авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 || 3 | 4 |

«РОССИЙСКАЯ НАЦИОНАЛЬНАЯ БИБЛИОТЕКА АРХИВНОЕ НАСЛЕДИЕ РОССИЙСКОЙ НАЦИОНАЛЬНОЙ БИБЛИОТЕКИ Выпуск 1 Д. Д. Шамрай ...»

-- [ Страница 2 ] --

Очень характерным является тот факт, что организатор «Россики» барон М. А. Корф на первых порах действовал совершенно секретно: и предвари тельные списки книг «Россики» рассылал секретно, и получал ответы от раз ных лиц и учреждений тоже в секретном порядке123. Словно все опасались, что выявленным печатным материалом «благородность» России (собственно гово ря, царского режима) может быть скомпрометирована. Отсюда в коллекции «Россика» заметнейшее место занимали парадная и праздничная жизнь двора, пышность и роскошь столицы, изящные искусства и переводы русских писате лей на иностранные языки, а к производительным силам страны и движущим силам народного хозяйства было проявлено интереса очень мало. Однако нуж но заметить, что переводы русской художественной литературы в первые годы существования «Россики» собирались более тщательно, чем в последующее время.

Эту же мысль повторяет и официозная статья в Петербургском журнале «Le XXVIII conservateur impartial» (1818. № 11. P. 44).

[Lesur Ch. L.]. Des progrs de la puissance russe depuis son origine jusqu’au XXIX commencement du XIX sicle. Paris, 1812. P. 453–454.

Из письма ориенталиста Сенковского к профессору Лелевелю от 5 января 1824 г.

XXX // Pisma Aleksandra Jabonowskiego. Warszawa, 1913. T. VII: Rzeczy polskie. S. 94.

(Лелевель Иоахим (1786–1861) – историк, идеолог польского национально освободительного движения. Сенковский Осип Иванович (1800–1858) – писатель, журналист, востоковед, член-корреспондент Петербургской АН (1828). См.: Сенковский в своей переписке с И. Лелевелем. [СПб., 1878]. С. 55–59. – Примеч. Н. Г.).

Ibid. S. 75.

XXXI После выступления в роли международного жандарма в революции 1848 г. русское правительство вынуждено было оправдываться в гораздо большей степени, чем после инсинуаций Лезюра. Формирование коллекции шло быстро, энергично и с тем знанием дела, которого у барона Корфа было совершенно достаточно124.

В итоге политическая задача идущей к упадку царской России была выпол нена коллекцией «Россика» лучше, чем научная. Национальный путь развития искусств в России в собрании «Россика» представлен более или менее полно.

Но национальный путь развития наук в России представлен гораздо хуже и даже плохо. Как правило, труды русских ученых, изданные на иностранных языках, в «Россику» поступали плохо, и Комиссия 1916 г., идя по линии наи меньшего сопротивления, даже рекомендовала такую линию суженного комп лектования. Уместно поставить вопрос, что было бы, например, с японскими научными библиотеками, если бы произведения японцев на английском языке трактовались японскими библиотекарями как книги иностранные?

Недооценка культурно-исторической значимости иноязычных книг рус ских ученых и деятелей искусства наблюдается и за пределами Публичной библиотеки. Забвение фондов «Россики» привело за последнее время к пе чальным промахам в выполнении научных работ. Изданные в 1940 г. Инсти тутом философии Академии наук СССР под редакцией Г. С. Васецкого «Из бранные философские сочинения» М. В. Ломоносова125 приписывают этому знаменитому академику анонимно изданную в 1755 г. в журнале «Ежемесяч ные сочинения» статью «О качествах стихотворца»126. Между тем, эта статья и другая статья на тему о начале стихотворства, как две части единого целого, реферированы очень подробно, даже с переводом отрывков, из русской руко писи, в том же году (несколькими днями раньше) в Петербургском журнале «Le camlon littraire» в № 11 и 15 под названием «Dissertation sur l’origine et les progrs de la posie, fonde sur le temoignage des anciens auteurs grecs et latins auquel on a joint celui des auteurs modernes. Traduction d’un manuscript en langue russe»XXXII. Но другая часть статьи «О начале стихотворства» имеет в «Ежемесячных сочинениях» подпись Г. Н. Теплова127. Еще раньше эту нео сторожность делает профессор Н. К. Гудзий в «Большой советской энцикло педии» под словом «Ломоносов»XXXIII.

Большая доля вины во всем этом лежит также на самой Публичной биб лиотеке, которая, с одной стороны, этот фонд за последнее время не развива ет, не развертывает упорной и систематической научно-исследовательской Le camlon littraire. 1755. № 11. P. 234–243;

№ 15. P. 325–338.

XXXII Большая советская энциклопедия / Под ред. О. Ю. Шмидта. М., 1938. Т. 37.

XXXIII С. 379.

работы по всестороннему его комплектованию и, с другой стороны, не забо тится о специальной обработке наличных фондов при помощи всяческих ка талогов и прекратила печатание списков новых поступлений «Россики»128.

Был даже момент, когда отдельные «теоретики» библиотечного дела догово рились до мысли уничтожить Отделение «Россика» путем распыления по все му романо-германскому книжному морю Публичной библиотеки и отказа от углубленного комплектования самой темы Россия.

Мысль о распылении «Россики» или в новой формулировке мысль о ее включении в романо-германский фонд рождается вследствие забвения тес нейшей связи литературы «Россики» с русским фондом, а не с иностранным.

С самых первых лет в «Россику» включалось то, что нельзя было включить в русский фонд из-за шрифта и не целесообразно было растворить в романо германском фонде с вытекающим отсюда неполным комплектованием. Сход ство в объеме и глубине комплектования, а не сходство по шрифту имеет ве дущее значение. Русский фонд и «Россика» связаны по принципу взаимного дополнения.

«Россика» не требовала передачи из русского фонда печатных произведе ний, если было основание для их хранения там. Но «Россика» неумолимо тре бовала выпуски из иностранных серий романо-германского фонда, осуществ ляя свою цель собирать литературу «в натуре» и записывать ее в свои шкаф ные описи. Например, из многотомной серии «Pamitniki z omnastego wieku» срединный 11-й том в 4-х выпусках отдан в «Россику»129, или из мно готомного издания: Clarke Ed. D. «Travels in various countries of Europe, Asia and Africa» тома 1-й и 2-й тоже переданы в «Россику»130, потому что они по священы России и Татарии. Созидание «Россики» было настолько общеизве стным делом, что в каталоге бывшего Исторического отделения нет никакой отметки о месте хранения отданных томов.

Какие же меры следует провести в жизнь для поддержания Отделения «Россика» на достойном ее библиотечном уровне?

1. Так как Отделение «Россика» было составлено при очень большом и даже руководящем содействии научных сил того времени, то и теперь Библиотека должна обратиться к специалистам по всем отраслям знания, созвав для этого конференцию. Задача поднятия «Россики» на должную высоту превышает силы библиотечных работников. Конференция должна обсудить: а) границы и объем комплектования «Россики» продукцией разборных шрифтов;

б) границы и объем комплектования картографических материалов;

в) обсудить, кто и как будет комплектовать нотные материалы;

г) кто и как будет комплектовать эстампы, гравюры и т. п.

Кроме того, конференция должна обсудить и определить форму постоян ной консультации при выполнении оперативных планов «Россики».

2. Необходима инструкция по отбору материалов для коллекции «Росси ка». Исходным положением при создании такой инструкции должно служить осознание того, что факты следует изучать в той исторической обстановке, в которой они происходили.

Дробность параграфов инструкции желательна довольно глубокая, во из бежание таких неувязок, как, например, хранение персональной библиогра фии академика Петербургской Академии наук Броссе131 в коллекции «Росси ка», а персональной библиографии члена Российской Академии Евгения Бул гариса – вне «Россики», при полной неопределенности того, как поступать с произведениями и персональной библиографией петербургского академика Вольтера, никогда не бывшего в пределах Российской империи.

3. Немедленно, не ожидая инструкции, следует собранные в «Россике»

печатные материалы пополнить оригинальными и переводными работами российских авторов, независимо от темы и места печатания. Действовавшая практика комплектования «Россики» привела к весьма тяжелым пробелам;

например, уже «Проект программы по курсу диалектического и историчес кого материализма для социально-экономических и педагогических высших учебных заведений» требует по теме «Развитие философии в России XVIII и XIX вв.» основательного знакомства с Ломоносовым как материалистом в естественно-исторических работах. В «Россике» нет его сочинения «Meditationes de via navis in mari certius de terminanda» (Petropoli, 1759), а также «Meditationes de solido et fluido» (Petropoli, 1760). Они находятся в Отделении физико-математических и естественных наук. Другие работы Ломоносова из этой же области попали в «Россику» лишь по той причине, что на титульном листе указано, что они приурочены к личным праздникам членов императорской фамилииXXXIV. Вышедший в 1910 г. в Лейпциге в серии классиков естествознания перевод важнейших и актуальных отрывков из латинских и русских работ Ломоносова под названием «Physikalisch chemische Abhandlungen»132 тоже хранится не в «Россике».

В состав «Россики» введена брошюра И. Г. Моделя (1711–1775) о XXXIV бестужевских каплях: «Lettre … un ami concernant les gouttes ou la teinture tonique de Bestoucheff … / Trad. de l’allеmand» (SPb., 1773). Но остальных важных работ этого ученого, сверстника Ломоносова, в каталогах «Россики» нет совсем.

