авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 | 2 || 4 |

«РОССИЙСКАЯ НАЦИОНАЛЬНАЯ БИБЛИОТЕКА АРХИВНОЕ НАСЛЕДИЕ РОССИЙСКОЙ НАЦИОНАЛЬНОЙ БИБЛИОТЕКИ Выпуск 1 Д. Д. Шамрай ...»

-- [ Страница 3 ] --

Поэтому очень понятно, что на коллекцию античных греко-римских словесных произведений не хватало сил и она стала падать в библиотечно техническом отношении. Действительно, ни в каком другом алфавитном каталоге старых фондов нет столь высокого процента карточек старого заполнения на старинной тонкой бумаге серого цвета.

Но если мы будем исходить из 20 выпусков «Каталога иностранных книг»187, приобретенных Императорской Публичной библиотекой, который сообщал о щедрых поступлениях классических текстов (выпуски № 16–20, за 1879–1895 гг.), то у нас может составиться ошибочное предположение, что эта коллекция продолжала по-прежнему жить.

Приобретаемые греко-римские античные тексты фактически, уже соответственно содержанию, стали поступать в Отделы естественных наук, философии или же истории.

В Историческое отделение поступали также воспроизведения обильных находок фрагментарной греческой письменности на папирусах, ибо папирусы греческой и египетской письменности рассматривались как материалы вспомогательных дисциплин для исторической науки.

Например, «Griechisch-literarische Papyri. I. Ptolemische Homer fragmente» (Heidelberg, 1911) хранится в Историческом отделении, хотя этот выпуск содержит отрывки из Гомера. Также в Отделении истории хранится издание под названием «Byzantinische Papyri in der Hof- und Staatsbibliothek zu Mnchen» (Berlin, 1914), хотя два капитальных издания византийских ис ториков находятся в составе рассматриваемой коллекции. Да, кроме того, в алфавитном каталоге этой коллекции есть даже разделительная карточка Fragmenta, за которой указано много изданий фрагментов, и в том числе вы ходившее в свет с 1841 по 1883 гг. в Париже 5-томное издание А. Дидо «Fragmenta historicorum graecorum».

Сосредоточенное хранение античных греко-римских текстов строго уже не соблюдалось. Особенно много таких изданий поступало в Отделение истории.

В эпоху расцвета исторических наук в Европе стоял во главе Историчес кого отделения Библиотеки человек широкого образования и большой энер гии – Павел Александрович Соколовский188. Он особенное внимание обра щал на издания источников, важных для истории больших и малых народов Европы всех эпох. Между прочим в Отделение истории были включены два экземпляра боннского издания «Corpus scriptorium historiae Byzantinae»

(Bonne, 1829–1830;

Bonne, 1837), сверх имеющегося экземпляра в рассмат риваемой коллекции. В Историческом отделении имеетcя «Corpus universae historiae, praesertim Byzantinae» (Lutetiae, 1567). В Историческом же отделе нии, а не в 3-й зоне нашего каталога отражены все диссертации по классичес кому автору, если тема исследовалась в историко-критическом аспекте.

Теперь нам известно, что коллекция античных греко-римских словесных произведений за последние 50 лет не имеет прежних размеров комплекто вания, и должна считаться в нашей Библиотеке коллекцией второй очереди вследствие малого библиотечно-технического внимания к ее фонду.

Тем не менее, накопленные в ГПБ к началу XX в. греко-римские антич ные тексты представляют очень большое богатство. Напомним, что наша Библиотека получила все лучшее из прекрасной личной библиотеки М. С. Ку торги и уже в XX в. приобрела книжное собрание энтузиаста византиноведе ния А. И. Пападопуло-Керамевса189. Следует добавить, что за годы советской власти этот фонд пополнился редкостными экземплярами старинных изда ний из бесхозных и конфискованных книжных собраний.

В послереволюционные годы заботу об этой коллекции имели три сотруд ника, которые и оставили нам письменные следы и замечания о схеме, а так же о расположении карточек за именными разделителями. Мы имеем в виду Валентина Михайловича Пушина190, Михаила Александровича Рубинштей на191 и профессора Александра Ивановича Садова192.

В. М. Пушин обладал громадной гуманитарной образованностью и спо собностью классифицировать и анализировать. Памятником его трудолюбия и энергии остается сетка, по которой расположены в русском алфавитном ка талоге «Уставы». М. А. Рубинштейн имел вкус и даже любовь к греко-римс кой античности и оставил по себе память тем, что написал для каталога боль шое количество аналитических карточек на статьи из различных журналов и сборников. Его же рукою написаны новые карточки на повторные экземпля ры книг. Профессор А. И. Садов оказывал в Отделении филологии большую научную консультацию в 1921—1924 гг. Он составил капитальную библио графию по латинскому вульгарному языку, которая теперь используется боль ше, чем при жизни автораLVIII.

Близкое участие в работе Отделения филологии и коллекции греко римских классиков принимал профессор античной литературы нашего университета И. М. Тронский193 ….

Значение этой коллекции в послевоенные годы особенно увеличивается вследствие невозможности восстановить во многих культурных центрах при чиненные войной чудовищные книжные потери.

Она находится в составе его сочинения «Латинский язык в памятниках LVIII христианской письменности древнейшего времени». Пг., 1917. Ч. 1, вып. 1.

Большие успехи советского византиноведения и большие открытия в об ласти греческих папирусов настоятельно требуют развить комплектование этих разделов в фондах ГПБ.

Но удовлетворение читательских требований с помощью алфавитного каталога этой коллекции происходит с некоторыми трудностями по библиотечно-техническим причинам и по забвению структуры каталога194.

Каталог коллекции распадается на две почти равные части: 6 ящиков за няты карточками на греческие словесные произведения и 9 ящиков отведены для римских словесных произведений.

В алфавитный ряд обоих каталогов допущены только: а) собственные имена античных и византийских авторов и б) названия объединительных их серий, например, «Geographi graeci minores» или «Poetae» и «Scriptores»

разных специальностей.

Отсюда совершенно ясно, что в таком алфавитном ряду среди античных имен никак не может оказаться какое-либо собственное имя редактора, ком ментатора, исследователя или переводчика новых народов и наций Европы.

В этот каталог коллекции ограниченно допускаются другие печатные материалы, если их можно влить по категории «литература о нем» т. е. за разделительную карточку собственного имени того или другого античного автора.

Строгое и последовательное выполнение правила о двух видах заголовка карточек для алфавитного ряда создало необходимость несколько расширить смысл и употребление разделителя «Anonymus»: этот разделитель стали использовать для включения в алфавитный каталог вообще безавторских античных текстов и их переводов.

Например, за разделителем «Anonymus» стоит «Introductio anatomica graece et latine» (Lugduni Batavorum, 1744) ….

Карточки старого заполнения в этом алфавитном каталоге не располагают текст в какой-нибудь определенной последовательности. Даже внесение имен редакторов в текст карточки произведено уже позже и обычно другим почерком. Но все-таки очень часто карточка, отдельно взятая, вовсе не имеет заголовка для расстановки в каталоге или же имеет такой заголовок, который совсем не применим для организации этого каталога (например, автора филологической диссертации).

Главная организующая роль возлагалась на разделители, которые должны были следовать друг за другом в строгом порядке, образуя единую цепь личных собственных имен и серийных названий.

Bсe разделители греческой группы даны в латинской транскрипции. Это обстоятельство наталкивает нашу мысль на предположение, что в какой-то определенный момент существовал объединенный алфавитный каталог гре ческих и латинских античных словесных произведений. Принятое ныне раз деление каталога нашей коллекции на греческую и римскую части может иногда для начинающего сотрудника представить некоторые затруднения.

Например, Марк Аврелий был римским императором, а писал на греческом языке, и сочинения его отражены в греческой части каталога.

Разделители сделаны были убогие, на узких полосках бумаги. Во время грандиозных передвижек и уплотнений, начатых с 1930 г. для реорганизации Библиотеки, они почти все пропали.

Карточки за разделителем античного автора разбивались на четыре зоны:

1-я зона отведена трудам данного автора на родном языке.

2-я зона содержит карточки переводов его сочинений на европейские язы ки, издавна пользующиеся латиницей. Не отражены в каталоге переводы на латышский, литовский, финский и эстонский языки.

3-я зона принимает карточки на филологические разыскания по тексту данного автора.

4-я зона отведена лексиконам по словарному составу данного автора.

Во всех зонах господствует принцип хронологического расположения ма териалов, поэтому в каталоге встречаются карточки, на которых в верхнем углу написан год издания.

Карточки не датированных печатных изданий стоят впереди датированных.

Если же в 1-й зоне оказывается большое количество карточек, то приме няется обычная практика группировать вместе карточки на собрания сочине ний и на полные собрания сочинения (opera или opera omnia) и расстанавли вать их в хронологическом порядке. Затем следуют карточки на отдельные сочинения такого автора под латинским названием сочинения. Например, из данное на греческом сочинение Аристотеля «О душе» дается в латинском пе реводе названия «De anima». Карточки на одно и то же сочинение расставле ны в строгом хронологическом порядке.

2-я зона практикует разбивку карточек по языкам перевода, а в дальнейшем ставит карточки по году печатания книги.

3-я зона целиком выдерживает хронологическую расстановку карточек, не обращая внимания на язык.

4-я зона всегда бывает малочисленная и обозримая.

Самые карточки старого заполнения в греческом каталоге имеют одну особенность, которая иногда затрудняет обслуживание читателей. На карточке часто опускается греческое название книги. Наши библиотечные предшественники довольствовались латинским названием. Между тем, если в читательском требовании не указаны место печатания и год издания, то греческая формулировка заглавий закрывается менее выразительной латинской формулировкой.

Есть и другие недостатки в заполнении карточек. Например, В. М. Пу шин на разделительной карточке «Cicero. Opera omnia» записал: «неполнота указаний на карточках не позволяет установить, содержит ли издание подлин ный текст или перевод».

Карточки на серии большей частью не раскрывают ее состав. Поэтому отсылка от имени античного писателя к названию серии фактически может представлять собою лишь отсылку к книжной полке, где стоит данная серия, что в свое время было терпимо, поскольку алфавитный каталог и рабочее место библиотечного сотрудника с хорошим филологическим образованием находились среди шкафов своего отделения, а теперь этот изъян вынуждает вести дополнительные библиографические уточнения.

Итак, краеугольными камнями в построении этого алфавитного каталога являются:

а) имя классического автора, б) название объединительной серии, в) хронологическая расстановка карточек в своем гнезде.

