авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 |   ...   | 9 | 10 || 12 |

«Степан Царёв СВЯТОСТЬ (Венчурно-футуристическая документалистика) Все, даже ненамеренные совпадения с нашей реальностью наверняка не случайны. Абсурду ...»

-- [ Страница 11 ] --

Тяжело дыша, Козёл стоял у изгороди, исподлобья глядел на Примуса и молчал.

Примус, стоя по ту сторону баррикады, откровенно насмехался над конфузом Козла. Одет он был по-домашнему - в белое кимоно, перепоясанное чёрным поясом. На босых ногах АйКу-тайские рычащие тапочки индивидуального пошива, изготовленные из отрубленных медвежьих лап.

"Так вот для чего саранча щелеглазая медвежьи лапы у таёжных охотников скупает" содрогнулся Козёл. - "Тапочки Примусу на заказ шьют... Бедные мишки... Интересно, Семья-то у Примуса большая?" - Здорово, дружище! Рад тебя видеть шустрым и полным козлиного задора! Я гляжу, ты уже одыбался, носишься как ё-мобиль после подзарядки... - Примус неуловимо быстро сменил личину радости на озабоченность и покачал головой.

- Ай-я-яй, как же на тебя перепады атмосферного давления при миграционном перелёте подействовали... Ты часом не гипертоник? Вылечу.

Только свистни... Помнишь, как ты меня учил?

Глаза Козла налились кровью от негодования, но он продолжал молча исподлобья глядеть на Примуса.

Примус же, не краснея, продолжал фамильярно трепать языком, словно жестокого насилия над бабушкой Изергиль и не было.

- Слушай, а, может, дело в смене часовых поясов? Ты только скажи "ме-е-е", мой Мендельсон их совсем отменит... Я, кстати, его тебе как-нибудь представлю на днях, он тебе должен понравиться... Заба-а-авный такой, ма-а-аленький маленький... - Примус показал ладошкой на уровне пупа рост своего личного Временного Стрелочника.

- А голова большая, на целых два размера больше.

Ты не поверишь - туда опилок ведро входит! Ну чисто плюшевый мишка...

Козёл исподлобья глядел на Примуса и продолжал молчать.

Примус, ничуть не смущаясь столь прохладной встречей партнёра по шабашу, продолжал:

- У тебя настроение сегодня плохое с утра?

Хочешь анекдот? Тебе понравится... Короче, Серый Волк спрашивает Козла, стоящего на Большой Дороге - как попасть в Кремль? Козёл кивает вышедшему из леса разбойнику - мол, сейчас, подожди, отвечу... И убегает. Тупой волчара, ничего не понимая, стоит, ждёт... И тут...

Дальше рассказывать Примус не смог замахал руками, захлебнувшись от накатившего смеха. Кое-как просмеявшись, выдавил из себя, всхрюкивая и фыркая, концовку анекдотической истории:

-...Короче, тот Козёл сбегал за своими пацанами... Гы-ы-ы... Вернулся и... Гы-ы-ы...

Козёл исподлобья глядел на Примуса и молчал...

Примуса переломило на линии чёрного пояса пополам от повторного приступа смеха. Кое-как разогнувшись, Примус утёр невольную слезу и выдавил из себя:

-...Короче, козлы всей шоблой этого лоховского волка прямо на большаке и замочили, отоварили по полной... Типа, базар фильтруй в присутствии правильных пацанов... А за "козла" ты ответишь, падла... Но как в Кремль попасть - так и не показали...

Козёл продолжал исподлобья глядеть на Примуса и упёрто молчал...

- Ты что, за бабку, что ли, обиделся? - не дождавшись никакой реакции Козла на анекдот, изумился Примус. - Тьфу ты ну ты... А я-то гадаю, что это мой дружбан такой угрюмый... Брось ерундистикой страдать. Было бы из-за чего...

Старуха - рвань, ничто и нигде... Ты оглянись, глянь, что я тебе предлагаю... - Примус ткнул пальцем в райские кущи за спиной козла. - Здесь только на сервировку поляны для твоего сегодняшнего завтрака потрачено больше, чем я отстёгиваю от щедрот своих годовым бюджетом любому СоБесовскому пансионату нищих старух. А ведь "Козлиный Рай" только мелкая кроха того, что ты получил взамен старухиного пансиона. У неё вообще пенсия-то была? Или она тебя на подножных кормах держала?

Козёл с трудом, но сообразил, что Примус говорит сейчас про деньги. Что такое "деньги" Козёл знал. Ему как-то бабушка Изергиль однажды показала мятую грязную бумажку. И не только показала, но даже дала понюхать. Запах деньги Козлу совершенно не понравился - пахло потом человечьих рук, грязью отношений, обманом, завистью, предательством, жадностью... И даже кровью. Тот ещё букет. Когда Козёл попятился, сдуру вдохнув в обе ноздри по самые гланды этот смрадный коктейль денежного зловония, шаманша сказала:

- Ага! С тех пор, как проклятые финикийцы придумали первые деньги, вот что многих людей делает тем, что они есть... Ради приумножения этой дряни большинство человеческих бед...

Ещё Козёл сообразил, что его душой пытаются сейчас завладеть - идиома "меня покупают" ему была знакома ещё с невольничьего рынка... Но всё было как-то по-другому, нечисто. И убийство бабушки Изергиль для Примуса было не более, чем устранением досадной помехи, мешавшей осуществлению сделки.

Примус продолжал заливаться соловьём:

- А хочешь, я тебя, Козёл, на гербе государственном увековечу? Бройлера-мутанта сниму, а тебя прикажу разместить. Только представь - твой бородатый профиль и рога на фоне пятиконечного пентакля... Круто?

Интонации голоса Примуса принимали всё более заискивающий оттенок.

Козёл понял, что скоро Примус скажет то главное, ради чего он пришёл. Ждать долго не пришлось.

- Козёл, а Козёл... Сегодня суббота... Может, давай, тряхнём стариной на пару... Я, в принципе, уже готов.

Примус дёрнул за хлястик, одним рывком развязал чёрный пояс. И распахнул белое кимоно, обнажив голое тело.

"В баню собрался, что ли? - Козёл не сразу сообразил, что Примус просится на шабаш. А сообразив, удивился. - И не боится, что как только мы окажемся вместе по одну сторону изгороди, я его, гада, забодаю?" Козлу стало противно. Он задрал заднюю ногу на забор и демонстративно напрудил лужу.

Струя мочи сквозь сетку ограды добила до Примуса, намочив Примусов тапок. Ай-Кутайская электроника, встроенная в обрубок медвежьей лапы, во влажной среде сработала незамедлительно.

Примусов тапочек зарычал густым рыком. Примус, не ожидавший от Козла такого варианта нападения, отпрыгнул как ошпаренный. И тоже зарычал:

- Хочешь, я тебе, козёл строптивый, экскурсию организую в колбасный цех? А можно и на живодёрню... Очень поучительно поглядеть...

Козёл вернулся к прежней тактике. Он перестал лить, опустил ногу и снова исподлобья уставился на Примуса...

Примус начал заводиться всерьёз. В ход пошли обкатанные Конторские угрозы:

- Запомни, козёл. Мне достаточно только пальцами щёлкнуть... Про тебя на ГазПрёмТВ будет снят разоблачительный фильм - как ты продался Санитарному ГосДепу и добровольно устроился на скотобойню козлом-провокатором. Знаешь, что это за должность? Обычно эту грязную работу на мясокомбинатах бараны выполняют. Когда коровы не хотят добровольно идти на бойню, первым на глазах перепуганного стада мясники запускают в помещение забойного конвейера барана, который смело входит в цех... А вскоре выходит - живой, довольный, сытый. И начинает блеять глупым коровам сказку о том, как его там вкусно накормили, обещает народу бездонную халявную кормушку показать... После этого коровы сами на эшафот ломятся, лягаясь, ругаясь и бодаясь за место в очереди...

Примус выждал педагогическую паузу, чтобы Козёл воочию представил расказанное.

Зафиксировав зарождающееся отвращение в глазах Козла, словоохотливо продолжил:

-...Вот такого козла-провокатора из тебя СМИ-шные журналюги и состряпают. И кличку агентурную дадут - Поп Гапон. И главный медбраток Онанищенко вскрытый гнойник компромата подтвердит, на чистой санитарной книжке забожится... А потом в "Мире животных" в воскресный прайм-тайм разоблачительную сенсацию покажут. Мало того, я лично Обамушку чувачка уболтаю права на показ фильм купить. Тебя после этого телеканал Дискавери на весь мир ославит, не отмоешься... Ха... к-ха... к-ха... - Примус поперхнулся от накатившего интеллектуального оргазма после такой мощной струи ГБ-шного креатива. - Ну и как тебе сценарий?

Козёл всё так же исподлобья глядел на Примуса и молчал. Он искренне недоумевал - зачем этому мелкому, серенькому, смешному человечку, стремительно перерождавшемуся в Бледную Моль, пытаться удержать в своих потных от несмываемого страха ручонках столько ниточек чужих судеб? Это же не только тяжело, но и смертельно опасно.

Вот взять, например, вампиров - сосут чужую кровь, а через ту кровь - капли яда чужой души глотают. А по-другому никак - кровь такое свойство имеет, шлаки эмоциональные впитывать. И поэтому всю свою долгую жизнь маются, бедолаги, от эмпатического похмелья чужими эмоциями, страданиями. Но вампирам деваться некуда, их организм так устроен - в наказание за тёмные делишки их пра-пра-пра-пра... Тьфу! Замучаешься перечислять в каком поколении. Короче, за своего Первого потомки расхлёбывают.

Так вот и поколению, вскормленному Примусовой идеологией тоже предстоит крови хлебнуть. И хлебать им, бедным, не перехлебать. И детям их ещё расхлёбывать то, что этот человечек натворить успел… Грустно Козлу стало.

Этому-то зачем клеймо вечного проклятья понадобилось? Ну и шёл бы в ярмарочные кукловоды - ему бы вполне хватило для подкормки своего эго. Вертел бы как хотел из-под ширмы парой кукол. И люди, глядя на его кукловодчество смеялись бы, а не плакали.

В какой-то момент Козёл даже пожалел Примуса - не ведает, что творит, в какую страшную Бездну голову пытается засунуть. А жалко стало, когда Козёл умозрительно линию судьбы Примусовой назад отмотал в детство и увидел со своей биографией сходство. У Примуса тоже должны были быть два старших брата. Один в младенчестве умер, да и второй долго не зажился...