Например, «Chymische Nebenstunden» (SPb., [1762]), «Fortsetzung seiner Chymischen Nebenstunden» (SPb., 1768), «Kleine Schriften bestehende in Oekonomisch Physikalisch-Chymischen Abhandlungen» (SPb., 1773), ни тем более перевода французского «Rcrations chimiques» (Paris, 1774. Т. 1–2). (См.: Сводный каталог книг на иностранных языках. Т. 2. С. 221–223. – Примеч. Н. Г.).

Такая получилась картина с первым представителем научного материа лизма в России, защитником гелиоцентрического взгляда на Вселенную, бор цом против косности современников, не преодолевших религиозной идеоло гии. Ломоносов на иностранных языках весь должен войти в «Россику» и за нять там самое почетное место. Следом за ним должны быть включены в «Россику» и все прочие авторы, и малые и большие, как вехи роста и дости жений, упадка и расцвета в различных областях жизни дореволюционной России. Если ныне редакция «Хронографа Георгия Амартола» (1859) петер бургского ученого Э. Г. Муральта133 считается неудовлетворительной, то ведь в свое время она была последним словом науки и была перепечатана в 110 м томе греческой серии монументальной «Патрологии» Миня134.

Можно для иллюстрации привести еще один пример несколько другого характера. Профессору Томского университета А. Gleye принадлежит вышед шая в 1910 г. в Лейпциге работа «Hettitische Studien»135. Этой книги нет ни в коллекции «Россика», ни в Отделении истории, причем, конечно, последнее может в оправдание пробела сослаться на малую научную ценность издания.

Немецкие библиографии136 указывают эту книгу как отдельное лейпцигское издание. Но она все-таки представлена в Публичной библиотеке, а именно – в русском фонде, в составе 39-го тома «Известий Императорского Томского университета» за 1910 г., c титульным листом, отдельной пагинацией, хотя действительно печаталась в Лейпциге. Здесь вполне уместно вспомнить сло ва такого осведомленного историка русской культуры, как академик П. П. Пе карский, сказанные в 1873 г. по поводу книги «Herrn von Tschitschagow Reise nach dem Eismeer» (SPb., 1793): «Для русских это издание осталось совер шенно неизвестным, что, к сожалению, часто у нас случается с произведени ями касающимися России и полезными для нее, но изданными в свет на ино странных языках»XXXV. Помимо большой важности иметь в каталогах «Росси ки» сведения об участии русских научных учреждений в исследовании до классической культуры, не лишено в данном случае очень значительного ин тереса также и то обстоятельство, что «Hettitische Studien» технически невоз можно было напечатать в русских типографиях. Это характерный для дорево люционной России пример необеспеченности научных работ соответствую щим типографским оборудованием. Известно также, что и академик Б. А. Ту раев137 испытывал много затруднений вследствие неоснащенности академи ческой типографии шрифтами египетских иероглифов.

Невнимательное отношение «Россики» к переводным и оригинальным сочинениям русских авторов на иностранных языках любой темы и любого Пекарский П. П. История Императорской Академии наук в Петербурге.

XXXV СПб., 1873. Т. 2. С. 809. (Автором упоминаемой книги является Г. Ф. Мюллер. См.:

Сводный каталог книг на иностранных языках. Т. 2. С. 239. – Примеч. Н. Г.).

места печати не может быть оправдано тем, что существуют мировые нацио нальные библиотеки, которые собирают все книги на своих языках, т. е. на французском, немецком, английском и т. д. Сличение печатного каталога На циональной библиотеки в Париже по буквам «А» и «В» и «Catalogue de la section des Russica» показывает, что парижская библиотека не имеет против «Россики» многих авторских сочинений на французском языке.

В частности, парижская Национальная библиотека имеет не все сочине ния на французском языке академиков Броссе и Бэра138, не все работы Баку нина139 и даже не имеет книги: Beauplan G. «Description des contres du Royaume de Pologne, continues depuis les confins de la Moscovie jusqu’aux limites de la Transilvanie» (Rouen, 1651).

Robert Watt в своем труде «Bibliotheca Britannica or a general index to british and foreign literature» (Edinburgh, 1824. T. 1–2) не указывает книгу:

Macartney «An account of Russia» (London, 1768).

Известно также, что до Первой мировой войны Королевская библиотека в Берлине иногда выписывала из Публичной библиотеки по межбиблиотечно му абонементу книги на немецком языке, вышедшие вне Германии, на терри тории Российской империи.

Надо исправить практику приобретения и включения в «Россику» науч ных книг русских авторов только в переводе на иностранный язык и игнори рования таких научных произведений, которые сразу были написаны русским автором на иностранном языке.

При определении объема «Россики» следует не упускать из вида суще ствование немаловажной группы книг, которую нельзя причислить ни к од ной современной национальной библиографии. Это печатные произведения на латинском языке. Для русского XVIII в. явление это имеет особое значе ние. Русский литературный язык очень длительно проходил путь своего раз вития из церковно-славянского и очень медленно вырабатывал научную тер минологию. Первые естественнонаучные работы Ломоносова написаны были на латинском языке неслучайно, несмотря на то, что сам Ломоносов – творец русского литературного языка, и, например, «Санкт-Петербургские ведомос ти» за годы его редакторства140 считались у современников образцовым ис точником для изучения русского языка. Преподавание на латинском языке ве лось долгое время только по этой причине;

этим же обусловливалось издание различных учебников именно на латинском языке. Иногда эти учебники для русского юношества (juventuti rossicae) печатались даже за границей, напри мер: Burgii I. Fr. «Elementa oratoria …» (Lipsiae, 1799). Кстати, это было седьмое уже издание по общему счету и заказано оно было N. B. K., т. е.

Н. Н. Бантыш-Каменским141.

Русское правительство XVIII в. издавало на латинском языке государствен ные распоряжения. Например, указы о поселении иностранцев по Волге или в Новороссии. Для служителей культа на латинском языке были напечатаны таб лицы для учета умерших: «Tabula specialis mortuorum». Еще интереснее, что в 1767 г. были напечатаны 600 экз. «Litterae domini de Panin ad Principem Repnin» и одновременно в таком же количестве на французском языке142.

Безнациональною литературой является печатная продукция на искусст венных языках (эсперанто и др.), которую, в случае издания на российской территории, следует относить к «Россике».

«Россика» является таким фондом, в который должны стекаться: а) все зарубежные иноязычные книги и брошюры всех русских авторов независимо от темы и б) вся иноязычная продукция типографий Российской империи.

Отклонение от этой нормальной практики неминуемо приводило к безответ ственности в комплектовании. Обратимся к показательному случаю с тем же преподавателем Томского университета А. Gleye. Вышедшая в двух томах в Томске его работа «Kretische Studien» (1910 – 33. 32. 4. 243;

1914 – 7. 31. 9. 115) разъединилась между двумя научными отделениями143, причем одно из них не беспокоилось отсутствием 1-го выпуска, а другое не замечало выхода в свет 2-го выпуска. Совсем не имеется в Публичной библиотеке сочи нения Штрубе де Пирмонта (Strube de Piermont F. H.) под названием «Introduction la jurisprudence naturelle» (SPb., 1767)144, напечатанное за ка зенный счет. Это показывает, что в иностранных научных отделах Публичной библиотеки, отбиравших лучшее из всемирной печатной продукции (а затем из обязательного экземпляра), находились отечественные издания прежних времен на положении выборочных и случайных поступлений, т. е. не подле жали обязательному комплектованию. В частности же случай с книгой Штру бе де Пирмонта доказывает, что нельзя отвергать и не включать в «Россику»

сочинения заведомых иностранцев, вышедшие на российской территории, ибо книговедение на основе архивных материалов и других источников со временем может установить, что печатание производилось за счет какого либо русского учреждения или Кабинета двора или даже частного русского гражданина.

Вот еще пример. Оказалось, что во время своего пребывания в России французский историк Senac de Meilhan анонимно напечатал в Петербурге в 1791 г. свою брошюру «Des principes et des causes de la rvolution en France» вторым изданием по желанию Екатерины II и за счет КабинетаXXXVI с измене ниями принципиального характера.

Сб. Императ. Рус. ист. о-ва. 1885. Т. 42. С. 161. Первое издание вышло в XXXVI Париже в 1790 г.

Выше уже упоминалось, что Бантыш-Каменский издал за свой счет даже в Лейпциге в 1797 г. Burgii J. Fr. «Elementa oratoria …».

Уже пришло время изучения истории русской культуры и науки, как в це лом, так и по отраслям. Поэтому очень важно иметь в подобранном виде весь печатный материал, который русские авторы создали на иностранных языках по каким бы то ни было причинам и по каким бы то ни было соображениям.

Конкретным мероприятием по этому пункту следует признать: а) библиогра фический учет всех пробелов (desiderata) для приобретения, б) обследование всех фондов библиотеки для перевода в «Россику» ее материалов. Например, под шифром 36. 5. 8. 17 вне «Россики» хранится книга «Le philosophe au parnasse franais ou Le moraliste enjou: Lettres du chevalier de L*** et de Mr. de M*** ddies son Exellence monseigneur le comte Ivan Ivanovitch Chouvaloff» (Amsterdam, 1754). Она не только посвящена И. И. Шувалову146, но и на его счет издана. Очень любопытна она тем, что содержит три строчки о взглядах Ломоносова на природу в поэзии, совершенно отличавшихся от воззрения и правил поэтики французского классицизма, что и ставило Ломо носова в глазах третьестепенных французских литераторов (Tchudy, Mainvilliers147) ниже А. П. Сумарокова148. Если бы правильно комплектова лась вся «Россика», то, конечно, в этой коллекции Публичной библиотеки на ходились бы амстердамское и лондонское издания сочинения Гельвеция «De l’homme et de son ducation»149;

ибо они были выпущеныXXXVII при посредстве князя Д. А. Голицына150 на средства Екатерины IIXXXVIII.

