авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:   || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 7 |
-- [ Страница 1 ] --

Тащилин М.Т. доктор юридических наук, профессор, заслуженный

юрист Российской Федерации, профессор кафедры уголовного права Северо-

Кавказского федерального университета.

Проблемы назначения уголовного наказания (курс лекций).

Изучение базового курса уголовного права имеет объективные

ограничения, связанные с лимитом времени и недостаточностью комплекса

правовых знаний у студентов на соответствующих этапах обучения.

Это не позволяет рассмотреть с необходимой полнотой весь круг вопросов, изучение которых могло дать исчерпывающие знания по предмету в рамках высшего юридического образования, получить достаточные навыки для практической деятельности.

Восполнить данную неполноту у студентов уголовно-правовой специализации призван специальный курс. Предлагаемый курс лекций включает в себя вопросы, которые требуют более детального рассмотрения и не охвачены другими специальными курсами, включенными в учебный план.

Поскольку к моменту изучения спецкурса студенты уже обладают определенным запасом знаний по уголовному праву, в лекциях вопросы носят более глубокий, проблемный характер, связанный с уголовным наказанием, исследуются проблемы назначения уголовного наказания, излагаются точки зрения ученых и практиков.

Автор надеется, что курс лекций вызовет определенный интерес законодателя, Верховного Суда Российской Федерации, судей судов общей юрисдикции и студентов высших учебных юридических заведений.

ОГЛАВЛЕНИЕ п/н Тема лекций Стр.

Лекция 1 Исторические аспекты развития института назначения наказания в России и влияние на современное уголовное законодательство Лекция 2 Виды уголовных наказаний и их система:

законодательные и правоприменительные проблемы Лекция 3 Общие начала назначения наказания: проблемы реализации принципа справедливости Лекция 4 Учет судом общественной опасности совершенного преступления при назначении уголовного наказания Лекция 5 Проблемы учета общественной опасности личности виновного Лекция 6 Законодательные проблемы обязательного смягчения уголовного наказания и судебная практика Лекция 7 Проблемы назначения уголовного наказания при смягчающих обстоятельствах Лекция 8 Проблемы назначения уголовного наказания при отягчающих обстоятельствах Лекция 9 Назначение уголовного наказания за преступления, совершенные в соучастии, при рецидиве преступлений, совокупности преступлений и приговоров Лекция 10 Освобождение от реального отбывания уголовного наказания и его назначения Список рекомендуемой литературы ЛЕКЦИЯ 1. ИСТОРИЧЕСКИЕ АСПЕКТЫ РАЗВИТИЯ ИНСТИТУТА НАЗНАЧЕНИЯ НАКАЗАНИЯ В РОССИИ И ВЛИЯНИЕ НА СОВРЕМЕННОЕ УГОЛОВНОЕ ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВО Деятельность государства по назначению уголовного наказания за совершенные преступления является важнейшей составной частью его уголовной политики, содержание которой во многом зависит от смягчения, либо усиления репрессий, судебного наказания либо внесудебного карательного произвола.

Обращаясь к истории, мы видим, что законы, которые в сущности составляют и должны составлять не что иное как договор свободных людей, всегда были орудием немногих, или происходили вследствие случайностей, революций, смены государственной власти и мимолетней необходимости.

Они вовсе не были плодом спокойного исследования человеческой природы, стремящейся к тому, чтобы мы осознали, что задача нашей жизни - есть предоставление высшего благосостояния наибольшему числу людей.

Проблемы уголовного наказания, установления критериев, определяющих пределы судейского усмотрения, достаточности мер уголовного наказания при оценке различных видов преступлений, являлись предметом изучения представителей различных разделов знаний:

теологических, философских и особенно правовых. Еще в начале XX века заслуженный профессор Петроградского Императорского университета Николай Дмитриевич Сергиевский отмечал, что давно уже начались попытки обосновать теоретически право государства наказывать, создано было множество теорий, в большинстве метафизических, начиная с Гуго Гроция, насчитывается до 24 полных философских систем и около 100 отдельных теорий разных криминалистов, примыкавших, в общем, к тому или другому направлению”.

Различные теоретические воззрения в той или иной мере воплощались в принципах, исходных положениях, которые закреплялись заинтересованным законодателем в конкретных уголовно-правовых нормах, и которые являлись методологической основой, руководством для суда при определении конкретного вида и меры уголовного наказания конкретному лицу, виновному в совершении преступления.

Исследуя исторический аспект развития института уголовного наказания в России, следует обратиться к истории российского государства, к первым отечественным источникам права. Наиболее ранними письменными памятниками русского права являются тексты договоров Руси с Греками и Болгарами (911, 941, 945, 971, 988 годов). В частности, договор Олега с греками 911 года по содержанию своему разрешает многие юридические вопросы. Нельзя не заметить, что в договоре отсутствует система изложений наказаний. Причина этого заключается в том, что перед договором 911 года Олегом заключен устный договор с греками в 907 году, который имел юридическую силу.

Договор Игоря с греками в 945 году содержит ссылки на нормы, которые были изложены в договорах Олега в 907 и 911 г. В Договоре года (ст.4) указывается, что в случае убийства кого-либо убийца должен «умереть на месте». Если же виновное лицо скрывалось, вступала в действие имущественная ответственность, выкуп, или действовал принцип до отмщения.

К числу древнейших источников права относятся также церковные Уставы князей Владимира Святославовича и Ярослава Владимировича (X-XI века). Судный закон князя Владимира - важный памятник истории законодательства России, по праву стоящий рядом с Русской Правдой.

В период зарождения права в России преступление было частным делом и наказание за него исходило соответственно от частного лица, являясь скорее по форме самосудом, а не мерой государственного воздействия. Система наказаний выражалась в системе компенсаций и денежных штрафов «за обиду» в пользу потерпевшего. С появлением институтов государственной власти система уголовных наказаний претерпевает изменения и наряду с действующими видами наказаний, устанавливаются штрафы за «лихое дело» в пользу государства. Правление великого князя Ярослава (1019-1054), с точки зрения становления и развития российской государственности, было наиболее значимым для России. По словам Николая Михайловича Карамзина, Древняя Россия погребла вместе с Ярославом свое могущество и благоденствие.

Русская Правда стала первейшим письменным источником относительно систематизированного права. Первый текст Русской Правды был обнаружен и подготовлен к печати историком Василием Никитичем Татищевым в 1738 году.

До наших дней дошло более ста списков Русской Правды, которые распадаются на три основные редакции: Краткая, Пространная и Сокращенная. Древнейшей редакцией является Краткая Правда, состоящая из Правды Ярослава, Правды Ярославичей, Покона вирного и Урока мостников. Редакция Пространной Правды возникла не ранее 1113 года и связана с именем Владимира Мономаха и разделяется на Суд Ярослава и Устав Мономаха. Сокращенная редакция появляется в середине XV века из переработанной Пространной редакции. Из этого памятника видно, как росли и изменялись юридические верования общества.

Система наказаний Русской Правды в некотором роде проста, поскольку в ней доминируют штрафы. Высшей мерой наказания был поток и разграбление: изгнание (продажа в холопы) и конфискация имущества или убийство виновного и растаскивание его имущества. Они назначались только в трех случаях: за убийство в разбое, поджог и конокрадство. Наказание включало конфискацию имущества и выдачу преступника (вместе с семьей) в рабство. Следующей по тяжести мерой наказания была вира, назначавшаяся только за убийство, если за убийство расплачивалась его вервь, то это называлось дикой вирой. Вира могла быть одинарной (за убийство простого свободного человека) или двойная (за убийство привилегированного человека). В этом с Древней Руси прослеживается классовая сущность назначения наказания. Вира, взимавшаяся в пользу князя в размере 40 гривен, была весьма тяжелым штрафом и равнялась кобылицам, или 40 коровам, или 400 баранам. Основным уголовным наказанием была продажа, уголовный штраф. Размеры штрафа были разнообразны в зависимости от тяжести преступления. Штраф в пользу родственников убитого назывался головщиной, его размер не определялся, а взыскание штрафа производилось пропорционально вире, как правило, вдвое меньше.

До второй половины XI века в качестве наказания за убийство применялась кровная месть, отмененная в Русской Правде сыновьями Ярослава Мудрого. В Пространной редакции содержится специальный Устав о закупах. Закуп – человек, работающий в хозяйстве феодала за «купу», заем, в который могли включаться земли, скот, зерно. Объем работы определялся кредитором и с учетом отсутствия какого-либо регламентирования процентов по займу, кабальная зависимость была практически неограниченной.

За преступления, отнесенные к компетенции церковного суда, применялись специфические церковные наказания – эпитимьи. Например, за блуд с сестрой – 15 лет «поститися и плакати». Легкой эпитимьей считалось 500 поклонов в день.