По пункту «а» надо сделать разъяснение: что вследствие латинской транс крипции некоторые греческие литеры теряют свое место в алфавите, напри мер, буква «» в греческом алфавите занимает восьмое место, а в латинской транскрипции «th» получает двадцатое место. Буква «Z» в греческом алфави те стоит на шестом месте, а в латинском занимает двадцать пятое.

Начинающий работать у нас библиотекарь должен также знать, что собственное имя латинского классического автора в каталоге коллекции выступает не в полной форме. Например, Публий Овидий Назон, а в наиболее употребительной краткой форме Овидий, или император Антонин Марк Аврелий в каталоге выступает в единственно употребительной форме Марк Аврелий.

Очень полезно обращаться по всем недоумениям и для всяческих уточне ний к библиографическому пособию В. Энгельманна «Bibliotheca scriptorum classicorum» (Abt. 1–2. Leipzig, 1880—1882).

По пункту «б» о названиях объединительных серий надо знать, что эти названия имеют научный характер, т. к. они соответствуют уровню истории классической литературы в конце XIX в. Эти названия закреплены в библио графических указателях Энгельманнa и целиком восприняты были при организации алфавитного каталога нашей коллекции.

Чем ближе к нашим дням, тем меньше проявляют строгости к соблюде нию терминологического смысла и значения вышеуказанных серийных на званий. Из этого произошло немалое количество путаницы.

Например, существует стабильное название «Potae scenici – potae tragici», а также «Potae scenici – potae comici». Под таким разделителем и накоплено некоторое количество старых карточек.

Но с какого-то времени открыли разделитель «Tragoediae». В результате оказалось, что труд русского академика А. К. Наука195 «Tragicorum graecorum fragmenta» (Lipsiae, 1889) стоит за разделителем «Potae», а прямое продол жение его труда «Tragicae dictionis index, spectans ad „Tragicorum graecorum fragmenta“» (Petropoli, 1892) стоит за новоизобретенным разделителем «Tragoediaе». Весьма известное издание «Griechische Tragoedien» трудно на ходить по нашему каталогу, потому что оно тоже стоит за новым разделите лем ….

Особенно следует отметить, что разделители на объединительные серии, имея все признаки систематического деления, должны были с течением вре мени естественно допускать практику предметных слов. Однако никакой ра боты над обоснованностью их появления или учета не имеется. Такое поло жение дел таит немалое количество подводных камней в текущей работе над читательскими требованиями.

По пункту «в» следует сказать очень немного. Хронологический принцип в расстановке карточек полностью воспринят в коллекции. Но, например, под разделителем «Herodotus» в третьей зоне мы обнаруживаем алфавитное рас положение карточек. Этот прием для третьей зоны больше нигде не встреча ется в нашем каталоге. Но эта часть каталога убедительно свидетельствует, что наша библиотека освободилась от подражания справочнику Энгельман на, который практикует алфавитную расстановку данных материалов. Хроно логическое наполнение третьей зоны гораздо выгоднее с технической сторо ны и находится в полном соответствии с этапами развития научно-исследова тельской работы.

Постоянное подчинение коллекции Отделению филологии породило одно последствие, очень важное по своему практическому значению. В каталог филологии с некоторого времени стали включать имена редакторов и издате лей. Отсюда, помещая книгу по принадлежности в коллекцию, одновременно иногда на имя редактора не ставили карточку в алфавитный каталог филоло гии. Например, «Энеида» Виргилия в переводе Евгения Булгариса на древне греческий язык 1791–1792 гг. имеется в двух экземплярах: один находился в составе первоначального фонда, и карточка на него, согласно структуре ката лога, стоит только во 2-й зоне за разделителем «Виргилий». Но когда в 1928 г.

в ГПБ поступил второй экземпляр этого же самого издания, то карточку на него (очевидно, за неотысканием первого экземпляра) поставили в коллек цию правильно, тоже во 2-ю зону, но уже, в силу установившейся практики, дали в каталог филологии карточку на имя ученого комментатора и перевод чика Евгения Булгариса.

Другой пример. «Bibliotheca graeca medii aevi» в 7 томах (Париж, 1872– 1894) хранится в коллекции, но карточка на редактора К. Сатаса имеется в каталоге филологии, в каталоге истории и в каталоге полиграфии. Все это указывает на важность серии, но серийная карточка содержит только одно на звание серии. Развернутое раскрытие серии мы находим под рукою в «Catalogue of the London Library»LIX под фамилией Sathas.

Наконец, нужно обратить особое внимание на то, что каталог содержит в некотором количестве случайные карточки на такие тексты, которые не имеют никакого отношения к теме нашей коллекции. Христианская письменность первых трех веков нашей эры (так называемый патристический период) при надлежит к Отделу культов196.

Расстановка книг в фонде филологии и в коллекции античной литературы – обычная, крепостная. Нужно лишь отметить, что иногда встречается обо значение полки латинской литерой «X», а иногда греческой буквой «».

Полка «X» расположена впереди первой полки, а полка «» находится после третьей полки. Кроме того, подручная библиотечка справочников отделения филологи занимала два двухсторонних стеллажа, соответственно чему соста вился шифр «7. Справ. А» или «7. Справ. В» и далее полка и место на полке по крепостной системе.

Заключение 1) Мы видим, что Публичная Библиотека почти на всем протяжении своего существования имела таких библиотекарей, которые могли сотрудничать с замечательными русскими учеными-античниками.

2) Круг обязанностей нашего участка сузился, но все-таки здесь работать успешно без знаний невозможно. Чтобы ориентироваться в накопленных бо гатствах, нужно каждому библиотекарю ознакомиться с курсами И. М. Трон ского197 и Крумбахера198. Курс Крумбахера удобно заменить изданием под ре дакцией В. Н. Бенешевича «Очерки по истории Византии» (СПб., 1912— 1914. Вып. 1–4).

3) В повседневной работе рекомендуется с исключительной тщатель ностью разыскивать те предметные слова, которые в каталоге практикуются наряду с рубриками, показанными в справочнике Энгельманна.

1954 г.

Hagberg Wright C. T., Puruell C. J. Catalogue of the London Library. London, 1914. Vol. 2. P. 811.

Окружение И. А. Крылова в Публичной библиотеке (Стенограмма доклада)* Мне предстоит занять несколько минут вашего внимания вопросом о том, кого встретил Иван Андреевич Крылов199 в стенах Библиотеки, когда сам явился туда в качестве сотрудника.

Задачи Библиотеки в отношении читателей были определены еще в 1809 г., когда был издан А. Н. Олениным «Опыт нового библиографического порядка»200. Нас в данном случае будет интересовать не логическая связь между дисциплинами, а те мелкие штрихи, которые показывают, каких чита телей ожидала Библиотека и с кем она должна была работать. Если мы чита ем, что к слову биография дается русский перевод – жизнеописание;

полеми ческий – состязательный;

мистический – таинственный;

феодальные – поме щичьи;

объясняется, что такое психология, что такое дипломатика, нумизма тика;

объясняется, что орден – это знак почета и т. д., то ясно, что расчет у ди ректора Библиотеки Оленина был на очень большую просветительную рабо ту.

И. А. Крылов поступил на работу в Публичную библиотеку в 1812 г., но он мог и не стать ее сотрудником по той причине, что в царствование Екатерины II Крылов был обречен на самоизгнание из Петербурга и прово дил свои дни в глухой провинции201.

В 1800 г. задушевный друг Крылова А. И. Клушин в предисловии к комической опере «Американцы» (изданной в 1800 г.) писал: «Госпо дин Крылов, известный публике своими сочинениями, сделал основание оперы „Американцы“. Опера принята на Театр, учена, и – не была играна в течение 12 лет. Ежели не хороша – не надобно было принимать на сцену;

ежели слаба – нужно исправить. Но чтобы так судить, надобно любить национальный театр.

Между тем, меценат дарований и директор театра Александр Львович Нарышкин желал дать публике новую русскую оперу. Исполняя волю моего начальника, хотел я поправить „Американцев“, и выявилось, что, кроме сти хов, в ней не осталось ни строки, принадлежащей перу господина Крыло ва»202.

* Печатается по: ОАД РНБ. Ф. 12, д. 429. Этот доклад был прочитан 21 ноября 1944 г. на научной сессии, посвященной 100-летию со дня смерти И. А. Крылова.

В 1809 г. была новая проверка, насколько Крылов подходил к жизни пе тербургского общества. В 1809 г. Крылова поставили на баллотировку в чле ны Российской академии, основанной Екатериной II для развития русского языка и русской литературы203. Крылова провалили, не допустили в члены Российской академии, хотя басни его в это время уже рекомендовались как лучшие произведения, в чем вы можете получить ясные доказательства из ра боты Сопикова «Опыт российской библиографии»204.

В 1811 г. снова в Российской академии был поставлен вопрос об избрании Крылова. Оленин предпринял большие усилия, организуя общественное мне ние в пользу Крылова. Крылов прошел в члены Российской академии.

Надо сказать, что, кроме усилий Оленина, большую роль сыграли и неко торые изменения в цензурной политике. Историко-цензурные наблюдения показывают, что в 1811 г. состоялась также амнистия давно умершего сатири ка Антиоха Кантемира205. В этом году В. Г. Анастасевич206 смог поместить в своем журнале «Улей» статью о Кантемире207. В этом же году была опублико вана часть философских сочинений нашего великого сатирика Кантемира.

Таким образом, Крылов сделался членом Академии Российской не потому, что переменил общественно-политические воззрения, а потому, что настрое ния правящих кругов пошли несколько влево.

Не правда ли, каждый из нас, библиотекарей, очень смутился бы сейчас, если бы ему на работе пришлось встретиться с Крыловым. Это очень трудная задача – представить себе, как могли наши старшие сотоварищи установить отношения с таким большим, уже прославившимся человеком. Крылов по ступил в Библиотеку на 44-м году жизни, имея за собой стаж политического борца и будучи великолепным автором.

В числе людей, которые отдавали свой труд Библиотеке в первые годы после ее основания, находился Н. И. Гнедич, личность хорошо известная во всех отношениях. Гнедич стремился перенести на русскую почву красоты гре ческого языка208.