Не ожидая инструкции, необходимо самым внимательным образом учесть и собрать даже все такие иноязычные издания, которые к теме «Росси ка» относятся хотя бы только одним тем, что они напечатаны на российской территории. Почти не пришлось бы доказывать необходимость такой меры, если бы существовало сочинение на тему: «Оснащение типографий России шрифтами ее национальных меньшинств и соседних народов». Между про чим, архивных материалов для этого имеется более чем достаточно. При та кой установке в докомплектовании, конечно, «Россика», кроме ранее приве денных примеров, должна была бы интересоваться и такими анонимными сочинениями на французском языке с параллельным русским текстом, вы шедшими в Москве в 1780 г., как «Agar dans le dsert (Агарь в пустыни)» – пьеса в 1 действии, «La belle et la bte (Красавица и Чудовище)» – пьеса в 2 действиях, «Les flacons (Скляночки)» – в 1 действии, «L’enfant gt (Изне женное дитя)» – в 2 действиях, «Les dangers du monde (Опасности светской жизни)» – в 3 действиях, «La curieuse (Любопытная)» – в 2 действиях. Часть Сб. Императ. Рус. ист. о-ва. 1874. Т. 13. С. 358.

XXXVII Иконников В. С. Значение царствования Екатерины II. Киев, 1897. С. 12.

XXXVIII их принадлежит писательнице Лепренс де Бомон151. Эти издания показывают, сколь глубоко проникли ее взгляды в русскую жизнь при Екатерине II. Чем неожиданнее появится иноязычный текст иностранного автора из-под печат ного станка на русской территории, тем настоятельнее следует привлечь к это му факту внимание научных работников путем включения карточки в каталог.

Обращает на себя внимание тот факт, что работа перешедших на российскую службу иностранцев – полководцев XVIII в., а также архитекторов и скульп торов, даже мастеров оперы и балета, не подвергается сомнению с точки зре ния важности для российского государства, а служба работавших по контрак ту академиков признается чуждою нашей стране в историческом аспекте.

Проводимая таким широким фронтом работа по комплектованию попол нит пробелы, которые отчасти могут быть объяснены обстановкой формиро вания коллекции в условиях царского режима. Хотя официально и считалось, что Публичная Библиотека во всех своих приобретениях нисколько не зави сит от цензуры, однако «Россика» не имеет работы В. И. Ленина, вышедшей в 1912 г. в Париже и библиографируемой под названием «Der Anonymus aus dem „Vorwrts“ und die Sachlage in der Sozialdemokratischen Arbeitspartei Russlands». Работа Неттлау о Бакунине152 имеется только на немецком языке.

Даже в основной части «Россики», охваченной двухтомным каталогом 1873 года, можно указать пробелы по той линии, которая так отчетливо про слеживается во всей коллекции, т. е. император и вся его фамилия, например, нет изданной в Петербурге под псевдонимом La Tierce исторической поэмы «Le temple de la gloire».

Например, напечатанная в количестве 200 экземпляров ода Петру III L. Boujot под названием «Ode prsente sa Majest Impriale l’examen du Noble Corps des Cadets» (SPb., 1762)153. Издание это весьма трудно найти, по тому что после переворота Екатерины II остатки тиража приказано было употребить на макулатуруXXXIX. Те же, кто имел ее у себя, очевидно, поторопи лись сами уничтожитьXL. Идя в обратном хронологическом порядке, можно на основании архивных документов указать на своего рода периодическое из дание, которое выпускалось в Москве в 1744 г. Сенатом на французском, не Шамрай Д. Д. Цензурный надзор над типографией сухопутного шляхетного XXXIX кадетского Корпуса 1758–1767 // Восемнадцатый век. 1940. Сб. 2. С. 316.

Эта ода имеется в Библиотеке Академии наук СССР, как и поэма «Le temple XL de la Gloire» (SPb., [1772]), причем следует отметить, что она была наполовину урезана цензурой и что несколько позже поэма была издана во Франкфурте в полном объеме. Франкфуртское издание в «Россике» имеется, но зато оно отсутствует в Библиотеке Академии наук. (См.: Сводный каталог иностранных книг. Т. 2. С. 129;

Сводный каталог русской книги. Т. 2. С. 122. – Примеч. Н. Г.).

мецком и польском языках и оповещало весь мир о придворных торжествах и о признании Елизаветы Российской императрицей посланниками иностран ных держав. В типографских документах это издание называется «ведомос ти», печаталось оно тиражом гораздо больше «Петербургских ведомостей»XLI.

Этими указаниями нисколько не умаляется большой и весьма успешный труд по созданию основной части «Россики». В подтверждение хорошего отзыва международного конгресса 1879 г. о полноте этой части «Россики»XLII можно привести несколько примеров действительно удивительных поступле ний в коллекцию. В 1732 г. вышла в свет на латинском языке брошюра A. Ribeira «Responsum antapologeticum ecclesiae catholicae contra calumniosas blasphemias Jo. Franc. Buddei nomine evulgatas in orthodoxos Latinos et Graecos …» (Viennae, 1731). Она задевала русское правительство. Прави тельственная следственная комиссия не смогла найти издателя за границей.

После усиленных поисков она установила, что брошюра была напечатана вовсе не в Вене, а в Петербургской академической типографии без цензурно го разрешенияXLIII. В 1734 г. в честь персидского посланника наборщики на званной типографии напечатали так называемый «подносной лист», экземп ляр которого разыскан в Академии наук и описан как единственныйXLIV. Меж ду тем совершенно непостижимыми путями такой же экземпляр поступил в «Россику» и хранится под шифром 13. XXI. 3. 456.

4. Максимальная полнота в отделении «Россика» всех иноязычных произведений, вышедших на территории дореволюционной России, будет способствовать созданию полной нашей библиографии, по крайней мере, XVIII века.

Наряду с «Опытом Российской библиографии» В. С. Сопикова154, содер жащим продукцию разборных славяно-русских шрифтов, должен же, нако нец, появиться, хотя бы за тот же отрезок времени, библиографический спи сок иноязычной продукции типографий дореволюционной России. «Опыт»

Сопикова тоже нельзя рассматривать как единоличный труд. В «Опыте» сво ем Сопиков не все записал de visu. Там есть описания ex memoria, а, может быть, имела место и неизбежная необходимость иногда довериться своим ме нее сведущим собратьям по профессии, которые в своих торговых списках ПФА РАН. Ф. 3, оп. 1, д. 85. См.: Отчет выездного филиала академической XLI типографии на коронационных торжествах в Москве.

См: Congrs bibliographique international tenu Paris du 1-er au 14 juillet 1878.

XLII Compte-rendu des travaux. Paris, 1879. P. 482.

Чистович И. А. Феофан Прокопович и его время. СПб., 1868. С. 434.

XLIII Юферов Д. В. «Подносные» листы Аннинского времени (1730–1740) // XLIV Вестн. АН СССР. 1934. № 10. Стб. 31–32.

были неспособны делать библиографически удовлетворительные записи. Со пиков опирался на всю сумму сведений, которыми располагала русская кни готорговая сеть ко времени Отечественной войны 1812 г. И русская книготор говая сеть XVIII в. отчиталась в своей деятельности перед потомками и, воз главляемая Сопиковым, при поддержке некоторых учреждений и нескольких отдельных лиц, создала монументальный репертуар славяно-русских книг.

«Опыт» переиздавался один раз и еще будет переиздаваться. Библиографы и просвещенные библиотекари важнейших библиотек нашего Союза в боль шом долгу перед наукой. Но у них тоже есть исходная точка и серьезная база или, по словам Сопикова, есть «достоверный источник»: а) хронологическое расположение книг XVIII в. в Библиотеке Академии наук СССР, б) коллекция «Россика» в Государственной Публичной библиотеке им. Салтыкова-Щедри на и в) учет и хранение книг по типографиям в Музее книги Всесоюзной биб лиотеки им. В. И. Ленина155 – все эти три системы, контролируются и, допол няя друг друга, создают благоприятные предпосылки для составления указан ного репертуара.

5. Пополнение «Россики» дореволюционной литературой должно произ водиться не только в порядке закрытия пробелов, но и вновь выходящими книгами по темам и вопросам до Октябрьской революции 1917 г. Изучение дореволюционной России продолжается.

6. Необходимо допустить на книжные полки «Россики» также ротокопии революционной книгопечатной продукции. Центр революционной деятельно сти из Западной Европы переместился в Россию.

Заключение по вопросу комплектования «Россики»

С конца XIX в. комплектование «Россики» испытало на себе влияние того обстоятельства, что культурное человечество все заметнее переходило к более совершенной коллективной форме научной работы – к журналам.

В журналах и сборниках помещается очень много таких сочинений серь езного значения, которые несколько десятилетий тому назад вышли бы в свет в форме брошюр и представляли бы материал для комплектования «Росси ки». Это привело к количественному уменьшению материалов для «Росси ки».

Возникает вопрос о пополнении каталогов «Россики» библиографически ми карточками на статейный материал.

Нужно отметить, что «Россика», отвечая на запросы жизни, уже давно принимала карточки из других отделов Библиотеки, например, из отдела по лиграфии на доклады краковской Академии наук и других ученых организа ций. «Россика» имеет отдельные посвященные России номера журналов и га зет, например «Studio» и «Times»156. Наконец, «Россика» хранит подаренные ей альбомы газетных вырезок, например, из американских газет относитель но заключения Портсмутского мира с Японией157. Отсюда мы совсем близки к составлению альбомов из фото- и ротокопий тех газетных статей, которые так волновали, например, русский Двор в начале царствования Елизаветы Петровны и Екатерины II и т. д.

