авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:   || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 7 |
-- [ Страница 1 ] --

№ 1 (20)

ВЕСТНИК

2011

Дальневосточного

юридического института

Министерства внутренних дел

Российской Федерации

_

_

Выходит с 2001 г. СОДЕРЖАНИЕ два раза в год Актуальная тема Учредитель и издатель – Рефлексивная модель учебного процесса (межвузов Дальневосточный ский «круглый стол») / 3 юридический институт Министерства внутренних дел Российской Федерации Научные сообщения Вязов А.Л. О соотношении принципа справедливости с дру Редакционная коллегия: гими основополагающими началами правоприменения / Авдеева О.А. Становление механизма правового регули Главный редактор рования использования рабского труда в национальной А.С. Бахта, системе права / канд. юрид. наук, доцент Мотрович И.Д. Механизм административно-деликтного поведения / Заместитель главного Чернобродов Е.Р. Из истории развития психологических редактора В.А. Гусев, знаний о делинквентном поведении несовершеннолет канд. юрид. наук, доцент них / Ответственный секретарь Теория и практика правоохранительной деятельности А.А. Осадчий Гусев В.А. Проблемы законодательного регулирования процедуры проведения оперативно-розыскных мероприя Члены редколлегии:

тий, ограничивающих конституционные права и свободы А.Н. Бабай, канд. юрид. наук, профессор личности / В.Н. Бойко, д-р юрид. наук, профессор Криминология Н.Н. Дерюга, Галкин Д.В. Территориальные различия преступности в д-р юрид. наук, профессор административных округах города Хабаровска / Л.Н. Древаль, Швец А.В. Взаимодействие органов внутренних дел и д-р юрид. наук, доцент общественных организаций по предупреждению мошен Н.Н. Егоров, ничеств, совершаемых женщинами / д-р юрид. наук, профессор (г. Москва) Криминалистика В.В. Кулыгин, д-р юрид. наук, профессор Жердев П.А. Преступления, связанные с подделкой или Н.Е. Мерецкий, уничтожением идентификационного номера транспорт д-р юрид. наук, профессор ного средства, как объект криминалистического исследо Н.М. Тюкалова, вания / канд. юрид. наук, доцент Степанов М.Е. Концептуальные основы понимания при В.А. Шабалин, роды инсценировки как способа сокрытия убийства в си д-р филос. наук, профессор стеме противодействия расследованию / Н.А. Шабельникова, Государственное управление:

д-р ист. наук, профессор вопросы совершенствования (г. Владивосток) Паршута В.В. Полномочия органов государственной И.М. Антонов, власти в области управления лесами / канд. юрид. наук, доцент Д.А. Баринов, Гражданское право канд. юрид. наук, доцент Кукушкин С.Н. Особенности участия иностранных ин М.Н. Зинятова, весторов в некоторых гражданских правоотношениях / канд. филос. наук, доцент В.Ф. Лигута, Развитие взаимодействия между учебными заведени канд. пед. наук, профессор ями МВД России и общественностью в сфере защиты М.А. Макаренко, и обеспечения прав человека канд. юрид. наук Материалы «круглого стола»

Волков К.А. Проблемы повышения эффективности взаи Редактор модействия общественных организаций и ДВЮИ МВД Е.Ю. Колобанова России в сфере обеспечения прав человека / Корректор Н.Б. Хохлова Еремина И.С. Преподавание дисциплин государственно правового цикла как средство развития уважения прав и Журнал зарегистрирован свобод человека сотрудниками органов внутренних дел / Федеральной службой Семикина М.С. Взаимодействие органов внутренних дел по надзору в сфере связи, и общественных организаций по профилактике эксплуа информационных технологий тации детей / и массовых коммуникаций.

Кушнир М.А. Взаимодействие правоохранительных ор Свидетельство ганов и общественности в сфере противодействия кор ПИ № ФС77- рупции / от 5 ноября 2009 г.

Тюкалова Н.М., Карпенко Т. Взаимодействие погра Публикуемые материалы ничных органов с органами внутренних дел, юридиче отражают точку зрения автора, скими и физическими лицами в сфере охраны Государ которая может не совпадать ственной границы РФ / с мнением редколлегии Полянская М.П. Виктимологическая профилактика сек суальной эксплуатации как фактор обеспечения прав и Плата с авторов за публикацию свобод человека / рукописей не взимается.

Рукописи не возвращаются Проблемы высшей школы Дьяченко Е.А. Использование технических средств обу Подписано в печать 24.06.2010 г.

чения в учебно-воспитательном процессе / Бум. офис. Формат 60х84 1/8.

Усл. печ. л. 17,90.

Зарубежный опыт Уч.-изд. л. 12,32.

Филиппов В.В. Роль общественных формирований США Тираж 500 экз. Заказ № 22.

и Канады в обеспечении общественного порядка и борьбе Цена свободная с преступностью / Зарубин А.А., Остяков С.Г. Система органов правопри Дальневосточный юридический институт МВД России. менения Соединенных Штатов Америки, участвующих в Организационно-научный борьбе с незаконным оборотом наркотиков / и редакционно-издательский отдел. Трибуна молодых ученых Участок оперативной Васильева Н.Л. Мировая практика отношения к цыганам полиграфии.

как национальным меньшинствам / 680020, г. Хабаровск, Завьялова С.Л. К вопросу о соотношении администра пер. Казарменный, 15.

тивного процесса и финансового контроля / Электронный адрес редакции:

Страницы истории e-mail: redactor80@gmail.com Милежик А.В. «Родина требует себе служения…» (па Тел. (4212) 21-56- мяти П.А. Столыпина) / Тел./факс: (4212) 23-77- Есть мнение… © Дальневосточный юриди Салтыков К.Г. Признание животных источником повы ческий институт МВД РФ, шенной опасности: pro et contra / Вестник ДВЮИ МВД России. 2011. № 1 (20) Актуальная тема Рефлексивная модель учебного процесса (межвузовский «круглый стол») 18 мая 2011 г. в Дальневосточном юридическом институте МВД России со стоялся межвузовский «круглый стол», организованный кафедрой социально гуманитарных и экономических дисциплин. На форуме обсуждались проблемы современного образования, вопросы рефлексивного обучения, роль рефлексии в становлении личности студента (курсанта), развитие рефлексивной культуры.

