авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 || 3 | 4 |

«Анонс: Последние находки, сделанные в западных и российских архивах, позволяют сде- лать вывод о том, что нацисты все-таки располагали ядерным оружием. Испы- тания ядерных зарядов были ...»

-- [ Страница 2 ] --

Впоследствии, облетав “Ме-262”, американцы назвали его лучшим истребите лем Второй мировой войны и поражались тому, насколько он технологичен и прост в сборке. В 1947 году “Ме-262”, купленный американским миллиардером Говардом Хьюзом, практически на равных соревновался в гонках с реактивными истребителями ВВС США! Появись он на фронте годом раньше – исход войны в воздухе мог быть совсем другим.

А первым в мире серийным реактивным бомбардировщиком намного опере дившим свое время стал “Арадо” “Ar-234”. За всю войну истребителям союзников удалось сбить всего четыре “Арадо”!

“Ar-234” К концу 1944-го года вышли в свет ракетный перехватчик “Ме-163” (скорость около 1000 км/час), убийца “летающих крепостей”, турбореактивный перехват чик “He-162”.

“Ме-163” Поистине роковым для активно нарождающейся реактивной авиации Третье го Рейха стал катастрофический дефицит топлива, вызванный оперативными действиями советской армии по отсечению румыно-венгерской нефтяной аорты.

Уже после капитуляции в руки англо-американцев попал “Ju-287”, четырех моторный тяжелый бомбардировщик с турбореактивной силовой установкой и… крыльями обратной стреловидности! С грузом бомб общим весом в четыре тонны он развивал скорость 859 км/час на высоте свыше 5000 метров86.

А первый шестидвигательный вариант “Ju–287”, реактивный “Ju-287V3” вес ной 1945 года был захвачен уже советскими войсками. Самолет был перевезен в СССР, где прошел летные испытания под индексом “EF-131”. На основе этой ма шины был создан советский аналог “Проект-140”, оснащенный двумя двигателя ми Микулина “АМ-01”86.

“Ju-287” В конце 1944 года Александр Липпиш приступил к созданию “Me Р-1101” с изменяемой геометрией крыла (!) и горизонтального оперения, максимальный угол стреловидности достигал 40 градусов.

“Ме Р-1101” “Ме Р-1101” (поразительно похожий на послевоенный “МиГ-9”) развивал ско рость 1025 км/час. Серийный образец должен был быть оснащен системой под вески до четырех ракет класса “воздух-воздух” “X-4”86. В конце апреля 1945 года почти готовая машина была захвачена американцами и вывезена в CШA. Любо пытно, что имея на руках практически готовый самолет американцы только через шесть лет (в июне 1951 года) cумели поднять в воздух, созданный на его основе реактивный самолет “Белл Х-105”, ставший первым в мире самолетом с изменяе мой геометрией крыла86!

В 1942 году майор Вальтер Хортен и его брат обер-лейтенант Реймар Хортен были отозваны из строевых частей для работы в “Sonderkommando 9”, созданной под эгидой Люфтваффе исключительно для реализации проекта самолета схемы “летающее крыло”. Итогом их трудов стал один из самых нестандартных боевых самолетов Второй мировой войны, “Horten/Gotha” “Ho IX/Go 229” – первый тур бореактивный самолет – ”летающее крыло” (2 ТРД “Junkers Jumo-004В-1”, -2 или – 3;

скорость – 970 км/час;

практический потолок – 16000 метров;

вооружение – че тыре 30-мм пушки МК-103 или МК-108;

2х1000-кг бомбы).

“Ho IX/Go 229” Примечательно, что “Go 229” был выполнен в соответствии с технологией малой заметности86!

12 марта 1945 года на совещании у Геринга “Go 229” был включен в “срочную ис требительную программу”, однако машина не пошла в серию, так как через два месяца американцы захватили завод в Фридрихсроде, где осуществлялась сборка опытных образцов86.

А весной 1945 года союзными войсками был разрушен почти законченный опытный самолет-“бесхвостка”, также спроектированный братьями Хортенами86.

Речь идет о проекте сверхзвукового истребителя с ТРД “HeS011”. При разработке этого самолета Хортены отошли от своей традиционной схемы “летающее кры ло”. Самолет имел стреловидные крыло и киль, в средней части которого распо лагалась кабина летчика. В дальнейшем этот сверхзвуковой треугольник получил обозначение “Н XIIIb”. В январе 1945 года началась постройка опытного образца самолета. Максимальная расчетная скорость (с работающими ускорителями) – 1500 км/час, практический потолок – 15000 метров, дальность – 2000 километров86.

“Н XIIIb” современная реконструкция Помимо, безусловно новаторских (и даже футуристических) для того времени конструкций летательных аппаратов, выполненных в виде “бесхвосток”, “летаю щих крыльев”, самолетов с обратной стреловидностью крыла и самолетов асим метричной схемы, в Германии были разработаны самолеты вертикального взлета и посадки с поворотными или вращающимися крыльями.

Пожалуй, самым необычным из них является проект реактивного перехватчи ка вертикального взлета и посадки FW “Triebflugel”, разработанный в сентябре 1944 года в фирме “Фоке-Вульф” конструктором Х. Фон Халеном. Особенностью этого самолета являлся вращающийся вокруг фюзеляжа трехлопастной ротор, на конце каждой лопасти был установлен ПВРД конструкции Отто Пабста. Двига тель, разработанный еще в 1941 году, развивал тягу 839 кгс. и мог работать на не дифицитных видах топлива, включая угольную пыль! На земле самолет стоял вертикально на шасси, состоящем из основного центрального колеса в хвостовой части фюзеляжа и четырех дополнительных стоек с маленькими колесами. В по лете дополнительные стойки складывались назад, напоминая бутон тюльпана.

Вооружение состояло из двух 30-мм пушек MK 103 (2х100 выстрелов) и двух 20-мм пушек MG 151/20 (2х250 выстрелов). Максимальная расчетная скорость – км/час. Хотя FW “Triebflugel”не был построен, модель продувалась в аэродина мической трубе до скорости 0,9 Маха с удовлетворительными результатами.

После войны подобная схема была реализована в американских эксперимен тальных самолетах “XFY-1” фирмы “Конвэр” и “XFV-1” фирмы “Локхид”.

FW “Triebflugel” современная реконструкция (Luft'46) Не менее любопытен проект истребителя-перехватчика вертикального взлета и посадки He “Wespe” (“Оса”) с кольцевым крылом вокруг средней части фюзе ляжа, разработанный в конце 1944 года филиалом компании “Heinkel” в Вене.

Крыло крепилось к фюзеляжу при помощи трех пилонов. В задней части фюзе ляжа устанавливался турбовинтовой двигатель “DB PTL” 021 или “HeS021” мощ ностью 2000 л.с., вращавший шестилопастный винт, располагавшийся внутри крыла.

По бокам кабины пилота устанавливались две пушки МК 108. Шасси трехсто ечное, расположенное на конце трехкилевого хвостового оперения. Максималь ная скорость – 800 км/час.

He “Wespe” современная реконструкция (Luft'46) Однако более удачным в аэродинамическом плане оказался проект перехват чика вертикального взлета и посадки He “Lerche” II (“Жаворонок”).

Инженер Райнигер (Reiniger) из филиала компании “Heinkel” в Вене начал рабо ты по проекту 25 февраля 1945 года, а уже 8 марта проект был готов. “Lerche” был подобен предыдущему проекту, но с двумя двигателями Daimler Benz “DB 605D”, каждый из которых вращал трехлопастный винт. Вооружение состояло из двух 30 мм пушек MK 108. Максимальная скорость – 800 км/час86.

He “Lerche” II современная реконструкция (Luft'46) А вот марки, которые немцы готовили к производству уже в 1945-1946 годах.

“Blohm&Voss-209” с крыльями обратной стреловидности (скорость 1000 км/час, потолок 12-13 тысяч метров). Легкий истребитель “B&V-211a” (скорость км/час, потолок 8 тысяч метров). “B&V-211b”, весьма похожий на “МиГ-15” скосом и формой плоскостей (скорость 900 км/час). “B&V-212”, стрела-“бесхвостка” (ско рость 910 км/час). “Dornier-256” – сигарообразный двухмоторный многоцелевой самолет с прямыми крыльями (скорость 800 км/час). “FW-183” детище Курта Тан ка (опять-таки подозрительно похожее на “МиГ-15”) – полтонны бомб, скорость около 1000 км/час, первые аэродинамические испытания прошли в 1942-1943 го дах. А “FW-183P7” уже поразительно напоминает английский “Вампир”. Но вот “FW-283” аналогов вообще не имеет – “торпеда” со скошенными крыльями и дву мя реактивными “трубами” на хвосте, совсем как у позднейшего “Ту-154” (ско рость 1150 км/час). “Hе-1078” и “Hе-1078Б”. Данные последнего – скорость км/час, потолок 13 километров. “Hе-1079” – скорость 900 км/час. Спроектирован ный бомбардировщик “Ме-1107” должен нести пять тонн бомб со скоростью км/час. “Ме-1111” – настоящий шедевр! Треугольная “бесхвостка” (скорость км/час) с четырьмя пушками и ракетами “воздух-воздух”. Бомбардировщик “Аr 2-1” выглядит копией английского стратегического бомбера 50-х годов “Вулкан”, а “Аr-2” весьма похож на “Ту-16”86.

В 1943 году в Германии испытана первая в мире крылатая радиоуправляемая противокорабельная ракета “Henschel ”. Тогда же немцы испытывают первые в мире ракеты ПВО – сверхзвуковые “Рейнтохтер” и “Фойерлили” фирмы “Rheinmetall”, дозвуковые “Шметтерлинг” профессора Вагнера и мессершмиттов ский “Энциан”.

ЗУР “Rheintocher” R-1 во время испытательного полета На базе активно развивающейся программы создания баллистической ракеты “А-4” (“V-2”) создается зенитная управляемая ракета “Wasserfall”.

