авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 |   ...   | 6 | 7 || 9 |

«Федеральное агентство по образованию ГОУ ВПО «Белгородский государственный университет» Филиал Российского государственного гидрометеорологического университета в г. Туапсе ...»

-- [ Страница 8 ] --

Представленное описание иллюстрирует новое отношение к сакраментальной идее палеомагнетизма, соединенной с плито тектоникой, о палеомагнитном подтверждении миграции геобло ков. Для существования этой идеи необходимо, чтобы осреднен ное во времени магнитное поле Земли не обладало существенным отклонением от поля аксиального диполя. «Одно из основных предположений палеомагнетизма заключается в том, – отмечает У. Паркинсон, – что такая ситуация сохраняется в течение всей геологической истории Земли» ([106], с. 207). Согласно гипотезе земного электромагнетизма, палеомагнитные данные отражают изменения конфигурации не геоблоков, а геомагнитного поля.

Если она подтвердится, то палеомагнетизм станет одним из экс периментальных методов изучения общей циркуляции атмосфе ры и климата в геологическом прошлом.

По смыслу предложенной гипотезы, электромагнетизм Зем ли решающим образом зависит от наличия атмосферы, ее зональ ной и вихревой циркуляции. Если это положение распространить на другие планеты, то получает объяснение отмеченный в начале параграфа факт существования магнетизма только у быстро вра щающихся планет со значительной атмосферой. В то же время появляется основание для следующего прогноза: каждая из этих планет имеет электрическое поле, приуроченное к атмосфере и подстилающей поверхности. Этот прогноз можно проверить в ходе космических исследований.

Вместе с тем существенную роль играют магнитные свойст ва твердого тела планет. Обратим внимание на то, что экватори альное значение модуля магнитной индукции у Юпитера в 20 раз больше, чем у Сатурна, хотя обе планеты обладают мощной ат мосферой и мало различаются по размерам и скорости вращения.

Однако средняя плотность первой из этих планет почти в два раза больше, чем второй (табл. 7.1). Естественно полагать, что Юпитер намного превосходит Сатурн по массе ферромагнитного материала и интегральной его намагниченности.

В.В.Белоусов, рассматривая гипотезу геомагнитного поля в соотношении с плитотектоникой, отмечает: «Достаточно предпо ложить, что в прошлые геологические периоды геомагнитное по ле было не дипольным, а более сложным, чтобы данная гипотеза стала недостоверной и палеомагнитные определения можно было бы интерпретировать, не прибегая к перемещениям континентов»

([14], с. 367). Согласно нашему представлению о генезисе земно го электромагнетизма, геомагнитное поле имеет сложную, изме няющуюся во времени конфигурацию. Объяснительные возмож ности этого представления позволяют считать, что интерпретация палеомагнитных данных не нуждается в дрейфе континентов – с одной стороны, и что палеомагнетизм утрачивает возможности поддерживать идеи плитотектоники – с другой.

7.3. Нуждается ли геология в революционных переворотах и новых парадигмах?

Теоретическая геология, с ее сердцевиной в виде геотекто ники, сформировалась в основном на протяжении последних двух столетий. Эта научная «эра» началась с противостояния непту низма и плутонизма и характеризовалась чередованием периодов слабой и существенной консолидации мнений о причинах текто генеза. В первой половине XIX столетия доминировало представ ление о ведущей роли вулканизма в горообразовании и формиро вании континентов. В конце XIX и начале XX столетия домини ровала контракционная гипотеза, удачно сочетавшаяся с учением о геосинклиналях и платформах. Во второй половине XX столе тия возникла и возобладала концепция тектоники литосферных плит, представляющая собой совокупность гипотез о формирова нии и динамике глобальной литосферы. Однако даже в эти пе риоды относительной консолидации взглядов на причины гло бального тектогенеза не прекращалось противостояние различ ных концепций.

Последнее означает, что ни одна из геотектонических гипо тез не обладает достаточной научной обоснованностью. В ином случае мы располагали бы общепризнанной развивающейся тео рией геоэволюции, а противостоящие гипотезы отпали бы как не имеющие смысла. В качестве примера можно вспомнить о том, что в свое время химическая теория горения освободилась от представлений о флогистоне (теплороде), физическая теория элек тромагнетизма – от гипотез Мирового эфира, биологическая тео рия функционирования живых организмов – от идей витализма.

В этом контексте представляется логичным восприятие пли тотектоники в качестве гипотезы не только ее оппонентами, но и многими ее сторонниками. Не будем забывать, что выдвижение гипотез и последующее их «состязание» – важнейший процесс в развитии научной мысли. Именно с ним связана деятельность специалистов по накоплению, обобщению и анализу фактов.

Плитотектоническая концепция сыграла позитивную роль в по становке крупномасштабных исследований дна Мирового океана и «глобализации» геотектонических построений. Как и другие гипотезы, она внесла вклад в геологическую науку, но не смогла решить главных проблем геотектоники. Результаты многих ис следований, в том числе нашей работы, свидетельствуют о бес перспективности идей плитотектоники в объяснении генезиса геотектонических структур и событий.

На этом фоне вызывает удивление самооценка разработчи ков плитотектоники, которые представляют свою концепцию в качестве геологической теории. Столь же сомнительна правомер ность искусственного проведения «революции» и построения особой мобилистской парадигмы в геологической науке. В сущ ности, плитотектоника создала прецедент пересмотра традиций научного подхода в геологической области знания, на что обра тили внимание многие специалисты [1, 15, 31, 87, 101, 118, 175, 182]. Рассмотрим, хотя бы кратко, этот важный вопрос, касаю щийся престижа геологической науки в целом.

В предисловии к своей работе «Введение в геомеханику» [60] Л.П. Зонненшайн и Л.А.Савостин пишут: «Мобилистская концеп ция, столь ярко сформулированная более полувека тому назад А. Вегенером и незаслуженно оставленная в 30-х – 50-х годах, на наших глазах превратилась из интуитивного гениального предвиде ния в стройную и законченную теорию, прекрасно объяснившую подавляющее большинство геологических фактов и, более того, предсказавшую целый ряд открытий» (с. 3). Несколькими строками ниже авторы говорят о том, что наиболее вероятным механизмом перемещения литосферных плит являются конвективные течения материала мантии. На с. 31, кроме «волочения» литосферных плит конвективными потоками, упоминаются и менее вероятные меха низмы их перемещения.

Существенно иной акцент в этом отношении мы встречаем в работах других сторонников плитотектоники, например, В.Е. Хаина и М.Г. Ломизе [165]: «В настоящее время в механизме перемещения плит не меньшая роль отводится их расталкиванию (push) в осях спрединга и особенно их затягивании (pull) в зоны субдукции под воздействием силы тяжести» (с. 456). Значительный набор предпо ложительных причин движения плит рассматривается Д. Тёркотом и Дж. Шубертом [150]. Резонно спросить, какой логике соответст вуют слова о «стройной и законченной теории», если не было и нет ясности даже в вопросе о механизме перемещения плит? Специали сты, не увлеченные идеями мобилизма, видят выход из этой затруд нительной ситуации просто в том, что плитотектоника – это предпо ложение, не соответствующее действительности. Только в контексте особой «мобилистской» логики можно воспринять слова о прекрас ном объяснении подавляющего большинства геологических фактов.

Что касается «целого ряда открытий», то вне рамок плитотектоники их приходится закрывать, поскольку они не выдерживают критиче ского анализа и замещаются альтернативными объяснениями.

Возвеличивание плитотектоники звучит и в работе О.Г. Со рохтина и С.А. Ушакова: «С появлением теории тектоники лито сферных плит положение в геологии резко изменилось. Сегодня можно с полной ответственностью утверждать, что сейчас в гео логии уже существует своя строго научная и наиболее общая тео рия … с единственных позиций объединяющая собой три глав ные раздела в науке о Земле: геологию, геохимию и геофизику»

([144], с.14). Это высказывание выдержано в странном для науч ного исследования стиле утверждений «ответственных работни ков». Особого внимания здесь заслуживают слова, касающиеся объединяющей роли плитотектоники. Чтобы прокомментировать их, коснемся постановки задачи изучения глобальной геоэволю ции в монографии [144]. Как некое пожелание, она весьма убеди тельна: «Землю с ее геосферами (ядром, мантией, корой, гидро сферой и атмосферой) следует рассматривать как физически взаи модействующую единую динамическую систему, объединенную внутренними связями» (с. 14). Но, переходя к существу дела, ав торы отказываются от рассмотрения системы «Земля»: «… источ ники энергии эндогенного развития Земли прежде всего следует искать внутри самой Земли, тогда как развитие ее экзосферы, включая климат планеты, процессы выветривания пород и осадко образование, в большей мере управляются солнечной энергией»

(с. 14). Дальнейшие усилия в [144] направлены на конструирова ние глубинной геодинамики, связанной с сугубо предположитель ными геохимическими и геофизическими процессами, приурочен ными к ядру и мантии Земли. Собственно геологические процессы земной перисферы, с их геодинамическим значением, отражаю щим взаимодействие экзогенных и эндогенных явлений, по суще ству остаются вне поля зрения авторов. Игнорируются перисфер ные геохимические и биогеохимические процессы, благодаря ко торым энергия солнечной радиации играет решающую роль в формировании круговорота вещества литосферы. То же самое ка сается большей части перисферных геофизических процессов, в том числе воздействия на литосферу долговременных климатиче ски обусловленных температурных колебаний. Плитотектоника, очевидно, находится в стороне от основного массива геологиче ских, геохимических и геофизических знаний. Она никоим обра зом не объединяет их, ввиду чего слова о «строго научной и наи более общей теории» следует рассматривать как проявление упо мянутой «мобилистской» логики, существенно отличающейся от общенаучной.