В дискуссии приняли участие ученые и преподаватели Дальневосточного юридического института МВД России, Хабаровского пограничного института ФСБ России, Дальневосточного филиала Российской академии правосудия, Даль невосточного государственного гуманитарного университета.

Вестник ДВЮИ МВД России. 2011. № 1 (20) Елена Евлампиевна Аурелене, профессор кафедры ХПИ ФСБ России, док тор исторических наук, профессор, о стратегии образования в высшей школе.

Системы образования наиболее развитых стран мира в последние десять двадцать лет перешли к новому этапу, который характеризуется изменением:

- отношения к знаниям, умениям и навыкам как приоритетной цели образо вания;

это место начинают занимать ценности мышления, творчества, компетент ностей личности;

- традиционных подходов к его содержанию – переход к сообразному с со временным уровнем развития общества компетентностному подходу;

- иерархии целей образования: интегративные цели обучения доминируют над предметными, деятельностный подход вытесняет преподносящий;

- образовательных ценностей и смыслов: не «вы должны выучить и воспро извести…», а «мы поможем вам овладеть и применить…»;

- характера педагогических отношений: авторитаризм уступает место со трудничеству, вдалбливание знаний «сверху» – партнерству в познании и дея тельности.

Российское образование реформируется в соответствии с мировыми тенден циями, происходит дальнейшее развитие: предлагаются иное содержание, новые подходы, новое право, новые отношения, новое поведение.

Сегодня в образовании провозглашены принципы гуманизации, демократи зации, развития, вариативности, которые дают педагогическим коллективам учебных заведений возможность выбирать и конструировать педагогический про цесс по своей модели, учитывающей региональные и местные условия. Прогресс образования идет в направлении разработки различных вариантов его содержа ния, поиска и научного освоения новых идей и технологий, использования воз можностей современной дидактики и теории воспитания в повышении эффектив ности образовательных структур.

Сегодня формируется новый педагогический менталитет. Формула «образо вание на всю жизнь» заменяется формулой «образование через всю жизнь». Со держание образования обогащается новыми процессуальными умениями, разви тием способностей оперирования информацией. Методы обучения обогащаются творческим решением проблем науки и рыночной практики с акцентом на инди видуализации образовательных программ. Информационно-телекоммуникацион ные средства обучения и воспитания охватывают все большее образовательное пространство. Личностно-ориентированное взаимодействие учителя с учениками становится важнейшей составляющей педагогического процесса. В воспитании взят ориентир на общечеловеческие духовные ценности, становление нравствен ного облика выпускника. Происходит дальнейшая интеграция образовательных факторов: школы, семьи, средств массовой коммуникации, микро- и макросоциу ма. Увеличивается роль науки в создании педагогических технологий, адекватных уровню общественного развития.

Вхождение России в мировое образовательное пространство сталкивается со многими трудностями: социальными, политическими, экономическими и други ми. Процессы модернизации образования не поспевают за требованиями времени.

Вместе с тем в современном российском образовании накоплен огромный потенциал: достижения психолого-педагогической науки и опыт педагогических инноваций, авторских школ и учителей-новаторов, результаты психолого педагогических исследований постоянно требуют обобщения и систематизации.

Вестник ДВЮИ МВД России. 2011. № 1 (20) Виктор Александрович Шабалин, профессор кафедры ДВЮИ МВД Рос сии, доктор философских наук, профессор, о рефлексивной модели учебного процесса как переходе от элементарного уровня к научному.

Термин «рефлексия» включает в себя два смысла: в одном случае означает «отражение», в другом – «обращение назад». Главное в методике рефлексивности – «уход в сторону» и критический анализ своей мыслительной деятельности по решению ранее (как правило) исследуемой проблемы. Рефлексивная методика предполагает преодоление трудностей, в том числе и заведомо непреодолимых. В данном случае преподаватель оценивает не результат решения проблемы (он бу дет отрицательным), а способы поисковой деятельности в этом решении, поощряя нетрадиционные творческие «ходы».

Следует избегать культа знаний, поскольку не всякое знание достигается творческим путем. Одновременно надо освободить «незнание» от негативной оценки. Не следует путать сократовское «незнание» с невежеством и безграмот ностью. Из незнания рождается знание, причем инновационное.

Рефлексия неоднородна по качественному составу. Выделяют элементар ную, научную, философскую рефлексию. Рефлексивная модель учебного процес са предполагает переход обучающихся от элементарного уровня рефлексивности к научному. Рефлексивная методика сегодня успешно используется в деятельно сти органов внутренних дел (антитеррористическая борьба, алгоритм расследова ния преступлений и др.).

На наш взгляд, не стоит абсолютизировать методику рефлексивного обуче ния, это один из возможных, хотя и весьма перспективных способов творческого обучения.

Татьяна Николаевна Кочеткова, доцент кафедры ДВГГУ, кандидат пси хологических наук, о роли рефлексии в становлении субъектной позиции лич ности в процессе обучения в вузе.

В настоящее время получение высшего образования является нормой жизни, но не ценностью, как это было в советское время. Изменения в отношении обще ства к «взращиванию» компетентных специалистов вызваны кардинальными трансформациями в национальном самосознании на фоне духовного моратория.

Вместе тем современные взгляды на личность и ее профессиональное становле ние нередко отличаются эклектичностью, что отражается в некритичном совме щении прежних подходов исследователей с новыми воззрениями.