2. В конце концов, Примусу надоело кидаться через забор дурнопахнущими угрозами в Козла, абсолютно никак не реагирующего на его слова. Он злобно топнул ногой и удалился - под грозный рык своих тапочек.

Козёл долго бесцельно бродил по территории своей тюрьмы "Козлиный рай", пытаясь погасить накопившийся нервный возбуд: сшибал рогами кадушки с пальмами, отфутболил с кормовой поляны несколько крупных кочанов капусты и ещё каких-то ананасов... Пока не догадался остудить голову под струёй Золотой Жабы.

Ночью, когда Козёл маялся бессоницей под фальшивыми потолочными звёздами, с ним опять заговорила бабушка Изергиль:

- Лобовой атакой на Примуса ты только лоб себе расшибёшь и ухудшишь свои боевые позиции.

Меняй тактику... Бледную Моль в честном бою не своюешь.

И Козёл почувствовал, как ласковые руки бабушка Изергиль аккуратно натянули ему на морду боевую личину тактического смирения.

И только после этого Козёл уснул.

Практически мгновенно.

СОРОКОВАЯ НОЧЬ 3. Скверное настроение доедало циррозную печёнку старшему оперуполномоченному по служебно-розыскным мероприятиям майору полиции Почкину с утра - после того, как он побывал на оперативном совещании у начальника райотдела. Думал, что всё будет как обычно: сдача раздача закрытых и свежевозбуждённых уголовных дел, разбор полётов - кто сколько в клювике за неделю налетал, показательная дисциплинарная дрючка нерадивых... И прочая говорильня, известная заранее вдоль и поперёк...

Капитан Почкин, сонный после последнего воскресного романа Динь-Донцевой "Смерть свиньи в золотых апельсинах", явившись в понедельник с утра пораньше на оперативку, привычно приготовился додремать в углу с деловитым видом.

Подобных совещаний за долгин годы службы он пересидел неисчислимое множество...

Но вместо знакомой словоблудной рутины начальство в широком наетом лице полковника Жмургалифе Нургалиевича Мухаммбетфурагиев озвучило секретный циркуляр с Самого Верху, Почкин удивлённо проснулся. У них там, на Самом Верху Кремлёвскую крышу посдувало? Весеннее обострение?

Родной Почкинской лавочке ООО "Одинцовский РайОтдел полиции" приказано спешно бросить все текущие дела и мероприятия, а взамен - бросить все силы на розыск... кошака по кличке Дорофей... Особые приметы: кастрат, национальность - невская маскарадная...

С-Высока-Спущенный бред пух и разрастался с каждой следующей фразой секретного циркуляра:

...Каждому сотруднику полиции выделить по пакетику суперэлитного кошачьего корма "Жрите Кэт" - для приманивания сбежавшего кошака.

Грубые силовые методы для поимки сбежавшего кошака не применять.

- Ни в коем случае! За проявление неуважения к господину Дорофею - два месяца командировки на горнолыжные курорты Ичхерии.

Полковник Жмургалифе Мухаммбетфурагиев именно так кошака и назвал- господин Дорофей! Да ещё и благоговейным шёпотом, закатив глаза в потолок.

- Кошак... Тьфу... Господин Дорофей подался в бега не один. Есть мнение... - Жмургалифе Нургалиевич опять почтительно закатил глаза в потолок, -...что его спровоцировал встать на лыжи...

козёл. Клички нет. Просто Козёл-с-Большой Буквы...

...Население опрашивать очень осторожно.

Если произойдёт утечка информации - кто хозяева беглецов - оппозиционно настроенные элементы из народа могут отреагировать экстремистски. Грубо говоря, эти антиподы, по которым АнтиНародный Фронт плачет, могут содрать с господина Дорофея и Козла-с-Большой-Буквы шкуры живьём... Или даже повесить.

- Хотя... - Жмургалифе Нургалиевич на секунду замялся... - Питомец за хозяина отвечать не должен - ни по юридическому праву, ни по пацанским поняткам....

На вопрос обалдевшего личного состава, присутствовавшего на оперативке, полковник Мухаммбетфурагиев ответил... молча. Он кивнул своему первому заму - Жмурниязу Осланбековичу.

Тот приложил палец к губам, закрыл изнутри дверь в кабинет шефа на второй замок и раздал присутствующим запечатанные конверты. Но сначала начальники подразделений РайОтдела подписали коллективный приказ о неразглашении Государственной Тайны. После этого конверты были вскрыты, извлечённые пояснительные записки прочитаны и сожжены.

"От этого инфант-дурачка даже кошак кастрированный сбежал..." - осторожно подумал Почкин, ознакомившись в числе прочих присутствующих с ГосТайной.

Покончив с доведением до сведения сотрудников секретного циркуляра полковник Жмургалифе Нургалиевич Мухаммбетфурагиев важно надул щёки и грозно заорал с нарочито нелёгким татарским акцентом, пальцанув перстом указующим в сторону выхода из кабинета:

- Всем вся панятна, да? Куды джопа высиживаем? Работаль побежаль дружна! - И, моментально войдя в чиновничий раж, даже захлопал в пухлые волосатые ладошки вслед торопливо покидающим кабинет полусогнутым полицейским спинам. - Халле... коп! Коп-коп-коп!!!

3. Сердце Козла отчаянно стучало спятившим дятлом - его только что чуть не замели серые человеки, обложив со всех сторон. Серых было много, целая стая. Все похожи как две капли болотной жижи - одинаковой окраской униформы и ауры безнаказанности. Спасибо Дорофею. Славный оказался котик! И смышлённый... Он сейчас уводил от Козла погоню, прыгая по деревьям, заборам, фонарным столбам и крышам головокружительными акробатическими трюками. Не соврал Дорофей, когда хвастался, что он - как и какой-то суперкот Борис - рождён для паркура, о чем сам только недавно узнал благодаря настенному ящику с говорящими картинками.

Молодец котяра! И побег организовал, и тайный вход в Некрополитен показал. Но заходить далеко в подземный лаз Дорофей отказался категорически, заявив, что там дальше в тоннелях водятся такие бомжи, тараканы и крысы - любого кота сожрут, мяукнуть не успеешь.

Глава 08. ТРОИЦА ДУБЛЬ: БОДУН 1.

Перманентно пьянствующий Дубль, естественно, никак не мог узнать об убийстве Примусом шаманши Изергиль, но последствия её смерти всё же почуял - на собственной шкуре. Его стал посещать Бодун.

Первый приход Бодуна напугал Дубля. Пуля альфа-самцовского снайпера не только вынесла мозг старухи Изергиль, но и отрикошетила ментальным эхом в черепную коробку Дубля, пробив скорлупу магической защиты, установленную шаманшей вокруг его ауры - для первичной социальной адаптации Дубля в народных массах. Хорошо, рядом был Хутин-Пуй, человек бывалый и знающий не понаслышке о симптомах и последствиях абстинентного синдрома.

- Всё когда-нибудь случается впервые. А ты как хотел, мил человек? Столько коньяку в себя месяцами вливать... Как только здоровья хватило?

Другой бы уже давно под кроватью от чертей прятался или по потолку бегал, белочку ловил бы.

- У меня что, мигрень? - слабо простонал Дубль.

Хутин-Пуй сочувственно вздохнул и ответил цитатой из классического анекдота:

- Да нет, не мигрень... Ты же не поэт и не кисельная барышня. Это у тебя просто жбан с похмелья трещит. Обычное дело при явлении Бодуна. Прогноз на ближайшие часы неутешителен, жди серии тошнотиков. Может, пока не поздно, в лавку сбегать за пузырём?

Дубль замотал головой, позеленел лицом, зажал рот ладонью и стремительно выбежал в туалет.

Хутин-Пую оставалось только продолжать сочувственно вздыхать - дело знакомое.

- Плохо мне. Очень плохо... - жаловался Дубль в перерывах между ритуалами коленопреклонения перед фаянсовым Белым Другом и изрыганием жертвоприношенческих даров измученного желудка богу сантехников и алкоголиков Ихтиандру. - Пробовал я уже опохмелиться, ещё утром, когда в твою лёжку полз...

Не помогло, в глотку не лезет, сразу же назад просится.

- А чем закусывал?

- Какое закусывал! -Дубля передёрнуло от маккушки до пят. - Запивать пытался... Колой. А она, провокаторша блевотная, тут же носом фонтанирует! Знаешь, как противно?

- А то! - Хутин-Пуя тоже передёрнуло от макушки до пят. - Моего персонального стажа на ниве алкоголизма в прошлой жизни на семерых пьяниц натикало! Если организм уже совсем отказывается принимать лекарство, то ни пивом, ни огурцом, и уж тем более, не шипучими биорастворителями типа всяких там дрипси-кол...

Сахарным песком надо водку заедать, столовая ложка на глоток. Тогда точно назад не выскочит.

На измученном лице Дубля отразилось сомнение в результативности такого странного рецепта опохмелки. Но Хутин-Пуй уже убежал на кухню - ему вспомнилось, что где-то там давно скучала по розливу початая бутылка "Бес-по Путинки", которую Дубль, подсевший на конину, не особо жаловал... Нашёлся и сахар-песок для экстрим-закусывания.

Рецепт Хутин-Пуя оказался действенным.

Влитая в мученика алкологики водка назад не попросилась... Через несколько минут Дублю полегчало. Физиострадания отползли на задний план похмельных рецедивов завтрашнего дня, заблестели глазки мутным азартом продолжения банкета, реанимировалась личная инициатива и руки шаловливо потянулись налить по второй... Язык, распухший от блевотных потуг и обезвоживания, радостно замолотил похмельную чушь народного фольклора, бдительно дремавшего в генах Дубля до настоящего момента.

- Ну ты Спаситель! Фу, хорошо пошла... Но обещала вернуться... Чему сидим? Кому ждём?

Безобразия нарушаем? Давай дружок, на посошок...

Наливай, а то уйду... Между первой и второй промежуток небольшой... После первой не закусываем... И вообще, больше не пьём, а всю оставшуюся жизнь только опохмеляемся...

Хутин-Пуй закрепление результата повторным накатом одобрил... Но вот третий раунд инициативы алкогольного возрождения Дубля уже не поддержал. Строгим зомби-голосом КышПеровского скомандовал:

- Всем СПАТЬ!