Восхваление плитотектоники мы встречаем также в работе В.Е. Хаина и М.Г. Ломизе: «Теория тектоники литосферных плит впервые в истории геологии дала физически обоснованное объ яснение главных сторон тектонической жизни Земли, а также других, производных от нее, геологических процессов…» ([165], с. 464). В отличие от предыдущих, эти авторы менее категоричны в своих суждениях. Они отмечают излишнюю схематичность и недостаточную полноту обсуждаемой «теории». Заслуживает внимания следующее их высказывание: «Дальнейшее развитие и совершенствование плитотектонической концепции ведет, оче видно, к ее перерастанию в более общую теорию глобальной гео динамики, приближающую нас к построению настоящей теории Земли» (с. 464). Можно констатировать, что многолетняя критика новой глобальной тектоники, вместе с нарастанием внутренних противоречий в ней, понуждает к признанию гипертрофирован ности величия плитотектоники и необходимости построения «на стоящей» теории.

Становление плитотектоники, в ассоциации с идеями ман тийных плюмов и цикла Уилсона, сопровождалось «революцион ным» пересмотром эмпирических учений классической геологии о геосинклиналях, орогенических поясах и платформах, а также о геологических циклах, охватывающих тектонические, магмати ческие, геохимические, климатические и другие события в их взаимосвязи. Представление о плитотектонической эпохе «бури и натиска» в геологии можно получить из некоторых высказываний одного из участников «революции» – А. Миясиро [90].

«Стержнем классических орогенических теорий было пред ставление о геосинклиналях. Роберт Дитц предпринял пионер скую атаку против этого представления…» (с. 79).

«Начало геологической революции, главным содержанием которой была ревизия теории орогенеза, связывается с работами Уилсона. Этот канадец – в большей мере геофизик, нежели гео лог, – играл ведущую роль не только в разработке основного принципа геофизической теории тектоники плит, но и в револю ционном преобразовании геологии» (с. 79-80).

«В соответствии с тектоникой плит орогения обусловлена конвергенцией (схождением) плит. Так это или нет, но накопле ние мощных осадочных толщ не связано с орогенией. Нет под тверждения идеи о том, что формирование геосинклинали – не обходимое условие для проявления орогении» (с. 90).

«Теория орогенических циклов была самой великой среди теорий, развивающихся в геологии до появления концепции тек тоники плит» (с. 96). «С точки зрения теории плит о понятии оро генического цикла можно только сказать, что это нонсенс» (с. 97).

Можно заметить, что сторонники плитотектонической рево люции отбрасывают научное наследие классической геологии, не увязывающееся с их идеями. Но они упускают из виду, что это на следие появилось не на «кончике пера», а в результате долговре менных полевых исследований и обобщения фактических данных.

В нашей работе принимается совершенно иное отношение к эмпи рическим учениям классической геологии: жизнеспособными счи таются только те концепции геологического развития Земли, кото рые опираются на эти учения и ассимилируют их.

По мнению А. Миясиро, «сущность научной революции не в совершенствовании научных методов, не в повышении количест ва и качества данных и не в прогрессе математической обработ ки. Это перемена взглядов и убеждений, переход от того миро воззрения, согласно которому Земля считалась статичной, к тому, в котором она выглядит подвижной» ([90], с.87). Этот автор под держивает представление Дж. Т. Уилсона о том, что обсуждаемая революция привела к формированию в геологии новой научной парадигмы (под «парадигмой» подразумевается понятие, введен ное историком науки Т.С. Куном). Он отмечает, что для успеш ного развития любой революции важно заставить массу людей смотреть на вещи по-новому, завоевать их симпатии и, в конце концов, вызвать массовое движение. Эта задача была решена в обобщающих работах ряда авторов. Их роль А.Миясиро подчер кивает словами: «Эти хорошо построенные, убедительные в сво ей логичности работы дали массе геологов мощный импульс.

Книга Халаама «Революция в науках о Земле» читалась во всем мире как самый интересный обзор событий осуществляющейся в данный момент революции» (с.81). В плане становления плито тектонической парадигмы интересны также следующие слова из цитируемой работы: «Поскольку научная революция происходит не путем доказательства в истинном значении этого слова, а ско рее путем переубеждения и обращения «в новую веру», оппози ция, представленная находящимися в меньшинстве инакомысля щими, не исчезает до самой их смерти» (с.88).

Согласно приведенным высказываниям, мобилистская рево люционная перестройка в геологии происходила не только само произвольно, но и организованно. Тектоника плит, с присоеди ненными к ней идеями, не лишена внешней логичности и при влекательности. По высказыванию В.Н. Шолпо, исходные поло жения этой концепции «…были просты, легко воспринимались и давали полную иллюзию понимания глобальных закономерно стей устройства и развития лика Земли» ([182], с.42). Это обстоя тельство повлияло на научные предпочтения специалистов, не склонных к критическому анализу научных идей. Однако, при нимая во внимание очевидную гипотетичность плитотектониче ской концепции и слабость ее реальных объяснительных возмож ностей, она не смогла бы вызвать спонтанного массового движе ния в геологии. Революция пошла не путем доказательства, а пу тем обращения в новую веру, в ходе которого были оказаны воз действия на массу людей – специалистов, просто образованных людей, учащуюся молодежь.

Воздействие выразилось, прежде всего, в засилии плитотек тонической тематики в научных, научно-популярных и учебных публикациях. Оно было связано с целенаправленной поддержкой в науках о Земле исследований по тектонике плит и скоопериро ванным с ней проблемам. Под эти разработки и публикации была подведена финансовая база, именно им оказывали предпочтение правительственные и неправительственные фонды разных стран мира при выделении субсидий. Для оправдания этих субсидий менеджерам рассматриваемых исследований необходимо было демонстрировать успешное развитие теории тектоники плит, по бедоносное становление новой парадигмы, ослабление позиций инакомыслящих. «Вся обстановка развития концепции тектоники плит, в сильнейшей степени сопровождавшаяся элементами сен сационности, исключала спокойную, беспристрастную и трезвую научную дискуссию» ([182], с. 41). Стало быть, осуществлялось воздействие на специалистов науки о Земле и научную общест венность, имеющее целью монополизировать обширную область исследований.

Конечно, только в редких случаях сторонники мобилист ских идей приоткрывают «подводную часть айсберга» обсуждае мой революционной перестройки. Можно предвидеть, что автору настоящей работы будут предъявлены претензии, по меньшей мере, в непонимании и искажении реальности. Ввиду этого уде лим еще некоторое внимание затронутой теме.

Под революцией, в философском смысле слова, объединяю щем естественные и социальные события, понимают этап эволю ции, в ходе которого некоторая система переходит в новое качест венное состояние. Если под системой подразумевать знания о при чинах геологического развития Земли, то мобилистские идеи не подняли их на новый качественный уровень. В самом деле, разве стал понятным механизм геоэволюции, наметились реалистичные прогнозы глубинного строения литосферы, появилась ясность в ме тодологии построения теории геоэволюции? Очевидно и то, что подход к объяснению причин геоэволюции остался прежним – фе номенологическим, лишь с тем отличием, что одни умозрительные построения сменились другими. В таком случае введенное плито тектонистами представление о революции в геологии надо заме нить на более адекватное определение – «переворот в геологии».

И революция, и переворот в некоторой системе общества означают использование организационных, финансовых и других ресурсов для становления новых отношений и линий развития.

Но если революция, как часть эволюции, может благотворно ска заться на системе, то переворот ограничивается монополизацией влияния определенных сил и сохранением этого влияния. В про изводственных, финансовых и политических сферах монополиза ция помогает получать дивиденды при посредственном качестве товаров, услуг, управления. Наука отличается от этих сфер толь ко характером своей продукции. Вряд ли нужно доказывать, что монополизация в науке преследует те же цели. Конечно, научным монополистам приходится утверждать, без излишней скромно сти, что работы предшественников – нонсенс, предлагаемые тео рии – строго научные и наиболее общие, а инакомыслящие нахо дятся в меньшинстве и благополучно вымирают. К цитирован ным высказываниям мобилистов, косвенно свидетельствующим о плитотектоническом монополизме, добавим еще одно, весьма впечатляющее: «Нетрудно сделать вывод, что теория тектоники плит в настоящее время является единственной подлинно науч ной теорией, на которую следует опираться при проведении лю бых исследований в области наук о Земле. Возможность альтер нативной теории или гипотезы практически исключена» ([60], с.293).

Наше понимание смысла революции в геологии и мобилист ской парадигмы в ней предваряется подобными мнениями мно гих независимых от плитотектоники специалистов. Приведем несколько суждений.

В 1991 г. О.А. Мазарович, Д.П. Найдин и В.М. Цейслер [87] опубликовали разгромную рецензию на монографию Л.П. Зон неншайна, М.И. Кузьмина и Л.М. Натанова «Тектоника лито сферных плит территории СССР» (кн. 1 и 2, М., 1990). Опираясь на фактические данные, они доказали, что плитотектонические реконструкции не обладают геологической достоверностью и что “…ожидать чего-то другого от авторов монографии было бы не правомерно, так как они принадлежат к иной, нежели мы, науч ной «конфессии»” (с.105). Авторы рецензии отмечают, что во всех странах, включая США, мобилизм оказывает давление на специалистов иных геотектонических воззрений.

В статье «Путь парадоксов» В.С. Пономарев рассматривает позиции современной механики сплошных сред (МСС) по вопро су о природе естественных напряжений в массивах горных пород и замечает: «Парадигмы гравитационных напряжений и тектони ки плит внутренне согласованы с парадигмой МСС. Вместе они образуют мощнейшую конструкцию с развитой инфраструкту рой, которая контролирует все направления исследований и по давляет ростки научного инакомыслия» ([110], с.79).

Особого внимания заслуживает мнение о ситуации в геоло гии одного из крупнейших тектонистов – В.В.Белоусова. В своей последней научной работе [15], отмечая крайнюю агрессивность тектоники плит, ее категоричность, уверенность в своей непо грешимости, нетерпимость к инакомыслию, он явственно указал и на монополистическое положение этой концепции: «Тектоника плит, ставшая официальным символом веры в тектонике, подчи нив себе весь геологический истеблишмент, особенно в англо язычных странах, включая научную печать, изолировала себя от внешней критики» (с.10).