С нашей точки зрения, подобные сложности в образовательном процессе имеют как объективные, так и субъективные причины. К первым относятся:

- возможность получения образования на коммерческой основе, что уже не предполагает критический отбор абитуриентов и нередко становится причиной для формирования группы интеллектуально пассивных обучаемых;

- теоретизированный характер преподнесения профилирующих предметов в ущерб практико-ориентированному;

- уровень профессиональной подготовки преподавателя;

уровень зарплаты педагога;

- преобладающий в образовательном процессе субъект-объектный характер взаимоотношений, при этом, когда в роли объекта выступает обучающийся, усу губляется его дистанцированная позиция как от получаемых знаний, так и от пе дагога. В последнее время объектная позиция навязывается и педагогу во взаимо отношениях с руководством и со студентами, если последние недовольны каче ством педагогической деятельности (поэтому невозможно формировать субъект ность у обучаемых, когда этим качеством не обладает сам педагог).

Вестник ДВЮИ МВД России. 2011. № 1 (20) Субъективные причины коренятся как в личности педагога, так и обучаемо го. Первичным условием включенности педагога в деятельность является его мо тивация, умение получать удовольствие от самой выполняемой работы. Немало важную роль в продуктивной организации образовательного процесса играет стиль общения педагога с обучаемыми, умение посмотреть на учебную ситуацию отстраненно и непредвзято (рефлексивно), что становится основанием для фор мирования у обучающихся ощущения психологической безопасности (комфорта), возможности и желания открыто проявлять свое мнение при обсуждении учебно го материала, исчезновения страха перед группой и педагогом, возникающего из за дискомфортного ощущения выглядеть «хуже других».

Таким образом, рефлексивный педагог, познавая собственные проблемы, анализируя их суть, опираясь на стремление понять их глубину и возможность эффективного разрешения, являясь для себя и окружающих «раненым целите лем», «врачует души» нового поколения.

Надежда Петровна Долгих, доцент кафедры ДВГГУ, кандидат педагоги ческих наук, доцент, о рефлексии культуры как основе безопасности професси ональной деятельности педагога.

Существуют разные определения понятия рефлексии, даваемые исследова телями при разработке проблематики рефлексии в той или иной области психоло гии. Важным моментом является то, что они в своей совокупности определяют многообразие содержаний, выступающих в качестве предметов, на которые мо жет быть направлена рефлексия.

Субъект может рефлексировать: а) свои представления о другом человеке или группе людей как коллективном субъекте;

б) образ своего "Я";

в) собствен ные знания об объекте и способы действия с ним. В первом случае рефлексия вы ступает для исследования в коммуникативном аспекте, во втором – в личностном, а в третьем – в интеллектуальном.

На фоне интенсивного роста современных экспериментальных исследова ний рефлексивно-смысловых аспектов психических процессов, а также на основе имеющихся прецедентов систематизации проблематики психологии рефлексии актуальной становится проблема обобщения результатов изучения роли рефлек сии в функционировании психических образований. Появляется потребность рас смотрения рефлексии с позиции ее культурообразующего механизма.

Рефлексивная культура – это возможность человека приблизиться к той гра нице самоактуализации, которая для него является предельной для конкретного хронотопа ситуаций.

Особенности развития рефлексивной культуры личности находятся в тесной взаимосвязи с уровнем, динамикой и адекватностью притязаний. При этом глав ная функция рефлексии – в соотнесении и гибком урегулировании этого соотно шения предъявленных требований ситуации и реальных возможностей субъекта.

Егор Александрович Дьяченко, старший преподаватель ДВЮИ МВД Рос сии, кандидат педагогических наук, о рефлексивной деятельности как педаго гическом условии гражданского и профессионального самосовершенствования курсантов и слушателей ДВЮИ МВД России.

Рефлексия – одно из условий успешной воспитательной деятельности. В воспитательной деятельности рефлексия является частью и связующим звеном двух процессов: развития своих способностей и совершенствования функцио нально-ролевых, групповых норм, регулирующих поведение сотрудников ОВД.

Вестник ДВЮИ МВД России. 2011. № 1 (20) Воспитательный процесс надо выстроить таким образом, чтобы в его рамках курсанты и слушатели чувствовали себя свободными. Это возможно при соблю дении следующих условий:

- главным в учебно-воспитательном процессе является не информация, а са ма личность обучающегося со своим индивидуальным набором качеств;

- воспитательную деятельность необходимо строить исходя из потребностей общества с учетом внутренних возможностей курсантов и слушателей. Для этого необходимо создавать такие педагогические ситуации, которые помогли бы им осознать эти возможности и реализовать их;

- для осознания самого себя, становления своей личности, осуществления процесса саморазвития и самосовершенствования надо постепенно учить курсан тов и слушателей производить рефлексию, то есть постоянно анализировать свои действия в профессиональной и обычной жизни;

- преподаватель должен тщательно отбирать и обрабатывать фактический материал для занятий, при помощи которого курсанты и слушатели познают и со вершенствуют свои способности;

- преподаватель должен уважать своих воспитанников, безусловно прини мать ценность человеческой личности, строить отношения с ними как с людьми, имеющими свое личное отношение к тем или иным проявлениям профессиональ ной, личной и общественной жизни.

Для реализации этих условий преподаватель должен уметь организовывать такие педагогические ситуации, которые позволили бы учащемуся развивать свои способности и работать над их совершенствованием.

Марина Николаевна Ковалева, доцент кафедры ДВГГУ, кандидат психо логических наук, доцент, о рефлексии в саморегуляции функциональных состо яний в процессе подготовки и реализации публичного выступления.

Механизм саморегуляции основан на иерархическом разделении управляю щих и контрольных функций личности, благодаря чему человек, выступая в каче стве субъекта деятельности и осуществляя свою управляющую функцию, в то же время относится к самому себе, как к объекту управления, как к исполнителю, действия которого он должен направить и организовать с помощью тех или иных средств.

Особенно важна рефлексия в ситуации публичного выступления. Под пуб личным выступлением понимают особую форму деятельности в условиях непо средственного общения с аудиторией, когда один человек как бы противопостав ляется множеству зрителей.

