авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 |   ...   | 3 | 4 || 6 | 7 |   ...   | 9 |

«К. Кеворкян, ПЕРВАЯ СТОЛИЦА Автор благодарит за помощь в издании этой книги Харьковскую армянскую городскую общину и лично П. А. Акопяна, Э. Ш. ...»

-- [ Страница 5 ] --

И нельзя не добавить, что одним из первых мегаполисов, где была опробована подобная система, является Харьков. Вспомните комплекс зданий Госпрома, который соединен между собой подобными переходами. А если учесть, что Госпром возводился именно как деловой центр, то сходство становится просто разительным. Идея оказалась востребованной, но — увы! — не у нас.

Де-Мойн считают одним из самых зажиточных городов Америки, однако нигде в мире, наверное, нет большего количества старых, разваленных машин.

Возможно, это здоровое влияние сельской культуры, когда просто не перед кем похвастаться нажитым добром.

А возможно, я ошибаюсь, ведь от конкуренции в Америке не спрячешься даже на самой удаленной ферме. Хозяина фермы, которую мы посетили, зовут Даг, и его доход достаточно высок — около 8 тысяч долларов в месяц минус налоги. Это выше, чем в среднем по стране. Специализируется Даг на выращивании кукурузы. Вдвоем с отцом он обрабатывает около шестисот гектаров земли, однако и расходы достаточно велики. Ведь только один красавец-трактор стоит 120 тысяч долларов.

В откровенной беседе Даг пояснил, до какой степени ему надоела эта ежедневная каторга, однако я не решусь его цитировать полностью.

Он имеет собственный деревянный дом (дело в том, что, в отличие от нас, в Америке практически нет загородных каменных особняков). Однако данной избушке могли бы позавидовать многие владельцы белокаменных палат. Дом имеет все удобства — горячую воду, канализацию, газ, телефон, спутниковое телевидение, каждый из трех детей обеспечен отдельной спальней. Но добивает то, что все комнаты в скромной лачуге фермера имеют ковровое покрытие.

Здесь я заподозрил, что нам показывали не обыкновенного крестьянина, а как минимум загримированного Майкла Джексона.

И тем не менее выжить Дагу с каждым днем становится все тяжелей. Американское правительство, заинтересованное в снижении производства сельхозпродукции, сворачивает ему помощь. Правительство добивается того, чтобы фермеры разорились и перестали, соответственно, затоваривать рынок.

Абсурд — чиновники воюют с работящими, достой ными людьми, одновременно подкармливая целую армию бездельников, принципиально сидящих на пособие по безработице и являющихся основной питательной средой для преступного мира.

Хотя, не скрою, порой мне тоже хочется пострелять. Особенно по нашим правителям.

Особенно после посещения Благовещенского базара и ознакомления с тамошними ценами.

В США также имеются колхозные, то есть фермерские рынки. Только цены там существенно ниже, нежели в магазинах, а потому они пользуются бешеной популярностью среди вечно считающих деньги американцев.

Но в целом американцы относятся к еде равнодушно. Исключение составляют лишь те случаи, когда аборигены отправляются в ресторан.

И если они платят деньги, будьте уверены — американцы возьмут свое. И рыба тут будет исключительно из Японии и доставлена вчера самолетом, а утки окажутся только что из Калифорнии и специальным образом откормленные.

Но и удовольствие скушать подобную экзотическую птицу обойдется вам в 29 долларов. На эти деньги в Америке можно питаться целую неделю.

Или несколько раз пообедать в недорогом национальном ресторанчике, которые там весьма популярны. Заходишь, бывало, в китайскую харчевню и с большим аппетитом съедаешь нечто, завернутое в шкуру сушеной медузы. Впрочем, видели мы и обыкновенные забегаловки — три доллара за безвкусный завтрак. А на наш недоуменный вопрос — почему по стенам маршируют прусаки, переводчик равнодушно ответил, что Белый дом в этом отношении тоже не является исключением.

Ну что еще можно поведать об американском образе жизни? Полагаю, читатели просто не поймут, если я не расскажу о том, что больше всего привлекает нас в Америке, а именно — о настоящем капиталистическом универмаге. Хотя, поверьте, лоточников и коммерческих киосков хватает и здесь.

Супермаркет в Америке — это больше чем обыкновенный магазин, и в прямом, и в переносном смысле. Супермаркет — это огромное царство со своими законами, населением и даже особым ароматизированным воздухом. Для американцев, особенно живущих в пригороде, подобный магазин является своеобразным клубом. Они здесь назначают встречи, знакомятся, прогуливаются, возможно, даже рожают детей. Сюда же потом можно приходить со своими отпрысками, дабы поиграть в отделе игрушек. А если с детьми не получилось, то просто послушать прекрасную классическую музыку.

Однако я вижу, как наиболее серьезные читатели уже пожимают плечами и говорят: чего он треплется?

Все равно до изобилия нам еще очень далеко, так зачем же дразнить людей попусту. Пожалуй, они правы. Пора поговорить и о более серьезных вещах.

Например, о смелых внешнеполитических инициативах на международной арене нашей молодой независимой державы в направлении достижения подлинной «розбудовы», чтобы завтра не помереть с голоду.

Глава Как известно, основной целью визита Президента Кучмы в США было стремление обменять украинское ядерное оружие на возможно большую сумму американской экономической помощи. А Биллу Клинтону хотелось поднять свой пошатнувшийся престиж за счет внешнеполитического успеха и привлечь к себе симпатии не только украинской диаспоры, но и американцев прибалтийского, польского происхождения, короче, всех, кто видит в Украине мощный противовес российской внешней политике. Однако основная масса американцев ничего не подозревает ни о визите, ни о том, где вообще находится Украина.

«Си-эн-эн» сообщила о приезде Кучмы где-то в сюжете двадцатом, в самом конце выпуска новостей.

А на совместной пресс-конференции американские журналисты до такой степени игнорировали президента Украины, что мне просто стало стыдно за нашу страну.

Так что утремся и станем дальше ожидать заветной подачки, и нечего изображать из себя великую европейскую державу. А то, что американские гвардейцы красиво маршируют, — так это у них работа такая, а не признак какого-то особого приема.

Помощь правительства США идет в значительной мере на решение не наших, а американских проблем.

Когда в Украину присылают каких-то советников, может, и не плохих специалистов, но абсолютно не ориентирующихся в местных условиях, — значит, американское правительство решает проблему безработицы среди среднего управляющего персонала американский компаний. Когда нам дают кредиты под закупку товаров, то понятно, что их правительство решает проблему затоваренности собственного рынка. А если мы откажемся от этой обязательной нагрузки, мы не получим и всего остального. Времена отеческой «помощи» старшего брата закончились — мы уже выросли из коротких штанишек. Вот только до штанов не доросли.

Вероятно, понимал двусмысленность ситуации и Леонид Кучма. Покорно отрабатывал обязательную программу, подписывал заранее подготовленные тексты, тускло читал официальные заявления.

Разумеется, это не повод дирижировать военным оркестром или, скажем, проспать встречу с Клинтоном, но глава государства должен хотя бы уметь произвести хорошее впечатление. Кучма не производил вообще никакого впечатления.

Гораздо лучше шли дела во время неформального общения, как на званом обеде в национальном пресс клубе. Отличная реакция и остроумные ответы на вопросы американских журналистов привели в восторг не перестававший жевать зал.

Но хватит о политике и политиках, иначе я не успею поделиться с вами новогодней историей про поросенка. А дело было в очень похожей ситуации, на официальном банкете в украинском посольстве.

Лежал себе на столе жареный поросенок, никого не трогал, пучок зелени в зубах держал. И окружили его человек двадцать американцев — все в бриллиантах, при вечерних туалетах. Не бедные, в общем, люди. И как набросились на дармовое украинское лакомство. Давка, урчание, звон посуды.

И когда спустя всего двенадцать секунд толпа схлынула, я увидел, что от целого поросенка остались только сиротливо белеющие косточки. От неожиданности я потерял дар речи — ничего подобного в своей жизни я не видел.

Короче, удивляться приходилось много и по разным поводам. Недоумеваешь, когда в далеком Нью-Йорке обнаруживается, что Генеральная Ассамблея ООН с вечно дремлющими депутатами почти ничем не отличается от нашего родного парламента. Становится не по себе, когда видишь, что ведущие новостей американской телекомпании даже весело шутят по заранее написанному и строго выверенному сценарию, глядя на экран телесуфлера. Поражаешься, когда узнаешь, что американские школы оснащены не только первоклассными библиотеками и компьютерами, но и карцером, куда директор запирает нерадивых учеников. И еще больше удивляешься, обнаружив на книжных полках в этом карцере сочинения отцов американской демократии.

Америка бывает разной, и мы должны четко для себя решить: с какой Америкой мы хотим дружить.

Мы должны не путать между собой бескорыстную помощь рядовых американцев, того же фермера Дага, отправившего с нами в Россию и Украину посылку с различной специализированной литературой, и расчетливое политиканство вашингтонских чиновников, прекрасно понимающих, что с нашей сегодня нищей страны можно содрать завтра.

Увы, взаимоотношения наших народов в основном определяют именно эти — вторые. И у их Америки всегда будет свой расчет — оставаться единственной сверхдержавой, используя себе во благо выгоды такого положения. В стране, где невероятно развит дух конкуренции и лидерства, иначе быть не может.

И если бы я жил на той стороне планеты, я вел бы себя точно так же.

Но есть одна маленькая деталь — я живу на другой стороне.

1995 г.

ГАЛОПОМ ПО ЕВРОПАМ Глава ОСВОБОЖДЕНИЕ ПОЛЬШИ Человек, отправляющийся в путешествие, обнаруживает не столько любопытство к тому, что он собирается посмотреть, сколько усталость от того, что он покидает.