Многие годы В.В.Белоусов аргументированно критиковал новую глобальную тектонику – со времени ее появления. Это на несло ущерб его научной карьере – даже несмотря на его имя в отечественной и мировой науке о Земле. В 1953 году он был из бран членом-корреспондентом АН СССР. В последующие деся тилетия, будучи автором крупных научных трудов, главой из вестной научной школы тектонистов, видным участником орга низации «Международного геофизического года», «Проекта верхней мантии» и «Геодинамического проекта», академиком Шведской, Индийской и Нью-Йоркской Академий наук, он не был избран академиком АН СССР. Приведенные ниже выдержки из опубликованных работ проливают свет на затронутый вопрос.

В книге «Из воспоминаний геолога» В.Е.Хаин пишет по этому поводу: «Но в сложившихся условиях присуждение В.В.Белоусову Ленинской премии, как и его избрание в академи ки, могло быть истолковано в нашей стране, да и за рубежом, как официальное одобрение его антимобилистской позиции и вос принято руководителями многих научных учреждений, особенно на периферии, как обоснование для гонения на сторонников тек тоники плит» ([166], с.105). Какими бы ни были оправдания, ясно то, что заслуги крупного ученого не были оценены по достоинст ву в угоду интересов плейт-тектонической революции и монопо лии. Позиция цитируемого автора в этом вопросе очевидна. Он отмечает также, что против присуждения В.В.Белоусову Ленин ской премии выступал академик А.Л.Яншин.

В отношении позиций сторонников плейт-тектоники любо пытны и такие слова В.Е.Хаина: «Несомненно, однако, что ак тивное и умелое противодействие В.В.Белоусова внедрению тек тоники плит в нашу науку задержало ее развитие. Это дало повод авторам статей в некоторых зарубежных научно-популярных журналах сравнивать роль Белоусова в российской геологии с ролью Лысенко в биологии. Такое сравнение мне представляется в значительной мере несправедливым» (с.105).

В этой связи существенную коррекцию вносит, в своих вос поминаниях, В.Н. Шолпо: «Что же касается административного и даже идеологического давления, то здесь приоритет принадлежит как раз сторонникам плейт-тектоники. Прекрасно помню письмо в «Правду», подписанное сотрудниками Института океанологии АН во главе с директором, смысл которого сводился к тому, что про тиводействие развитию новых прогрессивных идей в геотектонике приведет к отставанию теоретических фундаментальных направ лений в геологии и затормозит развитие минерально-сырьевой ба зы страны» ([30], с.103). В качестве пояснения, адресованного мо лодым ученым, отметим, что обращение в газету «Правда», пе чатный орган Коммунистической партии СССР, давало официаль ный повод для принятия решений в интересах заявителя. Этим пользовались, например, поборники «поворота» северных и си бирских рек Советского Союза на юг страны.

Окончательную ясность в вопрос о том, почему В.В. Белоусов не стал академиком, вносит воспоминание Ю.С. Геншафта: «Также резко он выступал против руководящих академических коллег, без оговорочно принявших мобилистскую концепцию литосферных плит. Этой откровенности и прямоты суждений ему не прощали.

Один из академических лидеров, хорошо ориентирующийся в хит росплетениях выборной политики, говорил, что пока он жив, В.В. академиком не бывать. И очень умело, вкупе с другими прин ципиальными оппонентами В.В., организовывал провалы В.В. на выборах в члены Академии наук СССР» ([30], с.124).

Автору настоящей работы знакомы специалисты, испытав шие в своих научно-исследовательских организациях давление со стороны плитотектонистов, занимавших руководящие должно сти. Этим специалистам пришлось поменять место работы. В геологических кругах известно, что проведение геотектоническо го анализа с позиций, противоречащих концепции плейт тектоники, является тормозом к опубликованию научных статей в ряде отечественных журналов. Воздействие такого рода автор испытал на себе в 1990 году, когда решался вопрос об опублико вании в «Гидрометеоиздате» книги С.Я. и В.Я. Сергиных «При рода крупнейших климатических и тектонических циклов». Кни га не пошла в печать в связи с негативной рецензией из Институ та океанологии АН СССР. Один из ее фрагментов следующий:

«Исключив из рассмотрения роль эндогенных процессов, а сле довательно и тектонических процессов связанных с ними непо средственно (таких, как спрединг, движения литосферных плит, субдукция, коллизии и т.д.), авторы получили возможность соз дать свою собственную «геотектонику», вступающую на каждом шагу в противоречия с фундаментальными достижениями наук о Земле за последние 25 лет». Авторы огорчились бы, если бы в рецензии было сказано, что их «собственная» геотектоника всту пает в противоречия с фундаментальными достижениями за по следние 250 лет. Через несколько лет книга вышла в издательстве «Наука» с несколько иным названием [133].

Завершая тему о невидимой части плитотектонического «айсберга», возвратимся к поставленному в п. 5.4 вопросу о том, почему за десятилетия лидерства в геологии тектоники плит не пробурено ни одной глубокой скважины для подтверждения мо лодого возраста глубинных слоев океанической коры и, стало быть, идей спрединга?

Как уже отмечалось, следовало пробурить хотя бы одну скважину на океаническом ложе глубиной 3-5 км в случае про ходки с бурового судна и 8-10 км в случае проходки с атолла.

Принципиальных технических препятствий для этого не сущест вует с конца 60-х годов прошлого столетия, когда к работам при ступило буровое судно Гломар Челленджер и началась проходка сверхглубоких скважин на континентах. В 1987 году на Второй международной конференции по Научному океаническому буре нию была поставлена задача бурения серии коровых скважин глубиной до 5 км (от морского дна). В связи с необходимостью разрушения при этом магматических пород, технические требо вания заключались в продлении жизни буровых наконечников [197]. Однако буровое судно ДЖОЙДЕС Резолюшен (JOIDES Resolution), заменившее в то время своего предшественника, фак тически не приступило к этой работе. Не было попыток сверх глубокого бурения и на атоллах.

Вряд ли можно говорить также о принципиальных финансо вых препятствиях проходки нескольких глубоких скважин. По Проекту глубоководного бурения (Dip Sea Drilling Project) и сме нившей его Программе океанического бурения (Ocean Drilling Pro gram) выполнены работы несоизмеримо большего масштаба. Кро ме того осуществлены другие дорогостоящие проекты по изучению морского дна, связанные с исследованиями по тектонике плит.

Конечно, с позиций идеи о формировании океанической ли тосферы в зонах спрединга, нет нужды заглублять скважины в толщу базитов. С этим можно было бы согласиться, если бы мы располагали не идеей (пусть даже в ранге «почти теории»), а твердо установленным фактом. Остается полагать, что имеется веская причина, по которой разработчики плейт-тектоники не стали решать рассматриваемую задачу. Ни одну из нескольких тысяч скважин океанического бурения не стали заглублять под осадочный слой коры хотя бы на 2-3 км.

Здесь трудно представить иную причину, кроме опасения получить результат, опровергающий положение тектоники плит о молодости океанической литосферы и базовый ее постулат о спрединге. Возможность такого результата стала ясной уже на начальном этапе разбуривания дна океана, когда появились дан ные о чередовании во «втором слое» коры базитов с метаморфи зованными осадками. Опираясь на них, О.К. Леонтьев [79] давно поставил под сомнение правильность определения возраста ба зальтов океанической коры по возрасту перекрывающих осадков и указал на ошибочность построенных на этой основе карт воз раста океанической коры. Остается в силе следующее его замеча ние: «В действительности они отражают возраст пород, достиг нутых забоем скважины. Считать их картами возраста океаниче ской коры было бы так же неверно, как если бы мы стали считать возраст основания Подмосковной синеклизы юрским только по тому, что скважина, по которой определяется возраст, закончена в юрских отложениях» (с. 269).

Отмеченная причина, надо полагать, имела существенное значение не столько сама по себе, сколько в связи с грандиозны ми мероприятиями Проекта глубоководного бурения и Програм мы океанического бурения. Именно эта связь должна была ис ключить попытки пробурить хотя бы одну скважину в собствен но океанической коре до глубин, соответствующих предельным техническим возможностям буровых агрегатов.

Научно-практические цели глубоководного бурения были весьма обширными. В ходе исследовательских рейсов Гломара Челленджера и ДЖОЙДЕС Резолюшен с помощью нескольких тысяч скважин впервые охарактеризована геологическая среда океанической области биосферы в увязке с геофизическими и геохимическими полями морского дна. Получены сведения о природных ресурсах и естественных условиях океанической стратисферы, по масштабности сопоставимые разве что с данны ми спутниковых исследований Земли.

Важнейшей целью было зондирование ресурсов стратегиче ского для современной цивилизации полезного ископаемого – уг леводородов. Для их выявления скважины достаточно было дово дить до кровли базальтов – что и делалось в большинстве случаев.

Сугубо научная официальная ориентация Проекта и Программы (на изучение механизмов плейт-тектоники и построение геотекто нической теории) обеспечивала международный статус этих меро приятий и, стало быть, беспрепятственное зондирование осадочной толщи во всех морях Мирового океана. Преждевременное выявле ние несостоятельности плитотектоники, в случае бурения глубокой коровой скважины, могло нарушить налаженную систему иссле дований ресурсов океанической стратисферы, а также физических особенностей донных отложений и водных масс различных морей.

Эти исследования в значительной мере финансировались Национальным научным фондом США и осуществлялись в инте ресах этой страны. Отсюда становится понятным, почему плито тектонический монополизм в геотектонике сильнее всего про явился именно в США.

Эпоха плитотектонической революции и связанной с ней геологической парадигмы заканчивается, в связи с чем возникает вопрос: что дальше?