Именно ЗУР “Wasserfall”, наряду с баллистической ракетой “A-4”, были при знаны в Советском Союзе как наиболее совершенные. В Постановлении Совета Министров СССР № 1017-419 сс от 13 мая 1946 года, где были определены перво очередные задачи в области создания новой отрасли оборонной промышленно сти – ракетостроения, мы находим следующие подпункты:

“Считать первоочередными задачами следующие работы по реактивной технике в Германии:

- полное восстановление технической документации и образцов дальнобойной управ ляемой ракеты ФАУ-2 и зенитных управляемых ракет “Вассерфаль”, “Рейнтохтер”, “Шметтерлинг”;

- восстановление лабораторий и стендов со всем оборудованием и приборами, необхо димыми для проведения исследований и опытов по ракетам “ФАУ-2”, “Вассерфаль”, “Рейнтохтер”, “Шметтерлинг” и другим ракетам;

- подготовка кадров советских специалистов, которые овладели бы конструкцией ра кет ФАУ-2, зенитных управляемых и других ракет, методами испытаний, технологией производства деталей и узлов и сборки ракет”86.

Особо ценными для советских авиаконструкторов оказались германские нара ботки по реактивным двигателям. Так под индексом “РД-20” в серию был запу щен немецкий двигатель “BMW-003”86.

ЗУР “Wasserfall” ЗУР “Wasserfall” так и не были приняты на вооружение, хотя, безусловно, мог ли бы произвести коренной переворот в воздушной войне. Дело в том, что осенью 1944 года министр вооружения и военной промышленности Альберт Шпеер не поддержал расширение программы по производству зенитного управляемого снаряда, поскольку в этом случае проект “А-4” должен был бы разделить с ней свои ресурсы86.

В Лондон материалы о ЗУРах поступили еще в 1943 году по каналам француз ской разведывательной группы “Марко Поло” (подробнее о ней мы будем гово рить ниже). Перехватив у немцев идею, англичанам удалось, развить ее и создать весьма действенные ракеты ПВО86.

В Германии создаются ракеты “воздух-воздух” – жидкостная, управляемая по проводам с самолета “Х-4” (60 кг) и радиоуправляемая ракета “Henschel” “Hs 298”86.

В конце войны немцы начинают применять трехступенчатые тактические ра кеты “Rheinbote” (производства “Rheinmetall Borsig”) с дальностью доставки бое головки от 10 километров (140 кг) до 220 километров (20 кг), а немецкая промыш ленность, освоив производство зенитных ракетных установок, авиационных ракет “воздух-воздух”, “воздух-земля”, приступила к выпуску противотанковых управ ляемых реактивных снарядов (ПТУРС), поставка которых была сорвана бомбеж ками военных заводов.

“Rheinbote” В ноябре 1944 года фирма “HASAG” (H. Schneider A.G. Leipzig) начала произ водство переносных ракетных зенитных комплексов “Fliegerfaust”, прототипа ПЗРК “Стингер” (“Stinger”, США) и “Стрела” (CCCР). К марту 1945 года было ис пользовано 80 ПЗРК “Fliegerfaust”.

Создаются и первые образцы высокоточного оружия. В 1943 году Люфтваффе развернул две системы, ставшие прототипом современной противокорабельной крылатой ракеты (“ASCM”). Радиоуправляемая планирующая бомба “Fx-1400” c дальностью полета около 7 километров, несла бронебойную боеголовку массой в 1360 кг. Вторая дистанционно управляемая противокорабельная крылатая ракета с реактивным двигателем и боеголовкой массой 550 кг. – “HS-293” предназнача лась для уничтожения небронированных морских целей и имела дальность поле та 18 километров.

9 сентября 1943 запущенные с самолетов крылатые ракеты “Fx-1400” потопили итальянский линкор “Roma” и серьезно повредили линкор “Italia”. 11 сентября 1943 года противокорабельные ракеты были применены во время высадки союз ников в Салерно. В первый день был серьезно поврежден крейсер USS “Саванна”, а двумя днями позже потоплено госпитальное судно и выведены из строя британ ский крейсер HMS “Uganda” и линкор HMS “Warspite”86.

В апреле 1945 года у Кирхейма под Штудтгартом, для отражения налетов аме риканских бомбардировщиков были размещены первые десять “Ba.349 Natter” (“Гадюка”) – уникального гибрида вертикально стартующей ракеты и одноразо вого перехватчика (фактически пилотируемой крылатой ракеты) с целой батаре ей реактивных снарядов в носовой части фюзеляжа. По своим характеристикам “Natter” могла стать отличной системой объектовой ПВО, вполне способной спра виться даже с тяжелобомбардировочной авиацией США 1948-1950 годов. Но всту пить в бой детищу Эриха Бахема не дали танки союзников. “Natter” и их пуско вые установки были уничтожены собственными расчетами86.

Старт “Ba.349 Natter” Немцы активно создают новые крылатые ракеты, например, “Blohm&Voss” “Проект 10” – спарка из самолета-оператора и ракеты.

К 1944 году немецкие подводные лодки действовали от Антарктики до Север ного полюса. Мощные и удобные “U-боты” послужат прообразами послевоен ных отечественных подводных лодок.

После гибели “U-250”, оставшийся в живых командир Вернер Шмидт, при знался, что его субмарина была вооружена… электрическими самонаводящимися торпедами “Т-5” “Крапивник”86.

На берегу озера Топлиц (труднодоступный район Австрийских и Баварских Альп – Зальцкаммергут – в конце войны превращенный в “Альпийскую кре пость”) расположилась испытательная станция военно-морского флота, где раз рабатывались специальные артиллерийские снаряды для разрушения бетониро ванных фортификационных сооружений, управляемые и самонаводящиеся тор педы. Однако основная задача станции заключалась в разработке ракет, запускае мых с борта подводной лодки, находящейся в погруженном состоянии! Характер но, что даже в 1963 году иностранные специалисты поражались уровню, которого удалось достичь немецким конструкторам.

Помимо “Т-5” здесь были созданы и испытаны другие торпеды, такие как “Жаворонок”, “Коршун”, “Фазан”, “Павлин”, а также торпеды типа “Форель”, “Золотая рыбка”, “Кит”86.

Известно, что первая шестикассетная пусковая установка “Do-38 Gerat” (“Do Werfer”) для обстрела побережья и кораблей из подводного положения была смонтирована на палубе подводной лодки “U-511” класса “IX-C” еще в 1941 году.

Первые ракеты морского базирования на борту немецкой ПЛ А первые испытания по морской цели были проведены 3 июня 1942 года.

Стрельба производилась с глубины 10-15 метров на расстояние 4 километра, од нако ввиду малой прицельности неуправляемых реактивных снарядов (НУРС), морское командование отказалось от их применения. Доводкой этого и подобных ему проектов занимались на испытательной станции у озера Топлиц.

Старт ракеты с борта германской ПЛ, находящейся в подводном положении Ближе к концу войны появились проекты создания буксируемых подводных площадок для запуска баллистических ракет “А-4” (проект “Лафференц”)86.

Помимо самонаводящихся акустических и магнитных торпед, а также первых ракет морского базирования, немцы создали лучшие в мире лодки “21”-й серии, планируя построить в 1945 году 230 таких кораблей. Обтекаемые, они обладали подводным ходом в 17,5 узлов – вдвое большим, нежели лодки стран антигитле ровской коалиции. Под дизелями, шнорхелем (он позволял подводной лодке за ряжать аккумуляторы, не всплывая на поверхность) и электромоторами они мог ли покрывать расстояние до 10 тысяч миль. Этот рекорд побьют лишь атомные субмарины!

Самый лучший результат того времени показал экипаж “U-977” под командо ванием Хайнца Шеффера – 66 дней без выхода на поверхность86.

Проводились испытания лодок с “крайслауф-двигателями” – установками, обеспечивающими работу дизелей под водой и позволяющие развивать скорость в 20-25 узлов против 7-8 у субмарин союзников.

К концу войны немцы выпускают в море малые подводные лодки типа ”23”.

На них стояло два электромотора. Один, мощью в 600 лошадиных сил задейство вался в случае атаки. Другой, в тридцать лошадиных сил, служил для практиче ски бесшумного экономичного хода. Весной 1945-го эти “малютки” эффективно действовали у берегов Англии, просачиваясь сквозь плотную систему противоло дочной обороны. Их не слышали акустики, а пребывание под водой по нескольку суток кряду делало бесполезными британские радары. Ни одна лодка этого типа потеряна не была86.

Идея транспортировки и использования летательных аппаратов с борта под водных лодок была также заимствована американцами у немцев. Еще в начале 1941 года немцы испытывают поплавковый самолет-разведчик “Ar-231”, в разо бранном виде умещавшийся в двухметровом контейнере. Весь процесс разборки самолета и его уборки в контейнер занимал около 6 минут, подготовка самолета к спуску на воду занимала столько же времени. А уже в середине 1942 года в боевых действиях участвуют немецкие подводные лодки с разведывательными автожи рами “Фокке-Ахгелис” “FA-330” на борту86.

“Fl-282” Именно в Третьем Рейхе был создан первый вертолет, принимавший участие в боевых действиях, в том числе и с борта подводных лодок. В 1940 году Кригсма рине (ВМФ Германии) заказало морской вертолет, способный базироваться на ко раблях. Прототип вертолета “Fl-282” был создан Флеттнером (Flettner) на основе “Fl-265”.

Вертолет показал свою высокую эффективность, были разработаны планы на постройку 1000 экземпляров, которые вследствие бомбежек союзниками заводов BMW и Флеттнера оказались невыполнимы. Большинство экземпляров этой уни кальной машины, участвовавших в боевых действиях, были уничтожены, из–за опасения, что они могут попасть к противнику. Вертолет был выполнен по схеме с пересекающимися роторами. Левый вращался против часовой стрелки, правый — синхронно по часовой стрелке. Такая схема обеспечивала выдающиеся характери стики управляемости и позволяла выполнить конструкцию компактно, без руле вого винта, что было важно при базировании на палубе, т.е. в условиях ограни ченного объема. После окончания войны американский конструктор Каман, ис пользуя германский опыт, создал серию машин, выполненных по такой же схе ме86.

И, наконец, в 1944 году немцы первыми в мире применяют крылатые (“Fi 103V-1”, “ФАУ-1”) и баллистические (“V-2”, “ФАУ-2”) ракеты!