В период феодальной раздробленности (XI-XIV века) во Владимиро Суздальском княжестве, Новгородской республике, Псковской республике, Галицко-Волынском княжестве система уголовных наказаний базировалась на Русской Правде. Новгородская судная грамота сохранилась лишь в отрывке из 42 статей, и судить о ее полном содержании довольно трудно.

Псковская судная грамота (время принятия спорно, называются 1397, 1462, 1467 годы) состояла из 120 статей. Первый ее текст обнаружен в 1843 г. в городе Одесса профессором Н.Н. Мурзакевичем. В сравнении с Русской Правдой в ней более обстоятельно регламентировалось судебное право.

Псковской судной грамоте известны два наказания – смертная казнь и штраф. Из летописей видно, что воров обычно вешали, поджигателей сжигали, изменников избивала толпа, убийцам отрубали голову. Штрафы (продажи) взимались в пользу князя, часть обращалась в казну.

Монголо-татарские государства на территории нашей страны (XIII XV века) привнесли в наше государство их законы. Источником права в Золотой Орде являлась Великая Яса Чингисхана, составленная в 1206 году, состоявшая из 33 фрагментов и 13 изречений Чингисхана. Она отличалась беспримерной жестокостью наказаний. По Великой Ясе смертная казнь полагалась за измену, неповиновение хану и другим феодалам, должностным лицам, неоказание помощи в бою, сострадание пленнику в виде оказания помощи пищей и одеждой, ложь перед старшими в суде, присвоение раба, супружескую неверность и т.д. Казнили даже тех, кто в застолье подавился костью. Смертная казнь проводилась публично: удавливали веревкой на шее верблюда или лошади и т.п.. За бытовое убийство допускался выкуп в пользу родичей потерпевшего. За кражу скота требовался выкуп в десятикратном размере, если виновный был неплатежеспособным, – покупали его детей. При этом вора нещадно били плетьми.

В XIV веке часть русских земель находилась в составе Литовского княжества, в частности, Черниговские, Смоленские земли и в княжествах с 1447 году действовал первый общеземский привелей Литвы, Руси и Жмуди, а в 1468 году первый Судебник (25 статей по уголовному и процессуальному праву). Наказание рассматривалось как возмездие за преступление и как средство устрашения. Целью наказания было также возмещение причиненного ущерба в виде различных денежных штрафов, взысканий, конфискаций. Подобно головничеству по Русской Правде, в Великом княжестве Литовском при убийстве взыскивалась «головщина» в пользу родственников убитого. Ее размер зависел от сословной принадлежности и должности, занимаемой убитым. Например, по Статуту 1529 года за тяглого крестьянина - 10 коп. грошей, за «парубка невольного» - 5 коп. грошей, а за шляхтича - 100 коп. грошей родственникам убитого и еще 100 коп. грошей в казну. Появились устрашающие виды смертной казни (сожжение, колесование, повешение, утопление, отсечение головы) и членовредительские наказания (отсечение руки, отрезание ушей, языка, разрезание ноздрей). Тюремное заключение применялось от 6 недель до года 6 недель. В качестве дополнительного наказания к шляхте могло применяться лишение чести и прав. В системе наказаний прослеживается сословный характер: за одно и тоже преступление шляхтич и простолюдин наказывались по-разному.

С образованием Русского централизованного государства (XIV-XVI века) действовала Русская Правда в новых редакциях, называемых Сокращенной Правдой и Пространной Правдой. Появились уставные грамоты наместнического управления: Двинская (1397 г.), Псковская ( г.), Белозерская (1488 г.) и т.п. Создаются общерусские кодексы (Судебники, Соборное Уложение), Указные (Уставные) книги, в которых систематизировались нормы, не вошедшие в основной текст Судебников.

Были сформированы Уставная книга Разбойного приказа, Указные книги Поместного и Земского приказов. Но самым значительным памятником права стал Судебник 1497 года великого князя Ивана III.

Судебник состоит из 68 статей, он впервые определил понятие преступления как «лихого дела». Изменилась и система уголовных наказаний. Если прежняя система в штрафах видела источник пополнения казны и богатства феодалов, то стала действовать система наказания, направленная на устрашение не только преступника, но и сограждан.

Система наказаний по судебникам усложняется, формулируются новые цели наказания: основными становятся устрашение и изоляция преступника.

Судебник ввел два вида казни – смертную и торговую: казнь осуществлялась повешением, отсечением головы, утоплением и др. Торговая казнь состояла в битии кнутом на торговой площади до смерти. Предусматривалось уголовное наказание в виде членовредительства – ослепление, отрезание языка, руки и т.п. В качестве дополнительных наказаний часто применялись штрафы и денежные взыскания, их размер зависел от тяжести преступления и статуса потерпевшего.

Сословно-представительная монархия в России (середина XVI века – середина XVII века) подарила нам Судебник 1550 года. В Судебнике года царя Ивана IV Грозного отразились изменения законодательства с года по 1550 годы. Он состоит из 100 статей. По Разбойному Уставу за первую татьбу наказывали битием кнутом и отдачей на поруки, если нет поруки, то сажали в тюрьму;

разбойника, повинившегося в разбое, наказывали смертью, а не повинившегося заключали в тюрьму до самой смерти. Таким образом, пожизненное лишение свободы рассматривалось как более тяжкое наказание, чем казнь.

С воцарением Михаила Романова закончился период Смутного времени в России. Российское государство переживало глубокое социально политическое напряжение, не способствующее законотворчеству.

Московский бунт 1648 года закончился созывом Земского собора и разработкой Соборного уложения, которое уже в январе 1649 года принято и скреплено подписями 315 членов Собора. Соборное Уложение состоит из статей и регулирует почти все аспекты общественной жизни. Система уголовных наказаний Московского государства была явно направлена на устрашение и возмездие, изоляция преступника от общества составляла дополнительную, второстепенную цель. Предусматривалось широкое применение смертной казни: отрубание головы, повешение, утопление, закапывание живьем в землю, сожжение, залитие горла расплавленным оловом или свинцом, четвертование, колесование. Широко применялось членовредительство: отрезали нос, ухо, руку, били кнутом и плетями.

Появились такие новые виды наказаний как тюрьма и ссылка. Значительно реже предусматривались штрафы.

Для данной системы наказаний были характерны принципы индивидуализации наказания (жена и дети преступника не отвечали за совершенное им деяние), сословный характер наказаний (за одно и то же деяние субъекты несли разную ответственность - боярин наказывался лишением чести, а простолюдин - кнутом), неопределенность в установлении наказания (наказать смертью, бросить «в тюрму до государева указа»). За одно и то же наказание устанавливалось одновременное применение нескольких видов наказаний: битие кнутом, урезание языка, ссылка, конфискация имущества. За кражу наказание устанавливались по нарастающей: за первую кражу - битие кнутом и урезание уха, два года тюрьмы и ссылка;

за вторую - битие кнутом, урезание уха, четыре года тюрьмы, за третью – смертная казнь.

С образованием и развитием абсолютной монархии в России (вторая половина XVII века – XVIII век) в период правления Петра I значительно усложнилась система наказаний, ее цель – устрашение. Так, Генеральный регламент 1720 года требовал: «надлежит публичному месту быть, где в указное время все наказания на теле и лишение живота чинено быть имеет, дабы всяк, смотря на то, от таких погрешений и преступлений себя мог охранить». Наказание характеризовалось отсутствием индивидуализации, формального равенства перед законом. Смертная казнь по Артикулам была предусмотрена в 122 случаях, причем в 62 случаях – с обозначением вида.

Она подразделялась на простую и квалифицированную. К простой казни относились: отсечение головы (8), повешение (33), расстрел или аркебузирование (7). К квалифицированной казни относились:

четвертование (поочередно отсекали конечности, потом голову) - 6, колесование (по телу прокатывали окованное колесо, дробя тело) – 5, закапывание в землю заживо (зарывали до плеч и осужденный умирал от жажды и голода), залитие горла металлом, сожжение, повешение за ребро на железном крюке. Телесные наказания подразделялись на членовредительные, клеймение и болезненные. К членовредительным относились: урезание языка или прожигание его каленым железом, отсечение руки, пальцев или суставов, отсечение носа и ушей, вырывание ноздрей. Клеймение заключалось в наложении раскаленным железом особых знаков на тело преступника (лоб, щеки, руки, спину).К болезненным относились: битие кнутом, батогами (прутьями), плетью, «кошками» (четыреххвостной плетью), линьками (кант с узлами), шпицрутенами (толстыми прутьями при прогоне через строй три, шесть, двенадцать раз), розгами, заковывание в железо, ношение на себе седла и ружья, посажение на деревянную лошадь, хождение босиком по деревянным кольям. Екатерина I освободила от телесных наказаний дворян, а царь Александр II в 1863 году и царь Николай II в 1904 году отменили вообще этот вид уголовного наказания.