Среди лиц, которые работали в Публичной библиотеке в период, когда в ней работал и Крылов, были: М. Н. Загоскин209, А. А. Дельвиг210. В Рукопис ном отделении работал поэт К. Н. Батюшков211. В Рукописном же отделении работал большой человек, почти забытый и только в архивных документах выступающий во всей своей мощи как человек, любивший русскую историю, русский язык и литературу, библиотекарь Рукописного отделения Александр Иванович Ермолаев212. Он совершил большое путешествие под руководством К. М. Бороздина по России, путешествие историко-этнографического харак тера213. Альбом этого путешествия был еще в прошлом столетии предметом изучения. В начале XX столетия поступил письменный отчет Ермолаева об этом путешествии на имя директора Оленина в виде 10 писем214.

Наконец, надо сказать, что в числе сотрудников Библиотеки находился Сопиков, автор «Опыта российской библиографии», которая имела и второе равноценное название «Словарь сочинений и переводов». Сопиков в виде библиографического труда представил русскому обществу наглядно все то, что принадлежало русским авторам и что было освоено из иностранной со кровищницы путем переводов на русский язык.

Все эти люди объединяются общим чувством любви к русской литературе и науке. Все они пришли в Публичную библиотеку, чтобы создать в Петербурге новое для России просветительное учреждение. Но каждый из этих людей – коллег Крылова, сотоварищей Крылова – имел за собой целую нить связей с другими лицами.

Например, если взять «Библиографический указатель» Языкова о перево дах Вольтера на русский язык215, вы увидите, что Гнедич в сообществе четы рех человек делал переводы. Если бы сохранилась в настоящее время его лич ная библиотека в Полтаве, то вы могли бы проследить там более 30 имен рус ских авторов, которые подносили ему свои сочинения с разными дарственны ми надписями. Там есть трогательная карандашная надпись слепца В. И. Козлова216. В этой библиотеке сохранились на польском языке басни польско го баснописца Миневича с дарственной надписью Крылову. Сам Крылов мало оставил о себе сведений. Он протестовал даже, чтобы при жизни был издан его портрет Российской академией.

Александр Иванович Ермолаев из тех рапортов, которые он представлял директору относительно приобретения рукописей, вырисовывается как боль шой ученый, дающий глубокую мотивировку для каждой приобретаемой ру кописи217.

Переписка и разные материалы, изданные Академией наук, дают очень ясную картину разнообразных связей Ермолаева с различными учеными, как Москвы, так и Юрьева218 и других городов. В бумагах и наследстве Ермолаева оказались такие труды по славяноведению неизвестных авторов, которые были изданы лет через сорок после его смерти. Мы видим в лице Ермолаева человека, научные связи которого выходили за рамки России и распространялись на наших братьев славян.

Относительно Сопикова надо сказать, что его обаятельная личность, его любовь к русскому языку, к русской литературе были, может быть, мало за метны в его библиографическом труде, но благодаря этим качествам все вы дающиеся люди относились к нему с большим уважением и доверием. Изве стно, что граф М. М. Сперанский219 интересовался трудом Сопикова. Мы зна ем, что ему помогали Евгений Болховитинов220, профессор К. Ф. Калайдо вич221. Различные профессора открывали ему доступ в свои библиотеки. Разу мовский222 приглашал его на домашние праздники, от которых Сопиков отка зывался, будучи занят своей библиографией.

Эта длинная цепь лиц, которое стояли вокруг Крылова, его сослуживцев и сотоварищей, дает нам картину взаимосвязей, показывающих, что многие учреждения Петербурга были в прямом соприкосновении с Публичной библиотекой. Государственный Совет через Оленина, Академия художеств через него же, потому что Оленин был президентом Академии художеств, были связаны с Публичной библиотекой. Эта связь осуществлялась также и через Ермолаева, потому что он окончил Академию художеств, был там ученым секретарем и совмещал работу в Академии с работой в Публичной библиотеке. Связь существовала и с Педагогическим институтом, и с Духовной академией, лучших студентов которой Публичная библиотека привлекала для своих работ, поручала им различные переводы иностранных сочинений, путешествий по России223.

Публичная библиотека все время имела прямое соприкосновение с театром. Артистка Семенова224 была ученицей Гнедича.

Весь этот коллектив, все эти культурные силы, находившиеся вне Библио теки, а также все сотрудники Библиотеки своей главой чувствовали Крылова.

Хотя Крылов был больше каждого в отдельности взятого из сотрудников Биб лиотеки, но библиотекари представляли собой большую культурную мощь, и Крылов подпадал иногда под влияние интересов этой среды. Мы знаем, что ряд работников Библиотеки – Гнедич, Оленин, Ермолаев – приложили много усилий, чтобы перевести «Илиаду» на русский язык. Ермолаев, как и Оленин, был большим специалистом по предметам материальной культуры военного типа. За такую работу Оленин был избран в члены Российской академии, за нимавшейся изучением русского языка. Под влиянием этой среды, ее вдохно венной работы Крылов на старости лет выучил греческий язык. Надо сказать, что изучение греческого языка в те годы могло также свидетельствовать об особом интересе к углубленному изучению русского языка, ибо тогда суще ствовала теория, которая и доказывалась и опровергалась, что русский и гре ческий языки имеют общие корни.

Мы можем сказать, что Публичная библиотека в лице ее директора и со трудников представляла наиболее благожелательную и наиболее культурную среду для того, чтобы творчество Крылова развивалось и цвело, чтобы насту пающие старческие годы не могли побороть его дух, ибо его работе все сочув ствовали, все его поддерживали.

Так продолжалось до 1841 г., когда Российская академия была расформи рована. Очень небольшое количество ее членов было зачислено действитель ными академиками Петербургской Академии наук225. В числе лиц, которые стали академиками, был и Иван Андреевич Крылов. Вместе с ним академи ками были: Арсеньев, Бутков, Востоков, Вяземский, Жуковский, Каченовс кий, Михайловский-Данилевский, Панаев, Погодин, Ширинский-Шихматов, Языков226 и другие.

Публичная библиотека, совершившая свою задачу благожелательной, культурной спутницы Крылова во второй половине его жизни, с ним распро щалась в 1842 г. и передала его на попечение всего российского народа, куль турную жизнь и силы которого возглавляла Академия наук.

Публичная библиотека исполнила долг связи нашего великого баснопис ца со всей жизнью России. В то время нельзя было в России создать второй похожий коллектив таких энтузиастов просвещения, таких поборников пере довых традиций XVIII в., таких почитателей литературного таланта И. А. К рылова. К Публичной библиотеке того времени шли нервные токи из всех то чек Петербурга и обеспечивали Ивану Андреевичу полную осведомленность о волнующих чувствованиях и мыслях русского общества, которые проверя лись в горниле передовых воззрений баснописца и в художественном басен ном крыловском оформлении. Они выходили из дома № 20 по Садовой ули це, двигались по всем проспектам, улицам и переулкам Петербурга, доходили до армии, боровшейся против врагов России, и быстро достигали отдален нейших уголков страны.

А нам, младшим сотрудникам Библиотеки, остается приятный долг – изу чать по возможности даже самые мелкие подробности из жизни этого боль шого человека, который высоко поднялся над всеми и в то же время считал, что технические вопросы и библиографические задачи являются неотлож ным, важным делом и долгом каждого сотрудника Библиотеки, каков бы ни был его талант.

1944 г.

О современном состоянии Российской Публичной библиотеки* Для Российской Публичной библиотеки истекший 1923/24 академичес кий год принес много важных событий и поставил на разрешение несколько технических вопросов.

Библиотека всегда свою жизнь считала по именам директоров, потому что каждый из них имел все возможности запечатлеть свой научный облик на подборе сотрудников, пополнении книжного состава и Рукописного отдела, и далее – на создании новых традиций.

Избрание действительного академика Николая Яковлевича Марра на пост директора открыло новую главу библиотечной летописи. Мировой ученый ав торитет его самым счастливым образом сочетается с мировым значением Биб лиотеки;

международные связи нового директора и на Западе и на Востоке по степенно снова включают Библиотеку в международную научную жизнь.

Весною текущего года Библиотеку посетил председатель Коминтерна то варищ Г. Е. Зиновьев227, и по его ходатайству отпущены необходимые сред ства для ремонта фасадов работы знаменитого К. Росси228, а также 15000 р.

для восполнения пробелов в собраниях иностранных печатных книг за 1914– 1922 гг. С целью более быстрого и разумного использования отпущенных средств, а также для ознакомления с достижениями западноевропейской биб лиотечной техники отбыли в июле месяце за границу оба помощника дирек тора: А. И. Браудо229 и В. М. Андерсон230.

В истекшем году от всего персонала потребовалось особенно много на пряжения вследствие усиленных работ по возврату польскому народу его культурных ценностей231, о чем сведения печатались польскою стороною в издании «Dokumenty dotyczce akcji delegacyi polskich w komisjach mieszanych Reewakuacyjnej i Specjalnej w Moskwie»232, и вследствие необы чайного прилива читателей.

Количество читателей превысило все расчеты и допустимые предположе ния. Библиотека должна была в большом читальном зале233 произвести уп лотнение и увеличение мебели с соответствующим усилением вентиляции, что дало возможность сидеть одновременно 600 человекам;

правление Биб лиотеки держало читальный зал и кабинет иностранных новых поступле ний234 открытыми в будни по 13 часов, а в дни отдыха по 7 часов. Особенный подъем читательской реки падает на май месяц. Рекордным днем было 15 мая, когда через читальный зал прошло 1953 человека, 74 человека обслу * Печатается по: ОАД РНБ. Ф. 12, д. 103. Рукопись датирована 16 августа 1924 г.

жено было в Кабинете иностранных новых поступлений, 7 человек – в чи тальном зале Рукописного отдела и около 20 человек занимались редкими из даниями Русского отдела. Итого более 2000 человек в один день!

Общее число выданных в читальном зале книг за 1923/24 академический год достигло 915539 томов, из них на первую половину 1924 года падает 626921 том при 17021 входном билете и 235201 посещении. Из указанного числа выданных томов 20% приходится на периодические издания. Всего за академический год прошло через читальный зал 353466 человек, из коих сту дентов вузов, втузов и рабфаков – 67%, учеников единой трудовой школы – 16%, педагогов – 4%, а остальные приходятся на рабочих, служащих, безра ботных и лиц свободных профессий.

Библиотека при читальном зале имеет по шкафным описям 26867 назва ний книг и 1823 периодических издания. Столь значительная собственная библиотека читального зала весьма удобна для читателей, освобождает Рус скому отделу время для каталогизационных работ, сохраняет почти сплошь после 1916 года не переплетенные книги Русского отдела и повышает интерес работы служащих в читальном зале. Поэтому одновременное получение Рус ским отделом и читальным залом всех изданий из Центральной книжной па латы235 является очень серьезным вопросом, а наблюдающаяся теперь задержка предназначенных в читальный зал комплектов библиографически ми работами Института книговедения236 в Ленинграде требует коренных мер.

