авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:   || 2 | 3 |
-- [ Страница 1 ] --

1

AZRBAYCAN MLL ELMLR AKADEMYASI

NSM adna DLLK NSTTUTU

TRKOLOGYA

BEYNLXALQ ELM JURNAL

1970-ci LDN NR OLUNUR

Jurnal Azrbaycan Respublikas Prezidenti yannda

Ali Attestasiya Komissiyas trfindn rsmi qeydiyyata alnmdr

(Filologiya elmlri blmsi, № 18)

Azrbaycan Respublikas dliyy Nazirliyi Mtbu nrlrin reyestrin

daxil edilmidir. Reyestr № 3378 ld 4 df xr №1 Bak – 2012 2 BA REDAKTOR A. AXUNDOV REDAKSYA HEYT K. ABDULLAYEV, G. BAXLYEVA, N. CFROV, T. HACIYEV, N. XUDYEV, M.MANOV, T.KRML,.QULYEV, A. MMMDOV, S. SLEYMANOVA (ba redaktorun mavini), F. VEYSLL BEYNLXALQ MSLHTLR. H. AKALIN ( Trkiy), ONQ JN OH (Cnubi Koreya), HAYASI TOORU (Yaponiya), K. KONAKBAYEV (Qrzstan),. KORMUN (Rusiya), F. QNYEV (Rusiya), V. QRNFL (Moldova), T. MLKOV (Rusiya), M. MUSAOLU (Trkiy), M. SOYEQOV (Trkmnistan) JURNALIN TSSS AZRBAYCAN MLL ELMLR AKADEMYASININ NSM adna DLLK NSTTUTUDUR ngilis mtninin elmi redaktoru G. AXUNDOVA nvan: Az-1143, Bak-143, Hseyn Cavid prospekti, 31. Dililik nstitutu.

«Trkologiya». Tel.: 5372081, 5372083. E-mail: ilinguistics@lan.ab.az turkologiya2010@mail.ru Адрес: Az-1143. Баку-143, пр. Гусейна Джавида, 31. Институт языкознания.

«Тюркология». Тел.: (+99412) 5372081, 5372083. E-mail: ilinguistics@lan.ab.az turkologiya2010@mail.ru Adress: Az-1143. Baku-143, Hussein Javid avenue, 31. The nstitute of Linguistics.

«Turkologia». Tel.: (+99412) 5372081, 5372083. E-mail: ilinguistics@lan.ab.az turkologiya2010@mail.ru ТЦРКОЛОЭИЙА №1 ФАХРАДДИН ВЕЙСЯЛЛИ СЕГМЕНТАЦИЯ И ИДЕНТИФИКАЦИЯ МОРФЕМ Р е з ю м е. В настоящей статье рассматриваются принципы сегментации и идентификации морфем языка. При сегментации и идентификации во внимание принимаются экспонентные и семантические признаки, которые особенно важны для тюркских языков, в частности для азербайджанского.

Ключевые слова: сегментация, идентификация, алломорф, морфемы операции, двувершинность «В азербайджанском языке, так же как и во всех агглютинатив ных языках, суффикс представляет собой не слово, а часть словоформы, поэтому и корневые и аффиксальные морфемы обла дают разными признаками. В этом языке корневые морфемы имеют конкретное лексическое значение, аффиксальные же морфемы лишены этого значения» [1. С. 153].

Настоящая статья в несколько переработанном виде взята из недавно вышедшей книги автора, которая посвящена общим и частным проблемам лингвистики [2].

Вопрос о сегментации и идентификации морфем был весьма актуален в таксономической лингвистике. Возьмём, к примеру, русские слова /dom/ “дом”, /`dom`+ ik/ “домик”, /`dom + a/ “дом” и их азербайджанские эквиваленты /ev/ “ev” (дом), /ev +`dik/ “evcik” (домик) и /ev + `lr/ “evlr” (дом). Противопоставляя эти примеры, можно заключить, что некоторые из форм полностью совпадают с отдельными словами. Это /dom/ и /ev/. В обоих языках они имеют один и тот же денотат и выражены соответственно одинаковой фонемной последовательностью: /d + o + m/ и /e + v/. Как видно, их членение допустимо на фонемном уровне, но на морфемном уровне они не разложимы на подобные себе элементы. В словоформах же /`dom`+ ik/, /`dom + a/ и /ev +`dik/, /ev +`lr/ находим новые элементы, которые образованы от простых одноморфемных слов при помощи словообразовательных суффиксов /-ik/, /-dik/ и словоизме нительных суффиксов /-a/, /-lr/. И в русском, и в азербайджанском языке как одни, так и другие выполняют одинаковые функции. В первом случае образовались слова, которые обозначают маленький дом, во втором – грамматическая форма множественного числа.

Обратившись к английским словам /`ti:t + / “teacher” (учитель) и /`wo:t/ “water” (вода), легко удостовериться в том, что в то время как первые допускают внутреннее членение на /ti:t/ “teach” (учить) и /-/ “er”, вторые этого не допускают. Во всех трёх языках /dom/, /ev/ и /ti:t/ выделяются благодаря не только своей семантике, но и своему экспоненту. Эти морфемы называют свободными и противопоставляют морфемам /-ik/, /dik/ и /-/ как зависимым.

Свободные и зависимые морфемы повторяются во множестве словоформ с одинаковым значением и экспонентом. Свободные морфемы вместе с грамматическими морфемами образуют лексемы с самостоятельным значением, напр.: /dom`+ ik/, /dom + a/, /ev + + dik/, /ev + lr/, /`ti:t + / и т. д. Английское слово /`wo:t/ тоже является лексемой, хотя её морфемное членение невозможно.

Именно поэтому /`wo:t/ можно называть лексической морфемой.

Имена существительные, прилагательные, глаголы, наречия, место имения и числительные – это лексические морфемы. Добавляя к ним новые морфемы, можно получить новые слова, т. е. они образуют открытый класс слов. Ср.: азерб. /st/ “sd” (молоко), /sd + l/ “sdl” (молочный);

англ. /ri:d/ “read” (читать), /`ri:d + / “reading” (чтение) и т. д. В отличие от этих морфем, синсемантические морфемы, или вспомогательные слова – предлоги, союзы, артикли и партикли, можно называть функциональными морфемами, так как их наращение прибавлением других морфем невозможно. Такие морфемы являются словами закрытого класса. Азербайджанские морфемы /v/ “v” (и), /ki/ “ki” (что) и ряд других никогда не изменяются. То же самое можно сказать о служебных словах в других языках. Ср.: нем. /`’nt/ “und” (и), /na.x/ “nach” (после, за);

англ. /if/ “if” (если), /z/ “as” (в то время как);

рус. /i/ “и”, /no/ “но” и т. д. Если лексических морфем в количественном отношении больше, чем грамматических, то по частоте употребления последние значительно превышают первые. Лексические морфемы не огра ничены, они образуют открытую систему. Грамматические мор фемы, напротив, финитны и имеют закрытую систему. При этом каждое конкретное проявление морфемы в речевом потоке можно назвать вариантами, или алломорфами, данной морфемы.

Например, /dom/ “дом” в словах /`dom`+ ik/ “домик”, /`dom + a/ “дома”, /iz `dom + / “из дома”, /d`moj/ “домой” выступает в плане выражения по-разному. Его экспоненты, имея в своём составе как ударный гласный /o/, так и безударный //, отличаются друг от друга. Алломорфы одной морфемы объединяются в одну морфему благодаря семантическому и экспонентному тождеству. Морфемное тождество иногда трудно идентифицировать. Это бывает в том случае, когда имеет место различие либо в экспонентном, либо в семантическом плане. Например, в английском языке /mn/ “man” (мужчина) и /men/ “men” (мужчины), в азербайджанском /-lar/ “-lar”, /-lr/ “-lr” (окончания мн. ч.), в немецком /-e, -en, -er, -0, -Umlaut, -s/ (окончания мн. ч.), /ti – `ti/ “Tisch – Tische” (стол – столы), /frao – `fraon/ “Frau – Frauen” (женщина – женщины), /kint –`kindR/ “Kind – Kinder” (ребёнок – дети), /`le:RR – `le:RR/ “Lehrer – Lehrer” (учитель – учителя), /`fa:tR – `fe:tR/ “Vater – Vter” (отец – отцы), /`fo:to. – `fo:tos/ “Foto – Fotos” (фото – фотографии) имеют разные экспоненты, однако их идентификация базируется на семантическом единстве.

Сегментация морфем осуществляется следующим образом:

1. Лексема выступает в языке как морфема, т. е. её граница совпадает с границей морфемы. Ср.: азерб. /o/ “o” (он), /sn/ “sn” (ты), /axam/ “axam” (вечер);

англ. /hi/ “he” (он), /p/ “up” (верх);

нем. /dRt/ “dort” (там), /’nt/ “und” (и), /balt/ “bald” (скоро);

рус. /vot/ “вот”, /`nad/ “надо”, /`utr/ “утро” и т. д.

2. При любом сочетании морфема выделяется благодаря морфемной границе. Ср.: англ. /`w:k + / “worker” (рабочий), /`ti:t + / “teacher” (учитель);

нем. /`le:R + R/ “Lehrer” (учитель), /b + `Ra:t + R/ “Berater” (советник);

рус. /utitel/ “учитель”, /svet + nik/ “советник”;

азерб. /dil + + `ti/ “dili” (языковед), /ja + `l/ “yal” (жирный) и т. д.

3. Некоторые единицы с точки зрения диахронии не подлежат членению. Ср.: англ. /`krnb()r/ “cranberry” (клюква), /`ra:zb()r/ “rasberry” (малина), /`kreifi/ “crayfish” (речной рак), /vjd/ “voyage” (морское путешествие);

нем. /`hm,be:R/ “himbeere” (малина), /`e:Rt,be:R/ “Erdbeere” (клубника), /`bRm,be:R/ “Brombeere” (ежевика);

азерб. /baldr`an/ “baldran” (борщевик), /bjr`tikn/ “byrtikn” (ежевика);

рус. /buje`nin/ “буженина” и т.

д. Морфемы, не подлежащие дальнейшему членению, называют уникальными. Азербайджанское слово /jek`pr/ “yekpr” (неуклюжий), так же как и английские слова /`telgra:f/ “telegraph” (телеграф), /`telskoup/ “telescope” (телескоп), /`telfoun/ “telephone” (телефон) и ряд других чисто синхронически членить невозможно.

Когда говорят, что дальнейшее членение невозможно, это не значит, будто морфема не изменяется вообще. Английская морфема /mn/ “man” (мужчина) переходит в /mn/ “men” (мужчины) по средством чередования корневого гласного. Но из этого не следует, что /mn/ членится на морфемы, хотя в результате чередования и получают новую форму и новое грамматическое значение.

Идентификация морфем осуществляется методом коммутации.

Суть этого метода заключается в следующем. Если замена элемента плана выражения другим элементом приводит к замене элемента плана содержания, то это значит, что между планом выражения морфемы и её планом содержания существует, как это утверждает Е.

Косериу [3], солидарность. Метод этот со времён Л. Ельмслева [4] принято называть методом коммутации [5. С. 65]. Например, в азербайджанских морфемах /ba/ “ba” (голова), /da/ “da” (камень), /ja/ “ya” (возраст), /ga/ “qa” (бровь) и т. д. согласные в инлауте заменяются, вследствие чего образуются новые единицы.

Морфемы с одинаковым экспонентом бывают как корневые, так и аффиксальные. В немецком языке “er” может быть местоимением и одновременно словообразовательным и словоизменительным суффиксом. Ср.: нем. /e.R zu:xt// “Er sucht” (Он ищет), но /`zi:g + + R/ “Sieger” (победитель) и /`bild + R/ “Bilder” (рисунки);

азерб.

/sn/ “sn” (ты) и /sn glir + sn// “Sn glirsn” (Ты идёшь) и т. д.

Здесь можно говорить об омонимичных морфемах.

В азербайджанском языке деривационные и реляционные мор фемы подчиняются корневым морфемам по закону сингармонизма.