В это время появилась новая цель наказания – использование труда осужденных. С этой целью используется новый вид наказания – каторга, введенная Петром I в 1699 году. Каторга была пожизненной, срочной и бессрочной. Срочная каторга назначалась на 10-20 лет. Бессрочная каторга применялась в двух случаях: помещик, сославший виновного, в любой момент мог вернуть его, а должник освобождался после отработки долга. На каторгу ссылались не только осужденные, но и члены их семей. Екатерина II, отменяя смертную казнь, также заменила ее вечным заключением, соединенным с работой.

Петр I ввел новый вид наказания – шпицрутены, битие которыми тысячу раз приводило к изувечению или даже смерти.

В конце XVIII века расширяется применение такой формы лишения свободы как тюремное заключение. Появились новые виды мест лишения свободы – смирительные и работные дома для менее опасных преступников.

Лишение чести и достоинства осуществлялось в виде позорящих наказаний и виде особой процедуры – шельмования.

Уложение о наказаниях уголовных и исправительных 1845 года является первым наиболее совершенным систематизированным сводом уголовно-правовых норм. В ст. 90 Уложения установлено, что «наказание определяется не иначе, как на точном основании постановлений закона», а в ст. 104 определено, что на меру наказания влияют:

1) мера большей или меньшей умышленности;

2) степень осуществления преступного намерения;

3) характер участия в совместно совершенном преступлении.

Статьи 129 и 134 Уложения содержали перечень отягчающих и смягчающих наказание обстоятельств, а статья 147 Уложения требовала от судей соблюдения пределов наказания, установленных законом.

Уложение о наказаниях уголовных и исправительных 1845 года в редакции 1885 года было объемным законом. Оно содержало более 2 тысяч статей, разбитых на 12 разделов, имеющих сложную структуру. Уложение предусматривало обширную и сложную систему наказаний. Они подразделялись по разрядом, родам и степеням. Все наказания за преступления и проступки делились на уголовные и исправительные. К уголовным относились: лишение всех прав состояния, соединенное со смертной казнью, лишение всех прав состояния и ссылка на каторгу, лишение всех прав состояния и ссылка на поселение в Сибирь, лишение всех прав состояния и ссылка на поселение на Кавказ.

Исправительными наказаниями считались: лишение всех особенных личных и сословных прав и преимуществ и ссылка в Сибирь, отдача в исправительные арестантские отделения, заключение в крепости, в смирительном доме, тюрьме, кратковременный арест, выговор в присутствии суда, замечания и внушения, денежные взыскания.

Наказания подразделялись на главные, дополнительные и заменяющие.

Главные составляли одиннадцать родов наказания, дополнительные следовали за главными (поражение в правах, покаяние, конфискация, учреждение опеки, отдача под надзор полиции, запрещение промысла), заменяющие могли заменить главные. Все эти виды наказания считались общими. Их дополняли особенные наказания (исключение со службы, отстранение от должности, понижение по службе, выговор, вычет из жалования, замечание) и исключительные наказания (лишение христианского погребения, частичное лишение права наследования).

В период утверждения и развития капитализма в России (вторая половина XIX века), в 1866 году, принята новая редакция Уложения о наказаниях 1845 года, которая стала заметно короче (на 652 статьи). Были отменены телесные повреждения, наложение клейм и штемпельных знаков, колесование и четвертование. Смертная казнь стала применяться как повешение. Чаще применялись тюремное заключение и каторга. Среди имущественных наказаний по-прежнему применялись штраф и конфискация имущества.

В начале XX века в России действовало несколько крупных уголовных кодексов: Уложение о наказаниях уголовных и исправительных (1845 года в редакции 1866 года), Устав о наказаниях, налагаемых мировыми судьями (1864 года) и Уголовное уложение (1903 г.). Помимо этих законов применялись Воинский Устав о наказаниях, Устав о ссыльных, Собрание церковных законов и др. Уголовное Уложение 1903 г., которое было результатом многолетней работы Особого комитета, в состав которого входили такие выдающиеся юристы, как Н.С. Таганцев, И.Я. Фойницкий, Н.А. Неклюдов и другие.

Система, структура и содержание Уголовного уложения вобрали в себя лучшие положения Судебных уставов от 20 ноября 1864 года, Уложения о наказаниях уголовных и исполнительных 1885 года, обобщенный опыт их применения судами, прогрессивные идеи зарубежных криминалистов. В нескольких разделах (отделениях) Уложения содержались нормы, регламентирующие назначение наказания, определявшие критерии, которыми руководствовался суд присяжных при индивидуализации наказания виновным.

Систему уголовных наказаний в Уголовном Уложении 1903 года составляли:

1) смертная казнь;

2) каторга, назначаемая или без срока, или на срок от 4 до 15 лет, а в некоторых случаях – до 20 лет с переводом затем на поселение;

3) ссылка на поселение без срока в предназначенные для того местности;

4) заключение в исправительном доме на срок от полутора до 6 лет, а в некоторых случаях - до 8 лет;

5) заключение в крепости от 2 недель до 6 лет, а в некоторых случаях – до 8 лет;

6) заключение в тюрьме на срок от 2 недель до 1 года, а в некоторых случаях до 2 лет;

7) арест от 1 дня до 6 месяцев, а в некоторых случаях до 4 лет;

8) денежная пеня не ниже 50 коп, а если размер ее в законе не определен – свыше 100 руб., но не ниже 10 руб.

«Закон, - писал один из авторов проекта Уложения русский юрист, специалист в области криминологии, почетный член РАН Николай Степанович Таганцев, - не стесняет суд ни перечнем таких обстоятельств, ни определением их силы в каждом конкретном случае…»

Вместе с тем, Уголовное уложение не содержало применения новейшего института в виде испытания виновного (условное наказание), отсутствуют нормы о цели наказания Временное правительство России (Г.Е. Львов, А.Ф. Керенский) значительно демократизировало общество и запретило аресты без суда, марта 1917 года отменило смертную казнь, расширило компетенцию суда присяжных в части влияния на процесс назначения уголовного наказания и т.п.

Однако, уже 12 июля 1917 года смертная казнь была восстановлена за ряд государственных и воинских преступлений на фронте. 2 августа года военный министр и министр внутренних дел получили право в административном порядке арестовывать и высылать лиц, действия которых признавались опасными.

4 августа 1917 года Временное правительство приняло Закон об усилении уголовной ответственности (пожизненная или срочная каторга) за насильственное посягательство на изменение существующего строя в России.

С победой Октябрьской революции был издан Декрет о суде №1, который предписывал судам при назначении наказания руководствоваться революционной совестью и революционным правосознанием. В Положении о народном суде, утвержденном Декретом ВЦИК 30 ноября 1918 года, было предусмотрено, что народный суд имеет право по своему убеждению определить меру наказания, а также постановить приговор об условном или полном освобождении обвиняемого от всякого наказания.

Изданное 30 ноября 1918 г. Положение о народном суде РСФСР категорически запретило ссылку на законы свергнутых правительств. И до 1919 г. в стране господствовало беззаконие, применение репрессий, вплоть до смертной казни, не имело никаких правовых границ. Достаточно привести для примера секретное письмо Ленина для совещания ГПУ, Наркомюста и Ревтрибунала от 19 марта 1922 года, в котором указывалось: “...провести секретное решение съезда о том, что изъятие ценностей, в особенности самых богатых лавр, монастырей и церквей, должно быть произведено с беспощадной решительностью, безусловно ни перед чем не останавливаясь и в самый кратчайший срок. Чем больше число представителей реакционной буржуазии и реакционного духовенства удастся нам по этому поводу расстрелять, тем лучше. Надо именно теперь проучить эту публику так, чтобы на несколько десятков лет ни о каком сопротивлении они не смели и думать”.

Руководящие начала по уголовному праву РСФСР 1919 года впервые определили наказание как меру принудительного воздействия, посредством которой власть обеспечивает данный порядок общественных отношений от нарушителей последнего. Заместитель народного комиссара юстиции Петерис Янович (Петр Иванович) Стучка подчеркивал, что в Руководящих началах сформулированы основные цели наказания и в основу их положено ограждение революции и ее завоеваний от социально опасных элементов.

Народный комиссар юстиции СССР Николай Васильевич Крыленко писал, что «применение уголовной репрессии имеет целью предупреждение преступлений;

но она поглощает по существу все остальные, так как и исправительно-трудовое воспитание преступника совершается нами в целях предупреждения с его стороны новых преступлений, и взаимодействуя на иные слои общества путем угрозы репрессии, мы стремимся предупреждать преступления, и запирая того или иного преступника в тюрьму или расстреливая его, мы также стремимся предупредить новые преступления».

Руководящие начала 1919 года содержали три статьи, посвященные определению правил назначения наказания (ст.ст. 11, 12, 25). Судьям при назначении наказания по каждому конкретному случаю предлагалось учитывать:

- характер и степень опасности совершенного преступления;

- характер и степень опасности личности преступника;

- отягчающие и смягчающие наказание обстоятельства.

Однако эти общие правила (критерии) назначения наказания при всей их важности были заведомо обречены, прежде всего, потому, что Руководящие начала не имели Особенной части.