Длительная остановка книг и периодических изданий в этом институте на пути из Центральной книжной палаты в читальный зал уже успела сказаться:

в 1923 году из общего числа выдаваемых читателям книг на библиотеку Рус ского отдела падала одна восьмая часть, а в 1924 году уже одна седьмая.

Состав читателей, как ясно из предыдущих статистических данных, был очень однороден, и от этого произошла высокая спрашиваемость на одни и те же книги по курсам высших учебных заведений и общественным наукам.

Несмотря на увеличение количества экземпляров дополнительными покупками, не было никакой возможности сохранить за читателями прежнее право одновременно пользоваться книгами с двух разных шифров по каталогу читального зала. На всех экземплярах группы самых ходких книг были наклеены красные треугольники. Книгу с треугольником читатель получал только с одного шифра, знак треугольника вписывался рядом с шифром книги в контрольный листок (формуляр читателя на текущий день), и одновременно с этим читателю больше ничего не выдавалось;

даже для получения присланных из отделов по его требованию сочинений необходимо было книгу с треугольником сдать.

Естественным дальнейшим шагом был особый список часто спрашивае мых книг (числом около 1000 названий), который полезно держать совершен но отдельно, чтобы не происходило скопления читателей возле больших ката логов. Этот список предполагается к осени напечатать в виде отдельной бро шюры. Большие технические затруднения вызывало и пользование руководя щими газетами за текущее время, например, «Известия ЦИК СССР», «Прав да» (московская), «Правда» (ленинградская), «Экономическая жизнь», пока не придумали особого типа брошюровки месячных комплектов читального зала в мягкие портфели из шведского картона, позволяющие складывать газе ту втрое без переломов бумаги. Этот способ, несмотря на такую же спрашива емость указанных газет, как и всех курсов политграмоты, сохраняет текст и края газетных листов вполне удовлетворительно, придает сброшюрованному месячному комплекту приятный вид и портативность.

Капризные приливы читателей на всем протяжении рабочего дня подни мали среднюю пропускную цифру от 125 человек в час до 200 и далее 250, а по воскресеньям первые два часа эта цифра доходила до 300–325 человек в час. Рассеять неравномерные скопления читателей у четырех пунктов выдачи книг по каталогу читального зала, хвосты и всякие заторы удалось довольно простым способом. Места выдачи (с своей отдельной лампой) были перену мерованы от 1 до 4;

контрольные листки (формуляр читателя на текущий день) печатались четырех сортов, и отпускалось ежедневно каждого сорта равное количество, так что читатель, получив у швейцара контрольный лис ток, например с печатной цифрой 2, прикреплялся на весь этот день ко второ му пункту выдачи. Библиотечный персонал со своей стороны к каждому пун кту выдачи прикреплял в порядке дежурства одного или двух лиц или стаже ра Высших курсов библиотековедения.

Ввиду того обстоятельства, что экзамены в вузах продолжались до середи ны июля, обычная проверка библиотеки при читальном зале, вместо первых дней июля, была перенесена на конец этого месяца, так что последним днем истекшего академического года было 19 июля, после чего читальный зал был закрыт для проверки своей библиотеки, для генеральной чистки помещений и для мелкого ремонта. Новый академический год начался 4 августа.

Очень интенсивно работал и Кабинет иностранной литературы, откры тый с 1922 года. Подавляющее большинство читателей кабинета составляют высококвалифицированные представители различных научных отраслей:

профессора, врачи, инженеры и т. д., которые прежде вели свою научную ра боту в большом читальном зале или в библиотеках разных учебно-ученых уч реждений. Кабинет имеет иностранных периодических изданий 948 назва ний, 1321 монографию поступления 1923 года и 972 монографии – 1924 года. За первое полугодие 1924 года (собственно по 19 июля) Кабинет удовлетворил запросы 11059 человек, выдав им 109737 выпусков периоди ческих изданий и 35201 том монографической литературы.

Сопоставление чисел выдачи периодических изданий в читальном зале – около 20% из всего выданного и 75% – в Кабинете иностранной литературы – лишний раз со всею наглядностью подтверждает, что для научной работы периодические издания совершенно необходимы и что полнота и разносторонность их служат важными показателями научной солидности самой Библиотеки.

В списках читателей кабинета значится 2710 фамилий из ученых кругов Ленинграда, провинциальных городов РСФСР и отчасти Москвы, а также из столиц и городов союзных советских республик.

Рукописное отделение за этот же период времени имело 1278 посещений, причем в обращении у читателей было 5586 рукописей.

Статистические таблицы количества посетителей и количества получен ных ими печатных изданий за все время деятельности Библиотеки выделяют 1907 год как особо выдающийся. В том году Библиотека приняла 257565 чи тателей и выдала 688958 томов печатных произведений. 1924 год за первую свою половину показывает цифру выданного для занятий печатного материа ла – 771495 томов, т. е. выше годовой цифры совершенно исключительного года при почти равном количестве посещений – 246260. Но число входных билетов за 1924 год меньше числа входных билетов за 1907 год, а именно 19731 и 30443. За округлением цифр оказывается, что читатели 1924 года ра ботали приблизительно на 50% интенсивнее читателей 1907 года.

Осенью 1923 года Библиотека приняла решение отвести особое помеще ние для устройства выставок237. Полезность их всем известна. Помимо этого, Библиотека в своих стенах имеет такие коллекции, которые показать нагляд но, ярко и красочно можно только путем выставки. Для этой цели двусветный читальный зал 1860-х годов постройки В. И. Собольщикова238, с громадными окнами в просторный двор, через которые не проникают прямые лучи, был очищен от шкафов, по преимуществу с фолиантами русских газет, и заполнен витринами с замыкающимися стеклянными крышками. Сюда без всяких опа сений можно выкладывать рукописные памятники большой ценности, что особенно важно ввиду существующего плана устраивать в этом зале на время перерывов между выставками Кабинет книговедения. Уже состоялись с весь ма значительной посещаемостью выставки по истории революционных дви жений в Западной Европе и в память В. В. Стасова, подготавливается выстав ка по «Старому Петербургу».

При таком обилии и глубине работ требуется и многочисленный библио течный персонал. К ходатайствам Библиотеки об его увеличении отнеслись внимательно, и к концу академического года количество всех служащих ис числялось 215 единицами, которым с июля присвоено наименование должно стей по новым штатам. Здесь уместно отметить, что в последний прием слу жащих прошли исключительно выпускники или слушатели Высших курсов библиотековедения при Российской Публичной библиотеке.

Возможность иметь служащих, прошедших одну и ту же техническую школу, уже принесла явные хорошие плоды: все доступные читателям катало ги пишутся библиотечным почерком и в кабинете иностранной литературы, и в читальном зале.

Из научных сил в этом году приглашены на службу в Библиотеку профес сор Е. В. Тарле239 и профессор В. Ф. Шишмарев240.

В качестве плода многомесячной работы нескольких лиц, при том работы очевидной для широких кругов, следует упомянуть выставленный в читаль ном зале для публики написанный библиотечным почерком авторский ката лог библиотеки при читальном зале. Он расположен в ящиках с боковыми продольными разрезами;

через карточки внизу проведен стержень, а сверху они защищены вдвигаемой сбоку, по системе пеналов, стеклянной крышкой в рамочке. Шифры написаны в правом верхнем углу карточки, а потому, для их защиты от затенения верхней крышкой, правая продольная стенка ящика сде лана вдвое толще левой стенки. Читатели сами берут ящик с необходимой им буквою и сами же ставят ящик на свое место.

Российская Публичная библиотека, поддерживаемая Академией наук, по ложила очень много энергии на собрание однотипных сведений о новых при обретениях иностранных книг ленинградскими библиотеками за 1920— 1924 гг. Многомесячный труд над материалом 29 библиотек закончился не только в организационной части, но и в последней редакционной стадии, и в типографии Академии наук уже приступлено к набору первого выпуска свод ного каталога монографической литературы ленинградских библиотек за ис текающее пятилетие. Все библиотеки участвуют также и денежными посиль ными взносами на издание.

Существующие при РПБ учреждения – Справочное бюро и Высшие кур сы библиотековедения – в текущем году ввели некоторые изменения, сообра зуясь с назревшими нуждами.

Справочное бюро, имеющее прямой своей задачей разыскать в академи ческих и научных библиотеках Ленинграда и Москвы (через такое же бюро при Всероссийской библиотеке имени В. И. Ленина) интересующую читателя определенную книгу и затребовать ее для работы в стенах Российской Пуб личной библиотеки, все чаще и чаще, – а в последнее полугодие исключи тельно – получает запросы об указании литературы на всевозможные темы, иногда безбрежной широты, например «исчерпывающей» литературы по проституции, а иногда самой узкой специальности, например о способах вар ки конского волоса или о дате распоряжения железнодорожным буфетам не пременно иметь «Нарзан» и «Ессентуки № 20».

Высшие курсы библиотековедения ввели изучение польского языка и спе циальный курс библиографии по советскому строительству. Кроме того, в те чение учебного года по воскресным дням курсы довольно удовлетворительно провели опыт систематического ознакомления младшего библиотечного пер сонала с основами библиотечной техники, с книжной гигиеной, с историей письменности и книгопечатания, а также с историей Российской Публичной библиотеки, причем были отмечены особые заслуги некоторых младших слу жителей на всем протяжении вековой жизни учреждения241.

Исследовательская работа Библиотеки в библиотечной области, помимо деятельности Высших курсов, выразилась в издании «Материалов по вопро сам библиотековедения»242. К участию в нем привлечены наиболее выдающи еся библиотекари Ленинграда;

причем некоторые выпуски этой серии пред ставляют собой обработанные лекции на Высших курсах библиотековедения.

Уже вышли в свет первым выпуском труд Е. Н. Добржинского «Десятичная классификация»243 (Петроград, 1924) и вторым выпуском труд Б. П. Гущина «Обзор главнейших систем классификации наук»244 (Ленинград, 1924).

Организаторская роль Публичной библиотеки среди академических и на учных библиотек Ленинграда проявилась также в проведении всех собраний для выбора делегатов на библиотечный съезд в Москве в июле месяце и в подготовке ленинградских докладов на предстоящей конференции академи ческих библиотек245.