Китайский геофизик Г. Баомин [187] считает плитотектони ку «первой приливной волной» революционного тренда в совре менной науке о Земле и оценивает ситуацию следующим обра зом: «По прошествии упомянутой «первой приливной волны»

развитие науки о Земле происходило в последние 20 лет в усло виях относительной стабильности. В течение этого периода вы полнены исследования различного плана, но важнейшие теорети ческие проблемы остаются нерешенными и существенного про гресса здесь не достигнуто» (с.2);

«… теория тектоники плит не вскрыла главный процесс, основную причину и закономерность движения и эволюции литосферы. В общем, будучи современным символом развития теории, она представляет собой преимущест венно «феноменальную», в смысле выявления феномена движе ния, но не поднялась до уровня научной теории» (с. 2-3). Он по лагает, что в науке о Земле необходимо начать новую, более масштабную революцию. Итогом «второй приливной волны»

должно быть построение ряда теорий, объединяющих геологиче ские знания в единую иерархическую систему. В качестве базиса этой системы ему видится разработка теории дифференцирован ного вращения сферических слоев структур, относящихся к лито сфере и подстилающей ее «интериосфере».

По мнению В.Е.Хаина и М.Г.Ломизе, «…основой будущей обобщенной теории остается тектоника плит, но вместе с тем она должна будет полнее вобрать в себя позитивные элементы пред шествующих тектонических гипотез – контракционной, пульса ционной, глубинной дифференциации. Это естественный путь развития парадигмы – от отрицания более ранних представлений до постепенной ассимиляции того рационального, что в них со держалось» ([165], с. 464). Они выражают согласие с представле ниями японских специалистов Ш. Маруяма, М. Кумазава, С. Ка ваками и др. о том, что наступило время создания подлинно гло бальной геодинамической модели, включающей тектонику роста, плюм-тектонику и плейт-тектонику. По их оценке, отмеченные специалисты существенно продвинулись в создании новой пара дигмы в науке о Земле.

В общем обозначилась перспектива проведения новых «ре волюций» и построения новых «парадигм», связанная с перехо дом от тектоники плит к всевозможным ее комбинациям с дру гими столь же недоказуемыми предположениями. Именно такие комбинации, на уровне глобальных и региональных исследова ний, стали главным содержанием научных статей и монографий тектонической направленности, опубликованных в последние де сятилетия. В массовом порядке продолжаются исследовательские работы, не соответствующие основной цели науки – получению заслуживающих доверия научных выводов.

Для поворота геотектонических исследований к этой цели в концепциях геологического развития Земли необходимо рассмат ривать всю совокупность действующих факторов и процессов – за исключением гипотетических. Только в таком случае можно надеяться на получение из «мельницы» научного анализа добро качественного продукта. С другой стороны, сама «мельница» на учного анализа должна быть пригодна к анализу факторов и про цессов во всей сложности имеющихся взаимных и обратных свя зей. Этим требованиям, как известно, отвечает методология, на зываемая «системным подходом».

Геодинамика, основанная на идеях мобилизма и плюм тектоники, решительно отказалась учитывать энергию солнечной радиации и роль экзогенных процессов в предполагаемых меха низмах геоэволюции. Проигнорированы взаимные и обратные связи эндогенных геологических процессов с экзогенными, харак терные для круговорота вещества в литосфере, влияние измене ний климата на литосферу и т.д. Тем самым рассматриваемая гео динамика, наряду с гипотетичностью привлекаемых явлений, на ходится вне рамок системного подхода. В своей методике получе ния выводов, согласно которой некий глубинный механизм вызы вает изменения в литосфере и биосфере, но эти изменения явля ются всего лишь последствиями, несущественными для исходного механизма, она просто архаична. Та же простейшая логическая схема «причина – следствие» применялась в концепциях контрак ции Земли и многих других геотектонических гипотезах. Различие заключается лишь в большей сложности причинного механизма тектогенеза, предложенного мобилистской геодинамикой.

В противовес мнению авторов последней из цитированных работ можно сказать, что наступило время решения проблемы причин геоэволюции с позиций системного подхода. Существен но, что движение в этом направлении началось еще на заре науч ной геологии. Разработанная Дж. Геттоном схема геологических циклов, основанная на идее о круговороте вещества в земной ко ре, представляла собой не что иное, как первую системную кон цепцию геодинамики. В дальнейшем изучение компенсационных движений в тектоносфере, закономерностей развития геосинкли налей и платформ, аккумуляции и выделения солнечной энергии в ходе геохимических циклов, а также других реальных геологи ческих процессов вело к накоплению в геологии системных зна ний. В ряде смежных наук о Земле системные воззрения давно завоевали прочные позиции. Разработка учения о биосфере стала образцом крупного междисциплинарного исследования на основе системного подхода, которое осуществлялось с приоритетным участием геологов. Учитывая эту предысторию, построение сис темной концепции геологического развития Земли нельзя считать ни революцией, ни новой парадигмой.

Мобилистская «революция» и «парадигма» создали и закре пили доминирование плитотектоники с ее мнимыми исходными феноменами. Такое развитие событий можно считать феномено логическим подходом в крайнем его проявлении, при котором теоретическая геология оказалась в тупике и находится в состоя нии монополистической стагнации уже более тридцати лет. Сис темный подход к проблеме геоэволюции, будучи методологиче ским, не связанным ни с одной из противоборствующих геотек тонических концепций, дает выход из тупика и не ведет к образо ванию какой-либо монополии. Он не ставит запрета на введение в модельное описание ГГС новых факторов и процессов – за ис ключением гипотетических, чтобы результаты исследования за служивали доверия. Эта позиция не может ограничить изучение явлений, влияющих на ГГС со стороны земных глубин и Космо са. Если окажется, что некоторые из них существенны, их необ ходимо будет учесть при системном рассмотрении проблемы гео эволюции и последующем математическом моделировании ГГС.

На примере плитотектоники очевидно, что представление Т.С. Куна о научных революциях и парадигмах позволяет как бы узаконить установление научных монополий. Под видом «пара дигмы» открывается возможность разрабатывать то одни, то дру гие спекулятивные теории, ибо все они получают статус «нор мальной» науки. Рассмотрение этической стороны дела при этом оказывается неуместным, поскольку парадигма признается есте ственным явлением науки. Затрудняются также анализ и критика существа «теорий», так как каждая парадигма сопровождается эзотерическим, понятным только для посвященных новаторством в определениях и терминах. Такого рода новаторство в геотекто нике стало настолько разветвленным, что геология переживает эпоху модернизма в худшем смысле этого слова.

Человеческое сообщество не заинтересовано в том, чтобы частные разделы Большой науки приобретали эзотерический ха рактер и утрачивали способность к взаимопониманию. Наоборот, оно заинтересовано в широком обмене научными методами, представлениями, идеями, позволяющем быстрее продвигать об щий фронт знаний. Сомнительно, чтобы крупные ученые ассо циировали свой вклад в науку с понятиями «революция», «пара дигма», «эзотеризм». Эти понятия, надо полагать, отражают на строй сообществ, приемлющих перевороты, монополизм и диктат как нормы научной деятельности.

В этом контексте для нас существенно то, что системное мировоззрение и системная методология, отражая сущность ми ра, в котором обитает человечество, дают основу для интегриро вания научных знаний. Тем самым можно надеяться, что специа листы многих отраслей знаний, в том числе системного анализа и прикладной математики, увидят в системной концепции геологи ческого развития нечто интересное для себя. При их участии ук репится междисциплинарная основа решения проблемы причин геоэволюции и эта область знаний выйдет из-под контроля спе циалистов по осуществлению революций и созданию парадигм.

ОБЩИЕ ВЫВОДЫ 1. Перисфера Земли (атмосфера, гидросфера, биота, лито сфера и астеносфера) обладает структурно-функциональной ор ганизованностью и представляет собой глобальную геологиче скую систему (ГГС). Масса этой системы не превышает 10% мас сы Земли, но она энергетически самодостаточна, поскольку в ее пределах находится преобладающая часть радиоактивных эле ментов планеты и ассимилируется вся поглощенная солнечная радиация. Динамическими составляющими ГГС являются гло бальная экологическая система (биосфера), глобальная климато образующая система, ансамбль геосинклинально-орогенных сис тем и ансамбль разломно-магматических систем. Объединяя эти подсистемы, ГГС обладает свойствами целостности (холистично сти), несводимости к составляющим (эмерджентности) и самоор ганизации (синергизма). Изучение динамики и развития ГГС от крывает возможности для объяснения причин геологической эво люции Земли, так как, во-первых, все реально известные процес сы геоэволюции протекают в пределах перисферы, во-вторых, ГГС возникла в начале геологического этапа развития планеты.

2. Фундаментальное значение для геоэволюции имеет геоло гический круговорот вещества, объединяющий приток базитовой магмы из астеносферы, глобальную денудацию, осадконакопле ние, региональный метаморфизм, гранитоидный магматизм и го рообразование. Представлены схемы резервуарной модели кру говорота вещества, а также массообмена между континенталь ным и океаническим сегментами литосферно-астеносферной оболочки. Согласно проведенному анализу, эндогенная стадия круговорота обеспечивается собственной (геохимической) энер гией осадочных пород, выделяющейся при окислении органиче ского вещества, превращении гипергенных минералов в гипоген ные и распаде радиоактивных элементов, аккумулированных в осадочных породах. Первичным источником возникновения соб ственной энергии осадочных пород, в том числе повышенной концентрации радиоактивных элементов, является энергия сол нечной радиации, ассимилируемая биосферой в ходе экзогенной стадии круговорота.

3. По эмпирическим данным, завершенный цикл круговорота вещества, включающий эндогенную стадию, происходит в гео синклиналях. Расчет теплового баланса осадочной толщи, претер певающей региональный метаморфизм, гранитоидный магматизм и орогенез, дает основания считать, что геосинклинальный цикл име ет следующую природу: накопление в осадочной толще геохими ческой энергии – ее реализация в виде тепла и тектонической рабо ты. К геосинклиналям следует отнести все участки земной коры, претерпевающие цикл отмеченного термодинамического содержа ния. Эти участки способны к самоорганизации и являются нерав новесными динамическими системами. С учетом тектонической их структуры они получили название геосинклинально-орогенных систем (ГОС). Эти системы представляют собой региональные гео логические осцилляторы. Они возникают и отмирают на протяже нии геологической истории, вызывая поступательные изменения строения литосферы и глобального рельефа.