При этом возможны три случая:

а) если в корневой морфеме реализованы тёмные гласные, т. е.

какой-либо из гласных /a/, /o/, /u/ и //, то и в суффиксах соответ ственно будет реализовываться один из этих гласных. Ср.: /at/ “at” (лошадь), /at + / “at” (его лошадь), /at + lar/ “atlar” (лошади) и т. д.;

б) если корневая морфема содержит светлые гласные, т. е. один из гласных //, /e/, //, /i/ и //, то соответственно этот же гласный будет и в суффиксах. Ср.: /t/ “t” (мясо), /t + siz/ “t`siz” (без мяса), /iz/ “iz” (след), /iz + `siz/ “izsiz” (бесследно), /ђz/ “gz” (глаз), /ђz + +`sz/ “gzsz” (безглазый), /ђn/ “gn” (шкура), /ђn + `/ “gn” (его шкуру), /di/ “di” (зуб), /di + `siz/ “disiz” (беззубый), /ђl/ “gl” (цветок), /gl + `l/ “gll” (цветочный) и т. д.;

в) если в корневой морфеме реализованы губные гласные, т. е.

один из гласных /o/, /u/, // и //, то в суффиксах будет реализо вываться или /u/, или //. Ср.: /goz/ “qoz” (орех), /goz + `u/ “qozu” (его орех), /gz/ “qz” (девушка), /gz + `/ “qz” (его девушка), /dz/ “dz” (верный), /dz + `/ “dz” (ровное) и т. д. Есть, однако, исключение, которое можно объяснить заимствованием окончания фамилий из русского языка. Если азербайджанское имя оканчивается на гласный, то суффиксальная морфема будет содержать всегда гласный /e/, а если оно оканчивается на согласный, то в нём всегда будет употребляться гласный /o/. Ср.: /aђ`a + j + ev/ “Aayev”, /l`i + j + + ev/ “liyev”, /r`za + j + ev/ “Rzayev”, но /or`ud + ov/ “Orucov”, /vej`sl + ov/ “Veyslov”, /ga`sm + ov/ “Qasmov” и т. д. Более того, эти суффиксы перебрасывают ударение на предшествующий слог.

Подытоживая вопрос о том, как всё-таки выделяется морфема, можно сказать следующее: в любом случае морфема имеет свой стабильный экспонент и стабильную семантику. Так, в каждой из словоформ /diz/, /diz + /, /diz + i/ и т. д. морфема /diz/ повторяется со своим экспонентом и значением. Если /diz/ употребляется в таких предложениях, как /diz + ```im arjr// “Dizim aryr” (У меня болит колено) и /diz + im mni tox indidir// “Dizim mni ox incidir” (Колено меня очень беспокоит), то в этом случае легко убедиться в том, что одна и та же фонемная последовательность выражает один и тот же денотат, а именно член человеческого тела. При этом формальное и семантическое тождества наблюдаются не только в свободных, но и в функциональных в четырёх вариантах образует морфемах. Например, /-t/ существительные со значением исполнителя действия. Ср.: /araba + t/ “araba” (фаэтонщик), /tkm + + ti/ “kmi” (чистильщик), /fajton + tu/ “faytonu” (фаэтонщик), /gl + t/ “gl” (цветочник) и т. д. Однако с этим суффиксом можно образовать слова, которые могут выступать в предложении в роли атрибута. Ср.: /o lat ``olan/ mnim gon```umdur// “O la olan mnim qonumdur” (Тот отличник-мальчик мой сосед).

Как видно из вышеприведённого, при семантическом тождестве происходят изменения в экспоненте морфемы. Если эти изменения в азербайджанском языке обусловлены т. н. зондергласным, то в немецком, русском и английском эти факторы абсолютно не при чём. Так, например, суффикс множественного числа не подлежит такому изменению. Ср.:

Азерб. Рус. Нем. Англ.

/dr + `lr/ /dlin + /`ta:g + / /de + s/ “drlr” / “Tage” (дни) “days” (дни) (долины) “долины” /sr + `lr/ /`muzk + /`Re:d + R/ /men/ “men” “srlr” (стада) i/ “музыки” “Rder” (колёса) (мужчины) /gz + `lar/ /ruk + i/ /li:d + R/ /kt + s/ “qzlar” “руки” “Lieder” “kats” (девочки) (песни) (кошки) /guzu + `lar/ /sten + / /fe:tR/ “Vater” /bg + z/ “guzular” “стены” (отцы) “bags” (ягнята) (сумки) /ada + `lar/ /s`rotk + /le:RR/ /sit + iz/ “adalar” i/ “Lehrer” “cities” (острова) “сорочки” (учителя) (города) /od + `lar/ /gn + i/ /klup + s/ /tldrn/ “odlar” (огни) “огни” “Klubs” “children” (клубы) (дети) /bel + lr/ /`golv + / /fRao + n/ /mas/ “mais” “bellr” (спины) “головы” “Frauen” (мыши) (женщины) /di + `lr/ /`zub/ /`ta:t + n/ /klb + s/ “dilr” (зубы) “зубы” “Taten” (дела) “clubs” (клубы) /gz` + lr/ /knig + i/ /`fi + / /oks + n/ “gzlr” (глаза) “книги” “Fische” “oxen” (быки) (рыбы) и т. д.

Анализ приведённых слов показывает, что в азербайджанском языке имеются две алломорфы со значением множественного числа, которые чередуются в зависимости от качества гласного корневой морфемы. В этом языке есть ещё окончание собирательности: /-lax / -lx/. Ср.: /ot + + lax/ “otlaq” (пастбище), /da + lx/ “dalq” (каменистость). Таким образом, в азербайджанском языке для обозначения множественного числа существуют алломорфы /-lr / -lar / и /-lax / -lx/. В других языках такого закона нет. В них для выражения одного грамматического значения имеется несколько функцио нальных морфем. В подобных случаях можно говорить о суффиксах синонимах. В германских языках в передаче грамматического значения наряду с внутренней флексией может участвовать и внешняя (в английском языке /tald – tldrn/ “child – children” (ребёнок – дети). Иногда две морфемы служат для выражения одного грамматического значения, например в английском языке:

/ou + + oun – oud/ “show – showen – showed” (показ – показал). Такие морфемы называют дублетами.

В немецком языке широко используется как внутренняя, так и внешняя флексия;

например, в /hant/ “Hand” (рука) /`hnd/ “Hnde” (руки) кроме перехода гласной /a/ в // наблюдаются ещё другие изменения. По орфофоническим правилам немецкого языка в абсо-лютном конце слов и морфем недопустимы звонкие согласные. Поэтому в единственном числе в конце реализуется глухой согласный /t/, а под влиянием суффикса множественного числа // чередуется /a/ с //. Как только позиция конца устраняется, происходит автоматическая альтернация /t/ в /d/.

В системе языка парадигматически единственное и множественное числа противостоят друг другу и по требованию нормы члены этой оппозиции реализуются, причём они изменяются не только в семантическом, но и в экспонентном отношении. Есть алломорфы, которые звучат по-разному, но выполняют одинаковые функции, так же как есть и такие, что звучат одинаково, но функции у них разные. Первые принято называть морфемами-синонимами, а вторые – морфемами-омонимами. По мнению Ю. С. Маслова, внутренняя флексия служит средством минимального различия морфемы в фонетическо-семантическом отношении, и потому такое средство он называет морфемой операции [6.

C. 131;

7–10]. В английском языке /fut/ “foot” (нога) и /fi:t/ “feet” (ноги) могут быть отнесены к морфемам операции. Известный американский лингвист Э. Найда полагает, что в /fi:t/ есть три морфемы: 1) корневая морфема;

2) переход /u/ в /i/ и 3) нулевая морфема [11. C. 51].

Научная новизна и практическая значимость статьи. В статье развивается теория о двувершинности морфемы в азербайджанском языке.

Одна из вершин находится в начале морфемы, а вторая приходится на её конец.

Практически настоящая статья может быть использована при составлении учебников и учебных пособий для филологических факультетов университетов.

ПРИМЕЧАНИЯ Axundov A. mumi dililik. Bak, 2006.

Вейсялли Ф. Я. Элементы общей и частной лингвистики. Баку:

Мутарджим, 2011.

Coseriu E. Einfhrung in die allgemeine Linguistik. Tbingen, 1996. (См.

наш перевод на азербайджанский язык: Koseriu E. mumi dililiy giri.

Bak, 2006).

Ельмслев Л. Пролегомены к теории языка // Новое в лингвистике. М., 1964.

Veyslli F. Struktur dililiyin saslar: Studia Philologica. II. Bak, 2008.

Маслов Ю. С. Введение в языкознание. М., 2005.

Л. Блумфилд определяет морфему как простую языковую форму, лишённую частичного фонетическо-семантического сходства с другой формой [8. C. 168].

Блумфилд Л. Язык. М., 1968.

Венгерский языковед В. Скаличка грамматической единицей считает сему, которая представляет собой как форму, так и функцию. Морфема же есть сочетание сем или проявление каждой из них в отдельности [10. C.

136].

Скаличка В. О грамматике венгерского языка. М., 1967.

Nida E. Morphology: The Descriptive Analysis of Words. Ann-Arbor, 1967.

FXRDDN VEYSLL MORFEMLRN ZVLNMS V EYNLDRLMS PRNSPLR Xlas Dild morfemlr n kiik mnaya malik elementlrdir. Onlarn zvlnmsi eksponent v semantik btvly saslanr. Onlar danq aktnda morflar klind reallar, allomorflarda tzahr edir v dil sistemind morfemlr klind qarlama yaradrlar. Mqald morfemlrin fonem dzmndki qanunauyunluqlar ikizirvliliy syknn hmahnglik prinsipi myynldirilir.

Aar szlr: zvlnm, eynildirm, allomorf, mliyyat morfemi, ikizirvlilik FAHRADDIN VEYSALLI SOME ASPECTS OF SEGMENTATION AND IDENTIFICATION OF MORPHEMES Summary This article deals with problems of segmentation and identification of morphemes in different languages. By the segmentation we go out from formell and semantical idendity.

Key words: segmentation, identification, allomorph, operation morphemes, two summit ТЦРКОЛОЭИЙА №1 AFNA LZAD XIII SR QDR AZRBAYCAN DL HAQQINDA X l a s. Mqald XII–XIII sr qdr Azrbaycan dili haqqnda elmi mnblr sasnda dqiq mlumat verilir. V. Aslanov, M. smaylov, Z. Bnyadov, O. Suleymenov, T. Hacyev v digr grkmli alimlrin fikirlri thlil edilir. Bununla da Azrbaycan dilinin yazya qdrki dvr aydnladrlr.

Aar szlr: dil tarixi, yazya qdrki dvr, qdim trk yazl abidlri, qdim lifbalar, sait sslr Azrbaycan dili qdim tarix, drin kklr malikdir. mumiyytl, trk xalqlarnn tarixi br tarixinin, Azrbaycan xalqnn tarixi is mumtrk tarixinin n qdim v n zngin hisssidir, nki qdim trklrin ilk dvlt qurumlar Azrbaycan razisind yaranmdr. Dililik dbiyyatndan bel mlumat verilir ki, trk sistemli dillrin ouz qrupuna daxil olan Azrbaycan dilinin v bu dild danan xalqn mn yinin ox qdimlrdn mvcud olduunu sbut etmy imkan vardr [1.

S. 73].

Azrbaycan razisind qdimlrdn azrbaycandilli halinin mskun lamasn nmayi etdirn baqa bir dlil: n ilk rbdilli qaynaqlardan olan «xbar Abid ibn riy l-Crhumi»d Azrbaycanda islam dininin yaylmasndan qabaqk vziyyt z ksini tapmdr. Bu qaynaqdan mlum olur ki, rb xlifsi I Maviy (661–690) Azrbaycana qoun gndrmzdn vvl z saray alimini arb sorumudur:

– Azrbaycan haqqnda n bilirsn?

Azrbaycanla yax tan olan alim bel cavab vermidi:

– Azrbaycan qdimdn trklr lksidir v onlarla mskundur [2.