2. Из своего первого в автономной жизни запоя Дубль выходил трое суток. Спал по два-три часа. Проснувшись, жалобно требовал водки из мерной мензурки. И снова засыпал на пару часов, чтобы проснувшись потребовать очередную дозу лекарства. Утром третьего дня попросил что-нибудь пожрать, после чего водку уже не клянчил, а обильно отпивался чаем и отлёживавался, горестно вздыхая и вонюче потея сивушными маслами.

- Стадия раскаяния... - скупо прокомментировал эту фазу похмелья бывалый Хутин-Пуй.

Вечером третьего дня Дубль пополз в душ, после которого посвежевший, но мрачный долго сидел за столом, боясь поднять глаза на Хутин-Пуя.

Корил себя и зарекался:

- Во дурак! Пора завязывать... Что бы я ещё хоть раз, да попробовал эту гадость...

- Зарекался поросёнок мордой в лужу не ложиться...- скептически прокомментировал эту фазу выхода из похмелья бывалый Хутин-Пуй.

3.

А на девятый день смерти шаманши Изергиль Дубль снова запил - обманывая себя и объясняя Хутин-Пую, что душа потребовала залить печаль неведомую. Интуитивно.

- Тебя бы прокапать под системой, кровь почистить... Это тебе знак Свыше, братец алкоголик.

Смотри, допьёшься до зелёных чертей. Жди белочку в гости...

Довещать свои мрачные пророчества Хутин Пуй не успел. В этот же миг что-то железисто грохнуло. Долбануло акустическим ударом так, что уши заложило.

Дубль осторожно, с опаской открыл заднюю дверь экстремального отхода.

В полутьме коридора эвакуационного туннеля его поджидало (как и было предсказано Дублю только что Хутин-Пуем) в тающем вихре зелёных искр нечто волосато-косматое, вонючее, рогатое, парнокопытное, с янтарно-горящим взором яростно округлённых глаз.

- Во чёрт! Уже, значит, допился… Ни хрена себе, белочка! - ошарашено прошептал перепуганный до изумления Дубль.

КОЗЁЛ: ЗНАМЕНИЕ 1.

После встречи с писцом Изергиль Алитет вернулся в свою ярангу, изолировал жилище ментальным сигналом "убедительнейшая просьба не беспокоить" и надолго впал в медитативное состояние поиска ответов. Тундра в округе, подавив адреналиновое кипение весенней гиперактивности, почтительно притихла:

...Стада оленей обегали стойбище шамана обходными маршрутами...

...Полярные совы пролетали мимо только бреющим полётом...

...Мыши, куропатки и лемминги прекратили возню в подножных зарослях ягеля и старались громко не топать...

...Даже грозная Мать-Моржиха побережья дала команду своим моржам, а так же сивучам, секачам и прочим альфа-тюленям быть поосторожнее с любовными шлягерами - орать только выстуженным за зиму шёпотом...

Вход в ярангу хранили, сурово хмуря мохнатые лбы, молчаливые лайки.

Предсказательную сущность хитросплетений своего пророческого сна Алитет распутал довольно быстро - после того как сообразил, что "я", бродившее в тёмных коридорах общаги, это образ не его эго... Ну конечно же! Пегая борода, мозоли копыта, рога... Козёл! Хошиминчик Изергиль!

Понимание этого ключевого момента выворачивало наизнанку смысл пророческого сна.

Более того, Алитету стало ясно, почему он не смог сразу правильно раскодировать предсказание, заключённое в вещем сне - ему приснился не сон, а сразу ДВА сна, событийно слипшихся в один!

Вторая половина сна - с плясками мертвецов на столе содержала пророчество о скорой смерти шаманши Изергиль. А вот долгий процесс пивного брожения по тёмным коридорам оказался отдельным сном, сигнатуру которого шаманша искусно замаскировала под первую часть якобы общего сна.

Этот сон был её личной просьбой о помощи. Приход чужого писца Алитету подтверждал эту догадку.

Алитет, естественно, после заглядывания в омут гнилого нутра Примуса, был в курсе событий и о прошлогодней операции по выемке Дубля, и о противостоянии Изергиль намерениям Примуса отобрать у шаманши Козла... О том, что Примус плетёт агентурную сеть в загробном мире мертвецов, Алитет тоже знал - поэтому Изергиль и была вынуждена шифровать своё послание, приклеившись к вещему сну, опережавшему скорбные события. Изергиль боялась перехвата своей посмертной просьбы жмур-агентурой Примуса. И своего личного писца с извещением о собственной смерти она к Алитету послала.

Единственная несостыковка: Козёл и поход за пивом? Какие параллели, аллюзии, метафоры? Кто то судьбоносный для всего этого бредового потока реальности с похмелья умирает? Пока не понятно...

Остальное всё укладывалось в стройную версию трактовки пророчества:

...Плящущая на столе с объедками зловещая парочка мертвецов, растративших свои жизни на маскировку отбелкой своих тёмных сущностей - это двуличный Примус, злорадствующий по поводу изничтожения Изергиль...

...Запрыгнувшая на стол к мертвецам Изергиль - её близкая смерть...

...Несбывшееся во сне противоестественное желание Алитета залезть на тот же стол и присоединиться к мертвецам - знак скорого прихода писца, но не своего...

...

Значит, посмертное завещание Изергиль, оглашенное её писцом, звучало так: Алитету необходимо каким-то непонятным образом дистанционно и срочно указать неизвестно где шлявшемуся сейчас Козлу на неизвестно какой выход из неизвестно какого тёмного лабиринта выход в Неведомо Куда... Да уж... Изя, как всегда, жжёт, даже с Того Света.

Сотворить такое Алитету было не под силу.

Сознание Алитета плавало в дыму хитросплетений из пассажей аксиом "Причинной механики" Николая Козырева и логических структур Фрэнка Винсента Заппы.

Между причиной и следствием обязательно есть промежуток времени и интервал пространства, отличный от нуля. Для подачи событийного сигнала нужен любой биологический объект - чем элементарнее, тем меньше мыслительных помех на линии связи.

После сорокадневного катарсиса его, буквально в последний момент, озарило, кого нужно попросить и как попросить.

И его просьба была услышана Кем Надо.

2.

Аспидно-белёсая, размером с лапоть Ильи Муромца, мокрица Онисцыдия Гаргантюаз бездумно дремала в ожидании прихода ночи, когда над ней погаснет электрическая лампочка и можно будет безопасно выползти из-под укрытия на поиски пищи. Во сне она ощущала себя могучим архидревним трилобитом. И ощущала не под воздействием глюков, неминуемых после поедания стремительно мутировавшей в недрах Некрополитена настенной плесени, а по праву рождения. В её теле текла голубая кровь. Рода мокрица была знатного - из домена ядерного царства Эукариотов.

У Онисцыдии была ещё одна причина постоянно видеть себя во сне могучим альфа-эросом Мезозойской эры. Несколько половых сезонов тому назад она была самцом, но во время спаривания его угораздило заразиться от своей партнёрши женской яйцеклеткой. Так мокрушник, переболев сменой пола, стал мокрицей. Личная половая драма вылилась в неприязнь к мужскому полу на всю оставшуюся жизнь. Поэтому Онисцыдия в своей новой сущности избегала случек с самцами мокрушниками. Она отказалась от актов совокупления, активно пользуясь своим феминистическим правом на партогенез.

Но вот изгнать из своих эротических сновидений утерянную мужскую сущность Онисцыдия так и не смогла.

Из сна её вытащил Зов. Нет, Онисцыдия не услышала Голос Свыше - на это у неё не хватило бы ни мозгов, ни необходимых органов чувств, ни даже элементарных инстинктов. Мокрица просто была тихо-мирно перепрограммирована во сне новым предназначением и разбужена для исполнения своего нового намерения.

Благоухая от страха аммиачными парами медленно просыпающаяся Онисцыдия выползла на свет, протиснувшись в скол между чугунной крышкой люка и бетонным кольцом, на внутренней стенке которого она жила. Жёлтый свет замызганной лампочки её нервировал до непроизвольного мочеиспускания. Мочилась Онисцыдия паром - аммиачным, сквозь поры панцирных пластин. Других путей вывода мочи из организма у неё не было.

По пути к конечной цели своих неосознанных намерений мокрице попалась лужа затхлой железнодорожной воды, накапавшей с протекающего потолка. До воспевания ржавой тухлятины Онисцыдия, конечно же, не доросла - не Господь БГ, без гребня панцирного уродилась, заурядной мокрицей в потёмках всю жизнь прожила... Но напилась вдоволь, позабыв на время, что "здесь слишком светло". Долго и жадно пила, погрузив зад в лужу и засасывая воду в анус крайними конечностями-уроподами, полыми словно поливочный шланг.

Наконец угроза обезвоживания миновала.

Онисцыдия поползла дальше свежеепотея мочёй от включившегося вновь механизма страха единственно эффективного инструмента выживания мокриц. И не только.

В конце долгого пути мокрица упёрлась в древнюю железную дверь, густо окрашенную синей масляной краской, ставшей со временем благодатной почвой для пиршества колонии плесени.

Мокрица выгнулась дугой и поползла по вертикали. Программа предназначения переключила Онисцыдию на следующий уровень телодвижений, в алгоритм последовательно-асинхронной перекоммутации Рото-Жопия. Двигаясь по вертикальной поверхности двери замысловатыми кривыми траекториями, Онисцыдия попеременно переключалась из режима "жор" в режимы "испражнение" и "физиопауза". Гигантская мокрица то выгрызала рыжую плесень на определённых участках своего пути, оголяя колонию до уровня недосожранной грибком синей окраски, то выдавливала из себя белёсую фекальную слизь, то просто переползала из одной координаты пространства в другую. В результате бурно физиологической деятельности мокрицы Онисцыдии, через некоторое время на двери начало проявляться нечто графически осмысленное и даже весьма патриотичное - в стиле Триколор: белёсое сизое-рыжее.

3.

Вонючий, перепачкавшийся в нечистотах Козёл давно уже потерялся в подземных коридорах Некрополитена. Причём, потерялся не только в пространстве, но и во времени.

