авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:   || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 12 |
-- [ Страница 1 ] --

Степан Царёв

СВЯТОСТЬ

(Венчурно-футуристическая документалистика)

Все, даже ненамеренные совпадения с нашей

реальностью наверняка не случайны. Абсурду

правительственных постановлений и финансово-

ёмких национальных программ посвящается...

"В политике ничего не происходит случайно.

Если что-то случилось, то так было задумано"

Т. Рузвельт

"На мягких подушка не въедешь в Вечность" Наутилус Помпилиус "Ленин и теперь живее всех живых!" Марксиянская аксиома Персональной Вечности, подтверждённая практикой КПСС 1 © 2010-2013, Ludmila Fateeva, Alexander Kuzyaev ОГЛАВЛЕНИЕ:

КНИГА ПЕРВАЯ: ПРИМУС Глава 01. Лужа: розлив - Ангел и милиционер - Лоботомия - Голгофа Глава 02. Ритуал - Алтарь - Некромант - Мумия - Ледоруб Глава 03. Примус - Биография: Официальная легенда - Ути-Пути: Утро утиной казни - Доминанта: явление - Семья: усыновление - Этапы Большого Пути Глава 04. Морганатический мезальянс - Владыко - Примус: Озарение - Лужа: Зачистка Глава 05. Святость: бизнес-план - Святость: ликбез - Типун - Главный Штурвал Страны - Ребрендинг Глава 06. Засланцы - ХЗ - Дело палаточной вдовы - ГробоКопы - Жмуркина малява - Комики Глава 07. Мощи - Кражи - Ориентировка на розыск - Чудо Глава 08. Святость: производство - Лампадный коллайдер - Синтез миро - Главная Икона страны Глава 09. Всё красное - Красная жара - Красный петух - Красно Солнышко Глава 10. Бесы - Дурные сны - Доминанта: наезд - Бесогоны - БесПонтовый экзерцис Глава 11. Три шамана - Фальш-старт - Алитет III-й - Вояж: зигзаги Большого Пути - Старуха Изергиль - Субботний шабаш - Протеже Эдераста Глава 12. Дубль - Интервью с Большой Дороги - Осенние сливы - Нерассосавшийся: Явление - Агентша Гретхен: пиво и сиськи - Час Быка Глава 13. Святость: Заклание - Блудница - Ёпрст: Ложная тревога Глава 14. Зародыш Большой Смуты - Манежный мандраж - Восставшие из сортира - Как бы Царь КНИГА ВТОРАЯ: КОЗЁЛ Глава 01. Козёл: биография - Детство, отрочество, юность - Врата Безумия - Две Авроры Глава 02. Жертвоприношения - Гибель "Вульгарии" - Кровосмешение Глава 03. Святость: Подлог - Чёрный пояс Богородицы - Гений кидалова Глава 04. Путинги - Хутин-Пуй - Дубль: Исповедь Глава 05. Иллюзия Выбора - Алле-Ап!-Позиция - Жертвоприношения: Откат - Чисто жесть Глава 06. Святость: СамоВолки - Грехоотсос ХЗ - Очистки совести - Распятие - Воскресение Глава 07. Козёл: Захват - Хмурое утро - Девятый день: Козлиный Рай - Сороковая ночь Глава 08. Троица - Дубль: Бодун - Козёл: Знамение - Хутин-Пуй: Грехопадение Глава 09. Святость: Большой Пшик - Самострел - Лафет-шоу Глава 10. Святость: Первый результат - Примус: Призраки импотенции - Колым-Ага - Святой Пехтинг - ГосГидра Глава 11. БаоБАБство - Накипь киприотизма - БаоБАБство - Чучело - Доминанта: Атака Глава 12. Бледная Моль - Лярва - Хозяин - Вышивание крестиком КНИГА ПЕРВАЯ: ПРИМУС Глава 01. ЛУЖА: РОЗЛИВ АНГЕЛ И МИЛИЦИОНЕР 1.

Лужа крови появилась на Красной Площади рано утром, с первыми лучами летнего восходящего Солнца.

Тоненькие щупальца струек, нехотя просочились из-под камня там, где когда-то рубили головы - на Лобном Месте. Кровавые ручейки набухали, удлинялись, расплывались, соединяясь, словно змеи, в причудливом клубке-танце... Через некоторое время кровь уже забила густыми толчками из центральной дыры камня, как из рваной артерии.

За час, пока солнечный диск поднялся с линии горизонта чуть выше оскала кирпичных зубьев Кремлёвского Забора, набежало до неприличия прилично. Кровь заполнила внутреннюю площадку Лобного Места словно бассейн и, спустившись по ступеням, начала стекать наружу - на брусчатку Красной Площади.

Первым кровавую лужу заметил постовой милиционер, сержант Синельников в 5.30 - во время утреннего служебного обхода вверенной ему территории.

Вообще-то внимание милиционера привлекла не лужа (не различимого издалека в зыбком утреннем свете содержания), а одинокая маленькая девочка, сидящая на корточках у ступеней каменной чаши Лобного Места.

Увидев ребенка на пустынной в этот рассветный час площади, милиционер поспешил подойти поближе для выяснения обстоятельств нарушения Правил Общественного Порядка. Почему ребёнок гуляет один в этот ранний час? Потерялась?

Бросили?

Малышке было годика четыре, от силы пять.

Одета - как для пышной церемонии венчания на богатой свадьбе, хоть сейчас в свиту невесты: белое кружевное платьице с оборками и нарядными лентами, пышные золотые волосы.

Девочка сидела на корточках возле лужи и сосредоточенно вглядывалась в расплывающуюся жижицу. Подол платья был уже основательно испачкан впитывающейся в белоснежно-чистую материю... кровью?

Подошедшего милиционера девочка словно и не заметила. Она не отрываясь глядела в багровую густоту перед собой.

Сержант склонился над ребенком. Дежурная фраза уже легла Синельникову на язык, когда сознание зацепилось за дикий цвет лужи. Раздвоение мысли привело в сержанта в замешательство.

Может, ребенок ранен? Но кровищи - как с коровы!

Третья мысль - о разделанной на Лобном Месте туше вогнала Синельникова в ступор. Один глаз сержанта удерживал в поле зрения девочку, другой заскользил вверх по мокрым от кровавых потёков ступеням...

В этот момент девочка, окунув в лужу пальчик, поднесла его к своему кукольному личику и с любопытством принялась разглядывать. И вдруг резко повернулась к милиционеру. На сержанта уставились невинно-голубые глазищи в пол-лица.

Ровный румянец, длинные мохнатые ресницы, губы, сложенные в скромную улыбку... и красная роза в причёске.

Ангельски красивая девочка чуть шире улыбнулась - с беззащитно-доверчивой наивностью незаметно подкравшемуся незнакомому дяденьке… Потом робко коснулась кончиком языка окровавленного пальца… И уже смелее - лизнула кровь с пальца… раз… другой… третий… Но теперь с явным удовольствием.

Сержант Синельников побелел лицом, судорожно булькнул горлом, потеряв дар речи… И остолбенело застыл с разинутым ртом, не в силах разогнуться. Не кровь, невесть откуда взявшаяся на площади, не фантасмагорийная дикость ситуации заморозили Синельникова. А выражение лица малолетнего ангела:

...Детская целомудренность и порочность гламурной дамы, жадно упивающейся смертельным мордобоем на подпольной арене для боёв без правил…...Искренняя любознательность маленького четырёхлетнего ребёнка и постыдно-болезненное любопытство обывателя при виде чужой крови…...Детский ужас, замешанный на скуке и пресыщенности избалованного ребёнка… И вдруг девочка зазывающее-фамильярно подмигнула зависшему над ней милиционеру.

Такого профессионализма развратно похотливого подмигивания сержант Синельников не наблюдал ни у одной из крышуемых родным РОВД шлюх с Тварьской. Под фуражкой помутилось. И без того обалдевший до шока милицейский разум затмило мгновенной вспышкой неимоверного, абсолютно неконтролируемого звериного Желания.

Милиционер промычал, даже не успев осознать, что он ляпнул:

- Э-э-э… Сколько?

Девочка картинно надула неровно окрашенные кровью губки, отрицательно качнула милиционеру головой - "нет"… Погрозила вылизанным дочиста пальчиком… Засмеялась звонким ангельским смехом хрустальной чистоты… И исчезла...

А кровавая лужа осталась.

Сержант Синельников, изгоняя из памяти безумное наваждение затряс головой так сильно, что с него свалилась фуражка - хорошо, не в лужу.

Милиционер осторожно подобрал фуражку и очень долго разглядывал пришитую внутри головного убора инвентарную бирку со своим личным номером 2/12-85062. Это помогло ему привести мысли и чувства в относительный порядок. Спасительной мыслью - "вечером напьюсь в дупу, поможет" Синельников окончательно восстановил душевное равновесие и приступил к первичному осмотру места происшествия.

Осторожно поднявшись по краю ступеней, чтобы не затоптать сапогами возможные следы и не вляпаться в кровь, сержант заглянул внутрь пятачка Лобного места… И испытал очередной шок, едва не упав со ступенек в обморок - но уже не от обалдения, и не от похоти. А от омерзения. Несмотря на резко ухудшившуюся координацию вестибулярного аппарата - в результате обнаружения кровавой купели - бдительный милиционер проявил профессионализм. Он принял единственно верное решение - срочно сообщил по рации КУДА СЛЕДУЕТ и в ожидании прибытия выездной бригады криминалистов предпринял все необходимые меры по защите следов на месте предполагаемого преступления: расчехлил кобуру табельного оружия, достал пистолет, снял с предохранителя и зорко зазыркал по сторонам, готовый в любую секунду заорать:

- Куда прёшь, баран! Не положено здесь!

Проходите мимо, граждане, не задерживайтесь и не оглядывайтесь - чтоб вас тут не стояло.

А лужа всё разрасталась, наплывала незаметно и коварно, как кошмарный сон.

Спустившийся на брусчатку сержант Синельников вынужден был отступить на пару шагов с выбранной точки боевого поста. Территориально лужа уже легко смогла бы удовлетворить как минимум трёх поросят – если бы на Красной Площади паслись свиньи и у тех свиней появилось бы безумное желание поваляться в крови.

2.