S. 296].

Tarixi M. smaylov yazr ki, «dorudur, bu kitabda gtirilmi mlahizlrin mllifi mn zm deyilm. Bu mlahizlr haqqnda shbt gedn msllri tdqiq etmy illr, blk d mr srf etmi mtxssislrindir. Lakin mn hmin mlahizlri cmldirmi, mumi ldirmi v qlm almam» [2. S. 296].

M. smaylovun tarixin qdim dvrlrind xalqmzn hans kk stnd bitmsini, onun v dilinin n vaxt formalamas haqqnda fakt larla syldiyi fikir ox qiymtlidir.

Son tunc dvrnd, yni miladdan qabaq II minilliyin sonu, I min illiyin vvllrind arxeoloqlar Azrbaycan razisind qbirlrd baa anan akar etmilr. Qbr mrhumun yanna baa ana qoymaq Azrbaycan dilinin kknd dayanan dild, lhclrindn birind danan soylarn nnsidir. Qeyd olunan dild danan xalqlarn, soylarn n qdim abidlrindn biri olan Gltkinin qbrinin zrindki dada anaql baa tsviri vardr. Demli, miladdan qabaq bu razid, yni Azrbaycan razisind bizim dilimizd dananlarn olmas zlynd aydndr [2. S. 300].

Tdqiqatlardan mlum olduu kimi, Azrbaycan razisi hl islam dininin bu razid yaylmasndan qabaq qdim azrbaycandillilrl dolu idi. Onlar o qdr ox, byk ktl halnda idilr ki, btv bir xalqa, ermni xalqna tsir gstrmi, dilinin qrammatik strukturunu dyi dirmi, onlarda yeni, qafiyli poeziya nv yaratmdr. «Hans mntiq saslanb glm, yerli camaatdan xeyli az kri, mdni chtdn yerlilrdn xeyli aa sviyyli, oturaq, sayca onlardan xeyli ox, daha yksk mdniyyt malik aborigenlr z dillri qbul etdirmlrini sylmk olar? Bu bir nv cfngiyyat olard» [2. S. 202].

Tdqiqatlarn fikrin gr, tarixi hadislrin baqa dillrd olduu kimi, Azrbaycan dilinin tkklnd d bhsiz rolu olmudur. Alban dili anlay z bir nv qeyri-myyn xarakter dayr. gr bu dil olmusa, onun V srdn yazl dbi nnsi var imi. Azrbaycan dilind is rb v fars dillrin aid faktlardan baqa he bir dil nianlrin, xsusiyytlrin rast glinmir.

Nec olur ki, V srd Sasanilr dvrnd Albaniyaya krlm cmi bir ne fars kndi bu gn d z dilini yaadr, ancaq yerli alban dili 2–3 sr mddtind he bir lamt qoymadan mhv olub gedir, riyib torpaa hopur v ya buxarlanr [3. S. 20].

O. Suleymenov yazr: «“Rus-in lti”nd maraql bir ey oxudum:

“Alban” szn inlilr “Azrbaycan” dey trcm edirlr. Bu tsadfdrm? Ax imali Azrbaycan razisin bir vaxtlar “Albaniya” deyilib. Ola bilr ki, inlilr eramzn ilk srlrindn Byk ipk yolunun bu razidn keib getdiyi dvrlrdn balayaraq ozxam dilind etnonim alban sznn nnsini qoruyub saxlamdr.

Tyan-an dalarnn tklrind lap qdimdn “alban” adl bir qazax qbilsi yaayr. inlilr onlara “Azrbaycan” deyirlr. Blk bunlar hmin albanlarn bir hisssidir? V ny gr orta srlrd osmanllarn skipetr adl xalq zbt etdikdn sonra onlar “alban”lar adlandrmalarn aydnladrmaq lazmdr. Trk-alban-Azrbaycan dillri yeni-yeni laylarla znginlmidir» [4. S. 148–149].

Trk xalqlarnn tarixi il xsusil mul olan O. Suleymenovun gtirdiyi bu maraql faktlar, lbtt ki, tsadfi deyildir. Bu v ya digr faktlar saf-rk edib thlil etdikd ox ehtimal ki, «Rus-in lti»nd veriln hmin mlahiznin tarixi kklri vardr. Elm bunun izin dn z tdqiqatsn gzlyir.

O. Suleymenovun tbirinc desk, elmi baxmdan trk-alban-Azr baycan dillri yeni-yeni laylarla znginlmidir. Ola bilsin ki, qdim dvrlrd alban tayfa ittifaq olmu v hr tayfa z dilind danmdr.

Hm d mxtlif dvrlrd bu tayfalardan biri siyasi chtdn gcln dikc onun dili d aparc mvqey malik olmudur.

Orta Asiyann mxtlif yerlrindn taplan Orxon-Yenisey lifbas il yazlar rkutsk hrind saxlanlr. Eyni lifba il yazlan da lvhlri Gney Azrbaycann mxtlif yerlrindn hr v Mikin hrlri arasnda yerln razilrdn, Tbriz traf v s. yerlrdn d taplm v indi d taplmaqdadr.

ran alimlrindn M. T. Zehtabi yazr ki, «bu yaxnlarda Gney Azrbaycann hr yaltindn taplm bir lvhnin zrind Orxon lifbas il yazlar vardr. Txminn il yarm nc Gney Azrbaycann mrkz yerlrindn tsadfi qaaqlar trfindn byk bir anbar da lvhlr taplmdr, onlarn stnd ox qdim dvrlr aid olan kitab da var idi [5. S. 29].

Dvrmz qdr qorunub saxlanan n qdim trk yazl abidlri V– X srlr aid edilir. lk df Sibird Yenisey ay sahillrind akar ediln yazlar, hmin lifba eramzdan vvl qdim hun qbillrin mxsus olmudur. Qeyd olunduu kimi, qdim trk lifbas il yazlan Orxon, Yenisey abidlri adlanan bu sndlr bzi dil xsusiyytlrin gr ouz qrupuna (Azrbaycan, trk, qaqauz, trkmn) uyun glir.

Tdqiqatlardan mlum olmudur ki, trk (runiq) lifbas trk xalqla rnn yaz mdniyyti tarixind n qdim lifba hesab edilir. Baqa qdim lifbalardan frqli olaraq qdim trk lifbas sait v samit sslrini n inc ss alarlarn ks etdirmy imkan verir. Tsadfi deyildir ki, mhur rus trkoloqu P. Melioranski indiydk mlum olan lifbalar irisind n mkmml v zngin lifba hesab etmidir.

Qdim trk lifbasnda sait sslri ifad etmk n drd yaz iarsindn istifad edilmidir. Trk lifbasn gstrn bu (N – a e);

–, i;

( o, y;

N, o, ) iarlr sadan sola doru yazlm v bu lifbada otuz be yaz iarsi vardr [6. S. 14–15].

Ehtimal ki, Azrbaycan trklrinin xalq yaradcl, poeziyas, hm d yazya da krlmdr. Lakin VII–VIII srlrd rb istilas xalqn (dinin, dilin v dbiyyatna) taleyin mhkm tsir etmidir. Grnr, rb xilafti xalq mtildirmk, z mdniyyt v dbiyyatn, dinini v dilini qbul etdirmk n onu kemiindn tcrid etmk mqsdil onun ana dilind olan yazl abidlrini «kkl-kkmrli» mhv etmi, sonra faliyyt balanmdr [3. S. 20].

Tdqiqatlarn mumi ryin gr demk olar ki, Azrbaycan dilind yazya qdrki dvrd yazlm abidlrin dvrmz qdr glib xmamas, islam dininin zorla xalqmza qbul etdirmy alan rb iallarnn maddi-mdniyyt abidlrimizi mhv etmlri il sx baldr [7. S. 104].

Yazya qdr Azrbaycan dbi dilinin olmasn gstrn oxlu mlumatlar vardr. Bu dvrd dnya hrtli Q. Tbrizi,. Xaqani, N. Gn clinin farsca yazb-yaradan baqa azrbaycanl alim-airlrin srlrind dilimiz n sciyyvi olan yzlrl sz, sz birlmlri, atalar sz, zrb-msllr, frazeoloji birlmlr bunu sbut ed bilr.

Dorudur, Nizami Gncli srlrini fars dilind yazmdr, lakin onun srlrinin dili il mul olan azrbaycanl alimlr bir qayda olaraq onun btn srlrind oxlu miqdarda trk szlrinin olduunu dflrl qeyd etmilr. Son dvrlrd «Nizami v trk tarixi» problemi il mul olan T. Krimli yazr ki, S. Nfisinin yazdna gr, Nizamidn trk iyi glir» [8. S. 96]. Yen orada oxuyuruq ki, M. Rsulzad «Nizaminin trklyn bel qiymtlndirir: “Gncli Nizami srlrini hr n qdr farsca yazmsa da, sln trkdr”» [8. S. 96].

Nizami Gnclinin farsca yazd srlrin dilind ilnn trk szlri haqqnda digr alimlr d konkret faktlarla mxtlif nriyyatlarda bhs etmilr. O sradan, mhur rqnas R. liyev, C. Heyt,. Dmiri zad, S. Onullahi,. krov kimi grkmli Azrbaycan alimlrini gstrmk olar.

Azrbaycan razisinin VII–IX sr dvrlrini geni tdqiq edn Z. Bn yadov VII srd rblrin Azrbaycan ial etmsi v burada rb ldirm siyasti aparmasndan trafl bhs etmidir [9. S. 176].

Qeyd etmk lazmdr ki, Azrbaycandak rblrin sonralar yerli xalq il qarb tdricn z dillrini bel unudub Azrbaycan dilind danmalar haqqnda Z. Bnyadovun fikri daha maraqldr. O, yazr:

«Azrbaycandak rblr rb mrkzlri il laqni itirdikdn sonra tdricn ana dillrini v adtlrini unutmaa baladlar v yerli trk halisinin dilind danmaa kedilr» [9. S. 179].

Azrbaycan dilinin sonrak inkiaf dvrlrind «Kitabi-Dd Qorqud» dastannn davam olaraq artq tdricn dbi bdii dil inkiaf edrk bir sra ilkin lyazmalar meydana xmdr. O sradan, Hsnolunun qzllri, «Dastani-hmd Hrami» dastan, «Thfeyi Hssam» srlri kimi Azrbaycan dilinin yaz abidlri elm almin mlum oldu. lbtt ki, sonrak klassik abidlrin inkiaf mhz Azrbaycan dilinin ox qdimlrdn mvcud olub faliyyt gstrmsini sbut edn tutarl faktlardr.

Mqalnin elmi yeniliyi v ttbiqi hmiyyti. Azrbaycan dilinin yazya qdrki dvr haqqnda glck tdqiqatlar n elmi hmiyytli ola bilr.

DBYYAT 1. Aslanov V. XII sr qdr Azrbaycan dili haqqnda // Azrbaycan filologiyas msllri. Bak, 1983. 1.

2. smaylov M. Snin ulu baban. Bak, 1989.

3. Hacyev T. Azrbaycan dbi dili tarixi. Bak, 1976.

4. Suleymenov O. // Azrbaycan. 1989. № 8.

5. Zehtabi M. T. Tariximizin qdim qatlar: Giri // dbiyyat qz., 1999. 28 yanvar.

6. krov., Mhrrmov A. Qdim trk yazl abidlrinin dili.

Bak, 1976.

7. Zeynalov F. Trkologiyann saslar. Bak, 1981.

8. Krimli T. Nizami v trk tarixi // Trkologiya. 2003. № 1.

9. Буниятов З. Азербайджан в VII–IX вв. Баку, 1996.

АФИНА АЛИЗАДЕ ОБ АЗЕРБАЙДЖАНСКОМ ЯЗЫКЕ ПЕРИОДА ДО XIII В.

Резюме В статье на основе научных источников даются точные сведения об азербайджанском языке периода до XII–XIII вв. Анализируются мысли М. Исмайлова, З. Буниятова, О. Сулейменова, Т. Гаджиева и других известных учёных, выявляются особенности азербайджан ского языка дописьменного периода.