Ситуация публичного выступления рассматривается как напряженная, по тенциально стрессогенная. Страх публичного выступления в той или иной степе ни испытывает большинство людей, и преодоление, пожалуй, одного только этого страха позволило бы сотням и тысячам людей выступать уверенно и с удоволь ствием.

Следует отметить, что тревога не всегда наносит ущерб качеству выступле ния. Определенная степень эмоционального возбуждения обычно благотворно влияет на выступление. Для понимания обстоятельств, при которых уровень ак тивации может превысить максимально приемлемый, следует учитывать три ос новные группы факторов:

1. Характерологическая тревожность исполнителя, то есть конституцио нальная или приобретенная склонность испытывать тревогу в ситуациях социаль ной напряженности. Высокий уровень характерологической тревожности может объясняться либо повышенной реактивностью симпатической нервной системы, Вестник ДВЮИ МВД России. 2011. № 1 (20) либо низкой самооценкой, либо комбинацией обоих этих факторов в той или иной пропорции.

2. Достигнутая степень мастерства. Если задача исполнителя проста или ес ли исполнитель настолько хорошо подготовлен, что выступление не связано для него ни с какими реальными трудностями, то срыв из-за высокого уровня актива ции менее вероятен, чем в случае со сложной задачей или плохой подготовкой к ее выполнению.

3. Степень ситуационного стресса. Превышение оптимального уровня акти вации быстрее достигается в ситуациях, где велика социальная напряженность или давление среды (например, на прослушиваниях, конкурсах или на важных выступлениях перед публикой).

Фатима Арчиловна Рюмина, старший преподаватель ДВЮИ МВД России, о рефлексии в духовно-нравственном становлении личности.

Прежде всего следует отметить сложность определения лексической кон струкции «духовно-нравственное», «духовно-нравственное становление», в кото рой наибольшие трудности вызывает понятие «духовность».

На наш взгляд, к личностным качествам, характеризующим духовность, от носятся:

- особая система ценностей личности, в которой высшую ступень иерархи ческой лестницы занимают ценности общечеловеческие, или, используя термино логию А. Маслоу, ценности Бытия: Жизнь, Истина, Добро, Красота, Справедли вость, ставшие личностными потребностями и мотивами поведения;

- «другодоминантность» как принцип взаимоотношений человека с миром и обществом. Принятие личностью этого принципа означает преодоление эгоцен тризма и переориентацию личности на Другого;

- особенность эмоциональной сферы, которая проявляется в способности к длительным и ярким «высшим переживаниям» – эмоционально сильным чув ствам, сопровождающим восприятие прекрасного, возвышенного, трагического, героического, то есть тех феноменов, в которых и раскрываются ценности Бытия.

Качественной характеристикой духовной личности следует назвать активи зацию рефлексивных процессов. В аспекте духовно-нравственного становления личности рефлексия понимается как направленность на осмысление своего соб ственного «Я» и «Я-Другого».

Рефлексия является необходимым условием духовно-нравственного станов ления личности и одновременно источником духовно-нравственного саморазви тия. Рефлексия играет значительную роль в формировании и становлении всех вышеперечисленных характеристик духовности.

В целом духовно-нравственная сфера непосредственно связана с феноменом совести, которая понимается как внутренний ценз для оценки поступков, оценки эмоционально окрашенной. Совесть является не чем иным, как рефлексией в ко ординатах добра и зла.

Следует отметить, что именно в юношеском возрасте происходит активное развитие нравственного сознания, духовно-нравственной сферы личности. По этому в учебном процессе в высшей школе одной из значимых задач духовно нравственного воспитания является побуждение к рефлексии, формирование опы та рефлексивной деятельности. Для этого можно использовать определенные ме тоды и приемы: создание проблемных ситуаций ценностного выбора;

диалоги и дискуссии, активизирующие рефлексивные процессы;

обращение к личному опы ту обучающихся, к их эмоциональной памяти и т.д.

Вестник ДВЮИ МВД России. 2011. № 1 (20) Марина Николаевна Зинятова, начальник кафедры ДВЮИ МВД России, кандидат философских наук, доцент, о экстериоризации философского знания:

pro et contra.

Термин «экстериоризация философского знания» введен в научный обиход французским философом-постмодернистом Ж.Ф. Лиотаром и расшифровывается как «перевод знания в информацию или Слова – в Образ», переход от Слова к Об разу, от книжной – к визуальной или экранной культуре.

Все нынешние компьютерные и интернет-сетевые технологии, несмотря на их мультимедийность, в сущности своей визуальны. Движение в сторону Образа, конечно же, неоднозначно. Развитие личности и эффекты виртуальных коммуни каций в современных сетевых пространствах становятся предметом бурных дис куссий, культурных оценок, пессимистичных прогнозов. Однако все это является современной реальностью. Мы понимаем, что этот процесс необратим, что циф ровые компьютерные технологии усиливают естественные функциональные воз можности человека, где голос и глаз превращаются в активно развивающиеся функции, приобретают новое качественное значение. Но этот процесс несет с со бой горечь расставания со словом, которое в форме книги было и остается симво лом культуры, как таковой. «Счастливый труд души» заменяется погружением в механическую реальность.

Как себя вести в этой ситуации гуманитариям, лингвистам, обществоведам?

Разумнее в нем творчески участвовать или бунтовать по каким-то позициям?!

На наш взгляд, альтернативой «экстериоризации знания» является возвра щение интереса (например, через Интернет) к теоретическому мышлению, «воз вращение к оригиналам» – к классическим теоретическим текстам, по содержа нию которых можно организовать плодотворные дискуссии.

Интернет может послужить средством, позволяющим выстраивать мысли тельно-позиционный тип коммуникации (как это делается в университетах Фран ции).

Юлия Георгиевна Кожина, заведующая кафедрой ДВЮИ МВД России, кандидат педагогических наук, доцент, об опыте работы по получению обрат ной связи в преподавании дисциплины «Русский язык в деловой и процессуаль ной документации».