Приехали очень быстро, на трёх машинах как-никак Красная Площадь, не деревня Мумуево. И сигнал поступил тревожный, не корова пёрнула.

Сержант Синельников встретил по всей форме, доложил, показал и замер в ожидании реакции и дальнейших указаний.

Увидели, охренели, выматерились. Не выдержавших зрелища кровавого розлива и запаха, вытошнило. Таких оказалось большинство. Самые крепкие принялись пытать сержанта.

Синельников отбивался как мог:

- Никак нет, никаких трупов, бьет из центрального камня, то бишь из круга, стекает вниз, откуда берется - непонятно, нет, жернов не поднимал, не нырял, глубину не измерял, посторонних замечено не было... Нырять не умею, плавать вообще боюсь, по Уставу не положено... Не полезу!..

У крепких глаза мигом налились кровью, и барахтаться бы Синельникову в кровяном бассейне, но тут очухались остальные.

Проблевавшись и утеревшись, забегали как по требованию террористов, обложившихся кучей заложников, начали непрерывно звонить на Верх:

докладывать, консультироваться, подстраховываться и согласовывать, орать "так точно!" и лепетать "не могу знать…". За общей паникой сержант отступил в тень и слился с фоном.

Ввели режим чрезвычайной секретности - по пропускам нулевого уровня допуска. Перекрыли все входы-выходы на Красную площадь тройным оцеплением: ближнее - для охраны объекта "Лужа", дальнее - на внешних подступах к площади и вокруг Кремлёвского Забора. Третье кольцо - снайперы, вооружённые дальнобойными рогатками и приказом стрелять на поражение по объективам фотоаппаратов и видеокамер чрезмерно любопытных репортёров.

В результате перепихивания ответственности и выяснения "кто крайний" вокруг кровавой лужи спонтанно соткался межведомственный клубок полной неразберихи и абсурда. Дошло до того, что по вызову дополнительного наряда зачем-то привезли кутюрье Йудашкина с ворохом гламурного белья из последней коллекции.

Ничего удивительного - органов расплодилось за последние годы такое количество, что никакому анатомическому атласу и не снилось.

Машин и начальственных чинов всяких-разных рангов, структур и ведомств прибывало и прибывало… В большом количестве появились люди в штатском одного фасона. Вели они себя даже более вызывающе и спесиво, чем мундиры. Все только и делали, что тыкали друг другу в морды удостоверениями с оттисками Очень Больших гербовых двуглавых орлов и печатей.

К тому времени трио первоприбывших криминалистов уже выяснило, что лужа имеет фантомную природу, противоестественную современной гематологии:

...Кровь не желала набираться ни в пипетку, ни в пробирку, ни в пластиковый стаканчик, ни в какую-либо другую ёмкость для отправки в лабораторию на анализ.

...Кровь не пачкала ни обувь, ни одежду, ни какие-либо другие посторонние предметы, которые экспериментаторы с отчаянным упорством окунали в страшную лужу… Но тем не менее, легче от признания фантомности состава крови не стало никому, настолько кровь выглядела и вела себя реалистично:

...Кровь пахла, распространяя вокруг себя на всю площадь отвратительный запах, густой, с привкусом на языке окислившегося железа. Так пахнет на скотобойне в сезон массовой забивки скота.

...По поверхности лужи кровь разбегалась рябью волн – и не только когда её пытались зачерпнуть, но и под воздействием слабенького утреннего ветерка, путавшегося в ногах у крайне озадаченных криминалистов.

...Кровь, как ей и положено, темнела и густела, но до какого-то предела вязкости, не мешавшего луже расползаться всё шире и шире.

И самое отвратительное: кровавый фонтанчик, настырно бьющий из дыры-эпицентра Лобного Места оказалось невозможно заткнуть.

Проложив мостки со стен до жернова, пытались соорудить крышку поверх центральной дыры положить тяжёлую плиту, и затычку... Фонтан будто и не замечал преграды - как изливался толчками, так и продолжал булькать.

Попытались увеличить толщину заслонки, чтобы была выше уровня фонтанчика - кровь начала сочиться из боковых стенок затычки.

Экспериментировали с материалом – и фторопласт использовали, и бериллиевую плиту, и ещё какие-то неимоверно секретные и дорогущие даже для бюджетного кармана космические сплавы… Без толку - как хлестало, так и продолжало хлестать.

Перевозбуждённые представители многочисленных Органов понемногу, но начали впадать в ступор - уголовное дело ни коим образом не получалось возбудить. Отточенные следственные процедуры криминалистики буксовали: кровищи полно, а ни единого трупа. Не понятно - как классифицировать преступление и по какому ведомству: уголовщина..? головотяпство..?

хулиганство..? диверсия..? дискредитация..? Даже элементарная процедура ограждения места происшествия переросла в неразрешимую проблему - пока столбики расставляют да ленту ограждения разматывают, мерзкая лужа успевает за периметр ограждения выползти… Одно было ясно точно – ничего никому не ясно. Вопиющее безобразие уровня международного скандала налицо, а как с этим бороться?

ЛОБОТОМИЯ 3.

К полудню приехал сонный, а потому недовольный, столичный мэр Лужайкин со сворой своих мэрзамчиков и мэрзавчиков. Но как только увидел своими глазами фантасмагорийность и масштабы происходящего – сонливость как ураганом сдуло. Мэр оказался простым и нормальным человеком, он тоже сначала выматерился, потом перекрестился, потом долго и мучительно проблёвывался – как все. Пока утирался своей знаменитой кепкой, пришёл в себя и заорал на свою свиту:

- Это что? В своём уме? Развели тут срач.

Быстро убрать! Как? Мне глубоко по... по колено.

Тут же иностранцы ходют, делегации всякие! И дети!

При слове "дети" Синельников, затерявшийся за спинами чинов, вздрогнул, поискал глазами... Нет, слава богу. И тоже перекрестился.

Представители многочисленных Органов Внутренних Сношений, услышав мэрские вопли, перекрестились с облегчением. Вот он, бесценный опыт бессрочного административного управления!

Это уже что-то! Это хоть какое-то, но конструктивное движение к устранению безобразия.

Это уже даёт надежду на какой-то позитивный результат, о котором и отрапортовать не грех.

Кощунственная мысль - стереть криминальные следы не поддающегося классификации преступления - им как-то под фуражки до мэрского предложения не залетела. Их не этому учили.

4.

Дворников-гастарбайтеров, предложенных столичной администрацией, ГосБезопасность задействовать не разрешила по причине введения режима секретности - какие-никакие, а иностранцы.

Мало ли где-что-когда потом болтанут. Кто ж их "гыр-гыр-гыр" разберёт… На борьбу с лужей пришлось привлекать более дорогостоящее - механизированное - средство.

Прикатила гордость отечественного автопрома муниципальная говнокачка. Операторы-золотари в жилетах цвета детской неожиданности деловито выпростали в лужу хобот, похожий на гигантского кольцевого червя. Тот зачавкал, захрюкал, имитируя бурно-всасывающую деятельность.

Кровь бурлила, пенилась вокруг гортани шланга, но не всасывалась… Решили менять тактику - разгрести лужу своими силами, привлечь внутренние резервы спецслужб. И тут оказалось, что как грязь убирать – так не ГэБэшное это дело, и не ГРУшников, и даже не военных… А известно, чьё – где мусор, там и менты должны быть. Вот пусть серые и отдуваются.

Чуть не передрались генералы. Наорались до хрипоты, до малиновых морд, даже до одного апоплексического удара. Израсходовали мегатонны психической энергии, мата, административных угроз и персональных оскорблений. В ход было пущено всё - от потрясаний кулаками, хватаний за пуговицы мундиров, натягивания на носы фураг с кокардами, звонков Очень Крутому Другу и вплоть до жестоких клятв отомстить за бремя татарского ига.

В конце концов, милицию загнали в угол коллективным авторитетом. Прибыла рота курсантов школы МВД – с ведрами, швабрами и пущенными на половые тряпки портянками.

Объяснили задачу и загнали перепуганных как баранов курсантов в кровавую лужу – на уборку территории. Приказ есть приказ. Пусть учатся выполнять не рассуждая. На то они и ОМОН-овцы.

Через несколько минут бессмысленного возюканья тряпками по виртуальной луже кадет Чистоплюев (Высшая академия МВД, второй курс) сошёл с ума – скинул сапоги и босиком побежал к Лобному Месту кровоизлияния и нырнул вглубь переполненного пятачка внутренней площадки, как в бассейн. Смеялся, умывался кровью, зачерпывая полными пригоршнями, брызгался вокруг себя, звучно шлепая босыми пятками. Орал обидные для присутствующих слова "гебня", "мусорня" и другие созвучные, но ещё более обидные.

К тому времени курсантов, по причине неэффективности кровеуборочного мероприятия, вывели из лужи. Роту построили. Добровольцев на призыв ротного командира вытащить из эпицентра кровоизлияния своего свихнувшегося сотоварища среди курсантов не нашлось. Никого не вдохновил ни обещанный месяц отпуска, ни угроза завала на экзаменах. Возвращение в адскую лужу и сошедший с ума Чистоплюев были несравненно страшнее любых посулов и шантажа отчислением из академии.

5.

Тревожным воем сирены и синюшными бликами мигалки внеся свою долю жути в напряжённую и без того обстановку на Красную Площадь примчалась экстренно вызванная передвижная лоботомичка (гараж приписки Главное Управление Стратегической Психиатрии).

Еще не довизжали тормоза, а из фургона лоботомички выскочили два молодцеватых санитара и понеслись бегом к пациенту. Бежали санитары красиво – волчьей рысью, молча, бесшумно разбрызгивая кровь, синхронно разбегаясь – один влево, другой вправо - в клещи захвата. Влетели на Лобное Место одновременно, проигнорировав напрочь и каменную оградку, и законы гравитации.

Вкололи Чистоплюеву успокоительный укол, скрутили и, удобно подхватив за пришитые по бокам смирительной рубахи транспортировочные ручки, понесли поджавшего с перепугу ноги подопечного назад к лоботомичке. Операция по захвату заняла считанные секунды.

- Красиво сработали! Чисто… - с завистливым восхищением вздохнули представители спецслужб.

А навстречу пациенту из недр фургона передвижной лоботомички на залитые кровью камни Красной Площади величаво снизошло светило отечественной психиатрии профессор Кащеенко – собственной персоной. В белейшем халате и с милосерднейшими намерениями.