Альфред Карр, французский писатель Боже, куда нас несет? Зимой, по заснеженным трассам, без знания языка нужно проехать через семь стран не менее семи тысяч километров на явно не приспособленных для дальних переходов личных автомобилях.

Причем автомобиль оператора Саши Винтровича — «четверка» 1985 года выпуска — стал в строй буквально накануне, когда последние из наших моторизованных коллег под разными благовидными предлогами отказались ехать в эту дальнюю и сложную поездку.

Теперь уже поздно рассуждать на тему: дескать, мы не хотели, это была всего лишь шутка, когда мы втроем — Витя Кофанов, я и Саша Винтрович сидели в гараже последнего и... ну, скажем, помогали ему ремонтировать машину. Именно тогда в наши разгоряченные головы пришла ужасная мысль отметить надвигающуюся пятую годовщину телепередачи «Первая Столица» автопробегом по городам-побратимам — Нюрнбергу и Лиллю.

Остальное оказалось вопросом автомобильной техники и ослиного упрямства. Мэр города Евгений Петрович Кушнарев, поколебавшись, дал нам свое благословение, жены — тушенку в дорогу, торговая марка «Вест» и фирма «Фотон» — деньги на бензин, — за что им всем низкий поклон. Хотелось бы — не последний... Боже, куда нас несет?..

В Киеве к автопробегу присоединился последний член экипажа — Миша Белецкий, корреспондент «Киевских ведомостей», а заодно — штурман машины «сузуки-самурай», которую вел я. Это немного ослабило остроту языковой проблемы, поскольку Миша хорошо знает английский, зато другие проблемы стали во весь свой чудовищный рост. В первую очередь пенсионный возраст Сашиной машины, со всеми вытекающими из этого последствиями, точнее — вытекающим из карбюратора бензином.

Однако, несмотря на невзгоды, выпавшие на нашу долю, мы всюду стремились оставаться настоящими харьковчанами — защитниками вдов, сирот и неисправных автомобилей. В тех далеких галицийских селах до сих пор из уст в уста передаются легенды о добрых москалях, которым почему-то к вечеру обязательно нужно было быть в Польше. «В эту ночь «сузуки-самураи» перешли границу у реки».

Первое, что встретит наших солдат-освободителей в Польше, если, конечно, возникнет необходимость ее освобождать, — огромное количество вывесок на русском языке, предлагающих купить мебель. Не понимаю, куда смотрят польские власти и почему они не препятствуют столь явной русификации южной Польши. А может все-таки национал-дебилизм не носит здесь столь агрессивного характера?

Бизнес есть бизнес, политика есть политика, а религия есть религия.

Кстати, о религии. Польша — страна католическая, и здесь об этом напоминает буквально все — от радиостанции «Святая Мария», неожиданно проснувшейся в наших приемниках, до огромного количества костелов, в облике которых воплощены самые дерзкие идеи архитекторов.

В воскресенье утром миллионы поляков устремляются в эти сооружения, чтобы предаться молитве. В отличие от Украины, данное явление действительно массовое. И что за этим стоит? Всего лишь гордость за то, что Папа Римский — поляк? Или то, что религия веками старалась спаять польский народ в единое целое? А может быть, мучительное желание современного, оглушенного цивилизацией человека прислушаться к своему внутреннему голосу — негромкому, словно церковная проповедь.

Ездят поляки довольно лихо. Однако тамошние дороги далеко не всегда это позволяют. Хотя по сравнению с кошмарной трассой Ровно—Львов здешние колдобины — детский лепет.

Кроме того, в Польше начисто отсутствует шоферская солидарность. Никто тебя не предупредит, если где-то рядом затаилась дорожная полиция. А политической новостью номер один, если верить местному радио, стало расширение НАТО на Восток. После бездарного горбачевского вывода войск польским властям не терпится утыкать свою опустевшую землю ядерными боеголовками. Ну не умеют они жить без оккупационных армий.

С этими невеселыми мыслями въехали мы в Краков. Экипаж видеоканала «Первая Столица»

просто не мог не нанести визит вежливости первой столице Польши. Даже созвучное название наших городов говорит об общности их судеб. С той только разницей, что Краков гораздо древнее.

Он основан приблизительно в 700 году и сначала развивался как торговый центр. Скоро поселение стала настолько богатым, что польские короли избрали Краков своей резиденцией. А с XI века он становится столицей единого Польского государства, и в этом качестве Краков пребывал 500 лет, до перевода столицы в Варшаву. Изумительный по своей красоте и величию город, чьи стены помнят еще орды Батыя.

Здесь учились легендарные астроном Коперник и алхимик Фауст, похоронены поэт Мицкевич и национальный герой Польши Костюшко. Здесь происходили события, сыгравшие огромную роль в истории России и Украины. Например, в 1605 году именно в Кракове состоялась свадьба Лжедмитрия и Марины Мнишек — главных персонажей Смутного времени в Московском царстве.

А почти за 200 лет до того в Кракове крестился великий князь Литовский Ягайло перед своей свадьбой с королевой Польши Ядвигой, что открыло путь к созданию единого польско-литовского государства и началу католической экспансии на Украину.

К слову сказать, перед бракосочетанием один из придворных решил оболгать Ядвигу: дескать, она неверна своему жениху. Однако суд распознал обман и вынес ужасный приговор — клеветнику залезть под лавку и сказать: «Соврал, как пес, гав-гав». «Этим суровым приговором, — рассказывает летописец, — на всех клеветников был наведен смертельный ужас».

Вот если бы всех врунов, извративших и изгадивших нашу историю ради своих мелких, словно вши, амбиций и «хатынок», заставить залезть под мягкие кресла, которые они занимают, и заставить гавкать!

Две первые столицы — Харьков и Краков.

Харьков, во время войны несколько раз переходивший из рук в руки, который никто не щадил, один из самых разрушенных городов в Европе.

И Краков — великолепная жемчужина мировой архитектуры, который от полного уничтожения нацистами спасли ценой тысяч своих жизней советские солдаты. И который, в благодарность за это, сносит советские военные мемориалы.

Теперь мы, потомки солдат, спасавших Краков, едем к потомкам немецких солдат, пытавшихся взорвать этот город. Как они нас встретят?

Мы снова освобождаем Польшу. От своего присутствия. Завтра мы должны быть в Нюрнберге.

Глава НЮРНБЕРГСКИЙ ПРОЦЕСС О немцах я более хорошего, нежели дурного мнения. Но вместе с тем я не могу не признать за ними один, и весьма крупный, недостаток — их слиш ком много.

Вольтер Маленький город Гёрлиц пополам делит немецко польская граница. Очередь движется быстро, и всего через 20 минут немецкая пограничница, красивая, словно персонаж клипа Элтона Джона «Никита», разрешит нам въезд в Германию. Всего через 20 минут мы будем поражены тем, что центральная улица немецкой части города носит имя Максима Горького, а не какого-нибудь местного Мазепы. Не пройдет и получаса, и мы окажемся в государстве, которое почти сто лет считалось нашим историческим врагом...

От границы до города-побратима Харькова Нюрнберга почти пятьсот километров. Немецкая речь в радиоприемниках, немецкие вывески на домах, германские номера автомобилей. Все чужое, а потому одинаковое. Но даже неискушенному взгляду видна разница между Восточной и Западной Германией.

Во-первых, иная архитектура домов: панельно стандартные новостройки — отличительная черта городов всего бывшего соцлагеря. А во-вторых, огромный размах дорожных работ. Автобаны Восточной Германии спешно подгоняются под стандарты Западной. А заодно получают работу тысячи рабочих.

Видимо, нашим горе-пинзеникам такая простая мысль даже в голову не приходит. Деньги нужны для того, чтобы открывать таможни, а голова — чтобы ею кушать. Ну да ладно, Бог с ней, с Украиной. Мы едем в Нюрнберг, где нас ждут, и ждут именно сегодня. Так что останавливаться нельзя: неустойка за забронированную гостиницу — вещь, с которой не шутят.

Когда в пограничном городе Гёрлиц я случайно наехал на пешеходную «зебру», переходившая дорогу фрау так строго посмотрела на меня, что у вашего покорного слуги отпала всякая охота нарушать правила дорожного движения. Ах, если бы строгая фрау видела нас вечером того же дня в Нюрнберге.

Усталые водители на грязных машинах метались по незнакомому ночному городу, давя пешеходов и тараня автомобили. Короче, мы напоминали вражеские танки, которые ворвались в мирный город, находящийся глубоко в тылу. Началась паника.

Впрочем, паника быстро улеглась, когда выяснилось, что спокойствию мирных обывателей помешали всего лишь безумные орды диких побратимов из азиатских степей, известные всему миру своей ненасытной кровожадностью и дремучим невежеством.

Ну в самом деле — что мы знаем? Разве то, что Нюрнберг основан в 1050 году как крепость. Ввиду того, что почвы тут бесплодные, песчаные, город получил развитие исключительно как ремесленный центр, и в Средние века достиг необычайных успехов в экономике. Нюрнбергские ремесленники, ученые, художники славились, без преувеличения, на всю Европу. Достаточно сказать, что великий художник Альбрехт Дюрер родом именно из этого города.

А напоминанием о тех далеких временах до сих пор служат городские часы — чудо средневековой механики.

Но, к сожалению, в истории города хватает и темных страниц. В основном коричневого оттенка.

Нюрнберг известен как центр нацистского движения, один из самых любимых городов Гитлера. Здесь проводились съезды нацистской партии, а потому не случайно именно этот населенный пункт после войны был выбран как место публичного суда над военными преступниками, вошедшим в историю под названием «Нюрнбергский процесс».

