авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 || 3 | 4 |   ...   | 7 |

«САНКТ-ПЕТЕРБУРГСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ ИСТОРИЧЕСКИЙ ФАКУЛЬТЕТ УНИВЕРСИТЕТСКИЙ ИСТОРИК Вып. 10 ...»

-- [ Страница 2 ] --

© А. А. Ефимов А. А. Ефимов При строительстве также было предусмотрено устройство автономного водопровода, вода в который подавалась по чугунным трубам из оборудо ванного фильтром резервуара на две тысячи ведер, который был установлен на чердаке гофмейстерского флигеля. Вода в бак закачивалась при помощи паровой машины3.

Во дворце было устроено 28 ватерклозетов, были предусмотрены руко мойники с фаянсовыми или медными лужеными чашами. И те, и другие имели централизованный подвод и отведение воды, осуществлявшиеся по свинцовым трубам. Существовало несколько медных ванн с медными кот лами для горячей воды, холодная находилась в выложенных свинцом дере вянных ящиках4.

Не оказались забытыми техническим прогрессом и служебные помеще ния Мариинского дворца. В кофешенкской5 находилось два медных чайника «вроде самовара», с краном, крышкой и топочными дверцами, в кондитер ской установили несколько чугунных плит и чугунный котел для мытья по суды, очаги с плитой и котлами. В этих помещениях имелись также израз цовые печи с плитами и котлами6.

Имелась во дворце и прачечная, а для полоскания выстиранного белья на реке Мойке был установлен большой деревянный плот с крышей7.

Подробное описание инженерно-технических характеристик петербург ских дворцов, принадлежавших членам императорской семьи, примени тельно ко второй половине XIX в. содержится в документах и исследова ниях, посвященных Ново-Михайловскому дворцу, Владимирскому дворцу и Николаевскому дворцу.

Для отопления Ново-Михайловского дворца в целом были построены одиннадцать пневматических печей, подававших нагретый воздух в поме щения дворца через душники8. Помимо этого использовались четыре утер маркских печи9, четыре шведских кирпичных под штукатурку печи: в ка бинете, будуаре, опочивальне и уборной в бельэтаже, ванная обогревалась печью с котлом. Во дворце были и камины: одиннадцать находилось на ниж нем этаже, пятнадцать — в бельэтаже и один в дворцовой церкви10.

По материалам периода строительства дворца возможно также изучить и систему отопления служебных помещений. В двух кухнях были устроены два голландских изразчатых очага с плитами, котлами, пирожными печами;

два вертела, а также три русских и пекарных печи. В портомойнях были сделаны два очага с котлами, в кофешенкских сложены два изразчатых очага с плитами и котлами, в кондитерской — изразчатая пекарная печь с очагом.

Изразчатые голландские печи имелись: в подвальном этаже в дежурной ком нате и кофешенкской в количестве пяти штук, в швейцарской была одна со шкафом для разогревания блюд с небольшой плитой;

в нижнем этаже в за пасных и других комнатах — восемь, в ванной с медным котлом – одна;

в бельэтаже в кладовой при буфете, в камерюнгферской и камердинерской с Инфраструктура петербургских резиденций...

кладовой и гардеробной — пять;

в верхнем этаже в квартирах их насчи тывалось четырнадцать11. В двух буфетах было сложено две изразчатых со шкафами печи и при них очаги с плитами12.

Для обеспечения функционирования водопроводной системы дворца и служб в подвальном этаже была устроена паровая машина, были уложены чугунные трубы для проводки воды, забиравшейся из Невы, и построена печь для котла. На чердаке разместили железный резервуар в 1000 ведер, вода в который закачивалась паровой машиной и далее посредством чугун ных труб подавалась в помещения дворца13.

Во дворце устанавливались рукомойники с фаянсовыми чашками с под водом чистой воды и отводом грязной. В нижнем этаже их должно было быть пять, в бельэтаже — два, в бельэтаже в шкафах — три рукомойника, два устанавливалось в верхнем этаже в шкафах, в подвальном этаже, с чу гунными чашами, — восемь штук 14.

Были обустроены три ванных комнаты, две из которых находились в нижнем этаже и одна в бельэтаже. Ванны в них были выполнены из меди, отделаны красным деревом, в виде диванов, по существовавшей тогда моде, имели трубы, подводившие чистую воду и отводившие загрязненную15.

Предполагалось устройство в тринадцати местах ватерклозетов с под водом воды от главного резервуара. Предусматривалась укладка для этого специальных свинцовых и чугунных труб для чистой и грязной воды. Сам ватерклозет должен был иметь механизм с чугунными и фаянсовыми чаш ками, с установкой наверху деревянных, обложенных листовым свинцом ящиков для воды. В подвальном этаже в трех местах - семь, в нижнем этаже в четырех местах — семь, в бельэтаже в двух местах - три, в верхнем этаже в двух местах — четыре ватерклозета. Всего 21 сиденье16. Было размещено дополнительно четыре механических мочевика (писсуара) с подводом труб для чистой и грязной воды17.

Размещение ватерклозетов и рукомойников по несколько штук на разных этажах дворца давало возможность пользоваться ими не только самим вла дельцам и их гостям, но и обслуживающему персоналу, который размещался обычно в верхнем и подвальном этажах дворца.

Для сбора нечистот из ватерклозетов на дворах дворца было устроено четыре ямы со срубами, от которых шли деревянные трубы, собиравшие все стоки в главную каменную трубу18.

В конце XIX в. Шталмейстерский дом Ново-Михайловского дворца под ключается к водопроводной сети общества Санкт-Петербургских водопро водов. При этом для учета потребления воды было установлено два водо мера, а использовать воду, не прошедшую через водомер, было запрещено.

А. А. Ефимов Запрет был наложен и на вынос воды, полученной из водопроводной сети общества без разрешения общества (кроме случая тушения пожара). Ис правление домовых труб, кранов и другого водопроводного оборудования было делом придворного ведомства19. На основании этого факта можно го ворить о постепенной замене во дворцах автономной системы водопровода на централизованную.

Владимирский дворец получал воду из городского водопровода, а в случае надобности и из дополнительного резервуара, расположенного под крышей здания20. Отапливался дворец голландскими печами и каминами21.

Существовало в нем и автономное паровое отопление22, а вентиляция двор ца осуществлялась посредством подачи подогретого воздуха через душники пневматических печей и отвода его из помещений через вытяжные каналы23.

Канализационные трубы дворца отводили стоки в каменную трубу, имев шую два склона: один к Миллионной улице и второй к Неве. Часть, выхо дящая к Неве, была оборудована специальным шлюзом, который в случае подъема уровня воды в реке закрывался, не давая ей проникать в подвалы дворца24.

Во Владимирском дворце в соседнем со столовой помещении располага лась подъемная машина, что позволяло легко и быстро доставлять приготов ленные блюда из расположенной на первом этаже кухни дворца25.

На конюшенном дворе располагалась одноэтажная пристройка, одной стороной примыкавшая к покоям великого князя и представлявшая собой баню26, которая включала в себя раздевальню, мыльню и парную. В разде вальне была установлена медная ванна с кранами и душем27, в парной — печка–каменка28.

Николаевский дворец имел большое количество самых разных печей, каминов, очагов и шкафов, имевших самое разное назначение, как сугубо практическое, так и скорее декоративное. По данным, приводимым З. И. Бе ляковой, во дворце насчитывалось 70 каминов и 15 пневматических печей29.

В числе отопительных приборов дворца были голландские изразчатые и утермарковские печи, русские изразчатые печи;

изразчатые шкафы с ре шетками и топкой с чугунной плитой;

изразчатые очаги с плитой;

буфетные печи;

изразчатая механическая печь с плитой и изразчатая печь с некой «вер тикальной машиной»30 — все они устанавливались в служебных помещени ях. В собственных половинах их высочеств установлены были камины бело го или черного мрамора31. В бельэтаже размещался также медный паровой котел с печью32.

Однако помимо них во дворце стояли Цимаровские печи, основная часть которых располагалась в подвальном этаже33. К сожалению, невозможно Инфраструктура петербургских резиденций...

точно сказать, являлись ли они местными отопительными приборами или обеспечивали систему централизованного внутридворцового отопления.

Имелись печи лепной работы34, одна из которых, с медным котлом, пред назначалась для водяного отопления оранжереи35.

Говоря о сантехническом оборудовании, установленном в Николаевском дворце, необходимо отметить, что в нем было несколько различных видов рукомойников: деревянные, выложенные листовым железом36;

фаянсовые37 и медные38, в комнатах их высочеств размещался также «умывальный стол»39, все с подводом и отведением воды. Во дворце были установлены несколько медных ванн и одна мраморная — также с подводом и отведением воды40.

В рассматриваемый период проводилась и модернизация старых дворцо вых зданий. Например, Аничков дворец41 реконструировался в XIX в. дваж ды: в начале второй половины века по проекту А. И. Штакеншнейдера во дворце были проведены водопровод и канализация42, а в 1870–1875 — под руководством инженер-полковника Войницкого прошла реконструкция ото пления и вентиляции парадных комнат бельэтажа43.

Развитие технического прогресса нашло свое отражение и в появлении в конце XIX в. и последующем расширении системы электрического освеще ния во дворцах. Осуществлялось оно с использованием люстр, бра и блоч ных ламп44.

Владимирский дворец был переоборудован под электрическое освеще ние в 1888 г 45.

В Ново-Михайловском дворце в 1888–1889 годах сеть электроосвеще ния была устроена в Парадной приемной, Персидской комнате, Белой го стиной, Малиновой гостиной, Столовой, Буфете, в коридорах бельэтажа, в рейткнехтских и буфетах великих князей Сергея и Алексея Михайловичей, и во многих других помещениях46.