Отсутствие законодательного закрепления признаков конкретных составов преступлений и санкций за их совершение, безграничное влияние указаний вождей всех уровней на характер репрессивной деятельности сводили на нет предусмотренные этим правовым документом прообраз будущих общих начал назначения наказания.

Руководящие начала предусматривали шестнадцать видов наказаний:

расстрел, объявление вне закона, лишение свободы, ссылку, высылку, внушение, общественное порицание, объявление бойкота и др.

В объяснительной записке к проекту Уголовного кодекса РСФСР, составленному комиссией общеконсультативного отдела НКЮ в 1920 году было указано: «… в области карательного воздействия в центр внимания выдвигаются задачи устранения вредных последствий деяния и прежде всего создание таких условий, при которых нарушитель делается приспособленным для жизни в новом обществе».

В Уголовном кодексе РСФСР 1922 года понятие наказания было заменено понятием «меры социальной защиты». Они были связаны не с виной за конкретно совершенное деяние, а с так называемым опасным состоянием личности – одним из ключевых понятий социологической школы уголовного права. В определенной мере это наказание было превентивным отвечающим целям сохранения диктатуры пролетариата.

Наказание применялось с целями:

1) общего предупреждения новых правонарушений как со стороны нарушителя, так и со стороны других неустойчивых членов общества;

2) приспособления нарушителя к условиям общежития путем исправительно-трудового воздействия;

3) лишения преступника возможности совершения дальнейших преступлений.

В число видов наказаний были включены: расстрел, общественное порицание, принудительные работы без содержания под стражей, поражение в правах, возложение обязанности загладить вред. В УК РСФСР 1922 г.

законодатель отказался от бессрочных и неопределенных приговоров вроде пожизненного лишения свободы или изоляции до наступления какого-либо события.

Вместе с тем предусматривалось наказание в виде бессрочного изгнания из пределов РСФСР. Уголовный кодекс РСФСР 1922 года, содержал четыре статьи, посвященные назначению наказания (статьи 10, 24, 25, 87).

В этих статьях формулировались следующие общие правила определения наказания:

- соблюдение пределов наказания, установленных санкцией статьи Особенной части УК;

- учет степени и характера опасности преступника;

- учет степени и характера опасности преступления;

- учет обстоятельств, отягчающих и смягчающих ответственность.

Кроме того, первый Уголовный кодекс требовал от судей “соблюдать Руководящие начала и статьи настоящего Кодекса”. Для обеспечения выполнения этого требования в УК назывались формы вины, от которых могла зависеть мера наказания.

Также устанавливались дополнительные правила наказуемости соучастников и предварительной преступной деятельности. При этом характерной чертой являлось то, что закон на первое место выдвигал степень и характер опасности преступника.

Следовательно, Уголовный кодекс РСФСР 1922 года, в определенной степени, вобрав в себя положения Уголовного уложения 1903 года, предусмотрел полную систему общих начал назначения наказания. В принципе, они создавали необходимую правовую предпосылку индивидуализации наказания при наличии демократической судебной системы.

Основные начала уголовного законодательства Союза ССР и Союзных республик 1924 года также как и Руководящие начала, подменяли понятие уголовного наказания понятием «меры социальной защиты» с целью:

1) предупреждения преступлений;

2) лишения общественно-опасных элементов возможности совершать новые преступления;

3) исправительно-трудового воздействия на осужденных.

Провозглашалось, что все меры социальной защиты должны быть целесообразны и не должны иметь целью причинение физического страдания и унижение человеческого достоинства (статья 4). Применение ссылки и высылки возможно было не только в отношении лиц, осужденных за совершение конкретного преступления, но и в отношении лиц, признанных общественно опасными «по связи с преступной средой в данной местности.

Основные начала уголовного законодательства СССР и Союзных республик устанавливали правила назначения наказания:

- учет степени и характера опасности преступника;

- учет степени и характера опасности преступления;

- учет личности преступника;

- учет отягчающих и смягчающих наказание обстоятельств.

Основные начала, опустив предусматривавшиеся в УК РСФСР года требования о соблюдении пределов санкций Особенной части и учете при назначении наказания Руководящих начал и статей Кодекса, ввел важное общее начало - учет личности преступника. Если предыдущие нормативные правовые акты требовали учитывать степень и характер опасности преступника, то есть только негативные признаки, то теперь уже необходимо было оценивать как отрицательные, так и положительные качества личности.

Уголовный кодекс РСФСР 1926 года установил, что меры социальной защиты применяются в целях:

1) предупреждения новых преступлений со стороны лиц, совершивших их;

2) воздействия на других неустойчивых членов общества;

3) приспособления совершивших преступные действия к условиям общежития государства трудящихся (статья 9).

В соответствии и на базе “Основных начал” были приняты Уголовные кодексы Союзных республик. В Уголовном кодексе РСФСР 1926 года были воспроизведены все общие правила определения наказания, которые предусматривались предыдущими законодательными актами. Так, ст. 45 УК РСФСР предписывала учитывать: а) положения Общей части настоящего Кодекса;

б) пределы санкции, указанные в статьях Особенной части;

в) общественную опасность совершенного преступления;

г) обстоятельства дела;

д) личность совершившего преступление. Далее в статье 46 УК определялся порядок соблюдения пределов санкций, в статье 47 УК устанавливался перечень отягчающих, а в статье 48 УК - смягчающих обстоятельств.

Важное значение имеет указание закона на то, что суд назначает наказание, “руководствуясь своим социалистическим правосознанием”.

В период действия УК РСФСР 1926 года советскими властями были приняты антигуманные, можно сказать, драконовские законы, послужившие «юридическим основанием» к проведению кровавых репрессий против собственного народа, повлекших многочисленные человеческие жертвы и покалечивших судьбы миллионов людей. Это такие широко известные акты как Закон «Об охране имущества государственных предприятий, колхозов, коопераций и укреплении общественной (социалистической) собственности” от 7 августа 1932 года, Указы Президиума Верховного Совета СССР “Об уголовной ответственности за хищение государственного и общественного имущества” и “Об усилении охраны личной собственности граждан” от июня 1947 года, Постановление ЦИК СССР от 8 июня 1934 года, дополнившее ст. 58 УК РСФСР 1926 года п.п. ”а-г”, которые широко применялись при проведении в нашей стране политических репрессий в 30-х, 40-х и 50-х годах XX века.

Меры уголовного наказания применялись не только к “врагам народа”, но и к совершеннолетним членам их семей, проживающим совместно и находившимся на их иждивении к моменту совершения “преступления” (ст.

58 УК).

28 июля 1938 года Нарком внутренних дел Николай Иванович Ежов направил Сталину список на 139 человек «подлежащих суду Военной коллегии по первой категории». На списке имеется резолюция: «За расстрел всех 138 человек. Сталин, Молотов». Из списка исключен Маршал Александр Ильич Егоров, которого расстреляли позже. Согласно данной резолюции были расстреляны заместитель наркома обороны СССР, начальник ВВС РККА Яков Иванович Алкснис, начальник Военно-Морских Сил СССР Михаил Владимирович Викторов, начальник Разведывательного управления РККА Ян Карлович Берзин, командующий войсками Белорусского военного округа Иван Панфилович Белов, командующий войсками Ленинградского военного округа Павел Ефимович Дыбенко и многие другие военноначальники, занимавшие высокие посты. Всего в 1937 1938 году Сталину были направлены 383 подобных списка. Трагическая для общества ситуация, обусловленная принятием этих направленных на усиление репрессий нормативных правовых актов, усугублялась сложившейся в рассматриваемый период судебной системой.

Советская власть, разрушив апробированную мировой практикой, в том числе в Российской империи, демократичную по форме и содержанию судебную систему, в том числе суд присяжных заседателей, не смогла создать равноценную замену. “Народный суд” был включен с первых дней существования в командно-административную систему, поэтому не мог быть надежной гарантией защиты прав человека. Как отмечал главный научный сотрудник ИГП РАН профессор Игорь Леонидович Петрухин, история свидетельствует, что суд зачастую выступал отнюдь не поборником законности, а, напротив, орудием государственного произвола. Более того, этому способствовала и широкая практика рассмотрения уголовных дел пресловутыми не судебными органами, а известными “тройками”, в закрытых заседаниях.

Как представляется, определенные перекосы в применении репрессий связаны и с законодательными требованиями, руководствоваться судьям своим социалистическим правосознанием и революционной совестью.

Основы уголовного законодательства Союза ССР и союзных республик 1958 года закрепили положения о том, что уголовное наказание является карой за совершение преступления, но имеет целью исправление и перевоспитание осужденных в духе честного отношения к труду, точного исполнения законов, уважения к правилам социалистического общежития, а также предупреждение совершения новых преступлений, как осужденными, так и иными лицами. Подобная трактовка целей наказания не без оснований дала повод для утверждений ряда авторов, что законодатель признает кару целью наказания.