Идя навстречу пациенту, профессор Кащеенко каким-то образом ухитрился одновременно - не только выражением лица, но и всем своим видом, походкой, манипуляцией конечностями:

…обрадоваться зажатому между санитарами кадету Чистоплюеву как давнему хорошему знакомому;

…выразить искреннее сочувствие и профессиональную озабоченность внезапно возникшей проблемой со здоровьем пациента;

…на ходу достать из боковых карманов халата и подготовить к предстоящей операции инструментарий: две хищно сверкавшие на солнце, жуткого вида хирургические иглы, напоминавшие ножи для колки льда и достаточно весомый никелированный молоток с резиновым набалдашником.

Операцию полевой экспресс-лоботомии профессор Кащеенко провёл блестяще. Провёл быстро, профессионально и без наркоза. Зачем, если вся процедура длится пару минут, а у пациента не остаётся ни единого воспоминания о неприятных ощущениях?

Как только санитары остановились напротив профессора, тот большим пальцем оттянул пациенту верхнее глазное веко насколько возможно, а другой рукой аккуратно, но решительно ввёл иглу в глазницу под глазное яблоко. Одним ударом молотка в торец иглы пробил лобную кость черепа, засунул иглу поглубже… На секунду замер, что-то высчитывая или сосредотачиваясь… Шумно выдохнул как каратист… И замысловато выверенным движением подковырнул иглой какой то одному ему известный участок лобной доли головного мозга.

Аналогичную процедуру, предварительно заменив выпачканную иглу на чистую, профессор проделал с другим глазом кадета Чистоплюева - не менее стремительно и виртуозно.

После операции профессор Кащеенко самолично бережно подвёл пациента под локоток поближе к наблюдавшим за лоботомией зрителям – предъявить публике готовый продукт своей авторской методики и насладиться законным выражением признания.

- Пациент, скажите "а", - потребовал профессор.

- Ы-ы… - замычал пациент Чистоплюев и пустил слюну по подбородку.

Кащеенко удовлетворённо простёр ладонь жестом вождя в сторону слюноточивого идиота мол, видите, что и требовалось получить в результате. Полюбуйтесь, господа, вот оно доказательство злопыхателям забугорным, клевещущим что всё у нас в стране делается через жопу. А вот и не всё! Когда надо, и в лоб могём!

Но заслуженных аплодисментов психиатр так и не дождался – наверное, для достойной оценки содеянного собравшимся не хватало медицинской квалификации. Неблагодарная публика соизволила молчать – с ужасом взирая на то, что осталось от эмоций и следов разума на лице кадета. А там не осталось ничего. Пусто.

- Н-да… - с сожалением вымолвил слегка уязвлённый профессор, тактично выдержав академическую паузу, соответствующую его регалиям, учёной степени и количеству опубликованных научных трудов.

Лужи крови у себя под ногами профессор Кащеенко не замечал. Зато заметил роту испуганно жавшихся в кучу курсантов. Они были одеты в такую же униформу, что и недавний пациент.

- Этих тоже? – обрадовался профессор.

Дежурный офицер академии, примаршировавший курсантов на выполнение внеклассного боевого задания по уборки территории, заорал испуганно:

-Р-р-рота! Три шага назад!! Шаго-о-ом… арш!!!

Курсанты, нестройно и даже не дослушав команды, отпрянули назад - и значительно дальше.

- Ладно, стало быть, в следующий раз… – с сожалением вздохнул профессор. И обернулся к притихшим генералам, - Вы, это… если что, обращайтесь. Милости просим к нам.

Генералы тоже шарахнулись от мозговёрта на пару шагов назад. Дружно вздрогнули и, забыв межведомственные распри, замотали фуражками, отгоняя незваные фантазии о последствиях визита к доктору Кащеенко.

Профессор мудро пожал плечами - мол, не надо, не зарекайтесь, всё в жизни случается...

- Прооперированного мы с собой забираем, в стационар, на реабилитацию… Хотя вряд ли уже очухается… Типичный клиникус хроникус… А, всё равно заберём… Понаблюдаем, прелюбопытно, знаете ли, как вести себя теперь будет… Грузите тело, братцы. Только поаккуратнее с ним, возможны непроизвольные испражнения и обильное неконтролируемое мочеиспускание.

Санитары запихнули в зловещие недра фургона лоботомички безмозглое покорное тело.

Следом на подножку взошло светило отечественной психиатрии Кащеенко и величественно кивнуло козлиной бородёнкой водителю:

- Домой, в клинику. Поехали, голубчик, с Богом. И ревун включи с мигалкой, да погромче – может, к полднику успеем. Трогай.

Кровавой лужи, загадившей уже почти четверть Красной Площади, профессор Кащеенко так и не заметил.

ГОЛГОФА 6.

А лужа тем временем всё расползалась и расползалась. Её граница медленно и нехотя докатились уже до Квасильевского спуска. И что дальше?

В помощь оконфузившейся науке привлекли эзотерику тяжёлого калибра.

Первым примчался академик паранормальных наук Мудашев - в шортах, бейсболке и сланцах на босу ногу, но с многотонной кучей парачувствительной уникальной аппаратуры.

Выпущенный из мест очередной ходки под подписку о неразглашении Гробовой был мрачен и суров - под стать своему похоронному костюму, в который он был упакован несмотря на убийственную жару.

Трио верховных жрецов-наследников Тайного Знания доукомплектовал своим явлением окраинец Падло Глыба - самопризнанный специалист глобалист по предсказыванию катастроф вселенского масштаба.

Проникшись серьёзностью момента, паранормальные авторитеты забыли о конкуренционных распрях и на удивление быстро сошлись в единстве мнения. Эзотерики, не сговариваясь, заявили в один голос:

- Крови вытечет ровно столько, сколько её было пущено за несколько веков эксплуатации Лобного места - капля в каплю. После этого фонтан, с большой долей вероятности, должен заткнуться сам. Кстати, присутствующий незримо меж нами дух колдуна Джулика Лонжи тоже так считает.

Так же была выдвинута версия, что активация кровавого потопа наступила вследствии спонтанной реинкарнации духа лжецаря Д.3 I-го (он же Гришка Отребьев) - уж больно некрасиво в своё время с ним поступили жители первопрестольной.

Облепленный с ног до головного убора наградными лычками Глава МЧС, пользуясь случаем, махнулся бейсболкой с Мудашевым - на счастье. Ознакомившись с мнением коллективного бессознательного, скомандовал адьютантам:

- Учебник по истории мне, не подчищенный!

Быстро!

Вскрылись неприглядные факты многовековой давности.

7.

Убивали лжецаря долго и муторно.

Провозились с Гришкой не меньше, чем с другим, более известным Гришкой - Распутиным. Что лишний раз только подтверждает: точно с бесами дружбу водил. С ножом в сердце5 выломал дверь, пытался убежать, сиганул с высоты в пятнадцать саженей, но только вывихнул лодыжку. Добивали его стрельцы военизированной охраны Кремля множественными ударами сабель и алебард.

Обезображенное тело убиенного в Кремле было выволочено нагим на Красную площадь и подвергнуто торговой казни. Один из мародёров, участник приватизации царских шмуток, позже неоднократно божился в кабаке, что в левом сапоге им был обнаружен серебряный крестик, на который самозванец кощунственно ступал при каждом нечетном шаге. Свои разоблачительные свидетельские показания мародёр подтверждал весомым аргументом - если бы не успел пропить и крест, и сапог - предъявил бы улики. Так же нашлись очевидцы и очевидицы, которые припомнили, что лжецарь не любил мыться в мыльне даже по субботам, был рыж, прятал от людского сглазу бородавку между пальцами руки и ни разу не позволил попам окропить себя святой водой - даже на инаугурации.

Изуродованное тело лже-Д. сутки пролежало в грязи возле Лобного места, змеясь вокруг себя кишками из распоротого живота. На следующий день с рынка базарными торговцами был принесён прилавок, на который взгромоздили труп как на витрину. Мертвеца обрядили в маску, которую сам царь когда-то сделал для придворного карнавала.

Было объявлено: сия маска есть бесовская харя идола, которому лже-царь присягал на поклон.

В рот воткнули дудку-самогудку, а на половые органы нацепили шутовские бубенцы и смеялись:

- Муди-самозвоны… Человек-оркестр.

Три дня длилась всенародная потеха надругательства над телом: его мазали дёгтем, физиологическими нечистотами и прочими мерзостями. Чтобы на корню пресечь любую жалость, сменные глашатаи надрывались в три смены, вслух читали компромат о блудных моментах жизни лжецаря.

Наглумившись, обезображенное тело похоронили в убогом доме - на кладбище для алкоголиков и бомжей, упившихся или замёрзших за Серпуховскими воротами. Могильную яму заплевали до краёв. Высказанных проклятий хватило бы для порицания легиона злодеев, Аукнулось незамедлительно.

Исторически зафиксировано, что сразу после погребения ударили необычайно суровые морозы - в конце мая, уничтожившие проросшие посевы.

По столице поползли мутные слухи, что виной тому чёрное волшебство бывшего монаха.

Говорили, что есть живые свидетели тому, что он мёртвый ходит, что над могилой по ночам вспыхивают мельтешащие огни, слышатся варварское пение и грохот бубнов. Божились, что здесь не обошлось без нечистой силы - бесы расстригу славят. Шептались также, что на следующий день после погребения, тело само собой оказалось у богодельни, а рядом с мертвецом сидели два голубя, никак не желающие улетать.

Неугомонный труп отловили и попытались закопать поглубже, но через неделю он вновь сам собой очутился на другом кладбище, в чужой могиле. Земля его не принимала, впрочем, как не принимал огонь – даже сжечь труп оказалось большой проблемой. Всё же, выселенное из чужой могилы тело расшалившегося не на шутку мертвеца сожгли кое-как, потратив уйму самогона на растопку костра. Смешав пепел с порохом, выстрелили из пушки в ту сторону, откуда он пришёл – был залпом на Запад вбит пепел незваного ghost’я.

От грохота выстрела с Кремлёвских ворот сорвало щиты (не рекламные!), которые не попадали, а в том же порядке саморасставились посреди площади. Удивлённые пушкари прокомментировали площадной бранью это последнее чудо, связанное с ужасной кончиной лже Д.