Немцы с большой неохотой говорят о нацистском прошлом Германии, и их можно понять. Любой человек, если каждый день упорно ему повторять, что он ненормальный, может сойти с ума. Жители города с болью рассказывают о том, как в январе 1945 года на Нюрнберг англичанами было сброшено 500 бомб, которые стерли исторический центр города с лица земли. Спасти удалось только прекрасный средневековый колодец, и лишь потому, что он был защищен бетонным колпаком. Все остальное пришлось восстанавливать буквально по кирпичику.

Но даже при этом, как мне кажется, немцы не вполне осознают, какой ужас принесла развязанная ими война на нашу землю. Ибо у них все-таки не было Бабьего и Дробицкого яров, Хатыни и других ужасов оккупации.

Сегодня Нюрнберг — второй по величине город Баварии. Живет в нем около 500 тысяч человек.

Однако его жители считают себя не баварцами, а франконцами. Разница серьезная — как между, скажем, слобожанами и черниговцами. Здесь находится штаб-квартира всемирно известной корпорации «Грюндиг», которая, к слову сказать, испытывает сейчас не лучшие времена. И наконец Нюрнберг — город-побратим Харькова.

Хотя мне не нравится слово «побратим». Лучше подразумевать в нем тот смысл, который вкладывают европейцы: «город-партнер». Немного суховато, зато не чувствуешь себя бедным родственником — этаким непутевым братишкой.

Впрочем, мы приехали сюда не с пустыми руками, а с личным посланием нашего вице-мэра Михаила Пилипчука тамошнему обер-бургомистру. И надо сказать, что послание оказалось не лишним, поскольку сейчас к власти в Нюрнберге пришли консервативные партии, которые и слышать не желают о каких-то вечно голодных харьковчанах.

А тут мы собственной персоной и даже с книжками собственного сочинения.

Кроме того, мы сэкономили значительное количество денег налогоплательщиков, выделяемых на официальные делегации. Мы уже все знаем.

К примеру, как в Нюрнберге решили проблему перенаселенности городского рынка. Так вот, в Средние века в Нюрнберге существовало еврейское гетто. Однако в 1349 году кайзер Карл IV приказал его безжалостно вырезать, а на освободившемся таким образом пространстве построил базар, который прекрасно функционирует и доныне. Так что проблема переноса городских рынков, столь остро стоящая сегодня перед Харьковом, имеет проверенное веками радикальное решение, и потому нет смысла направлять за границу очередную партию чиновников для знакомства с передовым европейским опытом. Пускай они обходятся своим умом.

О немецком пиве говорить нечего. Хвалить глупо — это и так все знают. А ругать еще глупее.

Могу лишь сказать: к своему величайшему изумлению я узнал, что некоторые сорта пива подаются со льдом и дольками лимона. А лучшей едой под пиво являются нюрнбергские жареные сосиски с кислой капустой — местное фирменное блюдо. Кружка пива стоит в среднем пять марок, а для приведения себя в надлежащий вид четырех кружек хватит за глаза и до бровей.

В целом немцы — очень дисциплинированная публика. Вопрос состоит только в том, на благо ли другим работает их врожденная дисциплина либо во зло. К нашему счастью, мы не столкнулись даже со стороны полиции с враждебно-педантичным отношением, что так озлобляло нас и в Украине, и в Польше. И это, пожалуй, самое большое достижение сегодняшней Германии.

Доброжелательным было и отношение местной прессы. Коллеги заботливо интересовались, что такое «веерное отключение электричества», как можно прожить без горячей воды, и искренне удивлялись таким привычным для нас вещам, а мы, как могли, старались им объяснить. Такой вот нюрнбергский процесс общения — два мира, два образа жизни.

Мы, в свою очередь, с диковатым восторгом знакомились с работой компьютеризированной мойки автомобилей. Но можно ли судить нас слишком строго, если даже наши мудрые правители — это всего лишь африканские царьки, которые за стеклянные бусы продают свой народ в вечное рабство.

Ну а пока, чтобы не терять времени даром, я предлагаю продолжить наше путешествие на Запад.

Итак, наша следующая цель — город Трир, одно из немногих мест, которое пощадил Карл Маркс со своим всесильным учением. Возможно, потому, что Трир — это его родина.

Должен заметить, что немецкая провинция производит еще более сильное впечатление, нежели крупные города. Города во всем мире в той или иной степени одинаковы, а провинция в каждом государстве уникальна. И именно она дает полное представление о стране пребывания.

Маленькие немецкие городки оглушающе тихи и ослепительно чисты. Вечером население собирается в барах и за кружкой пива ведет неторопливый разговор о делах, о жизни, о том, какое это телевидение их снимает. При этом обслуживание и ассортимент остаются на общеевропейском уровне, разве что аборигены напрочь отказываются пони мать английский язык. И правильно делают, поскольку я тоже его не знаю. Хуже то, что они не хотят принимать стодолларовые купюры, поскольку вся Европа наводнена фальшивками.

И опять-таки доброжелательное отношение к нам, дошедшее до того, что экипаж автопробега угостили уникальным мозельским вином. Боже, как нам хотелось задержаться на этой благодатной земле — родине Карла Маркса и великолепного сухого вина.

Однако нельзя — труба зовет — впереди уже маячит Париж. Призрак бродит по Европе, призрак «Первой Столицы».

Глава ПЛАНЕТА ФРАНЦУЗОВ В некоторых частях света водятся обезьяны, в Европе же водятся французы, что почти одно и то же.

Артур Шопенгауэр Пожалуй, слишком часто мы напоминаем персонажей знаменитого фильма «Планета обезьян», обитатели которой, как известно, отличались жестокостью и ненавистью к себе подобным. Мы все произошли от обезьяны, и французы тоже. Но французы создали свою великую культуру, свою особую философию жизни, свой особый мир. И это — признак великой нации.

Похоже, планета французов начинается даже не с географической Франции, а немного восточнее — с Бельгии и Люксембурга. На посещении последнего особенно настаивал я, прекрасно отдавая себе отчет в том, что вряд ли когда-нибудь судьба предоставит мне возможность побывать в этом уникальном крохотном государстве.

В современных границах эта страна существует с 1839 года. И правит там великий герцог Люксембургский. Но несмотря на некую архаичность формы правления, Люксембург является высокоразвитым государством, основой экономики которого — не падайте в обморок — является металлургическая промышленность. Кроме того, это крупнейший туристический и финансовый центр Европы. Благодаря гибкой налоговой политике правительства его избрали своей штаб-квартирой сотни компаний.

Любопытно то, что в маленьком, не защищенном от экономической экспансии соседей государстве ходит одна денежная единица — люксембургский франк. Ни за марки, ни за франки, ни за гривни вам ничего и нигде не продадут. Более того, при обмене валюты на пресловутые люксембургские франки вы можете потерять до 50 процентов от суммы сделки, а потому все безумно дорого. Хорошенький способ заработка! Моему возмущению не было предела;

тем более что при знакомстве с местной архитектурой я надеялся столкнуться с куда большим количеством памятников старины. Нет, такой Люксембург нам не нужен! Раздраженно пришпорив наших стальных коней, мы вырвались на парижский большак, или парижский шлях, если вам угодно.

Кстати, к вопросу о независимости и степени ее границ. На границе между Люксембургом и Францией ни одного сторожа. И уверяю вас, это не исключение.

Объединенная Европа — факт, рождающийся на наших глазах. В этом смысле границы, какими ныне окружает себя Украина, — дикость.

Граница с Францией для нас обозначилась не лютым «держимовой» в погонах, а сразу занывшей по всем радиоканалам Милен Фармер, популярность которой во Франции поистине беспредельна. Дорога к Парижу платная, но, как мы убедились на собственном опыте, бесплатные государственные автобаны ничуть не хуже частных. Просто правительство поощряет предпринимателей на строительство автомагистралей во всех стратегических направлениях, в которых заинтересовано государство, однако по каким-то причинам оно не имеет на это денег. Другое дело, что за время поездки с нас содрали три шкуры. Точнее, 60 франков, потом 20, еще 18 и напоследок 11. Итого по курсу больше 20 долларов с машины. Однако объезжать автобан еще накладней. Как по затраченному бензину, так и по испорченным нервам.

И все же к ночи мы благополучно добрались до Парижа. Великий город, в котором чувствует себя как дома каждый человек, воспитанный русской культурой. А большинство харьковчан упорно чувствуют свою связь с ней, и стыдиться этого глупо.

Сколько величайших деятелей отечественной культуры гуляли по этим улицам — Тургенев и Дягилев, Бунин и Шаляпин, Шагал и Тарковский.

И вот сегодня — Кеворкян, Винтрович, Кофанов, Лабскир и Белецкий. Мельчаем...

Впрочем, не стоит обольщаться на тот счет, будто французы питают аналогичную нежность к русской культуре или, скажем, к украинской и американской.

Для французов все лучшее — исключительно местного происхождения. Национальное самолюбование здесь развито исключительно и, как мне показалось, просто начинает отрываться от ре алий современного мира. Франция в значительной степени живет памятью об утраченном величии.

И памятниками героям Первой мировой войны.

О Второй мировой здесь вспоминают мало и неохотно. Франция ее фактически проиграла и была освобождена лишь с помощью союзников, после чего стремительно начала терять статус мировой дер жавы.

Париж прекрасен своей узнаваемостью. Да, это Лувр — тот великолепный дворец, который едва не снесли в середине XVIII века, однако волей Великой французской революции он стал одним из крупнейших в Европе публичных музеев. Сегодня здесь хранятся всемирно известные произведения искусства — «Венера Милосская», «Мона Лиза»

и десятки тысяч других.

Да, это площадь Согласия, центральная площадь Парижа. Трудно представить, что эта лучащаяся мирной жизнью площадь была свидетелем ужасных зверств французской революции. Именно тут казнили Людовика XVI и королеву Марию-Антуанетту. Здесь обезглавили Дантона и Робеспьера. Смерть примирила непримиримых врагов. Такая вот форма консенсуса, то бишь согласия.