4. Полициклический геосинклинально-орогенный процесс дает начало континентальной коре, которая накладывается на океаническую литосферу. Последняя становится нижним (ман тийным) структурным этажом континентальной литосферы. Та кого рода превращение океанической литосферы в континен тальную, начавшееся на раннем этапе геологической истории, сопровождается преобразованием геологической структуры Зем ли в направлении: океанические платформы – орогенные области и пояса – континентальные платформы. Каждый континент пред ставляет собой устойчивый геоблок, который не может утратить свою кору, расчлениться на фрагменты и потерять целостность.

Генезис основных континентальных структур находит свое объ яснение, опираясь на факт существования и функционирования ансамблей ГОС и РМС (разломно-магматических систем). При чиной единообразия высотного положения разновозрастных кон тинентальных платформ и континентов в целом является регу лирующая роль океана в глобальных процессах денудации, осад конакопления и изостазии.

5. В неогее, при значительных размерах континентов и уме ренном термическом фоне на поверхности Земли, вслед за круп номасштабными орогеническими событиями стали возникать хо лодные (ледниковые) периоды. Расчеты показывают, что главное климатообразующее значение имеет появление в высоких и сред них широтах горного оледенения и его преобразование в матери ковое оледенение. Отмеченное изменение оледенения и климата сопровождается падением уровня океана, понижением температу ры глубинных морских вод и другими изменениями биосферных условий. В периоды ослабления тектогенеза, разрушения горных сооружений и их термического оседания, оледенение деградирует и восстанавливаются экологические условия теплых геологиче ских эпох. Возникает чередование теплых талассократических и холодных геократических периодов, представляющее собой не отъемлемую часть глобальных геологических циклов.

6. На протяжении каждого холодного периода имеет место понижение температуры литосферы, главным образом в верхнем хрупко-упругом ее слое. Как следствие, возникает глобальная сеть литосферных трещин, способных достигать астеносферы.

Каждая трещина, по которой происходит излияние базитовой магмы, превращается в разломно-магматическую систему (РМС).

Этой системе свойственны процессы саморазвития: вынос асте носферных выплавок (преимущественно базальтов) на поверх ность литосферы – компенсационное оседание прилегающих к трещине протяженных участков литосферы – появление новых трещин, обусловливающих продолжение эффузивной деятельно сти и оседание литосферы. Возникновение глобальной сети РМС представляет собой обратную связь климат – литосфера. Она имеет важное геодинамическое значение, но полностью упущена в геодинамике. Ее воздействие приводит к разломно-блоковому расчленению литосферы, более всего выраженному на дне океана в виде срединно-океанических поднятий с их рифтами и попе речными разломами. Кроме того, самостоятельные ансамбли РМС появляются в пределах каждого орогена – вследствие по слеинверсионного охлаждения земной коры.

7. Плотная сеть РМС, возникающая в каждый холодный период на ложе океанов, приводит к формированию чехла вулка нитов с включениями осадочного материала. На периферии океа нов формируется осадочный чехол с включениями вулканитов. В целом, имеет место наращивание океанической литосферы вул каногенными и осадочными породами. Оно почти затухает в теп лые периоды, когда ослабляются процессы разломообразования на ложе океанов и терригенного осадконакопления на их окраи нах. Таким образом, при главенствующей роли ансамбля РМС происходит разломно-блоковое усложнение и эффузивно осадочное утолщение океанической литосферы. Сопутствующее компенсационное ее оседание обеспечивает сохранение глубины океанов. Это оседание позволяет объяснить образование гайотов и коралловых атоллов при постоянстве уровня океана. Согласно представленному механизму, океаническая литосфера является древней, причем ее подошвенные слои вовлечены в рециклинг – ассимилируются астеносферой.

8. В условиях зрелой функциональной структуры ГГС при обрела свойства осциллятора, генерирующего глобальные геоло гические циклы с их тектоно-магматическими, гляциоклиматиче скими и другими событиями. Природа циклов связана с чередо ванием талассократического и геократического состояний систе мы, которые различаются по энергосодержанию и организации геологических процессов. В ходе каждого цикла имеют место следующие взаимные переходы: денудация ранее возникших горных сооружений, установление теплого талассократического периода, аккумуляция в ансамбле ГОС осадочных отложений с присущей им геохимической энергией – превращение этой энер гии в теплоту, проявление в ансамбле ГОС регионального мета морфизма, гранитоидного магматизма и орогенеза, возникнове ние холодного геократического периода с планетарной сетью РМС. Планетарная консолидация региональных геологических событий на протяжении этих циклов связана с динамической ро лью глобальных экологической и климатообразующей систем (ГЭС и ГКС). Они объединяют экзогенные и эндогенные процес сы биосферной и тектоносферной областей ГГС.

9. Процессы и характер поступательного геологического раз вития Земли претерпевали изменения. В протогее океаническая ли тосфера формировалась ансамблем РМС (который поддерживался за счет трендового понижения температуры перисферы), а конти нентальная кора – ансамблем ГОС (в ходе региональных геосинк линально-орогенных циклов). В неогее, при зрелой структуре ГГС, геоэволюционные события стали определяться глобальными геоло гическими циклами. Ансамбль РМС возникал и наращивал океани ческую литосферу преимущественно в холодные периоды. Склад чатый фундамент континентальных платформ получал прираще ние главным образом в орогенические стадии глобальных геологи ческих циклов. Осадочный чехол континентальных платформ ак кумулировался по большей части в теплые периоды, когда проис ходило гляциоэвстатическое повышение уровня Мирового океана.

Океаническая литосфера генетически однородна и подраз деляется на мантийную и коровую части главным образом по из менению физических характеристик. Ее образование началось на самой ранней стадии геологической истории. В отличие от океа нической, континентальная литосфера гетерогенна, поскольку ее коровый структурный этаж отличается от мантийного по проис хождению, составу и строению. Континентальная кора (и лито сфера) дифференцирована по началу своего образования, варьи рующего от архея до кайнозоя.

10. ГГС, как любая динамическая система, воздействует на окружающую (вмещающую) среду. Разломно-магматические системы (РМС), возникающие в литосферно-астеносферной обо лочке, нарушают термодинамическое равновесие в нижележа щей области мантии. Последняя становится до некоторой степени открытой термодинамической системой и претерпевает измене ния состава и физических свойств. Нижняя граница астеносферы при этом углубляется, особенно в пределах геосинклинально орогенных областей, где функционирование РМС приводит к об разованию «базальтового» слоя континентальной коры. Тем са мым планетарные геоэволюционные процессы связаны с разви тием ГТС и протекают преимущественно сверху вниз (но не сни зу вверх, как это следует из представленной о глубинной геоди намике). В ходе геологической истории возникло различие соста ва и свойств мантии под океанами и континентами, выявленное сейсмической томографией.

11. Теоретическое рассмотрение вопроса о возникновении вод океана позволяет объяснить факт их существования на ран ней стадии геологического этапа развития Земли. Имеются дово ды, согласно которым масса гидросферы на этой стадии была максимальной за всю геологическую историю. Опираясь на пред ставления о развитии ГГС и данные исторической геологии, можно выделить следующие этапы геоэволюции:


– раннепротогейский, когда океан покрывал всю планету, существовал ансамбль РМС и формировалась океаническая лито сфера;

возникали архипелаги вулканических островов, где проте кали процессы литосферного круговорота вещества;

они дали на чало древнейшим ядрам континентальной коры;

– позднепротогейский, когда праконтиненты (микроконти ненты) разрастались и объединялись вследствие функционирова ния ансамбля «архаичных» ГОС;

продолжалось трендовое пони жение температуры перисферы и похолодание климата;

сущест вовал ансамбль РМС и продолжалось утолщение океанической литосферы;

– ранненеогейский, когда при некотором совпадении (в ан самбле ГОС) горообразовательных процессов стали возникать холодные (ледниковые) периоды;

их чередование с теплыми пе риодами привело к зарождению циклической организации про цесса геоэволюции;

одним из ее проявлений было усиление раз ломообразования и формирования ансамбля РМС в холодные пе риоды и ослабление этого процесса – в теплые периоды;

– поздненеогейский, когда возник непрерывный ритм глобаль ных геологических циклов с доминирующей продолжительностью около 200 млн лет;

произошло радикальное усложнение тектоно сферы и биосферы, в том числе заметное обособление океанических бассейнов;

имели место ускоренная диверсификация жизненных форм и освоение биотой всего пространства биосферы;

– раннефутурогейский, в ходе которого, без учета антропо генного фактора, прогнозируется дальнейшее развитие геосинк линально-орогенных поясов;

объединение материков в Пангею;

обособление Индоатлантического и Тихого океанов до состояния бассейнов, связанных между собой только через атмосферу и проливы с односторонним стоком;

дальнейшее усложнение пери сферы и переход к перманентно существующим холодным (лед никовым) геократическим условиям.

12. Сформирована системная концепция геологического развития Земли – как представление о том, что динамика и разви тие ГГС, в своих механизмах и проявлениях, являются геодина микой и геоэволюцией.

Исходные составляющие концепции таковы:

– системная методология и сведения об иерархии геосистем;

– существующие знания о процессах, протекающих в пери сфере Земли;

– теоретические дополнения имеющихся знаний.

Концепция обладает объяснительными возможностями, в соответствии с которыми удается установить причинно следственные связи между событиями геоэволюции, известными в геологии на основе фактических данных. Она обладает также прогностическими возможностями, касающимися строения тек тоносферы и хода геологических событий.

Из содержания концепции вытекает постановка задач теоре тических и экспериментальных исследований по дальнейшей ее разработке. Все задачи поддаются решению на современном уровне знаний и позволяют исчерпывающим образом подтвер дить справедливость системной концепции или доказать ее несо стоятельность.