8.

Припомнились прочие многочисленно убиенные на Красной Площади:

…И зажаренный живьём на вертеле народный целитель Игнашка, обвиненный в антигосударственной колдовской деятельности… …И назидательно-показательная казнь Пустосвята, сданного родной церковью Властям с потрохами, выпущенными на публичное обозрение на Красной Площади … …И кровавые потехи Иоанна Грозного...

…И многочисленные стрелецкие казни, поставленные петровской службой госбезопасности на конвейер...

…И массовые захоронения штурмовиков Кремлёвского Забора в первые дни переезда революционного правительства с болот Северной Пальмиры на болота Московии… Ров, Некрополь, Мавзолей… Учёным, одуревшим от тупиковых исследований феномена кровавой лужи и от вываленной на их эмпирические головы бесовщины, ничего другого не оставалось, как признать гипотезу эзотериков рабочей.

Привлекли самых авторитетных историков.

Перетрясли архивы Азиопской ЛТПиси. Начали считать количество трупов по исторически зафиксированным отрубленным головам и перемножать на среднестатистическое количество изливаемой из тела крови. Если заткнуть кровь не имеется возможности, то хотя бы спрогнозировать масштабы - к чему следует морально готовиться.

9.

Представитель пресс-службы РПХЦ по контактам со светской общественностью - диакон Блаблаев, кличка в узких кругах "пресс-попье" - внёс свою лепту во всеобщую сумятицу, царившую на Красной Площади. Он, безбожно окая, заявив ноту протеста историкам - мол, Храм Василия Блаженного ближе к месту событий, чем царские палаты Кремля, наши слуги Божьи всё видели, всё правильнее помнят… Мол, мнение, что Лобное место являлось местом публичной казни в тёмных веках - глубоко кощунственно, а значит ошибочно.

Казни на самом Лобном месте никогда не проводились, ибо оно почиталось святым и было построено для торжественных публичных мероприятий. А то, что словосочетание "Лобное место" по-еврейски звучит как "Голгофа", так это ИХ проблемы - всем известно, кто Христа на кресте распял. У нас же - Лобное Место не для того возводили. Издревле крестные ходы останавливались около него, архиерей осенял народ крестным знамением. На пасху патриарх в окружении членов высшего духовенства восходил на Лобное место, раздавал освященные прутики вербы царю и верующим. Отсюда патриарх торжественно воссаживался на осла, украшенного золотой парчой и ведомого царём, и въезжал - за неимением Иерусалимских Врат - в центральные кремлёвские ворота. Оттого и поныне около Лобного места продаются вербы и устраиваются гулянья.

Отсюда объявлялось народу об избрании патриарха, отсюда по достижении наследником совершеннолетия предъявляли народу нового помазанника Божьего. Поэтому насчёт отрубленных голов - всё это обывательские страшилки. Казнили обычно за Москвой-рекой, на Болоте, а Лобное место построено на пожертвования лавочников в честь избавления Мо$квы от татарского экономического ига - десятипроцентного подоходного оброка в ханскую казну хитрым мурзам.

Правда, тут же, под давлением неопровержимости архивных документов, пресс попье нехотя сознался - да, казни всё-таки имели место быть… Но во всём виноват поп-расстрига и раскольник Никитка Пустосвят. Да, это он 11 июля 1682 года от рождества Христова, но уже будучи отлучённым от членства РПХЦ, лишил невинности святое Лобное место своей отсечённой за крамолу непутёвой головой. И правильно! Нечего было гневить не только Бога, но и вышестоящее церковное начальство: мусор из храма выносить - стучать светским властям на своего архиепископа, бить морду сотоварищу по вере, простому дьякону, рвать грамоту-приказ об отрешении с занимаемого места должности, бранными словами уличать архиереев сослуживцев в невежестве… Отлучили - не возникай. Нет, ещё и ухитрился вступить в пререкания с царевной Софьей - при свидетелях во время публичного диспута в Грановитой Палате...

Ну, а коли ужо свято место кровушкой забрызгали, то указом от 5 февраля 1685 года на Лобном месте было повелено и впредь совершать казни. Удобное место - и царское правительство из оконцев Кремлёвских башен казнью полюбоваться может без отрыва от дел государственных, и народу не только потеха площадная в базарный день да по праздникам, но и нравоучение идеологическое.

И вообще, массовые казни на Лобном месте затеяла не РПХЦ, окрестившись от крамольного попа-расстриги, а светская власть в лице малолетнего царя-недоросля Петра, во время проведения его первой избирательной кампании для подавления оппозиционного стрелецкого бунта.

До Петра, прорубившего-таки форточку в €вросоюз первого созыва, с макушки дикого тёсаного камня, символизирующего жернова государственной машины, объявлялись народу важнейшие государевы указы, здесь царь раз в год являлся перед народом - пока не было изобретено дальноглядство с новогодними поздравлениями.

10.

За Кремлёвским Забором к вечеру тоже разволновались не на шутку. Понимали, что правят по принципу "После нас в Азиопии - хоть Потоп, хоть Сушняк"… Но чтобы рецидив библейского катаклизма может принять такую кровавую сущность. И почему чуть раньше запланированного срока, не по календарю пчёлки Майя? Всё что ли уже? Дорулились? Конец Света? На дворе же ещё только третий год третьего срока новой эры правления. А Олимпиада? А Осколково? А наномодернизация? А тотальное перевооружение АВНА6? Столько дел… Фонды бюджетные же ещё не доосвоены...

Но отчаянно луже, воняющей протухшей на жаре кровью, недоразворованный бюджет был глубоко по колено. Она не желала ни сохнуть, ни смываться, ни исчезать.

Мало того - из могил Некрополя у Кремлевской стены, и из недр Мавзолея вдруг запахло пропастиной… Кто-то обратил внимание, что за весь день на площади не было замечено ни единого из вездесрущих голубей, обычно толкущихся здесь тучами под ногами туристов.

Глядя на апокалиптически-багровый диск Солнца (надо признать, действительно, страшноватого солнышка - тускло-красного), помянули нехорошим словом безумный месяц август, которому по всем приметам пора бы уже и начаться в ближайшие дни - вон, и конопляные поля уже вовсю тлеют, и теракты в заповеднике горской мысли, и доморощенные партизаны, и катастрофы техногенные, и прочие напасти самоактивизировались… Присутствующим в голову полезли одни и те же нехорошие мысли: если при свете дня такая чертовщина творится, то, что начнётся после заката?

Кто-то посмел серьёзно побеспокоить Царство Мёртвых.

Глава 02. РИТУАЛ АЛТАРЬ 1.

…Дёргающаяся, смертельно запуганная мумия, привязанная к каменной столешнице, жмурилась в лучах убийственно яркого света.

Мертвеца допрашивал с пристрастием цербер в погонах обер-некроманта Особого ХIII Отдела ГосБезопасности.

Агентурная кличка цербера - Гундяй, табельный номер - 000. Во внутриведомственном штатном списке Особого ХIII Отдела агент Гундяй никогда не значился. Мало того, и сам Тринадцатый (XIII) отдел ГБ, занимавшийся магией, эзотерикой и религией, якобы не существовал вообще. О гиперзасекреченном агенте-000 в штате несуществующего официально отдела не ведал даже нигде не числящийся исполнительный шеф директор ХIII Отдела ГБ. О Гундяе знал только его персональный куратор и влиятельнейший покровитель Примус. Крыша была настолько высокой, что Гундяй мог себе позволить вообще не волноваться ни о средствах, ни о методах.

Технику дознания Гундяй выбрал жёсткую даже по отношению к трупу. Поджимало время, церемониться с застарелым жмуром было некогда.

Думал закончить до первых петухов на рассвете.

Но в этот раз всё пошло наперекосяк...

Гундяй был страшно недоволен собой и уже нервничал. Чисто сработать не получилось. Устал.

Допрос длится почти сутки, с прошлой полуночи.

Последние часы Гундяй держался на амфетаминах, глушил стаканами мухоморную настойку, мазал темечко и виски магическим бальзамом "Звёздочка", нюхал потные выделения чёрных скорпионов, вскормленных маринованной пыльцой корня мандрагоры. Запасы магической потенции организма стремительно таяли. Даже развешенные на поясе нетопыри уже мало помогали, хотя любому магу доподлинно известно: кто носит на своём теле трупик летучей мыши, тот может себе позволить долго не спать.

Красную Площадь кровью по колено залил сверху уже звонил недовольный развитием событий Примус, шухер поднялся нешуточный. А ведь Гундяй не мальчик в следственной некромантии, опыта магического вытряхивать душу на дознаниях из допрошиваемого - о-го-го, до последнего глюкончика. И ритуальный стационар для проведения обряда оборудован по высшему классу, и реквизит - ни древним шумерским магам Месопотамской Низменности, ни средневековым некромантам, ни нынешней босоногой деревенщине Гаити и Мексики такая дьявольская роскошь и не снилось:

…Столешница для работы с трупом магический Белый Камень, многие века до того прослуживший молельным идолом на капище Велеса. Реликтовая плита насквозь пропиталась аурой древней языческой ворожбы и запахом жертвенного страха. Белый Камень был изъят при обыске в глубоком подполье у одного из активистов запрещённой Нави7 и взят на службу Яви.

…Пентаграмма по центру на полу инкрустация червонного и белого золота в чёрном мраморе. Лазер обрисовки магического пентакля не какая-то там IQ-тайская полупроводниковая дешёвка, а на благородном рубиновом стержне.

Хрустальные черепа в точках преломления лазерной разметки (если бухгалтерские накладные на поставку не врут) работы самого Иоганна Фауста настоящее немецкое качество.

…На стене в нише - крест с Распятым, на груди которого клеймо "Войдите со мной в хоровод мертвецов". Крест с искусно вырезанной фигурой Распятого - деревянный, очень древний. И очень дорогой, практически бесценный. Поставщик клялся-божился, что крест ТОТ САМЫЙ, с Голгофы, а резную фигуру, исполненную в натуральную величину, неизвестный аукциону Сотбис мастер - кстати, очевидец событий на Лысой Горе - добавил чуть позже.