Париж, несмотря на свою древность, весьма современный город, почти полностью реконструированный в середине XIX века. Здесь не веет духом средневековых кривых улочек, но скорее сквозит ветром широких проспектов.

Местами сохранились остатки российско французской дружбы столетней давности. Например, мост Александра III, который лично открывал его сын Николай II во время своего пребывания в Париже.

Нынешняя дружба между двумя частями Европы безмолвна, словно виденная нами живая скульптура на Елисейских Полях. Впрочем, услышав нашу русскую речь, скульптура оживилась. И на таком же русском языке емко ответила: «Да зачем нужны мне ваши вонючие копейки!» Мы бросились наутек — действительно, художника обидеть может каждый. Но кто же ожидал?

«Ах, милый Ваня, я гуляю по Парижу, и то, что вижу, и то, что слышу, пишу в блокнотик впечатлениям вдогонку», когда закончу, еще успею передать сообщение в вечерний выпуск харьковских новостей.

Например, о том, что нас оштрафовали за неверную парковку. А как можно грамотно припарковаться, если у них везде запрещающие знаки либо вообще нет свободного места? Кому нужен автомобиль, если ты имеешь право поставить его не менее чем в трех километрах от необходимого места?

А потому Париж неуклонно становится городом мотоциклистов. Миллиарды рычащих монстров, так нелюбимых нами, автомобилистами, выпрыгивают словно из-под земли, выскакивают из подворотен, так и норовят попасть под колеса автомобиля. И в таком случае еще долго темнокожий дворник будет отдирать от асфальта мотоциклетный шлем и проклинать духов африканской пустыни, прельстивших его зарабатывать кусок хлеба в Париже.

А я не хочу приезжать в Париж как бедный родственник и подрабатывать мусорщиком, лишь бы увидеть Эйфелеву башню. Я не хочу быть вандалом туристом из Киева либо другой Пырловки, пометившим своими надписями это великое порождение человеческого разума, словно собачонка телеграфный столб.

Я мечтаю приехать сюда ради любви, которая вознесет меня над прочим суетным миром, подобно башне Эйфеля над крышами Парижа. С высоты любви чудится, будто видишь вечность. А с высоты легендарного символа Парижа кажется, что рядом Атлантический океан. Через несколько часов мы будем на побережье.

Глава ОТСТУПЛЕНИЕ НА ВОСТОК Можно состариться и не узнать, что любишь Отечество. Но для этого нужно остаться в нем. Суть весны мы познаем зимой. За печкой поются лучшие майские песни.

Генрих Гейне Через девять суток нашего путешествия мы достигли наконец моря. Оно было теплым и ласковым. Город Дьеп, курорт на севере Франции, просто очаровал нас оглушающей тишиной мертвого сезона. И если бы участников автопробега не ждали в городе-побратиме Харькова Лилле, у нас были бы все шансы здесь подзадержаться.

Нормандия, северная часть Франции, чем-то неуловимо напоминает Украину. Такие же широкие поля и приходящие в упадок деревни. Однако обращает внимание — и здесь, и во всей прочей Европе — практически полное отсутствие бродячих животных.

Только один раз в Альбервилле я увидел настоящую дворняжку. Чувствуете, какое запоминающееся событие?

Что после этого могло меня поразить в каком-то Амстердаме? Каналы ужасно грязны, и от них тянет подозрительно дурным запахом. В секс-шопах снимать запрещено. А то, что у них тротуары моют шампунем, так это я и так знал. Просто поверить не мог.

Родина Рембрандта и Ван Гога — Нидерланды — в переводе означает «нижние земли», а Амстердам получил свое название от речки Амстел, на берегу которой он раскинулся. Хотя понятие «стоит на берегу речки» не подходит городу, в котором больше 500 мостов. Перед обаянием этого города с его знаменитыми каналами не мог устоять даже русский царь Петр I, и именно амстердамским протокам обязан своей необычной, также насыщенной каналами планировкой Санкт-Петербург.

В Амстердаме гораздо проще попасть под велосипед, чем под машину. Наглые велосипедисты никого не боятся, и имя им — легион. В конце концов это настолько раздражает, что начинаешь понимать гитлеровцев, которые во время оккупации Голландии конфисковали все велосипеды у местного населения и лишь тогда почувствовали себя в относительной безопасности.

Кроме того, Амстердам известен своим либеральным отношением к наркотикам и проституции, и потому французские пограничники особенно тщательно охраняют трассу Амстердам—Лилль.

А наши хитрые, не по-советски доброжелательные лица вызвали у стражей порядка состояние, близкое к панике. Спасло нас лишь то, что французский пограничник коллекционировал купюры различных стран, и впустил нас во Францию всего за несколько гривней разного достоинства. Если взятки берут в нашей национальной валюте, значит, дела в украинской экономике идут на поправку. Шутка.

Последние сутки дороги до Лилля были не то чтобы тяжелыми, но довольно оригинальными.

Достаточно сказать, что мы один раз переправлялись на пароме. Нас дважды останавливала полиция, дважды наши машины серьезно ломались, трижды мы заблудились в трех разных странах четыре раза пересекали границы и, наконец, спали всего четыре часа. И в результате перед нами жемчужина Северной Франции — город Лилль.

Лилль — второй город-побратим Харькова в Западной Европе, который мы должны были посетить после Нюрнберга, и где нас также ожидала весьма насыщенная официальная программа. Это и передача личного послания мэру Лилля, и деловые обеды с представителями местных властей и масс медиа, и посещение высшей школы журналистики — одного из ведущих учебных заведений соответствующего профиля в Западной Европе.

И опять-таки сталкиваешься с вежливым, но упорным непониманием. Не хотят тамошние люди осознать простейших вещей. Часто то, что они с гордостью показывают нам, например компьютерный монтаж, давно и успешно используется в нашей повседневной работе. И наоборот, то, что для них является элементарным — например качественные дороги, — для нас пока остается несбыточной мечтой. Иначе говоря, мы отстаем не на уровне частной инициативы или интеллектуального потенциала, а на уровне экономического развития государства как такового.

С этой точки зрения нам куда любопытней было узнать, как Лилль вышел из кризиса, разразившегося в этих краях лет 20 назад, когда рухнула французская угледобывающая промышленность. Лиллю грозила экономическая смерть, но, к счастью, местные власти, используя его выгодное географическое положение между Францией, Бельгией, Люксембургом, Нидерландами и Германией, сумели обеспечить его развитие как финансового центра. А постройка Евротоннеля под Ла-Маншем и тот факт, что поезда из Лондона в Париж делают остановку в Лилле, во первых, приблизили Англию, а во-вторых, укрепили позиции нашего побратима как значительного транспортного центра. Участие же Лилля в конкурсе на проведение будущей Олимпиады способствовало распространению знаний об этом городе в мире, а значит, создавало ему благоприятный имидж.

Короче, если уж нашим чиновникам и ездить в Лилль, так не за дешевыми французскими духами для своих подружек, но ради внимательного изучения опыта выхода Лилля из экономического кризиса, так как этот вопрос сегодня крайне остро стоит и перед нашим городом.

В конце концов дружба и братство подразумевают взаимовыручку, а залогом того, что между Лиллем и Харьковом действительно переброшены мосты дружбы, служит существующий там мост имени Харькова. Скажу честно, те несколько минут, которые вы проведете на этом мосту, будут невероятно приятными для каждого настоящего харьковчанина.

Все-таки как мало для нас нужно: пара добрых слов о нашем важном месте в новой Европе и немного гуманитарной помощи!

Радушно и равнодушно распрощавшись с нашими новыми французскими друзьями, мы отбыли в восточном направлении. Боже, как надоели пикники на обочине. Как хочется чего-нибудь горячего!

Телефонные звонки домой становятся все более нервными, а ежедневные переходы все длинней.

И нет времени остановиться, осмыслить все, произошедшее с нами, — разве что застряв на несколько часов в автомобильной пробке.

Итак, мы сделали то, что другие считали нереальным. Проехали 7 тысяч километров по зимним дорогам Западной Европы, посетили Краков, Нюрнберг, Париж, Амстердам, Лилль, не считая огромного количества более мелких городов.

Встречались с мэрами и бизнесменами, журналистами и учеными, пограничниками и полицейскими. Но это всего лишь парадный фасад.

А за кадром...

За кадром останется проклятый голландский паром, который мы не могли найти в течение восьми часов, поскольку безнадежно заблудились. За кадром — ужасная поломка Сашиной машины под Амстердамом. И никогда телезрители не услышат тех сложных слов отчаяния, которыми мы комментировали данное событие. И уж точно не войдут в фильм вопросы вечного поиска подходящих кустиков. Это — проза автопробега.

Главным итогом для себя я считаю осознание неоспоримого факта, что от понятия «объединенная Европа» мы стоим значительно дальше, нежели я думал до того. Мы уже отделены от прочей Европы мощнейшим санитарным кордоном, составной частью которого является низкий уровень жизни нашего населения, обусловленное национальными и религиозными отличиями различное мировоззрение и наконец бездарность наших политиков, обрекающих народ Украины на культурную, военную и финансовую зависимость от Запада. Кредитор и его злостный должник никогда не будут настоящими друзьями.

...Здравствуй, граница государства, всегда закрытого для своих граждан. Здравствуй, страна, где рабы говорят о независимости. Здравствуй, моя родина, где под именем политиков правят бандиты, где журналисты трусливей воробьев и только некоторые любят погорячее. Сказка закончилась. Кто в очереди крайний?

1997 г.

СНЫ ОБ ИТАЛИИ Когда мне было 20 лет, а это было достаточно давно, я со своей знакомой путешествовал по Советскому Союзу на перекладных электропоездах и даже во сне не мог представить, что снова буду бомжевать в электричках, но на этот раз по Италии.

Тем не менее, бомжевать пришлось.