«Дневная записка Государственной коллегии иностранных дел» за ян варь-февраль и март 1742 г. приводит несколько случаев газетных выпадовXLV. Или неприятная статья «Кельнской газеты» при Екатерине II о немецких колонистах. Даже прусский король Фридрих занимался газетными инсинуациями против Екатерины IIXLVI, как это засвидетельствовал очень зна ющий английский посланник лорд Дж. Макартней158 в депеше от 19 января 1763 г.

Но «Россика», созданная с целью прославить императорскую Россию, должна была неминуемо сократить свое комплектование.

Сама русская держава накануне Первой мировой войны потеряла само стоятельную роль в области внешней политики. Русская интеллигенция в по давляющей массе преклонялась раболепно пред западноевропейским буржу азным либерализмом и охотно погружалась в различные течения буржуазной науки, буржуазного искусства и буржуазной литературы.

В 1912 г. на первом Балтийском археологическом конгрессе в Стокгольме было предложено русским археологам для опубликования своих трудов пользоваться «известными культурными языками немецким или француз ским» (журнал «Mannus»). Царская власть довела Россию до полной потери экономической самостоятельности: несметные сокровища своих недр разда вала англичанам, городской транспорт поручала делать бельгийцам, турбины покупала в Германии, телефонные аппараты в Швеции, часы в Швейцарии, сельхозмашины получала из Америки ….

В конце XIX в. всемирный революционный центр переместился из За падной Европы на территорию императорской России. Марксистско-ленин ская наука о материальном строении мира и материалистическом развитии общества, о беспощадной классовой борьбе угнетаемого пролетариата, о Архив князя Воронцова. М., 1870. Кн. 1. С. 93–336.

XLV «Недавно в одной из английских вечерних газет появилась статья, будто бы XLVI извлеченная из письма короля Прусского к графу Финкельштейну;

в статье этой император Петр III сравнивается с греческим императором Зеноном, а Екатерина II с его женою Ариадной и Марией Медичи, что чрезвычайно оскорбило императрицу.

Извинения короля Прусского только подтвердили общее мнение, что он никто другой – автор этой статьи». (Дипломатическая переписка английских посланников при русском Дворе // Сб. Императ. Рус. ист. о-ва. 1873. Сб. 12. С. 67).

непременной победе под его руководством трудящихся над своими эксплуата торами и о возможности построения социализма в отдельно взятой стране проявила себя величайшей действенной силой. Февральская революция 1917 г. провела последнюю черту монархическому строю в нашей стране. А Великая Октябрьская революция навсегда свергла эксплуататорский режим, освободила все народы бывшей Российской империи и установила для кол лекции «Россика» крайнюю пограничную линию, от которой начинается Со ветика.

Оставаясь в плену представлений о несокрушимости царской власти, ру ководители Библиотеки в таком своем ослеплении не видели или не умели оценить революционной борьбы всех народов империи. И в XX веке, подоб но XIX веку, практика библиотечного начальства по комплектованию «Росси ки» сводилась к очень простому методу: передоверие торговой фирме «Бе р К°» во Франкфурте-на-Майне всей служебной заботы. А книжно-торговое дело в Германии носило глубоко реакционный характер. Хорошо известно, что «Bcherverzeichnis» не регистрирует революционной литературы между народного пролетариата и не способствует ее распространению.

Со стороны остального библиотечного персонала тоже не могло быть инициативы к собиранию этой литературы.

В результате в Публичной библиотеке нет, например, австрийской литера туры на польском языке по вопросам рабочего движения в Царстве Польском 1905–1907 гг., нет революционной белорусской литературы 1905–1907 гг., из данной латиницей в Австрии;

нет литературы о национальном движении этих лет в прибалтийских районах и нет скомплектованной иноязычной литературы даже российской социал-демократии (ни в оригиналах, ни в ротокопиях).

В довершение всего и вышедшая с разрешения царской цензуры литера тура по истории «национальных окраин» выдавалась для чтения очень огра ниченно.

В годы Первой мировой войны кредиты были урезаны и расходовались Библиотекой, главным образом, на приобретение литературы по текущей войне. Покупки с крайним трудом получались через Швецию или через Владивосток. В большинстве случаев это была литература агитационного или откровенно германского шовинистического характера.

По Государственному бюджету на 1917 г. Временное правительство не отпустило Российской Публичной библиотеке на заграничные покупки ни од ной копейки.

Фактически комплектование «Россики» серьезными зарубежными изда ниями прекратилось года за два до свержения самодержавия.

В общем, собранные в коллекции «Россика» зарубежные иноязычные материалы о России пользуются мировой известностью, и даже в путеводителях для иностранцев непременно упоминалась эта коллекция в качестве основной достопримечательности Государственной Публичной библиотеки.

Широкое значение зарубежной «Россики» наглядно подтверждается тем, что основные произведения из группы путешествий или из группы русской литературы переведены на многие иностранные языки.

Достаточно посмотреть «Чтения в Обществе любителей истории и древ ностей российских», чтобы убедиться в очень серьезном многолетнем крити ческом отношении русских ученых к иностранным путешественникам. Хоро шо известны многократные переводы на русский язык некоторых из них. Из вестны также и отдельные монографические труды русских ученых, посвя щенные критической проверке иноязычных зарубежных материалов коллек ции «Россика».

И теперь продолжается критическая проверка советскими учеными зару бежной историографии, причем они для своих занятий получают совершенно неожиданно из коллекции «Россика» редчайшие материалы. Например, ака демик Е. В. Тарле в своем исследовании по Крымской войне подчеркивает особое значение книги: Earp G. B. The history of the Baltic campaign of (London, 1857).

Советские историки, занимающиеся источниковедением, предостерегают нас относительно иностранных сочинений, особенно XVIII в., т. е. того столе тия, когда нарождающийся западноевропейский капитализм уже обнаружи вает свои посягательства на наши природные богатства. «Записки ино странцев о России в большинстве случаев не дают историкам положительно го материала: Россия в них описана в пасквильной форме, искаженно, и осо бенно очернен русский народ»XLVII.

Эксплуататорские круги Западной Европы даже реформу 1861 года не одобряли и ей противодействовали. Например, один английский влиятельный журнал писал буквально следующее в 1870 г.: «Коммунистический лозунг России „Мы должны во всем свете сделать крестьянство свободным“ распро странится эхом среди масс Запада, а потому должно признать правильными слова Кавура к русскому дипломату: равные права на землю, которые вы да ете крестьянам, являются для нас, западников, более опасными, чем ваши армии»XLVIII.

Необходимо отметить, что иноязычные переводы русских классиков худо жественной литературы действуют с умножающейся силой на своих читате лей. Очень знаменательно, что в 1951 г. клеветник Джон Скуайр повел борь Вопр. ист. 1951. № 12. С. 201.

XLVII The fortnightly review. London, 1870. T. 8. P. 293.

XLVIII бу против ПушкинаXLIX. Но мы добавим, что всемирное значение Пушкина имеет еще одно следствие: придавленная многомиллионная нация негров, вопреки многолетней дискриминации в США и колониях Великобритании, черпает вдохновение на борьбу, уверенность относительно своей одаренности и доказательство своего достоинства из того факта, что у великого Пушкина есть капли негритянской крови. (The book of american Negro poetry. New York, 1922).

III. Организация каталогов Первые сотрудники «Россики»159 свое главное внимание обратили на сис тематический каталог. На карточках этого каталога давалось самое полное описание печатного произведения. Сами карточки по размеру были значи тельно увеличены, ибо предвиделось, что книги этого собрания будут подвер гаться научно-библиографической обработке самими же сотрудниками «Рос сики». Действительно, во многих случаях карточки эти сохранили и до на ших дней различные исследовательского характера приписки.

Литература «Россики» без разбивки на книги и периодические издания хранилась по строго выдержанной (четырехзначной) крепостной системе на туральных, а не условных форматов и записывалась в шкафные описи (inventaire) чрезвычайно кратко, так как на каждое название отводилась одна строчка длиною в 13 сантиметров. Осмысленность такой записи несколько увеличивалась, благодаря тому, что в последней запасной графе шкафной описи проставлялся отдел и подотдел специально разработанной для «Росси ки» схемы систематического каталога. Это прибавление совсем не увеличива ло качество библиографической стороны данной записи и не создавало устой чивой опознавательной силы, ибо систематизационная схема изменялась, а прежние индексы в шкафных описях оставались без исправлений. В последу ющие времена эти индексы совсем перестали вписывать в шкафные описи.

Они никогда не проставлялись на самих книгах, журналах и брошюрах «Рос сики», на них указывались только шифры хранения.

Попутно нужно отметить, что на книгах первоначальной «Россики» часто не обозначался зал в шифре хранения. Тогда все знали, что отсутствующий зал в шифре иноязычной книги равносилен 13-му залу аналогично тому, как отсутствующий зал в шифре русской книги следует понимать как 18-й залL.

XLIX Правда. 1951. 29 марта;

Лит. газ. 1952. № 4.

Любопытно отметить, что до сих пор встречается на русских книгах, особенно L на карточках, зал пятый: еще не успели переделать 5 на 18;

а в иностранном фонде зал 19 не везде переделан на 36. (В последнем находилось Отделение философии и педагогики. – Примеч. Н. Г.).

Основным аппаратом по собиранию и раскрытию материалов «Россики»

всегда являлся каталог систематический160.

Поэтому мы имеем там карточки аналитического порядка:

а) на статьи или разделы сборников, уже находящихся в составе «Росси ки»;

б) на россиканские сочинения в недробимых томах романо-германского фонда.