Прежде всего, законодательно закреплено новое понятие “Общие начала назначения наказания” (ст. 32 Основ и ст. 37 УК РСФСР), в качестве которых названы: а) соблюдение пределов санкций, установленных статьей Особенной части УК;

б) учет положений Основ уголовного законодательства Союза ССР и Союзных республик и Общей части УК;

в) учет характера и степени общественной опасности совершенного преступления;

г) учет личности виновного;

д) учет обстоятельств дела, смягчающих и отягчающих ответственность.

Введение этого понятия имеет важное значение, так как подчеркивается самостоятельность общих начал назначения уголовного наказания и их место в системе уголовного права и уголовного законодательства.

Основы предусмотрели исчерпывающий перечень отягчающих обстоятельств, а вот в отношении смягчающих обстоятельств установили:

“При назначении наказания суд может учитывать также смягчающие обстоятельства, не указанные в законе”. Это положение закона предоставило судебной практике новые возможности для индивидуализации наказания.

Внесены изменения в формулировку требования о руководстве при назначении наказания своим социалистическим правосознанием. Теперь законодатель, убрав слово “своим”, делает акцент на термине «общественное правосознание».

Таким образом, законодательно ограничиваются возможности для субъективизма, создаются предпосылки для обоснованного назначения уголовного наказания. Изменился и характер санкций норм Особенной части, почти полностью были исключены абсолютно-определенные санкции, санкции с фиксированным минимальным, но с открытым максимальным размером.

Вместе с тем, нельзя не отметить и разного рода перегибы в применении уголовно-правовых норм при назначении уголовного наказания.

Тоталитарная система, пусть и несколько смягченная, господство пресловутого “телефонного права”, несовершенство судебной системы не могли не наложить негативные отпечатки на практику назначения уголовного наказания, применение общих начал назначения уголовного наказания. Все руководящие указания ЦК КПСС и его органов были обязательны для судов, именно они определяли содержание социалистического правосознания, а судья обязан был их реализовать в конкретных уголовных делах. Всякое отступление от этих указаний влекло прекращение полномочий судьи, являвшегося номенклатурным работником соответствующего партийного комитета. Требование руководствоваться социалистическим правосознанием обернулось трагедией для общества, обвинительным уклоном решений судов, постановлением, как правило, обвинительных приговоров, в том числе и в отношении невиновных лиц.

Общеизвестны постановление ЦК КПСС и Совета Министров СССР от 30 июля 1970 года № 634 “О мерах по улучшению работы судебных и прокурорских органов”, постановление Центрального Комитета КПСС от августа 1979 года “Об улучшении работы по охране правопорядка и усилении борьбы с правонарушениями”, которые требовали от судей принятия решений по делам в соответствии с данными установками партии.

Примечателен тот факт, что Верховные Суды СССР и РСФСР, как только публиковалась директива партии, адресованная судам, принимали на соответствующих Пленумах или Президиумах данных судов руководящие указания нижестоящим судам. Например, постановление Пленума Верховного Суда СССР от 6 октября 1970 года “О задачах судебных органов по выполнению постановления ЦК КПСС и Совета Министров СССР от июля 1970 года “О мерах по улучшению работы судебных и прокурорских органов” или постановление Пленума Верховного Суда СССР от 7 декабря 1979 года № 8 “О задачах судов в свете постановления ЦК КПСС “Об улучшении работы по охране правопорядка и усилении борьбы с правонарушениями.” Уголовный кодекс РСФСР 1960 года установил, что уголовное наказание не только является карой за совершенное преступление, но и имеет целью:

1) исправление и перевоспитание осужденных в духе: а) честного отношения к труду;

б) точного исполнения законов;

в) уважения к правилам социалистического общежития;

2) предупреждение совершения новых преступлений осужденными;

3) предупреждение совершения новых преступлений.

Статья 21 УК РСФСР предусматривала применение к лицам, совершившим преступления следующие наказания:

1) лишение свободы;

2) ссылка;

3) высылка;

4) исправительные работы без лишения свободы;

5) лишение права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью;

6) штраф;

7) увольнение от должности;

8) возложение обязанности загладить причиненный вред;

9) общественное порицание;

10) конфискация имущества;

11) лишение воинских и других званий, а также орденов, медалей, почетных грамот и почетных званий.

К основным мерам уголовного наказания закон относил: лишение свободы, исправительные работы без лишения свободы, общественное порицание, направление в дисциплинарный батальон и направление в воспитательно-трудовой профилакторий;

к дополнительным и основным мерам - ссылку, высылку, лишение права занимать определенные должности и заниматься определенной деятельностью, штраф, увольнение от должности, возложение обязанности загладить причиненный вред;

к дополнительным - конфискацию имущества, лишение воинских и других званий, а также орденов, медалей, почетных грамот и почетных званий.

К военнослужащим срочной службы могло применяться направление в дисциплинарный батальон. К лицам, занимающимся бродяжничеством или попрошайничеством, либо ведущим паразитический образ жизни – направление в воспитательно-трудовые профилактории. Уголовный закон предусматривал в качестве исключительной меры уголовного наказания смертную казнь.

Принятие Основ уголовного законодательства СССР и республик года характеризует особый этап постсоциалистического уголовного права. В соответствии со статьей 29 к лицам, совершившим преступления, могли применяться следующие основные наказания:

1) штраф;

2) лишение права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью;

3) исправительные работы;

4) ограничение свободы;

5) арест;

6) лишение свободы.

К военнослужащим могли также применяться уголовные наказания в виде ограничения по службе и направления в дисциплинарный батальон, к несовершеннолетним – в виде возложения обязанности загладить причиненный вред, привлечения к общественно полезным работам, ограничения свободы досуга.

В качестве дополнительных уголовных наказаний могли применяться лишение воинского или специального звания и конфискация имущества.

Штраф и лишение права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью могли применяться и как основные, и как дополнительные наказания. Статья 40 Основ предусматривала исключительное наказание – смертную казнь. Уголовный кодекс РФ года закрепил систему принципов уголовной ответственности, одновременно отказавшись от требования о руководстве социалистическим правосознанием при назначении уголовного наказания.

С принятием действующего уголовного законодательства завершился исторический переход от индивидуального социалистического правосознания судьи к общественному правосознанию, отраженному в принципах законности, равенстве граждан перед законом, вины, справедливости, гуманизма.

В современный период институт назначения уголовного наказания претерпевает значительные изменения, которые принципиально изменили роль и значение суда в назначении уголовного наказания. Как метко замечено профессор Академии управления МВД России Вячеслав Петровичем Божьев, в этот период произошла «тихая революция».

Уголовное наказание применяется к лицу, признанному виновным в совершении преступления, и заключается в предусмотренном законом лишении или ограничении прав и свобод этого лица. В соответствии с данными изменениями, судья назначает наказание не за фактически содеянное осужденным, а только за действия, инкриминируемые стороной обвинения, при этом судья вправе назначить наказание по квалификации содеянного, предложенной стороной обвинения и не более.

Сложившаяся судебная практика рассмотрения уголовного дела исключительно в пределах предъявленного обвинения, как этого требовала ст. 252 УПК РФ, существенно ущемляла права потерпевшего.

Гражданин Республики Узбекистан Б.Т. Гадаев в ходе рассмотрения Калининским районным судом города Санкт-Петербурга уголовного дела, по которому он признан потерпевшим, дважды заявлял ходатайства о возвращении уголовного дела прокурору для устранения препятствий его рассмотрения судом на том основании, что органы предварительного расследования, по его мнению, квалифицировали действия обвиняемого как менее тяжкое, чем следует из фактических обстоятельств дела, преступление, допустив тем самым при составлении обвинительного заключения существенные нарушения требований Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации.

Конституционный Суд Российской Федерации своим постановление № 16-П от 2 июля 2013 года признал положения части 1 статьи 237 УПК РФ, не соответствующими Конституции Российской Федерации в той мере, в какой эти положения в системе действующего правового регулирования, в том числе во взаимосвязи с частью 2 статьи 252 УПК РФ, исключающей в судебном заседании возможность изменения обвинения в сторону, ухудшающую положение подсудимого, препятствует самостоятельному и независимому выбору судом подлежащих применению норм уголовного закона в двух случаях:

1) когда суд приходит к выводу, что фактические обстоятельства, изложенные в обвинительном заключении, обвинительном акте или обвинительном постановлении, свидетельствуют о наличии в действиях обвиняемого признаков более тяжкого преступления;

2) либо когда в ходе предварительного слушания или судебного разбирательства судом установлены фактические обстоятельства, являющиеся основанием для квалификации деяния как более тяжкого преступления.

Данное постановление Конституционного Суда Российской Федерации возвратило суды от обязанности установления процессуальной истины, то есть факта доказанности сторонами фактических обстоятельств совершенного деяния, к обязанности установления объективной истины по уголовному делу.