13. Использование в геотектонических концепциях палео магнитных построений вызывает необходимость в объяснении природы геомагнетизма. В соответствии с анализом этой пробле мы, геомагнитное поле может генерироваться в пределах ГГС в генетической связи с электрическим полем Земли. Объединенный процесс протекает по принципу самовозбуждающегося динамо, где разделение электрических зарядов и электрические токи обеспечиваются атмосферной циркуляцией, а роль сердечника, аккумулирующего воздействия индуцированных магнитных по лей и создающего геомагнитное поле, выполняет верхняя лито сфера. Долговременные изменения общей циркуляции атмосфе ры, связанные с изменениями климата, обусловливают вариации в работе динамо и характеристиках геомагнитного поля, вплоть до его переполюсовок (инверсий). Ввиду этого палеомагнитные данные отражают не гипотетические перемещения литосферных плит, а реальные климатически обусловленные изменения кон фигурации геомагнитного поля.

14. Проведен критический анализ представлений о том, что при разработке плейт-тектоники произошло революционное пре образование науки о Земле и что эта концепция является новой научной парадигмой и почти законченной геотектонической тео рией. В действительности имели место нарушение научных тра диций главенства в теоретических построениях фактов и логики;

бездоказательное пренебрежение эмпирическими учениями и внедрение надуманных идей (переворот в науке);

создание и под держание монополии мобилистских воззрений, скооперирован ных с определенными идеями геомеханики и палеомагнетизма.

Существует опасность того, что вслед за этой «революцией» по следуют новые, базирующиеся на позиционировании не менее мифических предположений о глубинной геодинамике. Прием лемым выходом из этой тупиковой ситуации, умаляющей пре стиж геологии и всей науки о Земле, можно считать концентра цию усилий на разработке системной концепции причин геоэво люции. Для этого существуют все предпосылки, в том числе дос таточно единодушное мнение специалистов о возможностях сис темной методологии. Однако это мнение пока остается скорее формальным, нежели действенным.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ Основным итогом настоящей работы является продвижение в исследовании глобальной геологической системы. Установлено, что ГГС объединяет компоненты и взаимодействия, свойствен ные перисфере Земли, на протяжении всей геологической исто рии. В этой системе сосредоточены энергоресурсы планеты, дос тупные для процессов геоэволюции. В соответствии с этим рас смотрение причин геологического развития, на основе анализа динамики ГГС, проведено без привлечения гипотетических про цессов в глубинах Земли.

Согласно результатам анализа, экзогенные геологические процессы более тесно взаимодействуют с эндогенными, чем пола гали до сих пор, и имеют принципиальное геодинамическое значе ние. Сформирована системная концепция геоэволюции, суть кото рой в том, что геологическое развитие Земли – это проявление ди намики и развития ГГС. Геоэволюция обусловливается взаимодей ствием биосферных подсистем ГГС (глобальных экологической и климатообразующей систем) с тектоносферными ее подсистемами (геосинклинально-орогенными и разломно-магматическими систе мами). Ввиду этого системную концепцию геологического разви тия можно назвать биосферно-тектоносферной.

Рассмотрены объяснительные и прогностические возможно сти системной концепции. Имеющийся в ней потенциал проявля ется в том, что любой вопрос геодинамики и геоэволюции подда ется анализу в рамках ГГС – в соответствии с ее структурой, функционированием и развитием. В частности, достигнуто про движение в понимании генезиса геосинклинально-орогенных и глобальных геологических циклов, механизма образования океа нической и континентальной литосферы, глубинного состава и строения литосферы обоих типов, событийного наполнения эта пов геоэволюции. Это понимание оказалось свободным от внут ренних противоречий. Такой результат представляется естест венным, поскольку процессы в ГГС обладают организацией и ло гикой, которая, в принципе, не может содержать пробелов и не увязок. По крайней мере на существующем уровне изученности ГГС нет нужды прибегать к исключениям из установленных с ее помощью закономерностей геоэволюции и к инородным их до полнениям, как это делается в имеющихся геотектонических концепциях.

При изучении ГГС сформировано модельное представление об этой системе, обобщающее геологические знания, и сложилось определенное отношение к воззрениям теоретической геологии.

Соединимыми между собой и востребованными оказались учения о геологическом круговороте вещества, биосфере, геосинклина лях и платформах, а также представления о фиксированном по ложении материковых глыб и океанических впадин, геохимиче ской аккумуляции солнечной энергии в осадочных породах, тек тонической роли изменений температуры литосферы (термотек тонике), разломно-блоковой структуре литосферы и т. п. Невос требованными оказались идеи расширения Земли, ее сжатия, пульсаций ее объема, базификации континентальной коры, моби лизма, мантийных плюмов и т. п., проблематичные в доказатель ствах своей реальности. Таким образом, системная концепция опирается на проверенные временем приобретения геологиче ской научной мысли за последние столетия и ее построение не зависит от новейших разработок по глубинной геодинамике.

С позиций системной концепции, активность по революци онным преобразованиям в теоретической геологии и созданию новых парадигм, проявившаяся в последние несколько десятиле тий, отражает кризисное состояние в этой области знаний. Увле чение экзотическими факторами тектогенеза, очевидно, не может продолжаться до бесконечности. Геодинамике и геотектонике придется приступить к более внимательному изучению причин геоэволюции, реальных как с теоретической, так и с эмпириче ской точки зрения. Кроме того, придется продолжить изучение системных взаимосвязей действующих факторов, проведенное во многих геологических исследованиях, а начатое в основопола гающих работах Дж. Геттона и В.И. Вернадского. В общем, ис пользование системного подхода в решении проблемы причин геоэволюции представляется объективной необходимостью. Дос таточно единодушное подобное мнение многих специалистов же лательно трансформировать в реальную деятельность научных коллективов, особенно академических (если иметь в виду Россию).

Важнейшей задачей на будущее можно считать дальнейшее изучение функционирования ГГС и ее подсистем. Необходимо математически описать термодинамические циклы геосинкли нально-орогенных и разломно-магматических систем;

их взаимо действие с глобальной экологической и глобальной климатообра зующей системами;

долговременную динамику биосферы и кли мата с учетом воздействий со стороны литосферы;


формирование напряжений и деформаций в литосфере под влиянием изменений климата;

процессы денудации и осадконакопления;

развитие гео синклинально-орогенных и разломно-магматических систем. Вы полнение этой работы позволит приступить к задачам математи ческого моделирования ГГС и модельного воспроизведения гео эволюции с учетом различных вариантов начальных условий и изменяющихся во времени граничных условий. По мере их реше ния появятся расчеты изменений трехмерных характеристик тек тоносферы, таких, как вещественный состав, плотность, темпера тура, напряжения, деформации. При сопоставлении результатов расчетов с данными по региональной тектонике, хронострати графии и геологической корреляции откроется возможность про верки и корректировки модели ГГС, а значит и системной кон цепции геологической эволюции. С другой стороны, результаты моделирования начнут восполнять пробелы в геологических зна ниях, связанные с недостатком фактических данных о земной ко ре и тектоносфере в целом.

Вместе с тем принципиальное значение для изучения при чин геоэволюции могут иметь намеченные в настоящей работе полевые и лабораторные эксперименты. Особенно полезным бу дет глубокое бурение океанической коры, определение энерго содержания осадочных пород геосинклинальных толщ, физиче ское моделирование термически обусловленного разломообразо вания в пределах орогенов и глобальной литосферы.

Рассматриваемые задачи посильны отечественной науке и технике. Они могут быть выполнены в обозримые сроки в рамках междисциплинарного проекта, достаточно компактного по числу исполнителей и необходимым затратам. В таком случае можно будет надеяться на своевременное выявление особенностей строения земной «колыбели» человечества, а также закономер ностей ее эволюции, что поможет стабильному развитию страны и цивилизации в целом.

БИБЛИОГРАФИЧЕСКИЙ СПИСОК 1. Авдулов, М. В. Фазовые превращения и петрогенез / М. В.

Авдулов. – М. : Недра, 1990. – 141 с. : ил.

2. Авсюк, Ю. Н. Эволюция системы Земля – Луна и ее место среди проблем нелинейной геодинамики / Ю. Н. Авсюк // Геотекто ника. – 1993. – № 1. – С. 13-22.

3. Агапова, Г. В. О преобладающих простираниях разломов на дне океана / Г. В. Агапова, Л. П. Волокитина // Океанология. – 1991. – Т. 31, вып. 1. – С. 92-101.

4. Азбель, И. Я. Изотопное моделирование ранней эволюции Земли / И. Я. Азбель, И. Н. Толстихин // Природа. – 1991. – № 9. – С. 93-99.

5. Ананьев, Ф. М. О причинах и механизме тектонических про цессов / Ф. М. Ананьев // Известия высших учебных заведений. Сер.

Геология и разведка. – 1981. – № 8. – С. 17-22.

6. Антропогенные изменения климата / И. И. Борзенкова, М. И.

Будыко, Э. К. Бьютнер и др. ;

под ред. М. И. Будыко, Ю. А. Израэля. – Л. : Гидрометеоиздат, 1987. – 405 с.

7. Артемьев, М. Е. Современное состояние проблемы изостазии / М. Е. Артемьев // Строение и эволюция тектоносферы. – М., 1987. – С. 216-252.

8. Атмосфера : справочник : (справ. данные, модели) / [подгот.

Ю. С. Седунов и др.]. – Л. : Гидрометеоиздат, 1991. – 509 с. : ил.

9. Байков, А. А. Литогенез : мобилизация, перенос, седимента ция, диагенез осадков : учебник для вузов / А. А. Байков, В. И. Сед лецкий. – Ростов н/Д : Изд-во СКНЦ ВШ, 1997. – 448 с. : ил.

10. Балуховский, Н. Ф. Геологические циклы / Н. Ф. Балухов ский. – Киев : Наук. думка, 1966. – 168 с.

11. Баренбаум, А. А. Крупномасштабные тектонические циклы:

интерпретация с позиций галактической концепции / А. А. Баренбаум, В. Е. Хаин, Н. А. Ясаманов. – Вестник Московского университета.

Сер. 4. Геология. – 2004. – № 3. – С. 3-16.

12. Белов, Н. В. Источники энергии геохимических процессов / Н. В. Белов, В. И. Лебедев // Природа. – 1957. – № 5. – С. 11-20.

13. Белоусов, В. В. «Теория Земли» Джеймса Геттона / В. В. Бе лоусов // Природа. – 1938. – № 7-8. – С. 156-162.