Кроме того, в систематическом каталоге имеются карточки:

в) на фрагменты ценных старинных изданий;

г) на библиографически неясные печатные произведения.

Алфавитный каталог «Россики» возник несколько позже и выполнен был почти с каллиграфической изящностью. Принятый для алфавитных катало гов Публичной библиотеки формат карточки был поставлен на короткую сто рону.

Для алфавитных карточек допускалась сжатая передача титульного тек ста.

Совершенно понятно, что в алфавитном каталоге не было карточек на три вышеуказанные группы: «а», «б», и «в».

Если же сравнить карточки систематического каталога с алфавитными с точки зрения технического написания, то они отражают характер чрезвычай ной спешности (беглое письмо и сокращение отдельных слов, предлогов и элементов описания). Ясно, что из иностранных фондов присылали в «Росси ку» книги в сопровождении карточки для ее систематического каталога.

В 1873 году Публичная Библиотека издала в свет «Catalogue de la section des Russica ou crits sur la Russie en langues trangres». (T. I: A–M;

T. II: N–Z.

Supplment. Table mthodique. P. 845+771).

Этот каталог, кроме 1455 (845+610) страниц алфавитного ряда, предлага ет читателю «Table mthodique», т. е. разбивку всех названий книг и периоди ческих изданий (в количестве 28391 единицы) по отделам и подотделам сис тематической схемы, действовавшей для «Россики» с 1869 г. Так как алфа витный ряд рассматриваемого печатного каталога был переномерован в каж дой литере с № 1, то, например, указанное в «Table mthodique» сочинение «Discours» 571161 надо искать в алфавитном ряду под литерой «D», запись № 571, а «Snott» 1572162 означает, что книга описана в алфавитном ряду под литерой «S», запись № 1572.

Подбор тематического материала по этой системе требует времени, но все же иногда освобождает от обращения к систематическому каталогу, находя щемуся довольно далеко.

В этой работе Публичная библиотека стояла на уровне исторических и историко-литературных ученых сочинений того времени, и в некоторых слу чаях превосходит такую же работу парижской Национальной библиотеки, ко торая, например, «Essai sur la littrature russe contenant une liste des gens de lettre russes qui se sont distingus depuis le rgne de Pierre I le Grand» совсем неосновательно приписывает А. Белосельскому-Белозерскому. Правда, в на стоящее время мнение «Россики» о принадлежности этого произведения перу известного актера Дмитревского оспаривается различными лицамиLI. Но вот уже более 50 лет, как не делалось никакой работы по отражению в каталоге «Россики» новых достижений истории литературы и других наук, а также библиографии. Например, не написаны карточки на псевдонимы Вольтера.

Не использован для пополнения даже такой труд, как «Опыт русской истори ографии» В. С. Иконникова163.

Алфавитный ряд печатного каталога «Россики» поставил звездочку на 10% записей, означающую, что фамилии автора либо нет совсем на данной книге, либо нет на обычном месте.

Составители этого каталога подчинили алфавитный ряд результатам биб лиографических исследований. Однако библиотечная констатация книгопе чатного факта не была снята из алфавитного ряда;

ей не давали текущего но мера внутри литеры, но экземпляр в натуре (взятый с полки или проверяемый на дублетность) без всякого труда пристраивался к алфавитному ряду.

При пользовании алфавитным рядом надо иметь в виду важнейшие осо бенности:

1. французская транскрипция фамилии автора считается ведущей, а пото му английское «Sh», немецкое «Sch» будут стоять за разделителем «Ch» для русских фамилий;

«Ou» в подобных случаях имеет преимущество перед не мецким «U»;

2. умлаут в этом каталоге считается звукорядом, а не диакритическим зна ком;

3. шведское «», хотя является последней буквой шведского алфавита, здесь стоит по начертанию, как первая буква в алфавите, как русское «а»;

4. если в алфавитном ряду место авторской фамилии занимает какое-ни будь слово, например, «Katalog», то весь материал располагается по году Изв. АН СССР. VII серия. Отд-ние обществ. наук. 1931. № 8. С. 937–983.

LI (Здесь опубликована статья П. Н. Беркова «Кто был автором лейпцигского «Известия о русских писателях»?». Дмитревский Иван Афанасьевич (подлинная фамилия – Дьяконов-Нарыков) (1734 (1736)—1821) – актер, режиссер, театральный педагог, переводчик. См. подробнее: Три века Санкт-Петербурга: Энцикл.: В 3 т. СПб., 2003.

Т. 1: Осьмнадцатое столетие, кн. 1: А–М. С. 314–315. См. также: Шамрай Д. Д.

С. Г. Домашнев и «Nachricht von einigen Russischen Schriftstellern» // Изв. АН СССР.

Отд-ние обществ. наук. 1931. № 8. С. 977—983;

Динерштейн Е. А. Российское книгоиздание (конец XVIII–XX вв.): Избр. ст. М., 2004. С. 33–50. – Примеч. Н. Г.).

опубликования;

а если под словом, например, «Statuten», оказывается очень много материала, то он подбирается по предметному слову, которое набрано курсивом;

5. ни в коем случае нельзя забывать, что этот каталог имеет «Добавление (Supplment)», с новым алфавитным рядом в 314 записей;

6. наконец, нужно помнить, что существовало два ящика алфавитных карточек на книги, вышедшие в свет не позже 1869 г.164 Эти два ящика не включены по разным причинам в печатный каталог.

Никаких каталогов по «Россике» больше не издавалось165. Но сведения о росте этого собрания можно по 1890 год включительно получить из 20 выпус ков «Каталог иностранных печатных книг, приобретенных Библиотекою» (с сентября 1863 по декабрь 1890)166. Материал подается в алфавитном порядке.

Самые замечательные поступления отмечались в «Отчетах» Публичной Библиотеки.

Как видно из протокола, Комиссия 1916 года совсем не занималась ни алфавитным, ни систематическим каталогами «Россики». Вообще считалось, что алфавитный каталог отделения «Россика» ведется нормально, а система тический каталог наполняется карточками вполне своевременно и быстрее, чем во всех прочих отделениях Библиотеки. Между тем, существующий сис тематический каталог не удовлетворял вдумчивых библиотекарей и серьез ных читателей. Он менял три раза свою структуру, и взаимная связь печатных материалов основного ядра «Россики» до последнего дореволюционного вре мени представлялась читателю в виде следующих 27 частей: 1) история Рос сии в целом, 2) история частей Российской империи, 3) археология, 4) нумиз матика, 5) генеалогия и геральдика, 6) биографии, 7) статистика и география, 8) этнография, 9) путешествия, 10) религия, 11) право, 12) военные силы, 13) навигация, 14) финансы, 15) торговля, 16) пути сообщения, 17) экономи ка, 18) тюрьмы, 19) благотворительные учреждения, 20) просвещение, 21) помещики и крестьяне, 21а) рабочий вопрос, 22) изящные искусства, 23) лингвистика, 24) история литературы и изящная словесность, 25) библио графия и библиотеки, 26) науки физические и естественные. Известно, что перемещение религии в этой схеме на 10 место было достигнуто усилиями В. В. Стасова после продолжительных и очень острых внутрибиблиотечных трений.

Очень большую помощь в обслуживании читателя получали библиотека ри отделения «Россика» от предметного каталога, который начали вести лет за 10 до Великой Октябрьской революции. Нетрудно осознать, почему иногда богатства отделения «Россики» удавалось полнее раскрыть перед читателем при помощи предметного, а не систематического каталога. «Россика» имеет в своем составе произведения на частные темы, как например, о языке русских цыган, о промысле речного жемчуга и др., и, что еще важнее, не сплошь все стороны жизни России находили свое освещение в иноязычных печатных произведениях.

Из предыдущего видна большая научная ценность «Россики». Но наука движется вперед и вперед, что вызывает отставание печатного каталога, оста ющегося в оцепенении. Существует настоятельная задача ликвидировать та кое отставание и снова поставить «Россику» на уровень науки.

Например, следует изучить расхождения каталога «Россики» с каталогом парижской Национальной библиотеки167, зависящие, по-видимому, не всегда только от различия правил каталогизации. Не нужно никогда упускать из вида, что Первый международный библиографический конгресс, рассмотрев ший печатный каталог «Россики», отметил большую его пользу для библио тек при комплектовании своих собраний, но совершенно уклонился от рас смотрения и оценки библиографических качеств каталога. ….

Следует не забывать, что «Россика» не ограничивается пассивным ката логизированием, а стремится за псевдонимами найти действительную фами лию автора.

Сюда тяготеет небольшая, но крайне полезная работа по внесению в ката логи «Россики», особенно в реальный ее каталог, карточек на такие ино язычные произведения, которые вышли в форме статьи в журнале или в сбор нике, а переводы имеются на полках «Россики» в виде отдельных изданий.

Например, вместе с вышеупомянутыми «Essai sur la littrature russe...» в систематическом каталоге «Россики» непременно должен быть отражен не мецкий предшественник его «Nachricht von einigen russischen Schriftstellern nebst einem kurzen Bericht von russische Theater», напечатанный в журнале «Neue Bibliothek der schnen Wissenschaften und der freyen Knste» (1768.

№ 7. S. 188—200)168, имеющемся в отделении полиграфии. Стимулом для этой работы должно служить сознание того, что очень редко переводы пра вильно передают текст подлинника. Равным образом в каталогах «Россики»

должны находиться карточки и на такие отдельные сочинения, текст которых (иногда в исправленном виде) переиздан в составе какой-нибудь другой само стоятельной библиографической единицы. Например, в Берлине в 1862 г. и вторым изданием в 1869 г. вышла в свет книга: Sabatier de Cabres.