Профессиональная направленность программы курса «Русский язык в дело вой и процессуальной документации» очевидна. Будущие юристы не только изу чают теоретический материал, но и получают представление о современных тен денциях развития гуманитарного знания, расширяют кругозор и формируют про фессиональное мировоззрение.

Преподаватель ставит перед собой многие педагогические задачи: привитие нравственных форм поведения, развитие навыков эффективного общения как способа достижения личностной стабильности, жизнеустойчивости. Предметом научного педагогического эксперимента становится изучение рефлексии, получе ние обратной связи, анализ результатов которой может повлиять на эффектив ность преподавания дисциплины, анализ того, как удался процесс прохождения дисциплины и какую субъективную удовлетворенность он оставил у курсантов.

Курсантам предлагается по десятибалльной шкале обозначить субъективную удо влетворенность исходными знаниями по русскому языку, удовлетворенность тео ретической и практической подготовкой в процессе изучения предмета, указать значимость дисциплины в профессии, оценить помощь преподавателя, общение с преподавателем на занятиях и общение в группе. Анализ этих данных позволяет корректировать планирование и организацию учебного процесса в будущем и, кроме того, прививать курсантам навыки рефлексии и самокритичности.

Вестник ДВЮИ МВД России. 2011. № 1 (20) Татьяна Ивановна Бровкина, доцент кафедры ДВЮИ МВД России, канди дат экономических наук, доцент, о технологии коллективного обучения в учеб ном курсе «Теневая экономика».

На семинарах по теневой экономике закрепляются и углубляются теорети ческие и практические знания, полученные курсантами на лекции и в процессе их самостоятельной работы, теоретический материал увязывается с практической деятельностью органов внутренних дел, воспитываются необходимые профессио нальные качества, формируются навыки публичных выступлений, анализа эконо мической и правовой информации, проблемных ситуаций.

В практике преподавания дисциплины «Теневая экономика» на семинарах могут быть использованы методы, позволяющие обеспечить исследовательский характер учебно-познавательной деятельности, связанные с выполнением курсан тами творческих заданий в процессе внеаудиторной самостоятельной работы.

Применение этих методов возможно в рамках технологии коллективного обучения.

Необходимость использования технологии коллективного обучения обу словлена несколькими обстоятельствами. Во-первых, широкой проблематикой вопросов, заявленных в планах семинаров, и осознанием потребности в их изуче нии для расширения кругозора и успешной адаптации в меняющейся профессио нальной среде в будущем. Во-вторых, преобладанием семинаров над лекционны ми занятиями. В-третьих, отказом от представления, будто студент (курсант) вы ступает в роли объекта педагогического воздействия.

Технология коллективного обучения основывается на нескольких принци пах. Первым принципом является ответственность курсанта не только за резуль тат собственной теоретической подготовки, но и за результаты других курсантов в учебной группе. Другой принцип состоит в том, что каждый курсант с помо щью членов своего учебного коллектива получает возможность расширить свои познания в определенной области. Третий принцип предполагает демонстрацию каждым курсантом результатов своей работы в той или иной форме (например, в форме информационного сообщения, реферата, схемоконспекта, мультимедийных презентаций).

Особенность данной технологии видится также в том, что каждый курсант, выполнивший определенную часть общего задания, испытывает себя в роли пре подавателя и пробует при этом наладить социальное взаимодействие в группе.

Кроме того, у него появляется возможность оценить свою работу и наметить пути ее совершенствования. Технология коллективного обучения позволяет поощрять творческий подход и самостоятельность в решении учебных задач, отрабатывать навыки систематизации информации, сочетать индивидуальный подход в обуче нии с развитием сотрудничества и партнерских отношений. Ее применение спо собствует развитию курсантов в профессиональном и нравственном отношениях.

Отбор оптимальных, рациональных, результативных методов обучения яв ляется частью технологии обучения. Технология обучения учитывает при кон кретной организационной форме занятий характер деятельности и способ взаимо действия субъектов учебного процесса (например, преподавателя и курсанта, пре подавателя и группы курсантов или слушателей).

Надежда Владимировна Прокопцева, преподаватель ДВЮИ МВД России, кандидат педагогических наук, о принципах и условиях самообразования педагогов.

Совершенствование качества обучения и воспитания напрямую зависит от уровня подготовки педагогов. Неоспоримо, что этот уровень должен постоянно расти, и в этом случае эффективность различных курсов повышения квалифика ции, семинаров и конференций невелика без процесса самообразования препода вателя.

Вестник ДВЮИ МВД России. 2011. № 1 (20) Самообразование – целенаправленная познавательная деятельность, управ ляемая самой личностью;

приобретение систематических знаний в какой-либо об ласти науки, техники, культуры, политической жизни и т.п.

Самообразование педагога есть необходимое условие для его успешной профессиональной деятельности. Общество всегда предъявляло и будет предъяв лять к преподавателю самые высокие требования. Для того чтобы учить других, нужно знать больше, чем все остальные. Педагог должен знать не только свой предмет и владеть методикой его преподавания, но и иметь знания в близлежащих научных областях, различных сферах общественной жизни, ориентироваться в современной политике, экономике и др. Наращивание знаний в конкретных обла стях науки для преподавателя должно стать непрерывным процессом, продолжа ющимся весь период профессиональной деятельности. Преподаватель должен учитывать, что каждый год сменяются временные этапы, углубляются и даже ме няются представления об окружающем мире. Следует отметить, что способность к самообразованию определяется психологическими и интеллектуальными пока зателями каждого отдельного специалиста, но не в меньшей степени эта способ ность вырабатывается в процессе работы с источниками информации, анализа и самоанализа, мониторинга своей деятельности и деятельности коллег.

Чем больше информации, методов и инструментов в своей работе использу ет преподаватель, тем больше эффект от его работы. Но как бы многочисленны и современны ни были бы средства самообразования, самое главное – это желание преподавателя работать над собой и его способность творить, учиться, экспери ментировать и делиться своими знаниями и опытом, приобретенными в процессе самообразования.