Данное исключительно важное постановление Конституционного Суда РФ, все же по-прежнему в полной мере не обеспечивает полную независимость суда при рассмотрении уголовного дела, так как увязывает право суда на возвращение уголовного дела прокурору не с необходимостью увеличения объема обвинения во всех случаях, а лишь при необходимости переквалифицировать действия виновного на более тяжкое преступление.

Между тем, в случаях уменьшения следователем объема обвинения (когда по делам о хищении собственности реальный ущерб значительно выше предъявленного обвинения, или вред здоровью причинен значительно больший, чем в предъявленном обвинении), или не привлечения к уголовной ответственности другого лица (роль которого в совершении преступления значительно активнее обвиняемого), суд должен руководствоваться по прежнему положениями статьи 252 УПК РФ, и рассматривать уголовное дело в пределах, предъявленного обвинения.

ЛЕКЦИЯ 2. ВИДЫ УГОЛОВНЫХ НАКАЗАНИЙ И ИХ СИСТЕМА:

ЗАКОНОДАТЕЛЬНЫЕ И ПРАВОПРИМЕНИТЕЛЬНЫЕ ПРОБЛЕМЫ Уголовный кодекс Российской Федерации, статья 44, предусматривает тринадцать видов уголовного наказания:


1) штраф;

2) лишение права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью;

3) лишение специального, воинского или почетного звания, классного чина и государственных наград;

4) обязательные работы;

5) исправительные работы;

6) ограничение по военной службе;

7) ограничение свободы;

8) принудительные работы;

9) арест;

10) содержание в дисциплинарной воинской части;

11) лишение свободы на определенный срок;

12) пожизненное лишение свободы;

13) смертная казнь.

Как видно из содержания данной уголовно-правовой нормы, она перечисляет виды наказаний в определенной последовательности, от менее строгого к более строгому виду наказания, что позволяет говорить о существовании некоей системы уголовных наказаний.

На наличии системы уголовных наказаний в научной литературе и у практических работников существуют различные точки зрения. Профессор Российской академии правосудия Леонид Александрович Прохоров полагает, что для упорядочения их применения статья 44 УК РФ располагает наказания в определенной системе. Он видит эту систему наказаний как установленный законом, строго обязательный для судов исчерпывающий перечень видов наказаний, расположенный в определенной последовательности, соответственно степени их строгости.

Профессор Московской государственной юридической академии имени О.Е. Кутафина Павел Георгиевич Пономарев под системой наказания понимал предусмотренный уголовным законом внутренне упорядоченный, исчерпывающий перечень видов наказаний, которые могут устанавливаться в санкциях Особенной части Уголовного кодекса РФ и применяться судом за совершение общественно опасных деяний.

Профессор Ростовского юридического института МВД России Валерий Николаевич Петрашев под системой наказаний понимает предусмотренный уголовным законом внутренне упорядоченный, исчерпывающий перечень видов наказаний, которые могут устанавливаться в санкциях норм Особенной части Уголовного кодекса РФ и применяться судом за совершение общественно опасных деяний.

Профессор Кубанского государственного университета Александр Петрович Чугаев определяет систему уголовных наказаний как установленный уголовным законом и обязательный для судов исчерпывающий перечень взаимодействующих видов наказаний, расположенных в определенном порядке в зависимости от степени их сравнительной тяжести.

Аналогичные позиции изложены в научной и учебной литературе учеными Московской государственной юридической академии Людмилой Валентиновной Иногамовой-Хегай и Алексеем Ивановичем Рарогом, Московского государственного университета Владимиром Семеновичем Комисаровым и Ириной Михайловной Тяжковой, Саратовской государственной юридической академии Бяширом Тагировичем Разгильдиевым и Натальей Александровной Лопашенко, Уральской государственной юридической академии Иваном Яковлевичем Козаченко и Геннадием Петровичем Новоселовым и многими другими.

Таким образом, можно сделать вывод о реальном существовании системы уголовных наказаний, которая прослеживается в перечне видов уголовных наказаний, закрепленных в уголовном законе, который является исчерпывающим, а также расположении видов уголовных наказаний в определенном порядке, от менее строгого к более строгому.

Значение исчерпывающего перечня уголовных наказаний состоит в том, что суд не может назначить подсудимому такое уголовное наказание, которое не указано в этом перечне, что безусловно является важной гарантией ограничения судейского усмотрения в выборе мер уголовного наказания.

Система наказаний, фактически зафиксированная в УК РФ, отражает основные современные принципы уголовного права, в первую очередь принципы законности, справедливости и гуманизма, а также основные тенденции борьбы с преступностью в современный период: ужесточение уголовно-правовых мер в борьбе с тяжкими и особо тяжкими преступлениями и смягчение наказания в отношении менее опасных преступлений.

Вместе с тем, некоторые ученые и практические работники полагают, что система уголовных наказаний в действующем уголовном законодательстве несовершенна. Так, председатель Верховного суда Республики Адыгея, профессор Аслан Исмалович Трахов и ряд других ученых не без оснований считают ее «бессистемной системой» наказаний в УК РФ. Сравнивая два вида наказания – штраф и исправительные работы, они полагают, что законодатель неоправданно расценивает исправительные работы как более строгий вид наказания, нежели штраф и мотивирует этот вывод следующим. По части 1 статьи 158 УК РФ может быть назначено в качестве основного вида наказания штраф от 200 до 700 минимальных размеров оплаты труда, а исправительные работы от одного года до двух лет.

Если взять минимальный размер штрафа, предусмотренный санкцией части статьи 158 УК РФ, т.е. 200 минимальных размеров оплаты труда, составляющей 100 руб., то осужденный должен заплатить штраф в размере 20 тыс. рублей. Если взять нижнюю границу удержания при исправительных работах, т.е. пять процентов от месячной заработной платы, а средняя месячная зарплата составляет 800 рублей, то осужденный к исправительным работам будет ежемесячно уплачивать проценты в сумме 40 руб. При осуждении к одному году исправительных работ, он уплатит всего 480 руб.

Если виновное лицо осуждено к максимальному размеру штрафа – к минимальным размерам оплаты труда, т.е. ему придется уплатить 70 тыс.

рублей штрафа. Если же виновный будет осужден к двум годам исправительных работ с удержанием из заработной платы двадцати процентов ежемесячно, то за два года он выплатит всего 3840 руб.

Из этого анализа сделан вывод, несложные расчеты говорят о том, что штраф для лица, совершившего преступление (в нашем случае – кражу), является более строгим видом наказания, чем исправительные работы, и материальные последствия для него при штрафе более серьезны. Данный вывод не бесспорен, так как они единственным критерием определения степени тяжести уголовного наказания используется сумма денежных выплат осужденным, а не уголовно-правовое воздействие в полном объеме.

Любой вид уголовного наказания должен преследовать определенную цель, закрепленную уголовным законом – исправление осужденного и предупреждение совершения новых преступлений. Между тем, назначенное уголовное наказание в виде штрафа осужденным может быть исполнено сразу после объявления приговора, в то время как исправительные работы осужденный будет отбывать в течение двух лет, следовательно, увеличится период государственного принуждения и правовые последствия совершенного преступления.

Прав был профессор Ленинградского юридического института Михаил Давидович Шаргородский, утверждавший, что исправительные работы без лишения свободы – наказание теоретически более эффективное, чем штраф, так как в нем должно соединяться устрашение … с воспитательным общественным воздействием.

Следует отметить, что некоторые виды уголовных наказаний, входящие в их систему в прежнем УК, сейчас исключены из нее. Это касается общественного порицания, возложения обязанности загладить причиненный вред и увольнения от должности. Общественное порицание исключено из системы уголовных наказаний, поскольку по своему характеру это наказание не является уголовно-правовым;

оно не адекватно природе преступления как деяния, причиняющего существенный вред охраняемым уголовным законом объектам (к тому же этот вид наказания фактически отвергнут и судебной практикой).

Включение возложения обязанности загладить причиненный вред и увольнения от должности в систему видов уголовного наказания прежнего УК свидетельствовало об ошибочном представлении содержания метода уголовно-правового регулирования и даже о смешения его с методами правового регулирования, присущими другим отраслям права. Так, увольнение от должности есть одно из последствий расторжения трудового договора, регулируемого нормами трудового права. Обычно такое увольнение выступает как разновидность дисциплинарной ответственности рабочих и служащих за виновное неисполнение ими трудовых обязанностей.

Включение увольнения от должности в систему уголовных наказаний в определенной мере стирало грань между уголовным и трудовым правом, между уголовным и дисциплинарным наказанием. В этом случае уголовно правовой запрет в определенном смысле даже дискредитировался, поскольку фактически отсутствовала разница между правовыми последствиями совершения преступления и дисциплинарного проступка.

Аналогичное положение было и с включением в систему уголовных наказаний возложения обязанности загладить причиненный вред. В принципе это разновидность гражданско-правовой ответственности, которая наступает из обязательств, возникающих вследствие причинения вреда.