Моего коллегу Володю Миславского и его оператора Андрея Петрова пригласили на кинофестиваль в Италию. Воспользовавшись этой возможностью, мы экономим валюту и кочуем по всей стране на электричках, стремясь узнать как можно больше. И то, что мы видим, столь очаровывает и околдовывает, что хочется воскликнуть: «Так хорошо не бывает — это сон!»

Сон ТИПИЧНО ИТАЛЬЯНСКИЙ ПЕЙЗАЖ Итальянский пейзаж отличается от украинского или русского тем, что здесь за окном постоянно маячат горы. То далеко на горизонте, то совсем близко. Италия страна гористая. Но поезда почему-то тут ходят быстро. Во всяком случае расстояние, аналогичное расстоянию Харьков—Киев, итальянская электричка проходит всего за четыре с половиной часа. Правда, наша цель не Киев, а маленький городок на севере Италии — Порденон.

Год за годом в Порденоне проходит один из самых элитарных кинофестивалей мира, на котором представлены исключительно киноленты эпохи немого кино. Однако прекрасно понимая, что нельзя лишать хлеба насущного кинокритика Владимира Миславского, я оставляю тему фестиваля ему, иначе он может на меня обидеться и я уже никогда больше не поеду за границу.

Сам по себе Порденон — город по-своему уникальный. Здесь живут всего 60 тысяч жителей, но при этом он считается одним из самых зажиточных городов в Италии.

Данная территория была обитаема еще с доисторических времен, а первые значительные поселения здесь датируются римской эпохой. Расцвет Порденона пришелся на XIII—XVI века, когда этот город стал крупным торговым центром на пути из Германии в Венецию.

Постепенно Порденон терял свое значение, превращаясь в тихую итальянскую провинцию — настоящее сонное царство, хотя и доныне город украшают прекрасные памятники архитектуры.

Подумать только, великолепный дворец Городской коммуны стоял, когда Русь еще томилась под гнетом татаро-монголов. А еще в те времена здания украшали изумительными фресками (у нас же до сих пор дома расписывают исключительно ругательствами) и понятно, почему в Средние века итальянские зодчие славились на всю Европу.

Кстати, Московский Кремль строили тоже итальянцы.

За последние 500 лет средневековый облик Порденона не слишком изменился. Разве что в эпоху фашизма добавилось несколько общественных зданий. Кстати, итальянцы вспоминают эпоху фашизма и Муссолини без истерики и в своих бедах винят не москалей и немцев, а себя, и тщательно анализируют свою историю. Во всяком случае многочисленные исторические программы на местном телевидении и видеокассеты с хроникой тех времен реально помогают людям самим, без подсказок истеричных кликуш, разобраться в про изошедшем. А потому, возможно, коммунисты и националисты хотя и представлены в парламенте Италии, однако детей ими не пугают.

Современный Порденон — значительный промышленный центр, где производят различные предметы домашней техники, например пылесосы, между прочим, одни из лучших в Европе. Однако наличие развитого промышленного производства не мешает резвиться в порденонской Лопани настоящей рыбе, размером лишь немногим уступающей кашалотам.

Цены в Северной Италии и, в частности, в Порденоне, выше, чем в южной части страны. Связано это с неравномерным развитием различных областей, а именно — промышленного Севера и отсталого сельскохозяйственного Юга. А где уровень жизни выше, там, естественно, и выше цены. Хотя даже на севере Италии они скромнее, нежели в Германии или Франции. Так, весьма сытный обед в тамошней «їдальні» (кусок мяса, салат, минералка и, конечно же, спагетти) мне обошелся в 15 тысяч лир — около 7 долларов. А сухое вино стоит вообще дешевле пива — полторы тысячи лир за бутылку, меньше доллара. Приснится же такое!

К вопросу о выпивке. Представляете, в далеком Порденоне имеется кусочек настоящей России — бар «Арбат», да-да, в честь той самой знаменитой улицы в Москве. Соответственно горячо рекомендую вам итальянский национальный коктейль, которым нас здесь угощали, — негрони (ром, джин, кампари и долька апельсина). Очень вкусно, тем более что чистая водка, что советская, что шведская, стоит в Италии достаточно дорого, порядка 17 тысяч лир за бутылку. А что для нас одна бутылка?! Как молоды мы были — так много мы не пили.

И снова о разнице между промышленно развитым Севером и национально-озабоченном... (извините) сельскохозяйственным Югом. Сейчас на севере Италии все более и более популярна идея цивилизованного развода с Югом. Северянам надоело из своего кармана оплачивать растущие требования южан, которые упорно не желают тянуться к стандартам цивилизованного мира — демократии, национальной терпимости, умению и желанию жить за собственный счет. До сорока процентов северян не хотят жить с ними в одном государстве уже сегодня, избран даже теневой парламент Севера. И ничего — на них ярлык «пятой колонны» и агентов, скажем, Австрии, не вешают.

Потому что их доводы экономически подтверждены и известны фактически каждому итальянцу. И каждый десятый житель этой страны отдал им на выборах свой голос.

Но в целом как на Севере, так и на Юге итальянцы — народ весьма доброжелательный, и наша русская речь не вызывала у них суеверного ужаса. Ни разу за время пребывания в Италии не пришлось столкнуться с хамством. А итальянки значительно симпатичней прочих западноевропейских женщин. Одна из них даже показалась мне удивительно похожей на ту девушку, с которой я когда-то путешествовал в электричке!

Волшебная страна. Неужели это действительно сон? И если это так, то я не хочу просыпаться.

Сон ПЕРВАЯ РЕСПУБЛИКА Итак, мы вместе с Владимиром Миславским и Андреем Петровым ехали на юг Италии. И при очередной пересадке на железнодорожном вокзале в Болонье нам привиделись итальянские футбольные фанаты — тиффози. Оные тиффози выкрикивали стадионные речевки, название любимой команды и требовали, чтобы Харьков был немедленно провозглашен столицей Украины. В общем, в компании этих «тиффозных» мы и добрались до небольшого курортного городка Римини.

Всего в пятнадцати километрах от данного города, где, кстати, похоронен известный режиссер Федерико Феллини, находится крохотное государство и древнейшая республика мира — Сан-Марино. И я подумал — почему бы передаче «Первая Столица» не побывать в гостях у Первой республики?

Как я сказал, Сан-Марино располагается буквально в полутора десятках километров от ближайшей железнодорожной станции, и это расстояние безусловно стоит преодолеть, чтобы своими глазами увидеть старейшую республику ми ра, которая по своей территории в 5 раз меньше Харькова и где живут всего 23 тысячи человек.

Название республики появилось благодаря христианину Марино, который в IV веке нашей эры, спасаясь от религиозных преследований, укрылся на высокой горе. Постепенно здесь образовалась большая христианская община, а Марино еще при жизни признали святым, и он получил к своему имени приставку Сан (святой). Последними словами Марино были: «Свободными оставляю вас от других людей», и этот завет его последователи пронесли сквозь века.

Крохотная республика отважно сопротивлялась попыткам других итальянских государств завоевать Сан-Марино, и в этом ей помогали как неприступные горы, так и мощные оборонительные сооружения.

Во время своего знаменитого итальянского похода Наполеон Бонапарт заявил, что необходимо сохранить Сан-Марино как великий пример свободы.

А после поражения Наполеона независимость крохотного государства была окончательно признана участниками Венского конгресса в 1814 году.

Сан-Марино не только сохранила свое стремление к свободе, но и поддерживала в этом других.

Например, здесь дали приют разгромленным отрядам итальянского героя Гарибальди, более того — помогли ему избежать окончательного окружения и разгрома.

Сегодня Сан-Марино входит в разнообразные международные организации — Красный Крест, Европейский совет, Всемирную организацию здравоохранения и является страной-наблюдателем в ООН.

Несмотря на то что современный город Сан Марино — крупнейший туристический центр, цены здесь в полтора раза меньше, нежели в Италии. Не забывайте, что Первая республика — самостоятельное государство, а потому имеет право проводить независимую ценовую и налоговую политику и даже выпускать собственные деньги. Хотя я знаю некоторые государства, которые тоже выпускают собственные деньги, но цены там указывают в неких условных единицах. Впрочем, в Сан-Марино тоже все можно купить за итальянские лиры. И, как я уже сказал, значительно дешевле, а потому здесь очень популярна русская речь. А еще наших соотечественников можно узнать по тому, что они не дают в кафе чаевых и исступленно рассматривают витрины. А купить здесь можно действительно все — от карликовых баночек «Фанты» до первых моделей бронежилетов в виде рыцарских доспехов.

Однако охотно допускаю смелую мысль, что латы могут вам и не пригодиться, ибо порядок тут строго охраняет местная полиция, а сам народ не отягчен дурным наследием советской власти, и потому на улицах безопасно и спокойно: сан-маринцы народ дружелюбный, а сан-маринки — просто очаровательны.

Эх, девушки, девушки. Что же с вами делать?

Тратить время нашей единственной и неповторимой жизни, чтобы шаг за шагом домогаться вашей любви, дарить игрушки, нашептывать обманные слова — и вдруг с вершины желания скатываться в лужу невыносимой скуки. И сидишь потом, как пингвин — над пропастью в кафе. И заливаешь свое горе капуччино, чтобы не заснуть окончательно.

Шучу. Ибо куда же возвращаться, как не в ваши объятия? О ком же думать, как не о вас?

Мы едем в ночном поезде в столицу влюбленных — великолепную Венецию. Сон разума рождает видения десятилетней давности — путешествие длинноволосого подростка на электричках по великой стране, чье название скоро все забудут, с девушкой, имя и адрес которой забыл даже я.

Сон ОСЕНЬ В ВЕНЕЦИИ Побывав в Порденоне и Сан-Марино, мы вместе с журналистом Владимиром Миславским и его оператором Андреем Петровым, как всегда на электричке, отправились к последнему пункту нашего путешествия — одному из самых знаменитых музеев под открытым небом.