…С силовым некроматическим полем - тоже полный порядок. Подпитка еще та... Ритуальную залу опоясывал вмурованный в стены короткозамкнутый виток канализационного коллектора ПодМо$ковья, сконструированный по принципу трансформатора Николы Тесла - только вместо электрического тока внутри трубы тёк непрерывный поток фекалий.

…Стены оклеены самыми магическими в мире обоями - однодолларовыми купюрами образца 1971 года8 в пять накатов.

…Ритуальные свечи производства подпольного свечного заводика имени Отца Фёдора, украденные в новолуние со склада готового контрафакта - всякая другая форма поставки существенно снижала магическую силу свечей.

Свечи изготавливались из нутряного жира кремрублёвских жён олигархов, политиков и министров. Свечное сало добывалось салоном Кремрублёвского НИИ Красоты процедурами липосакции.

…Брикеты с могильной землёй в ассортименте, жабы и змеи - засушенные, заспиртованные и живые… Помещение и оборудование ритуального стационара было любезно предоставлено некроманту некоей фирмой "Ритуал" - по прямому указанию всесильного куратора Примуса. Раньше ООО "Ритуал" было государственным учреждением и именовалось НИИ Бальзамической Гигиены Вождя. Занимался институт святым для каждого члена партии КоПи$$ делом - поддержкой мумии в идеологически свежем состоянии. Когда место у Главного Штурвала заняли крикливые прожектёры Перестройки, институту пришлось срочно менять статус на частную лавочку - по негласному указу тех же крикунов. Историческую миссию мумии сочли незавершённой, но чтобы не дразнить гусей у Белого дома, ежегодную статью расходов на содержание мумии из национального бюджета как бы вычеркнули, мумию и объект недвижимости "Мавзолей" отдали в аренду "Ритуалу".

А вот место обитания персонала осталось прежнее - девятиуровневая шахта под Мавзолеем с огромным количеством оборудованных под сверхзадачу помещений. Тщательно хранимое за семью печатями государственное "ноу-хау" уникальной технологии мумификации мутировало в интеллектуальную собственность ООО "Ритуал".

Хитрая фирма ещё и подрабатывать начала коммерческими заказами на бальзамирование тел безвременно усопших криминальных и политических авторитетов: всяких Капончиков, Япончиков, Гапончиков... Самый жирный заказ поступил от марксиянских братков меньших хранителей Великого Наследия Отца Чучхе9. За мумификацию своего вождя те не пожалели полтора зелёных лимона. Так что финансы для сохранения в первозданном нетленном виде мумии марксиянского вождя были.

Как Примус вытряс санкцию на дознание третьей степени мумии, Гундяй и представить себе не мог.

Мало того - некроманту под персональную ответственность были выданы из запасников подземного музея при зиккурат-Мавзолее личные вещи и органы мумифицированного покойного, до сих пор хранившие затхлую ауру владельца:

- Банка с консервированным в формальдегиде сердцем… - Пролетарская кепка фасона начала прошлого века… - Нашинкованные срезы мозга, бережно расфасованные по герметично запаянным пакетикам… - Изъятая в своё время из Елисеевской подсобки со скандалом мясниковская колода для рубки туш - торцевой остаток ТОГО САМОГО бревна с первого и последнего Кремлёвского субботника. Сертификат о подлинности имеется.

Громкое было дело. Магазин навечно получил клеймо "буржуйский", директор приговорён суровым, но справедливым Народным судом к Высшей Мере - за растрату пролетарского чутья в особо крупных размерах и за глумление над марксиянской святынью… - Отчаянно коптящая б/у керосиновая лампа с зелёным абажуром… - Украденная в шутку у товарища по борьбе курительная трубка-носогрейка… - Извлечённая из тела пуля, коварно выпущенная когда-то бывшей фанаткой вождя Фенечкой Каплун… - Набор крестовых отвёрток с Путиловского завода… - Выклянченное у заезжего из далёкого Лондона писателя-фантаста "вечное перо"… - Бита для игры в "городки", помогшая вождю не только пережить суровые годы ссылки в Шоушенке10, но и развеять скуку вынужденного бездействия в местах лишения свободы… - Полупустой аптечный пузырёк с женевскими пилюлями "Сальварсан-666" … - Полинявший красный бант для торжественных мероприятий;

- Ворох интимных писем вождя, адресованных его любовнице - в конвертах с обильными следами высохшей слюны по месту склейки… - Набор баночек с засохшим театральным гримом - конспирационное средство… Но труп тоже оказался не прозекторскими лыком шит. Допрос перерос в магический поединок.

Пришлось подключать дополнительные ресурсы некробиотической энергии, чтобы получить дополнительное время на ритуал и растянуть пыточную процедуру ещё на сутки.

НЕКРОМАНТ 2.

А как всё красиво начиналось!

Над жертвенным алтарём висел привязанный за ноги бомж, воняющий, как и положено по канонам некромантии, Козлом. Бомж, потеряв всякую надежду на чудо освобождения, давно уже оттрепыхался, смирился и потерял сознание. Это хорошо - жертва должна вести себя смиренно.

Бомжовская одутловатая харя и шея налились фиолетово-синюшным цветом, закатившиеся глаза покраснели - не столько от беспробудного пьянства, сколько от прилива крови к голове. И это тоже было хорошо - кровь во время церемонии жертвоприношения должна хлестать фонтаном.

Наступила ровно полночь. Там, наверху, девятью слоями выше, Луна начала свою игру с бесами в чехарду, прыгая из-за тучи за тучу. Пора!

Гундяй зажёг жирно завонявшие свечи и подошёл к жертвенному алтарю, кривым ритуальным ножом неспешно и уверенно перерезал крест-накрест глотку почуявшему свои последние секунды и пришедшему в сознание бомжу.

Не обращая внимания на булькающе хлещущую из разрезанного горла кровь и хрипы, некромант широко распахнул жертве веки пальцами обеих рук и впился пиявочным взглядом в глаза умирающему - пока в стекленеющих зрачках не увидел серую дымку ауры смерти.

Высосав до капли - словно сырое яйцо мутную, пахнущую стыдом энергию никчёмной жизни бомжа, выплюнул скукоженную опустошённую плаценту души, внутри митобиотического инфополя которой после рождения нарастает, развивается и старится биомасса тела. После этого некромант поцеловал зарезанного бомжа в перевёрнутый лоб поцелуем Иуды, изнаночно перекрестил и перешёл к следующей обязательной процедуре ритуала.

Обмакнул свою окладистую бороду в чашу алтаря и закружился в пляске святого Вита вдоль границы золотой пентаграммы, инкрустированной в пол. Задрав подбородок, тряс бородой словно веником, окропляя помещение жертвенной кровью безвинно убиенного бомжа.

Завершая интерлюдию к ритуалу воскрешения, начертал остатками жертвенной крови на лбу, на груди и в паху мумифицированного трупа перевёрнутые звезды малых пентаграмм.

После того, как с проведением первичных обязательных процедур инициализации было покончено, Гундяй неосознанно, по привычке, перекрестился, рванул ручку рубильника подпитки генератора Маркса и гундосо взвыл, взывая к духу Барина Субботника12:

- Приди же, о дух сверхурочного… Покажись, повелитель сверхплановых показателей индустриального Хаоса… Мастер персональной пентаграммы качества, осчастливь ничтожных рабов своих тринадцатой зарплатой… Разогнавшийся до пробоя генератора Маркса дал чудовищную искру, полыхнувшую голубым пламенем вокруг лысины мумии. Змеясь молнией, с жутким грохотом искра ушла внутрь черепа.

Мумия по-лягушачьи дрыгнула конечностями, по всему телу волной прошла эпилептического вида судорога. С омерзительным треском труп согнулся в пояснице и, вырывая вкрученные в виски электроды аппарата шоковой терапии, принял сидячее положение со крещенными, прижатыми к груди руками.

Глаза распахнулись. Голова деревянно повернулась в сторону уляпавшегося с ног до головы кровью некроманта, так и не дочитавшего заклинание. Выражение лица у мертвеца было обалдевшее, взгляд - стеклянный, настроение сварливое.

- Ху’и, батенька, йазоайся… - картаво проскрипела молчавшая целую эпоху развитого социализма мумия. - Дуйак что'йи? Где я и где пьойетайская йопата? Я - Мозг, один на всех. И все для одного.

Гундяй не намеревался тянуть скота за хвост и сразу же начал с главного:

- Я - некромант. Вопросы здесь задаю я. Ты только отвечаешь. Я вдохнул в твоё мёртвоё тело жизнь, чтобы узнать - как перевести бабло за границу, в Царство Мёртвых, как открыть расчётный счёт на Том Свете, можно ли протащить с собой чёрный нал и избежать налогов? Повелеваю, говори!

- Отваи, сука. Бойшевики не сдают пайтийную кассу. - пафосно провозгласил труп вождя и, разогнувшись с тем же противным треском, рухнул на каменное ложе в исходную позицию мумии. Лукаво прищурив веки, неблагодарный мертвец издевательски запел:

- На все вопьёсы йассмеюсь я тихо… На все вопьёсы не будет ответа... Жый-бый у бабушки сеенький козъик… Остаись от козъика йожки да ножки… Вот так, вот так… веют над нами… ох как, ох как… зъобно гнетут… С детства, батенька эту песню юбий… и "Аппассионату"… и "Вихъи въяждебные"... Айхи убойные шъняге'ы… Мумия пустила формалиновую слезу и добавила жалобно:

- Отдай моё сейдце, вейни мне мозг14… - Ну ты, политический труп… - Гундяй нехорошо оскалился. - Ладно, сам напросился на процедуры третьей стадии дознания. Начнём с клизмы со Святой Водой. Быстро перевернулся на животик, ноги - шире плеч… 3.

Магией Гундяй всерьёз увлёкся после того, как узнал, что проходящий мимо кассы РПХЦ валовой оборот услуг на рынке нечистой силы по стране составляет не менее полутора миллиардов долларов ежегодно. И спрос на магию непрерывно растёт.

Искусству некромантии обучался в ведомственной академии ГБ. Специальность трансцендентальная магия15 широкого профиля.

Учение некромантов весьма специфическое. Для овладевания некромантией не нужны сила воли, тела и духа. Ни одна из этих сил некромантом стать не поможет. Главное для начинающего некроманта другое - необходимо, чтобы полностью были атрофированы чувство брезгливости к мёртвецам, чувство страха и чувство уважения к чужой смерти.