Причем такая ответственность в гражданском праве являлась даже более строгой, чем в уголовном (в отличие от уголовной она не ограничивалась размером возмещения материального ущерба).

В системе уголовных наказаний в УК РФ появились новые виды уголовных наказаний, не известные УК РСФСР 1960 г. Это – обязательные работы, ограничение по военной службе (для совершивших преступление военнослужащих), ограничение свободы и арест. Эти виды уголовных наказаний призваны по возможности ограничить применение лишения свободы.

Все виды наказаний, входящие в систему, согласно УК РФ подразделяются на три группы в зависимости от порядка назначения наказания:

1) основные;

2) дополнительные;

3) наказания, которые могут назначаться как в качестве основных, так и в качестве дополнительных (статья 45 УК РФ).

Основные виды уголовного наказания могут применяться только самостоятельно и не могут присоединяться к другим уголовным наказаниям.

В соответствии с частью 1 статьи 45 УК РФ к ним относятся: обязательные работы, исправительные работы, ограничение по военной службе, ограничение свободы, арест, содержание в дисциплинарной воинской части, лишение свободы на определенный срок, пожизненное лишение свободы и смертная казнь.


Дополнительные виды уголовного наказания назначаются лишь в дополнение к основным и не могут назначаться самостоятельно. Согласно части 3 статьи 45 УК РФ к ним относятся: лишение специального, воинского или почетного звания, классного чина и государственных наград, а также конфискация имущества.

Иные виды уголовного наказания, т. е. штраф, лишение права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью, в соответствии с частью 2 статьи 45 УК РФ, - могут применяться как в качестве основных уголовных наказаний, так и в качестве дополнительных.

По характеру государственного принуждения они могут быть дополнительно подразделены на три группы:

1) уголовные наказания, не связанные с ограничением или лишением свободы (штраф, лишение права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью, лишение специального или воинского звания, обязательные работы, исправительные работы, ограничение по военной службе и конфискация имущества);

2) уголовные наказания, состоящие в ограничении или лишении свободы (ограничение свободы, арест, содержание в дисциплинарной воинской части, лишение свободы на определенный срок и пожизненное лишение свободы);

3) смертная казнь.

Штраф. Статья 46 УК РФ рассматривает штраф как денежное взыскание, назначаемое в пределах, предусмотренных Уголовным кодексом Российской Федерации.

Штраф устанавливается в размере от пяти тысяч до пяти миллионов рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период от двух недель до пяти лет либо исчисляется в величине, кратной стоимости предмета или сумме коммерческого подкупа, взятки или сумме незаконно перемещенных денежных средств и (или) стоимости денежных инструментов.

Штраф в размере от пятисот тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период свыше трех лет может назначаться только в случаях, специально предусмотренных соответствующими статьями Особенной части Уголовного кодекса Российской Федерации, за исключением случаев исчисления размера штрафа, исходя из величины, кратной сумме коммерческого подкупа, взятки или сумме незаконно перемещенных денежных средств и (или) стоимости денежных инструментов.

Штраф, исчисляемый исходя из величины, кратной сумме коммерческого подкупа, взятки или сумме незаконно перемещенных денежных средств и (или) стоимости денежных инструментов, устанавливается в размере до стократной суммы коммерческого подкупа, взятки или суммы незаконно перемещенных денежных средств и (или) стоимости денежных инструментов, но не может быть менее двадцати пяти тысяч рублей и более пятисот миллионов рублей.

Размер штрафа определяется судом с учетом тяжести совершенного преступления и имущественного положения осужденного и его семьи, а также с учетом возможности получения осужденным заработной платы или иного дохода. С учетом тех же обстоятельств суд может назначить штраф с рассрочкой выплаты определенными частями на срок до пяти лет.

В качестве дополнительного вида наказания штраф может назначаться только в случаях, предусмотренных соответствующими статьями Особенной части Уголовного кодекса Российской Федерации. Штраф как дополнительное наказание предусматривается в 84 санкциях УК, что составляет 14,2% от общего числа санкций УК или 24,7% от общего числа кумулятивных санкций, из них в 32 случаях штраф назначается за тяжкие и особо тяжкие преступления (в 17 и 15 санкциях соответственно). Штраф в качестве дополнительного наказания может назначаться только при условии, если в качестве такового он предусмотрен в санкции соответствующей статьи Особенной части УК.

Сам термин «дополнительное наказание» означает, что это наказание, по сравнению с основным, является вспомогательным средством принудительного воздействия на осужденного, применяемым не всегда, а лишь тогда, когда возникает необходимость добиться с помощью применения наказания такого эффекта, достичь которого назначением лишь основного наказания оказывается затруднительным или вовсе невозможным.

Действительно, во всех случаях применения уголовного наказания основное наказание всегда присутствует, дополнительное может назначаться, а может и не быть назначенным. То обстоятельство, что в некоторых случаях законодатель признает применение дополнительного наказания обязательным, не меняет его сущности как наказания, дополняющего собой основное, а потому и не может рассматриваться как аргумент против признания его вспомогательным средством воздействия.

Вспомогательная роль дополнительного наказания заключается в том, что оно облегчает достижение совокупным наказанием стоящих перед ним целей. Причем закон не дифференцирует цели применения основных и дополнительных наказаний. Назначение дополнительных наказаний служит тем же целям, что и назначение основных наказаний.

Решая вопрос о назначении штрафа и его размере, суд не должен опасаться того, что для осужденного это наказание будет обременительным.

Напротив, суд должен стремиться к этому и определить штраф в таком размере, чтобы осужденный почувствовал, что подвергнут уголовному наказанию. Штраф представляет собой уголовную кару, способную ущемлять принадлежащие человеку материальные блага, и тем самым он может и должен причинить осужденному определенные тяготы и ограничения, однако в любом случае размер штрафа должен быть реальным для исполнения.

В случае злостного уклонения от уплаты штрафа, назначенного в качестве основного наказания, за исключением случаев назначения штрафа в размере, исчисляемом исходя из величины, кратной стоимости предмета или сумме коммерческого подкупа или взятки, штраф заменяется иным наказанием, за исключением лишения свободы.

При злостном уклонении от уплаты штрафа в размере, исчисляемом исходя из величины, кратной стоимости предмета или сумме коммерческого подкупа или взятки, назначенного в качестве основного наказания, штраф заменяется наказанием в пределах санкции, предусмотренной соответствующей статьей Особенной части Уголовного кодекса Российской Федерации. При этом назначенное наказание не может быть условным.

Судебная практика применения данного вида уголовного наказания по Северо-Кавказскому федеральному округу Российской Федерации весьма разнообразна, при среднем показателе назначения штрафа по России от числа осужденных – 6,3%, в СКФО он составляет 10,2%. Наиболее часто штраф назначается судами Республики Дагестан – 23,8%, Республики Северная Осетия-Алания - 22,1%, реже штраф назначается судами Республики Кабардино-Балкария – 3,8%.

Законодатель, на наш взгляд, не совсем удачно сконструировал часть статьи 46 УК, указав, что в случае злостного уклонения от уплаты штрафа, назначаемого в качестве основного наказания, он заменяется иным наказанием, за исключением лишения свободы не указав при этом каким иным наказанием.

Указанное положение законодатель не распространил на осужденных к наказанию в виде штрафа за коммерческий подкуп (статья 204 УК), получение взятки (статья 290 УК), дачу взятки (статья 291 УК) посредничество во взяточничестве (статья 291.1 УК) и тем более обозначил несовершенство данной уголовно-правовой нормы.

В таком случае возможны два варианта замены штрафа иным наказанием:

1) с учетом видов и пределов наказания закрепленного в санкции нарушенного уголовного закона;

2) с учетом видов наказаний, предусмотренных статьей 44 УК РФ в пределах и размерах, закрепленных в главе 9 УК, для каждого вида наказания.

При первом варианте судейское усмотрение ограничивается наличием иных видов уголовных наказаний в санкции совершенного преступления. В таком случае, как поступить суду, если существует только один вид наказания - штраф, или если и имеются иные виды наказаний в санкции, но они не могут применяться к определенным субъектам преступления?

Законодатель ответа на данный вопрос не дал, весьма противоречива и судебная практика: одни суды отказывают в удовлетворении ходатайства о замене штрафа иным видом наказания, другие предоставляют рассрочку уплаты штрафа на больший срок. В обоих случаях назначенное судом наказание явно не обеспечивает достижение его целей. Нет ответа на данный вопрос в разъяснениях Пленума Верховного Суда Российской Федерации.

Заслуживают внимание предложение о том, что часть 5 статьи 46 УК РФ изложить в следующей редакции: «В случае злостного уклонения от уплаты штрафа, назначаемого в качестве основного наказания, он заменяется любым видом наказания, предусмотренным п. «б» - «к» статьи 44 УК в пределах, установленных главой 9 УК для каждого вида наказания, а также лишением свободы на срок до пяти лет».