Подземные обитатели Некрополитена жили своей призрачной тайной жизнью, мало сочетающейся с классическими канонами биологии и социологии - потому, что так жить нельзя, невозможно. Но они жили: плодились и размножались, мутировали и деградировали, дрались и спаривались, нападали и прятались, жрали друг друга и заражали уродливыми мутациями... В этой клоаке хитросплетений заброшенных и функционирующих туннелей, коммуникационных каналов, взбесившейся техники, потоков нечистот, токсичных отходов, рукотворных ловушек и природных аномалий возникали самые немыслимые формы симбиоза:

...Проспиртованное, но ходячее тело бомжа в последней стадии деградации личности ухитрялось ещё долгие годы мирно сожительствовать с армией вшей и лишайными наростами, питавшимися коростой кожных болячек...

...Полысевшие и генетически разучившиеся летать голуби-мутанты спаривались с летучими мышами ради возможности питаться мышиным помётом...

...Призраки тайно разворованной книжными червями библиотеки Ивана Грозного, нашедшие последний приют в галюциногенах весёлой грибной семейки бледных поганок...

...Бесхребетные слизни, мнившие себя потомками медузы Горгоны, вступали в прямой пищевой контакт с коррозией металлоконструкций...

...Безбашенный бультерьеры, принятые в крысиные стаи на птичьих правах бойцового мяса в межвидовых локальных конфликтах...

Не дать поглотить себя животному страху Козлу помогала только вера в последние напутственные слова Бабушки Изергиль, сказанные ему в предутреннем быстром сне сорокового дня, за несколько часов перед побегом из ада "Козлиного Рая":

- Беги, Козлик, беги. И беги сегодня. Тебе поможет первый же встречный. И ничего не бойся, страшнее прошлой Зимы с тобой уже ничего не случится. Иди куда копыта несут, и придёшь куда надо. Алитет не подведёт, успеет найти возможность показать тебе точку выхода. Я его интеллекту и интуиции доверяла всегда. В недрах Некрополитена я тебе не помощница. Мне же в моей нынешней сущности туда суваться нельзя, аура этого скорбного места для меня слишком губительна. И пары твоих вздохов там не продержусь, растерзают на глюкончики... А ты встретишь там того, кого знаешь слишком хорошо, кому ты можешь доверять так же, как мне, кто единственный может гарантированно защитить тебя от козней Примуса. Должен встретить! Обязательно должен... Мне лично должен - за то первое рыночное яблоко. Прости, что говорю загадками, словно базарная цыганка... Правила вероятностного моделирования неизбежности того требуют, иначе событийность растечётся по другим руслам и может не срастись. Удачи тебе, мой Козлик...

И Козёл сразу же проснулся - чтобы крепко накрепко запомнить бабушкины слова. Проснулся со вкусом того первого яблока на губах и кипением адреналина в крови.

Первым встречным оказался государственный кот Дорофей, ошивавшийся на скотном дворе Примуса ради удовольствия подразнить лишний раз спесивого верблюжонка Плевако и неуловимо-подлую змею Падву. Их вольеры соседствовали на скотном дворе с "Козлиным Раем". Одряхлевшую политсуку Кони, истерзанную родами и пиаристической роздачей щенков Примусом, Дорофей не дразнил - жалел старушку.

Сам Дорофей жил и харчился где-то за Примусовым забором. Но заборы и решётки котам не помеха. Дорофей частенько забегал в "Козлиный Рай" - у кота и козла оказалось много общего в тонких сферах видения магической составляющей бытия, и они как-то сразу подружились.

В эту встречу Козёл поделился с Дорофеем намерениями побега. Дорофей показал Козлу тайный чёрный выход из "Козлиного Рая" гастарбайтеры при строительстве нахалтурили, а зажравшиеся Примусовы церберы службы охраны животных от побега на волю эту бишкекскую халяву проморгали. Ох, несладко им теперь, после исчезновения подотчетного козла придётся...

4.

Загнанный тараканами экс-мэра Лужайкина до полного изнеможения Козёл тяжело, с хрипом дышал. Стоптанные копыта гудели, рога поникли, спутавшаяся борода тряслась, козья морда выражала крайнюю стадию уныния.

"Вот так ни за понюшку кочерыжки и пропаду в говённых недрах ихней цивилизации... И куда мне теперь?" И тут, на последней волне бессильного отчаяния Козёл увидел свет в конце бокового туннеля.

Козёл впечатался - аж искры из глаз брызнули! - рогами в центр ненавистного лика Примуса, раздавив в хрустящее-сопливую лепёшку мокрицу-портретистку Онисцыдию Гаргантюаз, так и не успевшую довыжрать в надверной плесени последний штрих линии кривой ухмылки.

5.

Через несколько повторных ударов козлиной головой дверь со спасительным скрежетом отворилась изнутри. Первым наружу выплеснулся испуганно-ошарашенный шепот:

- Во чёрт! Уже, значит, допился… Ни хрена себе, белочка!

По ту сторону порога стояли двое, опасливо выглядывая из-за швеллерного косяка.

Козёл застонал и теряя последние капли самоконтроля чуть было не ляпнул по-человечьи:

- Пи-и-ить...

Но вовремя сдержался. Допугивать до парного обморока и так уже изрядно перепуганых человеков не стоило. Дубля, вытащенного им из глубин гнилого нутра Примуса по просьбе бабушки Изергиль, он узнал сразу.

ХУТИН-ПУЙ: ГРЕХОПАДЕНИЕ 1.

Несмотря на всю неожиданность чудесного явления Козла (воистину, словно гром среди ясного неба) Дубль тоже сразу признал своего спасителя Козла, но сразу целовать его в козлиную морду не стал - хотя возник такой душевный порыв. Уж больно Козёл был после своих странствий грязен.

Поэтому Дубль спешно повёл Козла в душевой бокс - смывать нечистоты Некрополитена. Жуткое похмелье как-то сразу уползло в никуда, отпугнутое насмерть радостью нежданной встречи.

Отмытый дочиста и вычесанный до шелковистости Козёл благоухал пеномоющими средствами личной гигиены и сиял умиротворением.

Сели ужинать - при свечах. Смирный и послушный после душевой помойки Козёл вежливо положил морду на стол и буквально пожирал любвеобильными глазами обоих. Он смиренно сидел у стола аккурат посредине между двумя Владимирами Владимировичами. Но загадывать на счастье Козлу, оказавшемуся между тёзками не только по имени, но и по отчеству, ничего не требовалось - сейчас он был и без того абсолютно счастлив. Над троицей витал порхатой бабочкой Зорькой добрый дух бабушки Изергиль.

История бомжизма Хутин-Пуя… Глава 09. СВЯТОСТЬ: БОЛЬШОЙ ПШИК САМОСТРЕЛ 1.

Следующим посетителем тестового прогона Соляриума стал Главнокомандующий АВНА Смердюков, более известный в народе как фельдмебель Табуреткин. Этому эрзац-солдафону Примус даже объяснять ничего не стал - просто приказал, вызвав к себе в бункер.

Выгнав №-Штейнов, Примус серьёзно задумался - кто должен стать следующей жертвой?

Было абсолютно очевидно, что на роль Жертвенного Козла никоим образом не годился ни первый встречный с улицы, ни безымянный обитатель помоек Бомжляндии или тюремный зэк... Иначе бы слов про подставу старухой не было бы произнесено вовсе. А жаль.

И тут нарисовался осёл Табуреткин позвонил пожаловаться.

- У меня опять проблема - десантники пообещали отловить и морду набить... А потом в фонтане утопить... - слезливо плакался по телефону министр Обороны Страны. - Солдафоны, они что, всегда такие? На прошлом параде я им по человечески: здравия желаю, товарищи солдаты и офицеры! Поздравляю вас с праздником победы! А они в ответ как гаркнут троекратное: дура-а-а-а-ак...

дура-а-а-а-ак... дура-а-а-а-ак... Да на всю площадь...

Хамы казарменные эти АВНА-бойцы! И, что мне теперь, на следующий парад не ходить?

Примус слушал стенания министра ликвидатора Обороны, закатив в потолок глаза - без комментариев. Когда этот бесплатный телефонный цирк надоел, перебил на полфразе:

- Ко мне! Незамедлительно!

Швырнув на аппарат трубку, вздохнул устало. Ну что ж, можно сказать, сам напросился...

Вчера генпрокурор Баклан залетал - с результатами проверок в ОборонСервисе:

- Квасильева при допросе показала на Смердюкова... Смердюков - на онано-господина Чурбакса... Чурбакс всю вину валит на своих инвест советников Джона и Дика, неожиданно оказавшихся внедрёнными агентами ЦРУ... Разоблачённые ГосДеповцы не только цинично раскрыли свой источник информации, но и, пользуясь случаем, прорекламировали последнюю модель гаджета, подаренного господину инфант-премьеру Мендельсону, Временно лишённый мобильного интернет-доступа Мендельсон испуганно кивает на... - тут Баклан замялся...

- Достаточно... - прервал Примус чуть не зарвавшегося Баклана - И так уже вполне очевидно, что никто ни в чём не виноват. Не ошибается только тот, кто ничего не делает...

Табуреткин уже практически выполнил свою задачу по развалу армии и обороноспособности страны. Его было абсолютно не жалко, до того был жалким человечишкой этот мелкий лавочник шваль, шелупонь, отработанный материал...

Встретил Примус Табуреткина по-военному, в мундире подполковника ГБ и в папахе Мономаха с рубиновой кокардой. Табуреткин явился потным, перепуганным, нелепо дрыгая ногой, путаясь в женской юбке, предательски зацепившейся фельдмебелю за модельный сапожок, и попытался отдать по-военному честь... Но совершенно забыл, где эта самая офицерская честь должна у военного находиться... Растерялся, задёргался... Окончательно запутавшись, это позорище путиноидов выдохнуло:

- Разрешите донести? Я это... тута.

Примус брезгливо глянул на кальсонные подвязки, торчащие над поясом впопыхах натянутых лампасных штанов и поморщился. От Табуреткина с утра разило дамскими духами и кабаньим потом. И за что таких бабы любят?

На долгие объяснения Примус даже не соизволил тратить своё драгоценное время. Просто рявкнув командным голосом:

- Для прохождения санкт-технических процедур, нужных родной Отчизне... К месту прохождения воинской повинности... В бункер горы Синюха... Спецбортом номер ХЗ... Через левое плечо... Кругом арш!

2.

Офицерское собрание Генерального Штаба Армии гудело. Происходило нечто неописуемо невероятное.

Контингент собрания был серьёзным солидные генеральские животы и ряхи, четырёхрядные лампасы шириной в ладонь, кокарды в половину лба. В зале стоял неутихающий перезвон бесчисленных регалий и одышечное сопение.