Поэтому отбор курсантов начинался с простых, но очень эффективных тестов:

...Завтрак, обед и ужин в разделочной ведомственного морга...

...Целование трупов различной стадии разложения затяжным генсековским поцелуем в губы...

...Вскрытие могил и ассистирование в эксгумационных процедурах на кладбище...

...

И всё равно, очень большие накладные расходы человеческого материала. Половина стажёров, как правило, сходят с ума позже, во время практических занятий. У некоторых дар манипуляции мёртвым сознанием так и не открывается - таких недоучек комитетчики перепрофилируют в банкиры рыночной некрономики. Чего душой кривить - Власть всегда нуждалась и в диверсант-экономистах. Чем больше бардак, тем больше можно украсть. Главное воровать чужими руками: и безопасно, и исполнители шёлковые.


С Гундяем учился, но были отчислен один из таких небезызвестных типчиков - Лёха Мозгопудрин (стажёр Баксик), доросший ныне до хранителя Кремлёвского Общака. А между прочим, в академии за одной партой сидели, на магической практике в один бубен шаманский били. У Мозгопудрина даже лучше получалось ритм ритуальный держать - он в школьном рок-ансамбле когда-то в барабаны лупил.

Только вот Гундяй доучился до умения управлять мертвыми, а Баксик на запахе жертвенной крови сломался и загремел по дисквалификации в стройбат - на строительство финансовой пирамиды фараона Хапчака на болотах Северной Пальмиры. Именно возникшая в алхимических казематах дружба Гундяя с Лёхой Баксиком позже стала залогом их совместных делишек через дойный фонд табачной Корова16", благотворительности "Северная зарегистрированный классической подставой на дуру жену Мозгопудрина.

Занятия проводились в подземных классах Некрополитена, некоторые тайные ветки которого проходят под Кремлём. Столь благоприятное место для занятий некромантией выбрано было не случайно - столько неупокоенных трупов ни на одном кладбище не найдёшь.

4.

К заданию своего куратора - допросить мумию вождя, Гундяй отнесся очень ответственно и тщательно готовился не один день.

Причин для проявления служебного рвения было несколько:

…Агент Гундяй страшно боялся своего куратора. Это он с виду такой серенький, меленький, неприметный. Но Гундяй был неплохим психологом и видел - этот человек ради своих целей готов пойти на всё… …Некромантом Гундяем двигало профессиональное тщеславие. Оживить мумию, насквозь протравленную химиотерапией - это не с трупом уголовника, зарезанного час тому назад в подворотне, за жизнь потрепаться… …ДНК-геном Гундяя на врождённом уровне неистребимо ненавидел марксиян и их rewолюцию.

В родовую память Гундяя стучался прах деда, сгнившего за свою веру на Соловках… …Как и любого другого человека - существа, как общеизвестно, слабого в плане искушения Гундяя пожирало любопытство: зачем Примусу понадобилось узнавать - можно ли перевести бабки на тот свет. Не тот человек его шеф, чтобы на ерунду попусту время своё драгоценное тратить… Да и сумма перевода, надо полагать, намечалась астрономическая… Короче, Гундяй от допроса мумии тоже ожидал многого.

Так же, будучи некромантом профессионалом, Гундяй не мог не учитывать всего многообразия слухов, спрессовавшихся в силу своей живучести почти в неоспоримый факт: покойник и сам при жизни грешил сатанизмом, и своих партийных наследничков заразил этой гадостью. И занимались они марксиян-демонизмом очень серьёзно - на государственном уровне. Египтянам, при всём их культе загробной жизни, до извращённой идеологии марксиян было как до Марса пешком. Так что, вероятно, после смерти подзаряжали мумию вождя тёмной энергией регулярно. Об этом и конструкция зиккурат мавзолея свидетельствовала, и много ещё чего… А значит, существовала реальная опасность, воскресив мертвеца, столкнуться с проявлением этой демонической Силы. И не принимать это в расчёт было бы смертельно глупо.

Изначально некромант планировал для оживления трупа провести процедуру стандартно согласно ведомственным инструкциям ХЗ Отдела ГБ из методички по практической магии для служебного пользования. Для воскрешения мумифицированного мертвеца циркуляром настоятельно было рекомендовано применение Тантрического конденсатора.

Тантрический конденсатор даёт гарантированный эффект зарядки трупа сексуальной энергией - вплоть до эрекции у покойника. Трупу придаётся горизонтально-продольное расположение между двумя обкладками Тантрического конденсатора. Инверсно-ориентированные обкладки - шлюха и девственница - порождают продольно стоячую энергетическую волну постоянного сексуального поля… Извне во время проведения ритуала Тантрический конденсатор подпитывается дымом афродизиаков и аудио/видео информационным порно потоком.

После раздумий Гундяй отказался от традиционных путей. Методика, конечно, сработает… Но во время допроса труп после почти векового воздержания постоянно будет отвлекаться, девки хихикать не по существу дела... Да ещё стой над ними со свечкой. Тьфу! Прости, господи… Немало времени ушло на подготовку чугунного бюста вождя по всем канонам католического Вуду:

…Три дня полировал лысину бюста - чуть рука не отсохла… …Сконцентрировав все мысленные усилия на "Первоапрельских тезисах", заряжал бюст идеями вождя… …Обрядил в личные вещи - натянул на макушку кепку, на шею повязал красный бант… …Накрасил как политическую проститутку конспирационным гримом… К началу ритуала бюст, нашпигованный цитатами, эмпатической и контагиозной магиями, выглядел живее не только своего мумифицированного реципиента, но и вообще живее всех живых.

5.

Вопросы сыпались один за другим:

- Как ты ухитрился посмертно упереть за собой бриллианты диктатуры пролетариата?

Вечный Жид - резидент райских банкиров на этом свете? Все оффшорные сделки совершались через его филиалы? Адреса, явки, пароли!

Лысая мумия билась в конвульсиях панической истерики. Поседевшие до пегости остаточные клочья рыжих волос и бородка вздыбились от страха и пыточного электричества.

На теле выступили трупные синюшные пятна с прозеленью тлена. Но молчала - мертвецки, как и положено бывшему подпольщику.

Некромант закипал от ярости. Казалось, из арсенала пыточного инструментария было испробовано всё:

…Клизма со Святой Водой развязала мумии не язык, а… Гундяю даже вспоминать не хотелось, каких усилий ему стоило заткнуть скверно вонючую струю обрата. Воистину, по мощам и елей17.

…Измывательства над мраморным бюстом вождя, использованного в качестве куклы вуду тоже оказалось напрасным. Гадская мумия молчала.

…Некромант даже пробовал читать вслух марксиянский "Манифест" - задом наперёд. Мумия содрогалась от негодования, но молчала. Лишь в бессильной ярости вращала стеклянными шарами глазных протезов.

6.

Позвонил по внутренней вертушке Примус:

- Ну чё там лысый? Долго ещё? Не колется?

Истерзанный допросом Гундяй даже не пытался оправдываться, лишь загнанно молчал в телефонную трубку.

- Чё ты мне лепечешь, Гундяй? Твоя была инициатива с вождём поработать… Ты ж у нас спец по эти делам … Скажи, будет целку из себя ломать лично выселю… На Новодевичье… Или Зюге подарю – пусть на даче у себя пристраивает… Чтобы помидоры краснее были.

Некромант горестно вздохнул. Пугать труп ордером на выселение из мавзолея он уже пробовал.

Бесполезно… Нагло подслушавшая телефонный разговор мумия захихикала:

- Допъыгаетесь, тёзки… Куда поезъи, идиоты? Нахапали денег на мийион жизней и думаете, всё можно? Фигушки вам, батеньки… Единственное, что ценится на Том Свете - это Святость. Дъюугой ваюты там нет.

МУМИЯ 7.

Там, наверху, девятью слоями выше подземных помещений НИИ Ритуальных Заслуг собралось взойти Солнце. Некромантово время закончилось.

При завершении ритуала воскрешения предполагается, что некромант должен сжечь труп или сразу же захоронить, чтобы нежить впредь не беспокоила по ночам проводившего оживление.

Бывалые некроманты средневековья вообще рекомендовали поедать плоть мертвецов, что обычно и входило в часть их ритуала. Но со взятой в подотчёт мумией, числящейся на балансе ООО "Ритуал", ни один из этих номеров не прошёл бы ни коим образом.

Поэтому Гундяй планировал вырубить на рассвете нежить по-другому - ледорубом18.

Но не успел… Где-то совсем рядом с Кремлёвским Забором, в одном из многочисленных переулков, оккупированных халдеями Власти, утренним петухом заголосил с подмостков сцены Моисей Борисерев - свой традиционно-финальный пошлягер "Голубая Луна", закрывающий ночную программу одного из самых респектабельных 100личных гей клубов.

И тут такое началось… Слева на груди мумии проступила татуировка ордена Алого Знамения - с перевёрнутым пентаклем19.

Оказалось, что хитрый плешивец, прикидываясь смертельно перепуганным трупом, попросту издевался над потугами некроманта и копил Силу. Во лживом свете ведьминских свечей Гундяй и не заметил, что за последний час допроса труп изрядно посвежел - щёки подрумянились, лысина залоснилась, брюшко округлилось, застарелые трупные пятна трансформировались в татуированные наколки революционно-сатанинской тематики, ноги и грудь рыже закучерявились проросшей волоснёй.

Колдовское время - полночь - было уже использовано некромантом для инициации ритуала воскрешения. Поэтому мумия, ломая комедию игрой в несознанку, терпеливо выжидала следующего кульминационного момента суток - рассвета. Тем более, что к петушиному часу Гундяй основательно успел вымотаться и растратить большинство своих магических козырей.

И что обидно - абсолютно безрезультатно.

Пока Гундяй, следую заветам симпатической магии, терзал крестовой отвёрткой уши и ноздри вуду-бюсту и задавал свои глупые вопросы, мумия вошла в некропатический контакт с обитателями Некрополя - Города Мёртвых на Красной Площади.

И, тряхнув революционной стариной, толкнула в эфир безмолвную, но зажигательную речь:

- Снова зъёбные сийы йоют наши могийы!

Нет покоя пьяху гейоев и во тьме Забвения… Сатъяпы! Дадим отпой некъйососам экспъюататойам!