Злостно уклоняющимся от уплаты штрафа признается осужденный, не уплативший штраф либо его часть в установленный срок (30 дней со дня вступления приговора суда в законную силу - статьи 32 УИК РФ).

Неудачная редакция части 5 статьи 46 УК порождает противоречивую судебную практику и весьма разные позиции в научной литературе. Так, профессор Московской государственной юридической академии Александр Иванович Чучаев считает, что в случае злостного уклонения от уплаты штрафа его замена более строгим видом наказания является обязательной.

При этом суд свободен в выборе того вида наказания, которым он считает целесообразным заменить назначенный приговором штраф, из числа предусмотренных санкцией, и в определении конкретного размера этого наказания в рамках, установленных санкцией.

Однако свобода выбора судом вида и размера наказания относительна.

Кроме возможности замены штрафа лишением свободы по статьям 204, 290, 291, 291.1 УК РФ, судейское усмотрение базируется на конкретном размера наказания в рамках, установленных исключительно санкцией совершенного преступления.

Заслуживают внимания предложения некоторых авторов о назначении наказания в виде штрафа приговором суда, без применения какой-либо отсрочки его исполнения виновному лицу.

Не менее привлекательным является предложение об увеличении штрафа в случае его неуплаты в добровольном порядке в тридцатидневный срок, скажем, с применением судом определенного коэффициента, что несомненно будет ориентировать осужденного на добровольное исполнение назначенного наказания.

Виталий Аркадьевич Галинский, по опыту законодательства ФРГ, предлагает устанавливать штраф в денежных ставках. Количество дневных ставок определяется судом с учетом тяжести совершенного преступления в интервале от 50 до 720 дневных ставок. Размер одной дневной ставки определяется судом с учетом личных обстоятельств и имущественного положения осужденного.

Заслуживает внимания предложение группы ученых кафедры уголовного права Северо-Кавказского федерального университета о назначении судом наказания в виде штрафа в зависимости от полученных годовых доходов виновным лицом, с получением соответствующих данных из налоговой декларации. Применяя определенную условную ставку штрафа, размер штрафа будет различным, в зависимости от годового дохода осужденного, скажем при 200 000 рублей или при одном миллионе рублей.

Лишение права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью. В соответствии со статьей 47 УК РФ лишение права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью состоит в запрещении занимать должности на государственной службе, в органах местного самоуправления либо заниматься определенной профессиональной или иной деятельностью.

Лишение права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью устанавливается на срок от одного года до пяти лет в качестве основного вида наказания и на срок от шести месяцев до трех лет в качестве дополнительного вида наказания.

В случаях, специально предусмотренных соответствующими статьями Особенной части Уголовного кодекса Российской Федерации, лишение права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью устанавливается на срок до двадцати лет в качестве дополнительного вида наказания. Лишение права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью может назначаться в качестве дополнительного вида наказания и в случаях, когда оно не предусмотрено соответствующей статьей Особенной части Уголовного кодекса Российской Федерации в качестве наказания за соответствующее преступление, если с учетом характера и степени общественной опасности совершенного преступления и личности виновного суд признает невозможным сохранение за ним права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью.

Федеральными законами от 27.12.2009 года № 377-ФЗ и от 07.12. года № 420-ФЗ установлено, что в случае назначения этого вида наказания в качестве дополнительного к обязательным работам, исправительным работам, ограничению свободы, а также при условном осуждении, его срок исчисляется с момента вступления приговора суда в законную силу. В случае назначения лишения права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью в качестве дополнительного вида наказания к аресту, содержанию в дисциплинарной воинской части, принудительным работам, лишению свободы оно распространяется на все время отбывания указанных основных видов наказаний, но при этом его срок исчисляется с момента их отбытия.

Лишение права занимать определенные должности состоит в прекращении, вследствие обвинительного приговора и назначения указанного уголовного наказания, трудового договора с осужденным администрацией предприятия, учреждения или организации (государственных, общественных или частных) и внесении в трудовую книжку осужденного записи о том, на каком основании и на какой срок он лишается определенной должности.

Суд в приговоре должен конкретно указать, какие должности он лишен права занимать (например, связанные с распоряжением денежными или иными материальными ценностями, с воспитанием детей, занятием медицинской деятельностью и т. д.).

Лишение права заниматься определенной деятельностью есть запрещение по приговору суда осужденному работать в какой-либо сфере по определенной специальности. Лишение и того, и другого права применяется в тех случаях, когда по характеру совершенного виновным преступления суд считает невозможным занятие осужденным определенной должности или определенной деятельностью.

Государственное принуждение этого вида уголовного наказания заключается в том, что оно лишает осужденного права на свободный выбор должности, определенных занятий в течение времени, указанного в приговоре. Кроме того, лишение права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью может привести к утрате или ограничению законных льгот и преимуществ, связанных с прежней должностью или деятельностью осужденного, может повлечь перерыв специального трудового стажа, наконец, может привести к понижению размера его заработка.

Особенностью предусмотренного в пункте "б" статьи 44 и статьи УК РФ наказания является его двойственная правовая природа. Лишение права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью - это самостоятельные виды уголовных наказаний, которые применяются к лицу (специальному субъекту), признанному виновным в совершении преступления в связи с занимаемой им должностью на государственной службе, в органах местного самоуправления либо в связи с занятием определенной профессиональной или иной деятельностью, а также вопреки интересам такой службы либо деятельности, и заключаются в лишении этого лица конкретных субъективных прав и в ограничении его правоспособности на установленный приговором суда срок.

Наказания в виде лишения права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью могут быть назначены лишь за те преступления, которые совершаются в связи с занимаемой лицом должностью на государственной службе, в органах местного самоуправления либо в связи с занятием определенной профессиональной или иной деятельностью, вопреки интересам этой службы либо деятельности, т. е. они назначаются при наличии специального субъекта преступления.

Карательное содержание исследуемых наказаний составляют как лишение осужденного конкретных субъективных прав в сфере трудовой деятельности, так и временное ограничение его правоспособности.

Особенностью истории становления и развития наказаний в виде лишения права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью в России является постепенный переход к объединению их в одной статье уголовного закона и сокращению сроков их применения. Учитывая исторические традиции закрепления этих наказаний в самостоятельных статьях законов России, а также законодательный опыт зарубежных стран, делается вывод о возможности возвращения к некоторым положениям ранних источников уголовного права. Предлагается предусмотреть их в качестве самостоятельных видов наказаний в различных статьях УК РФ, увеличить их сроки, в том числе предусмотреть возможность бессрочного назначения лишения права занимать должности на государственной службе и службе в органах местного самоуправления за совершение особо тяжких и тяжких преступлений с использованием должности.

Предлагается часть 2 статьи 47 УК РФ изложить в следующей редакции: "Лишение права занимать определенные (публичные) должности или заниматься определенной деятельностью устанавливается на срок от одного года до десяти лет в качестве основных видов наказаний за умышленные преступления, на срок от одного года до пяти лет - в качестве основных видов наказаний за неосторожные преступления и на срок от одного года до пяти лет - в качестве дополнительных наказаний".

При назначении наказания в виде лишения права занимать должности на государственной службе, в органах местного самоуправления в приговоре суда не следует указывать конкретную должность или сферу государственной службы Российской Федерации или субъекта Федерации, а также должность службы в органах местного самоуправления, а достаточно указать на лишение осужденного права занимать должности на государственной службе, в органах местного самоуправления на срок, определяемый судом в соответствии с законом. Такое указание в приговоре суда будет означать, что осужденный в течение указанного в приговоре срока не может быть принят на работу ни на одну должность федеральной государственной службы, государственной службы субъекта Федерации, а также на должности, устанавливаемые реестрами должностей органов местного самоуправления всех уровней.

Учитывая, что наличие в заголовке и содержании статьи 47 УК РФ указания на лишение права занимать "определенные должности" дает повод судьям полагать, что в приговоре надо называть конкретную должность на государственной службе или в органах местного самоуправления, в диссертации предлагается слово "определенные" из части 1 статьи 47 УК РФ - исключить либо заменить его на слово "публичные" должности.

При назначении наказания в виде лишения права заниматься определенной профессиональной или иной деятельностью в приговоре суда необходимо указывать конкретный вид профессиональной или иной деятельности. Под профессиональной деятельностью следует понимать такие виды деятельности, которые могут осуществляться при наличии у лица специальной профессиональной подготовки, подтвержденной соответствующим документом (сертификатом, дипломом, свидетельством, удостоверением и т.п.). Под иной деятельностью, право заниматься которой осужденный может быть лишен в соответствии с приговором суда, следует понимать такую предпринимательскую и иную, не запрещенную законом деятельность, на осуществление которой требуется получение лицензии либо регистрация в качестве налогоплательщика. Запрет на занятие иными видами деятельности не поддается контролю специально созданных на то государственных и иных органов (любительская фотография, пение, вязание для себя и т.п.) и поэтому запрещение их нецелесообразно.



Pages:   || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 7 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.