Имеет смысл привести характеристику, данную “V-1” одним из авторов уже упоминавшегося нами “Утра магов”, членом Нью-Йоркской Академии наук, а также членом-учредителем Французской Ассоциации научных писателей, Жаком Бержье86. Его точка зрения заслуживает самого пристального внимания, посколь ку Бержье входил в руководство, организованной в 1943 году группы “Марко По ло – Промонтуар” (“Высокий мыс”)86, занимавшейся научно-технической развед кой в сфере высоких технологий Третьего Рейха, в составе французских Тайных Вооруженных Сил (FFC)86. Данными группы “Марко Поло”, активно пользова лись страны-участники антигитлеровской коалиции (Великобритания, США, Франция).

Жак Бержье “Снаряд запускался либо с пусковой площадки при помощи струи пара высокого дав ления (она получалась методом соединения перманганата кальция с обогащенной кислоро дом водой), либо “ФАУ-1” сбрасывался с летящего самолета. … “ФАУ-1” была бес спорной технической удачей. Эту удачу в какой-то степени затмило появление ракеты “ФАУ-2”. … Недавно появившееся американское исследование “The complete book of outer space” (Изд. Гном-Пресс) совершенно необоснованно трактует оружие “ФАУ-1” как “малоудачный первый вариант оружия “ФАУ-2”. … Как боевое оружие, производимое серийным способом и относительно недорогое, “ФАУ-1” можно считать замечательным техническим достижением. … Немцы предполагали направлять на Англию “ФАУ-1” в сутки, но бомбардировки Пенемюнде и других узловых пунктов производства помешали этому плану. … Теперь можно сказать с уверенностью, что обеспечь немцы намеченную цифру в 5000 машин – война на Западе была бы проиграна союзниками. При шлось бы начать массовую эвакуацию Лондона, морские порты были бы разрушены, опе рацию по высадке в Европе пришлось бы отложить на неопределенное время. … Итак, оружие “ФАУ-1” играло значительную роль до последнего часа великой европейской бит вы”86.

Бержье также вполне справедливо делает акцент на том довольно-таки стран ном обстоятельстве, что при наличии многочисленных разведывательных донесе ний о подготовке немцами бомбардировок с применением крылатых и баллисти ческих ракет, союзные службы совершенно игнорировали уже вполне назревшую угрозу: “Природа оружия “X” к этому времени успела для нас проясниться почти пол ностью. Мы установили, что речь идет о самоуправляемых снарядах, движимых раке тами или моторами нового типа. Один такой снаряд мог в 1942 году превратить в пе пел любой пункт Великобритании. В 1944 или 1945 году такие снаряды уже могли бы достигнуть и американского континента. … Факты оставались неоспоримыми. У немцев работал один видный русский инженер, старик эмигрант. В июне 1941 года он на чал регулярно снабжать нас материалами исключительной ценности. От него мы узна ли, что на острове Пенемюнде создан мощный немецкий научно-исследовательский центр и что этот центр занят “доводкой” нескольких видов нового и чрезвычайно опас ного оружия. Работавший в Пенемюнде немец – тайный антифашист – добавил, что но вое оружие обозначается “Фау” (от “Vergeltung” – мщение) и что оно почти готово... С другой стороны мы знали, что некий С. по поручению фюрера стремится резко увели чить производство в Европе жидкого кислорода. В разных местах северного побережья Ев ропы, как нам сообщали, строились многочисленные пусковые площадки. Надо было быть слепым, чтобы в сумме этих донесений не увидеть назревавшей угрозы. Тем не менее, в конце 1942 года лондонский объединенный штаб союзного главнокомандования нисколько не интересовался известиями о новом мощном оружии. Это было тем более странно, что Британское общество по изучению межпланетных полетов, созданное в Ливерпуле, давно уже занималось созданием ракет сверхдальнего действия и, естественно, описания подобных ракет должны были существовать в Великобритании. С требованием разы скать эти досье мы обращались в ч е т ы р н а д ц а т ь органов союзных объединенных штабов. Однако мы и сегодня не знаем, было ли что-нибудь предпринято или нет”86.

Английский историк Дэвид Ирвинг пишет: “Представляется бесспорным – для обстрела крупных целей при среднем радиусе действия самолет-снаряд “ФАУ-1” не имел себе равных по простоте и эффективности. … Впоследствии генерал Эйзенхауэр ска зал: ”Если бы немцам удалось создать и использовать новое оружие шестью месяцами раньше, чем случилось в действительности, это заметно осложнило бы высадку наших войск в Европе или сделало бы ее вовсе невозможной…” … Если бы операция Эйзенхау эра хоть на миг дала сбой, ситуация на фронте могла бы обернуться не в пользу Запада.

Германия с ее реактивными самолетами могла бы хоть на время захватить воздушное господство, укрепить оборону и завершить реализацию программы по сооружению под земного нефтеперерабатывающего завода”86.

“Fi-103V-1” За первую фазу (с 12 июня по 1 сентября 1944 года) обстрела Лондона крыла тыми ракетами погибло 7810 человек (из них 1950 летчиков союзных войск). В сек ретном докладе от 4 ноября 1944 года, министерство ВВС Великобритании при знавало: “Основной вывод таков: результаты компании говорят в пользу противника.

Примерное соотношение наших расходов и расходов противника составляет четыре к одному”.

Высокий уровень причиняемого ущерба объяснялся тем, что большая часть крылатых ракет несла в себе триален, мощность взрыва которого почти вдвое пре вышала мощность обычной взрывчатки. Таким образом, по силе взрыва крылатые ракеты с триаленом сопоставимы с 400-фунтовыми бомбами.

С июня 1944 года и до 29 марта 1945 года территорию Великобритании пора зили 3200 крылатых ракет, из них 2419 поразили Лондон. За время войны различ ными заводами и сборочными цехами было выпущено от 30000 до 32000 крылатых ракет86.

Существовал и пилотируемый вариант “Fi-103V-1”. Он предназначался для использования против кораблей, а также хорошо защищенных наземных целей и получил кодовое обозначение “Reichenberg”. В рамках программы “Reichenberg” были созданы четыре пилотируемых варианта “Fi-103V-1”, в том числе три учеб ных: “Reichenberg I” (одноместный вариант с посадочной лыжей);

“Reichenberg II” (со второй кабиной на месте боеголовки);

“Reichenberg III” (одноместный вариант с посадочной лыжей, закрылками, ПуВРД “Argus Аs-014” и балластом на месте боеголовки). Боевой вариант “Reichenberg IV” был простейшей переделкой стан дартной ракеты86.

Аэродинамические и баллистические характеристики “V-1” обсчитывались с помощью первого в мире универсального цифрового, свободно программируемо го компьютера “Z3”, имевшего все соответствующие атрибуты: процессор, память, устройства ввода и вывода, работавшие в десятичной системе и т.д. Машина была сдана в эксплуатацию производителям военных самолетов в декабре 1941 года.

Эта программируемая вычислительная машина, созданная на базе электронных реле, оперировала 22-разрядными словами данных, каждое из которых могло быть помещено в память компьютера за один тактовый цикл, общий объем памя ти достигал 64 слов по 22 бита. Для задания сложных алгоритмов вычислений в “Z3” использовался разработанный ее конструктором Конрадом Цузе (Konrad Zuse) “набор инструкций”, включавший в себя около десяти основных и несколь ко десятков дополнительных команд, являвшийся de facto простейшим языком программирования86.

8 сентября 1944 года в 18 часов 38 минут немецкие ракетные войска, дислоци рованные в Западной Голландии, совершили боевой запуск первой в мире одно ступенчатой баллистической ракеты “А-4”.

“А-4” Именно с момента создания “А-4” (“V-2” или “ФАУ-2”) начинается история современного ракетного оружия.

Её масса составляла около 13 тонн, длина — 14 метров. Боевая часть массой до 1 тонны размещалась в головном отсеке. Жидкостный ракетный двигатель рабо тал на 75-процентном этиловом спирте (3,5 т) и жидком кислороде (5 т). Он разви вал тягу 270 кН (27 тс) и обеспечивал максимальную скорость полёта до 1700 м/с (6120 км/ч), дальность достигала 320 км, высота траектории около 100 км86!

По сведениям из немецких источников, вплоть до декабря 1944 года ракетны ми войсками Германии была выпущена 1561 ракета “А-4”, включая 924 ракеты на Антверпен и 447 ракет на Лондон. В целом пределов Лондона достигли 517 бал листических ракет, пределов Антверпена – 1265 ракет. В разных районах Брита нии упали 537 ракет. В 1944 году помимо Лондона и Антверпена были подвергну ты обстрелу еще тринадцать городов: Норвич (43 ракеты), Льеж (27), Лилль (25), Париж (19), Туркуэн (19), Маастрихт (19), Хасселт (13), Турнэй (9), Аррас (6), Кам брэй (4), Монс (2), Дьест (2), Ипсвич (1)86.

Вернер фон Браун и Вальтер Дорнбергер, Главный специалист НПО “Энергомаш” им. академика В.П. Глушко, Вячеслав Рахманин следующим образом характеризует “A-4”: “По своим техническим ха рактеристикам ракета “А-4” была уникальным научно-техническим достижением, ни кто в мире даже близко не подходил к реализации такой мощной ракеты. … И если в военном отношении ракета “А-4” практически не оказала серьезного влияния на ход вой ны, в научно-техническом плане ее создание стало выдающимся достижением немецких специалистов, получившим признание у специалистов всех стран, впоследствии созда вавших ракетное вооружение. Создание конструкции самой ракеты “А-4”, а также про мышленной структуры для ее производства и войсковых частей, осуществлявших экс плуатацию, стало мощным катализатором мирового прогресса в ракетостроении, по служило толчком для дальнейшего развития фундаментальных и прикладных наук. … Укажем лишь на один пример: тяга “А-4” составляла 25 (по другим данным 27 тс – А.К.) тс, в то время как самый мощный ЖРД в СССР имел тягу не более 1,5 тс ”86.