В любом туристическом путеводителе написано, что к этому городу лучше всего подплывать с моря.

Именно тогда его великолепные дворцы и соборы производят наиболее сильное впечатление. Но мы подъехали к нему на поезде и, возможно, именно потому сохранили определенную трезвость восприятия при встрече с той красотой, пред которой преклоняется половина мира, и постараемся быть максимально объективными в своем повествовании.

Первое, что пораж ает советског о туриста, вышедшего из здания вокзала, — отсутствие нагловатых таксистов, да и собственно привокзальной площади.

Вместо этого перед ним сразу распахивается водная артерия, можно сказать, жидкая магистраль, по которой с н ую т, м е ч ут с я и ш н ы р я ю т т ы с яч и ка т е р о в.

Такси тоже, конечно, среди них имеются, но большинство горожан и гостей города предпочитают передвигаться с помощью водных трамвайчиков. Мы также воспользуемся наиболее популярным среди туристов маршрутом, влекущим нас от вокзала к с е рд ц у В ен ец и и — пл ощ ад и С вя тог о Ма р к а.

Кстати, о туристах. Говорят, что лучшее время для посещения «города тысячи каналов» — осень.

Считается, дескать, этой саранчи становится меньше, но, клянусь Богом, я этого не заметил. Как не заметил, что разноязыкой толпе действительно интересна уникальная история и культура Венеции, а не только ее экстравагантный внешний облик.

Первые поселения в Венецианской лагуне основали беженцы из приморских городов Римской империи, спасавшиеся от нашествия варваров.

Только здесь, под защитой моря, они чувствовали себя в относительной безопасности. Постепенно город рос, совершенствовалось мореходное искусство венецианцев, а сама республика Сан Марко превратилась в один из крупнейших торговых центров Средневековья. Республикой Сан-Марко Венецию прозвали потому, что здесь нашли свое последнее пристанище останки одного из авторов Евангелия — святого Марка.

Венеция долгое время являлась основным торговым соперником Константинополя, и именно благодаря ее интригам столица православного мира подверглась сокрушительному нападению католиков крестоносцев, после чего уже не смогла оправиться.

Поражению православия Венеция обязана своим расцветом, и это нужно помнить. За многими достижениями человеческого духа таятся унижение и скорбь других людей.

Сегодняшняя Венеция неразрывно связана с именами великого путешественника Марко Поло и легендарного соблазнителя Казановы, здесь умер Рихард Вагнер и похоронен Иосиф Бродский, а ее улицы прямо-таки кишат бесценными творениями Тициана и Тинторетто. Видимо, и нам уже пора сойти с корабля и присоединиться к этому необычному балу истории и красоты.

И мы сразу сталкиваемся с неожиданностями. Что то я не помню, чтобы на красочных рекламных плакатах гондольеры были запечатлены в огромных резиновых сапогах по щиколотку в воде! Да, действительно, Венецию периодически заливает морскими волнами, ведь находится она всего в двух километрах от открытого моря и защищена лишь несколькими маленькими островами.

Соответственно, когда на море волнение, площадь Сан-Марко превращается в живописный пруд, по широким плотинам которого неторопливо ползают бобры-туристы. Привет, бобры!

Основной достопримечательностью Сан-Марко служит одноименный собор, украшенный в 1204 году конями работы древнегреческого скульптора Лисиппа — военный трофей, вывезенный в свое время из поверженного Константинополя. А внутри храма высятся колонны, которые, по преданию, стояли еще в храме Соломона.

В десятом веке здесь началось строительство Дворца дожей (правителей республики Сан-Марко), одного из самых знаменитых зданий в мировой архитектуре, сегодня превращенного в прекрасный музей. Кроме того, центральную площадь украшает колокольня, в галерее звонницы которой Галилео Галилей производил свои первые опыты с телескопом, за что, как известно, и поплатился.

На площади поражает количество голубей.

Хищные пернатые снуют повсюду, садятся на голову, пытаются выщипать брови и выклевать перхоть. Едва не пострадал от нападения летучих хищников и мой коллега Володя Миславский, снимавший сюжет о Венецианском фестивале. Спасло лишь то, что, подлетая к популярному харьковскому телеведущему, вампиры узнавали его, робели и смущенно просили автограф, иногда сами даря ему милый сувенир в виде перышка на память о встрече.

Понятное дело, что торговля обычными сувенирами здесь также идет весьма бойко — от бескозырок для адмиралов украинского флота до дурацких колпаков для членов нашего правительства, а в кондитерских продаются различные инструменты из шоколада, однако серп и молот в ассортименте отсутствуют.

Видимо, их отправили к нам, в качестве гуманитарной помощи.

Ну и, конечно, ни один турист не может чувствовать себя в безопасности от презрения собственных родственников, если он не будет регулярно пользоваться гондолами. Впрочем, в весьма относительной безопасности — очень может пострадать кошелек доверчивого пассажира. Прогул ка стоит семьдесят долларов в час, а если с музыкой — так и все пятьсот.

Улицы древней республики Сан-Марко пахнут нафталином, в тихих уединенных двориках сушится белье, а в узких переулках вздремнули столетия.

Венеция, как любая стареющая красавица, прихорашивается, то есть ремонтируется, пытается утаить от посторонних глаз старческую нищету и, как всякая хорошая хозяйка, избавляется от лишнего хлама. Причем, избавляется, часто сбрасывая его прямо в каналы, а потому вода в них, как вы догадываетесь, пахнет далеко не розами.

А еще отравляют жизнь жителей города многочисленные вандалы-туристы. Так, в общественном туалете я своими глазами видел надпись: «Тут був Грицько зі Львова». Не заснял, но надеюсь, вы поверите мне на слово.

А вот кому не стоит верить, так это Шекспиру.

Венецианский мавр не мог задушить Дездемону, ибо лица африканской национальности здесь занимаются исключительно мирной торговлей. И вообще, нет лучшего, более поэтичного места для жизни и любви, нежели Венеция. И как жаль, что рядом нет той девушки, которая, мне кажется, разделила бы мой восторг.

Остается лишь забыться «Венецианскими строфами» Иосифа Бродского, который завещал похоронить его на острове, куда гондолы приплывают лишь в траурном убранстве;

всего в двух километрах от города, сотканного из паутины мостов и улиц, пресыщенного отражением лиц и домов:

Стынет кофе. Плещет лагуна сотней Мелких бликов зрачок казня За стремленье запомнить пейзаж, способный Обойтись без меня.

Возвращаясь в пригородном электропоезде после целого дня напряженных съемок, я неожиданно для себя заснул. Я сплю, и пусть мне приснится, будто десять лет назад я еду в совсем другой электричке, у меня нет еще ни одного седого волоса, и рядом со мной — любимая женщина...

1997 г.

ХОЖДЕНИЕ ЗА ЧЕТЫРЕ МОРЯ Всем женщинам первой столицы Украины посвящается Глава НУЖЕН НАМ БЕРЕГ ТУРЕЦКИЙ!

Из древности дошло до нас имя первого судового капитана — египтянина Кнемхотепа. Он жил четыре тысячи лет назад, был кормчим у египетской царицы и одиннадцать раз пересекал Красное море. Сегодня съемочная группа видеоканала «Первая Столица»

ушла в плавание, надеясь в течение двадцати дней достигнуть родины великого египтянина.

Принципиальная разница состоит в том, что мы море пересекаем первый раз...

И, как положено новичкам, мы тут же попали в легкий шестибалльный шторм. Ощущение жуткое — передвигаешься по яхте, шатаясь, словно пьяный.

Хотя вру — что бы так мотало в разные стороны?!

Я столько не выпью. И вся надежда на спасение связана только с опытом и высоким профессио нализмом членов экипажа.

А мне, Константину Кеворкяну, ничего не остается, как снять мокрую одежду и погрузиться в воспоминания о том светлом времени, когда у нас под ногами еще была твердая почва государства Украина. Болтаясь в скорлупке посреди открытого моря, с завистью думаешь о стоящем на приколе в Крыму корабле «Детям Артека». Наш любвеобильный президент Л. Д. Кучма подарил его украинским детям.

Правда, позже выяснилось, что катер этот исключительно пресноводный и по морю никогда ходить не сможет. Но зато дети, особенно те, кто в Артеке, навсегда избавлены от морской качки и других жутких опасностей, сопутствующих мореходам. Вот какой у нас добрый и предусмотрительный президент!

А потом другой символ украинской юной государственности — строгая таможня — дала нам наконец «добро» на выход в море, и наша «одиссея»

началась. Хотя кто такой Одиссей? Не более чем символ поиска любым человеком собственного «я».

При этих словах мое личное «я» глубоко вдохнуло и неудержимо покарабкалось наверх. Морская болезнь настигла и меня. Прав все-таки президент Кучма:

нечего ребятам в море выходить.

Глава ИСТОРИЯ ВИЗАНТИИ (КРАТКИЙ КУРС) После трех суток непрерывной болтанки и чудовищных мучений перед нами открылась изумительная панорама Босфора, знаменитого пролива, разделяющего Европу и Азию. Сегодня здесь раскинулся крупнейший город Турции — Стамбул, так хорошо знакомый нашим челнокам.

Однако нас не интересовали вопросы приобретения одежды насущной и других базарных прелестей, излюбленных нашими талантливыми коллегами. Мы, простодушные, всего лишь хотели вам немного рассказать об истории Византии.

...В IV веке Римская империя переживала жестокий кризис. Рим, столица империи, по свидетельству современников, окончательно деградировал. Чернь требовала все новых и новых развлечений, как-то:

боев гладиаторов и казней христиан;

правители же погрязли в коррупции, интригах и растаскивали некогда великое государство на части.