Вопрос о соорганизовании ленинградских и московских библиотечных работников для издания 3-й книжки «Библиотечного обозрения»246 успешно начат Публичной библиотекой во время июльского съезда, но в существенной части получит разрешение, очевидно, осенью, к активному сезону издательс кого дела.

Заканчивая беглый обзор трудовой жизни Библиотеки, было бы неспра ведливо умолчать, что в этом году у Библиотеки было три своих праздника:

35-летие библиотечной службы помощника директора А. И. Браудо, 5-летие Высших курсов библиотековедения и 75-летие со дня рождения старшего библиотекаря русского отдела В. И. Саитова247. Юбилей А. И. Браудо был от мечен речами и поздравлениями собравшихся в выставочном зале за чашкою чая всех сотрудников Библиотеки без всякого участия посторонних лиц. В от крытом торжественном заседании Правления Библиотеки по случаю 5-летия курсов были произнесены речи лекторами курсов, прочитан официальный отчет и принесены поздравления от важнейших библиотек, Библиологическо го общества248 и т. д. В. И. Саитову официальное поздравление от имени Правления Библиотеки принесено в юбилейный день, а празднование отло жено до осени.

1924 г.

Список работ Д. Д. Шамрая 1. Профессор Фесслер и первые шаги комиссии духовных училищ по вве дению изучения еврейского языка // Сборник статей в честь Дмитрия Фоми ча Кобеко от сослуживцев Императорской Публичной библиотеки. СПб., 1913. С. 50–65.

2. Из истории взаимоотношений Императорской Публичной библиотеки и Петербургской Духовной академии: (По случаю 100-летнего юбилея Биб лиотеки) // Церков. вестн. 1914. № 4. Стб. 117–119.

3. Варшавское общество ревнителей наук. Пг., 1922. 16 л. – (Рукопись.

ОР РНБ. Ф. 1105, д. 229).

4. Из материалов к истории Российской Публичной библиотеки // Сбор ник Российской Публичной библиотеки. Пг., 1924. Т. 2, вып. 1. С. 295–303.

5. О современном состоянии Российской Публичной библиотеки. Л., 1924. 12 с. – (См. с. 78 наст. изд.).

6. Несвижская библиотека князя Радзивилла. Пг., [не ранее окт. 1926].

18 л. – (Рукопись. ОР РНБ. Ф. 1105, д. 15).

7. С. Г. Домашнев и «Nachricht von einigen Russischen Schriftstellern» // Изв. АН СССР. Отд-ние обществ. наук. 1931. № 8. C. 977–983.

8. Об издателях первого частного русского журнала: (По материалам ар хива Кадетского корпуса) // XVIII век. М.–Л., 1935. Сб. 1. С. 377–385.

9. Продажа в губернских и провинциальных городах Академией Наук своих изданий: (1767—1769) // Тр. Ин-та книги, документа, письма. 1936.

Т. 5. С. 136–158.

10. Публичная библиотека и массовый читатель // Ленингр. правда. 1936.

2 апр.

11. Бурхард И. Дневник о Римских городских делах / Пер. с ит. И. П. Мурзина, Н. Т. Цветкова, Д. Д. Шамрая // Инфессура С., Бурхард И. Дневни ки: Документы по истории папства XV—XVI вв. М., 1939. С. 155–242.

12. Цензурный надзор над типографией Сухопутного шляхетного кадетс кого корпуса // XVIII век. М.–Л., 1940. Сб. 2. С. 293–329.

13. Заметки о работе читального зала. Л., 1944. 6 с. – (Машинопись.

ОАД РНБ. Ф. 12, д. 225).

14. Окружение И. А. Крылова в Публичной библиотеке: Стеногр. докл., прочит. на науч. сессии ГПБ, посвящ. 100-летию со дня смерти баснописца и библиотекаря И. А. Крылова 21 ноября 1944 г. Л., 1944. 8 с. – (См. с. 73 наст.

изд.).

15. Коллекция «Россика» в Публичной библиотеке и проблемы ее собира ния и изучения: [Стеногр. докл. на науч. сессии «Роль Публичной библиотеки в истории русской науки и культуры» (1945)] / Публ. Н. А. Гринченко // Пуб личная библиотека и культура. Три века истории: Документы, материалы, ис следования. СПб., 2006. Вып. 1. С. 185–211.

16. Из истории цензурного режима Екатерины II (1762–1783): Арх.-биб лиогр. разыскания: Тез. дисс. … канд. пед. наук. [Л., 1947]. [4] с.

17. Замечания на статью Д. М. Гурвича «Еще раз об авторе лейпцигского известия о русских писателях 1768 г.» Л., 1948. 10 с. – (Машинопись.

ОР РНБ. Ф. 1105, д. 245).

18. Радищев и первое академическое издание сочинений Ломоносова // Радищев: Статьи и материалы. Л., 1950. С. 285–287.

19. Коллекция «Россика» в фондах Государственной Публичной библио теки. Л., 1951. 80 с. – (См. с. 16 наст. изд.).

20. «Синие книги» английского парламента в иностранном фонде Госу дарственной Публичной библиотеки. Л., 1952. 9 с. – (См. с. 59 наст. изд).

21. Библиографическая работа с читательскими требованиями: О требо ваниях на иностранные журналы. Л., 1953. 31 с. – (Машинопись. ОАД РНБ.

Ф. 12, д. 1075).

22. Библиографическая работа с читательскими требованиями: 2-й вари ант. Л., 1953. 10 с. – (Машинопись. ОАД РНБ. Ф. 12, д. 1074).

23. Ближайшая судьба рукописного наследия М. В. Ломоносова. Л., 1953.

7 с. – (Машинопись. ОАД РНБ. Ф. 12, д. 461).

24. К вопросу о библиотечной культуре в раннем С.-Петербурге. Л., 1953.

6 с. – (Машинопись. ОАД РНБ. Ф. 12, д. 462).

25. «Полное собрание сочинений» М. В. Ломоносова в издании 1784– 1787 гг. Л., 1953. 24 с. – (Машинопись. ОАД РНБ. Ф. 12, д. 460).

26. Новая типография Академии наук, 1758–1783. Л., 1953–1954. 89 с. – (Машинопись. ОАД РНБ. Ф. 12, д. 1157).

27. Алфавитный каталог коллекции античной литературы. Л., 1954. 26 с.

– (См. с. 64 наст. изд.).

28. Коллекция античных греко-римских словесных произведений. Л., 1954. 17 с. – (Машинопись. ОАД РНБ. Ф. 12, д. 1220).

29. Неизвестное дополнительное тиснение книги М. В. Ломоносова «Краткой российской летописец» 1775 г. Л., 1954. 10 с. – (Машинопись.

ОАД РНБ. Ф. 12, д. 1159).

30. Подпольное печатание покормежных крестьянских паспортов в сере дине XVIII в. Л., 1954. 16 с. – (Машинопись. ОАД РНБ. Ф. 12, д. 1160).

31. Алфавитный каталог художественной литературы на латинском языке в старом фонде. Л., 1955. 32 с. – (Машинопись. ОАД РНБ. Ф. 12, д. 903).


32. Алфавитный каталог художественной литературы на польском языке в старом фонде. Л., 1955. 2 с. – (Машинопись. ОАД РНБ. Ф. 12, д. 906).

33. К истории появления первой грамматики чувашского языка // Учен.

зап. НИИ яз., лит. и истории Чуваш. АССР. 1955. Вып. 12. С. 226–230.

34. Алфавитный каталог отраслевого философско-педагогического отде ления в старом иностранном фонде. Л., 1956. 12 с. – (Машинопись.

ОАД РНБ. Ф. 12, д. 904).

35. Замечания на книгу «Описание изданий гражданской печати, 1708 – январь 1725» (М.–Л., 1955). Л., 1956. 6 с. – (Машинопись с рукоп. доп.

ОАД РНБ. Ф. 12, д. 464).

36. Малые дополнения к труду Н. Н. Мельниковой «Издания Московско го университета, 1756–1779» (М., 1955). Л., 1956. 9 с. – (Машинопись.

ОАД РНБ. Ф. 12, д. 1158).

37. Десять лет (1948—1957) обслуживания читателей некаталогизиро ванным фондом документов Конгресса США и «синими книгами» английс кого парламента. Л., 1957. 13 с. – (Машинопись. ОР РНБ. Ф. 1105, д. 10).

38. Библиография изданий Московского университета в доновиковский период // XVIII век. М.–Л., 1958. Сб. 3. С. 550–553.

39. К истории цензурного режима Екатерины II // XVIII век. М.–Л., 1958.

Сб. 3. С. 187–206.

40. Ф. Эмин и судьба рукописного наследия М. В. Ломоносова // XVIII век. М.–Л., 1958. Сб. 3. С. 471–473.

41. «Всенародный театр» академических наборщиков 1765–1766 годов // XVIII век. М.–Л., 1959. Сб. 4. С. 404–414.

42. К цензурной истории «Трудолюбивой пчелы» А. П. Сумарокова // XVIII век. М.–Л., 1962. Сб. 5. С. 399–406 (в соавт. с П. Н. Берковым).

43. О тиражах «Краткого российского летописца с родословием» // Лите ратурное творчество М. В. Ломоносова: Исслед. и материалы. М.–Л., 1962.

С. 282–284.

Примечания Дмитрий Дмитриевич Шамрай (1886–1971) О нем см.: Информационный бюллетень ГПБ им. М. Е. Салтыкова-Щедрина.

1956. № 7–8 (14–15). С. 42;

Мыльников А. С. Собрание материалов по истории русской книги XVIII в. в архиве Д. Д. Шамрая // Книга: Исслед. и материалы. М., 1974. Сб. 28. С. 162–167;

Краткая литературная энциклопедия. М., 1975. Т. 8.

Стб. 586;

Книговедение: Энцикл. словарь. М., 1982. С. 598;

Сотрудники Российской национальной библиотеки – деятели науки и культуры: Биогр. словарь. СПб., 1995.

Т. 1: Императорская Публичная библиотека, 1795–1917. С. 571–573;

То же. СПб., 1999. Т. 2: Российская Публичная библиотека – Государственная Публичная библиотека в Ленинграде, 1918–1930. С. 8 (далее: Сотрудники РНБ);

Грин Ц. И., Третьяк А. М. Публичная библиотека глазами современников, (1917–1929):

Хрестоматия. СПб., 2003. С. 241;

Ронина Е. С. Из истории группы использования каталогов Информационно-библиографического отдела РНБ // Информ.-библиогр.