Галина Владимировна Котова, доцент кафедры ДВЮИ МВД России, до цент, о когнитивном аспекте обучения иностранному языку.

Тезис о языке как инструменте познания означает, что на первый план в изучении иностранного языка выдвигается когнитивный аспект, связанный с раз витием способности у обучаемого создавать ментальное представление на основе полученной информации и с умением ее интерпретировать. Здесь обучаемый неизбежно опирается на рефлексию, осмысляя приобретенный новый опыт с по зиции его значимости и актуальности для себя. При этом освоение иностранного языка идет в режиме сравнения, диалога языков, размышления о роли родных культуры и языка в зеркале чужой инофонной культуры, что способствует за креплению приобретенных знаний. Свою роль играет и оценочно-эмоциональный фон, сопровождающий освоение иноязычного материала.

Обязательной составляющей формирования речемыслительной способности в обучении иностранного языка, построенного на рефлексии, является проблема тизация, которая стимулирует у обучаемых активизацию внутренних резервов и аналитическое мышление. Проблемность может присутствовать при обучении всем аспектам (например, грамматике, лексике) и всем видам деятельности (чте ние, перевод и др.).

Непременным атрибутом рефлексии у обучаемых выступает самосознание, включающее механизмы самооценки и самоконтроля и, наконец, саморегуляции на уровне мышления и поведения. Условием создания такой рефлексии служит наличие педагогической рефлексии у самого преподавателя иностранного языка, в основе которой лежит его самоорганизация как субъекта педагогической дея тельности, реализующейся в рамках когнитивного подхода и адекватной учебным условиям вуза.

Вестник ДВЮИ МВД России. 2011. № 1 (20) Яна Александровна Павлова, преподаватель ДВЮИ МВД России, о про блемно-ориентированном характере обучения в вузах МВД в советский период.

Образование никогда не теряло своей актуальности в воспитании молодого поколения, так как всегда было и остается фундаментом, на котором основывает ся культура и духовное богатство общества. Состояние экономики, политики, культуры и других значимых сфер общественной жизни находятся в прямой зави симости от качества образования молодого поколения.

Общество использует полученные с помощью образования знания для соб ственного блага и определяет, чему и как учить подрастающие поколения, какие качества личности воспитывать. Само общество не остается неизменным, оно непрерывно развивается, а потому выдвигает все новые и новые требования к воспитанию, образованию и обучению.

После событий Октября 1917 г. влиянию политических и идеологических изменений подверглись вся система образования и цикл преподаваемых в учеб ных заведениях дисциплин и других видов внеучебной деятельности.

В силу неустойчивого положения Советской власти в период ее становления требовалось создать нового человека, проникнутого идеей революции, преданно го новой идеологии, способного принимать полноценное участие в советском строительстве.

Внутриполитические проблемы и рост преступности требовали создания си ловых структур для обеспечения правопорядка в стране и поддержки Советской власти. Сотрудники милиции должны были продемонстрировать безусловную преданность Коммунистической партии и уверенность в законности используе мых методов. От них требовалось беспрекословное следование уставу и безуко ризненное исполнение задач, которые на них возлагались.

В связи с переходом на широкие рыночные отношения для восстановления экономики страны встал вопрос об изменении форм и методов работы органов внутренних дел. Соответственно соблюдение законности в деятельности государ ственных институтов становилось приоритетным.

Ввиду обозначенных перед системой профессионального образования задач и требований с 1918 по 1920 г. в стране начали организовывать курсы и школы по повышению общеобразовательного, профессионального, политического и куль турного уровня сотрудников органов внутренних дел. Здесь учащиеся получали необходимые навыки чтения, письма и счета для повышения общеобразователь ного уровня, слушали лекции по Конституции РСФСР, изучали программы РКП (б), военного дела, теории и практики постовой и наружной службы, методики составления протоколов В начале 1930-х гг. вопросами профессиональной подготовки и обучения кадров МВД занимался НКВД, благодаря чему сеть специализированных учебных заведений в стране расширилась, профессиональная подготовка приобрела цен трализованный и более стройный характер.

Таким образом, требования и задачи, поставленные перед системой профес сионального образования МВД новым правительством и обществом в период ста новления Советской власти, были в известной степени выполнены.

Материал подготовлен М.Н. Зинятовой Вестник ДВЮИ МВД России. 2011. № 1 (20) Научные сообщения О соотношении принципа справедливости с другими основополагающими началами правоприменения Андрей Леонтьевич Вязов, доцент Дальневосточного юридического института МВД России, кандидат юридических наук, доцент УДК 340. В статье рассмотрены взаимосвязь и взаимодействие принципов справедливости, законности, гуманности и других основополагающих начал правоприменения. Сформу лировано содержание принципа справедливости, показана его роль в формировании пра вового государства.

Ключевые слова: принципы правоприменительной деятельности, справедливость, законность, обоснованность, гуманность.

Органы Министерства внутренних дел выполняют ряд функций, в рамках которых исполняемые ими обязанности включаются в гуманитарные правозащит ные механизмы, поскольку главное их назначение – применение права в целях обеспечения безопасности граждан и государства1.

С общетеоретических позиций правоприменение справедливо, если оно од новременно законно, целесообразно, обоснованно и гуманно. Руководящие идеи справедливости в процессе правоприменения проявляются не изолированно.

Находясь между собой в тесной взаимосвязи, вместе с другими принципами они образуют определенную систему. Только при использовании такой системы можно избежать одностороннего подхода к решению того или иного дела. Отсюда следует необходимость изучения принципа справедливости в процессе правопри менения в сопоставлении с другими основными началами этого процесса.

Вопросам взаимодействия принципа справедливости с другими основопола гающими началами правоприменения – принципами законности, целесообразно сти, объективности, гуманизма – уже уделялось внимание в работах и по общей теории права, и в отраслевых науках. Наиболее развернуто они рассмотрены в трудах Н.Н. Вопленко, Э.А. Гасанова, П.Н. Сергейко и др.2. Однако недостаток этих исследований заключается в том, что соотношение данных принципов в пра воприменении рассматривается лишь в общих чертах или только применительно к вынесению (оценке) акта применения права.