Успехи немцев в развитии ракетной техники оказались для победителей про сто ошеломляющими. Крайне характерна реакция специалистов, которые, впер вые увидев “A-4”, не могли поверить в то, что в 40-е годы возможно существование столь совершенной ракеты86. Один из талантливейших конструкторов В.Ф. Бо лохвитинов не мог поверить, что в условиях войны немцам удалось создать столь мощный ракетный двигатель86.

Надо отдать должное – в Третьем Рейхе к 1945 году удалось создать практи чески весь спектр управляемого ракетного оружия! И хотя многие образцы не были доведены до серийного производства, именно они впоследствии послужат основой для развития мирового ракетостроения!

В распоряжении американцев оказался научно-инженерный и руководящий состав немецкого ракетного проекта во главе с генерал-лейтенантом Вальтером Дорнбергером и штурмбанфюрером СС Вернером фон Брауном.

Теперь американцам как никогда становится очевидным колоссальное отста вание Америки в области ракетостроения. С этого момента их главной задачей становится не создание собственных ракетных технологий, а воспроизведение результатов, достигнутых немецкими конструкторами. Все силы брошены на освоение чужого опыта.

В рамках секретной программы “Overcast” (“Облака”), военным командова нием в условиях повышенной секретности было интернировано, а затем вывезено в США около 500 немецких специалистов в области разработки ракетной техни ки, а также богатейшие технические архивы ракетного центра в Пенемюнде. В том числе, чертежи и результаты разработки новейших ракет от “А-5” до “А-10”, среди них и двухступенчатый вариант МБР “А-9/А-10”86 с запланированной дальностью полета более 4000 километров!

Вторая ступень (“А-9”) МБР “А-9/А-10” Помимо этого в США было вывезено более 100 готовых к использованию ра кет “А-4”, а также множество разрозненных ракетных блоков, узлов, агрегатов86.

К концу июля 1945 года на испытательный полигон Уайт-Сэндс было достав лено 300 вагонов с агрегатами и деталями ракет “A-4”86.

К 1946 году Управление объединенной разведки при Пентагоне приняло ре шение продолжить вербовку нацистских ученых. Однако эмигрантские законы США запрещали въезд в страну бывших немецких партийных чиновников. По этому президент Трумэн, в условиях строжайшей секретности, развернул еще бо лее масштабную программу “Paperclip” (“Канцелярская скрепка”)86. Примеча тельно, что составление списка специалистов, подлежавших вывозу в США, было доверено, состоящему на службе в Управлении Стратегических Служб США В.

Розенбергу, возглавлявшему ранее научный отдел в техническом управлении СС86.

В сентябре 1947 года программа “Paperclip” была официально закрыта, одна ко на самом деле ее заменили “программой отрицания”, настолько секретной, что уже сам Трумэн не знал о ее существовании! В рамках этой программы тысячи бывших специалистов Третьего Рейха (многие из них с весьма “запятнанной” ре путацией) получили доступ в США и приняли участие в секретных аэрокосмиче ских и оборонных проектах86.

Программа была свернута только в 1973 году, до этого момента какие-либо упоминания о немецких специалистах в средствах массовой информации были категорически запрещены86.

В числе немецких специалистов интернированных в США оказались: Вернер фон Браун (технический деректор Ракетного центра в Пенемюнде);

В. Дорнбер гер (руководитель Ракетного центра в Пенемюнде);

А. Буземанн (крупнейший специалист в области газовой динамики и аэродинамики больших скоростей);

В.

Георгии (директор института планеризма, член президиума Академии авиации);

К. Дорнье (основатель фирмы “Дорнье”);

Э. Зенгер (разработчик концепции пер вого в мире воздушно-космического самолета);

А. Липпиш (известный авиаконст руктор, создатель “Me-163”, разработчик первых сверхзвуковых самолетов);

В.

Мессершмитт (вице-президент Академии авиации, председатель правления Авиационного научно-исследовательского центра (Мюнхен), глава фирмы “Мес сершмитт”);

Л. Прандтль (директор института гидроаэродинамики, член прези диума Академии авиации, всемирно известный ученый в области аэродинамики и теплообмена);

К. Танк (известный авиаконструктор, технический директор фирмы “Фокке-Вульф”, вице-президент Академии авиации);

Г. Фокке (известный авиаконструктор, один из основателей фирм “Фокке-Вульф” и “Фокке-Ахгелис”);

Э. Хейнкель (глава фирмы “Хейнкель”);

Г. Шлихтинг (руководитель аэродинами ческого отделения Высшей технической школы (Брауншвейг);

Ф. Шмидт (веду щий специалист в области создания турбореактивных двигателей);

Т. Цобель (ру ководитель отделения больших скоростей НИИ авиации).

Таким образом, в распоряжении США оказалась элита немецкой авиацион ной науки и техники.

Захваченных немецких специалистов в области ракетостроения в сентябре 1945 года разместили недалеко от Форт-Блисса (Техас). В 1950 году немецкую группу фон Брауна переводят в армейский центр в Хантсвилле (Алабама). Имен но здесь этой группой была разработана первая “американская” ракета “Redstone” (она же “Jupiter-A”)86, являвшаяся прямым потомком “А-4”, а также был создан носитель “Jupiter-C”, с помощью которого 31 января 1958 года был вы веден на орбиту первый американский искусственный спутник “Эксплорер-1”.

Здесь же располагается отдел перспективных исследований, в котором также ра ботают немецкие специалисты. В этом отделе работал и учитель Вернера фон Брауна, один из основоположников современной ракетно-космической техники – Герман Оберт. Специально для него был создан сектор, главной задачей которого было исследование основных тенденций развития ракетной техники и определе ние перспективных направлений.

Именно с центром в Хантсвилле, где в 50-х и 60-х годах ведущую роль играют бывшие сотрудники Пенемюнде, связаны основные достижения американской космической техники (вплоть до ракеты-носителя “Сатурн-5”, и космических ко раблей серии “Аполлон”)86.

Г. Оберт (в центре), Вернер фон Браун (второй справа), Ро берт Люссер (крайний справа) и американский бригадный генерал X.Н. Тофтой (стоит слева) в Арсенале “Редстоун”, Хантсвилл (Алабама), Из наиболее известных немецких специалистов в зоне влияния англичан ока зались: Г. Вальтер (главный конструктор авиационных ЖРД, глава двигателе строительной фирмы);

братья Р. и В. Хортены (авторы самолетов, созданных по схеме “летающее крыло”)86.

Из кадровых работников Пенемюнде в распоряжении Советского Союза ока зался один из главных помощников Вернера фон Брауна, ведущий специалист в области системы управления Гельмут Греттруп86.

Первая группа советских специалистов, направленных в Германию для озна комления с трофейной ракетной техникой, была сформирована из работников НИИ-1 наркомата авиапромышленности. В нее вошли Б.Е. Черток, А.М. Исаев, А.В. Палло и др. Эта группа еще до окончания войны, в двадцатых числах апреля 1945 года, прибыла в Германию и в начале мая посетила Пенемюнде. Ракетный центр был основательно разрушен, но даже его руины указывали, что размах проводившихся здесь работ намного превосходил самые смелые представления отечественных специалистов.

Ознакомившись на месте с положением дел, советские специалисты приняли решение организовать под руководством Б.Е. Чертока и А.М. Исаева институт “RABE”86 (“Raketen bau Entwicklung”" – “Строительство ракет”), состоящий из бывших сотрудников ракетного завода. А осенью 1945 года в Германии уже ус пешно функционировали предприятия под руководством В.П. Бармина, В.П.

Мишина, В.И. Кузнецова и др. Прибывший в Германию с некоторой задержкой С.П. Королев также включился в работу, создав группу изучения эксплуатации ракет. Характерно, что именно в это время он делает окончательный выбор и по свящает всю оставшуюся жизнь созданию ракет дальнего действия и космической техники86.

В феврале 1946 года все ранее созданные советскими специалистами предпри ятия в Германии были объединены в институт “Нордхаузен”. Директором инсти тута был назначен Л.М. Гайдуков, его заместителем и главным инженером – С.П.

Королев. В “Нордхаузен” вошли три завода по сборке ракет “А-4”, институт “RABE”, завод “Монтания”, занимавшийся изготовлением двигателей для “А-4”, и стендовая база в Леестене, где осуществлялись огневые испытания, а также завод в Зондерхаузене, занимавшийся сборкой аппаратуры системы управления.

16 мая 1946 года приказом министра вооружений Дмитрия Устинова на базе артиллерийского завода № 88 был создан сверхсекретный Научно исследовательский институт № 88 Министерства вооружений СССР (НИИ-88) – первая в Советском Союзе организация по созданию серийной ракетной техники.

А уже 9 августа 1946 года С.П. Королев возглавил работы над отечественным ана логом “А-4”, получившим обозначение “Изделие № 1”86.

Для решения всех организационных вопросов при Совмине СССР создается Специальный комитет по реактивной технике, председателем которого назначен Г.М. Маленков, а первым заместителем председателя – Д.Ф. Устинов. Спецкоми тету поручалось “представить на утверждение председателю СМ СССР план научно исследовательских и опытных работ на 1946-1948 гг.”.

Были также приняты решения о продолжении работ на территории СССР, и среди них: “Предрешить вопрос о переводе Конструкторских бюро и немецких специа листов из Германии в СССР к концу 1946 года”86.

В рамках этого решения в Советский Союз перевезли около 200 наиболее цен ных немецких специалистов (вместе с семьями) из института “Нордхаузен”. В их числе было 13 профессоров, 32 доктора-инженера, 85 дипломированных инжене ров и 21 инженер-практик. Официально новый “немецкий институт” стал фи лиалом № 1 НИИ-88. Непосредственно за деятельность немцев отвечал профессор В. Вольф, в прошлом руководитель отдела баллистики в фирме Круппа. Отдель ные направления работ возглавляли специалисты в области радиолокации – Ф.

Ланге, аэродинамики – В. Альбринг, физики – К. Магнус, автоматических систем управления – Г. Хох и другие86.

Группа С.П. Королева, входившая в отдел № 3 Специального конструкторско го бюро (СКБ) НИИ-88, последовательно прошла все этапы освоения “А-4” – на чиная с изучения на месте документации на прототип до его воспроизводства в отечественных условиях и летных испытаний. Для проведения испытаний был построен Государственный центральный полигон № 4 Министерства обороны, расположившийся неподалеку от населенного пункта Капустин Яр Астраханской области.