На трибуне - министр обороны Смердюков, красномордый от свежего загара под лампадой Соляриума.

- Господа офицеры. Каюсь, грешен. Я как Леви Матфей, сначала собирал налоги. Потом мне велели... и я как всё тот же Леви Матфей бросил деньги на кого попало, можно сказать, в дорожную пыль... и пошёл, куда послали... А послали меня армию деструктурировать - у них это так называется… Я им говорил, я умолял: я сапоги терпеть не могу, у меня от них мозоли кровавые... у меня чин - никакой, я военных академий не кончал, да меня бы и не взяли - у меня врождённое ночное недержание... И образование сугубо штатское финансовая химия... А он мне - пасть порву...

моргалы выколю... надо, Толик, надо...

…Каюсь, грешен. Я к двум профессорам, написавшим учебник по налогообложению, когда-то генеральным соавтором приписался. И львиную долю гонорара получил. А потом в налоговую пробился. И Ходорка за решётку упёк - за схемы проводок бухучёта, описанные в том учебнике.

Издал новый указ по налоговой отчётности, те проводки объявил запрещёнными... И посадил. А трубу его отобрал, и отдал заказчикам уголовного процесса.

…Каюсь, грешен. Потому как слаб оказался.

Женился супротив своей воли, на ихней дочке...

Иванчик, куратор мой тайный сосватал… ну, который… вы знаете… - Смердюков испуганно втянул голову и скосил глаза в потолок, но всё же нашёл в себе силы прошептать партийную кличку свата. - Тот самый… Борман Золотая Ручка114... А я упирался... Только её фамилию вспомню… Даже сидящим в глубине зала было видно как Смердюкова передёрнуло. Система защиты государственных интересов сработала моментально, на автоматике заПи-Пи-Пи-кав часть фамилии из тайного Списка Членов Семьи, просочившейся в микрофон.

-...Пох***ебенникова… Ещё до свадьбы, как услышу эту фамилию, так уже мутит. А они мне опять -надо, Толик, надо… Пасть порвём, моргалы выколем… Так и женили... И понесло меня, окаянного по кривой дорожке в Верх, всё выше и выше… и выше… А мне оно надо?

Смердюков горестно вздохнул и продолжил:

- И понеслось после женитьбы: от своего имени подай то… развали это… отбери у тех… подпишись здесь...

...Попросили ликвидатором нашей доблестной армии побыть - сделал, как попросили.

И подчистил за собой всё - архивы арсенальные уничтожил... Высшие военные училища потребовали позакрывать, чтобы офицеров больше не плодить позакрывал к чёртовой матери. А что, сержант крейсером командовать не сможет? Меня так ещё в институте учили - про кухарку и управление государством...

...Попросили отсутствием госзаказов оборонку уморить - уморил... Зато заказ на новую форму Иудашкину подкинул. Ну дороговато за кальсоны взял, ну жмёт немного там, немного здесь... Зато стильно, талию на солдатской каше наетой подчёркивает, не каждая модница такое себе позволить может, в чём солдаты на плацу щеголяют...

Говорил министр Обороны ещё долго, много, но очень сумбурно, постоянно путаясь в перечислении фактов содеянного им на ответственном посту. Речь Смердюкова незаметно для кающегося грешника плавно начала трансформироваться из скандального покаяния в оправдание себя любимого. В зале заскучали, начали позёвывать, перешёптыватся и нетерпеливо ёрзать когда антракт объявят? По рядам пополз слух - в буфет пиво свежайшее завезли.

...Всю верхушку главнокомандующих заменил - на вас, господа рекомендованные мне с Верху генералы... И что, вам плохо в своих кабинетах спится-жрётся? На полигоны выезжать, жопы в палатках морозить не надо, вонь пороховую нюхать не надо, джипами служебными обеспечены, что такое казарма и подъем в шесть утра не ведаете... Гляжу я на ваши животики и сердце радуется... А на меня ругаетесь - мол, зачем бабу замминистром себе взял... А я тоже, между прочим, человек, другим секретутку можно, а мне нельзя?

Настоящему мужчине без Веры никак. Так чем моя Верка хуже других?

...И десантники грозятся морду набить... А я их трогал? Ну, купаются пьяненькие в своих фонтанах, я ж разве против? Насчёт запрета этого дела распоряжения пока не было - на Верху считают, что затраты излишни, эти черти крылатые своими силами сопьются...

И добавил совсем уж жалобно, окончательно смазав всё впечатление от покаянной исповеди:

- Но я хороший… аж два раза в жизни был. Я солдатикам подъём на час позже выколотил… Фельдмебель звучно ударил себя в лоб.

Загудело.

- И пятидневку солдатикам выколотил… Смердюков опять ударил себя по лбу. И опять у него под лобной костью что-то загудело.

- Вот этим самым местом выколотил… потирая ушибленный лоб, продолжил исповедь Смердюков. - И танки надувные, и самолёты, и ракеты... Чего с железяками тяжеленными солдатикам на полигонах возится? Танки, они ведь грязи не боятся, когда соляра в бензобаках есть... А есои она вся налево сливается? Ну-ка потолкай...

Что ж я, не понимаю… я сам в пехоте два года отмаршировал. И курсы, якобы офицерские, на срочной окончил… Ну, это так в моей легенде обозвали школу прапоров, чтобы меня как бы законно министром Обороны посадить...

Жалостливость тона министра Обороны за всё время исповеди лишь раз сменилась законной гордостью в голосе:

- Зато я за это время миллион солдатских тумбочек в казармах поменял, все кровати, табуретки... И цену закупочную накрутил такую...

Хрен, кто из вас на ваших пушках-хлопушках и прочих крейсерах-шмейсерах такую маржу поднимет. Вот в этом я хорошо разбираюсь, торговаться люблю и умею...

3.

Но финальная сцена публичного покаяния фельдмебеля Табуреткина Офицерскому Собранию превзошла все мыслимые и немыслимые ожидания.

- Так что грешен. Бесповоротно и необратимо... Каюсь! (БУМ!) Каюсь! (БУУМ!) Каюсь! (БУУУМ!)… Смердюков, видимо, собирался упасть на колени для отбития покаянных поклонов, но забыл, что он стоит за кафедрой трибуны. И трижды приложился лбом к доске трибунала, опрокинув графин с минералкой "Святая Вода"115 и безнадёжно испортив микрофоны.

Закончив столь странным образом покаянную речь, фельдмебель Табуреткин с жалким криком "А я, господа офицеры, всё-таки честь имею!" неожиданно выхватил табельный пистолет Сердюкова и застрелился.

Но неудачно. И так - трижды.

Сначала произошла осечка. Патроны совсем разучилась оборонка делать. Как впоследствии установила криминалистическая экспертиза: порох в гильзе оказался из левых импортных поставок, отсыревший товар поставщики подсунули, да ещё и с недосыпом серы.

Серый от страха Смердюков слёзно выматерился и нажал на курок вторично. Гремучая ртуть капсюля патрона после повторного удара бойка наконец-то соизволила воспламениться. В запрессованной гильзе что-то пшикнуло и выдавило свинчушку-пулю на волю.

Но и повторная попытка была обречена на конфуз. Смердюков ухитрился промазать себе в висок - с девятимиллиметрового расстояния. После первой неудачной попытки у него слишком сильно затряслись руки, пистолет вилял в руке как чиновник в премьерском предбаннике. Пуля-дура гуманно скользнула по черепу вдоль виска, содрав лоскут кожи, и ушла в потолок.

После первой неудачной попытки кто-то из свидетелей позорного самострела нервно охнул, кто то от волнения закурил... Но пистолет у горе суицидника отобрать желающих не нашлось. После второго захода в зале Офицерское собрания установилась гробовая тишина. Все молча, но уже с любопытством наблюдали....

Окровавленный Смердюков с недоумением щёлкал пустым пистолетом: то заглядывая в дымящуюся дырочку ствола, то приставляя пистолет к виску, то засовывая его себе в рот... После двух только что перенесённых стрессов он пребывал в шоковом состоянии, близком к полному ступору.

Фельдмебель забыл, что накануне, порешив застрелиться, он попросил денщика зарядить ему пистолет одним патроном, справедливо рассудив, что больше после выстрела в упор ему и не понадобиться. Заряжать пистолет самостоятельно фельдмебель так до сих пор и не научился - не фельдмебельское это дело, пусть денщики руки в оружейном масле пачкают, на то они и холопы...

Пистолет так и не выстрелил. Смердюков разрыдался в голос, у него началась истерика.

Кто-то сердобольно протянул окровавленному фельдмебелю личное табельное оружие - пистолет, заряженный полной обоймой.

Фельдмебель шмыгнул носом, с благодарностью кивнул генералу-доброхоту, решительно приставил дуло к виску и нажал на курок...

И опять конфуз - на этот раз саморазоблачённый министр Обороны забыл снять чужое оружие с предохранителя.

Табуреткин матерно хрюкнул, отшвырнул пистолет и ушёл домой, обиженно хлопнув дверью на прощание.

ЛАФЕТ-ШОУ 1.

И всё-таки Смердюков умер - для карьеры и политики. Хоронили политический труп Министра Обороны шумно и весело. Везли как положено - на лафете, через центр 100лицы, перекрыв на полдня движение. Но почётный караул - ряженые. Военные отказались участвовать в последнем для фельдмебеля Табуреткина фарсе. Им позора последнего юбилейного Парада Победы хватило.

Из свидетелей, присутствовавших при покаянной речи бывшего министра Обороны, закончившейся позорным самострелом, везти к доктору Кащеенко на лоботомию не пришлось никого. Генералам Верховного Штаба АВНА было что терять в случае утечки скандальной информации. Поэтому - Примус был абсолютно уверен - молчать они будут как зачехлённые гаубицы.

Но на всякий случай каждому из генералов дали ещё по медальке "За заслуги в мирное время" за хранение Государственной Тайны. А кому-то, согласно табеля о чине, даже и ордена.

2.

Надрывались мегафоны, неся в народ последнее напутственное слово Примуса покойному:

- Граждане, разойдитесь, не толпитесь...

Посадок не будет... Не ждите, сейчас на дворе не тридцать седьмой год! А тем, кто проявит недовольство достижениями нашей демократии лично прикажу генпрокурору Баклану впаять по "двушечке".