обслуживание: История и современность. СПб., 2003. Вып. 1. С. 31–33. Литературу о Шамрае см.: Государственная Публичная библиотека им. М. Е. Салтыкова Щедрина, (1814—1986): Библиогр. указ.: Лит. о Публич. б-ке, изд. после Великой Окт. социалист. революции. Л., 1987–1988. Ч. 1–2;

Российская национальная библиотека (Государственная Публичная библиотека им. М. Е. Салтыкова Щедрина): Указ. лит. о Б-ке за 1987–1994 гг. СПб., 1996.

Гуковский Григорий Александрович (1902–1950) – литературовед, доктор филологических наук, профессор Ленинградского (1936–1949) и Саратовского (1942–1946) университетов.

ОАД РНБ. Ф. 10/1, л/д. (1943). Л. 2.

Берков Павел Наумович (1896–1969) – литературовед, доктор филологических наук, член-корреспондент АН СССР (1960).

ОАД РНБ. Ф. 10/1, л/д. (1943). Л. 1 об.–2.

Библиотека неоднократно меняла свое название: 1795–1917 – Императорская Публичная (ИПБ);

1917—1925 – Российская Публичная (РПБ);

1925—1932 – Государственная Публичная в Ленинграде (ГПБ);

1932—1992 – Государственная Публичная им. М. Е. Салтыкова-Щедрина (ГПБ);

с 1992 г. по настоящее время – Российская национальная библиотека (РНБ).

ОАД РНБ. Ф. 10/1 л/д (1924). Л. 26.

По другим источникам работа называется «Гезерские надписи и их значение для еврейского языка и библейской археологии». См.: ОАД РНБ. Ф. 1, оп. 1, 1910, д. 133. Л. 2 об.

Середонин Сергей Михайлович (1860–1914) – историк, профессор Историко филологического института с 1901 г.

ОАД РНБ. Ф. 10/1 л/д. (1924). Л. 21.

См.: Там же. Ф. 1, оп. 1, 1910, д. 133.

Там же. Л. 34 об.

Кобеко Дмитрий Фомич (1837–1918) – государственный деятель, историк, библиограф, член-корреспондент Петербургской АН (1891), директор Библиотеки в 1902–1918 гг. О нем см.: Сотрудники РНБ. Т. 1. С. 260–265.

Кассо Лев Аристидович (1865–1914) – государственный деятель, министр народного просвещения в 1911–1914 гг.

ОАД РНБ. Ф. 1, оп. 1, 1912, д. 114. Л. 1 об.–2.

О Флоридове Александре Александровиче (1862–1913) см.: Сотрудники РНБ.

Т. 1. С. 545–546.

О них см.: Там же, соответствующие словарные статьи.

Оленин Алексей Николаевич (1763–1843) – государственный деятель, историк, археолог, помощник директора Библиотеки в 1808–1811 гг., директор – в 1811–1843 гг. О нем см.: Императорская Публичная библиотека за сто лет, 1814– 1914. СПб., 1914. С. 76–157;

Сотрудники РНБ. Т. 1. С. 392–398;

Голубева О. Д.

А. Н. Оленин. СПб., 1997. 192 с.;

Грин Ц. И., Третьяк А. М. Публичная библиотека глазами современников, (1795–1917): Хрестоматия. СПб., 1998. С. 63–205;

Файбисович В. М. Алексей Николаевич Оленин. СПб., 2006. 480 с.;

16 л. ил.

ОАД РНБ. Ф. 1, оп. 1 а, 1914, д. 8. Л. 10.

См.: Там же. Д. 19. Л. 1.

См.: Там же. Оп. 1, 1910, д. 133. Л. 44 об.;

оп. 1, 1914, д. 51. Л. 3 об.

См.: Императорская Публичная библиотека за сто лет, 1814–1914. СПб., 1914.

481, XXVI с.

ОАД РНБ. Ф. 1, оп. 1, 1910, д. 133. Л. 29.

Там же. Л. 28.

О Прессе Аркадии Германовиче (1870–?) см.: Сотрудники РНБ. Т. 2. С. 520– 522.

Этот период библиотечной деятельности отражен в работе Шамрая «О современном состоянии Российской Публичной библиотеки», опубликованной в настоящем издании.

Высшие курсы библиотековедения (1919–1939) – высшее учебное заведение, в 1919–1921 гг. находилось в ведении Центрального комитета государственных библиотек, в 1922 г. было передано в непосредственное подчинение Публичной библиотеке. Подробнее см.: Тихонова Е. В. Организация Высших Библиотечных Курсов при ГПБ: 1919–1939 гг. // История библиотек: Исслед., материалы, документы: Сб. науч. тр. СПб., 2002. Вып. 4. С. 82–86.

ОАД РНБ. Ф. 2, оп. 8, д. 8. Л. 14.

О работе в Библиотеке Григория Абрамовича Магалифа см.: Там же. Ф. 10/ 1, л/д. (1925).

О Шульмане Ароне Шендеровиче (1896–?) см.: Сотрудники РНБ. Т. 2. С. 648– 649.

ОАД РНБ. Ф. 2, оп. 9, д. 10 а. Л. 10.

Общество библиотековедения (1908–1930) содействовало теоретическому и практическому развитию библиотечного дела в стране, участвовало в организации 1-го Всероссийского съезда по библиотечному делу (1911), издавало журнал «Библиотекарь» (1910–1915).

Труды Второй всероссийской конференции научных библиотек: Стеногр.

отчет. Л., 1929. С. 162—163.

Центральное справочное бюро было учреждено в Публичной библиотеке в 1918 г. по решению Наркомпроса, в 1923 г. – переименовано в Справочно библиографическое бюро. Выполняло роль информационно-библиографического межбиблиотечного центра. Ему отводились функции составления сводных каталогов, выполнения справок о наличии изданий в фондах крупных библиотек для обмена по межбиблиотечному абонементу, обслуживания библиографических запросов читателей. Подробнее см.: История Государственной Публичной библиотеки им. М. Е. Салтыкова-Щедрина. Л., 1963. С. 178—179 (далее: История ГПБ);

Сотрудники РНБ. Т. 2. С. 19—20.

ОАД РНБ. Ф. 2, оп. 8, д. 8. Л. 9.

Там же. Л. 1 об.

Там же. Оп. 9, д. 10 а. Л. 27.

О работе в Библиотеке Д. И. Абрамовича и М. Л. Лозинского см.: Сотрудники РНБ. Т. 1. С. 37–41, 327–329.

ОАД РНБ. Ф. 10/1, л/д. (1924). Л. 3.

Там же. Оп. 12, д. 9. Л. 18.

Марр Николай Яковлевич (1864–1934) – востоковед, лигвист, академик Петербургской АН (1909), академик Российской АН (1917), академик АН СССР (1925), директор Библиотеки в 1924–1930 гг. О нем см.: Сотрудники РНБ. Т. 2.

С. 428–433;

Голубева О. Д. Н. Я. Марр. СПб., 2002. 280 с.

ОАД РНБ. Ф. 10/1, л/д. (1924). Л. 15.

Там же. Ф. 2, оп. 12, д. 9. Л. 30.

См. подробнее: Моричева М. Д. Библиотека Залуских и Российская национальная библиотека. СПб., 2001. 214 с.

ОР РНБ. Ф. 1105, д. 8. Л. 1.

ОАД РНБ. Ф. 10/1 л/д. (1944). Л. 3 об.

Там же. Ф. 2, оп. 14, д. 15. Л. 117.

Там же. Ф. 10/1 л/д. (1944). Л. 3–3 об.

Там же. Л/д. (1924). Л. 16.

Там же. Ф. 2, оп. 14, д. 19. Л. 30;

. оп. 18/1, д. 28. Л. 41;

оп. 24/1, д. 28. Л. 191– 195. См. также: История ГПБ. С. 179;

Ронина Е. С. Из истории группы использования каталогов Информационно-библиографического отдела РНБ. С. 30.

Мыльников А. С. Собрание материалов по истории русской книги XVIII в. в архиве Д. Д. Шамрая. С. 162.

В 1960-е гг. эта работа была продолжена. См., например: Гольдберг А. Л., Корхова Д. А. Алфавитный каталог книг бывшего отделения истории. Л., 1958;

Гольдберг А. Л., Филатова Г. С. Путеводитель по алфавитным каталогам бывшего отделения изящных искусств и технологии. Л., 1960;

Гольдберг А. Л., Дмитриева Е. И., Пунченко З. И. Путеводитель по алфавитному каталогу бывшего отделения полиграфии. Л., 1961;

Гольдберг А. Л., Сараева Г. А., Филатова Г. С.

Путеводитель по алфавитным каталогам бывшего отделения языкознания. Л., 1962;

Они же. Путеводитель по алфавитным каталогам бывшего отделения социальных наук. Л., 1963;

Гольдберг А. Л., Пунченко З. И., Сараева Г. А. Путеводитель по алфавитному каталогу бывшего отделения философии и педагогики. Л., (ОАД РНБ. Ф. 12, д. 1113, 1332, 1340, 1342, 1343, 1415).


ОАД РНБ. Ф. 12, д. 907.

Там же. Ф. 10/1 л/д. (1943). Л. 7.

Мыльников А. С. Собрание материалов по истории русской книги XVIII в. в архиве Д. Д. Шамрая. С. 167.

О Люблинской Александре Дмитриевне (1902–1980) см.: Сотрудники РНБ.

Т. 2. С. 408–412.

ОР РНБ. Ф. 1105, д. 280. Л. 1.

В этой работе, по словам самого Шамрая, были «соединены в один узел самые разнообразные библиотечно-теоретические вопросы», относившиеся к коллекции «Россика». См.: ОР РНБ. Ф. 1105, д. 253. Л. 2 об.

См.: Шамрай Д. Д. Коллекция «Россика» в Публичной библиотеке и проблемы ее собирания и изучения / Публ. Н. А. Гринчеко // Публичная библиотека и культура.

Три века истории: Документы, материалы, исслед. СПб., 2006. Вып. 1. С. 186–187.

ОР РНБ. Ф 1105, д. 280. Л. 2.

Опубликован. См.: примеч. 59. С. 185–211.

Основная литература до 1917 г. по истории Императорской Публичной библиотеки и отделения «Россика» отражена в указателе: Государственная Публичная библиотека им. М. Е. Салтыкова-Щедрина: Библиогр. указ.: Лит. о Публич. б-ке, изд. до Великой Окт. социалист. революции. Л., 1989.