Первая серия, состоявшая из десяти опытных образцов “А-4” под индексом “Изделие Т” была собрана на опытном заводе НИИ-88 в Подлипках86. И в октябре 1947 года на полигоне Капустин Яр был успешно проведен первый пуск опытной баллистической ракеты “А-4” отечественной сборки. Именно эта дата является днем рождения “большой” русской ракетной техники. До конца 1947 года на по лигоне было запущено еще десять “А-4” как немецкой, так и советской сборки86.

Пуски ракет осуществляла бригада особого назначения резерва Верховного Главнокомандования под командованием генерала Александра Тверецкого, сформированная на базе гвардейского минометного полка 15 августа 1946 года вблизи деревни Берка земли Тюрингия. Бригада подчинялась непосредственно командующему артиллерией Советской Армии. Это было первое в СССР войско вое подразделение, осуществлявшее пуски тяжелых ракет. Летом 1947 года лич ный состав бригады был переведен из Германии в СССР, на полигон Капустин Яр, где приступил к испытаниям86.

10 октября 1948 года на полигоне Капустин Яр был проведен успешный пуск первой ракеты “Р-1” (советской копии “А-4”) с максимальной дальностью 270 км.

Через четыре года отечественный аналог “A-4” (“Р-1”, другой индекс – “8А11”) принимается на вооружение Советской армии, что было оформлено в виде со вершенно секретного постановления Совета министров СССР от 25 ноября года. Серийное производство “Р-1” было налажено в Днепропетровске, и летом 1952 года СССР имел уже четыре бригады особого назначения РВГК, вооружен ные этими ракетами. Вслед за “Р-1” появился усовершенствованный вариант “русской ФАУ” – ракета “Р-2”, поступившая на вооружение в 1953 году (в том же году ракеты “Р-2” были переданы Китаю). Дальность полета “Р-2” составляла км – в два раза больше, чем у “Р-1”.

В августе 1950 года выходит правительственное постановление об упраздне нии “немецкого” филиала НИИ-88 и возвращении депортированных немецких специалистов на прежнее местожительство86.

С помощью немецких ученых советские специалисты, работая над “Р-1” и “Р 2”, приобрели бесценный опыт, в том числе в области налаживания технологии ракетного производства. Этот опыт позволил коллективу С.П. Королева уже без помощи немецких коллег в рекордно короткие сроки разработать и запустить в серию оснащенные ядерными боевыми частями оперативно-тактическую (“Р-11”), стратегическую средней дальности (“Р-5”) и межконтинентальную (“Р-7”) балли стические ракеты. А “Р-7” в свою очередь послужила исходной моделью для соз дания космических ракет-носителей семейства “Спутник”–“Восток”–“Союз”86… Любопытный момент – немецкие специалисты, работавшие на Западе, по ложительно оценивали преемственность отечественных и немецких ракет. В то время как “самостоятельное” фантазирование американцев их явно удру чало86.

Для интересующихся подробностями советских секретных “миссий”, зани мавшихся поиском и исследованием немецких высоких технологий, приводим следующую ссылку на сайт (http://german.rsuh.ru/html/german/docs/D-01.htm), где представлены крайне любопытные документы, проливающие свет на отечест венную механику этого увлекательного процесса.

Как это ни странно, но именно проект “А-4” сыграл роковую роль для воен ной экономики Германии. Альберт Шпеер предоставил для производства ракет “А-4” более половины производственных мощностей страны, в то время как вой ска отчаянно нуждались в горючем, и в то время как союзники бомбили заводы по производству азота и прочие жизненно важные центры снабжения! Проект “А-4” посягнул на производственные мощности авиационной промышленности Герма нии: существенное сокращение выпуска электрооборудования, начиная с лета 1943 года, подкосило производство новейших истребителей;

проект нанес серьез ный ущерб производству субмарин и радаров, поглощая большую часть запасов жидкого кислорода. Возможно, самый серьезный удар был нанесен программе по производству зенитного управляемого реактивного снаряда (о чем мы уже гово рили выше). Проект “А-4” оттянул на себя самые ценные ресурсы военной эко номики, вызвав острое недофинансирование прочих отраслей военной промыш ленности86.

Почему же столь проницательный военный экономист, как Шпеер, допустил, чтобы под проект “А-4” были выделены такие огромные ресурсы? Ведь как мы знаем, в военном отношении “А-4” практически не оказала серьезного влияния на ход войны?

Многое становится понятным, если обратить внимание на то примечательное обстоятельство, что вес боевой части “А-4” как и “V-1” (составлявший, как мы уже знаем, до одной тонны), проектировщикам ракет указывался химиками и… физиками-ядерщиками.

Действительно, было бы странно, если бы многократно заявлявшее об “ору жии возмездия” руководство Третьего Рейха, имело в виду всего лишь тонну обычной взрывчатки или пусть даже и триалена.

Посетивший исследовательский центр в Пенемюнде в марте 1939 года Адольф Гитлер, в сентябре того же года на митинге в Данциге заявляет о том, что скоро наступит время, когда Германия использует такое оружие, которое не смогут применить против нее86.

Речь идет отнюдь не о химическом оружии, которое к тому моменту уже име лось в распоряжении ряда стран.

Таким образом, мы имеем достаточные основания, для того чтобы предполо жить, что в Третьем Рейхе существовали планы, в соответствии с которыми балли стическую ракету “А-4” (а возможно и крылатую ракету “V-1”) предполагалось оснастить атомной боеголовкой. Заметим, что только в этом случае действия Шпеера получают сколько-нибудь разумное объяснение.

И, возможно, именно в этом контексте следует понимать слова Муссолини, сказанные уже обреченным дуче 24 июля 1943 года перед Верховным советом фашистской партии: “Вы все не правы. Существует великая тайна, раскрыть вам ко торую я не имею права. Помните, что фюрер располагает грозным оружием. Используя его, он может мгновенно предотвратить любые попытки создания второго фронта в Ев ропе. Он сделает это в любую минуту, когда ему заблагорассудится. А вы – нападая на меня, вы подписываете свой смертный приговор!”86.

В пользу этой версии говорит информация, прошедшая в 1943 году по кана лам английской разведки, о создании немцами ракеты с дальностью полета до 500 миль, оснащенной атомной боеголовкой. Еще одно донесение, информиро вало об испытании такого рода оружия в… Балтийском море! В донесении приво дилось свидетельство шведского инженера, который видел “остров, полностью стертый с лица земли”86.

Сведения, полученные английской разведкой, поразительным образом совпа дают с утверждением Райнера Карлша, согласно которому первое испытание экс периментального атомного заряда проводилось на острове (Рюген) в Балтийском море. Разночтение возникает лишь в вопросе датировки испытания – у Карлша фигурирует октябрь 1944 года, а данные английской разведки относятся к году!..

Рассматривая проект “А-4”, в интересующем нас свете, необходимо учитывать и то существенное обстоятельство, что процессу поточного производства, как ука зывает Д. Ирвинг, “препятствовало постоянное совершенствование конструкции ра кеты”86. Т.е. в процессе боевых действий происходила рабочая “обкатка” перспек тивного носителя. Надо отметить, что в результате количество “инцидентов” (взрывов в воздухе) существенно сократилось. Так при запуске из 266 ракет “А-4”, доставленных к пусковым установкам за последнюю неделю октября 1944 года, осечку дали только 1486.

Однако самым серьезным аргументом в пользу нашего предположения явля ется следующее обстоятельство – в 1944 году контроль за всеми высокотехноло гичными военными разработками, в том числе и всеми видами секретного ору жия (включая проект “А-4”), полностью перешел в ведение СС, в лице специаль ного представителя Гиммлера, обергруппенфюрера СС и генерала Войск СС Ган са Каммлера, который, как мы помним, курировал проект по созданию немецкого атомного оружия!

SONDERSTAB ГЕНЕРАЛА КАММЛЕРА Гейдрих и Каммлер были блондинами, голубоглазыми, с продолговатой формой головы, неизменно строго одетые и прекрасно воспитанные;

оба были способны в любой момент к нетрадиционным решениям, которые оба умели с редкост ной настойчивостью проводить в жизнь, преодолевая любые препятствия. Выдвижение Каммлера было весьма примеча тельным. Вопреки всем идеологическим безумствам Гиммлер при решении кадровых вопросов не придавал значения преж ней партийной принадлежности сотрудников. Решающими для него были хватка, быстрая сообразительность и сверх исполнительность. … В нашей совместной работе новый доверенный человек Гиммлера показал себя ни с чем не счи тающейся, холодной машиной, фанатиком в достижении поставленной цели, которую он умел тщательнейшим обра зом и не чураясь никаких средств просчитывать далеко впе ред. Гиммлер заваливал его заданиями, при всяком удобном случае брал его с собой к Гитлеру. … Мне импонировала холодная деловитость Каммлера, который во многих случа ях оказывался моим партнером, по предназначаемой ему ро ли – моим конкурентом, а по своему восхождению и стилю работы во многом – моим зеркальным отражением. Он также происходил из солидной буржуазной среды, получил высшее образование, обратил на себя внимание в строи тельной промышленности и сделал быструю карьеру в об ластях, далеких от своей непосредственной специальности.

Альберт Шпеер “Воспоминания” Ганс Каммлер (Kammler р. 26.08.1901) вступил в СС 20 мая 1933 года. С 1 июня 1941 года и до конца войны руководил строительными проектами СС (с 1 февраля 1942 года – глава управленческой группы С (строительство) Главного экономиче ского управления СС). Ему принадлежало авторство плана пятилетней програм мы по организации концентрационных лагерей СС на оккупированных террито риях СССР и Норвегии. Каммлер принимал участие в проектировании лагеря смерти Аушвиц (Освенцим).

1 сентября 1943 года Каммлер назначен особоуполномоченным рейхсфюрера СС по программе “А-4” (“оружие возмездия”);

отвечал за строительные работы и поставки рабочей силы из концентрационных лагерей86.