Между тем, на наш взгляд, рассматриваемую проблему нельзя сводить толь ко к завершающей стадии правоприменительной деятельности. Принципы спра ведливости, законности, гуманизма и другие действуют на протяжении всего про цесса правоприменения и проявляются в нем по-разному: на одних стадиях про Капицын В.М. Права человека и механизмы их защиты: учеб. пособие. М.: ИКФ «Эксмос», 2003. С. 200.

Вопленко Н.Н. Социалистическая законность и применение права. Саратов, 1983.

С. 109-121;

Гасанов Э.А. Проблема справедливости в советском праве: автореф. дис. … канд. юрид. наук. М., 1987. С. 13-14;

Сергейко П.Н. Законность, обоснованность и спра ведливость судебных актов. Краснодар, 1974.

Вестник ДВЮИ МВД России. 2011. № 1 (20) слеживается более тесная их взаимосвязь, на других менее тесная. Все это требует глубокого осмысления конкретного соотношения действия различных принципов в зависимости от стадии правоприменительной деятельности.

Значительный интерес представляет анализ соотношения принципов спра ведливости и законности. Российская юридическая наука добилась здесь суще ственных успехов, осветив многие стороны этой проблемы не только в широком плане, но и с позиции процесса правоприменения.

Проблема обеспечения законности и правопорядка в общественной жизни во многом зависит от того, насколько действенным и эффективным является со зданный в стране механизм реализации юридических норм. Особая роль в этом механизме отводится государственным органам. Но именно от государства неред ко исходит реальная угроза правам человека. Именно государственные органы и их должностные лица часто являются правонарушителями.

В связи с этим особое значение придается деятельности контрольно надзорных органов, судебных органов, органов внутренних дел1. Деятельность данных органов должна соответствовать принципам справедливости и законности правоприменения.

Вопрос же о приоритете между принципами законности и справедливости в литературе недвусмысленно разрешен в пользу законности.

«Закон является основным мерилом справедливости… в процессе примене ния права. Правоприменяющему органу нельзя отступать от требований юриди ческих, ибо это таит в себе опасность причинения большей несправедливости»2.

В теории и практике термин «целесообразность» понимается как внутренне оправданный, соответствующий поставленной цели, разумный, практичный, ра циональный подход к чему-либо3. Такая его многозначность относительно право применения подчеркивает творческий характер целесообразности и ее связь с ос новными началами законного и справедливого разрешения дела.

Целесообразность выступает в качестве самостоятельного принципа, предъ являемого к акту применения права, поскольку при этом компетентным органом решаются вопросы достижения целей правового регулирования по каждому делу.

Правоприменитель руководствуется в данном процессе интересами практической и политической целесообразности, но разрешает их, исходя из требований зако на4. В таком понимании целесообразность существует лишь в рамках закона.

Справедливость же в качестве правового требования, предъявляемого к акту при менения права, регулирует, как уже отмечалось, более широкий круг обществен ных отношений, чем те, которые указаны в законе, поскольку имеет не только властный характер, но и содержит нравственное начало.

Цель правоприменителя, как известно, состоит в том, чтобы на основе властных полномочий обязать соответствующего субъекта исполнять предписа ния акта применения права, не допускать их нарушения, а также и убедить его в правильности, т.е. справедливости принятого в отношении его решения. Поэтому мы согласны с мнением Е.М. Орача о том, что в соотношении справедливости и целесообразности при применении правовых норм главными являются требова Баринов Д.А., Еремина И.С., Миненко А.В. Обеспечение прав человека в деятель ности органов внутренних дел. Общая часть: учеб. пособие. Хабаровск: ДВЮИ МВД РФ, 2009. С.135-136.

Орач Е.М. Социалистическая справедливость советского права: автореф. дис. … канд. юрид. наук. Харьков, 1972. С. 19-20.

Боннер А. Законность и целесообразность в гражданском судопроизводстве // Со ветская юстиция. 1979. № 1. С. 18.

Сергейко П.Н. Указ. соч. С. 50.

Вестник ДВЮИ МВД России. 2011. № 1 (20) ния справедливости, активно содействующие правильному осуществлению права, достижению целесообразности действия его норм1.

В процессе правоприменения принцип справедливости также тесно связан с принципом обоснованности. Понятие обоснованности получило значительную научную разработку в литературе по уголовному и гражданскому процессу2. Од нако вопросы взаимодействия указанных принципов на различных стадиях пра воприменительной деятельности не нашли своего должного освещения в общей теории права.

Справедливость и обоснованность – разные принципы правоприменения, но их требования очень тесно между собой соприкасаются. Например, требование обоснованности, обязывающее субъекта правоприменения решать тот или иной вопрос после полной всесторонней проверки фактов, обстоятельств дела, что яв ляется также одной из основных задач, принципов законности и справедливости.

Требование обоснованности обязывает правоприменительный орган дать правовую оценку достоверно и полно установленным фактам. Последние же, как отмечалось, оцениваются и нравственными нормами, т.е. с позиций справедливо сти. Лишь соблюдение всех этих условий гарантирует обоснованность и справед ливость правоприменительной деятельности.

Прочная взаимосвязь указанных принципов проявляется и в принятии пра воприменительного акта. Его правильность и действенность обусловливаются не только выраженными в нем требованиями справедливости, законности, целесооб разности, но и обоснованности. Правоприменительный акт считается обоснован ным, если его положения базируются на знаниях объективной реальности, полу ченных при изучении конкретных обстоятельств дела3. Обоснованию подлежат все выводы правоприменительного органа относительно всех установленных в правовом порядке обстоятельств дела и все оценочные о них суждения, рассмот ренные с позиции требований справедливости.