Отметим основные работы 1960–2000-х гг., в той или иной степени касающиеся истории создания коллекции «Россика» Российской национальной библиотеки: История ГПБ. С. 60–61, 92–93;

Гольдберг А. Л., Яковлева И. Г. Коллекция «Россика» Государственной Публичной библиотеки им. М. Е. Салтыкова-Щедрина // История СССР. 1964. № 5. С. 92–102;

Они же. Коллекция «Россика» Государственной Публичной библиотеки им. М. Е. Салтыкова-Щедрина – важный памятник истории культуры // Сб. метод. статей по библиотековед. и библиогр. Л., 1964. Т. 15 (36).

С. 214–247;

Голубева О. Д., Гольдберг А. Л. В. И. Собольщиков. М., 1983. С. 58–70;

Грин Ц. И. М. А. Корф – библиограф Вольной русской печати // Историко-библиогр.

исслед. СПб., 1993. Вып. 3. С. 44–53;

Гринченко Н. А. М. А. Корф и аукционы Публичной библиотеки (1850-е гг.) // Книжное дело в России во второй половине ХIХ – начале ХХ в. СПб., 1994. Вып. 7. С. 8–26;

Голубева О. Д. М. А. Корф. СПб., 1995.

С. 41–50;

Гринченко Н. А. М. А. Корф – библиограф // Историко-библиогр. исслед.

СПб., 1998. Вып. 7. С. 63–76;

Яковлева И. Г. У истоков «Россики» // Публичная библиотека: Люди, книги, жизнь: Сб. статей. СПб., 1998. С. 21–25;

«Беспримерное отделение „Россика“»: Материалы науч. конф., 14 янв. 2000 г. / РНБ. СПб., 2000. 76 с.;

Голубева О. Д. В. И. Собольщиков. СПб., 2001. С. 44–70;

«Коллекция „Россика“ в Российской национальной библиотеке: Вопросы раскрытия»: Науч. чтения, посвященные 150-летию создания отделения «Россика», 20 сент. 2000 г. / РНБ.

СПб., 2002. 64 с.;

Михеева Г. В. «Самое дорогое детище “Россика”» // Среди текстов:

Сб., посвящ. 65-летию историка книги и поэта А. И. Слуцкого / Отв. ред.

А. Н. Еремеева. Краснодар, 2006. С. 86–94.

Названия отделения менялись: Отделение правоведения и камеральных наук (середина XIX в.), Отделение юридических наук (конец XIX в.), Отделение правоведения, общественных и хозяйственных наук (начало XX в.), Отделение социальных наук (1917—1930 гг.).

Отделение имело названия: Отделение древних классиков и языкознания, Отделение филологии, Отделение языкознания.

Коллекция «Россика» в фондах Государственной Публичной библиотеки (1951) В состав коллекции «Россика» входят три основные группы изданий: 1) книги и брошюры по всем отраслям знания («человеческого ведения» – истории, географии, статистике, богословию, правоведению, истории литературы и искусства, технологии, естественным наукам, языкознанию и т. д.), относящиеся к России и изданные на иностранных языках за границей;

2) книги, журналы, газеты, листовки, изданные в России на иностранных языках;

3) переводы сочинений русских авторов (независимо от их содержания) на иностранные языки. В коллекции хранятся издания на европейских языках. Критерии отбора литературы отражены в издании: «Catalogue de la section des Russica ou crits sur la Russie en langues trangres». SPb., 1873. T. 1. P. I– VIII (см.: раздел «Приложение» наст. ст.;

далее: «Приложение»). По словам Шамрая, состав коллекции был следующий: «Rossica имеет книги по истории России в целом, по истории отдельных частей Российской империи, по их археологии, по нумизматике, по генеалогии и геральдике, подбор книг и брошюр с биографиями выдающихся людей Российского государства и его национальностей, издания по статистике и географии, по этнографии, подбор путешествий, книги о религиях всех народностей Российской империи, по праву, по военному делу, по мореплаванию, по финансам, по торговле, по путям сообщений, по экономике конкретной, по русским тюрьмам, о благотворительных учреждениях, по народному просвещению, о помещиках и крестьянах, о рабочем классе, о кооперации, по искусству и ремеслам, по изучению языков всех народностей дореволюционной России, по истории литературы, по библиографии и библиотековедению, по физико-математическим наукам, по философии» (ОР РНБ. Ф. 1105, д. 3. Л. 2).

В середине XIX в. в структуре Библиотеки имелись следующие Отделения, фонды которых составляли издания на иностранных языках: богословие, философия и педагогика, правоведение, история, естественные науки и медицина, математика, технология, изящные искусства, изящная словесность, филология, история словесности, полиграфия. Рукописи хранились в Депо манускриптов. Были выделены также «особые библиотеки», которые включали книги на церковно славянском языке;

русские книги гражданской печати, вышедшие при Петре I;

русские книги последующего периода (так называемая «Русская библиотека»), сочинения на всех иностранных языках, относящиеся к России, книги на восточных языках, старопечатные книги на западноевропейских языках, издания Альдов и Эльзевиров, библиотека Вольтера. См.: [Собольщиков В. И.]. Императорская Публичная библиотека в эпоху перехода в ведомство Министерства народного просвещения: Крат. очерк ее прошедшего и настоящего. СПб., 1863. С. 40–41.

1 августа 1850 г. Модест Андреевич Корф (1800–1876), в 1849–1861 гг.

директор Императорской Публичной библиотеки, подписал указ об организации нового «отделения иноязычных писателей о России или Rossica» (позднее коллекция «Россика»). См.: ОАД РНБ. Ф. 1, оп. 1, 1849, д. 30. Л. 46–47 об.

С 1 октября 1930 г. Библиотека подверглась реорганизации, в результате которой были образованы функциональные отделы: комплектования, хранения, обработки, обслуживания читателей и консультационно-библиографический. Все иностранные отраслевые отделения были ликвидированы и вместе с русским вошли в состав Отдела хранения. См.: ОАД РНБ. Ф. 2, оп. 14, д. 19. Л. 4–4 об.;

История ГПБ.

С. 269;

Шилов Л. А., Михеева Г. В. [Предисловие] // Сотрудники РНБ. Т. 2. С. 22–23.

Твардовский Самуил (1600?–1661) – польский поэт.

Кантемир Антиох Дмитриевич (1708–1744) – поэт, российский посол в Англии в 1731–1738 гг. См.: Кантемир А. Д. Реляции из Лондона / С предисл.

В. Н. Александренко. В 2 т. М., 1903. Т. 2: 1734–1735 гг. С. 331–332, 338.

Вахтанг VI (1675–1737) – в 1703–1724 гг. наместник и царь Картли (исторической области на востоке Грузии).

См.: Сводный каталог русской книги гражданской печати XVIII в., 1725— 1800. В 5 т. М., 1966. Т. 4. С. 87. (далее: Сводный каталог русской книги).

Экспедиция русского флота к южным берегам Греции в 1770-х гг. с целью освобождения ее от турецкого владычества.

Первые основания латынского языка sive Rudimenta linguae concinnata in usum Gymnasii Academiae Scientiarum Imperialis Petropolitanae. Petropoli, 1765. См.:

Сводный каталог русской книги. Т. 2. С. 396;

Сводный каталог книг на иностранных языках, изданных в России в XVIII веке. СПб., 1985. Т. 2. С. 368. (далее: Сводный каталог книг на иностранных языках).

Corderii Maturini. Colloquia scholastica. Petropoli, 1772. См.: Сводный каталог книг на иностранных языках. Т. 1. С. 200.

В 1760-х гг. в Петербурге на 10-й линии Васильевского острова располагался Воспитательный институт президента Академии наук К. Г. Разумовского, где обучались шесть учеников. См.: Никитенко Г. Ю., Соболев В. Д. Василеостровский район: Энцикл. улиц Санкт-Петербурга. СПб., 1999. С. 256–257.

На основании § 16 «Положения о управлении Императорскою Публичною библиотекою» 1810 г. Библиотека получала по два, а с 1828 по 1849 гг. – один экземпляр любого издания, напечатанного в России (обязательный экзкземпляр).

См.: История ГПБ. С. 24—28, 56—58, 86, 134—136.

Границы комплектования Отделения «Россика» и правила описания входящих в его состав изданий отражены в предисловиях к «Catalogue de la section des Russica …» (T. 1. P. I–VIII;

«Приложение») и к его предварительному варианту «Корректурные листы каталога иноязычных сочинений о России, находящихся в Императорской Публичной библиотеке = Correcturbogen des Katalogs der Russica in der Kaiserlichen Oeffentlichen Bibliothek zu St.-Petersburg = Feuilles d’preuve du catalogue des Russica de la Bibliothque Impriale Publique de St.-Ptersbourg» (СПб., 1860. С. 3–5), а также в проекте печатного каталога «Правила и вопросы относительно алфавитного каталога отделения иноязычных сочинений о России, предлагаемых на обсуждение гг. библиотекарей в общем их собрании» (СПб., 1865).

Действительно, при создании Отделения «Россика» преследовались как научные, так и политические цели. Предполагалось использовать иностранную литературу о России для дипломатической практики. См.: Голубева О. Д., Гольдберг А. Л. В. И. Собольщиков. С. 60–61. О комплектовании литературы о Крымской войне см. примеч. XI и «Приложение».

Библиографические источники комплектования Отделения «Россика» см.:

Гольдберг А. Л. История России в иностранных изданиях XVI–XVII веков // История СССР. 1982. № 2. С. 103–104, 106. Главным источником стал труд Ф. П. Аделунга.

См.: Adelung F. von. Kritisch-Literrische bersicht der Reisenden in Russland bis deren Berichte bekannt sind. SPb., Leipzig, 1846. Bd. 1–2. Об авторе см.:

Яковлева И. Г. «Наш незабвенный Аделунг» // «Коллекция „Россика“ в Российской национальной библиотеке: Вопросы раскрытия». С. 18–25;

Ее же. Книги из библиотеки Ф. П. Аделунга в иностранном фонде РНБ // История библиотек:

Исслед., материалы, документы. СПб., 2004. Вып. 5. С. 83—124.

Об истории формирования Отделения «Россика» см.: Императорская Публичная библиотека за сто лет, 1814–1914. С. 275—291. См. также: ОАД РНБ.