«Catherine II, sa сour et la Russie en 1772» 169. В середине XIX столетия руко пись, по которой были напечатаны эти книги, и которая представляет авто граф 1771 г., попала в руки известного библиографа С. А. Соболевского и была, с орфографическим исправлением языка в тексте, опубликована в со ставе 143-го тома «Сборника Императорского Русского исторического обще ства», причем на 549-й странице этого тома, очевидно, для прямой связи с предыдущими изданиями, был напечатан титульный лист 1869 г.


Тем более должно в состав каталога «Россики» ввести карточки на такие сочинения, которые в свое время были конфискованы, а позже перепечатаны в составе отдельных библиографических единиц. Например, конфискованная в 1762 г. речь М. В. Ломоносова «De tuba catadioptrica» перепечатана в «Но вом магазине естественной истории, физики, химии и сведений экономичес ких»LII по экземпляру, сохранившемуся в библиотеке Московского архива Коллегии иностранных дел.

Очень полезно в каталогах «Россики» иметь все сведения о редакторах.

Например, установлено, что французский философ Д. Дидро во время своего пребывания в С.-Петербурге отредактировал работу И. И. Бецкого «Les plans et les statuts…» (Амстердам, 1775;

Невшатель, 1777)170. Необходимо в катало гах «Россики» сделать соответствующее дополнение.

Полноты ради, следует отметить развитие технической стороны алфавитного карточного каталога «Россики». Была произведена углубленная проработка ключа к сочинениям Л. Н. Толстого, А. С. Пушкина и А. П. Че хова. Особенно много труда вложено на разработку ключа к произведениям Л. Толстого....

IV. Хранение Документы хранения многоценных печатных произведений «Россики»

(inventaire – шкафная опись) очень рано стали утрачивать доказательную силу в отношении количества единиц хранения, потому что не отражался при рост последующих томов и выпусков или же просто вписывалось образовав шееся новое количество единиц хранения, но не делалось никакой специфи кации относительно количества томов. Никаких уточнений спецификации не делалось, констатировали проверкой уменьшенное количество томов, так что можно было оправдать невыдачу любого тома по читательскому требованию.

Серьезным сдвигом в организации хранения литературы «Россики» дол жно было стать выделение периодических изданий на особую библиотечную площадь, которой присвоено было название 26 зала (косая галерея171 во всех ярусах).

Документация хранения периодических изданий «Россики» производи лась на листах обычного графления, принятого, главным образом, для инвен таризации книг и брошюр.

Отрывок из речи М. В. Ломоносова об усовершенствовании зрительных труб LII / Пер. с лат. // Новый магазин естеств. ист., физики, химии и сведений эконом. 1827.

Ч. 3. С. 31–50.

Для записи периодических изданий не было никакого ограничения в ко личестве строчек;

но делалась она все-таки очень сжато и ненаглядно даже для прекратившихся журналов.

Что касается текущих журналов, то в документах хранения своевремен ной приписки новых годовых или полугодовых комплектов не делалось.

Нужно объяснить, что два нижние яруса косой галереи отведены были специально для подбора комплектов, направлявшихся оттуда в законченном виде в переплетную мастерскую. Более 30 лет вел эту работу, включая пере писку с редакциями и цензурным комитетом, ныне забытый служитель внут ренней охраны Носков172. Очень часто в переплетах периодических изданий Русского фонда и «Россики» можно встретить вплетенные ответы из назван ных учреждений или копии запроса Носкова, если не было получено ответа.

Таким образом, библиотекари имели дело только с переплетенными комплек тами, и никаких извинений за плохое ведение документов хранения периоди ческих изданий придумать нельзя. Не всегда библиотекари ставили на томах даже шифр хранения. Работа по организации в 26 зале массива периодичес ких изданий велась непланомерно и безответственно.

Шкафные описи зала 13, зала 12 и зала 14173 пестрят карандашными по метками «выд.» (выделено), и никогда не указывался шифр нового хранения.

Теперь мы находимся в печальном положении совершенного бессилия опре делить, куда девалось то или иное малотомное периодическое издание, вы шедшее из книжного массива. В этой переходной группе оказались многие уникальные издания на польском языке и даже на греческом языке (Одесса).

Такой метод «библиотечной» работы привел к тому, что отсутствие на книж ных полках старых залов какого-либо малотомного журнала совершенно спо койно объяснялось переводом в журнальную группу 26 зала, хотя полуслова «выд.» совсем не было в графе примечаний.

Работа по организации в 26 зале массива периодических изданий не была закончена и в том отношении, что часть их еще оставалась среди книг, и в том отношении, что описи 26 зала и каталог не имеют о некоторых из них совсем никаких сведений.

В 26 зале применялась (четырехзначная) крепостная расстановка. От дельные названия (особенно газеты) быстро перерастали метраж отведенно го им микрорайона III-го яруса и продолжались уже под новым шифром хра нения в IV-м ярусе косой галереи.

Так обстояло дело с периодическими изданиями в строгом смысле терми на, т. е. изданиями, имевшими внутригодовую нумерацию. Но Публичная библиотека считала периодическими изданиями также и ежегодники, хотя бы они назывались календарями или отчетами любой организации.

Это теоретическое мнение легло в основу второго серьезного мероприя тия в области хранения «Россики». Решено было образовать отдельную груп пу календарей, которая должна была храниться по форматам 4, 8, 12, 16 и 32, а в каждом формате счет начинать с № 1. Соответственно этому была об разована особая группа отчетов, а именно: серия в четвертую долю листа и серия в восьмую долю листа;

каждая из серии начинала счет тоже с № 1174.

Здесь принципиально передовым для Публичной библиотеки нужно при знать отход от крепостной системы.

В шкафных описях зала 13, зала 12 и зала 14 появились еще отметки по лусловом «выд.», и, однако никаких указаний на новое хранение, как и преж де, не делалось.

Охранного документа на календари и отчеты своевременно заведено не было;

не имеется его и теперь175.

При изучении внутренней истории отделения «Россика» нужно не упус кать из вида одного решающего технического момента: как только в шкафной описи залов 13, 12 и 14 отмечалось выделение малотомного периодического издания или календаря, то на экземпляре зачеркивался (погашался) шифр хранения, и книга становилась обезличенной в силу потери обратного адреса постановки на место. Когда в 1930 г. произошло уплотнение фондовского хранения и «Россика» двинулась со своего места в Воротиловское (южное) крыло, то все таким образом обезличенные экземпляры, а также недошифро ванные или хранившиеся без шифра, оказались бездокументными.

Между прочим, в это время затерялось около тысячи международных до говоров России, хранившихся без шифра в 13 зале на первой полке 18 шкафа, а также серия очень интересных трудов шведского литературного общества в Финляндии, прикрепленная к 15 шкафу этого же зала, но непрошифрован ная176.

При расстановке «Россики» «ленточкой» обнаружились большие неудоб ства вследствие отсутствия шифров на видном месте.

Вместе с тем наглядно выступила небрежность библиотечного персонала в соблюдении правил крепостной расстановки: очень часто малые форматы приставлялись к большим.

1. Самой насущной задачей в области хранения «Россики» является осу ществление «ленточки» до конца с применением наклеек и шифровкой до последней единицы хранения.

2. Документы хранения должно переписать.

3. Категорически должно быть запрещено внесение в эти документы лю бых безответственных записей и пометок.

V. Персонал Из предшествующего описания различных сторон библиографической жизни совершенно ясно, что в «Россике» или было мало или совсем не было хороших библиотекарей средней группы. Мы должны почти без поправок принять официальную характеристику, что фонд «Россики» – один из самых ценных и больших, но вместе с тем и один из наименее удовлетворительно организованных (доклад ученого секретаря в 1930 г.177 )LIII.

Научные руководители «Россики» – В. И. Собольщиков, К. Ф. Феттер лейн и А. И. Браудо – были вполне на своем месте. Первый организовал кре постную расстановку «Россики», второй из них вложил все свои силы и зна ния в издание печатного каталога «Россики» в 1873 г. Научное лицо третьего и многосторонность его интересов очень хорошо видны из списка его печат ных работLIV. Очень важно отметить, что А. И. Браудо на высоком научном уровне производил раскрытие основного фонда «Россики»LV. Преемники А. И. Браудо не производили научно–исследовательской работы по фонду.

Они сосредоточивали свое внимание на уплотнении расстановки и на разра ботке алфавитного каталога, что, в конечном счете, обеспечивало более быс трое обслуживание читателей. «Россика» всегда имела своих читателей;

толь ко в разные годы они изучали разные участки собранных здесь книгопечат ных богатств.

Стасов работал в Отделении искусств, но принимал участие во всех важных LIII делах Библиотеки, в том числе он создал углубленную схему систематического каталога «Россики».

См.: Библ. обозрение. 1925. № 1. С. 20–21.

LIV Russica: Из дополнений к труду Fd. Adelung’а «Kritisch-literrische Uebersicht LV der Reisenden in Russland» // Сб. ст. в честь Д. Ф. Кобеко от сослуживцев по Императ. Публич. б-ке. СПб., 1913. С. 247–257.

Приложение Объяснительная записка по отбору литературы для печатного каталога коллекции «Россика»* Мы считаем нужным здесь прибавить следующие разъяснения.

1. Мы обозначаем именем «Россика» все произведения на иностранных языках, которые в каком-либо отношении (историческом, географическом, этнографическом, естественно-историческом, богословском, литературном, медицинском и т. д.) касаются России.