Для обеспечения дворцов электричеством специально строились отдель ные дворцовые электрические станции. Аничков дворец, который осветили электричеством в конце 1890 г., получал ток из специального павильона – электрической станции дворца47.Такие электрические станции имелись к концу XIX в. и в других дворцах членов императорской семьи, например, в Ново-Михайловском дворце. Электрическая станция Ново-Михайловского дворца состояла из кочегарного отделения с двумя паровыми котлами;

насо сом системы «Вортингтон» на 1000 ведер в час, железным баком вместимо стью в 1000 ведер и машинного отделения с тремя паровыми машинами и динамо-машинами «Ганца» в 300 А и 110 В, «Brown Boveri & co» Компаунд в 250 А и 110 В и «Бреге» Компаунд в 125 А и 105 В48. Имевший место разброс в напряжении и силе тока, выдаваемых динамо-машинами, должен А. А. Ефимов был создавать определенные проблемы при обеспечении электроснабжения дворца. Для приведения значений к единым величинам, должно быть, и ис пользовались четыре реостата, о которых также упоминается в документе49.

Имеются также сведения о появлении во дворцах собственной системы пожаротушения, использовавшей пожарные рукава и брандспойты. Напри мер, в Ново-Михайловском дворце имелось 6 пожарных рукавов и 120 саже ней брандспойтов, а в Шталмейстерском доме при том же дворце 8 пожар ных рукавов и 160 саженей брандспойтов50.

Отсутствие сведений о точном расположении этих средств пожароту шения не позволяет оценить их эффективность при борьбе с возгоранием, поскольку нет возможности выяснить, можно ли было с их помощью за лить пожар, который мог возникнуть в любом помещении дворца на любом этаже.

Одним из важнейших нововведений в дворцовом строительстве Санкт Петербурга второй половины XIX в. стало появление во дворцах механиче ских прачечных.

Паровая прачечная также действовала и во Владимирском дворце. Рас положена она была под дворцовой «мыльней» (баней)51 и состояла из трех помещений: комнаты для парового котла, который помимо прачечной давал пар и для бани, и для ванной великой княгини, самой прачечной, включав шей два больших и два малых бельевых котла, одно большое и шесть малых промывальных корыт, и комнаты с резервуаром теплой воды и бассейном с холодной водой для полоскания белья. Вода для прачечной доставлялась посредством дворцового водопровода, нагрев котла для выпаривания белья осуществлялся паром, выходившим из особого паровика. Промывальные корыта прачечной имели подводку как холодной, так и горячей воды52.

Подробное описание оборудования, которое устанавливалось в паровых прачечных, представлено в смете, предоставленной в контору Аничкова дворца заводом Сан-Галли 21 августа 1897 г53.

Согласно этому документу для устройства паровой механической пра чечной было необходимо установить паровую машину с насосом, две па ровые стирочные и полоскательные машины с трубами для горячей и хо лодной воды, а также паровыми трубами54. В прачечную также надлежало установить одну полоскательную машину для белья и две центробежные выжимальные машины.

Было установлено четыре чана: по два для выварки белья и разведения мыла и соды. В прачечной также должна была появиться механическая подъемная машина для белья.

Для более быстрой просушки белья предлагалось сделать сушильный шкаф с 24 выдвижными рамами, нагревательными батареями для нагрева ния приточного воздуха и с клапанами с решетками для воздухоприточных и вытяжных каналов55.

Инфраструктура петербургских резиденций...

Для замачивания белья были сооружены два бетонных бассейна. Для са мой стирки установили пять стирочных дубовых лоханей. Для горячей воды смонтировали железный бак на 300 ведер и паровой аппарат для нагревания воды56.

При прачечной не предполагалось устанавливать паровых котлов, по скольку необходимый для прачечной пар получали из котлов электромашин ного здания57.

Для глажения белья предполагалось установить механический каток для белья, а для нагревания утюгов поставить железный очаг с крышкой.

Для подвода и отвода воды, согласно смете, устанавливались трубы: для холодной воды железные и для горячей воды из меди. Для отвода грязной воды устанавливались чугунные отводные трубы. Для подвода воды для па ровой машины и стирочных аппаратов в прачечной подводились железные трубы, функцию отводных выполняли свинцовые трубы58.

Столь богатое техническое наполнение прачечной свидетельствует о по степенном, но к концу XIX в. уже значительном проникновении техническо го прогресса в организацию работ по обслуживанию владельцев дворцов.

Появление таких приборов, как стирочные, полоскательные и отжимальные машины, несомненно, облегчали и труд работников прачечной.

В нижнем и во втором этажах прачечной устраивалось паровое отопле ние, в подвальном и третьем этажах — голландские печи59. В приемной, пра чечной, бучильной60, гладильной и в двух кладовых проект предусматривал устройство вентиляции61. Необходимость принудительной вентиляции мож но объяснить тем обстоятельством, что принудительная вентиляция позво ляет ускорить процесс просушки выстиранных вещей.

Завершая это краткое рассмотрение вопроса об инженерно-технической инфраструктуре петербургских дворцов членов императорской фамилии, необходимо отметить ряд моментов.

Для дворцов, строившихся в Петербурге в середине–второй половине XIX в., характерно совместное использование системы централизованного внутридворцового отопления и локальных отопительных приборов.

Как и полагается жилищу высшего слоя общества, дворец члена царской семьи был обеспечен наиболее современными на тот момент инженерно техническими приспособлениями. При этом старые дворцы переоборудова лись таким образом, чтобы их владельцы могли пользоваться последними достижениями технического прогресса.

Установка ванн, рукомойников и ватерклозетов с централизованным подводом и отводом воды — все это дополнительно свидетельствует как о стремлении владельцев к получению большего комфорта, так и о заботе об А. А. Ефимов улучшении санитарного состояния дворцов, о движении к модернизации и оптимизации системы дворцового обслуживания.

Значительным шагом вперед в сфере обслуживания нужд обитателей дворцов стало появление и механических (паровых) прачечных, механизи ровавших труд по стирке и глажению белья и одежды.

Мариинский дворец — Исаакиевская пл., 6;

Николаевский дворец — пл. Тру да, 4;

Владимирский дворец — Дворцовая наб., 26;

Ново-Михайловский дворец — Дворцовая наб., 18;

Мало-Михайловский дворец — Адмиралтейская наб., 8.

Название свое они получили по имени их изобретателя инженера Н. А. Амо сова.

Петров Г. Ф. Дворец у Синего моста. СПб., 2001. С. 70–71;

Петрова Т.А. Дво рец великой княгини Марии Николаевны. СПб., 1997. С. 57–58.

Петрова Т. А. Дворец великой княгини… С. 57.

Кофешенкская – дворцовая служба, отвечавшая за приготовление чая, кофе и горячего шоколада.

Петрова Т. А. Дворец великой княгини… С. 58.

Петров Г. Ф. Дворец... С. 126.

Соловьева Т. А. Парадные резиденции Дворцовой набережной. СПб., 1995.

С. 108.

Утермарковская (утермаркская) печь — обшитая железом кирпичная печь (обычно в виде высокого вертикального цилиндра);

в России — с 1820– х гг.

РГИА. Ф. 480. Оп. 1. Д. 837. Л. 65 об., 66 об.

Там же. Л. 63 об., 64 об., 65 об.

Там же. Л. 66 об.

Там же. Л. 56 об.–57 об.

Там же. Л. 55 об., 56 об.

Там же. Л. 56 об.

Там же. Л. 55 об.

Там же. Л. 56 об.

Там же. Л. 104 об.

РГИА. Ф. 547. Оп. 2. Д. 2155. Л. 82–82 об.

Корнева Г. Н. Санкт-Петербургский дворец великого князя Владимира Алек сандровича. СПб., 2001. С. 33.

Ялозо А., Шретер В. Дом Е. И. В. великого князя Владимира Александровича // Зодчий. 1875. №10. С. 115.

[Б. а.] Мраморная ванна во дворце великого князя Владимира Александровича // Зодчий. 1873. №12. С. 142.

[Б. а.] Опыты вентиляции во дворце великого князя Владимира Александрови ча // Зодчий. 1874. №5. С. 70.

Ялозо А., Шретер В. Дом Е. И. В.... // Зодчий. 1875. №10. С. 116.

Ялозо А., Шретер В. Дом Е. И. В.... // Зодчий. 1875. № 7–8. С. 89.

Там же.

Инфраструктура петербургских резиденций...

Величенко М. Н., Миролюбова Г. А. Дворец великого князя Владимира Алексан дровича. СПб., 1997. С. 35.

Ялозо А., Шретер В. Дом Е. И. В. … // Зодчий. 1875. № 10 С. 115.

Белякова З. И. Николаевский дворец. СПб., 1997. С. 51.

РГИА. Ф. 480. Д. 1361. Л. 31 об.

РГИА. Ф. 480. Оп. 1. Д. 1361.

Там же. Л. 13 об.

РГИА. Ф. 480. Оп. 1. Д. 1364.

РГИА. Ф. 480. Оп. 1. Д. 1363. Л. 14 об.;

РГИА. Ф. 480. Оп. 1. Д. 1361. Л. 8 об., 22 об.

РГИА. Ф. 480. Оп. 1. Д. 1364. Л. 30 об.

Там же Л1б об., 2 об.

РГИА. Ф. 480. Оп. 1. Д. 1363. Л. 9 об., 32 об.

Там же. Л. 16 об.

РГИА. Ф. 480. Оп. 1. Д. 1361. Л. 8 об., 15 об.–16.

РГИА. Ф. 480. Оп. 1. Д. 1364. Л. 35 об.;

Д. 1363. Л. 8 об., 9 об., 49 об.;

Д. 1361.

Л. 15 об.–17.

Аничков дворец — Невский пр., 39.

Аксельрод В. И., Буланкова Л. П. Дворцы Невского проспекта. СПб., 2002.

С. 115.

Там же. С. 117.

РГИА. Ф. 547. Оп. 4. Д. 75. Л. 207 об.–228 об.

Корнева Г. Н. Санкт-Петербургский дворец... С. 33;

Величенко М. Н., Миролю бова Г. А. Дворец великого князя... С. 147.