В марте 1944 года Каммлер в качестве представителя Гиммлера входит в “авиа ционный штаб”, состоящий из высших чиновников Люфтваффе и Министерства вооружения. Рейхсмаршал Герман Геринг, глава Люфтваффе и номинальный преемник Гитлера, поручает ему переместить все стратегические авиационные объекты под землю86. С 1 марта 1944 Каммлер руководит строительством подзем ных заводов по производству истребителей86.

Через три месяца Гиммлер доложил Гитлеру, что за восемь недель было по строено десять (!) подземных авиационных заводов общей площадью в десятки тысяч квадратных метров86.

Ганс Каммлер Франция, Чтобы в полной мере представить себе размах, с которым действовал генерал Каммлер, остановимся на этой стороне его деятельности подробнее.

29 августа 1945 года генерал Мак Дональд отправил в штаб-квартиру ВВС США в Европе список шести подземных заводов, на которые к тому моменту уда лось проникнуть. На каждом из них до самого последнего дня войны выпускались авиационные двигатели и другое специальное оборудование для Люфтваффе!


Каждый из этих заводов занимал от пяти до двадцати шести километров в длину.

Размеры туннелей составляли от четырех до двадцати метров в ширину и от пяти до пятнадцати метров в высоту;

размеры цехов – от 13000 до 25000 квадратных метров.

Однако, уже в середине октября в “Предварительном донесении о подземных заводах и лабораториях Германии и Австрии”, направленном в штаб ВВС США, констатировалось, что последняя проверка “выявила большое количество немецких подземных заводов, чем предполагалось ранее”. Подземные сооружения были обнару жены не только в Германии и Австрии, но и во Франции, Италии, Венгрии и Че хословакии. Далее в донесении говорилось: “Хотя немцы до марта 1944 года не за нимались масштабным строительством подземных заводов, к концу войны им удалось запустить около ста сорока трех таких заводов”. Было обнаружено еще 107 заводов, построенных или заложенных в конце войны, к этому можно прибавить еще пещер и шахт, многие из которых были превращены в конвейеры и лаборатории по выпуску вооружения. “Можно только предполагать, что бы произошло, если бы немцы ушли под землю перед началом войны” – заключает автор донесения, явно по раженный размахом немецкого подземного строительства.

8 августа 1944 года, вслед за назначением Гиммлера на пост руководителя ми нистерства вооружения, Каммлер становится генеральным руководителем проек та “V-2” (“А-4”). Он управляет всем процессом – начиная с производства и разме щения и заканчивая ведением боевых действий против Англии и Нидерландов.

Именно он непосредственно руководит ракетными атаками. Эта позиция, благо даря его неизменному вниманию к деталям86, дает возможность Каммлеру изу чить весь процесс управления стратегической программой вооружения – возмож ность, которая до этого не представлялась никому в Третьем Рейхе86!

С 31 января 1945 года Каммлер уже уполномоченный Вождя по разработке ре активных двигателей, а также руководитель всех (!) ракетных программ – как оборонительных, так и наступательных86. А 6 февраля 1945 года Гитлер пожиз ненно перекладывает на него всю ответственность за воздушное вооружение (ис требители, ракеты, бомбардировщики).

Генерал Каммлер становится человеком, которого многие члены партии считают самым могущественным и влиятельным государственным чиновни ком вне кабинета Гитлера86.

И, наконец, с 13 февраля 1945 он возглавляет Спецштаб Каммлера (Sonderstab Kammler), отвечавший за все (!) высокотехнологичные военные разработки (бал листические ракеты, реактивные самолёты, ядерные исследования), имея в своём распоряжении около 175000 узников концлагерей86.

В начале апреля 1945 года, когда советская армия находилась уже на подступах к Берлину, Гитлер и Гиммлер передали под прямое руководство Каммлера все секретные системы вооружения Третьего Рейха, аналогов которым не было ни у одной из стран участниц антигитлеровской коалиции. Крайне любопытна, если не сказать, удивительна уверенность руководства Рейха в том, что Каммлеру удастся сотворить чудо. 3 апреля 1945 года Йозеф Геббельс пишет в своем дневни ке: “Фюрер вел длительные переговоры с обергруппенфюрером Каммлером, который не сет ответственность за реформу Люфтваффе. Каммлер справляется со своими обязан ностями великолепно, и на него возлагаются большие надежды”86.

Итак, в Третьем Рейхе все сколько-нибудь перспективные открытия и разра ботки в области передовых технологий находятся в распоряжении СС86 в лице обергруппенфюрера СС генерала Ганса Каммлера. Тем удивительнее, что его имя почти не упоминается в стандартных ссылках на Люфтваффе или ее крупные программы. Однако, несмотря ни на что, Каммлер – во главе сверхсекретного исследовательского центра (“мозгового центра СС”), в задачи которого входит внедрение технологий для создания секретного оружия “второго поколения”.

Если четвертый вид нового оружия, о котором упоминал Гитлер в беседе с маршалом Антонеску 5 августа 1944 года и о котором вскользь упоминает Бер жье86, существовал на самом деле, то он должен был находиться в ведении генера ла СС Ганса Каммлера и его Sonderstab.

Воспользуемся результатами расследования проведенного Ником Куком, мно голетним редактором и консультант известного справочно-обозревательного еженедельника “Jane's Defence Weekly”, посвященного военной технике и имею щего в военно-промышленных кругах заслуженную репутацию одного из наибо лее солидных и авторитетных изданий. Благодаря своему положению Ник Кук располагает богатейшими связями и контактами среди правительственных чи новников и военных многих стран. Его расследование посвященное секретным аэрокосмическим проектам США, связанным с технологиями берущими свое на чало в секретных лабораториях Третьего Рейха, заслуживает самого пристального внимания.

Известно, что Спецштаб Каммлера был организовал в секции компании “Шкода”, располагавшейся в германском протекторате Богемия и Моравия. Еще в марте 1942 года Гиммлер формально передал СС управление заводом “Шкода” – гигантским промышленным комплексом, расположенном в Пльзене и Брно. При чем Шпеер ничего не знал об этой операции, до тех пор, пока Гитлер не сообщил ему об этом как о свершившемся факте.

Правой рукой Каммлера стал генеральный директор “Шкоды”, почетный штандартенфюрер СС полковник Вильгельм Фосс. Они получили добро от Гит лера и Гиммлера на руководство специальным проектом, который был настолько засекречен и неподвластен официальному контролю, что казалось, что его просто не существует. Показательно, что ни глава Люфтваффе Геринг ни Шпеер не зна ли о существовании проекта.

Немногие избранные, знавшие о существовании управления по специальным проектам Каммлера, говорили о нем, как о самом передовом исследовательском центре на территории Третьего Рейха. Будучи совершенно независим от исследо вательского отдела компании “Шкода”, он использовал ее как прикрытие.

Финансирование программ проходило через Фосса, который отчитывался не посредственно перед Гиммлером. По всей Германии были отобраны перспектив ные ученые, невзирая на степень политической лояльности режиму. Вокруг их работы было воздвигнуто тройное кольцо безопасности, которое обеспечивали специально отобранные функционалы контрразведки СС. Эти кольца безопасно сти были созданы вокруг заводов “Шкоды” в Пльзене, Брно и вокруг администра тивного центра в Праге.

Уже после войны в беседах с журналистом, выпускником Кембриджа Томом Агостоном, Фосс описывал деятельность ученых из штаба Каммлера как не имеющую аналогов среди других видов технологий, появившихся в конце войны, в сравнении с которыми заурядными казались даже проекты “V-1” и “V-2”. В списке спецпроектов были ядерные установки для ракет и самолетов, пе редовые управляемые снаряды и зенитные лазеры86.

Важный момент – испытания проводились не на самой “Шкоде”, а в полевых условиях. Таким образом, Спецштаб Каммлера функционировал как координа ционный исследовательский центр.

В данном контексте заслуживает упоминания и такой эффективный инстру мент Каммлера, каким являлась организация СС “Исследования, открытия и па тенты”, действовавшая независимо от Исследовательского совета Рейха. Возглав лявший ее обергруппенфюрер СС генерал Эмиль Мацув (командующий войска ми СС Штеттинского округа), используя неограниченные возможности этой ор ганизации, мог узнать о любой значительной технологии, научной теории или патенте.

После встречи с Гитлером, состоявшейся как мы помним 3 апреля 1945 года, Каммлер перемещает свою штаб-квартиру (не путать со Спецштабом) из Берлина в Мюнхен. Перед тем как окончательно покинуть Берлин он наносит прощаль ный визит Шпееру, во время которого намекает ему, что тому также стоит пере браться в Мюнхен, а также, что “СС предпринимает попытки устранить фюрера”.

Затем Каммлер сообщает Шпееру, что планирует связаться с американцами и в обмен на гарантию свободы предложит им все – “реактивные самолеты, а также ракеты “А-4” и другие важные разработки”. А также то, что он собирает всех квалифицированных экспертов в Верхней Баварии, чтобы передать их армии США.

“Он предложил мне участвовать в его операции, – писал Шпеер, – которая, несо мненно, сработает в мою пользу”.

Шпеер отказывается от предложения Каммлера.

Последний раз Каммлера видят в Обераммергау в гостинице “Ланг”. Нечаян ным свидетелем разговора Каммлера с начальником его штаба, оберштурмбан фюрером СС Штарком стал Вернер фон Браун. По его словам они собирались сжечь свои мундиры и ненадолго затаиться в монастыре XIV века в Эттале, распо ложенном в нескольких километрах от Обераммергау86.

Когда Каммлер говорил Шпееру о том, что предложит американцам реактив ные самолеты и ракеты “А-4”, он не мог не понимать, что о них знают слишком многие и американцам и русским не составит труда завладеть соответствующими чертежами и учеными без его участия. То же самое относится и к “А-4”. Так, группа специалистов Ракетного центра в Пенемюнде во главе с генералом Дорн бергером и фон Брауном, сознательно готовились к сдаче американцам вместе с соответствующей документацией и образцами, причем без какого-либо участия Каммлера86. Таким образом, по этим позициям серьезный торг был попросту не возможен. Для возможного диалога с такой одиозной фигурой как Каммлер необ ходимы более веские основания. Каммлер не похож на человека, который стал бы менять свою жизнь на технологии, которые и без него стали бы известны. Он дол жен был предложить нечто такое, что у контрагента (будь то американцы или русские) не осталось бы другого выбора, кроме как вступить с ним в переговоры.