Ключевые слова: история языка, дописьменный период, древнетюркские письменные памятники, древние алфавиты, гласные звуки AFINA ALIZADE ABOUT THE AZERBAIJANI LANGUAGE BEFORE XIII CENTURY Summary In the article on the basis of the scientific sources is given exact information about the Azerbaijani language before XII–XIII c.c. Here also are analysed views of such prominent scientists as M. Ismayilov, Z. Bun yadov, O. Suleymenov, T. Haciyev and others. Thus, the peculiarities of the Azerbaijani before written language period have been revealed.

Key words: the history of language, before written language period, ancient Turkic written monuments, ancient alphabets, vowels ТЦРКОЛОЭИЙА №1 А. В. ШЕЙМОВИЧ О СОЗДАНИИ ЖУРНАЛА «УРАЛО-АЛТАЙСКИЕ ИССЛЕДОВАНИЯ»

(Краткий обзор материала первых трёх номеров) Р е з ю м е. В статье говорится о создании нового специализиро ванного журнала «Урало-алтайские исследования» (выход первого номера – декабрь 2009 г., периодичность – два раза в год) и при водится обзор его первых трёх номеров. Основной акцент в обзоре делается на статьях по алтаистике.

Ключевые слова: журнал «Урало-алтайские исследования», алтаистика, тюркология, уралистика, финно-угроведение В Институте языкознания РАН в отделе урало-алтайских языков 29 декабря 2009 г. состоялась презентация первого номера за 2009 г.

журнала «Урало-алтайские исследования». Решение о его создании было принято на конференции «Сравнительно-историческое языко знание. Алтаистика. Тюркология» (гор. Москва, 4–7 июня 2009), состоявшейся после LII сессии PIAC (2009). На сессии были широко представлены результаты исследований по алтайским языкам и письменностям, которые ведутся в КНР и на Тайване. Эти два мероприятия стали местом встречи учёных, достигших немалых успехов в своей области знания, но чрезвычайно слабо осведом лённых не только об общем положении дел в изучении уральских и алтайских языков, но и о роде занятий друг друга. Участники обеих встреч высказались за организацию издания журнала, доступного всем урало-алтаистам.

В современных условиях, когда интерес к урало-алтаистике возобновился у нового поколения исследователей, особенно важны задачи объединения и координации. Эти задачи и призван решать журнал «Урало-алтайские исследования», ориентированный прежде 2 «Тцрколоэийа», № всего на лингвистов – специалистов по языкам уральской и алтайской общностей. Есть надежда, что со временем в него удастся привлечь в качестве авторов этнографов, фольклористов, историков, литературоведов, а также заинтересованных в обмене информацией с лингвистами представителей других наук.

Журнал, в известной мере опирающийся на научные труды наших предшественников, опубликованные, в частности, в журналах «Советская тюркология» и «Советское финно-угроведение», должен заполнить информационную лакуну, которая возникла в результате ряда факторов.

Во-первых, статьи авторов из России, особенно из российских регионов, довольно редко появляются не только на страницах таких авторитетных старых изданий, как «Veroffentlichungen der Societas Uralo-Altaica», «Mitteilungen der Societas Uralo-Altaica», «Ural Altaisсhe Jahrbucher» (издатель – Урало-алтайское общество, Societas Uralo-Altaica), «Finnischugrische Forschungen», но и в относительно новых, вполне зарекомендовавших себя журналах, например в «International Journal of Central Asia Studies» и «Finnisch-ugrische Mitteilungen».

Во-вторых, несмотря на то что российские учёные активно занимаются полевой работой, описанием малоизученных языков, а также разработкой уникальных методик лингвистического анализа, их научные труды, опубликованные небольшими тиражами, часто оказываются недоступными как для иностранных коллег, так и для учёных из российских же городов. Аналогичная ситуация склады вается и с результатами европейских, американских и китайских исследований. Последние 15–20 лет в российские библиотеки фактически не поступают зарубежные журналы и книги. Учёные имеют доступ к информации, опубликованной за пределами России, только благодаря личным связям – получая в подарок оттиски и монографии от зарубежных коллег или копируя нужную им литературу в западных библиотеках во время командировок.

«Урало-алтайские исследования» – единственный российский специализированный журнал по алтайским и уральским языкам, включённый в списки рецензируемых журналов. Поэтому уже во время сбора статей для его первых номеров проявилась заинтересо ванность российских учёных в публикации их работ в этом издании.

Немаловажное значение имело и то обстоятельство, что около поло вины членов редколлегии и редсовета – это ведущие зарубежные специалисты по уральским и алтайским языкам, чьи ученики и последователи в дальнейшем также смогут активно содействовать функционированию журнала.

К основным направлениям, получающим отражение в публи куемых в журнале научных статьях, относятся: 1) полевой сбор материалов по малоизученным и исчезающим языкам и диа лектам;

2) связанные с этим синхронические и диахронические описания фонетики, грамматики, синтаксиса;

3) этнолингвистика;

4) язык фольклора, ареалогия и лингвогеография;

5) синхроническое и диахроническое изучение семантики;

6) фонетика и лексикология, грамматика и синтаксис языка письменных памятников;

7) срав нительно-исторические исследования языков и групп языков со ответствующих семей;

8) взаимоотношения урало-алтайских языков между собой.

Журнал имеет несколько рубрик, но они не обязательны для каждого номера. В раздел «Дискуссия» рекомендованная к публика ции статья помещается в двух случаях: 1) если у члена редколлегии, редсовета или рецензента имеются содержательные комментарии к этой статье;

2) если такие комментарии появились у кого-то из специалистов, ознакомившихся с уже опубликованной статьёй. Ком ментарии принимаются в печать после успешного прохождения обычной процедуры рецензирования. Раздел «Архивные публика ции» предназначен для обнародования архивных источников либо для введения в научный оборот ранее неизвестных работ покойных авторов. В разделе «Personalia» публикуется научная информация, касающаяся видных специалистов по тематике журнала. В «Хро нике» освещается деятельность конференций, конгрессов и сим позиумов, также имеющих отношение к тематике журнала. Под рубрикой «Рецензии» публикуются рецензии на книги по тематике журнала, вышедшие за последние десять лет.

Ниже представлен краткий обзор первых трёх номеров журнала [1–3]. Основной акцент сделан на статьях по алтаистике.

Первый номер «Урало-алтайских исследований» за 2009 г.

открывается вступительной статьёй «От редакции» (на рус. и англ.

яз.), в которой говорится, в частности, о причинах, побудивших российских финно-угроведов и алтаистов к созданию нового жур нала, и излагаются принципы отбора материала для публикации:

научная новизна, ценность и др. [1. C. 11–12].

2* Статьи по этимологии написаны В. Блажеком, П. А. Слепцовым, И. Г. Добродомовым.

В статье В. Блажека «Язык кoгурё и алтайский. О роли кoгурё ского и других старокорейских идиом в алтайской этимологии» [4] представлены надёжно интерпретированные слова языка одного из древнекорейских государств – Когурё. Хотя главный источник этих интерпретаций – работа Ч. Беквита [5] – филолога, известного своим отрицательным отношением к генетическому родству алтайских языков, собранный В. Блажеком сравнительный материал поддержи вает алтайскую принадлежность и древнекогурёского, и японского языка. В. Блажек считает Ч. Беквита несомненно правым в том, что, по его мнению, в ближайшем родстве с когурё находятся языки рюкюско-японской группы.

П. А. Слепцов в статье «О словах кх, таара, халлаан в якутском языке» [6] эти три слова, используемые как обозначения неба, досконально описывает с исторической (словоупотребление в различных источниках и контекстах) и этимологической (сравнение с этимологиями, приведёнными в словарях О. Бётлингка [7] и Э. К. Пе карского [8]) точек зрения.

В статье И. Г. Добродомова «Из лексики Волго-Камского языко вого союза» [9] оспаривается одна из этимологий, содержащихся в большом «Русском этимологическом словаре» [10. C. 272–273] в словарной статье батмр: «батмр ‘прилавок, рундук’ сарат. [Даль 1: 54], батмар, батмрка ‘пространство под русской печью, куда складывают домашнюю утварь’ морд. овия (сл оварь русских говоров на территории морд. овской АССР, Саранск, 1978, в. I:

32) // вероятно, тюркизм. Можно предполагать исходное тюрк.

(тат.?) *batmar / *patmar, произв. от bat- ‘погружаться, входить’» [9.

С. 105]. Тюркская этимология в данном случае вызывает у И. Г.

Добродомова сомнение из-за несовпадения семантических компонентов: никакой явной идеи погружения, опускания данный русский диалектизм не содержит. В статье предлагается альтернативная – русская этимология слова батмр – ‘прилавок, рундук’. Как считает автор, диалектное слово поднр / подмр ярко демонстрирует вклад русских говоров в становление лексического фонда языков Поволжья. Необычная же форма саратовского диалектизма объясняется воздействием поволжских языков на русские говоры этого района.

Статьи по этимологии уральских языков представлены Ю. В. Нор манской и Н. Л. Красиковой («Некоторые причины семантических изменений (на материале генезиса и развития системы глаголов плавания в селькупском языке») [11], О. В. Титовой («О наимено ваниях принадлежностей снаряжения упряжного коня в южно удмуртских говорах») [12], О. В. Мищенко («К этимологии русского диалектного хиус» [13].

Этимологическая и лексико-семантическая проблематика лежит в основе статьи В. И. Рассадина «Комплекс лексики номадного скотоводства монгольских языков в свете тюркско-монгольских языковых связей» [14]. Тюркско-монгольские соответствия особенно многочисленны в лексике номадного скотоводства, касающейся пяти основных видов скота, разводимого монголами, – верблюдов, лоша дей, коров, овец и коз. В этот комплекс лексики входят разно образные половозрастные названия скота и его мастей, наимено вания частей тела животных, характеристика форм и приёмов их содержания и выпаса и пр. По мнению автора, значительная близость тюркского и монгольского пластов лексики, касающихся целой хозяйственной отрасли, может объясняться заимствованием в монгольские языки соответствующих терминов из тюркских языков булгарской группы в процессе монголизации огуров (протобулгар ских племён, завоёванных монголами). Смешение этих этнических групп способствовало формированию современных халха-монголов (с самоназванием оор монгол ‘настоящий монгол’), в языке которых широко представлена тюркская субстратная лексика.

Проблемы лексической и когнитивной семантики затрагиваются в работах П. О. Рыкина, Е. М. Напольновой, С. А. Максимова («Выражение понятия ‘череп, черепная коробка’ в диалектах уд муртского языка») [15], а также С. В. Ониной («Лексико-семанти ческие группы названий оленя в хантыйском языке») [16].

П. О. Рыкин в статье «Семантический анализ терминов родства и свойства в среднемонгольском языке» [17] представил результаты исследования указанной темы на основе всех известных лексикогра фических и нарративных источников XIII – нач. XVII в. Значение каждого термина определяется на метаязыке компонентного анализа;

характеризуются основные структурные черты выявленной системы, а полученные результаты сопоставляются с историко-этнографи ческими данными о социальной структуре (в частности о системе родства и брачных правилах) средневековых монголов в эпоху империи.

В двух статьях Е. М. Напольновой, посвящённых вопросам когнитивной семантики, на материале турецкого языка анализиру ется связь способов лексического выражения понятий со стратегией освоения носителями языка определённого жизненного пространства, с изменениями природных условий их проживания, хозяйственного и культурного укладов. В статье «Пространственная направленность в турецкой языковой картине мира» [18] исследуется употребление в современном турецком языке ряда лексем (alt ‘низ’, st ‘верх’, sa ‘право’, sol ‘лево’ и др.), используемых для характеристики пространственного взаимополо жения объектов и направления движения. На этой основе делается вывод об определяющем значении направленного перемещения преимущественно в горизонтальной плоскости, что является естественным следствием кочевого образа жизни, который был присущ древним тюркам и при котором благополучие сообщества в значительной степени определялось мобильностью коллектива. В работе того же автора «Циклические природные явления в турецкой языковой картине мира» [19] прослеживаются последовательные ис торические изменения в категоризации концептов частей суток и времён года, обусловленные тем, что совершенно иными стали при родные условия в регионе проживания носителей языка, а также хо зяйственный уклад и религиозно-культурный фон. Первоначальные древнетюркские бинарные оппозиции тёмная часть суток – свет лая часть суток и холодная половина года – тёплая половина года уступили место более детализированным системам, демонстрирую щим значительные отличия от европейской и русской систем сутко деления и годового цикла.