РГИА. Ф. 547. Оп. 2. Д. 2155. Л. 181.

Буланкова Л. П. Страницы жизни Аничкова дворца. СПб., 1995. С. 20.

РГИА. Ф. 547. Оп. 4. Д. 75. Л. 184–185 об.

Там же. Л. 185 об.

Там же. Л. 228 об.

Ялозо А., Шретер В. Дом Е. И. В. // Зодчий. 1875. №7–8. С. 89.

Тейфель  Г.  Паровая прачечная во дворце Е. И. В. великого князя Владимира Александровича // Зодчий. 1873. № 3–4. С. 44.

РГИА. Ф. 474. Оп. 1. Д. 145.

Там же. Л. 9.

Там же. Л. 9 об.

Там же.

РГИА. Ф. 474. Оп. 1. Д. 145. Л. 14.

Там же.

РГИА. Ф. 474. Оп. 1. Д. 145. Л. 17.

Помещение, где кипятили белье.

РГИА. Ф. 474. Оп. 1. Д. 145. Л. 9 об.–10 об.

УДК 94(47.53).081/  А. А. Меркушева  РОЛЬ ЗЕМСТВА В РАЗВИТИИ НАЧАЛЬНОГО НАРОДНОГО ОБРАЗОВАНИЯ В ПЕРМСКОЙ ГУБЕРНИИ Проблема развития образования в России всегда была и остается акту альной для изучения. Сфера образования — необходимый элемент внутрен ней политики государства, без которого невозможно нормальное функцио нирование общества, ведь понятие «образованности» тесно связано с таки ми понятиями, как «культура» и «прогресс». Институт земства, введенный в России в 1864 г. реформой местного самоуправления, сыграл в деле раз вития народного образования значительную роль. Особенно важной была роль земства в развитии начальной ступени образования — первого шага к знаниям. В этой статье мы попробуем раскрыть данное утверждение на примере региональной истории — через изучение деятельности Пермского земства в первые 30 лет работы.

Хотя формально появление земств относится к 1864 г., фактическое вве дение земских учреждений в губерниях происходило постепенно. Пермское земство начало свою работу с 1870 г. В области просвещения (как, впрочем, и по всем другим вверенным ему областям) земству досталось непростое наследство. Так как общего школьного управления не существовало, то ка питалы и отчетность по учебным заведениям были разбросаны по многочис ленным учреждениям: они находились в палате государственных имуществ, в уделе и горном ведомстве1. Все это нужно было собрать, со всеми сде лать расчет. Число начальных школ к моменту введения земств в губернии было невелико — по данным, собранным губернской управой через уездные управы, училищные советы и ближайшие к школе учреждения в 1870 г. в гу бернии числилось всего 209 школ (кроме школ на горных казенных заводах, их было более 30), причем многие из них числились только на бумаге;

во всех школах обучалось 9238 учеников2. Однако в исследовании М. И. Чер ныша встречаются другие данные: «Всего школ на 1870 г. с учётом 39 цер © А. А. Меркушева  Роль земства в развитии начального народного образования...

ковно-приходских было 248 (плюс в Пермской губернии было еще 10 учи лищ горного ведомства)»3. Разность цифр объясняется сложностью и по грешностью подсчетов, поэтому точных сведений о количестве начальных учебных заведений в губернии на момент введения земства нет. По данным губернской управы, из 209 обозначенных ею школ, только 52 (городские и владельческие) были более или менее достаточно обеспечены4. Школы рас пределялись по губернии крайне неравномерно, и по данным, приведенным в статье А. Давыдова в Пермских губернских ведомостях, примерно поло вина волостей губернии к началу 1870–х гг. не имела школ вообще5. Кроме того, многие училища не имели даже собственных помещений и размеща лись где придется: при волостных правлениях, в церковных домах, снятых квартирах и т. п. Специальной мебели для учеников не полагалось;

писали во многих школах не на досках, а на песке, заглаживая написанное скалкой.

Одной из важнейших проблем было отсутствие хороших преподавателей.

Уроки давали в основном священники, «часто с помощью отставных солдат и других лиц, вовсе не знакомых с педагогическими приемами»6. Учителя использовали устаревшие, неэффективные методы преподавания — почти повсеместно принято было учить чтению по церковной (славянской) печати с титлами без объяснения, что они собой заменяют. Основной учебной лите ратурой в начальной школе были славянский букварь, часослов, псалтырь.

Неустроенность школьного дела приводила к тому, что народ относился к школам с недоверием, порой даже «враждебно, предпочитая обучать своих детей домашним путем у грамотеев»7 (грамотеями называли странствую щих учителей, которые за небольшую плату брались обучать детей). Пря мым следствием плохой постановки школьного дела был низкий уровень грамотности населения, причем грамотные по местностям распределялись чрезвычайно неравномерно, больше всего их было в городах и заводах, но были и волости, где один грамотный приходился на двухтысячное населе ние8.

Таким образом, сфера народного образования к моменту появления в Пермской губернии земства, находилась в плачевном состоянии. Главными проблемами в этой области были отсутствие квалифицированных учитель ских кадров и приспособленных для школ помещений. Именно эти вопросы земству пришлось решать в первую очередь.

Земства сразу же поняли необходимость развития просвещения, ибо без него трудно было достичь успеха во всех остальных земских делах - обсуж дался ли вопрос о медицинской помощи, о доступном кредите для крестьян, о тех или других мероприятиях в области сельского хозяйства, — всегда в конце концов земцы приходили к выводу, что для успешного развития ме роприятий необходимо было поднятие образовательного уровня населения.

С самого начала работы земства, полномочия губернского и уездного земств были разделены. Забота о начальном образовании почти полностью легла на плечи уездных земств. Губернское же земство должно было за няться подготовкой преподавателей для начальных училищ и поддержкой среднего и высшего образования. Таким образом, главными в деле развития начального народного образования стали уездные земства.

Первые уездные собрания ассигновали на дело народного образования 71 306 руб. В последующие пять лет расходы по этой статье ежегодно воз растали и в 1876 г. составили уже 311 390 руб.9 Таким образом, за 6 лет сметы увеличились на 436 %. Возрастало также число учебных заведений:

с 209 в 1870 г. до 437 в 1874 г. (в 2 раза), а вместе с ними и число учащих ся: с 9 238 до 21 290 (в 2,3 раза)10. Однако цифры дают нам лишь количе ственные показатели, не учитывая качественные. В первые пять лет работы земств, несмотря на столь резкий рост числа начальных учебных заведений, школы существовали только в многолюдных селениях и городах, школьные помещения не могли вмещать всех желающих. Устройство школьных по мещений требовало от земств громадных затрат, поэтому уездные земства зачастую относили расходы по их устройству и содержанию на счёт сель ских обществ, которые в свою очередь хотели отделаться малыми затратами.

Были случаи закрытия начальных народных училищ из-за малочисленности учащихся, отказа некоторых обществ и содержателей давать помещение, отопление, сторожа и т. п. Дело организации школы не изменилось мгно венно, в первые годы работы земства продолжали сохраняться прежние проблемы. Но уже с 80-х гг. состояние школьных помещений начинает за метно улучшаться: земство строит специальные школьные здания, выдает субсидии сельским обществам, заботится о лучшем освещении, вентиля ции, об устройстве ночлежных помещений или общежитии (пансионатов) при школах. С 1875 по 1882 гг. сведения о числе учеников отрывочны. За период 1874–1882 гг. увеличение числа учащихся по отдельным уездам про исходило неравномерно. По отчету дирекции народных училищ за 1882 г.:

учеников в губернии было 45 316, училищ 69511, чье число по сравнению с 1874 г. увеличилось на 115,6% и на 36,4% соответственно – то есть число учащихся возросло втрое больше, чем училищ. Земские расходы на нужды образования с 1876 по 1882 гг. увеличились на 25,1% и составили 78 271руб.

(довольно скромный прирост по сравнению с 436% ранее).

На 1886 г. общий расход земств на образование достиг 632 759 руб., что по отношению к общей смете расходов составляло 22,8%12. По статистиче ским материалам13 видно, что в течение последующих 9 лет 1886-1895 гг.

расходы земств на народное образование почти не изменялись, в 1890 г.

даже несколько понизились, а быстрое их повышение началось в последнее пятилетие 1895-1900 гг. За пять лет 1895-1900 гг. смета только на содержа Роль земства в развитии начального народного образования...

ние земских школ увеличилась на 358 992 руб. или на 74,8%.14 В целом же, рост числа школ в губернии за изучаемый нами период удобно проследить по следующей таблице15:

В том числе Во всех школах год Всего Светских Церковно-приходских Школы грамоты Учащихся Окончивших курс 1871 265 208 17 40 10 930 1876 472 459 1 12 24 922 1 1881 570 551 1 18 36 999 3 1886 748 627 14 107 50 803 4 1890 972 694 84 194 55 918 ?

1894 1 363 785 161 417 78 380 8 1899 1 753 924 829 98 539 ?

По мере развития образования в губернии, начальных народных училищ все равно было недостаточно для обеспечения потребностей всего населе ния. Так, по расчетам М. И. Черныша, в 1871 г. при правильной постановке народного образования как минимум необходимо было иметь 2216 школ, но имелось всего 26516. Число школ оставалось недостаточным и к концу века — на 1895 г. по сведениям Пермской уездной управы, для обучения всех детей школьного возраста не хватало 300 школ17.

Основные затраты на содержание начальных народных училищ несли уездные земства. По расходам на народное образование земства Пермской губернии шли далеко впереди многих губерний России. На 1900 г. в Перм ском земстве затраты на образование были значительно выше, чем в среднем по всем земским губерниям. Если абсолютные расходы земства перевести на душу населения, то из земских расходов в 1895 г. на народное образование в среднем по всем (34-м) земствам расходовалось 14,4 коп., в «неземских»

губерниях только 1,9 коп., а в Пермской губернии 23,1 коп. В этом отноше нии Пермская губерния занимала после Олонецкой (32 коп.) и Таврической (25,2 коп.) третье место;

четвертое было за Вятской губернией (19,1 коп.).