В активе Каммлера остаются только “другие виды вооружения”, о которых он упоминал в разговоре со Шпеером.

Все говорит за то, что Каммлер хотел использовать Шпеера “в темную” – Шпе ер знал о реактивных самолетах и ракетах “А-4”, но, как мы помним, совершенно не был в курсе разработок Спецштаба Каммлера. Скорее всего, только эти самые “другие виды вооружения” и могли бы стать подлинным предметом торга, но Шпее ру знать об этом было совершенно не обязательно – с него было достаточно реак тивных самолетов и ракет как предлога к началу переговоров. Если интересую щий нас четвертый вид нового оружия существовал в реальности, он должен был входить именно в эту категорию “других видов вооружения”.


“Закладка” Каммлера сработала 21 мая 1945 года, когда на первом допросе в американской миссии по вопросам стратегической бомбардировки Шпеер на во прос о технических деталях “V-2” ответил: “Спросите Каммлера. Все подробности у него”86. Судя по всему, Шпеер уверен, что Каммлер уже заключил договор с аме риканцами!

Вскоре после окончания войны в руки американской контрразведки попадает правая рука Каммлера, Вильгельм Фосс. На допросе он сообщает о существовании Спецштаба Каммлера на заводе “Шкода”. Однако агенты остаются настолько бес страстны к сообщению о специальной группе, обладающей необычайными воен ными секретами, что у него складывается впечатление, что им уже все известно.

Фосс предлагает бросить все силы на поиски Каммлера, “пока его не схватили русские”, и вновь агенты не проявляют к его словам никакого интереса. И это лю ди, которые представляют стратегические интересы страны, “возглавлявшей круп нейшую грабительскую операцию того времени с участием армии флота и военно воздушных сил, а также гражданских лиц”86.

В этой связи на память приходит мгновенный рывок на восток 16-й бронетан ковой дивизии Третьей армии Паттона. Полностью проигнорировав соглашения, подписанные между чешским правительством в эмиграции и Советским Союзом, войска 16-й бронетанковой дивизии, двигаясь на восток от Нордхаузена, 6 мая 1945 года пересекают чешскую границу и вступают в Пльзень, находящийся в са мом сердце советской оккупационной зоны. Американские войска на шесть дней захватывают завод “Шкода”, пока 12 мая 1945 года там не появляются части Крас ной армии. После протестов со стороны Советского Союза Третья армия вынуж дена уйти86. Согласимся, что шесть дней – немалый срок… Еще одним звеном в цепи странных обстоятельств, связанных с историей ге нерала Каммлера является почти полное забвение самого его имени и роли в ис тории Третьего Рейха. Весьма странной представляется та необъяснимая легкость, с которой это имя было предано забвению сразу после окончания войны. А ведь, как мы помним, этот неординарный человек считался одним из самых могуще ственным и влиятельных государственных чиновников Третьего Рейха.

В процессе поисков сведений о Каммлере, уже упоминавшийся нами Том Аго стон выяснил, что его имя даже не упоминалось на Нюрнбергском процессе – невероятный факт, если учесть какую важную роль играл этот человек в кру гах приближенных к Гитлеру. Более того, нет никаких указаний на то, что его даже пытались искать, как прочих военных преступников.

В наши дни, когда Ник Кук попытался получить информацию о деятельности Каммлера за последние месяцы войны в Центре современных военных архивов в Колледж-Парке (Мэриленд), то обнаружил, что все документы по этому вопросу “уже были кем-то изъяты”86.

Существуют четыре противоречащих друг другу версии смерти генерала Каммлера. Согласно первой, он покончил с собой 9 мая 1945 года в лесу между Прагой и Пльзенем. По второй версии он погиб в тот же день под обстрелом, ко гда выбирался из подвала разрушенного бомбами дома. По третьей версии в тот же день он застрелился в лесу недалеко от Карлсбада. Четвертая версия, основана на двух документах, которыми располагало немецкое и австрийское общество Красного Креста сразу после войны. В первом документе, написанном родствен ником, о Каммлере говорилось как о “пропавшем без вести”. Согласно этому до кументу, последнее известие о Каммлере пришло из Эбензее в Штайермарке (Ав стрия). Во втором документе, основанном на показаниях неизвестных “товари щей”, утверждалось, что Каммлер мертв. Место захоронения указано не было.

Первые три варианта объединяет одна общая деталь – до капитуляции Камм лер находится в Праге или в ее окрестностях. Один из свидетелей, упомянутый Агостоном, – чиновник из пражского регионального управления строительного подразделения Главного экономического управления СС вспоминал: “Каммлер прибыл в Прагу в начале мая. Его не ожидали. Он не сообщил заранее о своем прибытии.

Никто не знал, зачем он приехал, когда на подходе была Красная армия”.

У Каммлера была единственная веская причина для того, чтобы проделать этот путь – документация группы по специальным проектам, находящаяся на “Шкоде” и в ее административных офисах в Праге.

В Эбензее Каммлера также хорошо знали. Именно здесь в горах на берегу озе ра Траунзее, в 1943 году под его командованием была начата работа по созданию гигантского подземного комплекса для строительства МБР “А-9”/“А-10”, полу чившего кодовое наименование “Zement”86.

Туман отчасти начинает рассеиваться благодаря сведениям, предоставленным польским ученым Игорем Витковским, предпринявшим собственные изыскания в этой области. Согласно его источникам, во время допроса Рудольфа Шустера – высокопоставленного чиновника из министерства безопасности Третьего Рейха, на котором присутствовали глава польской военной миссии в Берлине генерал Якуб Правин и полковник Владислав Шиманский, были получены сведения о существовании т.н. “генерального плана – 1945”, и функционировавшей в его рамках “специальной эвакуационной команды”, в составе которой Шустер ока зался 4 июня 1944 года. Эта информация вызвала нешуточную тревогу, поскольку Правину и Шиманскому удалось выяснить, что за “генеральным планом – 1945” стоял Мартин Борман.

В мае 1945 года англичанами был схвачен и передан польским властям обер группенфюрер СС Якоб Шпорренберг, который, как выяснилось, с 28 июня года возглавлял часть “специальной эвакуационной команды”, подчинявшуюся гауляйтеру Нижней Силезии Карлу Ханке, который в свою очередь отчитывался непосредственно перед Мартином Борманом. Если бы англичане знали, чем на самом деле занимался Шпорренберг, они навряд ли выпустили бы его так легко.

Шпорренберг был приговорен к смерти в 1952 году, но перед этим сообщил поль скому суду, что отвечал за эвакуацию из Нижней Силезии высоких технологий, документов и персонала, а также участвовал в ликвидации шестидесяти двух уче ных и лабораторных работников, работавших над сверхсекретным проектом СС на шахте недалеко от Людвигсдорфа – горной деревушки к юго-востоку от Валь денбурга, у чешской границы.

Шпорренберг отвечал за подразделение “команды”, в обязанности которого входил “северный маршрут” эвакуации через Норвегию, остававшуюся в руках немцев до конца войны.

Шпорренберга как и Каммлера ценили за выдающиеся организаторские спо собности. В 1944 году он был назначен заместителем командующего VI полка СС под руководством обергруппенфюрера Вальтера Крюгера. Крюгер же в свою оче редь принимал непосредственное участие в сверхсекретных операциях СС в по следние месяцы войны, в том числе по эвакуации богатств Третьего Рейха в Юж ную Америку и другие нейтральные или неприсоединившиеся страны, а также в программе эвакуации секретного оружия!

Сводная команда НКВД и польской разведки выяснила, что подразделением “эвакуационной команды” в Бреслау руководил оберштурмбанфюрер СС Отто Нейман, отвечавший за южное направление эвакуации (Испания, Южная Амери ка). Однако, самого Неймана задержать не удалось86.

Руководитель “генерального плана” в Бреслау гауляйтер Ханке, 4 мая 1945 го да вылетел из города, в который уже вошли части советской армии, и как можно уже догадаться, больше его никто не видел.

Таким образом, исчезновение Каммлера было всего лишь частью некой общей схемы, по которой он, Ханке, а также многие другие высокопоставлен ные эсэсовцы и члены партии, имевшие доступ к работам связанным с сек ретным оружием исчезли, растворившись без следа.

По имеющимся в распоряжении Витковского сведениям, в рамках “специаль ной эвакуационной команды” была создана особая авиационная эскадрилья, со стоящая из “Junkers Ju 290” и одного “Junkers Ju 390” – тяжелых транспортных са молетов. Эскадрилья была размещена в Опельне, в ста километрах от Бреслау. По утверждению свидетелей, на некоторых самолетах были желтые и голубые опо знавательные знаки, т.е. их хотели выдать за шведские самолеты. Если эта инфор мация соответствует действительности, то речь идет об эскадрилье “KG-200” – подразделении Люфтваффе по спецоперациям, чьи самолеты летали под флага ми вражеских или нейтральных государств. Добавим, что шестимоторный “ Junk ers Ju 390” являлся модификацией четырехмоторного “Junkers Ju 290”, и мог со вершать длительные перелеты продолжительностью до тридцати двух часов86.

Известен случай, когда, стартовав из Франции, “Ju 390” достиг американской тер ритории чуть севернее Нью-Йорка и, не совершая посадки, вернулся обратно86. В Люфтваффе такие самолеты называли “грузовиками”.

Имея в своем распоряжении подобные машины, “эвакуационная команда” могла переправить документы, персонал и оборудование куда угодно: Испа ния, Южная Америка, Аргентина86… Так, по воздушному мосту, созданному южным подразделением “команды” между еще оккупированными территориями Третьего Рейха и нейтральной, но симпатизирующей Германии Испанией, в последние месяцы войны удалось пе реправить 12000 тонн суперсовременного оборудования и документации, для че го были использованы все доступные воздушные средства Люфтваффе.