14. Белоусов, В. В. Основы геотектоники / В. В. Белоусов. – 2-е изд., перераб. и доп. – М. : Недра, 1989. – 382 с.

15. Белоусов, В. В. Тектоника плит и тектонические обобщения / В. В. Белоусов // Геотектоника. – 1991. – № 2. – С. 3-12.

16. Белый, В. Ф. Верхояно-Чукотские мезозоиды – концентриче ски-зональная геосинклинальная складчатая область / В. Ф. Белый // Бюллетень Московского общества испытателей природы. Отд. геоло гический. – 2002. – Т. 77, вып. 4. – С. 3-16.

17. Борукаев, Ч. Б. Словарь-справочник по современной текто нической терминологии / Ч. Б. Борукаев. – Новосибирск : Изд-во СО РАН НИЦ ОИГТМ, 1999. – 69 с. : ил. – (Труды / Рос. акад. наук. Сиб.

отд-ние, Объед. ин-т геологии, геофизики и минералогии ;

вып. 840).

18. Ботт, М. Внутреннее строение Земли / М. Ботт ;

пер. с англ.

Ю. С. Доброхотова ;

под ред. Е. Ф. Саваренского. – М. : Мир, 1974. – 374 с.

19. Бочкарев, Н. Г. Магнитные поля в космосе / Н. Г. Бочкарев. – М. : Наука, 1985. – 206 с. – (Проблемы науки и технического прогресса).

20. Брукс, Ч. Климаты прошлого / Ч. Брукс ;

пер. с англ.

В. Г. Левинсона ;

под ред. Б. А. Алисова, В. И. Громова. – М. : Изд-во иностр. лит., 1952. – 357 с.

21. Будыко, М. И. История атмосферы / М. И. Будыко, А. Б. Ро нов, А. Л. Яншин. – Л. : Гидрометеоиздат, 1985. – 208 с. : ил.

22. Буллах, А. Г. Формулы минералов: термодинам. анализ в ми нералогии и геохимии : учеб. пособие / А. Г. Буллах, В. Г. Кривови чев, А. А. Золотарев ;

С.-Петерб. гос. ун-т. – СПб. : Изд-во СПбГУ, 1995. – 260 с.

23. Бурлацкая, С. П. Особенности поведения геомагнитного поля за последние 6,5 тыс. лет / С. П. Бурлацкая // Физика Земли. – 2002. – № 5. – С. 15-23.

24. Васильковский, Н. П. Учение о геосинклиналях в свете со временной геологии / Н. П. Васильковский // Труды Сибирского НИИ геологии, геофизики и минерального сырья / М-во геологии СССР. – Новосибирск, 1960. – Вып. 13. – С. 5-56.

25. Ващилов, Ю. А. Блоково-слоистая модель земной коры и верхней мантии / Ю. А. Ващилов ;

АН СССР, Дальневост. науч.

центр, Сев.-Вост. комплекс. НИИ. – М. : Наука, 1984. – 240 с.

26. Вентцель, Е. С. Теория вероятностей : учебник / Е. С. Вент цель. – М. : Наука, 1964. – 576 с.

27. Верзилин, Н. Н. Живое вещество как определяющий фактор развития палеогеографических обстановок и геологических процессов в истории Земли / Н. Н. Верзилин // Труды Ленинградского общества естествоиспытателей. – 1990. – Т. 81, вып. 2. – С. 129-155.

28. Вернадский, В. И. Биосфера : избр. тр. по биогеохимии / В. И. Вернадский. – М. : Мысль, 1967. – 376 с.

29. Вернадский, В. И. Очерки геохимии / В. И. Вернадский. – 7-е изд. – М. : Наука, 1983. – 422 с.

30. Владимир Владимирович Белоусов : [сб. воспоминаний] / Рос. акад. наук, Объед. ин-т физики Земли им. О. Ю. Шмидта. – М. :

Изд-во ОИФЗ РАН : Кн. дом «Университет», 1999. – 400 с. : ил.

31. Власов, Г. М. Глубинно-геосинклинальная концепция тек тогенеза : на примере древних и молодых гранит-зеленокаменных поясов / Г. М. Власов ;

РАН, Дальневост. отд-ние, Ин-т тектоники и геофизики. – Владивосток : Дальнаука, 2000. – 213 с.

32. Власов, Г. М. О типах ортогеосинклиналей / Г. М. Власов, М. И. Попкова // Геотектоника. – 1978. – № 5. – С. 9-17.

33. Воейков, А. И. Климатические условия ледниковых явлений, настоящих и прошедших / А. И. Воейков // Воейков А. И. Избранные сочинения : в 3 т. – М., 1952. – Т. 3. – С. 321-364.

34. Воейков, А. И. Климаты земного шара, в особенности России / А. И. Воейков // Воейков А. И. Избранные сочинения : в 3 т. – М., 1948. – Т. 1. – С. 83-728.

35. Войткевич, Г. В. Основы теории происхождения Земли / Г. В. Войткевич. – М. : Недра, 1988. – 112 с.

36. Войткевич, Г. В. Химическая эволюция Земли / Г. В. Войтке вич, О. А. Бессонов. – М. : Недра, 1986. – 212 с.

37. Войткевич, Г. В. Химическая эволюция Солнечной системы / Г. В. Войткевич. – М. : Наука, 1979. – 174 с.

38. Геологические тела : терминологический справочник / сост.

В. Ю. Забродин, Г. Л. Кириллова, В. А. Кулындышев. – М. : Недра, 1986. – 334 с.

39. Гершанович, Д. Е. Органическиое вещество в современных осадках подводных окраин материков / Д. Е. Гершанович, Т. И. Горш кова, А. И. Конюхов // Органическое вещество в современных и иско паемых осадках и методы его изучения : [материалы семинара] / отв.

ред. Н. Б. Вассоевич ;

АН СССР, Отд-ние геологии, геофизики и гео химии, Комис. по осадочным породам. – М., 1974. – С. 63-80.

40. Гершанович, Д. Е. Органическое вещество в донных осадках Перуанского района Тихого океана / Д. Е. Гершанович, В. В. Вебер, А. И. Конюхов // Исследование органического вещества современных и ископаемых осадков. – М., 1976. – С. 121-128.

41. Гирнис, А. В. Условия и механизмы генерации кимберлито вых магм / А. В. Гирнис, И. Д. Рябчиков // Геология рудных месторо ждений. – 2005. – Т. 47, № 6. – С. 524-536.

42. Головинский, В. И. Тектоника Тихого океана / В. И. Голо винский. – М. : Недра, 1985. – 199 с.

43. Гончаров, М. А. Механизм геосинклинального складкообра зования / М. А. Гончаров. – М. : Недра, 1988. – 264 с.

44. Горбачев, В. Ф. Особенности распределения органического вещества в современных осадках Мирового океана и их значение для прогноза газонефтеносности фанерозойских бассейнов / В. Ф. Горба чев // Органическое вещество в современных и ископаемых осадках:

Седикахиты : VI всесоюз. семинар, Москва, 29-31 мая 1979 г. : тез.

докл. / гл. ред. Н. Б. Вассоевич. – М., 1979. – С. 51.

45. Гордиенко, В. В. Тепловой поток континентов / В. В. Горди енко, О. В. Завгородняя, Н. М. Якоби. – Киев : Наук. думка, 1982. – 184 с.

46. Горная энциклопедия : в 5 т. – М. : Сов. энцикл., 1984-1991.

47. Городницкий, А. М. Образование вулканических подводных гор и островов и их связь с мощностью и движением океанской лито сферы / А. М. Городницкий // Бюллетень Московского общества ис пытателей природы. Отд. геологический. – 1985. – Т. 60, вып. 4. – С. 24-37.

48. Горшков, С. П. Экзодинамические процессы освоенных тер риторий / С. П. Горшков. – М. : Недра, 1982. – 286 с.

49. Горяинов, П. М. К проблеме корректности палеомагнитных реконструкций: элементы самоорганизации в структуре магнитного поля Земли / П. М. Горяинов, В. А. Тюремнов // Физика Земли. – 1996. – № 11. – С. 69-80.

50. Грачев, А. Ф. Рифтовые зоны Земли / А. Ф. Грачев. – Л. : Не дра, 1977. – 247 с.

51. Гутерман, В. Г. Эволюция многофазно-слоистой тектоносфе ры / В. Г. Гутерман ;

АН СССР, Ин-т геофизики. – Киев : Наук. думка, 1977. – 155 с.

52. Давыдченко, А. Г. Гранитизация, магматизм, рудообразова ние / А. Г. Давыдченко. – М. : Недра, 1986. – 144 с.

53. Девдариани, А. С. Осадконакопление на окраинах океанов атлантического типа / А. С. Девдариани, Т. М. Аквис ;

АН СССР, Ин т океанологии им. П. П. Ширшова. – М. : Изд-во Ин-та океанологии, 1989. – 117 с.

54. Дегенс, Э. Геохимия осадочных образований : пер. с англ. / Э. Дегенс. – М. : Мир, 1967. – 300 с.

55. Добрецов, Н. Л. Мантийные плюмы и их роль в формирова нии анорогенных гранитоидов / Н. Л. Добрецов // Геология и геофи зика. – 2003. – Т. 44, № 12. – С. 1243-1261.

56. Дюфур, М. С. Происхождение и возраст метаморфических образований в складчатых областях / М. С. Дюфур // Орогенические пояса. – М., 1968. – С. 40-47.

57. Заварицкий, А. Н. Изверженные горные породы / А. Н. Зава рицкий ;

АН СССР. – М. : Изд-во АН СССР, 1956. – 480 с.

58. Земля. Введение в общую геологию : в 2 т. : пер. с англ. / Дж. Ферхуген, Ф. Тернер, Л. Вейс и др. – М. : Мир, 1974.

59. Зимы нашей планеты: земля подо льдом / Б. Джон, Э. Дер бишир, Г. Янг и др. ;

под ред. Б. Джона ;

пер. с англ. Л. Р. Серебрян ного. – М. : Мир, 1982. – 333 с.