Важно отметить, что в «неземских» губерниях (таких было 14) в конце XIX в. денег на образование тратилось в разы меньше: к примеру, в Могилевской губернии на душу населения на народное образование приходилось 2,5 коп., а в Ковенской 0,8 коп.18.

Если уездные земства основную часть необязательных расходов обра щали на нужды начального народного образования, то губернское земство в разные годы расходовало на него лишь небольшую часть всего бюджета — от 1 до 13 %19. Объяснялось это тем, что остальные (основные) средства губернское земство направляло на развитие дальнейших ступеней образо вания и подготовку учительского персонала, что было немаловажно, хотя в историографии земского периода подобное «неучастие» губернского зем ства в деле развития начального образования ставится ему в упрек.

Для решения проблемы нехватки и плохой подготовки преподавателей уже в 1871 г. губернская управа составила проект устава учительской семи нарии. Для реализации проекта требовались немалые средства (в частно сти постройка здания), и часть земских гласных выступила против проекта.

Двадцать лет вопрос о создании учительской семинарии не сходил с повест ки губернских земских собраний, но она в рассматриваемый нами период так и не была создана. Вместо нее основными поставщиками преподавате лей стали женские гимназии, которых в губернии было всего две — Перм ская Мариинская и Екатеринбургская. Их выпускницы хоть как-то воспол няли недостаток учителей. Несколько помогали делу воспитания учителей и женские прогимназии. Учителей для начальных училищ также готовила Пермская духовная семинария, но эта педагогическая подготовка оставляла желать лучшего. Таким образом, проблема подготовки профессиональных учительских кадров для начальных школ губернским земством была реше на лишь частично. Уездные земства старались решить проблему нехватки кадров своими силами, привлекая учителей повышенной зарплатой и орга низуя педагогические курсы.

Для повышения качества образования устраивались учительские съезды, которые были призваны объединить уездных учителей. На съездах учителя обсуждали проблемы образования, искали пути их решения, делились опы том, обсуждали и осваивали новые педагогические методы. Так, в 1883 г.

в Шадринском уезде был открыт учительский съезд под руководством из вестного педагога Н. Ф. Бунакова20. Важно отметить, что на этих съездах не избежно обсуждались вопросы, далеко выходящие за сугубо хозяйственные рамки, что не устраивало министерство народного просвещения, которое старалось ограничить практику созыва учительских съездов, боясь развития в земстве либеральных идей. Вместо них земствам предлагалось устраивать педагогические курсы. Всего с 1872 по 1886 гг. в Пермской губернии было проведено не менее 22 уездных учительских съездов и педагогических кур сов (до середины 90-х гг. курсы больше не созывались).

И всё же то, что делалось в сфере подготовки учителей, постепенно приносило плоды — образовательный ценз учителей заметно повысился.

В 1889 г. в Пермской губернии из 2065 преподавателей с высшим образо ванием было 5 учителей, со специальным педагогическим — 143, со сред Роль земства в развитии начального народного образования...

ним — 887, имевших свидетельства на звание учителей — 914 и не имею щих свидетельств — 116 (причем образовательный уровень учителей повы шался в основном за счет получивших среднее образование)21. По возрасту среди учителей преобладали люди 20–30 лет (80,9 %)22.

Молодые учителя вводили и новые прогрессивные методы обучения.

В большинстве школ по методике Н. А. Корфа, К. Д. Ушинского и В. А. Зо лотова был введен довольно успешный звуковой способ обучения (обучение чтению по слогам). Стали применять и новую учебную литературу: для объ яснительного классного чтения в основном использовали «Родное Слово»

Ушинского, арифметику учили по В. А. Грубе и В. А. Евтушевскому23. В не которых училищах старались использовать наглядное обучение при помощи картин, но из-за дороговизны не каждая школа могла себе их позволить.

Отдельно стоит сказать о положении учителей. Жалование их было не большое (в среднем 200-260 руб. в год)24, зарплату часто задерживали. Этих денег едва хватало на то, чтобы прокормиться, и многие уходили в псалом щики и волостные писаря, которым платили существенно больше — 500– 800 руб. Часто учителю негде было жить — учительские квартиры устраива лись далеко не при всех школах. Из-за больших нагрузок и плохих условий труда учителя исстрачивали свое здоровье за пять лет, а больной учитель был уже никому не нужен. Кроме того, учителям часто приходилось стал киваться с недоброжелательством со стороны волостных старшин и других вышестоящих чинов. Неустройство материального и правового положения вызывало большую текучесть учительских кадров. К сожалению, эти про блемы сохранялись на протяжение всего изучаемого нами периода.

Оценивая работу Пермского земства в области начального народного об разования, важно помнить о громадных задачах, которые земству необходи мо было решить в ходе своей деятельности, об ответственности, лежащей на них с самого начала работы. Земству пришлось столкнуться с множеством взаимосвязанных проблем, и оно решало их достаточно успешно. За 30 лет работы земства количество народных школ возросло более чем в 7 раз, в них существенно улучшились условия: большинство школ имели теперь свои здания, были обеспечены учебной литературой. Образовательный ценз учи телей вырос, что повысило эффективность преподавания.

Конечно, не все удалось сделать, многие вопросы так и не были решены полностью. Так, даже столь значительный рост числа учебных заведений был недостаточен для хорошей постановки дела народного образования.

Территориально для многих детей школа находилась очень далеко от дома, из-за этого многие не могли посещать школу регулярно. Пансионы же были явлением довольно редким и не всегда удобным. Но главной нерешенной проблемой оставалась недостаточно развитая система подготовки учителей.

Столь необходимая губернии учительская семинария так и не была создана, а выпускницы женских гимназий не могли полностью удовлетворить суще ствующую качественную и количественную потребность в учительских ка драх. Кроме того, остро стояла проблема тяжелого материального и социаль ного положения преподавателей. Как недостаток в деятельности Пермского земства в сфере образования можно также отметить некоторую несогласо ванность действий уездных земств и отсутствие централизации — разви тие образования шло в разных уездах разными темпами, не было единой программы развития. Подобным вопросом должно было озаботиться гу бернское земство, обладавшее всеми полномочиями объединяющего звена, но оно этого не сделало. Однако не будем забывать, что закон ограничивал деятельность земств сугубо хозяйственными рамками, и в решении многих школьных вопросов земцам часто приходилось сталкиваться с противодей ствием официальных властей, чей постоянный (и все усиливающийся) кон троль не мог не мешать их делу. Так, введение «Положения 1890 г.» привело к сокращению смет на развитие образования.

Подводя итоги 30-летней работы Пермского земства в области началь ного народного образования, можно с уверенностью сказать, что оно про делало колоссальную работу, и, несмотря на многочисленные трудности и собственные недоработки, земству удалось достичь серьезных результатов, главным из которых, по нашему мнению, стало то, что к концу XIX века в губернии было положено начало созданию широкой сети доступных началь ных учебных заведений, был заложен фундамент здания народного образо вания, который послужил стартовой площадкой для дальнейшего развития просвещения.

Голубев П. [А.] З0-летие земства в Пермской губернии. Пермь, 1900. С. 11.

Бобылев Д. М. Что сделали земства Пермской губернии в интересах местного края. Пермь, 1914. С. 14.

Черныш  М.  И. Развитие капитализма на Урале и Пермское земство. Пермь.

1959. С. 171.

Голубев П. [А.] З0-летие земства в Пермской губернии. С. 14.

Давыдов А. Итоги 30-летней деятельности Пермского земства в деле народного образования // Пермские губернские ведомости. № 252. 19. 11. 1900.

Сборник Пермского земства. 1872 г. кн. 4. С. 85.

Давыдов А. Итоги 30-летней деятельности Пермского земства в деле народного образования.

Черныш М. И. Развитие капитализма на Урале и Пермское земство. С. 171.

Давыдов А. Итоги 30-летней деятельности Пермского земства в деле народного образования.

Роль земства в развитии начального народного образования...

Там же.

Сборник Пермского земства. 1883. Кн. 2.

Давыдов А. Итоги 30-летней деятельности Пермского земства в деле народного образования.

Голубев.  П.  [А.] Историко-статистические таблицы по Пермской губернии.

С. 142.

Давыдов А. Итоги 30-летней деятельности Пермского земства в деле народного образования.

Голубев П. [А.] З0-летие земства в Пермской губернии. С. 21.

Черныш М. И. Развитие капитализма на Урале и Пермское земство. С. 174.

Маноцков В. И. Двадцатипятилетие Пермского уездного земства. Пермь, 1895.

С. 25.

Голубев П. [А.] З0-летие земства в Пермской губернии. С. 14.

Там же. С. 19.

Черныш М. И. Развитие капитализма на Урале и Пермское земство. С. 192.

Народное начальное образование в Пермской губернии за последнее двадцати летие // Пермские губернские ведомости. № 71. 5.09.1890.

Черныш М. И. Развитие капитализма на Урале и Пермское земство. С. 195.

Голубев П. [А.] З0-летие земства в Пермской губернии. С. 16.

Черныш М. И. Развитие капитализма на Урале и Пермское земство. С. 201.

В. А. Луценкова УДК 94(47.23-25).  В. А. Луценкова  ИСТОРИЯ СОЗДАНИЯ ЛИГОВСКОГО НАРОДНОГО ДОМА Начиная с середины XIX в. интерес к народному просвещению и внеш кольному образованию неизменно растет. Рабочие фабрик и заводов полу чили больше прав, сократился рабочий день. В результате у рабочих боль шинства европейских стран появилось больше свободного времени, в связи с чем остро встала проблема организации народного досуга. Тяжелый физи ческий труд, отсутствие какой-либо умственной работы угнетает бодрость духа, отупляя чувства и уничтожая силу мысли. Рабочие искали дешевых развлечений, чтобы отвлечься от трудовых будней, отдохнуть и получить удовольствие. Профессор В. Я. Данилевский отмечал, что «среди дневной работы рабочего оказывается надобность не только в физическом отдыхе, но и вообще в досуге, когда он мог бы с головой и сердцем освежиться от тру довой тяготы»1. Но существовавшие развлечения были малодоступны для народа. Чтобы как-то отрешиться от забот трудового дня, рабочий человек прибегал к помощи алкоголя. В результате, массовое пьянство стало бичом общества в странах Западной Европы, Америке и России.