На артиллерийском лафете была смонтирована бескрайных размеров кровать, способная выдержать энергию любовных утех любого хряка. Пьяный и борзый до хрюкоты Смердюков в будуарном маскхалате с масскирующими любую импотенцию пятнами коньячных цветов... В дальнем углу кровати, где-то в районе фельдмебельских пяток, простоволосая от горя Квасильева беспробудно квасила не вылезая из под одеяла постельного ареста... Прочие любовницы-сослуживицы из женского батальона министерства обороны собственноручно варили поминальную кутью в полевой кухне, следовавшей за лафетом, и в воздух лифчики кидали...

Демонстрируя верность безвременно усопшему рвали в клочья парадные ночнушки, волосы и юридические документы, финансово компрометирующие Табуреткина... Самая юная интеллектуальная девственница из штабного эскорт борделя "ОборонСервис" - читала истерично навзрыд стихи:

Асимметрия с нами случилась Асимметрия в дом наш явилась Ты кусаешь меня безумно Сердце каменное неразумно Разожми свою челюсть клыкастую Безоружная я, безопасная.


Буду я покорно, услужливо Твоё сердце из камня выуживать...

...Ты стоишь на пьедестале Громко музыка играет Всё в тебе огнём горит И о чём-то говорит!

...Ты за что меня пнул, Пусть слегка, сапогом...

Толпа плакала, надрывая животики.

Некоторые же, наоборот, завистливо вздыхали:

"Чтоб мы так жили, как этот боров сдох".

Недопущенный Примусом до похорон Мендельсон ("Мал ещё такие страсти видеть, для психики неокрепшей вредно") тайно подглядывал за процессией сквозь бойницу Кремлёвского забора и слезливо шептал:

- Ахъ, какой был министр эффективный...

Большой-большой, больше самого Медведя... Даже меня как-то словесно отшлёпать не побоялся... А ошибки... Они бывают у каждого человека...

Табуреткин распахнул стёганый маскхалат и самодовольным тарзаном заколотил себя в жирные телеса, заревел дон-павианом, заглушая поэтессу:

- Я не я и жопа не моя! Я - свидетель! А что случилось? Ну что, съели меня, падлы? Падва, фас!

Адвокат Падва молодецки бежал впереди процессии, петляя юридическими вывертами. Он распугивал пытавшихся перебежать политическому трупу дорогу стервятников генерального прокурора Баклана и слишком ретивых байстрюков Следственного Комитета.

В конце карьерного пути покойного ждал Шойгу Силыч, спешно выдернутый Примусом по причине чрезвычайной ситуации из канализации Подмо$ковья на пост министра обороны.

- Пост сдан! - проревел Табуреткин, приложив руку к височной кости. - Да с потрохами!

Теперь преданная армия - мной - твоя! Со всеми её надувными танками, ракетами, раздутым бюджетом и дутым перевооружением. А какие девочки в штабе! Рекомендую вдуть моим дурочкам.

- Пост принят! - сурово и сдержанно отсалютовал в ответ Шойгу Силыч. - Клянусь и впредь раздухарять боевой дух в том же духе надувными десантно-штурмовыми храмами.

Грянул похоронный салют. Штабная поэтесса выпала с лафета в затяжной обморок. Все прочие участники лафет-шоу разбежались по своим рабочим кабинетам - продолжать укреплять рекламный Щит Родины.

Глава 10. СВЯТОСТЬ: ПЕРВЫЙ РЕЗУЛЬТАТ ПРИМУС: ПРИЗРАКИ ИМПОТЕНЦИИ 1.

Прав был в психушке Гундяй, озарённый прозекторским чутьём некроманта - Примус стал слаб. И слеп - ибо сам этого судьбоносного для себя факта, даже, скорее, диагноза, не заметил.

Уничтожив в себе Доминанту, Примус бесповоротно и окончательно лишился своей самой сильной сущности - волевой составляющей, стержня, генерирующего долгоиграющие персональной судьбой намерения, пусть даже чьи-то чужие и чуждые собственному "Я". Беспредельная Власть вообще делает любого человека неадекватным:

слепцом, неспособным реально оценивать реальный потенциал и этические границы собственного эго, глупцом и моральным скопцом.

Но последствия ликвидации Доминанты Примус уже стал замечать и сам. Но, опять же, в негативную силу своей усиливающейся слабости, списывал всё на внешние причины. Херовому танцору балета всегда яйца мешают, а херовому правителю - собственные свита и народ.

Козёл сбежал бесследно. Больная спина.

Жуки-короеды атаковали дачную резиденцию в НовоПогорелово. Пёсиков захлебнулся слюной, отбрехиваясь за отменённые мероприятия. Поползли слухи...

Фиаско в парных кувырканиях с депутаточкой-акробаточкой. В шестьдесят биолет на ботексе, куэнзимах, антиоксидантах, кровавом омолаживании, мультивитаминах и виагре долго не проскачешь - какя бы резвая, упругая и молодая не была бы кобылка... Сколь активно СМИшные пиаристы не величали альфа-самцом. К любому альфа-самцу в конце концов начинают являться ночные призраки импотенции, после визита которых даже самый натестероненный альфа-самец ощутит себя омега-пенсионером.

Ночные приходы призраков импотенции физиологической протоптали дорожку к изголовью Примуса другим, более страшным сущностям призракам политической немощи. Сиятельные образы Стояка Вертикали Власти, Главного Штурвала Страны и лидерского кредо "Рулю куда хочу и как хочу" стали мутировать в образы, куда более безобразные и пугающие - Бразды правления теперь всё чаще и чаще представлялись Примусу в виде уродливых незаживающих ран на теле страны, словно многострадальные просторы Родины необратимо избороздил до ужасного уродства безумный пахарь-маньяк. Только коллективный страх эректората до сих пор удерживает Примуса на Кремлёвском Троне. Корни всенародной панической боязни "Уж лучше привычный за три ходки вор Вован Вованыч, чем неизвестно какая зараза из Болотной гнили" были понятны: гнилостные последствия разложения такого большого политического трупа могут вызвать эпидемию чумы не только в 100лице, но и по всей стране.

Не полагаясь более на свою внутреннюю силу Примус дал команду ГосДупе. Увеличилось до неприличия поголовье церберов, ОМОН-овцам вернул право кормиться на прописке и запрете курения в общественных местах, попам дал власть окучивать школяров начальных классов.

Осознав происходящие перемены, Бледная Моль испуганно затрепыхалась: она учуяла штормовое предупреждение во Владимирском Астрале - личных ресурсов и времени на осуществление плана "Святость" у Примуса оставалось совсем мало.

Имя - отражение судьбы человека. Ещё парочку! Два Владимира...

Ну и кто следующий? Who are пexт? Пехтин!

Колымага - Колым-Ага. Колымага в разнос пошёл...

Доминирования альфа-частиц в световом потоке генератора Святости пока не хватает. Такой керосинкой только гамма-лузеров облучать.

КОЛЫМ-АГА 2.

По классификационному статусу, принятому в среде кремлёвских и зоновских авторитетов, Колымага до полноценного Вована не дотягивал, а звался в узких кулуарах Коридоров Власти менее весомо - Вовчиком. Партийную кличку Колымага депутат Вовчик получил за свою делянку территории Родины - вот уже четвёртый президенский срок он был негласным серым кардиналом Колымы. Там, далеко-далеко от 100лицы, на курортных просторах благодатного для политических лагерей Магаданского края, Вовчика величали намного более уважительнее, на дальневосточный манер - Колым-ага. Но чем глубже Колым-Ага вбуравливался в эпицентр Власти, тем более мельчала его партийная кличка... Поэтому за Кремлёвским забором его называли чуть проще Вовчик Колымага.

Биография роста личного финансового и политического благосостояния Колымаги была незаурядна и похожа на биографии прочих многочленов ГосДупы любого из позывов как две последние капли совести.

Родился Вовчик Колымага как и все прочие обитатели территории своей Родины - просто человеком. А вот миллионером и членом ГосДупы стал благодаря прихватизации и ваучеризации.

Если бы Империя Советов не развалилась в результате плановой Перестройки, то Вовчик всю жизнь продолжал бы гордиться своим пролетарским сословием и своим отцом, ставшим в своё время самым молодым в стране героем СоцТруда. Столь высокое почётное право больше не торчать пожизненно у станка, а проводить время в физически необременительном коллективном апплодисментировании на бесчисленных пленарах, съездах, симпозиумах и прочих заседаниях, родитель Вовчика получил за успешный полёт Гагарина. Партийная гегемон-идеология неустанно напоминала своему народу: без мускулистого кулака пролетариата хрен бы им, а не полет первого человека в Космос! Кто последнюю гайку ракете перед эпохальным стартом ещё в цеху докрутил?

Гегемон, пролетарий, простой фабричный паренёк с Питерской окраины. Вот то-то же... Так что заслуги слесаря (Или токаря? Это уже не столь важно) Пехтина-старшего Родина приравняла к заслугам Генерального конструктора Королёва и одарила их одинаковыми золотыми звёздами героев Социалистического Труда.

Вовчикову родителю новый статус пришёлся по вкусу, поэтому он неустанно втолковывал своему отпрыску самый антипролетарский завет Ильича:

-"Учиться, учиться, и ещё раз учиться" - если не хочешь всю жизнь на производстве винтиком гегемонить. Инженер, он, конечно, нашей рабочей династии не ровня, и получает меньше... Говно нации, одним слово, как и гнилая интеллигенция... А чё, Вовчик, правильные вещи Никита Сергеич говорит, всемерно одобряем... Только, заруби на своём сопливом носу, Вовчик... - В этот момент нравоучений родитель всегда начинал боязливо оглядываться и переходил на конспиративно кухонный шёпот, - Говно-то оно говно, а на работу, в отличие от нас, работяг, ходит в чистом костюмчике, и нами командует как хочет... И "волга" персональная... С оленем на носу... Да, и ещё насчёт говна - в партию вступай сразу же, как по возрасту дозволят...

Со вступлением в ряды многочленов партии проблем у Вовчика не было - вступил в первых институтских рядах своего потока... А вот с многочленами Лагранжа, рядами Фурье, турбулентно-ламинарными потокам Рейнольдса и прочими замысловатыми кривыми Безье как-то криво взаимоотношения складывались. Поэтому по завершению учёбы в Питерском Политехе Вовчик был послан согласно итогам обучения куда подальше - на самый дальний край просторов Родины, на Колыму, мастером-прорабом на строительство ГЭС, в котловане вечной мерзлоты ковыряться... Родитель своего бестолкового Вовчика мысленно проклял и махнул рукой - не в осла корм, вовремя не уследил, куда яблоко от яблони откатилось - всё, фрукт превратился в гниль... Вовчик же в случившемся клял родителя мол, тот слишком переусердствовал с манительно сиятельным образом серебристого оленя на капоте чёрной "волги". Вот вся неначавшаяся карьера и закончилась ссылкой к северным оленям.