2. Мы исключили книги на языках болгарском, сербском, хорватском, на печатанные кириллицей, как и труды на языках греческом и восточных в силу их специального алфавита, а также исключили книги на языках латышском, финском, эстонском и литовском, которые, будучи классифицированы по их наречиям, составят специальное дополнение нашего отделения.

3. Очевидно, что это Отделение не включает ни энциклопедических тру дов, ни собраний путешествий, ни каких-либо других подобных собраний, в которых может встретиться там или здесь одна или две статьи касательно России.


4. Другим, более трудным, был вопрос о том, как быть со странами, не когда политически независимыми от России. В этом отношении были уста новлены следующие правила. Мы приняли всё то, что относится к Финлян дии, к балтийским провинциям, к присоединениям на юге и на востоке, а так же всё то, что касается областей или городов, некогда принадлежавших Рос сии, но временно находившихся под иностранным господством, не ограничи вая строго эпохи их русской зависимости. Польша была принята во внимание только со времени своего присоединения к России. Однако произведения, ко торые вместе с тем охватывают и её прошлое, а также и те, которые, появив шись перед эпохой присоединения, трактуют о таких вещах, как естественная история или юриспруденция, были признаны россикой.

5. В отношении таких стран, как, например, Литва, Лапландия, Армения, которые частично зависят от других государств, мы не пожелали сузить наши границы и в спорных случаях все книги этой категории признали россикой.

* Пер. с фр. Н. М. Киселевой. О ней см.: Сотрудники Российской национальной библиотеки – деятели науки и культуры. СПб., 2003. Т. 3: Государственная Публичная библиотека в Ленинграде – Государственная Публичная библиотека им. М. Е. Салтыкова-Щедрина. 1931–1945. С. 280. Перевод сделан по: Catalogue de la section des Russica. SPb. 1873. T. 1. P. III–VI. – Примеч. Н. Г.

6. Что касается славян (вне России), то мы исключили относящуюся к ним литературу, кроме таких трудов по филологии и лингвистике, как труды Боппа, Потта и др.

7. Все документы, относящиеся к греко-восточной церкви за границей, были равным образом исключены. Мы включили только те, которые прямо говорят об этой церкви в России и об её отношении к другим вероисповедани ям, как, например, литературу об Унии.

8. Всякий роман, драма, стихотворное произведение, сюжет которого взят из русской жизни, который говорит о русских нравах и обычаях или действие происходит в России, принадлежит к нашему Отделению.

В него входит также серия театральных пьес конца прошлого века и нача ла нынешнего, которые были напечатаны специально для Императорского двора и для некоторых других театров, как, например, несколько пьес Мета стазио.

9. Всякий перевод русской книги, если даже сюжет и не относится к Рос сии, равным образом понимается принадлежащим к Отделению «Россика».

10. Всякое периодическое издание, газета, журнал, календарь и т. д. на иностранном языке, появившееся в России, считается также Россикой.

11. Художественные альбомы приняты только тогда, когда они сопровож даются текстами, как, например, «Stavenhagen», «Album baltischer Ansichten».

12. Часто мы были принуждены включить перевод книги, вместо ориги нала, или одно из его изданий, если этот только перевод или это только изда ние касается России.

13. В некоторых случаях, когда было невозможно решить, говорит ли книга о России или нет, было решено опираться на заглавие. Спорное произ ведение принималось, если его заглавие ясно устанавливало отношение к России;

в противном случае оно отбрасывалось. Мы не могли таким образом принять всю историю войны 1813–1815 гг., это нас завело бы слишком дале ко. Также по восточному вопросу принято только то, что имеет прямое отно шение к причинам и ходу войны 1853–1855 гг. Но все опубликованное польской эмиграцией после 1831 г. было отнесено к Россике.

14. Мы не включили в алфавитный каталог некоторое количество произ ведений, опубликованных без заглавия, как, например, соглашения и догово ры, которые появлялись в форме летучих листков. Так пришлось поступить и со школьными программами, которые невозможно расположить по алфавиту, так как некоторые из них меняют свое заглавие каждый год. Однако програм мы, сопровождаемые диссертацией по своему содержанию россиканскою, находятся в алфавитном ряду авторов.

Вот правила, согласно которым собрана коллекция «Россика».

1951 г.

«СИНИЕ КНИГИ» АНГЛИЙСКОГО ПАРЛАМЕНТА В ИНОСТРАННОМ ФОНДЕ ГОСУДАРСТВЕННОЙ ПУБЛИЧНОЙ БИБЛИОТЕКИ* Английский парламент имеет вековую систему своего делопроизводства.

Документы по своему происхождению и характеру распадаются на две группы.

Одни документы исходят из различных министерств, составляются в по рядке служебном («Командо»), опираются на весьма ценные непубликуемые материалы текущего делопроизводства и различных государственных архи вов. Печатаются они в виде очередных выпусков. Иногда эти выпуски вырас тают в объемистые тома. Почти всегда, особенно в ранние годы, документы этой группы выходили из печати в синих обложках с полным повторением на них титульной страницы. Эти «синие книги» имеют чрезвычайно важное зна чение для научно-исследовательской работы и заслоняют собою остальные парламентские документы.

Вторая группа парламентских документов возникает по преимуществу в самом парламенте в результате, например, работы какой-либо комиссии, т. е.

это документы внутрипарламентские. Они выходят из печати без всяких об ложек, а потому иногда называются «белыми книгами» английского парла мента.

Когда в повседневной жизни и даже в печати говорится о «синих книгах»

английского парламента, то терминологический объем «синих книг» понима ется расширенно: туда включаются также и «белые книги». Путаницы и недо разумений от этого произойти не может, потому что на самих выпусках печа таются различные обозначения.

Наше собрание документов английского парламента178 образовалось не в результате продуманного комплектования, а путем дарения Библиотеке с на чала 1860-х годов Министерством иностранных дел дублетных экземпляров и ненужных ему выпусков179. Этот источник действовал почти непрерывно, и в Публичной библиотеке составилось значительное собрание английских пар ламентских документов: не менее 20000 выпусков (в небольшом объеме за 1840–1880 гг., а дальнейшие годы хорошего наполнения).

* Печатается по: ОАД РНБ. Ф. 12, д. 1057.

Но до 1910 г. они лежали на стеллажах без всякой библиотечной обработ ки. Лишь просвещенная инициатива Иннокентия Ивановича Яковкина180 вне сла порядок в хранение «синих книг», разумеется, на уровне библиотечной техники того времени. С 1911 г. их начали инвентаризировать и шифровать по крепостной системе. «Синие книги» типа ежегодников (annuels) заняли в 10-м зале шкафы №№ 22, 24, 25, 26, 27, 28, 29, 30, 31, 35, 36, 37 и 38. Здесь хранятся 604 названия ежегодников в количестве около 11000 выпусков. Ос тальные «синие книги» были размещены в галерее 10-го зала в шкафах №№ 121, 122, 123, 124, 125, 130 и 150. Здесь прошифровано было около выпусков. Итого имелось по обеим группам почти 15000 выпусков.

На все 15000 «синих книг» были написаны карточки для систематическо го и алфавитного каталогов. Однако к составлению систематического катало га так и не приступили, а карточки для алфавитного каталога были расставле ны по принципу предметного каталога без всяких отсылок. Все это носило характер предварительной работы.

Первая мировая война, революция, а потом Великая Отечественная война отодвинули работу по «синим книгам» в группу третьестепенных задач.

Тем временем, карточный предметный каталог, особенно в блокаду, со вершенно расстроился, так как на обратной стороне карточек предметное сло во не писалось, а закладки (не всегда разделители!) сменялись и перемеща лись. Одно время этот каталог считался даже утраченным.

Когда, после окончания Великой Отечественной войны, возобновилась нормальная работа Библиотеки, появился спрос и на «синие книги». Так как эта группа литературы и ее каталог были не в порядке, то отдельные читате ли, ведущие научные разыскания, допускались в фонд для просмотра налич ных выпусков подряд по всем полкам шкафов, где компактно поставлены «синие книги». Некоторые из таких читателей составляли даже свои собст венные тематические списки с нашими шифрами крепостной расстановки и потом давали названия своим студентам, не указывая шифры. Библиографы при своих разысканиях не имели никакой твердой исходной опоры и затрачи вали (большею частью бесплодно) огромное количество труда.

Парламентские бумаги и особенно «синие книги» дают в руки исследова теля документальные материалы первостепенной важности ….

Советские ученые по «синим книгам» изучают колониальную политику Англии и по своему индивидуальному почину, и во исполнение производст венных планов научных учреждений. Обращаются к изучению английской колониальной политики студенты ленинградских и московских вузов как для дипломных работ, так и для предварительных разведок и знакомства с мате риалами для намеченной кандидатской темы.

С декабря 1949 г. сотрудники группы использования иностранных катало гов приступили к разбору и сверке карточек предметного каталога по порядку шифров хранения со шкафными описями. На материалы, не отраженные в каталогах, были написаны временные карточки. Появилась уверенность в полноте материала.

Проверенный и пополненный репертуар карточек был разбит по годам.

Обслуживание читателей и разыскания производились исходя из двухтомно го предметного указателя на английском языке, обнимающего важнейшие парламентские документы за 1801–1910 гг., так как в этом справочнике каж дое описание парламентского документа заканчивается датой опубликования и прямо приводит к годовому разделителю создаваемого каталогаLVI. Посте пенно в этом указателе проставлялись шифры крепостной расстановки «си них книг». Самый указатель напечатан с огромными свободными полями специально для того, чтобы можно было библиотекарям проставлять шифры.

Для использования ежегодников читатели допускаются к просмотру вы шеуказанных шкафных описей.