Отсюда возникает проблема организации доступных для народа раз влечений. По мнению профессора В. Я. Данилевского, задача общества и государства — «насаждать добрые нравы, поднять просвещение народной массы, давать поучительные и образовательные развлечения, пробуждать духовные интересы народа, бороться с его темнотою и невежеством»2.

Осознавая необходимость организации некого культурно-просветитель ского учреждения для народа, в странах Европы, Америке и России органи зовывались отдельные предприятия для повышения культурного уровня на селения. Первоначально организовывались чайные с проведением публич ных чтений, потом появились народные библиотеки и залы-читальни, от дельно стали появляться профессиональные курсы для взрослых. В 1876 г.

© В. А. Луценкова История создания...

в России возникли комиссии для устройства народных чтений, организо вывавшие лекции по произведениям русской и иностранной литературы из утвержденного цензурой списка3. В 1893 г. были разработаны уставы для ремесленных классов для взрослых. Во Франции в 1897–1898 гг. было орга низовано 30 368 курсов для взрослых и юношества, на которых учились 907 человек, 117 752 публичных чтения4. В Германии Общество народного образования устроило в 1897–1898 гг. 12 тыс. публичных народных чтений5.

В Англии движение внешкольного образования приобрело уже другие мас штабы: были организованы народные университеты, университетские по селения, союзы домашнего чтения, публичные бесплатные библиотеки6.

Успех подобных мероприятий побудил к организации культурно-про светительского учреждения, которое объединило все эти заведения в одном здании — народном доме, или дворце.

Первое описание народного дома мы встречаем в романе английского писателя Вальтера Безанта «Люди всякого рода и состояния», опубликован ном в 1882 г.7 В нем была изображена картина «народного дворца», учреж дения, снабженного всевозможными средствами для развлечения, увеселе ния и обучения лондонской бедноты обоего пола8. Это произведение ока зало сильное впечатление на английское общество, и уже 14 мая 1887 г. по инициативе филантропа Эдмунда Гей Кёрри был открыт Народный дворец в Лондоне9. Вслед за Англией народные дома стали учреждаться в других западноевропейских странах. В 1891 г. был открыт Народный дом в Амстер даме10, в 1895 г. — в Брюсселе11, в 1900 г. — в Берлине12 и Париже13.

В 1891 г. в России, в Москве, выступил профессор И. И. Янжул с лек цией о Лондонском Народном дворце, которая была напечатана и вошла в сборник его статей14. С тех пор в оборот русской общественной мысли во шла идея создания специального здания, обслуживающего разнообразными образовательными и воспитательными учреждениями окраинное рабочее население больших городов.

Пример Народного дворца в Лондоне привлек внимание некоторых богатых представителей русской интеллигенции, и во второй половине 1890-х гг. в России начали возникать городские народные дома, воздвигае мые на частные средства либо на средства органов городского самоуправ ления и попечительств о народной трезвости, организовывавшихся после введения в России винной монополии в 1894 г.

Народные дома были «центрами просвещения и разумных развлечений для заполнения досуга»15. «Разумные народные развлечения», организован ные в народных домах, оказывали разностороннее воздействие: театральное представление давало повод задуматься и отдохнуть душой, освежиться;

В. А. Луценкова книга предоставляла знания;

созерцание картин на выставке или музы кальные вечера развивали чувство прекрасного. «Конечно, не все стремят ся к развлечению в смысле забавы, смеха и веселья, — писал профессор В. Я. Данилевский, — но и не все довольствуются серьезным поучительным развлечением, нравоучительной книжкой или беседой»16. В народном доме каждый мог найти себе занятие по своему настроению, характеру, складу ума.

По мнению профессора В. Я. Данилевского, народный дом являлся пре жде всего центром местной общественной жизни, местом собраний обще ственных организаций.

Другой задачей народного дома было способствовать раскрытию способ ностей человека путем организации разнообразных курсов по ремеслу, тех нике, живописи и музыке.

Таким образом, в народном доме реализовывалась задача объединить в одном здании созданные в разное время культурно-просветительские уч реждения: народные читальни, чайные, театры, библиотеки, вечерние кур сы, удовлетворяя потребность рабочего человека не только в доступном и разнообразном досуге, но и в просвещении.

В конце XIX – начале XX в. в Санкт-Петербурге существовало четыре на родных дома, пользовавшихся большой популярностью рабочего населения города: Народная аудитория В. Н. фон Дервиза (Средний пр. В. О., д. 48), построенная в 1898 г. архитектором А. Ф. Красовским17, Народный дом им ператора Николая II (Александровский парк, д. 3), построенный по проекту архитектора Попечительства о народной трезвости Г. И. Люцедарского и торжественно открытый 12 декабря 1900 г.18;

Народная аудитория Э. Л. Но беля (бывшая Нюстадтская ул., ныне Лесной пр., д. 19), построенная по про екту архитектора Р. Ф. Мельцера в 1899–1901 гг.19;

Лиговский Народный дом графини С. В. Паниной (угол Тамбовской и Прилукской улиц), построенный по проекту архитектора Ю. Ю. Бенуа в 1902–1903 гг. Торжественное откры тие Лиговского Народного дома состоялось на Пасху, 7 апреля 1903 г. Графиня С. В. Панина (1871–1957), основательница Лиговского Народ ного дома, принадлежала к числу тех представителей русской интеллиген ции, которых заботила судьба народа, его уровень жизни, культуры и образо вания. Она активно занималась благотворительной деятельностью, органи зовывая разнообразные учреждения для материальной и духовной поддерж ки рабочего населения. Главным делом своей жизни С. В. Панина считала открытый ею в 1903 г. Лиговский Народный дом в Санкт-Петербурге21.

Идея создания Лиговского Народного дома появилась у графини С. В. Паниной задолго до его постройки в 1901–1903 гг. Путь к от История создания...

крытию нового народного дома в Санкт-Петербурге был долгим и трудным. В 1891 г. молодая графиня С. В. Панина познакомилась с А. В. Пошехоновой (1852–1932), учительницей одного из начальных город ских училищ Александро-Невской части Санкт-Петербурга, которая обра тилась к ней с просьбой устроить бесплатную столовую для нуждающихся учеников этого района. В своих воспоминаниях С. В. Панина дает описание бедного городского района, в котором жила и преподавала А. В. Пошехо нова: «Район этот находился в пределах Александро-Невской части города и лежал за Обводным каналом, вдоль незасыпанной еще тогда зловонной речки Лиговки. На углу Обводного канала и Лиговки, в большом доходном доме владелицы бань Кобызевой, находилась та начальная школа, в которой Александра Васильевна тогда учительствовала»22. В этой части города жили преимущественно ремесленники, чернорабочие и мелкие торговцы, то есть «самые бедные и темные слои городского населения»23.

25 октября 1891 г. была открыта детская столовая, которая располагалась в квартире, снятой в упомянутом графиней С. В. Паниной доме А. А. Ко бызевой, на углу речки Лиговки и Обводного канала (Лиговский пр., д. 153, Воронежская ул., д. 38)24. Заведующей столовой была Е. Н. Филиппова. Де ти-школьники приходили сюда обедать в 12 часов дня, в две смены, каждая по 25 человек.

В течение двенадцати лет, с 1891 по 1903 гг., детская столовая постепен но «обрастала» новыми отделами.

В 1895 г. открылись воскресные чтения с «туманными картинами», на которых декламировались преимущественно художественные литературные произведения25. «Туманные картины» географического и исторического со держания давали пояснения к читаемому произведению, а музыкальное со провождение способствовало более глубокому осмыслению.

В 1897 г. была устроена чайная, работавшая с 19 до 22 часов в будни и с 14 часов дня до 22 часов в праздничные дни26. В чайной можно было не только попить чаю, но и почитать свежие газеты, посмотреть иллюстри рованные журналы. В помещении чайной при помощи Подвижного Музея устраивались выставки картин и предметов на какую-нибудь определенную тему: лес и степь, море, Малороссия, Кавказ, Волга, Финляндия и др. Не которые выставки приурочивались к юбилеям писателей, художников, го сударственных деятелей. Здесь же вывешивался список рекомендуемой по данной теме литературы27.

В январе 1898 г. была открыта бесплатная библиотека для взрослых28.

Разрешенные каталоги бесплатных библиотек для народа в конце XIX – на чале XX в. были очень ограничены, из всей литературы в них числились В. А. Луценкова лишь несколько произведений русской классической литературы и книги исторического, религиозного, географического содержания, но для окра ины города, в которой не было ни одной общедоступной библиотеки, это было большим достижением. Библиотека открылась в составе 446 томов.

За целый год записалось всего 130 читателей. Но к открытию Лиговского Народного дома в 1903 г. число книг в библиотеке возросло до 1651 тома, а общее число читателей составило 979 человек29. Посетителей библиотеки в основном интересовали такие книги, как романы Н. И. Зряхова «Битва русских с кабардинцами, или Прекрасная магометанка, умирающая на гробе своего супруга»30, Н. Н. Животова «Макарка-душегуб»31 и Н. И. Пастухова «Разбойник Чуркин»32. Эта литература пользовалась большим успехом у ма лограмотных слоев населения. Библиотека графини С. В. Паниной не распо лагала подобной литературой и старалась привить читателю вкус к другим, более серьезным произведениям. Позднее посетители библиотеки начинали читать книги В. И. Немировича-Данченко, Л. Н. Толстого, А. С. Пушкина, И. С. Тургенева33.

Благодаря постоянному общению с взрослыми жителями окраин, вы явились их потребности в просвещении.


