинацию можно охарактеризовать как центр (территорию) с необходимыми удобствами, средствами обслуживания и услугами для обеспечения нужд туристов. Другими словами, туристская дестинация включает в себя наиболее важные и решающие элементы туризма, необходимые для туристов. Регион туристской дестинации является одним из самых важных в туристской системе, так как сами туристские дестинации и их имидж привлекают туристов, мотивируют визит.

туристского бизнеса. В каждой территории третья зона выходит за пределы Пермского края, обеспечивая межрегиональное туристское сотрудничество. Это дальняя зона влияния кластера. Она распространяется на области перекрытий с подобными системами соседей.

Точкой собирания ядерной зоны в туристско-рекреационных территориях (помимо их административных центров) мог бы стать тематический туристский парк – развитый современный бизнес комплекс, сосредоточенный в ландшафтно привлекательном месте территории и предлагающий условия высококачественной рекреации. Такой тематический парк был бы медиатором, своеобразным хабом распределения туристских потоков по территории и стимулировать развитие сферы услуг по всей территории.

Отдельная и важная для маркетинга проблема – это номинация туристско-рекреационных территорий. В настоящем списке территории поименованы по их географическим и административным доминантам. Для успешного маркетинга предпочтительно найти образные именования.

Туристский район 1 «Северный Урал» (междуречье Вишеры и Колвы) 1. Общая характеристика 1.1. Ресурсы 1.1.1. Уникальные природные объекты (Кваркуш, Помяненный камень, Полюд), река Вишера, Дивья пещера и др.

1.1.2. Археологические памятники раннего железного века, 1.1.3. Исторические памятники: памятник русского средневековья город Чердынь.

1.1.4. Мифология Севера, Биармии, пути в Индию.

1.1.5. Это место стало литературным мифом благодаря прозе Алексея Иванова и фантастическим авантюрным романам Сергея Алексеева.

1.2. Культурная мифология и позиционирование.

Главный образ места – горная северная страна, полная контрастов и тайн. Здесь встречаются язычество и христианство: манси (легендарные вогулы) и русские. Изобилие гор и пещер рождает множество мифов – они собраны и «работают» в произведениях крайне популярного сегодня в России писателя Алексея Иванова. Его роман «Сердце Пармы (в другом издании – «Чердынь-княгиня гор»), действие которого происходит именно здесь) сам по себе привлечет множество туристов.

Основные нарративы: древняя языческая культура (сохранились древние святилища);

зарождение христианства и история Перми Великой;

место гибели Михаила Никитича Романова (а последний из Романовых, великий князь Михаил Александрович тоже погиб в Перми);

место действия романов А. Иванова и С. Алексеева. Возможно использование мифа о Биармии, о которой писал Ломоносов, располагая ее именно на Северном Урале, об ариях, якобы проходивших по Уралу к югу, в Индию.

1.3. Возможные маршруты для разных видов туризма Спортивный туризм: Речные сплавы по Вишере и Колве, рыбалка и охота, горные походы к Уральскому хребту, на Кваркуш и др., путешествия по пещерам (Дивья и др.). Горнолыжный спорт.

Культурно-этнографический туризм: экскурсии на природные и историко-культурные объекты – «Вишерский заповедник»;

«По языческим капищам»;

«Древние города (Чердынь и Ныроб, Покча и Вильгорт)»;

Игровой туризм: «Дорогами вогулов»;

«В поисках Золотой Бабы»;

«Путешествие по местам романа А. Иванова»;

«Где находятся «сокровища валькирий»;

«Легендарная Биармия», «Путями ариев».

Индивидуальный туризм: на алмазные и золотые копи;

к оленеводам;

на места археологических раскопок.



Pages:     | 1 || 3 | 4 |   ...   | 11 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.