Ввиду того, что в течение ряда лет Отдел каталогизации не включал в свой план описание «синих книг», сотрудники «отметки» поставили себе за дачу раскрыть читателям нешифрованные парламентские документы своими силами. Нешифрованных оказалось в двух партиях всего более 3000. Боль шинство из них поступило из Государственной Думы после ликвидации ее библиотеки и относилось к деятельности 29-го и 30-го парламентов, т. е. к очень важным 1910–1915 гг.

Под этим углом зрения сотрудники группы использования иностранных каталогов подошли к вопросу об организации хранении фонда нешифрован ных английских «синих книг».

В силу самого характера «синих книг» из группы «Командо» открылась органически совершенно естественная, научно оправданная и с библиотечно технической стороны приемлемая возможность вытянуть в одну линию по порядку номеров наличные у нас выпуски серии «Сd». Ссылки на эти доку менты в научных трудах и в делопроизводстве непременно сопровождаются указанием серии «Командо» и порядкового номера при ней, например, «С 8562» или «Cd 3546».

Что касается внутрипарламентских документов («белых книг»), то было рациональнее всего хранить их по сессиям каждого парламента, так как каж дая сессия парламента свои внутрипарламентские документы нумерует с пер вого номера.

[Jones H. V.]. Catalogue of parliamentary papers. I: 1801–1900. London, [s.a.];

LVI II: 1901–1910. London, 1912.

Для нас в данном случае было самым важным то обстоятельство, что ка ждая сессия издает в единой брошюровке:

а) опись принятых и отвергнутых законопроектов в порядке присвоенных им номеров, начиная с первого;

б) опись всех внутрисессионных документов в порядке очередных при своенных им номеров, начиная с первого;

в) опись документов группы «Командо» от и до того номера, которые при ходятся на промежуток времени от открытия данной парламентской сессии и до ее окончания.

Эта опись сокращенно называется «Numerical list»181. В конце каждого «Numerical list» печатается предметный указатель.

Производить каталогизацию таким образом упорядоченных нешифро ванных «синих книг» не требуется впредь до возникновения новых обстоя тельств или каких-нибудь чрезвычайных соображений, потому что удовлетво рение текущих читательских требований происходит очень легко при помощи «Numerical list», в котором отмечается наличие данного выпуска в фондах ГПБ, а на самом парламентском документе к напечатанному порядковому номеру добавляются парламент и его сессия, например, 30-2/168182. Прочи танная «синяя книга» точно возвращается на свое место. Наших измышле ний не было никаких, и дорога к дальнейшим любым мероприятиям не за крыта.

Надо признать, что поставленная и разрешенная сотрудниками иностран ной отметки задача удовлетворяет нескольким условиям научной работы: вы брана тема актуального политического значения;

обеспечена быстрота и пол нота обслуживания читательских запросов и повышение производительности труда наших читателей;

достигнут производственный рост всего коллектива группы использования иностранных каталогов, так как официальные доку менты представляют совершенно особую группу печатной продукции;

рацио нализирован библиотечный труд.

Неотложной работой на 1952 г. по «синим книгам» является задача рас крыть читателям 11000 выпусков, обнимаемых 604 ежегодниками.

Для этого следует 2-й том справочника «Catalogue of parliamentary pa pers» (1901–1910 гг.) расшить, проложить листами хорошей бумаги и снова переплести.

Каждый ежегодник будет вписан под предметным словом справочника с перечнем всех его томов и с указанием для каждого тома присвоеннного ему внутрисессионного номера или номера группы «Командо».

Совершенно необходимо сделать ящики (каталожные старого образца) для нормального хранения погодного репертуара «синих книг» крепостной расстановки. В противном случае этот аппарат придет в расстройство подоб но своему предшественнику (предметного типа).

Этим и заканчивается минимум мероприятий для более или менее удов летворительного обслуживания с помощью библиографа тех читателей, кото рые будут интересоваться «синими книгами» крепостной расстановки.

Очень желательно в наш погодный репертуар включить карточки на «си ние книги», имеющиеся в других библиотеках Ленинграда (в Политехниче ском институте, университете).

Необходимо сделать попытку (для пополнения пробелов) получить дубле ты из Института марксизма-ленинизма при ЦК КПСС и Государственной библиотеки СССР им. В. И. Ленина.

Следует организовать покупку важнейших «синих книг» новейшего вре мени. Существует розничная продажа парламентских документов.

Желательно приобрести отсутствующие у нас «Numerical list» для посте пенного внесения туда шифров на «синие книги» крепостного хранения. В «Numerical list» содержится более подробная предметизация, кроме того в этом издании более точно приводятся названия документов, чем в «Catalogue of parliamentary papers».

Необходимо попутно при работе над «синими книгами» дать в «Россику»

карточки на такие выпуски, которые по своему содержанию касаются России, и выпуски, находящиеся в составе «Россики», отразить в «Numerical list».

1952 г.

АЛФАВИТНЫЙ КАТАЛОГ КОЛЛЕКЦИИ АНТИЧНОЙ ЛИТЕРАТУРЫ (Путеводитель для новых сотрудников)* В самом начале 1850-х годов Публичная библиотека занялась созданием мощной коллекции «Россика», на что потребовалось почти 20 лет напряженной организационной работы. Одновременно отдано было Библиотекой много знаний и внимания устройству Кабинета Фауста, т. е.

коллекции редкой западноевропейской книги. ….

К тому времени, когда в Публичной библиотеке создавалась коллекция античных греко-римских словесных произведений, уже была в России, начи ная с Славяно-греко-латинской академии, значительная традиция в изучении греческого языкаLVII. Сам же коллектив сотрудников ГПБ, в своей русской ча сти, состоял из ревностных любителей светской античной греческой литера туры. В личной библиотеке Н. И. Гнедича был трехъязычный словарь с соб ственноручной дарительной надписью А. Н. Оленина еще от 1805 г., в кото рой содержалось сердечное поощрение Гнедича на подвиг перевода Гомера.

Известно, что завершение перевода «Илиады» протекало уже в годы библио течной службы с участием и привлечением нескольких библиотечных сотова рищей, среди которых следует особо отметить И. А. Крылова, изучившего греческий язык тайком от сослуживцев и к их полному изумлению. Этот кол лектив обладал знанием греческой археологии и всех видов греческого искус ства. Сам Гнедич интересовался и новогреческой литературой.

Мы должны считать Н. И. Гнедича вполне подготовленным к органи зации названной коллекции. Умер он в 1833 г. Сослуживцы и литературные друзья Гнедича, которых мы можем узнать по дарительным надписям – авто графам на книгах в его личной библиотеке, главным содержанием его дел и помышлений считали древнегреческий мир. Они выразили именно такую характеристику его жизненного подвига, украсив надгробный памятник ему словами: «речи из уст его вещих сладчайшие меда лилися».

Вскоре после смерти Н. И. Гнедича поступил на библиотечную работу Михаил Ссеменович Куторга183. Потом он был последовательно профес * Печатается по: ОАД РНБ. Ф. 12, д. 1221, 1222.

В XVIII в. несколько человек выделились своими знаниями греческого языка LVII – переводчики С. И. Писарев (1708—1775), Якимов, Г. А. Полетика (1723 (1725) – 1784).

сором Петербургского и Московского университетов. Основной темой науч ных его исследований по греческой истории были взаимоотношения Греции и Востока, а по римской истории – эпоха борьбы патрициев с плебеями. Пре красный источниковед, обладавший острым критическим методом, М. С. Куторга достиг замечательных научных результатов и приобрел извес тность за рубежами отечества. Он в 1844 г. оставил работу в нашей Библиоте ке.

Н. И. Гнедич и М. С. Куторга были создателями коллекции античных греко-римских словесных произведений, установили границы ее и дали направление ее комплектованию.

Относительно последующих библиотекарей, заведовавших вплоть до Великой Октябрьской социалистической революции отделом языкознания, куда была в административных целях причислена коллекция греко-римских словесных произведений, нужно отметить, что это были люди вполне подготовленные к научной работе в данной специальной области. Вот их имена: Попов Димитрий Прокофьевич (умер в 1864 г.), Цунк Герман Леопольдович (1849–1877), Куторга Михаил Степанович (1889—1904), Чечулин Николай Димитриевич, позже доктор русской истории (1894— 1915), Булгаков Сергей Александрович (1896—1918)184. Непродолжительно (1892 г.) заведовал отделом языкознания Э. Л. Радлов185, позже профессор философских наук и переводчик философских греческих текстов ….

Внимание к коллекции античных греко-римских словесных произведе ний изменилось после реформы 1861 г. Русское передовое общество постави ло перед Библиотекой свои задачи, требовавшие расширенного комплектова ния соответствующей литературы. Во-первых, после 1861 г. наступил и в ско ром времени сделался ощутимым новый этап экономической и политической жизни нашей страны. Политическая мысль шла вперед и вперед. Во-вторых, русское передовое общество осознало, что для развития производительных сил страны нужно усиленно изучать физико-математические и естествовед ческие науки. Наш талантливый народ, продолжая традиции XVIII в., быстро добился в этих научных областях блестящих результатов, которые показаны перед глазами всего мира в «Catalogue of scientific papers» (London, 1884– 1900). Русскому обществу нужна была литература всех этих специальностей.

В-третьих, русское общество в это время имело большие успехи в облас ти технических наук. Библиотека была захвачена потоком мощного прогрес са в этой практической области. Многогранный и высокоавторитетный искус ствовед и одаренный критик В. В. Стасов186, имея в своем объединенном уп равлении фонд книг по технике и фонд книг по искусствоведению, настойчи во проводил линию на усиленное комплектование раздела гидротехники и электротехники.



Pages:     | 1 || 3 | 4 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.