Вопросы исторической и теоретической фонетики рассматриваются в коллективной работе Н. С. Уртегешева, И. Я. Селютиной, Г. А. Эсен баевой, Т. Р. Рыжиковой, А. А. Добрининой [20] и в статье Л. Го фирковой («Саамские заимствования в финском языке») [21];

сюда же может быть отнесена статья Е. Д. Поливанова [22].

В статье «Фонетические транскрипционные стандарты УУФТ и МФА [23]: система соответствий» [20] сопоставляются две арти куляторно ориентированные транскрипционные системы, с по мощью которых можно выполнить как фонематическую, так и фонетическую запись речи. Этими системами являются МФА и УУФТ В. М. Наделяева.

Рубрика «Архивная публикация» на данный момент пред ставлена одной работой Е. Д. Поливанова («Турецко-монгольское соответствие a: // i») [22]. Ранее неизвестная алтаистическая статья учёного о тюрко-монгольском соответствии гласных позволяет реконструировать дифтонги в праалтайском языке. Публикация работы осуществлена А. В. Дыбо, сопроводившей её комментарием [24] об истории нахождения статьи и о современных взглядах на описанную в ней проблему.

Проблемам грамматики – современной и исторической – посвящены работы Н. Мус («The question-words in Tundra Nenets.

I. The nominal question words») [25], М. Роббеетс, В. М. Лемской, Н. В. Конд ратьевой («Выражение пространственных отношений в современном удмуртском языке») [26], Е. Л. Рудницкой и Хван Со-Гён, М. Сало («Mordvin t-derivatives – the semantic equivalent for the impersonal») [27].

Грамматический анализ полевых материалов чулымско-тюрк ских диалектов даётся в статье В. М. Лемской «Глагольные системы чулымско-тюркских диалектов: временные формы» [28]. С опорой на полевой и архивный материалы рассматриваются служебные компоненты, выражающие аспектуально-темпоральные значения в чулымско-тюркских говорах. На основе анализа так называемых простых и сложных глагольных предикатов автор приходит к выводу, что в нижнечулымском и среднечулымском диалектах существуют различия в системе и тех и других временных форм. В завершение обозначается направление дальнейшей работы – более подробное изучение глаголов, принимающих участие в образовании аспектуально-акциональных форм.

В статье Е. Л. Рудницкой и Хван Со-Гён «Конструкции с классификатором и аппроксимативные конструкции в корейском языке: грамматические свойства и семантические характеристики»

[29] анализируются два типа количественных конструкций в корей ском – конструкции с классификатором и конструкции со значением приблизительности (аппроксимативности), а также грамматические средства образования конструкций с этим значением. Особое внима ние авторы обращают на синонимичные грамматические средства для выражения категории аппроксимативности, а также на граммати ческие и семантические параметры количественных слов и конструк ций, представляющие интерес с типологической точки зрения.

В работе по сравнительно-исторической грамматике М. Роббеетс «Инсубординация в алтайских языках» [30] в диахроническом плане сравниваются процессы инсубординации (использования нефинит ных форм глагола для выражения первичной предикации). Автор прослеживает историческое развитие причастия отглагольные имена финитные глагольные формы в японском, корейском, тун гусо-маньчжурских, монгольских и тюркских языках, представляя сравнительно-исторические свидетельства этого диахронического процесса не только как общую структурную особенность, но и как системную группу формально-функциональных соответствий. Это является аналогом соответствия морфологических подсистем во флективных языках и, следовательно, может быть признано сторон никами морфологического критерия родства как доказательство генеалогической общности.

Вопросы исторической диалектологии в уральских языках рассматриваются в работах Л. М. Ившина («Материалы Й. Э. Фи шера по удмуртскому языку: лингвистическая характеристика») [31] и Ю. В. Норманской – при участии А. В. Дыбо («Место ударения и диалектологические особенности в удмуртских материалах, собран ных в XVIII в. Г. Ф. Миллером и Й. Э. Фишером») [32].

Три работы в трёх номерах журнала посвящены полевым исследованиям памятников древней письменности, их дешифровке и классификации.

Уточнение к дешифровке киданьской письменности даёт в своей статье «Краткое замечание о подставных гласных в малом киданьском письме» Ву Инчжэ [33]. Ориентируясь на сопоставление с принципами тюркского рунического письма и изучая дешиф руемые слова, автор устанавливает, что в киданьском письме используется приём «подставной гласной», когда знак читается с дополнительной (предшествующей или последующей) гласной, определяемой правилами вокалического сингармонизма.

В коллективной работе Е. П. Маточкина, Л. Н. Тыбыковой, И. А. Нев ской и М. Эрдала «Петроглифы и рунические надписи на плитах из Кезек-Елани» [34] представлены результаты анализа петроглифов на двух плитах, обнаруженных в 2005 г. в долине р. Нижний Инегень Е. П. Маточкиным, а также транскрипция и перевод рунических надписей. За последнее десятилетие на территории Горного Алтая найдены новые письменные памятники рунического письма.

Зачастую вариант рунического письма, которым они выполнены, во многих отношениях отличается от того, которым написаны памятники Монголии или бассейна Енисея (Хакасии и Тувы). Общее количество надписей приближается к 90. Создан их электронный корпус, доступный по адресу www.altay.uni-frankfurt.de.

Н. Базылхан в статье «Древнетюркские письменные памятники в Монголии: проблемы научной каталогизации и музеификации» [35] представляет полный список всех известных и обнаруженных к на стоящему времени древнетюркских эпиграфических памятников с кратким описанием их состояния и картами расположения в Монго лии. По данным на 2009 г., насчитывается 77 таких памятников.

Н. Базылхан настаивает на принятии срочных мер по их сохра нению. Сохранение же и реставрация памятников с целью создания музеев под открытым небом, организация международных выставок, симпозиумов и конференций, публикация альбомов и т. п. требуют значительных усилий.

Смежным с лингвистикой культурологическим и этноло гическим проблемам посвящены статьи культурологов-музыковедов О. Э. Добжанской («Музыка шаманского обряда как языковая система (на примере самодийских языков)») [36] и В. Ю. Сузукей, археолога и этнолога Н. И. Шутовой.

Работа В. Ю. Сузукей «О специфике музыкального языка инструментального искусства тувинцев» [37] представляет собой по пытку рассмотрения некоторых базовых параметров тувинской му зыкальной культуры (таких, например, как бурдонно-обертонная звуковая структура).

Н. И. Шутова в статье «Многоугольное пространство (сэрего сэрего) в удмуртском языке и культуре» [38] прослеживает тюркское культурное влияние, проявившееся в удмуртской ритуальной практике, а именно в строительстве ритуальных сооружений. Автор подчёркивает, что у всех тюркских народов (волжских булгар, татар, башкир), которые были в контакте с предками современных удмуртов, ритуальные сооружения представляли собой многоуголь ники. Есть надёжные лингвистические и фольклорные данные о влиянии тюркских народов (в первую очередь волжских булгар и татар) на верования и обряды удмуртов. Для подтверждения тезиса о тюркском влиянии Н. И. Шутова приводит, в частности, этимологии ряда удмуртских слов, считающихся в словаре Ю. Вихмана [39] заимствованиями из языка волжских булгар.

ПРИМЕЧАНИЯ Урало-алтайские исследования. 2009. № 1.

То же. 2010. № 1.

То же. 2010. № 2.

Blaek V. Koguryo and Altaic: (On the role of Koguryo and other Old Korean idioms in the Altaic etymology) // Урало-алт. исслед. 2009.

№ 1.

Beckwith Ch. Koguryo. The Language of Japan's Continental Relatives: (An Introduction to the Historical-Comparative Study of the Japanese-Koguryoic Languages). Leiden;

Boston, 2007.

Слепцов П. А. О словах кх, таара, халлаан в якутском языке // Урало-алт. исслед. 2009. № 1.


Бётлингк О. Н. О языке якутов / Пер. с нем. В. И. Рассадина.

Новосибирск, 1989.

Пекарский Э. К. Словарь якутского языка. М., 1958–1959.

Т. 1–3.

Добродомов И. Г. Из лексики Волго-Камского языкового союза // Урало-алт. исслед. 2010. № 2.

Аникин А. Е. Русский этимологический словарь. М.: Рукоп.

памятники Др. Руси, 2008. Вып. 2: Б – Бдынъ.

Норманская Ю. В., Красикова Н. Л. Некоторые причины семантических изменений: (На материале генезиса и развития системы глаголов плавания в селькупском языке) // Урало-алт.

исслед. 2009. № 1.

Титова О. В. О наименованиях принадлежностей снаряжения упряжного коня в южноудмуртских говорах // Урало-алт. исслед.

2009. № 1.

Мищенко О. В. К этимологии русского диалектного хиус // Урало-алт. исслед. 2010. № 2.

Рассадин В. И. Комплекс лексики номадного скотоводства монгольских языков в свете тюркско-монгольских языковых связей // Урало-алт. исслед. 2010. № 1.

Максимов С. А. Выражение понятия ‘череп, черепная коробка’ в диалектах удмуртского языка // Урало-алт. исслед. 2010. № 2.

Онина С. В. Лексико-семантические группы названий оленя в хантыйском языке // Урало-алт. исслед. 2010. № 1.

Рыкин П. О. Семантический анализ терминов родства и свойства в среднемонгольском языке // Урало-алт. исслед. 2009. № 1.

Напольнова Е. М. Пространственная направленность в турецкой языковой картине мира // Урало-алт. исслед. 2010. № 1.

Она же. Циклические природные явления в турецкой языковой картине мира // Урало-алт. исслед. 2010. № 2.

Уртегешев Н. С., Селютина И. Я., Эсенбаева Г. А., Рыжи кова Т. Р., Добринина А. А. Фонетические транскрипционные стан дарты УУФТ и МФА: (Система соответствий) // Урало-алт. исслед.

2009. № 1.

Hofirkov L. Saami loanwords in Finnish language // Урало-алт.

исслед. 2010. № 1.

Поливанов Е. Д. Турецко-монгольское соответствие a: // i // Урало-алт. исслед. 2010. № 1.

УУФТ – Универсальная унифицированная фонетическая транскрипция В. М. Наделяева;

МФА – Международный фонетический алфавит.

Дыбо А. В. О статье Е. Д. Поливанова // Урало-алт. исслед. 2010.

№ 1.

Mus N. The question-words in Tundra Nenets. I: The nominal question words // Урало-алт. исслед. 2009. № 1.

Кондратьева Н. В. Выражение пространственных отношений в современном удмуртском языке // Урало-алт. исслед. 2010. № 1.

Salo M. Mordvin t-derivatives – the semantic equivalent for the impersonal // Урало-алт. исслед. 2010. № 2.

Лемская В. М. Глагольные системы чулымско-тюркских диалектов: (Временные формы) // Урало-алт. исслед. 2010. № 2.

Рудницкая Е. Л., Хван Со-Гён. Конструкции с классификатором и аппроксимативные конструкции в корейском языке: (Грамматические свойства и семантические характеристики) // Урало-алт. исслед. 2010.

№ 2.

Robbeets M. Insubordination in Altaic // Урало-алт. исслед. 2009. № 1.

Ившин Л. М. Материалы Й. Э. Фишера по удмуртскому языку:

(Лингвистическая характеристика) // Урало-алт. исслед. 2010. № 1.

Норманская Ю. В. (при участии А. В. Дыбо). Место ударения и диалектологические особенности в удмуртских материалах, собранных в XVIII в. Г. Ф. Миллером и Й. Э. Фишером // Урало-алт. исслед. 2010.