Но всё только начиналось. Позже, вернувшись с триумфом на родные болота Северной Пальмиры, Вовчик постинститутскую гримасу персональной судьбы переквалифицировал из злодейской ухмылки в широкомасштабный фарт оскал фортуны. Останься он по распределению в Питере, где все блатные должности распределены на несколько поколений вперёд - максимум карьерного роста - это должность цехового инженера, вечного козла отпущения при срыве плановых показателей предприятия. А после развала страны - либо нищенское прозябание на хиреющем производстве, пока новые хозяева пинка под жопу не дали... Либо более ещё вероятная перспектива - выживание своими силами на улице разбитых фонарей бандитского Путинбурга: торговля палёной водкой в бронекиоске, частный извоз бомбилой, бесправная пахота в каком-нибудь мелком кооперативе, челночные рейды и оптовка...


В суровой реальности Колымы в человеке включаются скрытые резервы выживания - в ком что заложено. Вовчик быстро смекнул, что работать языком легче и выгоднее, чем головой или лопатой.

Предать партийной анафеме заброшенную часовню Святого Варлама Шаламова, почитаемого потомками политзэков в их жутких колымских рассказах, проще и эффективнее для карьеры, чем исходить на хриплый мат, вкалывая на морозе прорабом... Быть кабинетным рефери в суровой борьбе между строительными бараками за переходящую красную тряпочку... На Колыме хваткой и вёрткой личности всегда можно поиметь неплохой калым - если эта личность не была доставлена сюда по этапу, в браслетах и под конвоем.

В результате к началу Перестройки Вовчик уже надёжно уселся в кожаное кресло генерального директора "Колымэнерго" и крутил динамо по полной.

Ваучеризация. Ваучервяк.

СВЯТОЙ ПЕХТИНГ 1.

Последняя оправдательная речь Вовчика Колымаги была вдохновенна и прекрасная.

Проснулись все. Женская доля депутатского корпуса плакала навзрыд.

- Фактически бесспорно, что компромат на меня базируется на очень спорных фактах. Любой адвокат нашего с вами замечательного и уважаемого Басурманного правосудия расщёлкает в мелкие дрызги все претензии по фактическому адресу предъявляемого в мой адрес якобы факта владения недвижимостью на югах Госдепии. Майами-бич...

Ха-ха-ха... Бич - это как прикажете понимать? Разве у бичей, даже америкосовских, может быть какая-то недвижимость? Я похож на ихнего бича?

Вовчик скорчил свирепую рожу, изображая бомжа. Многочлены захихикали.

- Некоторые могут заявить, что слово "бич" по америкосовским поняткам означает "пляж", а не бичевание, то есть ещё раз подчеркну - отсутствие какой-либо недвижимости. Но и в этом случае юридически получается полное фуфло. Пляж предполагает наличие солнца, моря и песка... Какая на пляже недвижимость? Замки из песка, построенные хрупкими детскими ручонками наших деток-сиротинушек?

Многочлены снова захихикали. Вовчик скорчил умильную рожицу, изображая непорочно усыновлённое дитя.

- А некоторые вообще пытались тут мне втюхать, что "бич" по-америкосовски означает, прошу пардону у сидящих в зале дам, "сука"... Вовчик на секунду смущённо прикрыл волосатой ладошкой пышные усы, из-под которых вылетело в микрофон непотребное в стенах ГосДупы словечко.

- Ну не суки ли, эти падлы? - Возмущённый голос Вовчика Колымаги, ГосДуповского председателя по депутатской этике набирал обличительные обороты.

- Но даже в этом возмутительном случае все обвинения беспочвенны как дешёвый развод фраера!

Разве собачья будка может проканать за полнометражную недвижимость? И о чем тогда вообще базар?

Как пламенно говорил Вовчик! Как говорил!

Если бы эту речь мог услышать адвокат Ходорка - от зависти самого себя засадил бы пожизненно.

- Но коли сигнал поступил, я всё равно поеду туда сам и разберусь. И разбираться буду ровно столько, сколько потребуется - месяц... два... год...

Да хоть до конца жизни на этом их Маями-пляже проторчу, до посинения, до обугливания под ихним вредным тропическим солнцем, но отбеливащей меня правды добьюсь! А если жизни не хватит дети мои там останутся, внуки... Ничего, с голоду не подохнут, как-нибудь перетопчутся - чем Бог послал!

Вовчик мысленно сотворил перед своим распылавшимся от собственной речи и расплывавшимся от прошибшей его слезы взором образ иконы своего благодетеля Вована Вованыча Красно Солнышко и со священным трепетом перекрестился.

...

Вовчик достал из широких штанин красный депутатский мандат, и стремительно распахнул корочки - словно опасную бритву… Отточенным уверенным движением маньяка он чиркнул мандатом себе по горлу, решительно совершая акт кремлёвского харакири. Административно депутатская глава Вовчика оскалившись хеллувинской тыквой, шлёпнулась на пол с сочным звуком жопы бегемота, севшего в лужу. И покатилась за кулисы… ГосДупа дружно ахнула.

- Мы ещё поворюем! - прокричала в заключение своей пламенной речи добровольно закатывающаяся за кулисы ГосДупы депутатская глава Вовчика Колымаги. Так уж получилось...

Хотела сказать "повоюем", а подумалось в момент отката более привычное - "поворуем".

Обезглавленное тело покачнулось, но устояло на ногах - несмотря на то, что кроме биологической усатой головы, в которую он ел, и перхоти на плечах Вовчика Колымаги больше ничего не было - в момент самоотсечения депутатской главы все депутатские полномочия и привилегии сами осыпались с депутатских плеч мусорной шелухой бывшей депутатской неприкосновенности.

Руконогое тулово аккуратно схлопнуло депутатские корочки, бережно засунуло обратно в бездонный карман и гордо буркнуло из-под усов:

- Мандатское удостоверение я сдам под соответствующую расписку… Но чуть позже… Когда-нибудь потом… Первым встал одномандатный член ГосДупы, известный своими визгливыми выкриками политический матрасик Железняк116, одарённый сочленами партийной кличкой "Бескозырка" - за отсутствие таких политических козырей как фабрики, заводы, банки и пароходы. Вскочил бравым прыщём на сцену, размашисто перекрестился на самообезглавленного Вовчика, пожирая Колымагу глазами... И кликушно заорал, брызгая слюной, во второй микрофон:

- Братва! Слухай сюда! Да он же святой!

Воистину глаголю - свят!

Возбуждённые многочлены ГосДупы тоже начали вставать, кряхтя выдирая из кресел приросшие жирные жопы... И разрядились бурными продолжительными аплодисментами. Коллективный оргазм крепчал.

- Святой Пехтинг! Святой Пехтинг! СВЯТ!

СВЯТ! СВЯТ...

Вовчик засиял лампочкой Анатольича. И скромно, аки и подобает прижизненному святому, потупился себе в надраенные до блеска ботинки естественно взором, а не умом.

- За оскорбление чувств верующих в непорочность Святого Пехтинга пасть порвём! рвал глотку Железняк, нагнетая коллективный оргазм праведников до бурной овации. - Каждому!

Вовремя почувствовав, что многочлены сейчас сорвутся с насиженных мест, вице-спикер ГосДупы Мишка Нарышкин (партийная кличка "Серый", он же "Серик") едва успел пискнуть мышкой-норушкой в микрофон последнее дисциплинарное распоряжение:

- Вольно, думцы!

Под предлогом рукопожатия к экс-депутату харакиристу кинулись коллеги из первых рядов актового зала заседаний - успеть бы прикоснуться к свежеиспечённому святому первыми. Возникла очередь, привычно переросшая в небольшую потасовку между одномандатниками, но даже этот стихийный мордобойчик атмосферу сопричастности к только что свершившемуся чуду никому не подпортил.

Пока депутатское многочленство ликовало, за кулисами вездесущие сотрудники ХЗ торопливо, но аккуратно упаковывали самоотсечённую депутатскую главу Святого Пехтинга в неприметный траспортировочный контейнер, замаскированный кондитерской коробкой из-под торта - в таких обычно врачи-контрабандисты органы для нелегальной трансплантации возят.

2.

Буквально за сутки стоимость вступительного членского взноса на ГосДуповские шоу взлетела многократно - особенно в первые ряды. Если раньше хватало набитого баксами чемоданчика дипломатических габаритов, то теперь сумма, необходимая для оплаты входного билета не вмещалась даже в лондонобадский эмиграционный чемодан на колёсиках.

На следующий же день самые высокооплачиваемые из независимых блогеров хором растиражировали (с небольшими словесными вариациями) новую песню ЕдРота Федота Валерианкина о главном:

Стране нужна Гражданская Канонизация олигархов и депутатов.

Распиаренный благотворный миф о "раскаявшемся" грешнике для социума несоизмеримо полезнее сотни нудных нравоучительных примеров жития праведников. Эта польза идёт в зачёт значительной смягчающей мерой при искуплении вины. Бог прощает, потому что он такой, какой он есть - всепрощенец всемилостливейший... Ну разве, что только однажды чуть погорячился - с Всемирным Потопом... И так ещё, по мелочам: Помпеи, Содомы, Гоморры всякие... А люди прощают раскаявшемуся грехи в благодарность за важный для их жизни пример.

Добровольный уход из ГосДупы нашего однопартийца Владимира Пехтина обнажил важнейшую проблему современного гражданского общества - неготовность прощать. Блогеры, добившиеся сложения полномочий одного из столпов партии Власти, пытаются замазать его Святое Сияние грязью.

Между тем, утром 20 февраля ситуация с Вовчиком Пехтиным изменилась кардинально.

Обвинённый Болотными тварями в нарушениях депутатской этики, он самочинно отказался от сытного места у ГосКормушки Власти, выкинув как бы мандат. Да, с гордо поднятой головой, оптимистичным боевым кличем и под аплодисменты коллег. Но он ушёл: раскаялся не словом, а делом. В отличие от десятков других представителей Стояка Власти, для которых звучащие обвинения являются поводами лишь крепче вцепиться в портфели и кресла.