Император Константин, желая положить конец тому, что разлагавшаяся столица отравляла государственный организм, решил перенести центр власти на новое место. В 324 году на берегу Босфора на месте маленького города Византий началось строительство столицы, которая получила официальное название Новый Рим. Но, конечно, нам он гораздо больше известен как легендарный Константинополь.


Константинополь по праву стал преемником славы и величия Римской империи. Даже после падения Рима под ударами варваров в 476 году еще на протяжении веков современники продолжали считать территорию Римской империи единым государством. Атрибуты же имперской власти из захваченного Рима варварские вожди немедленно отослали в Константинополь, в знак своей преданности и лояльности.

Вообще большое заблуждение относить конец античной эпохи к захвату Рима варварами. К тому времени и Рим и Константинополь были уже вполне сложившимися средневековыми городами. Просто от жалких феодальных деревушек, типа Парижа и Лондона, они отличались более высоким уровнем развития. Свидетельством тому служит хотя бы великолепная система водоснабжения, остатки которой сохранились до наших дней. Кроме того, жители древнего Константинополя бесплатно получали от государства хлеб на пропитание. Это только наше просвещенное государство забирает у своих граждан последнюю краюху.

И еще одна малоизвестная деталь. Византия, наряду с Древним Китаем, являлась крупнейшим производителем шелка, одежда из которого ценилась особенно высоко, поскольку в ней не заводились паразиты.

Самым знаменитым византийским императором стал Юстиниан, при котором государство вновь достигло величия и могущества Римской империи.

Именно при нем в 532 году произошло наиболее известное народное восстание той эпохи — «Ника».

Драматические события развернулись на бывшем ипподроме, или, как его тогда называли, цирке. Вос стание спровоцировали так называемые «димы» или, если хотите, «димократы», то есть представители различных соперничающих между собой групп болельщиков ипподрома. Демократический цирк привел к большому кровопролитию и к грандиозному пожару, в огне которого погиб уникальный свиток с поэмами Гомера, написанными на коже легендарного дракона. И когда император Юстиниан уже собирался бежать из города, он был спасен от этого последнего шага императрицей Феодорой. «Если вы желаете жить, бегите, — сказала она перепуганному мужу. — Но, по моему, царские одежды — хороший саван».

К Юстиниану вернулось самообладание. Бунт был подавлен. 30 тысяч мятежников сложили свои головы на императорском ипподроме. Так благодаря мужеству одной женщины оказалась спасена целая империя.

Глава ХРАМ МУДРОСТИ Судьба императрицы Феодоры уникальна. Она родилась в цирке, в семье бедного служителя. Но когда ей исполнилось 25 лет, она попалась на глаза Юстиниану, который, несмотря на все препятствия, добился разрешения на брак с ней. Более того, он даже издал специальный закон, разрешавший лицам сенаторского звания вступать в брак с актрисами.

Впрочем — ближе к теме. Через сорок дней после подавления мятежа Юстиниан заложил фундамент грандиозного храма, проект которого привиделся ему во сне, самого большого храма в мире — собора Святой Софии, Непорочной Мудрости.

10 000 рабочих денно и нощно трудились, чтобы воплотить грандиозный замысел императора.

И наконец 27 декабря 537 года храм был освящен.

Величайшим чудом храма Мудрости стал огромный купол, символизировавший небесный свод и воплощенную в нем Божественную идею познания.

Собор Святой Софии потряс современников.

Достаточно сказать, что русская княгиня Ольга была столь восхищена богослужением в храме, что первой из представителей русской знати приняла христианство. Этот женский, может быть, интуитивный выбор навсегда определил судьбы Киевской Руси, когда православие окончательно утвердилось в качестве государственной религии при внуке Ольги Владимире. А в соборе еще долго хранилась священная реликвия — золотое блюдо, подаренное храму святой Ольгой Русской.

Феодора подталкивала Юстиниана к строительству новых, не менее впечатляющих сооружений, к примеру грандиозного подземного водоема. Это водохранилище, украшенное шестнадцатью рядами колонн, числом более двухсот, подобно Святой Софии в смелости конструкции, которая ни разу более не повторялась.

Благотворному влиянию Феодоры приписывают также то, что в знаменитом своде законов «Кодекс Юстиниана» женщина впервые оказалась приравнена в правах к супругу.

После смерти Юстиниана и Феодоры Византийская империя впала в религиозные и династические смуты, отягченные нападениями арабов и турок-сельджуков, и наконец Константинополь пал под ударами крестоносцев, безжалостно разрушивших ненавистную им православную Византию и храм Святой Софии.

Очевидец писал: «О разграблении главного храма нельзя и слушать равнодушно. Святые иконы, украшенные драгоценностями, они разрубили на куски и разделили между собой. Когда им понадобилось вывезти из храма священные сосуды, серебро и золото, которыми были обложены кафедры, они ввели в притворы храма лошадей и мулов. Животные, пугаясь блестящего пола, боялись идти, но они били их и оскверняли их кровью священный пол Храма».

После полученного жесточайшего удара Византийская империя уже не оправилась и вскоре была завоевана турками-османами. Древнегреческая традиция, которая вела свое начало от самого Гомера, прервалась.

Глава ЛУННАЯ ЕЛЕНА Все прибрежные города похожи друг на друга — толпы курортников, гостеприимные кафе и набережная под каким-нибудь удивительно пошлым названием типа «Приморский бульвар». Городок Чанаккале, возле пролива Дарданеллы, ничем не отличается от них, кроме одной маленькой, но важной детали — рядом с ним находятся развалины легендарной Трои.

Да, именно здесь происходили события, описанные в легендарной поэме Гомера. Здесь сражались и умирали греческие и троянские воины, спорили олимпийские боги, сварливые, как украинские политиканы.

А все началось с яблока раздора, которое должен был вручить царевич Парис прекраснейшей из греческих богинь. Парис подарил яблоко богине красоты и любви Афродите. Ну в самом деле, не отдавать же драгоценный приз мужеподобной Афине или мстительной, ревнивой Гере. В благодарность от Афродиты он получил прекраснейшую из земных женщин — Елену, а в наказание от злобных Геры и Афины — войну против греков, осадивших Трою.

Воистину невозможно угодить сразу трем женщинам.

Глядя на эти развалины, трудно поверить, что Троя была знаменитейшим городом своего времени.

Прекрасная кладка стен свидетельствует о высоком уровне развития. Греки считали стены знаменитого города делом рук богов, а предметы, созданные в гомеровской Трое, обнаружились даже на территории Советского Союза. О богатствах свидетельствует найденный под остатками ворот так называемый «клад Приама», который содержал множество серебряных слитков, тончайшей работы золотых украшений, а мелких золотых вещей было около восьми тысяч.

Но не только из-за несметных сокровищ Трои разразилась в XIII веке до н. э. легендарная война. По свидетельству Секста Эмпирика, греки напали на город, стремясь завладеть прекрасной священной статуей Луны. Гомер воспел облик именно этой лунной красавицы, дав ей имя Елены.

Но как бы ни назвали божественную Луну, страшной оказалась развязка, когда безлунной ночью таившиеся греки вышли из чрева деревянного коня, изобретенного хитроумным Одиссеем, и напали на спящ ую Т рою. Гомер с восторг ом описывает дальнейшее: «Никого не щадили греки. С воплями бегали по улицам Трои женщины и дети. Схватил Неоптолем бессильного старца Приама за седые волосы и вонзил ему в грудь свой меч, и не спасся никто из сыновей Приама. Даже внук его был убит, его сбросили с высоких стен Трои, вырвав из рук несчастной матери его Андромахи. А дочь Приама, прекрасная Поликсена, принесена в жертву богам».

Известно, что история повторяется дважды.

Первый раз как трагедия, второй — как фарс. На месте самой великой трагедии прошлого сегодня высится общественный сортир, украшенный портретами Париса и Елены. Поэму начинали писать на коже сказочного дракона, а закончили на туалетной бумаге.

Глава СТАРИКИ И МОРЕ Со времен изобретателя Троянского коня хитроумного Одиссея и первого мореплавателя Кнемхотепа процесс передвижения по морю под парусами мало изменился. Все так же волны «стонут и плачут и бьются о борт корабля».

Единственное отличие состоит в том, что древние мореходы ориентировались по звездам, а нам помогает спутниковый навигационный прибор.

Дизель, который мог бы стать вторым принципиальным отличием современного судоходства, постоянно ломался, чем доставлял команде массу приятных хлопот.

Впрочем к этим, требующим серьезного умственного напряжения, работам нас не подпускали, а чтобы мы с оператором не путались под ногами, нас отрядили на кухню. Правда, все об этом скоро пожалели, потому что я умею готовить всего четыре блюда: макароны по-флотски, гречневую кашу по-флотски, рис по-флотски и картошку по-флотски.

Попытки разнообразить скудное меню ловлей рыбы на живца оказались безуспешными, превращаясь лишь в изумительное экзотическое купание. Плывешь, как дельфин, а под тобой глубина в 2000 метров.

Кстати, нам посчастливилось видеть огромную — не менее 50 особей — стаю дельфинов. Зрелище фантастическое по своей красоте и великолепию.

Недаром язычники почитали их как друзей и благодетелей человека, а ранние христиане даже сделали дельфина символом Христа. Любопытно, что во время прохождения стаи поблизости от яхты мы слышали характерное попискивание дельфинов, на своем морском языке приветствовавших нашу великолепную семерку. Седьмой в составе экипажа была незадекларированная огромная крыса. Все таки с домашними животными в дальнем походе веселей.

Глава ДВЕ ДЕВЫ Мы живем в такое время, когда порой приходится пояснять, что слово «Эфес» обозначает не только и не столько популярное турецкое пиво, но и знаменитейший античный город Малой Азии, место, где, согласно легенде, создавал свои бессмертные поэмы Гомер.