Появилась необходимость создать систематические курсы для взрослых, на которых обучали бы грамоте, техническому черчению, математике. В результате, в 1900 г., открылись ве черние классы для взрослых при Императорском Техническом Обществе, возглавляемом А. Г. Небольсиным34. В помещении, в котором устраивались курсы, проходили и первые танцевальные вечера и спектакли. За плату в коп. ученикам преподавались русский язык, арифметика, геометрия и чер чение — основные предметы, знания которых требовалось для получения Свидетельства об окончании курсов35. Занятия проходили в семи классных комнатах с 20 до 22 часов по будням и с 10 до 17 часов по воскресеньям36. В 1900 г. число учеников составляло 57 человек, но уже к моменту открытия Лиговского Народного дома, в 1903 г., их число составило 150 человек37.

Таким образом, общее число учеников вечерних классов для взрослых вы росло почти в 3 раза за 3 года.

Рабочий человек нуждался не только в просвещении, но и в доступных развлечениях, которые бы способствовали повышению его культурного уровня. Жизнь русского городского обывателя в конце 90-х гг. XIX – начале XX вв. была «убога, сера и скучна». «Во все этой, забитой камнем и людьми, безводной и бездарной части города, ни одного сада, сквера, ни одного де ревца. Единственным местом для летних прогулок было Волково кладбище, в которое упирался трамвай, и у границ которого останавливалась, замирала жизнь города. Крутые, поросшие травой берега Обводного канала являли История создания...

собой, в праздничные дни, зрелище другого рода кладбища: они бывали усе яны телами мертвецки пьяных обывателей. В течение всей долгой, темной, промозглой петербургской зимы, из перенаселенных квартир с угловыми жильцами, рабочему человеку, по вечерам и в праздники, был заманчиво от крыт вход только в трактир», — вспоминала графиня С. В. Панина38. Еще не существовало кинематографа, поблизости не было доступных театров, чи тален, концертных залов, где можно было бы приятно и с пользой провести досуг. «Единственным доступным, просторным помещением была большая, красивая церковь св. Иоанна Предтечи, на перекрещивании Лиговки и Об водного канала, с окружавшей ее площадью, обнесенной оградой. Только в Божьем доме было просторно, красиво, можно было слушать чудное пение и оторваться мыслью и душой от заедавшей тяжкой повседневной жизни», — писала С. В. Панина39. Жизнь рабочего человека была лишена каких-либо радостей и удовольствий. С. В. Панина старалась предпринять все возмож ные меры, чтобы «уберечь человека, постоянно погруженного в тоску такой беспросветно-нужной жизни, от раздражения и склоки, от отчаяния и злобы, ведущих к пьянству, к преступлениям, к политическим эксцессам»40. Она пришла к выводу, что «одного “просвещения” для этого мало, недостаточно также благоустройства труда, что решающим моментом и влиянием в жизни человека является не труд, а тот досуг, который остается у него после труда.

Только в часы досуга есть место для любви и радости, для всего того, что превращает робота в человека и человека в личность»41.

В начале XX в. благотворительная деятельность графини С. В. Паниной охватывала самые разнообразные учреждения, и становилось понятным, что съемные квартиры не могут удовлетворить нужд и запросов рабочих рай она: необходимо было построить отдельное помещение. Задумываясь над созданием нового народного дома, графиня С. В. Панина учитывала опыт западноевропейских стран, в том числе богатого английского коммерсанта Куинтина Хогга (Quintin Hogg), основавшего в 1881 г. в Лондоне просвети тельное учреждение, известное как Regent Street Polytechnic, т. е. политех никум на Риджентовской улице42.

В России после введения государственной монополии на спирт в 1894 г. министерство финансов стало одновременно строить многочислен ные народные дома, назначением которых было отвлечение народа от пьян ства. В этих народных домах основной акцент был сделан на устройство развлечений для народа, причем, по мнению С. В. Паниной, «качество этих развлечений было большею частью низкопробно. Оно потакало тому низко му уровню понимания и вкуса, который предполагался в посетителях, гру бо подделывалось под него, впадало в тон балаганного скоморошества или кровавых мелодрам»43.

В. А. Луценкова В начале XX в. в Санкт-Петербурге существовало три народных дома, которые отличались своей деятельностью. Народная аудитория В. Н. фон Дервиза предлагала своим посетителям библиотеку-читальню, несколько кружков и бесплатные лекции на различные темы44. Народный дом импера тора Николая II делал акцент на развлекательных мероприятиях, предлагая рабочим «здоровый, приятный отдых»45, организовывая на специально обо рудованной эстраде представления — эффектные феерии патриотическо монархического и фантастического содержания46, выступления фокусников, чревовещателей, куплетистов с русскими песнями и танцами47. Совсем дру гой деятельностью — просветительской — занималась Народная аудитория Э. Л. Нобеля, построенная «с целью устройства научно-популярных лекций для рабочих механического завода»48.

Осознавая необходимость создания для народа развлечений другого рода и качества, графиня С. В. Панина поставила перед собой задачу «создания какого-то нового симбиоза просвещения и развлечения»49, и для реализации ее нужно было найти подходящую форму. Ее основной целью было «именно “просветить”, поставить на ноги беспомощно бредущих в темноте людей»50.

Народный дом был задуман не как развлекательное учреждение, подоб ное Народному дому императора Николая II, а как культурно-просветитель ский центр51.

Для его постройки был приглашен архитектор Ю. Ю. Бенуа (1852–1929)52. Одновременно с будущим Лиговским Народным домом было заложено и построено на том же участке земли отдельное большое трех этажное здание для Подвижного Музея Учебных Пособий, возглавляемого М. И. Страховой. Основная его задача состояла в выдаче учебных пособий напрокат школам и училищам за минимальную плату. В коллекции Музея находились картины для «волшебного фонаря», физические приборы, ми кроскопы, коллекции по минералогии и ботанике, препараты по зоологии и чучела птиц и зверей, предметы по этнографии, карты и иллюстрации по географии, астрономии и истории53. Верхние этажи были отведены под кол лекции Музея, нижний, высокий полуподвальный этаж, был отведен под столярную, слесарную, переплетную и картонажную мастерские, в которых разбирались, сортировались и изготовлялись коллекции по ботанике, зоо логии и минералогии из того материала, который привозился научными со трудниками Музея из их ежегодных летних поездок и экскурсий. Впослед ствии здесь стали работать не только на себя, но и принимать и выполнять заказы сторонних организаций. Деятельность Музея быстро стала известна по всей стране и превратила его во всероссийский центр.

Торжественное открытие Лиговского Народного дома состоялось 7 апре ля 1903 г., на Пасху. Народный дом освящал известный и популярный в те годы в Санкт-Петербурге священник отец Григорий Петров54. Современни История создания...

ки называли открывшийся Лиговский Народный дом «чудным замком света, хрустальным дворцом со своими гигантскими, чуть не во всю стену, окнами и похожей на минарет круглой башенкой с белым вращающимся куполом»55.

Он представлял для них «памятник любви человека к человеку»56.

Вся нижняя часть Народного дома предназначалась для детских учреж дений. Верхняя была отведена под помещения для взрослых. В подвальном этаже находились мастерские — слесарная и столярная. В них имелись все необходимые инструменты для обучения ремеслам, ряд верстаков и малый горн. На этом же этаже были прачечные и аппараты для отопления всего здания57.

На первом этаже находились детская столовая, гимнастический зал, детская читальня, комнаты для классов и лекций. Столовая, рассчитанная на несколько сотен детей, представляла собой большую, светлую комна ту, уставленную рядами столов и стульев, посередине находился большой водогрейный куб, заменявший самовар58. В гимнастическом зале не было спортивного инвентаря, поскольку занятия, которые велись по методике П. Ф. Лесгафта, включали подвижные игры под руководством учительниц из Общества физического развития59.

Детская читальня представляла собой «большую и светлую залу, об ставленную необыкновенно уютно и удобно»60. Стены ее были оформле ны гравюрами, портретами высочайших особ и писателей (А. С. Пушкина, Н. В. Гоголя). В книжных шкафах имелась обширная детская библиотека с атласами и иллюстрированными изданиями. В углу находились стереоскопы и стереорама с географическими видами. В стенах было встроено несколь ко умывальников — чтобы маленькие читатели приучались к опрятности и бережному обращению с книгами. По мнению современников, лучшим украшением библиотеки был «великолепный орган заграничной работы, удивительно мелодичного тона»61.

В другой половине Лиговского Народного дома были расположены учеб ные помещения для Вечерних Классов при Императорском Техническом Обществе, обустроенные удобными чертежными столами и учебными пар тами.

Центральную часть второго этажа занимал театральный зал, рассчитан ный на одну тысячу зрителей, в который вели светлые беломраморные лест ницы с ручками из красного дерева, освещаемые сверху донизу стеной с большими окнами.

12 апреля 1903 г. в Лиговском Народном доме графини С. В. Паниной состоялся первый бесплатный спектакль, в котором участвовали воспитан ники Вечерних классов, а 13 апреля 1903 г. давала представление труппа В. А. Луценкова Василеостровского театра62. 23 ноября 1903 г. спектаклем «Гроза» начал свою деятельность в Лиговском Народном доме Общедоступный театр под руководством П. П. Гайдебурова63.

Замечательным новшеством стала открытая 1 марта 1904 г. первая Обще доступная Обсерватория под руководством А. Г. Якобсона64, целью которой было «дополнить научные чтения и лекции демонстрациями общего вида неба и наблюдениями отдельных светил и служить, таким образом, попу ляризации знаний, как одному из средств внешкольного образования наро да»65.


Завершая свое описание Лиговского Народного дома, современник пи сал: «На высокой астрономической башенке нового Народного дома должен бы красоваться девиз: “Excelsior!” В высь, к свету, к знанию! Этот девиз подымает человека со “дна” низменных побуждений и грязных животных страстей в те высокие, чистые сферы, где могут развиться только искренние стремления к добру. Пусть же этот маяк истинного просвещения разгорится ярко и светит блуждающим во тьме!»66.