На призыв вождя поделиться Силой первыми откликнулись тени штурмовиков Кремлёвского Забора из могильника массового захоронения года - как самые классово сознательные элементы.

Следом очнулся от многовековой спячки коллективный бунтарский дух двух тысяч отрубленных голов стрельцов-краснокафтанников… Из гнилых останков трубчатых костей и черепушек на запах намечающейся бузы повыползали мелкие бесы безродной криминально-маргинальной массы, которых когда-то хоронили во рву под Кремлёвским Забором.


Некросфера перед мавзолеем сгустилась до осязаемой жути. Внутри Лужайкиного Кольца по квартирам, чердакам, подвалам и охраняемым автостоянкам панически взвыли разом проснувшиеся собаки, вздыбившись шерстью страшно зашипели кошки - особенно египетские, клеточные попугаи начали сыпать проклятьями и ругательствами на мёртвых забытых языках, голуби спросонья обгадились едким концентратом ночных кошмаров, в мутных необратимо отравленных глубинах Москвы-реки материализовались хладнокровные пираньи.

А на Красной Площади из чёрной дыры Лобного Места выплеснулась кровавая лужа.

8.

Последующее Гундяй помнил смутно. Его приподняло и припечатало к кресту в нише распятым поверх Спасителя, больно вдавив затылком в деревянные шипы тернового венца.

Воспарившая над столешницей мумия снова заорала, но уже требовательно:

- Отдай моё сейдце, вейни мне мозг! Или я тут всё йазнесу в пый и пьях!

И на бреющем полёте принялась крушить полки, магическую аппаратуру, бесценные артефакты и прочий уникально-дефицитный реквизит.

Ритуальную залу заволокло вонючим дымом.

В воздухе повис тонкодисперсный прах из разбитых банок.

Натужно кашляя, обездвиженный некромант с ужасом наблюдал, как бесчинствует летающая мумия, выписывая умопомрачительные виражи. Но ничего не мог поделать - пришпилило его к кресту крепко. Было нестерпимо больно. Шипы венца впивался в затылок всё глубже и глубже. За шиворот потекла кровь.

Гундяю стало страшно. Ритуал вырвался из под контроля. Такие эксцессы ничем хорошим обычно не заканчивались. А если мумия найдёт банку со своим проспиртованным сердцем и оживёт окончательно?

ЛЕДОРУБ 9.

Гундяй не помнил, сколько часов он провисел на кресте. Временами некромант впадал в забытие.

Из обморока его выдёргивала подлетавшая к самому носу мумия, которая продолжала настойчиво орать в прямо в морду лица - словно в рекламе жевательной резинки, стопроцентно освежающей дыхание:

- Отдай моё сейдце! Вейни мне мозг!

Было очень неприятно, можно даже сказать, противно... Стопроцентной свежестью и не пахло. А пахло изо рта орущей мумии тошноворно и брызгало капельками чего-то нежилого.

Несчастный некромант даже отвернуть лицо в сторону не мог.

Пытка продолжалась до позднего вечера.

Банку со своим сердцем, спокойно стоявшую в углу под кепкой вождя, мумия так и не смогла найти. И продолжала терзать бедного некроманта требовательными воплями.

В какой-то момент Гундяй почуял, что от заоравшей мумии шибануло в нос густейшим перегаром. Такой мерзкий выхлоп случается у бомжей и прочих маргинальных холопов после приёма внутрь эрзац-алкоголя - какого-нибудь очистителя для стёкол и прочей тормозной жидкости для снятия похмелья в условиях катастрофического безденежья.

И летает она теперь как-то криво - гнутыми восьмёрками...

Гундяй исподлобья стал следить за фигурами высшего пилотажа, выписываемыми мумией в поисках банки своего сердца. Да, лихими пируэтами это уже не назовёшь... Когда мумия успела нажраться? Чем?!

Пока пьяная мумия выписывала серию очередных кренделей, до Гундяя дошло: для мумификации трупа и для санитарно-гигиенических процедур по уходу за телом спирт используется в неимоверных количествах. Внутри мумии после оживления и под воздействием магической подпитки внешней Силой включились механизмы метаболизма - как в живом теле. Мертвец был мертвецки пьян - каждой проспиртованной за десятилетия насквозь клеточкой своего выпотрошенного тела... Даже несмотря на полное отсутствие мозга под черепной коробкой.

Гундяй понял - у него появился шанс на победу. Соскочить бы как-нибудь с креста... И тогда можно попытаться добраться до ледоруба. Вон он, в центре пентаграммы на полу валяется, зарядился уже, наверное, под завязку... Именно этим ледорубом был когда-то смертельно ранен в голову соратник и конкурент распоясавшейся мумии запасной вождь революции Лёва Бронштейн Троцкий.

Попытался дернуться - бесполезно.

Некромант взмолился:

- Господи! Спаситель, оттолкни меня от себя.

Отстрани! Отринь раба своего беспонтового. Яви чудо, окажи хоть разок чисто конкретную милость.

На хрена я тебе грешный такой. Я ж к твоему бизнесу присосался корысти ради. И делишки мои тёмные, и мыслишки мои нечестивые, и деньжонки мои грязные аки носки гастарбайтера, и от бороды моей кровушкой засохшей за версту воняет.

Отвергни! Отторгни мя!

Молящийся некромант спиной вдруг почувствовал, как за ним сзади натужно заскрипело дерево.

И чудо отторжения некроманта Спасителем свершилось. Гундяй ощутил резкий удар деревянной коленкой под зад и слетел с креста.

Его тотчас же атаковала мумия. Таранила с разгону лысиной в многострадальный зад и валила с ног, лишь только некромант пытался подняться.

Если бы вождь не был пьян и не ошибался на виражах, давая некроманту хоть какую-то передышку - заклевал бы лысиной до смерти позорной.

Стиснув зубы, извиваясь и сшибая огарки давно потухших чёрных свечей, Гундяй упрямо полз к ледорубу.

Из последних, казалось бы, сил дотянулся до инструмента, стремительно вскочил и развернулся навстречу атакующей мумии.

- Отдай, твай, сейдце, вейни мне м-мо-о...

Зверски оскалившись, некромант со всего размаху ударил ледорубом визжащую на бреющем подлёте мумию, вонзив острие в татуировку Ордена на груди вождя - аккурат в центр перевёрнутого пентакля.

Мумия коротко вякнула и замерла на полуслове. Повисев несколько секунд в воздухе, трагично рухнула на пол.

Стало тихо - именно такой мёртвой тишине и положено стоять в подземелье гробницы...

Некромант шумно дышал, ноги его тряслись.

Адски ныл после Христова пинка копчик.

Татуировка Ордена медленно оплывала в невнятное пятно трупного цвета.

- Говно твоя шайтанинская магия, вождь.

Моя, без базара, покруче будет.

Отдышавшийся некромант задвинул распахнутую челюсть угомонившегося вождя на место и пошёл мыть заскорузлую от жертвенной крови бороду в служебную душевую кабинку.

Глава 03: ПРИМУС БИОГРАФИЯ: ОФИЦИАЛЬНАЯ ЛЕГЕНДА 1. А между тем, главный устроитель переполоха на Красной Площади находился всё это время совсем близко - за Кремлёвским Забором. А если точнее – в ядерном бункере под одним из церковных соборов, в своём служебном кабинете.

Лишь этот человек и получивший от него задание Гундяй точно знали причину появления на Красной Площади кровавой лужи. Но в отличие от исполнителя-некроманта этот человек знал не только причину, но и конечную цель содеянного ради чего.

Эта цель, при всей её кажущейся безумности и неосуществимости, была следствием его намерений. Мало того - в его власти было вовремя прекратить буйство потусторонней стихии. Но он этого делать не спешил. На то были серьезные причины и намерения личного характера.

1. Его мирское имя непрозрачно намекало на сопричастность к Мировому Господству. Но этот человек тайно величал себя Примус - с детства.

Никаких неприятных ассоциаций с вонючей керосинкой это величественное слово у него не вызывало – даже после многолетних манипуляций с Главной Нефтяной Трубой. А веяло от слова "примус" латынью, могуществом римской империи, родоначалом династий цезарей и вседозволенностью Большой Власти… Примус значит Самый Первый. И этим всё сказано.

Среди обитателей Кремля Примус, несмотря на рост ниже среднего, вот уже третью президентскую ходку был выше всех. Даже на второстепенных и закулисных ролях в нынешней временной премьере политического спектакля его собственной постановки. Он рубил с административного плеча головы одним коротким, но резким матом, рвал с мясом погоны по телефону, выпинывал из кресел молчаливым укором такие усидчивые жопы… Те, даже будучи уже в полёте вон за территорию Кремлёвского Забора, не могли поверить в факт своей карьерной кончины.

1. Факты реальной биографии Примуса покрыты мраком секретности - комитетские авторы Книги Судеб, переписывающие линию жизни публичным назначенцам согласно утверждённому имиджу и выбранной для явления народу личине, работают виртуозно. Учитывается и создаётся всё друзья детства, первая любовь, семейные альбомы, трудовые книжки и послужные списки, почётные грамоты, штрафные квитанции и протоколы приводов в детскую комнату милиции.

Официальная легенда гласила, что родом Примус был из простой чекистской семьи. Как Примус ухитрился вскарабкаться по ступеням ГБ практически на самую вершину пирамиды государственной власти – тема отдельного расследования. Но мать с отцом могли по праву гордиться своим сыном, а дед – внуком.

Дед, кухаркин сын, служил поваром – начинал с сексот-поварёнка у матроса Железняка, откуда его карьера и поползла в Горки. После смерти вождя всемирной гопоты был направлен на повышение - служить агент-поваром на даче у Сталина. И с этим архиответственным заданием дед Примуса справился блестяще. Поэтому после преждевременной кончины очередного вождя в конце своей карьеры дорос до полканских звёзд и спокойной синекуры на должности резидент-повара ведомственного санатория - у самого товарища Чугунова.

Отец - тоже с кухни НКВД, по знаку Зодиака – стрелец, скромный труженик заградительно истребительного отряда, специальность - вертухай высшей категории, окончил питерское спецПТУ им.

Вышинского, что до войны размещалось в бараке работы архитектора Расстрелли. В мирное время вохровец расчета пулемётной вышки на молодёжных стройках века. Работу свою любил до старческого безумия, даже спал в обнимку с пулемётом.