Хотя Эфес основан легендарными амазонками, своей славой он обязан двум другим женщинам.

Первая из них — Дева Артемида, в честь которой здесь был построен крупнейший храм древности, одно из семи чудес света. Любопытно, что каждое из этих чудес посвящалось одной из семи известных тогда планет. Отсюда же христианство взяло семь архангелов, а двенадцать апостолов Христа тождественны двенадцати знакам Зодиака. Храм Артемиды был посвящен Луне.

В 356 году до н. э. это прекрасное сооружение серьезно пострадало в результате пожара, устроенного безумцем Геростратом. Ирония истории — общественный туалет Эфеса сохранился практически в идеальном состоянии, доставляя туристам минуты благоговейного восторга, в отличие от бренных останков храма, из-за которого этот город, собственно, и попал в историю.

Но, конечно, я немного перегибаю палку. Не только Артемиде обязан Эфес своей немеркнущей в веках славой. Ведь именно по этим улицам ходила мать Христа — святая Дева Мария, закончившая в Эфесе свои земные дни, отсюда она была вознесена на небо.

То, что мы празднуем как Успение Богородицы, фактически означает, что с 25 декабря, дня зимнего солнцестояния, или, если вам угодно, дня рождения Христа, Солнце начинает набирать силу и по истечении восьми месяцев Бог Солнце входит в небесное созвездие Девы. Это событие и является поводом для праздника, в котором предполагается, что Дева Мария — мать Христа, оставив земную жизнь, соединяется со славой сына.

И здесь же в Эфесе в 431 году на Вселенском соборе, во время дискуссии о сущности Богоматери, произошел церковный раскол, который в конечном итоге привел к распаду христианства на католичество и православие, что определяло и до сих пор определяет историю Европы и во имя чего было пролито море человеческой крови. Вряд ли Мария могла представить себе этот ужас.

До последних дней рядом с Богоматерью в Эфесе жил ученик Христа апостол Иоанн, и здесь же он начал писать свое Евангелие, самое загадочное из всех.

В 180 году епископ Лионский святой Ириней свидетельствовал: «те, кто разговаривал с Иоанном, учеником Господа, утверждают, что только после сорока лет Господь выполнял свой долг Учителя.

Некоторым довелось слышать не только Иоанна, но и других апостолов и слышать от них то же самое, и при этом они клялись, что услышанное ими справедливо».

Из всех ранних отцов церкви Ириней писал спустя всего восемьдесят лет после смерти апостола Иоанна, потому имел наиболее точную информацию.

Это значит, что Христос преподавал до старости, а число 33 — количество лет его жизни — лишь магический набор цифр, более понятный его со временникам, нежели нам.

Глава ОСТРОВ РЫЦАРЕЙ С тайной символикой и магией имени Христа были знакомы последователи Иоанна, рыцари-иоанниты, резиденцией которых на долгое время стал прекрасный греческий остров Родос. Они знали, что полный титул Христа, сформулированный на древнегреческом языке Блаженным Августином, — Иисус Христос, Сын Бога, Спаситель — в сокращении дает слово «рыба», и это не случайно. Солнечное равноденствие приходится в этой эпохе на созвездие Рыб. И не даром проповедники относят конец света на 2160 год. В этом году заканчивается эпоха Рыб, то есть Христа.

В 1530 году, после героической обороны острова горсткой рыцарей от огромной турецкой армии, рыцари эвакуировались на Мальту, и с тех пор мы знаем их как мальтийских рыцарей.

Но, конечно, еще задолго до рыцарей остров Родос пользовался широкой известностью в древнем мире как торговый и культурный центр. Тут учились красноречию Цицерон, Помпей и Юлий Цезарь.

Именно здесь стоял самый знаменитый монумент древности, одно из семи чудес света — Колосс Родосский. Скульптура была высотой в девятиэтажный дом и разрушилась в результате землетрясения.

Однако еще 800 лет после крушения остатки грандиозного произведения валялись у входа в гавань Родоса. А о величии Колосса и человеческом хвастливом желании превзойти в совершенстве чудо света дошла до наших дней следующая история.

Вернувшись из дальних стран, некий хвастун рассказывал своим землякам разные небылицы об увиденном и наконец договорился до того, что на острове Родос он прыгнул выше самого Колосса. Тут один из слушателей не выдержал бахвальства и сказал завравшемуся хвастуну: «Здесь Родос — здесь и прыгай».

Глава ВИЗИТ К МИНОТАВРУ Следующей вехой нашей своеобразной одиссеи стал легендарный греческий остров Крит — родина Диониса, Аполлона и Зевса. Но, конечно, этот остров известен благодаря мифу о Минотавре — чудовищном получеловеке-полубыке, обитавшем в подземельях царского дворца города Кносса. Греки называли этот дворец Лабиринтом.

Минотавра убил греческий герой Тесей и таким образом освободил Грецию от чудовищной дани людьми, которых Минотавр пожирал в своем лабиринте. Видимо, это отголоски воспоминаний о том времени, когда в XVI веке до н. э. критское могущество было столь велико, что вокруг дворца критских царей не существовало даже оборонительной стены. Критяне первыми из древних народов создали могущественный морской флот, и он охранял столицу острова лучше любых стен.

А охранять было что — только в кладовых западной части кносского дворца могло храниться почти 30 тысяч литров вина. И ничего — не спились. Вода в критских городах поступала в каждое жилище, а стоки выводились за пределы населенного пункта — чего даже спустя четыре с половиной тысячи лет так и не удалось добиться советской власти вкупе с «незалежною» Украиною.

Любимым развлечением критян были игры с быками — еще одна ассоциация с Минотавром, а в более широком смысле воспоминание об эпохе, когда люди поклонялись быку и весеннее равноденствие приходилось на знак Тельца, т. е. Быка.

Женщины играли в критском обществе огромную роль, и даже самые ревнивые мужья не могли запретить им носить платья, обнажавшие грудь.

А что — мне нравится! Более того, местные жители поклонялись женскому божеству, которое олицетворяло природу. Как говорится — ищите женщину. Ну что ж, продолжим наши поиски еще южнее.

А Зевс, с которого мы и начали наш рассказ о Крите, еще раз вернулся на свою родину с красавицей Европой, которую он похитил, приняв облик быка, и здесь она стала его возлюбленной, после чего Зевс вознесся на небо и превратился в созвездие Тельца.

Глава ЦЕЗАРЬ И КЛЕОПАТРА Критские мореплаватели плыли до Египта всего три дня, а возвращались целых четыре года, потому что в данном районе всегда дует северный ветер и им приходилось обходить вдоль берега все Средиземное море. Слава богу, я планирую вернуться из Египта на самолете.

Итак, что я знаю о пресловутой стране фараонов и пирамид?

Размерами Древний Египет, растянувшийся узкой полоской вдоль Нила, был в полторы Харьковские области, серебро там ценилось дороже золота, поскольку не существовало серебряных копей, а крестьяне, как кур, разводили журавлей.

Основой религии являлся миф об Осирисе.

Согласно ему, Осирис — первый бог-царь Египта — научил людей земледелию и оседлому образу жизни.

Однако он был предательски убит собственным братом. Исида — супруга убитого бога — собрала разбросанные по всей стране куски тела Осириса, придала им форму человека и с помощью магической силы, оставшись непорочной, смогла зачать Сына Спасителя, который вновь и вновь воплощается в каждом фараоне. А Осирис, выполнив свое земное предназначение, превратился в звезду.

На горизонте — Александрия, последняя столица Древнего Египта. Раньше здесь мореплавателей встречал знаменитейший Александрийский маяк, тоже одно из чудес света. В Средние века из его развалин построен форт, который защищает вход в гавань. А рядом с маяком в свое время стоял храм Исиды, самоотверженной супруги Осириса. Ее символом была Луна, повелевавшая водой.

Любопытно, что последняя царица Древнего Египта, она же любимица Голливуда — Клеопатра, считала себя воплощением Исиды. Клеопатра облачалась в одежды Исиды, и народ почитал ее как Исиду. Может быть, Клеопатра увидела в Юлии Цезаре, возлюбленной которого она стала, своего Осириса. Она родила ему сына Цезариона, а вскоре Цезарь, как и египетский бог, был убит, более того, его тело, как и тело божественного Осириса, расчленили на части. Так попытка воплотить в жизнь прекрасную сказку о любви завершилась трагедией.

Испытав горечь позорного военного поражения, Клеопатра покончила с собой, а ее прекрасная просвещенная столица сегодня представляет собой захолустный город третьего мира.

Глядя на запущенные улицы и дома, трудно представить, что именно из этой страны пришла к нам непорочная Исида, которую христиане почитали как Деву Богородицу, которую воспевали еще трубадуры средневековой Европы как самую прекрасную женщину в мире. И только посвященные знали имя этой древней египтянки — Мудрость, что, кстати, по-гречески звучит как София. Непорочная Мудрость, за которой ухаживали все философы мира, та, кто вдохновила византийского императора Юстиниана на строительство самого грандиозного православного храма.

Глава ВОРОТА В ВЕЧНОСТЬ Плодородная долина Нила резко контрастирует с песками подступающей пустыни. Будто кто-то провел по земле невидимую черту между жизнью и смертью, а на границе между ними высятся египетские пирамиды, одно из самых загадочных творений древних.

Мы с детства знаем о том, как страдающие манией величия фараоны заставляли армии истощенных рабов возводить для себя грандиозные гробницы. Все это далеко не так. Во-первых, строители пирамид были вольными людьми, получавшими от государства жалование за свой труд. А смысл сооружения пирамид значительно глубже, нежели просто большие заупокойные дворцы.

Египтяне свято верили, что после физической смерти фараон, как наследник Исиды и Осириса, возрождается в виде звезды в созвездии Ориона.



Pages:     | 1 |   ...   | 3 | 4 || 6 | 7 |   ...   | 9 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.