Не имеет никакого значения - по своей воле ушел наш выкидыш мандатный или нет. Конечно, не по своей. Неважно, законно он заработал на квартиры или незаконно. Конечно, незаконно. В нашей Семейной политике никто ничего не делает по своей воле, и ни у кого нет ничего законного.

Вопрос заключается не в том, хорошо это или плохо.

Конечно, плохо. Вопрос в том, как избавиться от этой ситуации. Как из нынешнего авторитаризма, казнокрадства и имморализма власти перескочить на рельсы демократии, закона и морали? Как сделать этот трансферт максимально безболезненным, обойтись жертвой тысяч отставок, а не тысяч жизней? Ведь власть в России очень редко отдают просто так. Как Святой Пехтинг.

На наших глазах возникает поистине уникальный прецедент добровольной отставки под давлением общества, вскрывшихся фактов, хода истории, в конце концов. За ним очень внимательно наблюдает вся аплодирующая «вертикаль», ибо завтра факты могут вскрыться в отношении каждого, и неумолимое поскрипывание колеса истории тоже слышат все. И человек, занимающий вершину вертикали, следит за ситуацией пристальнее прочих.

Как общество отпустит Пехтина с двумя квартирками в Майами - становится для него, с его то багажом, быть может, самым главным показателем барометра при планировании собственного будущего. При поиске ответа на главный вопрос: отступать или отстреливаться, если упрощать для наглядности. Кто знает, может, он сам эту спецоперацию и затеял, фамилии-то случайно так похожи?

Так что общество, свистя и бросаясь вслед вылетевшему из кресла ГосДупы в Майами экс депутату помидорами, требуя отобрать квартирки, наказать, разорвать на куски «проклятого жулика и вора», совершает фатальную ошибку. Передает по вертикали наверх месседж: «держись до последнего, просто так не уйдёшь».

А стране сегодня критически необходим прецедент комфортного выхода из власти по принципу «отставка в обмен на амнистию». Отказ от полномочий должен стать общепризнанным искуплением вины, как в юридическом, так и в моральном смыслах. Не потому, что мы оправдываем воровство и прочие преступления, а потому, что объективно не существует другого способа мирно избавиться от тех, кто наворовал и преступил. Более того, ценою, которую общество вполне может себе позволить заплатить за расставание с правящей элитой, является не только искреннее прощение, но даже искреннее признание.

Да, так обе стороны многим жертвуют, кто нефтью, кто принципами, но только так страна может пройти по краю откровенно назревающей революции, то есть войны.

Поэтому, вместо травли, сегодня необходимо начать процесс гражданской канонизации Пехтина.

Хотите сделать для перехода России к демократии что-то реальное? Вот вам рецепт.

Хвалите и любите Пехтина, как своих постылых праведников. Отправьте ему букет ромашек на известный курортный адрес. Выходите на Болотную и проспект академика Цукермана с его портретами. Поставьте ему памятники от Питера до Колымы. Обсуждайте значение его поступка в истории страны на круглых столах и в блогах, вместо того, чтобы обсуждать родимые пятна на жопе Родины. Собирайте деньги на пароход до Майами для всех, таких как он, провожайте их с шампанским и славословием.

Откройте Пехтину путь к святости, и может быть, он и в самом деле станет святым. Ведь святость начинается именно с таких поступков, какой в его багаже уже есть. Выдавливайте Пехтина с разбойничьей стези на святую. Кто знает, может быть через пару лет, под вашим напором, он продаст свои квартиры и «кайены», пожертвует деньги на открытие хороших детских лагерей и молельных домов терпимости на Колыме, и своим примером на самом деле спасёт страну от той тяжелой доли, к которой она неумолимо движется.

Граждански канонизируя одного человека, откройте дорогу к раскаянию и святости другим.

Подталкивайте к святой стезе и их... Аллилуйя!

Февральская православная эволюция общественного сознания, о которой так долго мечтали олигархи, свершилась!

Воспрявший духом после первого положительного результата Примус потребовал немедленного повтора эксперимента. Было организована коллективое облучение опытных образцов (замаскированное под коллективную депутатскую сауну с солярием, водкой и бабами) во чреве горы Синюха. Было отобрано шесть мелкомасштабных миллионеров, присосавшихся к ГосДупе корысти ради и не представлявших для Примуса никакого стратегического интереса. После "сауны" все шестеро добровольно сдали мандаты и публично покаялись. Общественный резонанс даже среди Болотных крикунов - нулевой. Никто даже не возмутился, что никому ничего не было - ни посадок, ни конфискаций... Депутаты-хапуги остались при своих интересах... Но и остаточное послесвечение у облучённых осталось!

ГОСГИДРА 1.

Следом за призывами к гражданской канонизации заранее утверждённой ГосДупой кандидатуры Вовчика Колымаги, в котёл СМИ просочились тщательно нагнетаемыми помоями кулуарные слухи: самоотсечённую от депутатства главу Святого Пехтинга прочат возглавить ГосГидру. Пёсиков постарался - по поручению Примуса.

Поставить главой №1 Святого Пехтинга Примус решил собственноручно: очень символичное назначение. Да и к ГосГидре пора уже было наведаться с рыцарским визитом. Любил он это дело - время от времени позабавиться, почувствать лишний раз себя рыцарем, отрубающим прогнившие непослушанием и зажравшиеся бошки Дракону. Да и историческую несправедливость легенд и мифов восстановить требовалось: почему какой-то Жорик стал символом драконобойца? Чем Владимир Красно Солнышко хуже? Да и глупо было лишний раз от дополнительной порции прижизненной святости отказываться, передоза в этом святом деле быть не может.

Примус не стал медлить и отправился в очередной поход к подземелью обитания ГосГидры незамедлительно, сразу же после случившегося в ГосДупе чуда - пока не остыла депутатская глава Святого Пехтинга. Позади, пыхтя и пошатываясь, тащился в подвал подземного бункера навьюченый по уши Пёсиков.

На верного секретута Пёсикова в Примусовых священных походах к ГосГидре былf взваленf за ту же зарплату дополнительная ноша быть оруженосцем и летописцем. Примусу иногда нравилось экономить государственный бюджет, особенно по мелочам. Не зря же говорится: чужая копейка свой бакс сбережёт.

Оруженосец Примусу был нужен, чтобы тащить в поход рыцарские причиндалы, а летописец - отливать в граните пресс-релизов славные деяния Владимира Красно Солнышко, вершимые рыцарем плаща и кинжала117 по великой государcтвенной нужде.

2.

ГосГидра была очень и очень прожорлива.

Привычный распорядок питания - завтрак, обед и ужин не признавала. Питалась ГосГидра инъекционно и суппозиторно. ГосГидре требовались ежедневные, ежечасные, ежеминутные и ежесекундные бюджетные вливания - и это не считая тендеров, откатов, газов, нефти и прочих костей с барского стола Примусовского ГосБизнеса.

Плюс ко всему, ГосГидру подкармливали избирательными бюллетенями, которые привозил придворный кудесник Чур, выгребая подчистую выгребные ямы голосувальных кабинок и прочих урн. Не брезговала ГосГидра даже опросной блевотиной Блевада-центра - сжирала всё, что шевелится, движется, тлеет, протухает, гниёт и мерещится.

Два желудочка - не сердечной! - а пищеварительной Системы размещались в пищеварительной цепочке ГосГидры последовательно. В желудочки поступало проглоченное и пережёванное.

Первый желудочек - приоритетно главный олигархический - поглощал самые жирные и сочные куски, даже те, которые в глотку уже не лезли. Он был защищён бронированной скорлупой-жилеткой, предназначенной для защиты от просвечивания любопытными взглядами внутренних щупалец органов налоговой инспекции и органов внутреннего сношения.

Второй желудочек переваривал остатки недопереваренного олигархического желудочка. Он питал экзоскелет ГосГидры и всё, что на нём росло и приживалось в симбиозе - шкурно-мясистые наросты силовых структур, многочисленные внутренние органы и мэрские волосатые конечности.

Выхлопные продукты жизнедеятельности и прочие физиологические отходы: кровь, пот и слёзы тщательно выдавливался жалкими каплями и прочими крохами через анус социалки-социаналки в народ, для подкормки эректората.

По первичным половым признакам ГосГидра была гермафродитом. У неё существовал как орган внутреннего сношения - двуствольный госаппарат насилия фантастических размеров, так и яйцеклад откладывать фаберже в оффшорах. Ни тот, ни другой орган для излияний и народной любви не предназначался. Был и орган утехи - аналог симулякр ГосДупы, чтобы всякие там европейсы не вопили об ущемлении прав сексуальных меньшинств и прочих прогрессивных индивидуумов.

Экзоскелет своей витиеватостью имитировал кабинетные структуры государственной Власти.

Многочисленные ответления разжиревшего тулова ГосГидры заканчивались кабинетными шеями с наростами административных глав, которые своими хищными мордами копийно напоминали Примусовых назначенцев.

За те годы, пока Примус рулил страной, монстроподобная туша ГосГидры разжирела втрое или вчетверо, а число глав выросло вообще безмерно - чем Примус по праву, присвоенному ему абсолютной Властью, весьма гордился, ведь прополкой административных глав дракона он занимался лично. Но необъяснимая сущность ГосГидры состояла в её магических способностях регенерации отрубленных кабинетных голов с положительным сальдо. Одну ведомственную главу рубанули с административного плеча - три новых приросло.

В логово к этому драконоподобному чудищу заморскому Примус и отправился - в одиночку.

Оруженосец Пёсиков был не в счёт - его роль в походе щенячья: рыцарскую амуницию, коробку с главой Святого Пехтинга донести да в сторонке постоять, чтобы опосля запротоколировать славную битву для новейшей истории, в назидание ныне халдействующим и потомкам всяких-разных ГазПрёмов...

3.

- Мы им-с Вовчикову голову скормим-с? спросил вибрирующим шёпотом изрядно попсыкивающий дракона Пёсиков.

- Нет, болван. Я её нахлобучу, взамен одной из отрубленных. - Примус поглядел на своего секретута как на конченного имбецила. - Ты же сам слухи вот только что СМИшникам сливал...

Трёхмиллионной крупице моего эректората понравиться. Восстать из самоотрубленной депутатской главы ГосДупы Главой №1 ГосГидры после мандатного самоотрубания членства воистину чудо для любого чиновника!



Pages:     | 1 |   ...   | 9 | 10 || 12 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.