Таким был трудный путь к созданию нового народного дома в Санкт Петербурге, который на многие десятилетия стал центром общественной и культурной жизни не только жителей Александро-Невской части города, но и всего Санкт-Петербурга и России. С этого времени графиня С. В. Панина полностью отдалась идее создания некоммерческих культурно-просвети тельских учреждений. Она знакомилась с их деятельностью в разных горо дах России, по ее инициативе проводилось анкетирование всех народных домов в стране67.

В 1918 г. сотрудниками Лиговского Народного дома было написано ме тодическое пособие с подробными рекомендациями по обустройству народ ных домов68.

Лиговский Народный дом просуществовал ровно 20 лет, с 1903 по 1923 гг. Причиной этому явился арест его основательницы — графини С. В. Паниной — и ее вынужденная эмиграция за границу, в результате чего изменилось отношение советского правительства к учрежденному ею На родному дому, на котором появился «оттенок тщеславного каприза богатой титулованной графини»69.

Несмотря на свою непродолжительную деятельность, Лиговский Народ ный дом сыграл значительную роль в просвещении и культурном воспита нии народа, а имя графини С. В. Паниной навсегда осталось в благодарной памяти его посетителей.

Данилевский В. Я. Народный Дом. Его задачи и общественное значение // На родные дома как культурно-просветительские центры. Харьков, 1918. С. 7.

Там же. С. 15.

Цикавый А. Внешкольное образование в Европе. Воронеж, 1910. С. 44.

Там же. С. V.

История создания...

Там же. С. VI.

Там же. С. VI.

Гебель В. Я. Внешкольное образование в Западной Европе и Северной Америке.

М., 1899. С. 6.

Народные дома за границей // Доклад Комиссии по устройству народных чте ний и развлечений при Обществе распространения Начального образования в Ниже городской губернии, 12 марта 1902 года. Нижний Новгород, 1903. С. 5.

Там же. С. 3.

Там же. С. 12.

Кочешков Э. Тридцатилетие брюссельского Дома Народа (Письма из Брюссе ля) // Вестник кооперации. Янв. 1913. Кн. 1. С. 58.

Народные дома за границей. С. 11.

Там же. С. 17.

Янжул И. И. В поисках лучшего будущего. СПб., 1893.

Дорошкевич  Б.  К. Народный дом как центр местной общественной жизни.

Тверь, 1915. С. 9.

Данилевский В. Я. Народный Дом. Его задачи и общественное значение. С. 24.

Исаченко  В.  Г. Народные дома Петербурга // Блокнот агитатора. 1987. № 9.

С. 55.

Новое время. 13 дек. 1900. № 8908. С. 3.

Отчет о чтениях для рабочих в аудитории Э. Л. Нобеля в 1905 г. СПб., 1905.

С. 2.

Новый народный дом в Петербурге // Петербургский листок. 13 (26) апреля 1903. № 99. С. 3.

Голостенов М. Е. С. П. Мельгунов и С. В. Панина // Новый журнал. Нью-Йорк, 1957. № 48. С. 245.

Панина  С.  В. На Петербургской окраине // Новый журнал. Нью-Йорк, 1957.

№ 48. С. 163.

Там же. С. 165.

Там же. С. 166.

Отчет Лиговского Народного дома. За первое десятилетие. 1903–1913. СПб., 1914. С. 68.

Там же. С. 68.

Панина С. В. На Петербургской окраине. С. 180.

Отчет Лиговского Народного Дома. За первое десятилетие. С. 68.

Там же.

Зряхов  Н.  И. Битва русских с кабардинцами, или Прекрасная магометанка, умирающая на гробе своего супруга. Русская повесть с военными маршами и хорами певчих: В 2 ч. М., 1840.

Животов Н. Н. Макарка-душегуб. Роман из петербургской жизни. СПб., 1896.

Пастухов Н. И. Разбойник Чуркин. М., 1883–1884.

Ерыкалова И. Ее называли народной графиней // Смена. 27 июня 2000. С. 8.

Отчет Лиговского Народного Дома. За первое десятилетие. С. 68.

В. А. Луценкова Там же. С. 71.

Пономарева Е. Лиговский Народный дом графини С. В. Паниной // Трудовая помощь. Март – апрель 1906. № 3–4. С. 413.

Отчет Лиговского Народного Дома. За первое десятилетие. С. 68.

Панина С. В. На Петербургской окраине. С. 169.

Там же.

Там же.

Там же. С. 170.

Мижуев П. Г. Народные университетские дома в Лондоне. СПб., 1907. С. 23.

Панина С. В. На Петербургской окраине. С. 170.

Исаченко В. Г. Народные дома Петербурга. С. 55.

Сабурова Н. П. Благотворительность в сфере просвещения и нравственности (Петербург на рубеже XIX–XX вв.) // История Петербурга. 2003. № 6. С. 71.

Черняев В. Народный дом // Нева. 1980. № 2. С. 176.

Е. П. Два народных дома в Санкт-Петербурге // Трудовая помощь. Апрель 1901.

№ 4. С. 495.

Отчет о чтениях для рабочих в аудитории Э. Л. Нобеля в 1905 г. С. 2.

Панина С. В. На Петербургской окраине. С. 171.

Там же. С. 172.

Исаченко  В.  Г.  По Тамбовской улице // Вечерний Петербург. 15 июня 1995.

№ 106 (20568). С. 3.

Брунова  О. Дом, который построила графиня // Ленинградская правда.

1991. 17 августа. № 189–190 (23 231–23 232). С. 4.

Панина С. В. На Петербургской окраине. С. 174.

Там же. С. 175.

Новый Народный дом в Петербурге // Петербургский листок. С. 3.

Пономарева Е. Лиговский Народный дом графини С. В. Паниной. С. 411.

Новый Народный дом в Петербурге // Петербургский листок. С. 3.

Молоткова  Е.  А.  Тамбовская улица // Культурно-исторический альманах «Фонтанка»: ЦГПБ им. В. В. Маяковского / Под ред. Э. А. Рудая. СПб., 2008. № 3.

С. 25.

Новый Народный дом в Петербурге // Петербургский листок. С. 3.

Там же.

Там же.

Там же.

Гайдебуров П. П. Литературное наследие: Воспоминания. Статьи. Режиссерские экспликации. Выступления. М., 1977. С. 187.

Якобсон  А.  Г. Астрономическая обсерватория Лиговского Народного дома.

СПб., 1908. С. 3.

Отчет Лиговского Народного Дома. За первое десятилетие. С. 16.

Новый Народный дом в Петербурге // Петербургский листок. С. 3.

Гречук  Н. Дом «народной» графини // Санкт-Петербургские ведомости.

21 апреля 2001. С. 18.

История создания...

Народный дом. Социальная роль, организация, деятельность и оборудование народного дома. С приложением библиографии, типовых планов, примерного устава и первой всероссийской анкеты о народных домах. Пг., 1918.

Брунова О. Дом, который построила графиня. С. 4.

А. Э. Бекяшева УДК 929;

94(47).  А. Э. Бекяшева  КОНСТАНТИН КОНСТАНТИНОВИЧ АРСЕНЬЕВ – УЧАСТНИК ЗЕМСКОГО ДВИЖЕНИЯ В КОНЦЕ XIX – НАЧАЛЕ XX ВЕКА Константин Константинович Арсеньев — известный либерал, публицист и общественный деятель. Около тридцати лет он проработал в Петербург ском и Лужском земских собраниях. Кроме того, Арсеньев принял деятель ное участие в земском движении. Цель данной статьи заключается в том, чтобы выяснить, в каких собраниях, совещаниях и съездах принимал уча стие Арсеньев, и какую роль он сыграл в земском движении.

Земское движение, под которым понимают оппозиционное правитель ству либеральное движение, объединившее демократически настроенных земских деятелей и представителей земского «третьего элемента»1, зароди лось уже с конца 70-х гг. В октябре 1878 г. в Киеве состоялось первое со вещание черниговских земцев и украинской интеллигенции, повлекшее за собой более крупный Московский съезд 1879 г. Необходимость совещаться и съезжаться была вызвана тем, что единой организации, объединявшей под собой все земские учреждения, не было, а некоторые вопросы были столь существенны, что решить их в рамках одного земского собрания было не возможно. Согласно воспоминаниям известного деятеля Черниговского зем ства В. М. Хижнякова, съезды 1880–х были немноголюдны, в них участво вало не более 30 человек, преимущественно земцев. Кроме того, по сло вам Хижнякова, в совещаниях принимали участие и «специалисты по раз ным предметам земского ведения»2. В феврале 1893 г. и марте 1894 г.

прошли два крупных земских съезда. На них обсуждали продовольствен ные вопросы, положение крестьян, вопросы земского устройства и т. д. В целом, в 1880–1890-х гг. земское движение не было мощным.

С начала XX в. земское движение стало набирать силу и в итоге выли лось в создание «Союза земцев-конституционалистов» и «Союза Освобож © А. Э. Бекяшева Константин Константинович Арсеньев...

дения». Параллельно деятельности этих организаций (с 1903 и 1904 гг. соот ветственно) проводились съезды земских и городских деятелей, объединив шие членов Союзов и либеральных представителей общественности.

К. К. Арсеньев принимал участие в земском движении уже с 1880-х гг. как член частных собраний земских деятелей. В 1883 г. в Петербурге был создан Земский кружок, в который вошли около 40 человек. В числе его участни ков были К. К. Арсеньев, Ф. И. Родичев, Д. Д. Протопопов, В. Ю. Скалон и др. Кружок занимался изучением земского дела. Исследователь земско го движения Н. М. Пирумова считает, что этот кружок, который согласно воспоминаниям одного из участников закрылся в 1890 г., продолжал свою работу и в 1890-е гг. Утверждая это, исследователь ссылается на дневник К. К. Арсеньева, в котором указано, что «беседы» продолжались, но встре чи проходили уже не в Петербурге, а в Москве4.