№ 1.

Wu Yingzhe. A brief discussion on the vowel attachment in the Khitan Small Script // Урало-алт. исслед. 2009. № 1.

Маточкин Е. П., Тыбыкова Л. Н., Невская И. А., Эрдал М.

Петроглифы и рунические надписи на плитах из Кезек-Елани // Урало алт. исслед. 2010. № 1.

Базылхан Н. Древнетюркские письменные памятники в Монголии: (Проблемы научной каталогизации и музеификации) // Урало-алт. исслед. 2010. № 2.

Добжанская О. Э. Музыка шаманского обряда как языковая система: (На примере самодийских языков) // Урало-алт. исслед. 2009.

№ 1.

Сузукей В. Ю. О специфике музыкального языка инстру ментального искусства тувинцев // Урало-алт. исслед. 2010. № 2.

Шутова Н. И. Многоугольное пространство (сэрего-сэрего) в удмуртском языке и культуре // Урало-алт. исслед. 2010. № 2.

Wiсhmann Y. Wotjakische Wortschatz: (Lexica Sosietatis Fenno Ugricae XXI). Helsinki, 1987.

A. V. EYMOV «URAL-ALTAY TDQIQATLARI» JURNALININ YARANMASI HAQQINDA (Jurnaln ilk buraxl nmrlrinin qsa xlassi) Xlas Mqald yeni yaradlm Ural v Altay dillrin aid ixtisasladrlm «Ural-Altay tdqiqatlar» jurnal haqqnda qsa mlumat verilir (jurnaln ilk nri 2009-cu ilin dekabr aynda hyata keirilmidir, onun dvriliyi ild iki dfdir). Xlasd sas diqqt altaynasla aid mqallr verilmidir.

Aar szlr: «Ural-Altay tdqiqatlar» jurnal, altaynaslq, trkologiya, uralnaslq, uqor-finnaslq A. V. SHEYMOVICH ABOUT THE FOUNDATION OF THE JOURNAL «THE URALS-ALTAIC INVESTIGATIONS»

(Short survey of the earliest three issues) Summary The article presents the new semi-annual series on Altaic and Uralic languages «Ural-Altaic Studies» (the 1st issue – December 2009). It also contains the survey of materials of the first three issues of journal, for the most part – of the altaistics works.

Key words: journal «Ural-Altaic Studies», altaistics, turcology, Finno-Ugric linguistics ТЦРКОЛОЭИЙА №1 НRGZ ЩАЪЫЙЕВА АЗЯРБАЙЪАН ДИЛИ ФРАЗЕОЛОЭИЗМЛЯРИНДЯ МЯНА ДАРАЛМАСЫ ВЯ ФОНЕТИК ЦСЛУБИ ОБРАЗЛЫЛЫГ Х ц л а с я. Лексик-семантик даралма заманы еллипсис щадисяси чох мцщцм рол ойнайыр. Бу заман мцряккяб ифадялярин семантик йцкц мяъазилийин хцсуси ящямиййят кясб етдийи кямиййятъя аз компонентли ифадялярдя верилир. Мцасир дил нюгтейи нязяриндян мянасыз эюрцнян, лакин гоша сюзлярин компонентляри кими емосионал експрессив функ сийалара малик олан бу сюзлярин ифадялярдя ишлянмяси ясас фактлардан биридир.

Ачар сюзляр: семантик сыхылма, фразеолоэизмляр, еллипсис, qoa szlr, ритм Обйектив эерчяклийин бцтцн щадисяляри дилдя сюз васитясиля юз яксини тапыр. Щяр бир сюз сяс формасы вя фикри мязмун компонентиня маликдир. Сюз вя сяс комплекси о заман лексик ващид олур ки, мцяййян дил коллективи тяряфиндян гябул олунур, мяна билдирир. Мцяййян нитг ситуасийасындан асылы олараг, сюзляр бир чох щалда мяъази мяна газаныр.

Бу заман сюзцн мянасы йа эенишлянир, йа да даралыр. «Дилдя олан сюзляр системин елементляри кими бир-бириндян изоля едилмиш шякилдя дейил, гаршылыглы ялагя вя мцнасибятдядир. Бу ялагя вя мцнасибятлярин бязиси цздя, бязиси ися дилин чох дярин гатларындадыр вя системин цмуми, дахили ганунлары иля идаря олунур» [1. S. 7].

Сюзлярин мяна ялагяси, о ъцмлядян нитгдя мянанын ифадя цсуллары дил системинин инкишафынын дахили семантик ганунауйьунлуглары иля мцяййян олунур. Сюзляр арасында мцхтялиф мяна ялагяляри даща чох йени сюз йарадылмасы иля нятиъялянир. Бу йол мяна эенишлянмяси вя йа даралмасы иля мцшайият олунур, омонимляр, чохмяналы сюзляр йараныр.

Лакин дилин гянаят принсипи ясасында да нитгдя, данышыгда мцяййян сюзлярин ихтисар олунараг ишлянмяси нятиъясиндя йени сюзляр, хцсусян фразеоложи ифадялярин йаранмасы факты да вардыр. Фразеоложи ващидляр халг тяфяккцрцнцн мящсулу олдуьундан онларда да гянаят мейли, даща кичик ващидля даща бюйцк фикрин верилмяси факты юзцнц эюстярир.

Бу бахымдан фразеоложи бирляшмялярдя семантик даралма фактынын олмасы тябиидир. Лакин тяяссцф ки, щятта сон дюврлярдя фразеолоэийайа даир йазылмыш монографик тядгигатларда да бу мясяляйя тохунулма мышдыр [2–3].

Лексик-семантик сыхылма мцхтялиф цсулларла щяйата кечирилир. Бязян бюйцк бир ифадянин семантик йцкц кичик бир бирляшмядя вя йа ъцмлядя верилир ки, мяъази анламын бурада бюйцк ролу олур. Мараглы ъящятлярдян бири дя одур ки, формалашмыш бу ифадяляр, адятян, ащянэдар, ритмик формаларла мцшайият олунур.

Даща чох данышыг дили – нитг факты кими мейдана чыхан бу ифадяляр наьыл вя дастанларымызда тез-тез мцшащидя едилир. Бурада онлар тякъя номинатив функсийа дашымыр, щабеля цслуби вязифянин дашыйыъысы олур. Хош беш елямяк, ъязя-фязя елямяк, ъикиндян-бикиня кими, ням-нцм елямяк вя с.

ифадяляр бу типдяндир. Гейд едяк ки, компонентляри айры-айрылыгда ишлядилмяйян бу ифадяляр тякъя емосионаллыг хатириня йаранмамышдыр. Онлар вахтиля дилдя олмуш сюзлярин фонетик дяйишиклийи вя семантик даралмасы йолу иля мейдана чыхмышдыр. Ян гядим чаьлардан наьыл вя дастанларымызын дилиндя ишлядилмясиnin юзц дя щямин ифадялярин дилдя даща еркян вахтлардан мювъуд олдуьуну эюстярир. Мяс.: Хош-беш еляйиб отурду, чюрякдян-заддан щазырладылар [4. S. 152];

Гары яввялкиндян дя артыг ням-нцм елямяйя башлады [4. S. 25];

Ибращим щян-щцн еляйиб она щцъум еляйяняъян див йцйцрцб тутду онун чийинляриндян [4. S. 164]. Мялумдур ки, дилимиздя хош-беш ифадясинин йериня саламлашмаг, щал-ящвал тутмаг ифадяляри ишлядилир. Хош-беш яслиндя щал ящвал тутмаг просесинин сыхылмыш, гысалдылмыш ифадясидир. Бу ифадянин башга сюзля йох, мящз елямяк кюмякчи фели иля бирляшиб тяркиби фел йаратмасы да онун адландырма йох, нида вя йамсыламалар кими ифадя олунмасыдыр. Хош беш, он беш ифадяси щаггында М. Адилов йазыр: «Адятян адамларын эюрцшян заман дедикляри ритуал сяъиййяли ифадяляри билдирмяк цчцн ишлядилян бу сюзлярин щямин тяркибдя формалашмасы дилимизин дахили ганунлары ясасында баш вермишдир. Ифадянин ясли хош-пеш (бязи тцрк дилляриндя хош-паш) олмушдур.

Мцяййян сюзлярин мянасыны гцввятляндирмяк мягсядиля сюзцн ритмик вариантынын бир ялавя кими ишлянилмяси дилимиздя эениш йайылмышдыр: митил-шитил, ъязя-фязя, ъызбыз вя с. (Ейниля чаш-баш, щуш-баш сюзляри дя беля формалаш мышдыр). Сонралар бу тяркибдя пеш цнсцрц мянасыз ващидляри мяналандырма ъящди (халг етимолоэийасы) нятиъясиндя беш шякли алмышдыр. Беляликля, хош-беш тяркиби формалашмышдыр. Сонракы он беш сюзц дя бу тяркибя мящз мяна гцввятляндирмяк цчцн ялавя едилмишдир. Беля ялавяляр данышыг дили цчцн даща характерикдир» [5. S. 360].

Хош-беш ифадясиндяки хош сюзц щеч дя бир лексик ващид мязму нунда дейил;

хош эялмисян етикет ъцмлясинин биринъи компонентидир.

Йяни айрылыгда бир лексик ващид кими «хошэялян» мязмунлу бу сюз йухарыдакы мисалда «хош эялдин» мязмуну дашыйыр. Тясадцфи дейил ки, халг арасында хошэялдин еляди ифадяси дя ишлядилир: Ев йийяси гонаглара хошэялдин еляди [6. S. 158];


Ниэар ханым габаьа чыхды. Дялилярля, Короьлу иля эюрцшдц. Телли ханыма хошэялдин еляди [7. S. 134];

Короьлу ашыг Ъцнуна еля бир хошэялдин еляди ки, рузиэарын эюзц щяля беля хошэялдин эюрмямишди [7. S. 236]. Бурада хошэялдин щятта бир сюз кими формалаш мышдыр: Аллащверди, топалдыгач вя с. сюзляр кими.

Данышыг дилиндя бязян хош эялдин, беш эялдин вариантындан да истифадя едилир. Хош-беш елямяк ифадясиндя олан елямяк кюмякчи фели олмадан да ишлятмяк щаллары вардыр. Бу заман ифадядя семантик сыхылма даща да эцълцдцр. Мяс.: Кечял Фатма эейиниб-кечиниб эетди баъысынын йанына, хош-беш, он бешдян сонра деди [6. S. 25];

Хош-беш, он бешдян сонра башладылар эцн кечирмяйя [6. S. 48];

Бяли, эюрцшдцляр, хош беш, он беш, Сянавяр ондан сорушду [6. S. 72];

Де, хош, беш, он беш.

Дцнйа ханым Исабаланы таныды, Исабала Дцнйа ханымы [7. S. 256];

Бахды, арвадын оьлу да эялиб ону эюзляйир. Хош-беш, он беш яйляшдиляр [6. S. 58].

Гейд едяк ки, хош эялмисян васитясиз нитг олараг наьыл вя дастанларда да тез-тез ишлянир. Щятта, хош-беш ифадясинин компо нентляри дя эялмисян фели иля айры-айрылыгда да ишлядилир. Мяс.: Гардаш, хош эялмисян, беш эялмисян, ня яъяб? [5. S. 45].

Мисалдан эюрцндцйц кими, беш эялмисян ифадяси дягиг мянтиги мязмуна малик дейил. Лакин буна тавтoложи ифадя дя демяк олмаз, чцнки бурада беш эялмисян ифадяси семантик йох, цслуби функсийа дашыйыр, фикрин емосионал-експрессив ифадясиня хидмят едир.

Тябии ки, дилимиздя хош, беш эялмисян ифадяси йохдур. Демяли, хош эялмисян, беш эялмисян ифадяси олмайан ифадянин парчаланмасынын мящсулу ола билмяз. Яслиндя бу ифадя хош-беш елямяк ифадясинин аналожи парчаланмасы кими гябул едиля биляр. Мараглыдыр ки, бцтюв вариантда хош-беш эялмисян, парчаланмыш формада хош елямяк, беш елямяк йохдур. Амма онлар потенсиал ялагяйя маликдир вя биринин форма лашмасында диэяринин ролу вар.