В конце войны у южного подразделения был еще один доступный, хотя и весьма опасный путь эвакуации, а именно – через северные порты Адриатическо го моря, остававшиеся в руках немцев до самой капитуляции.

В этом свете последний разговор Каммлера со Шпеером можно интерпрети ровать уже как превентивную попытку дезинформации агентов американских (а возможно, и не только американских) спецслужб, которые рано или поздно вышли бы на Шпеера. Цель провокации – выиграть время, необходимое для окончательной эвакуации, а заодно сформировать ложный след (связь с аме риканскими спецслужбами), дабы вконец запутать и без того весьма непро стую ситуацию.

Гораздо более печальной оказалась участь других “засвеченных” фигурантов этого дела.

Шпорренберг, возглавлявший программу эвакуации в Бреслау, сразу же после вынесения смертного приговора был переправлен в Советский Союз, где его сле ды теряются.

Шустер, руководивший транспортировкой, погиб “при загадочных обстоя тельствах” в 1947 году. Допрашивавшие его офицеры польской разведки Шиман ский и Правин, также скончались при странных обстоятельствах – Шиманский погиб в автокатастрофе, а Правин утонул86.

Возникает вполне резонный вопрос, каково же было хотя бы приблизительное содержание этих загадочных проектов, вокруг которых сломано столько копий и человеческих жизней? Ответ на этот вопрос, возможно, прольет свет на природу искомого нами четвертого вида нового оружия Третьего Рейха. На него мы по пробуем ответить в заключительной части нашего исследования.

Анонс:

Во время Второй мировой войны в нескольких секретных центрах Третьего Рей ха (Штецин, Дортмунд, Эссен, Пенемюнде, Прага, Бреслау и др.) было разрабо тано несколько моделей летательных аппаратов, являвшихся прототипами со вершенно новой аэрокосмической системы. Работы проводились в рамках про граммы по созданию “чудо-оружия” и являлись практическим воплощением т.н.

“концепции качественного превосходства”.

Алексей Комогорцев, Москва “ЧУДЕСНОЕ ОРУЖИЕ” ТРЕТЬЕГО РЕЙХА Часть III. Исчезнувшие технологии “КОЛОКОЛ” И “ЗИМНЯЯ ГАВАНЬ” – БЛИЗНЕЦЫ-БРАТЬЯ?

Есть многие вещи, которые мы не в состоянии понять. Но их необходимо использовать, в том числе силами дилетантов.

Генрих Гиммлер Письмо министру культуры Бадена, Вакеру, Из показаний обергруппенфюрера СС Якоба Шпорренберга, польской и со ветской разведкам стало известно о существовании проекта “Колокол”, явившего ся на свет в результате слияния совершенно секретных проектов “Фонарь” и “Хронос”.

Работы в рамках проекта “Колокол” начались в середине 1944 года на закры том объекте СС, расположенном неподалеку от Лейбуса (Люблин). После вступ ления советских войск в Польшу, проект был перемещен в замок, близ деревни Фуэрштенштайн (Кшац), неподалеку от Вальденбурга, а оттуда на шахту рядом с Людвигсдорфом (Людвиковичи), в двадцати километрах от другой окраины Вальденбурга, на северных отрогах Судет86.

В рамках проекта “Колокол” проводились эксперименты с неким объектом в форме колокола, изготовленным из твердого, тяжелого металла и наполненным похожей на ртуть жидкостью фиолетового цвета. Жидкость хранилась в высоком тонком термосе высотой в один метр, упакованном в свинцовую оболочку тол щиной в три сантиметра. Эксперименты проводились под толстым керамическим колпаком, при этом два цилиндра быстро вращались в противоположных на правлениях. Похожее на ртуть вещество условно называли “Ксерум-525”. В про чие используемые вещества входили перекиси тория и берилла, они условно на зывались “легким металлом”.

Помещение, в котором проводились эксперименты, располагалось в подзем ной галерее. Его площадь составляла около тридцати квадратных метров, стены были покрыты керамическими плитками с толстой резиновой подкладкой. После окончания каждого эксперимента в течение сорока пяти минут помещение обра батывалось соленым раствором. Обработку помещения проводили узники кон центрационного лагеря Гросс-Розен. Резиновые подкладки заменяли через каж дые два или три эксперимента, использованные сжигали в специальной печи.

Примерно после десяти испытаний помещение было разобрано, а его содержи мое уничтожено. Сохранился только сам “Колокол”.

Каждый эксперимент длился примерно одну минуту. В активном состоянии “Колокол” испускал бледно-голубой свет, ученые держались от него на рас стоянии 150-200 метров. Электрическое оборудование в этом радиусе обычно ломалось или происходило короткое замыкание.

В радиусе действия “Колокола” помещались различные растения, животные и живые ткани. Во время первой серии испытаний, проводившейся с ноября по де кабрь 1944 года, почти все опытные образцы были уничтожены – жидкости, в том числе кровь, сворачивались и разделялись на очищенные фракции. В тканях рас тений происходил распад или исчезновение хлорофилла, через четыре-пять часов растения приобретали полностью белый цвет. Через восемь-четырнадцать часов наступало полное разложение, но в отличие от обычного, оно не сопровождалось запахом. К концу этого периода растения обычно превращались в нечто, похожее по консистенции на колесную мазь.

Известно, что первая команда исследователей распалась из-за смерти пяти ученых из семи. Во второй серии экспериментов, начатой в январе 1945 года, вред, наносимый животным, был несколько снижен благодаря различным модифика циям оборудования. Люди, участвовавшие в экспериментах, жаловались на недо могание, несмотря на защитную одежду. Отмечались нарушения сна, потеря па мяти и равновесия, мышечные спазмы, возникновение неприятного металличе ского привкуса во рту.

Перед самым окончанием войны “специальная эвакуационная команда” СС вывезла “Колокол” и всю документацию в неизвестном направлении86. Ученые (шестьдесят два человека), принимавшие участие в проекте, были расстреляны солдатами СС между 28 апреля и 4 мая 1945 года.

В документах, с которыми имел возможность ознакомиться польский исследо ватель Игорь Витковский, упоминалось об участии в проекте “Колокол” профес сора Герлаха – руководителя германского “Уранового клуба”, координировавше го усилия научных групп, работавших в области атомного проекта Третьего Рей ха. Также упоминался доктор Эрнст Гравиц (Grawitz 08.06.1899–24.04.1945)86, обер группенфюрер СС и генерал Войск СС, глава Медицинской службы СС, руково дитель Главного управления Германского Красного Креста. Именно Эрнст Гар виц курировал исследовательскую работу в различных институтах СС, в том чис ле эксперименты в концентрационных лагерях86.

Однако, по словам Витковского, в описаниях, сделанных учеными, работав шими с “Колоколом”, не использовались термины ядерной физики, а во время самих экспериментов не употреблялись радиоактивные материалы. Шпорренберг запомнил термины “вихревая компрессия” и “разделение магнитных полей”.

Некоторый свет на этот вопрос проливает то обстоятельство, что в деятельно сти профессора Герлаха имеются эпизоды, которые дают основания отнести его к разряду ученых, занимавшихся вопросами… гравитации, несмотря на его основ ную специализацию. В 20–30-х годах Герлах занимался проблемами “поляризации спина”, “резонансом спина” и свойствами магнитных полей, имеющими мало общего с ядерной физикой, однако, касающимися некоторых неисследованных свойств гравитации. Герлаху (совместно с Отто Штерном) принадлежит экспери ментальное доказательство существования спина электрона, датированное годом. Студентом Герлаха, О. Гильгенбергом (Мюнхен), была опубликована ста тья под названием “О гравитации, вихревых потоках и волнах во вращающейся среде”. Однако после войны и до самой смерти в 1979 году Герлах ни разу не воз вращался к этой теме, словно ему запретили говорить о ней.

Тогда же, в середине 20-х годов, на другом континенте талантливый амери канский физик и изобретатель Томас Таунсенд Браун (Thomas Townsend Brown, 1905-1985) обнаружил взаимосвязь между электрическим зарядом и гравитацион ной массой. Итогом его экспериментов стало открытие, известное теперь как Эф фект Бифельда-Брауна (Biefield-Brown Effect), которое заключалось в том, что электрический конденсатор будет перемещаться в сторону положительного по люса и будет сохранять это движение, пока не разрядится.

Основной вывод, следующий из теории Брауна, звучит следующим образом – существует электромагнитный фактор корреляции между гравитационной мас сой и инерционной массой, который в определенных электромагнитных услови ях, может быть уменьшен, аннулирован, инвертирован или увеличен86.

Во время своих ранних экспериментов Браун столкнулся с тем, что в рентге новской трубке Кулиджа под воздействием высокого напряжения наблюдалась тяга. Движение было вызвано электричеством, проходящим сквозь трубку. Браун продолжил опыты и разработал устройство, названное им “гравитор” – электри ческий конденсатор, запаянный в бакелитовый футляр, который при подключе нии к источнику питания в сто киловольт демонстрировал потерю веса на один процент.

В 1929 году Браун описал свои опыты в статье под названием “Как я контро лирую гравитацию”: “В действительности “гравитатор” является необыкновенно эффективным двигателем. В отличие от других двигателей он действует не на прин ципах электромагнетизма, а на принципах электрогравитации. В простом “гравита торе” нет движущихся частей, но, очевидно, он способен к движению изнутри. Он не обычайно эффективен по той причине, что не требует механизмов, осей пропеллеров или колес для создания движущей силы. У него нет внутреннего механического сопротив ления и заметного разогрева. Наперекор обычным представлениям о том, что гравита ционный двигатель должен обязательно действовать вертикально, мною доказано, что данный двигатель действует одинаково хорошо в любых направлениях”.

Способность манипулировать энергией на всех осях открывало “гравитатору” путь в авиацию. В процессе исследований, Браун пришел к выводу, что наиболее эффективной формой для производства электрогравитационного подъема явля ется форма идеального диска или блюдца86.

Управление движением предполагалось производить посредством разделения диска на сегменты, каждый из которых может быть заряжен отдельно. Таким об разом, перемещая заряд по краю диска, возможно заставить аппарат передвигать ся в любом направлении86.



Pages:     | 1 || 3 | 4 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.