Н. Ф. Гриценко также пишет о Земском кружке, но его существование ведет от 1888 г. Он указывает на цель создания кружка: изучение земского дела для «подготовки будущих работников по разным отраслям дела». Так же, как и Пирумова, упоминает имена Арсеньева, Скалона, Протопопова, но пишет о 1890 г. как о годе закрытия кружка5. Вероятно, мнение Пирумовой больше соответствует действительности, поскольку оно опирается на днев ник участника кружка – Арсеньева.

Согласно Пирумовой, Арсеньев не только ездил в Москву на «земские беседы», но и «сам собирал у себя многочисленную аудиторию…, перед ко торой выступал с докладами весь цвет тогдашней петербургской интелли генции» 6. Земские встречи в Петербурге проходили чаще всего у Арсеньева7.

В них участвовали как земские деятели, так и те, кто не работал в органах местного самоуправления, что позволило Пирумовой сделать следующий вывод: «К. К. Арсеньев был одной из главных фигур, через которых зем цы объединялись со столичной интеллигенцией»8. Сам Арсеньев называл встречи «земскими совещаниями» и писал, что с самого начала (т. е. с пер вой половины 1890-х гг.) был их «давнишним участником»9. На мартовском совещании 1894 г. К. К. Арсеньев даже был выбран председателем, однако отказался от своих полномочий и отдал председательство Ф. И. Родичеву10.

В 1895 г. представители столичной интеллигенции и земцы, в число ко торых вошли К. К. Арсеньев, М. М. Стасюлевич, С. А. Венгеров, Н. К. Ми хайловский и др., предприняли попытку устроить «съезд представителей земств, либералов и конституционалистов». Итогом съезда должно было стать соглашение между земскими деятелями и деятелями либерального и конституционного лагеря. Предполагалось создать «Земскую лигу», «нала дить за границей издание ее органа – журнала «Свободное слово», подго А. Э. Бекяшева товить всеподданнейший адрес … и добиться от него [Николая II] созы ва собрания земских людей». Согласно сведениям Департамента полиции, группа уже провела несколько собраний и начала переписку с земствами.

Серьезных результатов тогда не достигли, хотя сама попытка объединить усилия земских и неземских либералов примечательна11, и работа в этом на правлении продолжалась.

В 1899 г. Арсеньев дважды посетил Москву и оба раза принял участие в совещаниях земских деятелей, в которых были и будущие члены кружка «Беседа»12. Н. М. Пирумова называет Арсеньева в числе членов «Беседы»:

«В среде собеседников оказались все ведущие журналисты: К. К. Арсеньев, Д. И. Шаховской, Д. Н. Шипов, Н. С. Волконский, Н. Н. Львов»13. В других исследованиях подтверждения участия Арсеньева в кружке нет. «Беседы»

устраивались на протяжении шести лет (с 1899 по 1905 гг.), и, несмотря на то, что кружок прямой связи с земскими съездами не имел, он влиял на ход работы съездов и их общую направленность14.

Первый общеземский съезд прошел в Москве в мае 1902 г.. В опублико ванном списке его участников имени Арсеньева нет15, следовательно, уча стия в нем Константин Константинович не принимал. В том же 1902 году в ряде губерний стали распространяться два письма-листовки. Первое – за подписью «Старые земцы», второе – за подписью «Старые земцы. Груп па освобождения». В число «староземцев» вместе с П. Д. Долгоруковым, Г. Е. Львовым, В. Д. Кузьминым-Караваевым, Д. И. Шаховским и др. вхо дил и К. К. Арсеньев. На данный момент сложно оценить участие Арсе ньева в составлении этих писем. «Староземцы» в письмах призывали своих коллег выдвинуть на ближайших земских собраниях ряд требований, кото рые включали требования свободы печати, уничтожения административно го произвола и др. Они утверждали, что страна переживает политический кризис, и высказывались в пользу всенародного государственного земского представительства. По мнению К. Ф. Шацилло, «призывы староземцев так и остались бы похороненными в земских собраниях и архиве департамента полиции», если бы не заграничный журнал «Освобождение», в котором они нашли свое отражение16.

24–25 апреля 1903 г. в Петербурге состоялось общеземское совещание, в котором принял участие и Арсеньев. Совещание проходило под председа тельством кн. Д. И. Шаховского. На нем присутствовали Д. Н. Шипов и Д. И. Пет рункевич 17 и еще 24 человека, в том числе и представители от 17 гу бернских земских управ18. В первый день обсуждался вопрос о возможности разрешения легального созыва земских съездов. Во второй день совещания на повестку были поставлены два вопроса: об отношении земства «к пред Константин Константинович Арсеньев...

стоящим законодательным работам, касающимся местной жизни» и о харак тере участия представителей губернских управ в министерских совещаниях по различным вопросам. К. К. Арсеньев предложил подать ходатайство «о приглашении представителей земств по выбору губернских земских собра ний в центральные государственные учреждения при выработке законопро ектов местной реформы». Его предложение поддержали П. А. Гейден и И. И. Петрункевич, и оно было расширено: земские представители должны были привлекаться к разработке всех законопроектов. Однако, по итогам прове денного голосования 15 голосами против 13 предложение Арсеньева было отвергнуто19.

В 1904 г. Организационное бюро земских съездов20 решило созвать в Москве съезд, посвященный исключительно земским вопросам. Однако министр внутренних дел П. Н. Святополк-Мирский предложил земцам со браться в Петербурге. Позже, в ноябре 1904 г., Николай II велел перенести съезд на конец января, время, когда заканчивают работу губернские земские собрания21. Вероятно, существовало опасение, что земцы на съезде вырабо тают определенную тактику оппозиционных действий и попытаются про толкнуть ее в собраниях. К. Ф. Шацилло причиной переноса съезда видел тот факт, что Николая II не устраивал состав приглашенных на него лиц и 6-й пункт повестки съезда, который гласил: «Общие условия, не благопри ятствующие правильному развитию нашей земско-государственной жизни, и желательные в ней изменения»22. Как бы то ни было, после долгих пере говоров со Святополк-Мирским, Д. Н. Шипову «удалось получить не разре шение собраться в частной квартире, без допуска публики и представителей печати, а обещание, что если земцы соберутся, то полиция их не разгонит»23.

Частное совещание прошло в Петербурге 6–9 ноября 1904 г. До этого про ходили подготовительные собрания. П. И. Шлемин в статье, анализирую щей дневник К. К. Арсеньева, указывал на записи, из которых следует, что в октябре 1904 г. Арсеньев выступал на собраниях в Тенишевском училище, посвященных предстоящему в ноябре земскому съезду. Шлемин отмечал, что «по вопросам личной неприкосновенности, распространения земства на всю Россию, реформы городского управления и расширения компетенции земства Арсеньев отстаивал более сдержанную редакцию главного ходатай ства, ратуя за участие в законодательной деятельности, а не власти»24.

Заседания ноябрьского совещания в Петербурге проходили на квартирах И. А. Корсакова, А. Н. Брянчанинова, В. Д. Набокова (6, 7 и 8 ноября соответ ственно25) и в Тенишевском училище. Председательствовали Д. Н. Шипов, князь Г. Е. Львов, И. И. Петрункевич;

всего на совещании присутствовали 105 делегатов от 33 губерний. Петербургское губернское земское собрание А. Э. Бекяшева и управа были представлены К. К. Арсеньевым, В. П. Марковым, В. Д. На боковым и др.26 Председатель Валуйской уездной земской управы (Воро нежская губерния) Р. Ю. Будберг писал о съезде: «здесь были несомненно лучшие земские силы всей России, представители науки и литературы, была целая серия ораторов, но обсуждения велись, по наружности, совершенно спокойно, деловито;

правда, мне приходилось видеть, как у опытных орато ров дрожали руки, но голос был ровен, мысль спокойна и ясна, политиче ский задор отсутствовал;

чувствовалось, что основные положения не только продуманы, они прочувствованы, пережиты, вошли в плоть и кровь и что такое спокойное обсуждение деталей возможно только тогда, когда суще ствует полная уверенность в непоколебимости основных принципов»27.

Задачи съезда были следующие: дать общую оценку политическому по ложению в стране, довести свое мнение до императора и распространить его в земской среде, добившись поддержки решений съезда на очередных губернских собраниях28. По ходу работы съезда множество прений вызвал проект программы Организационного бюро об изменении государственного устройства и принятии конституции. В них принял участие и К. К. Арсе ньев. Так, он утверждал, что необходимо дополнить положение об обеспе чении прав личности и ввести в него тезис о том, что никто не может быть лишен свободы и подвергнут обыску без решения суда. Также Арсеньев вы ступил за отмену чрезвычайных правил, «ограничивающих существующие коренные законы». Члены совещания согласились с Арсеньевым и поста новили внести его поправки в положение29. В следующем заседании Арсе ньев высказался за включение в решения съезда тезисов о распространении земства на территорию всей России, о расширении компетенции земства «до пределов ведения всех местных польз и нужд» и о распространении этих ре шений на городские общественные учреждения. Совещание приняло его до полнения и включило их в окончательный вариант основных положений30.

В итоге четырехдневной работы съезд выработал 11 положений поста новления и резолюцию. В положениях было отмечено разобщение прави тельства и общества, их взаимное недоверие, не последнюю роль в котором сыграла бюрократия. Утверждалась необходимая близость между прави тельством и обществом, провозглашались демократические права и свободы и личное равенство граждан. Отдельное положение было посвящено зем ским и городским органам самоуправления. В нем отвергалась сословность земства, утверждалась мелкая земская единица, компетенция земств должна была быть расширена на весь круг местных нужд и, помимо этого, провоз глашалась «устойчивость и самостоятельность» земских и городских уч реждений31. Резолюции были разосланы по земствам в рукописных копиях32.

Константин Константинович Арсеньев...



Pages:     | 1 || 3 | 4 |   ...   | 7 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.