Наьыл вя дастанларын дилиндя семантик даралма щадисяси даща башга сюзлярля йараныр ки, бунларда да аллитерaсийанын ролу эюрцнцр:

Ашыг Ъцнун бцтцн бу шейлярин щамысыны ъикиндян-бикиня кими ял алтындан юйряниб дабан алды Чянлибеля [7. S. 236]. Илк бахышда мянасыз эюрцнян ъик-бик сюзц тарихян мцяййян мянайа малик олмушдур. Ъик-бикин ашыг иля ойнаныlан гумар ойуну олдуьу гейд олунур [5. S. 32]. Ъик-бик ашыьын мцхтялиф тяряфляринин адыны билдирир. Ъикини-бикини билмяк – сиррини билмяк ифадяси бурадан йаранмышдыр.

В. Виноградов гейд едир ки, «мцасир дил системиндя бир чох сюзляр бирбаша номинатив мянайа малик дейил. Онлар йалныз бязии фразеоложи бирляшмялярин тяркибиндя мювъуддур» [8. S. 17].

Азярбайъан дилиндя дя беля фактлара раст эялмяк мцмкцндцр. Беля сюзлярин бирбаша номинатив мянасынын итирмясинин сябябини иътимаи тарихи фактларда да ахтармаг лазымдыр, хцсусиля бязи яшйалар, онларла бирликдя сюзляр дя ишлякликдян чыхыблар. Бунлар яшйалара мцнасибятдя икинъи дяряъяли олублар, данышыг дилиня вя йазыйа диалектдян, садя данышыгдан вя йа башга диллярдян эялибляр. Сонралар ядяби дилдя вятяндашлыг щцгугу газана билмядийиндян дилдян сыхышдырылыб чыхарылыб лар. Ян йахшы щалда фразеоложи бирляшмялярдя ишляниб галыблар. Артыг бурада мцшащидя етмяк чятин дейил ки, сюзцн лексик мянасынын инкишафында контекст щансы ролу ойнайа биляр. Бу рол она эятириб чыхарыр ки, мцяййян сюз ъярэяси щяр щансы сябябя эюря дилдя ишляклийини итирир, сабит бирляшмялярдя галараг, щямин фразеолоэизмлярин цмуми мянасында ярийяряк онун цзвляри олур [9. S. 6]. Беля сюзлярин юз лексик мянасыны диэяр сюзляря вермяси, грамматик бцтювя чеврилмяси онлары щям дя семантик ъящятдян ващид едир. Йени грамматик-семантик ващидлик беля йараныр. Бу грамматик-семантик ващидлярдя бцтцн ону тяшкил едян сюзляр бирбаша номинатив мянасыны итирир. Онлардан бязиляри санки гыса мцддятя, мцяййян ишлянмя йериндя, диэярляри ися щямишялик итирир. Бу, контекстин сюзцн бирбаша номинатив мянасынын инкишафындакы функсийасындан биридир, онун яримя функсийасы, грамматик-семантик ващидлярин йаранма функсийасыдыр. Наьыл вя дастанларымызда мцасир ядяби дилимиз цчцн характерик олмайан, данышыг дилиндя фяал олан бир сыра характерик гоша сюзляр вардыр ки, онларда сяс ащянэдарлыьы, гоша дейим тярзи ясасдыр. Бунларын бязиляри анлашылан сюзлярдян ибарятдирся, диэярляринин щарадан эялдийини билмяк цчцн хцсуси тядгигат тяляб олунур. Мяс.: Ай Короьлу, нийя чязя-фязя еляйирсян? [7. S. 138];

Мян дейяъяйям фядям-дямя, бу дейяъяк дамдан-дама [5. S. 129];

Арвад эюрдц чярян-пярян елямяйнян бир шей чыхмайаъаг, ялаъы кясилиб бир сюз демяди [4. S. 18];

Сорах-салых иля юйрянди ки, бяс Ейваз атасы Алы иля чюля сцрцляри йохламаьа эедиб [7. S. 58];

Дямирчиоьлу даьы яляк-фяляк еляди, ялдян-айагдан салды, аты тапа билмяди ки, билмяди [7. S. 97];

Киши оьлуну чох истяйирмиш, ону ялини аьдан-гарайа вурмаьа гоймазмыш [5. S. 230].

Бу ъцмлядя ъязя-фязя, яляк-фяляк, чярян-пярян, фядям-дямя, сораг салых кими ифадяляр ядяби дилдя юзцня йер тапа билмяйян данышыг дили фактларыдыр. Онларда сяс уйьунлуьу нятиъясиндя гошалашма емосио наллыьа хидмят едир. Эюрцндцйц кими, яввялки дюрд misalда биринъи сясдян башга, галан сясляр ейнидир (сонунъуда сон я саити йюнлцк щал шякилчисидир), сораг-салых бир-бири иля ялагялянян мцхтялиф сюзлярин илк сясляринин аллитерасийасыдыр. Аь вя гара сюзляри мянтиги ъящятдян дцшцндцкляримизин якс гцтбляри олдуьундан щяр шей анлайышыны билдирир вя бунларын да гоша ишлянмяси тякъя мянайа йох, щабеля а сясинин ассонансына – ащянэдарлыьына сюйкянир. Беляликля, семантик даралма фонетик уйушма иля бирликдя йени ващидлярин формалашмасында иштирак едир. Бцтцн гоша сюзлярин бязиляриндя компонентляр мялум сюзляр олса да, бцтцнлцкдя ифадя эениш семантик анлама малик олур, диэяр гисминдя ися тяркиб щиссяляри анлашылмаз сюзлярдян ибарят олур вя бунларда да эениш бир факт, просес ифадя олунур. Демяли, бу типли ифадяляр яслиндя номинатив мяна дашымайыб, ассосиатив семасиоложи ялагя иля мейдана чыхыр. Йяни бу ифадяляри демякля яслиндя онларын дахилдя, дяриндя ялагяляндикляри щяр щансы факт нязярдя тутулур. Бу йолла дилдя ассосиатив ъярэя йаранмыш олур. Ассосиатив ъярэядя бязян компонентлярин юзляринин арасында защирян эюрцнмяйян ялагя потенсиал тярздя мювъуд олур.

«Ассосиатив ъярэя бир нитг щиссясинин ики вя даща артыг сюзцнцн ъями вя бир лексик-семантик сащядир ки, юз араларында ассосиатив ялагя иля баьланырлар» [10. S. 31–33]. О. А. Давыдовайа эюря, халг сещрли наьылла рынын поетик фразеоложи формаларынын гурулушу принсипи онда ифадя олунур ки, мятндя бир сюзцн цзя чыхмасы диэяр сюзцн ямяля эялмясини мцтляг тяляб едир, о да биринъи иля бирликдя поетик формуланы ямяля эятирир. Беля ки, вариантлашмада сюзляр грамматик мянсублуьуну дяйишя биляр, йалныз сюз кюкляринин ассосиатив ялагяси дяйишмяз галыр [11. S. 161–167]. А. Т. Хро ленко гоша сюзлярля йаранан беля фразеолоэизмлярдя эизли синонимлик олдуьуну, бунун да конструксийанын цмуми експрессивлийини артырдыьыны эюстярир [10. S. 35].

Данышыг дилиндя еля щаллара раст эялмяк олур ки, нитгдян айры шейляри кянарлашдырмаг ъящдляри мцшащидя олунур, онларсыз да кечинмяк олур, сюз контексти вя ситуасийаны нязяря алараг бу вя йа диэяр ифадяни юзцндя бирляшдирир. Бу тенденсийанын нятиъяси кими нитгдя мцхтялиф йарымчыг ъцмляляр, еллиптик конструксийалар йарана биляр. Данышыг дилиндя бязи феллярин мцяййян ситуасийаларда еллиптик ишлянмясини эюстярян Н. З. Чури лова эюстярир ки, юзляриндян асылы олан сюзлярсиз ишлянян фелляр чох эенишдир вя йа яксиня чох аздыр. О, йазыр ки, феллярин обйектсиз ишлянмяси, мцяййян ситуасийада юз тясирлийини итиряряк няинки ифадянин мяна мязмунунда вя грамматик структурунда якс олунур, щям дя юз изини онун интонасийа шяклиня гойур, интонасийанын експрессивлийини артырыр. Бу хцсусиля дягиг шякилдя юзцнц онда эюстярир ки, данышан юзц гейри-стандартлыьы щисс едир, щяр щансы фелин обйектсиз ишлянмясинин гейри-адилийини щисс едир. Беля ифадянин «окказионаллыьы ня гядяр гейри-адидирся, беля фел, шифащи дырнаг ларда» интонасийа иля о гядяр эцълц тяляффцз олунур [12. S. 75]. Бу фактын юзц дя семантик даралма иля мцшайият олунур. Семантик даралма бир гайда олараг, табеллилик характерли сюз бирляшмяляриндя вя адятян икисюзлц сюз бирляшмяляриндя ифадя олунур [13. S. 240].

Семантик даралма еллипсися ясасланыр, фактики семантик даралма заманы щяр щансы компонентин еллипсиси нятиъясиндя сюз бирляшмясинин семантикасы онун компонентляриндян бириня кечир. Фразеолоэизмляр сюз «Тцрколоэийа», №олдуьу цчцн онларда семантик даралма потенсиал 3 бирляшмяляри шякилдя мцмкцндцр. Фразеолоэизмлярин семантик даралмайа мцга вимят дяряъяси семантик бцтювлцйцн семантик даралмайа бирбаша асылылыьындан, мотивляшмя вя гейри-мотивляшмя дяряъясиндян, фразеоло эизмлярин компонентляринин бирляшмясиндян вя мянасынын йаранма сындан асылыдыр.

Т. Винокур гейд едир ки, «данышыг нитгинин еллиптик тябияти онун структур хцсусиййятляринин ящямиййятли щиссясини ящатя едяряк йени сюзишлятмянин мцяййян груп фактларынын мейдана чыхмасына сябяб олур ки, сонрадан диэяр нитг мцхтялифликляриндя эенишлянир» [14. S. 29].

Еллипсисин цслуби щадися олдуьу вя грамматик вя семантик нювц эюстя рилир [15. S. 109]. «Нитгин гянаят принсипи данышыг нитгинин експрессив хцсусиййятляри иля бирляшяряк еллиптик сюзишлятмянин формалашмасыны контекст вя конституасийадан бирбаша асылы олараг стимуллашдырыр ки, онларсыз щяр щансы бир щадисянин реаллашмасы мцмкцн дейил. Бу факторлар сайясиндя няинки контекст цчцн типик шяртляр йараныр, щям дя дилдя еллипсис цзря гурулан нитг моделляри мющкямлянир» [14. S. 30].

Данышыг дилиндя еллиптик сюзишлятмя фактлары сосиал тарихи шяртлярля ялагяли лексик сечимля йараныр. Даща чох щамы тяряфиндян гябул олунан сюзляр «еллиптиклийя» уьрайыр.

Семантикаъа даралыб ващид мяна ифадя едян сюзляр арасындан ейникюклц сюзлярдян йаранан ад-фел бирляшмялярини гейд етмяк олар.