Ф. 1, оп. 1, 1850, д. 54;

Ф. 12, д. 59. Л. 9—12 (статья В. Э. Банка «Иностранные фонды», 1939).

Ростопчин Федор Васильевич (1763—1826) – государственный деятель, московский генерал-губернатор в 1812—1814 гг., писатель, публицист.

Речь идет об издании: Catalogue de la section des Russica ou crits sur la Russie en langues trangres. SPb., 1873. T. 1–2.

Там же. T. 1. P. I–VIII (см. «Приложение»).` 27 сентября 1916 г. датируется протокол заседания Комиссии для обсуждения вопроса о некоторых реформах в Отделении «Россика». В ее работе под председательством помощника директора Библиотеки Э. Л. Радлова принимали участие библиотекари А. И. Браудо, А. Э. Шмидт, В. Э. Банк, А. В. Карташев, а также помощники библиотекаря И. И. Яковкин и Д. Д. Шамрай (ОАД РНБ. Ф. 1, оп. 1 а, 1916. Д. 3).

Здесь речь идет о частичном изменении принципов комплектования Отделения: первоначально был установлен очень широкий охват изданий (о чем и пишет Шамрай), впоследствии, по мере их выявления, рамки отбора стали сужаться, что отразилось в упоминавшемся предисловии к печатному каталогу 1873 г. «Отрицательная форма» некоторых его пунктов вполне обоснована: тем самым отсекалось ненужное и более четким становилось ядро Отделения.

См.: «Приложение».

Там же.

Там же.

В данном контексте под «Отделением» имеется ввиду не самостоятельная административная единица, а крупное книжное собрание – Славянский фонд или фонд «Славика». Подробнее об этом собрании см.: История ГПБ. С. 272–273;

Сотрудники РНБ. Т. 2. С. 15.

О востоковедах Каэтане Андреевиче Коссовиче (1815?—1883) и Федоре Никитиче Попове (1823—1853) см.: Сотрудники РНБ. Т. 1. С. 282–288, 424.

Кантемир Дмитрий Константинович (1673—1723) – ученый-энциклопедист, политический деятель.

Сопиков Василий Степанович (1765–1818) – книготорговец, издатель, библиограф, сотрудник Библиотеки в 1811–1818 гг. О нем см.: Сотрудники РНБ.

Т. 1. С. 481–484.

О греческом кадетском корпусе, который находился на Петербургской стороне, см.: Georgi J. G. Versuch einer Beschreibung der Ruisch Kayserlichen Residenzstadt St.-Petersburg und der Merkwrdigkeiten der Gegend. SPb., 1790. Bd. 1. S. 117, 283.

Гнедич Николай Иванович (1784—1833) – поэт, драматург, переводчик, член Российской Академии, член-корреспондент Петербургской АН (1826), сотрудник Библиотеки в 1811–1831 гг. О нем см.: Сотрудники РНБ. Т. 1. С. 159—162.

Описания изданий на греческом языке были включены в предварительные печатные каталоги Отделения «Россика». См.: Материалы к проекту полного каталога сочинений о России, на всех иностранных языках изданных: Напечатаны с Высочайшего разрешения от Императорской Публичной библиотеки, в виде манускрипта, для нужных дополнений и исправлений = Materialen zum Versuche eines Katalogs smmtlicher ber Russland in fremden Sprachen erschienen Werke: Mit allerhchster Genehminung als Manuscript, zu weiteren Berichtigungen und Vervollstndigungen, von der Kaiserlichen ffentlichen Bibliothek zum Druck befrdert.

SPb., 1851;

Корректурные листы каталога иноязычных сочинений о России, находящихся в Императорской Публичной библиотеке = Correcturbogen des Katalogs der Russica in der Kaiserlichen ffentlichen Bibliothek zu St.-Petersburg = Feuilles d’preuve du catalogue des Russica de la Bibliothque Imprial Publique de St.-Ptersbourg. СПб., 1860. В каталоге 1873 г. они отсутствуют. Издания на греческом языке отражены в карточном алфавитном каталоге Отделения, включающем поступления с 1870 г.

Le camlon littraire: Ouvrage priodique / Par l’auteur du Philosophe au Parnasse. SPb., 1755. № 1–49. Полное описание см.: Сводный каталог книг на иностранных языках. Т. 4. С. 255–264. Издателем журнала был французский литератор Т. Г. Чуди (1724—1769). О нем см.: Larousse P. Grand dictionnaire universel du XIX sicle. Paris, s.a. T. 15. P. 565.

Этот журнал выходил в 1796—1798 гг.

Труды Академии наук в Петербурге под названием «Commentarii», «Novi Commentarii», «Acta», «Nova Acta» издавались в ХVIII в. на латинском языке, серии академических трудов под названием «Mmoires» выходили в ХIХ в. на французском языке. Перечень трудов Академии наук см.: [Schemiot]. Tableau gnral mthodique et alphabtique des mathires contenues dans les publications de l’Acadmie Impriale des sciences de St.-Ptersbourg depuis sa fondation. SPb., 1872. P. VI–VII.

Издание выходило под заглавием «Записки Императорской Академии наук».

Газеты коллекции «Россика» отражены в указателе: Каталог газет на иностранных языках в фондах ГПБ, 1631–1916 гг. Л., 1967. Вып. 1–2.

В 1930-е гг. издания на латышском, литовском и эстонском языках были выделены из «Россики» и вошли в состав Отдела национальных литератур.

Балтрамайтис Сильвестр Осипович (Иосифович) (1841—1919?) – библиограф, этнограф. О нем см.: Сотрудники РНБ. Т. 1. С. 64–66.

Балтрамайтис С. О. Сборник библиографических материалов для географии, этнографии и статистики Литвы. С прил. списка литов. и древнерус.

книг с 1553 до 1891 г. // Зап. Императ. Рус. геогр. о-ва. 1891. Т. 21, вып. 1;

1904.

Т. 25, вып. 1.

Байер Готлиб (Теофил) Зигфрид (1694—1738) – филолог, историк, востоковед, академик Петербургской АН (1725).

Восточное отделение.

Acta Academiae Scientiarum Imperialis Petropolitanae. SPb., 1778–1786. Vol. 1–6.

Канкрин Егор Францевич (1774—1845) – министр финансов в 1823–1844 гг. См.:

Шилов Д. Н. Государственные деятели Российской империи: Главы высших и центральных учреждений, 1802–1917: Биобиблиогр. справ. 2-е изд., испр. и доп. СПб., 2002. С. 308–312.

Русский биографический словарь. СПб., 1897. Т.: Ибак–Ключарев. С. 447—463.

Локателли Джованни Батиста (1715–1785) – итальянский антрепренер и либреттист. Театр Локателли в Петербурге был первым в России общедоступным оперно-балетным театром, существовал в 1757–1761 гг. См.: Музыкальный Петербург:

Энцикл. словарь: XVIII век. СПб., 1998. Кн. 2. С. 141–145;

Сводный каталог книг на иностранных языках. Т. 2. С. 161—164;

Сводный каталог русской книги. Т. 2. С. 161.

Метастазио Пьетро (1698–1782) – итальянский поэт и либреттист, его оперы ставились в Петербурге. См.: Три века Санкт-Петербурга: Энцикл. В 3 т. СПб., 2003. Т. 1:

Осьмнадцатое столетие, кн. 1: А–М. С. 625–626;

Сводный каталог книг на иностранных языках. Т. 2. С. 203—217;

Сводный каталог русской книги Т. 2. С. 236—240.

Вилламов Иоганн Готтлиб (1736—1777) – немецкий педагог, поэт, переводчик.

Омирова Ватрахомиомахия, то есть Война мышей и лягушек, забавная поема / На рос. яз. переведена Василием Рубаном. СПб., 1772. Полное описание на русском языке см.: Сводный каталог русской книги. Т. 2. С. 350;

на немецком: Сводный каталог книг на иностранных языках. Т. 2. С. 281.

Catalogue de la section des Russica. T. 1. P. 156;

T. 2. P. 123.

Речь идет о так называемых «изданиях по случаю» («causalia»).

Браудо Александр Исаевич (1864–1924) – историк, библиограф, общественный деятель, сотрудник Библиотеки в 1889–1919 гг. и 1921–1924 гг., заместитель директора – в 1918–1919 гг., 1921–1924 гг., с 1902 по 1918 гг.

возглавлял Отделение «Россика». О нем см.: Сотрудники РНБ. Т. 1. С. 96–98.

Листовки (пол.).

ОАД РНБ. Ф. 1, оп. 1 а, 1916. Д. 3.

Яковкин Иннокентий Иванович (1881–1949) – историк права, библиотековед, библиограф, сотрудник Библиотеки в 1910–1930 гг., заместитель директора – в 1924–1930 гг. О нем см.: Сотрудники РНБ. Т. 1. С. 613–616.

Karamsin N. Histoire de l’Empire de Russie / Traduite par St.-Thomas et Jauffret.

Paris, 1819–1826. Т. 1–11.

Это благороднее (фр.).

Секретность действий М. А. Корфа обусловливалась цензурой, которая подвергала строгому контролю зарубежные издания о России, в особенности вышедшие в свет в 1830–1850 гг. «Под личную цензуру Корфа для рассылки по личному его усмотрению без учета цензурных ограничений» были отпечатаны «Материалы к проекту полного каталога сочинений о России, на всех иностранных языках изданных...» (SPb., 1851), каталоги продажи дублетных изданий, списки дезидерат. См.: Императорская Публичная библиотека за сто лет, 1814–1914. С. 280;

Гринченко Н. А. М. А. Корф и аукционы Публичной библиотеки (1850-е гг.). С. 8– 26;

Ее же. Цензоры – читатели сочинений о России на иностранных языках: (Вторая четверть XIX в.) // Чтение в дореволюционной России: Сб. науч. тр. М., 1995. С. 66– 78;

Ее же. М. А. Корф – библиограф. С. 63–76.

М. А. Корф обладал глубокими историко-библиографическими знаниями, которые воплотились в созданном по его инициативе Отделении «Россика». Его первые опыты в этой области относятся к 1820-м гг. См.: Собольщиков В. И.

Воспоминания старого библиотекаря // Ист. вестн. 1889. № 11. С. 301–302;

Стасов В. В. Модест Андреевич Корф // Собр. соч. СПб., 1894. Т. 3. Стб. 1550. В известном письме к А. С. Пушкину Корф сообщил о своих библиографических разысканиях и передал поэту список книг на иностранных языках об эпохе Петра I.



Pages:     | 1 | 2 || 4 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.