60. Зонненшайн, Л. П. Введение в геодинамику / Л. П. Зоннен шайн, Л. А. Савостин. – М. : Недра, 1979. – 311 с.

61. Зубаков, В. А. Палеоклиматы позднего кайнозоя / В. А. Зуба ков, И. И Борзенкова. – Л. : Гидрометеоиздат, 1983. – 216 с.

62. Зубков, И. Ф. Методологическое значение принципа само движения для геологической теории / И. Ф. Зубков // Методологиче ские проблемы геологии : сб. ст. / отв. ред. А. С. Поваренных, В. И.

Оноприенко. – Киев, 1975. – С. 37-44.

63. Имянитов, И. М. Электричество свободной атмосферы / И. М. Имянитов, Е. В. Чубарина. – Л. : Гидрометеоиздат, 1965. – 240 с.

64. Иродов, И. Е. Электромагнетизм : основные законы : учеб.

пособие для вузов / И. Е. Иродов. – 4-е изд., испр. – М. : БИНОМ.

Лаб. знаний, 2003. – 320 с.

65. Йодер, Х. Образование базальтовой магмы / Х. Йодер ;

пер. с англ. О. А. Луканина, А. В. Уханова. – М. : Мир, 1979. – 238 с.

66. Кадацкий, В. Б. Климат как продукт биосферы / В. Б. Кадац кий. – Минск : Наука и техника, 1986. – 112 с.

67. Кадик, А. А. Декомпрессия пород коры и верхней мантии как механизм образования магм / А. А. Кадик, М. Я. Френкель. – М. :

Наука, 1982. – 120 с.

68. Казанский, В. И. Начало рудообразования в истории Земли / В. И. Казанский // Природа. – 1983. – № 9. – С. 56-63.

69. Канаев, В. Ф. Индийский океан / В. Ф. Канаев, В. Г. Нейман, Н. В. Парин. – М. : Мысль, 1975. – 284 с.

70. Карогодин, Ю. Н. Седиментационная цикличность / Ю. Н. Карогодин. – М. : Недра, 1980. – 242 с.

71. Кепехинскас, К. Б. Оценка длительности метаморфических процессов по минералогическим данным / К. Б. Кепехинскас, Г. Г. Лаперзин, В. В. Хлестов // Термодинамический режим метамор физма : тез. докл. всесоюз. симп., 22-26 апр. – Л., 1974. – С. 63-65.

72. Кондратьев, К. Я. Глобальный климат / К. Я. Кондратьев. – СПб. : Наука, С.-Петерб. отд-ние, 1992. – 356 с.

73. Конюхов, А. И. Фациальная характеристика современных осадков западной подводной окраины полуострова Индостан и осо бенности размещения органического вещества / А. И. Конюхов // Ор ганическое вещество в современных и ископаемых осадках и методы его изучения : [материалы семинара] / отв. ред. Н. Б. Вассоевич ;

АН СССР, Отд-ние геологии, геофизики и геохимии, Комис. по осадоч ным породам. – М., 1974. – С. 111-120.

74. Котина, Р. П. Модель тепловой эволюции системы с экзо термическими реакциями и некоторые вопросы палингенеза / Р. П.

Котина, М. Я. Френкель, А. А. Ярошевский // Геохимия. – 1969. – № 11. – С. 1370-1378.

75. Коченев, А. В. К вопросу о парагенезисе органического ве щества, фосфора и урана в морских отложениях / А. В. Коченев, Г. Н. Батурин // Литология и полезные ископаемые. – 2002. – № 2. – С. 126-140.

76. Кунин, Н. Я. Строение литосферы континентов и океанов / Н. Я. Кунин. – М. : Недра, 1989. – 286 с.

77. Лаперзин, Г. Г. Динамические аспекты метаморфической петрологии / Г. Г. Лаперзин, В. В. Ривердато, В. В. Хлестов // Геоло гия и геофизика. – 1986. – № 7. – С. 59-65.

78. Лебедев, В.И. Основы энергетического анализа геохимиче ских процессов / В. И. Лебедев. – Л. : Изд-во ЛГУ, 1957. – 342 с.

79. Леонтьев, О. К. Морская геология : основы геологии и гео морфологии дна Мирового океана : учеб. для геогр. и океанол. спец.

ун-тов / О. К. Леонтьев. – М. : Высш. шк., 1982. – 344 с.

80. Летников, Ф. А. Синергетика геологических систем / Ф. А. Летников ;

отв. ред. И. К. Карпов. – Новосибирск : Наука. Сиб.

отд-ние, 1992. – 229 с.

81. Лисицын, А. П. Осадочное тело океана / А. П. Лисицын // Геология дна океана по данным глубоководного бурения. – М., 1984.

– С. 12-61.

82. Литвин, В. М. Расчлененность и морфометрические характе ристики дна океанов / В. М. Литвин, М. В. Руденко ;

Калинингр. гос.

ун-т. – Л. : Изд-во Ленингр. гос. ун-та, 1990. – 183 с.

83. Лукьянов, А. В. Релаксационные автоколебательные системы в геологических процессах : моделирование / А. В. Лукьянов // Про блемы структурной геологии и физики тектонических процессов : [сб.

ст. : в 2 ч.] / АН СССР, Геол. ин-т. – М., 1987. – Ч. I. – С. 8-86.

84. Лутц, Б. Г. Идеи В.В. Белоусова и их развитие в магматиче ской геологии / Б. Г. Лутц // Бюллетень Московского общества испы тателей природы. Отд. геологический. – 1993. – Т. 68, вып. 5. – С. 14-24.

85. Любимова, Е. А. Численные модели тепловых полей Земли / Е. А. Любимова, В. М. Любошиц, О. И. Парфенюк. – М. : Наука, 1983. – 125 с.

86. Магматогенно-рудные системы / Г. М. Власов, В. М. Компа ниченко, Ю. Ф. Малышев и др. – М. : Наука, 1986. – 252 с.

87. Мазарович, О. А. Палеомагнитные и историко-геологические реконструкции: проблемы и нерешенные вопросы / О. А. Мазарович, Д. П. Найдин, В. М. Цейслер // Бюллетень Московского общества ис пытателей природы. Отд. геологический. – 1991. – Т. 66, вып. 6. – С. 105-127.

88. Матвеев, Л. Т. Теория общей циркуляции атмосферы и кли мата Земли : учеб. для вузов по спец. «Метеорология» / Л. Т. Матвеев.

– Л. : Гидрометеоиздат, 1991. – 295 с.

89. Милановский, Е. Е. Развитие и современное состояние про блем расширения и пульсаций Земли / Е. Е. Милановский // Пробле мы расширения и пульсаций Земли : [материалы науч. конф., 16-23 нояб. 1981 г.] / АН СССР, Моск. о-во испытателей природы, МГУ, Геол. фак. – М., 1984. – С. 8-24.

90. Миясиро, А. Орогенез / А. Миясиро, К. Аки, А. Дж. Шенгер. – М. : Мир, 1985. – 288 с.

91. Моисеенко, У. И. Температура земных недр / У. И. Моисеен ко, А. А. Смыслов. – Л. : Недра. Ленингр. отд-ние, 1986. – 178 с.

92. Монин, А. С. История климата / А. С. Монин, Ю. А. Шиш ков. – Л. : Гидрометеоиздат, 1979. – 407 с.

93. Монин, А. С. От реконструкций климата к реконструкции океанических течений / А. С. Монин, Н. А. Ясаманов // Природа. – 1985. – № 5. – С. 32-41.

94. Муратов, М. В. Происхождение материков и океанических впадин / М. В. Муратов. – М. : Наука, 1975. – 176 с.

95. Мягков, С. М. Антарктида: прошлое и будущее оледенения / С. М. Мягков. – М. : Изд-во МГУ, 1989. – 158 с.

96. Неручев, С. Г. Уран и жизнь в истории Земли / С. Г. Неручев.

– М. : Недра. Ленингр. отд-ние, 1982. – 208 с.

97. Неручев, С. Г. Центры происхождения культурных расте ний и радиоактивность среды / С. Г. Неручев // Природа. – 1992. – № 11. – С. 15-21.

98. Никишин, А. М. Модель глобальной тектоники: взаимодей ствие плит и плюмов / А. М. Никишин, А. С. Якобчук // Бюллетень Московского общества испытателей природы. Отд. геологический. – 2002. – Т. 77, вып. 2. – С. 3-17.

99. Николаев, Н. И. Новейшая тектоника и геодинамика лито сферы / Н. И. Николаев. – М. : Недра, 1988. – 490 с.

100. Ог, Э. Геология : учебник : пер. с фр. / Э. Ог ;

под общ. ред.

Е. В. Милановского. – М. ;

Л. : ГОНТИ НКТП СССР, 1938. – 560 с.

101. Орленок, В. В. Основы геофизики : учеб. пособие для геогр.

и экол. специальностей вузов / В. В. Орленок. – Калининград : Изд-во Калинингр. гос. ун-та, 2000. – 446 с. : ил.

102. Основные проблемы и нерешенные вопросы динамической геологии / Н. В. Короновский, В. Е. Хаин, М. Г. Ломизе и др. // Вест ник Московского университета. Сер. 4. Геология. – 2004. – № 5. – С. 8-16.

103. Павленкова, Н. И. Эмпирические основы ротационно флюидной гипотезы глобального тектогенеза / Н. И. Павленкова // Геофизический журнал. – 2004. – Т. 26, № 6. – С. 41-60.

104. Павловский, Е. В. О некоторых общих закономерностях развития земной коры / Е. В. Павловский // Известия АН СССР. Сер.

Геология. – 1953. – № 5. – С. 82-90.

105. Пальянов, Ю. Н Экспериментальное моделирование ман тийных алмазообразующих процессов / Ю. Н. Пальянов, А. Г. Сокол, Н. В. Соболев // Геология и геофизика. – 2005. – Т. 46, № 12.– С. 1290 1303.

106. Паркинсон, У. Д. Введение в геомагнетизм / У. Паркинсон ;



Pages:     | 1 |   ...   | 6 | 7 || 9 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.