Яслиндя бу ъцр гошалашмаларда семантик даралма факты вар. Мцхтялиф семантикалы сюзлярин, ифадялярин йериня цмуми шякилдя фелля ейникюклц сюзцн ишлянмяси онларын щамысыны юзцндя ещтива едир. Бу типли тякрарларда аллитерасийа, ассонанс бцтцн кюк тяркибини ящатя етмиш тякрар сяъиййяси дашыйараг образлылыг, експрессивлик йарадыр. Мяс.: О, неъя дейярляр, ашырым ашдылар, кечирим кечдиляр, ахшам цстц юзлярини Байазид кювшяниня йетирдиляр [7. S. 146];

Ишди, ейщана, бирдян тутулсам, онда бир гурьу гуруб Короьлуну Байазидя эюндяряъяйям [7. S. 195];

Гуш щяр эцн бир йумурта йумуртлайырды;

Бир аздан сонра бир тяряфдян чальы чалынды [5. S. 28];

Чальы сясини ешидян кими дярвишин тцкляри биз-биз олуб, ички ичя-ичя чальыйа тамаша еляди [5. S. 34];

Щяр эцн щямин ойуну ойнайыб, йыьдыглары пула бир шей алырды [4. S. 168]. Беля бирляшмяляр дахили обйектли фелляр олуб, фикрин даща емосионал, експрессив тягдиминя хидмят едир. Яслиндя бу бирляшмялярдя анъаг икинъи компонент иштирак еля биляр, лакин ейни кюклц биринъи компонентин дя иштирак етмяси аллитерасийа вя ассонанс йарадараг, образлы фикир формалашдырыр. Бир чох щалда ися биринъи компоненти ад йох, еля фел, даща доьрусу, ейни фелин тясрифлянмяйян формасы олур. Бу ися семантик сыхылманын даща эцълц олдуьу йердя тятбиг олунур. Мяс.: Демялисини деди, тапшырылмасыны тапшырды [4. S. 175];

Сящяр тездян алмалысыны алды, эютцрцлмясини эютцрдц, пай-пийада Чянлибеля тяряф йола дцшдц [7. S. 124];

Гошун да ки, Короьлудан эюрдцйцнц эюрмцшдц [7. S. 196];

Короьлу еля дедийини деди [7. S. 205];

Гяряз, Короьлу юйрянилмялисини юйрянди, билмялисини билди [7. S.

218];

Эютцрмялилярини эютцрдцляр, йцклярини тутдулар [4. S. 54];

Сядрязям иряли эялиб ъамаата демялисини деди, тапшырылмалысыны тапшырды [5. S. 256].

Бу ъцр дейим тярзи ситуатив характер дашыдыьы цчцн бунларын сайыны истянилян гядяр артырмаг олар. Наьыл вя дастанларын дилиндя бу типли онларла ифадя вардыр ки, онлары бурада садаламаг бюйцк бир йер тутарды.

Мягалянин елми йенилийи вя тяtbиги ящямиййяти. Мягалядя илк дяфя олараг фразеоложи бирляшмялярдя, хцсусян наьыл вя дастанлардакы фразеолоэизмлярдя семантик даралма мясяляси тядгигя ъялб олунур вя ону йарадан сябяб вя цсуллар ачыгланыр. Bu mqalnin leksikoloji vahid lrin tdqiqind, semasioloji proseslrin aradrlmasnda, habel frazeo loji birlmlrin dil sistemindki yerinin myynldirilmsind hmiyyti ola bilr.

ЯДЯБИЙЙАТ 1. Мяммядов И. Азярбайъан дилинин семасиолоэийасына эириш.

Бакы: АДУ няшри, 1988.

2. Мирзялийева М. Тцрк дилляринин фразеолоэийасы. Бакы: Нурлан, 2009. Ъ. 1.

3. Мащмудова Г. Тцрк дилляринин фразеолоэийасы. Бакы: Нурлан, 2009. Ъ. 2.

4. Азярбайъан наьыллары. Бакы, 1964. Ъ. 5.

5. Адилов М. Ганадлы сюзляр. Бакы: Йазычы, 1988.

6. Азярбайъан наьыллары. Бакы, 1962. Ъ. 3.

7. «Короьлу» дастаны. Бакы: Эянълик, 1982.

8. Виноградов В. Основные типы лексических значений слова // Вопр. языкознания. 1953. № 5.

9. Безруков В. И. Контекст и прямое значение слова. М., 1962.

10. Хроленко А. Т. Сеялки-веялки // Рус. речь. 1972. № 4.

11. Давыдова О. А. Лексико-морфологический вид варьирования поэтических формул: (на материале народных сказок) // Лексико фразеологические связи в литературном русском языке и народных говорах. Орёл, 1987.

12. Чурилова Н. З. Из наблюдения над эллиптическим словоупот реблением в ситуациях разговорной речи: (Безобъектное употреб ление некоторых глаголов) // Вопросы синтаксиса русского языка.

Калуга, 1969.

13. Семёнова Т. Н. К вопросу о явлении семантического сжатия во фразеологии // Вопросы семантики фразеологических единиц.

Новгород, 1971. Ч. 1.

14. Винокур Т. Г. Об эллиптическом словоупотреблении в совре менной разговорной речи // Развитие лексики современного русского 3* языка. М.: Наука, 1965.

15. Ясядова М. Инэилис вя Азярбайъан дилляриндя тамамлыг будаг ъцмляляри. Бакы: Нурлан, 2007.

НАРГИЗ ГАДЖИЕВА СМЫСЛОВОЕ СЖАТИЕ И ФОНЕТИЧЕСКО СТИЛИСТИЧЕСКАЯ ОБРАЗНОСТЬ Резюме При лексико-семантическом сжатии важная роль принадлежит эллипсису. Семантическая нагрузка сложного высказывания в этом случае передаётся меньшим числом компонентов, причём особый смысл приобретает перенос их значения. Употребление в выра жениях подобного рода слов, не имеющих с точки зрения совре менного языкознания большой значимости, но выполняющих как компоненты парных слов эмоционально-экспрессивные функции, является одним из «фактов» языка.

Ключевые слова: семантическое сжатие, фразеологизмы, эллипсис, парные слова, ритм NARGIZ HACIYEVA SEMANTIC NARROWING AND PHONETIC-STYLISTIC FIGURATIVENESS Summary The phenomenon ellipsis plays an important role aluring the lexico-semantic narrowing. At this time the semantic load of a great expression is given within the expressions with less semantic load that the figurativeness acquires a great significance here. In these type of expressions the usage of the words not having any meaning form the point of view of modern language, but possessing emotional expressive function, as a component of double words becomes one of the main factors.

Кей words: семантиъ нарроwинэ, пщрасеолоэиъал, еллипсис, доубле wордс, рщйтщм ТЦРКОЛОЭИЙА №1 MAYA MKAUTADZE, GGA KAMUADZE KONUMA KODLARININ (TRKE VE GRCCE) KARIMASI LE MEYDANA GELEN SEMANTK FARKLILIKLAR z e t. merhevi’de Trk dilinin etkisi altnda uzun sre bulunmasna ramen Grc dili ve gelenekleri halen saklanm korunmaktadr. Oysa onlar artk biraz deimi durumda;

Grc dili ile Trk dilinde, genelde, kltrlerin kaynamas gereklemektedir.

Farkl dil, din ve geleneklere sahip olan Grc ile Trk milletinin yzyllardan beri balayan ilikileri merhevililer’in sadece sosyal-etno loji yaamna deil, onlarn dillerine de yansmaktadr.

Trk dil dnyas ile mevcut olan uzun zamanl ilikiler sonucunda imdilik artk merhevili Grcler’in hepsi (ok yallar dnda) resmi Trk dilini bilmekteler. Eitim Trke alnmaktadr, ayrca ailelerde ve gnlk ilikilerinde Trk dilini sk sk kullanmaktalar. merhevi aznda kod-switching’in be tipinden hepsi mevcuttur. nmzdeki makalede tabir geirmesinden bahsedeceiz (Calque switching), yle ki, B dilinin / / diyalektinin (Trk dilinin) etkisi ile A dilinde / diyalektinde (Grc dilinin) kelime / gramer tabirlerinin kendiliinden ortaya kmasndan konuacaz.

Aratrdmz konu 2006–2011 yllarnda Kutaisi Akaki Tsereteli Devlet niversitesi Grc Diyalektoloji Enstits tarafndan dzenlendii zaman merhevi blgesinin (Artvin ili) deiik kylerinde (veti, mphrevli, Koklieti, Bazgireti, Ziosi, Diobani, Tskalsimeri, Tsetileti, Surevani, Parnuhi) elde ettiimiz diyalektoloji numuneleridir.

Aadaki makalede hem fiil, hem de isim kklerinden bahsedeceiz:

adga ‘kalkt’, gamoeba ‘kartmak’, dadeba ‘koymak’, sameli mivecit ‘yemek verdik’, mlavi ‘kol’, lamazad ‘gzel’, ibevris ‘byyor’.

ncelediimiz numuneler ayrca gsterdi ki, drt yzyldan beri edebiyat Grc dilinden koparlm ve Trk dil dnyasyla sk ilikilerde bulunan Grc dilinin merhevi lehesinde Trk dilinin etkisi ile baka dilden kelime kelimesine tercme edilerek alnm kelime geirmeleri kendiliinden gereklemektedir. Bu geirmelerin ardndan da kelime lerin semantik anlamlar deimektedir. Grcce ve Trke konumala rnn rneklerinin karlatrlmas Grc ve Trk dillerinin enterferansi ile bilingvizm zemininde ok ilgi ekici sonular kartmaya olanak salamaktadr.

Anahtar kelimeler: dil, konuma kodlar, diyalekt, tabir, bilingvizm Yzyllar boyunca edebiyat Grccesi’nden ayrlm merhevili Grcler’in Grccesi hem dilbilimi bakmndan (fonetik – morfoloji – sentaks) hem de kelime hazinesi bakmndan ilgi ekicidir. merhevi’de Trk dilinin etkisi altnda uzun sre bulunmasna ramen Grc dili ve gelenekleri halen korunmaktadr. Oysa onlar artk biraz deimi durum da;

Grc dili ile Trk dilinde, genelde, kltrlerin kaynamas gerek lemektedir.

Farkl dil, din ve geleneklere sahip olan Grc ile Trk milletinin yzyllardan beri balayan ilikileri merhevililer’in sadece sosyal etnoloji yaamna deil, onlarn dillerine de yansmaktadr. Trk dilinin etkisi hemen hemen her alanda – fonetik, morfoloji, sentaks, kelime hazi nesinde vs. farkedilmektedir. Trke’nin dil unsurlarnn etkisi zellikle kelime hazinesinde grlmektedir.

Bu makalede edebi Grc dilinin merhevi lehesine Trk dilinin etkisi altnda olumu Ortak Grcce kelime hazinesindeki semantik deiiklikler incelenmtr.

Bilimsel almalarda konuma kodlarnn karmasnn iki nemli tipi mevcuttur: Kod-mikssing ve Kod-switching [1. S. 277–292;

2. S. 156–176;

3.

S. 12–30]. Birinci etapa A ile B dil kodlarnn karmas ile C dil kodunu ortaya kararak diyakroni prosesi demektedir. kinci etapa ise, A ve B dil kodlarnn temasta bulunarak eit (her iki dil kodu ayn durumda) ya da farkl (dil kodlarndan birisi dierine gre avantajldr) durumunda sinkronik demektedir.

Kod-switching (ng. switching ‘geirme’) ani aninden, farkedilmeden meydana gelmi bir sretir ve sadece iki ana dile ya da diglosiye sahip olan toplum iinde mevcuttur. Bu topluma bal millet A ve B dillerini (ya da diyalektleri) ayn seviyede konumaktalar.

Kod-switching be ana eide ayrlmaktadr:

1) Tag-switching – A dilinin / diyalektinin cmlesinin banda ya da sonunda B dilinin / diyalektinin kelime hazinesinin birimlerinin (tag) gelmesi;

2) Intra-sentential geirmesi (Intra-sentential switching) – A dilinin / / diyalektinin cmlesine B dilinin / diyalektinin kelime hazinesinin birim lerinin konmas;

3) Extra-sentential geirmesi (Extra-sentential switching) – A dilinin / / diyalektinin cmlesinden B dilinin / diyalektinin cmlesine geirmesi;

4) Intraword geirmesi (Intraword switching) – A dilinde / diya lektinde B dilinden / diyalektinden fonemlerle eklerin alnmas;

ayrca B dilinde / diyalektinde konumasnda A dilinde / diyalektinde bulun mayan fonemlerin herhangi bir sesle yerini deimesi;



Pages:   || 2 | 3 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.