Мать была, естественно, тёзкой девы Марии.

Трудовая биография - стопроцентно пролетарская:

работала санитаркой, уборщицей, сторожихой, приемщицей стеклотары в хлебобулочной лавке, потом опять уборщицей, дворничихой и снова уборщицей... И так всю свою трудовую жизнь, как и положено верной подруге своего боевого мужа, стойко переносящей на своём хрупком женском горбу все бытовые невзгоды ради Светлого Завтра.

1. Итак, Примус был зачат, вынашивался, родился и раскачивался все младенческие годы в колыбели rewолюции на болотах Северной Пальмиры. Младенческие и отроческие годы прошли на канале Грибоедова. Из официально фальсифицированных источников Министерства СМИшной Пропаганды известно так же, что в детстве он любил представлять себя главным героем бесчисленных школьных анекдотов про Вовочку.

Скромный тихушник, красневший, когда при нём разговаривали матом, глубоко в душе мечтал стать таким же, каким был анекдотический Вовочка острым на язычок, шустрым до наглости, независимым и смелым, не боящимся ничего и никого - ни двойки в классном журнале, ни дисциплинарных записей в дневнике, ни вызова грозного папаши-стрельца в школу.

Внешностью Бог его обидел – малый рост, унылая физиономия, ранние, проявившиеся ещё в студенчестве залысины. Внешность ничем не примечательного бухгалтера гражданина Корейко вплоть до неумения аккуратно носить брюки - вечно они пузырились на коленках и некрасиво обнажали носки, натянутые высоко на лодыжки, когда Примус садился... Не зря детское прозвище Моль приклеилось к нему намертво и следовало по пятам всю жизнь: сначала - школьное прозвище, потом псевдоним тайного агента государственной спецслужбы. Ну а позже, не меняя букв и сущности, сменило статус на обидную партийно административную кличку, данную ему злобными конкурентами по кулуарным игрищам. Но называли Примуса Молью только за его спиной, за глаза и в секретных отчётах, не предназначенных для любопытных глаз широкой общественности.

Боялись. Он умел и любил мстить. И мстить жестоко – даже через годы, через расстояния, будь его обидчик хоть за семью государственными границами. Причём, чтобы человек кончился раз и навсегда, Примусу, поднявшемуся на нынешний уровень Власти, уже не требовалось ни руки самому марать, ни даже иносказательного намёка.

Достаточно было скучающего взгляда глаза-в-глаза тем, кто умел слушать молчание шефа… Или одной многозначительной паузы между парой ничего не значащих слов в пустой фразе.

УТИ-ПУТИ: УТРО УТИНОЙ КАЗНИ 2. Как и любой другой человек - единственное животное на планете, осознающее, что оно неизбежно смертно, Примус ещё в детстве отчётливо уяснил скоротечность бытия и хрупкую ненадёжность границы между жизнью и смертью. И помогла ему в этом не религия, не преждевременная кончина дедушки, не скоротечная чахотка любимого хомячка, а казнь утки.

Утка была пёстро-красивая, потешная и очень доверчивая - потому что выросла на хоздворе пионерского лагеря "Колумбийский галстук". Лагерь принадлежал ведомству, ставшему впоследствии Примусу родным. Юный пионер Примус чалился в этом лагере по приговору родителей уже не первое лето. Причина очередной ссылки на все три сезона была озвучена суровым отцом-стрельцом самым незамысловатым образом: "не хрен все каникулы говёшку по улицам впустую гонять".

Последняя ходка Примуса не напрягала ничуть, в этот раз лагерная жизнь ему даже понравилась - он был назначен председателем отряда. Ответственное назначение давало массу преимуществ:

…Не спать в послеобеденный сончас, дополнительный компот при инспектировании кухонных нарядов, непыльное руководство при уборке территории… …И самое главное - получение гарантированной защиты от более сильных и дерзких - ни один сезон не обходился без наличия маргинальных субчиков, которые обязательно начинали гнобить почём зря самого недоразвитого физически сотоварища по отряду, превращая его жизнь в лагерный ад. Почему-то жертвой всегда избирался Примус, вызывавший своей унылой внешностью стойкие ассоциации с серой невзрачной молью. И не хочешь, а руки зудят прихлопнуть просто так, со скуки.

Заодно, тщательно поразмыслив, Примус записался в лагерный кружок юннатов - это дало ему право дополнительно харчиться на грядках хоздвора. Риска добровольно нарваться на дурную работу - никакого. Всё равно, война с сорняками прерогатива традиционно девчоночья, уважающих себя пацанов на прополку палкой не загонишь. Да никто и не пытался - только посевы потопчут.

2. Утро Утиной Казни началось для начальника лагеря с пренеприятнейшего известия: в "Колумбийский галстук" ехали ведомственные ревизоры - проверить насколько свято исполняются заветы пионера-патриарха Колумба, разведавшего базовую дислокацию Главного Врага - Америки.

Администрация лагеря - как любое уважающее себя начальство - ревизоров побаивалось. Как известно кто ищет, тот в чужих делах всегда огрехи найдёт. И по указу руководства утку приговорили к фаршированию орехами и яблоками, дабы удовлетворить ревизоров хотя бы желудочно.

Как назло, лагерный завхоз уже не первый день пребывал в шаткой кондиции - на грани срыва в демисезонный запой. Пришлось перед приездом комиссии его сослать куда с глаз подальше. Физрук не вовремя вывихнул руку, когда лазил на флагшток - флаг недавно на полпути заело. Поварихи рубить голову утке отказались наотрез. Больше среди персонала лагеря убивать утку оказалось некому.

Проблему разрешили чисто по-армейски.

Начальник наорал на зама по воспитательной работе. Зам, соответственно - на подчинённых воспитателей пионеротрядов, которые тоже не захотели марать руки и совесть грязной работой.

Мотивировка была проста - это не входит в круг их прямых обязанностей, перечисленных в Трудовом Договоре.

Хитрая штука - личная совесть. Уровень подлости любого поступка оценивается лишь отсутствием убедительного обоснования необходимости совершения поступка. Любого. Если же оправдание найдено, даже такое примитивное как "не для себя старался, ради…", "так надо", "во имя и на благо для…" - честь человеческого "я" спасена, подлость уже не считается подлостью, а её оценка смещается в другую категорию, вплоть до классификации "подвиг".

Следуя этой нехитрой методике манипуляции собственной этической нормой собрание воспитателей очень быстро докатилось до спасительной мысли: а почему бы не поручить утку юннатам? Детям вступать во взрослую жизнь без предварительной закалки характера нельзя… Отличный, кстати, повод для воспитания чувства долга и ответственности за порученную работу, какой бы она ни была трудной… Приказ есть приказ… Решение руководства не обсуждается… И еще множество прочих, не менее убедительных обоснований было высказано воспитателями сменного поколения. Креативных решений родилось не на одну диссертацию по педагогике. О том, что исполнителями будут дети, существа ранимые тоже не забыли: всё надо перевести в режим игрового процесса. Учим же детей воевать, вовлекая массово в военно-патриотическую игру "Зарница".

Было найдено гениальное педагогическое решение: сначала дети будут судить утку за измену Родине - как положено, в Красном Уголке, товарищеским судом. А потом сами выберут палача, который и казнит с чистой совестью осуждённую. И в награду получит памятную грамоту, а на обед самый жирный кусок расчленёнки казнённой утиную гузку. Детям тоже нужно усиленное питание - если не всем, то хотя бы самым достойным.

2. Красный Уголок - место, самое символичное и воспитательное для подобных мероприятий.

Судебный процесс проходил при закрытых изнутри дверях.

Зачитали состряпанные наспех пункты обвинения:

- Утка Зойка позапрошлого года рождения обвиняется в следующих злодеяниях:

…Жрёт не по норме рациона… …Срёт где попало...

…Крякает не по делу… …Заплывает за буйки… …Утаивает постыдный автобиографический факт, что является дальней родственницей Дисней Лэндовского мультимиллиардера Мак-Дака… …Заглядывалась прошлой осенью на улётные косяки эмигрирующих на капиталистический юг диких собратьев. Неоднократно перекрякивалась с пролетающими над хоздвором диссидентами.

Адвокат подсудимой не полагался, так как на кухне поварихи нервничали, поторапливали фаршированную утку готовить часа три, не меньше.

Утку признали виновной по всем пунктам обвинения и приговорили к Высшей Мере Наказания.

Затеяли жеребьёвку - кому исполнять наказание. Посовещавшись, общим голосованием мальчики рыцарски порешили, что в розыгрыше будут участвовать только они.

Ныряя рукой в розыгрышную пилотку Примус сопел, волновался и смотрел в сторону - на утку в клетке, безмятежно гонявшую в этот судьбоносный для неё момент блох под крылом. Он даже себе не смог бы сознаться, что ему постыдно захотелось вытащить скатанную в трубочку бумажку с заветной буквой "П".

Но жребий палача выпал его приятелю Борьке.

У Борьки затряслись руки, побелело лицо, на лбу выступила трусливая испарина. Шутки кончились.

- Я не буду! Я не смогу… не умею… не хочу!

"Слабак" - брезгливо подумал пионер Примус. И именно в этот момент понял на всю оставшуюся жизнь - как можно любое личное желание превратить в Поступок-С-Большой-Буквы.

Вместо общественного презрения и порицания: это подло, это гадко, это отвратительно, это чудовищно... ещё и сорвать заслуженные аплодисменты. Зародыш Настоящего Большого Политика проклюнулся в Примусе именно в этот момент.

Он подошёл к блеющему приятелю, участливо пожал ему потную трясущуюся руку и, заглянув в намокшие глаза, произнёс сурово:

- Боря, не переживай, успокойся… Раз надо, я сам всё сделаю, во имя нашей дружбы… Под зловещую дробь пионерского барабана два ассистента палача растянули за голову и перепончатые лапы несчастную над плахой. Под бдительным присмотром воспитателя Макароненко, контролировавшего игровой процесс - чтобы не допустить производственной травмы, Примус успокоил нервно дёргающуюся утку ласковым "ути пути" и аккуратно замахнулся топором… Утка была обезглавлена одним верным ударом.

По закону рвущейся цепи ассистенты брызнули в диаметрально разные от плахи стороны.



Pages:   || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 12 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.