Следовательно, требования принципов обоснованности и справедливости имеют одно главное направление, подчинены и преследуют единую цель – до стижение истины по каждому делу. Вместе с тем, имея много общего, каждый из этих принципов сохраняет свою самостоятельность.

В отечественной науке немалое внимание уделяется теоретическому аспекту проблемы гуманизма российского права и некоторых его отраслей, а также прак тике применения правовых норм. Однако в ряде работ, специально посвященных справедливости права, совершенно не затрагивается вопрос о ее соотношении и взаимодействии с гуманизмом, в частности – в правоприменительной деятельно сти.

Между тем понятие гуманизма, как и справедливости, многогранно. Спра ведливость и гуманизм являются оценочными категориями, своеобразными регу ляторами общественных отношений. При этом, несмотря на многообразие форм их выражения в обществе, связь между ними, особенно в правоприменении, настолько тесна, что подчас внешне трудно различима. Данная сторона проблемы четко сформулирована Г.Д. Бандзеладзе, который отмечал, что без справедливо сти нет гуманизма, а без гуманизма нет справедливости4.

Орач Е.М. Указ. соч. С. 20.

Карнеева Л.М., Чувилев А.А. Критерии оценки законности и обоснованности при влечения к уголовной ответственности // Сов. гос. и право. 1978. № 3. С. 96-100;

Гурвич М.А. Судебное решение по гражданскому делу. М., 1966. С. 67-68.

Вопленко Н.Н. Указ. соч. С. 117.

Бандзеладзе Г.Д. Этика. Опыт изложения системы марксистской этики. Тбилиси, 1970. С. 385.

Вестник ДВЮИ МВД России. 2011. № 1 (20) Несомненно, гуманизм и справедливость раскрывают наиболее качествен ные черты правоприменения. Тем не менее, воспитательная, идеологическая направленность гуманизма при применении правовых норм более четко выраже на, чем аналогичный аспект принципа справедливости.

Кроме того, для гуманности как принципа применения правовых норм не характерна возмездность, эквивалентность наказания совершенному деянию;

для принципа справедливости же – это обязательный признак. В процессе правопри менения компетентный орган руководствуется принципом гуманности при общей оценке того или иного действия, события, последствий такового для личности, отдельных его участников. Требования же справедливости служат критериями оценки нескольких явлений в их соотношении: например, прав и обязанностей, заслуг и поощрений, правонарушения и наказания.

Таким образом, справедливость, законность, целесообразность, обоснован ность и гуманизм являются тесно связанными и взаимно дополняющими друг друга принципами правоприменительной деятельности. Их реализация в процессе правоприменения способствует усилению социальной чувствительности права вообще и особенно в ситуациях, когда человеческое поведение наиболее трудно поддается однозначной нравственной и юридической квалификации. Это требует от правоприменителей прочного знания соотношения и взаимосвязи данных принципов, составляющего методологию вынесения законных и справедливых решений, обеспечивающих права человека.

Литература 1. Бандзеладзе Г.Д. Этика. Опыт изложения системы марксистской этики. Тбилиси, 1970.

2. Баринов Д.А., Еремина И.С., Миненко А.В. Обеспечение прав человека в дея тельности органов внутренних дел. Общая часть: Учебное пособие. Хабаровск: ДВЮИ МВД РФ, 2009.

3. Боннер А. Законность и целесообразность в гражданском судопроизводстве // Советская юстиция. 1979. № 1. С. 18.

4. Вопленко Н.Н. Социалистическая законность и применение права. Саратов, 1983.

5. Гасанов Э.А. Проблема справедливости в советском праве: Автореф. дис. … канд. юрид. наук. М., 1987.

6. Гурвич М.А. Судебное решение по гражданскому делу. М., 1966.

7. Капицын В.М. Права человека и механизмы их защиты: Учебное пособие. М.:

ИКФ «Эксмос», 2003.

8. Карнеева Л.М., Чувилев А.А. Критерии оценки законности и обоснованности привлечения к уголовной ответственности // Советское государство и право. 1978. № 3.

9. Орач Е.М. Социалистическая справедливость советского права: Автореф. дис. … канд. юрид. наук. Харьков, 1972.

10. Сергейко П.Н. Законность, обоснованность и справедливость судебных актов.

Краснодар, 1974.

Вестник ДВЮИ МВД России. 2011. № 1 (20) Становление механизма правового регулирования использования рабского труда в национальной системе права Ольга Анатольевна Авдеева, профессор кафедры Сибирской академии права, экономики и управления, доктор юридических наук УДК 342. В статье исследуется становление правового регулирования использования рабско го труда в национальной системе права, обусловленного политико-правовыми и социаль но-экономическими факторами.


Ключевые слова: права и свободы человека, механизм правового регулирования, отечественная государственность, национальная система права, стратификация общества, рабский труд.

Модернизация, наметившаяся на современном этапе во всех сферах, обеспе чивающих жизнь и деятельность человека, прогрессивное развитие общества и эффективное функционирование государства, глобализация права в условиях при знания суверенных государств частью мирового сообщества закономерно пред определили последовательное реформирование национальной системы права в контексте общепризнанных принципов и норм международного правового регу лирования. Совершенствование конституционных основ государственно правовых отношений, обусловленное законодательной регламентацией в ст. Конституции Российской Федерации прав и свобод человека как высшей ценно сти государства, повлекло оптимизацию как государственно-правовых, так и от раслевых институтов национальной системы права, гарантирующих незыбле мость естественных и неотчуждаемых прав и свобод человека.

Новеллизация международных отношений, обозначившаяся на рубеже XX XXI вв. в силу признания государственного суверенитета субъектов, образующих состав СССР, предопределила существенные изменения как в политической, так и в экономической и социальной системах. Наметившаяся негативная тенденция в пределах территориального пространства стран, входящих в состав СССР, сопря жена с обострением международных отношений, инспирированных экономиче ским кризисом. Негативные тенденции, связанные с падением жизненного уров ня, ростом безработицы, спровоцировали криминализацию мирового сообщества, в том числе резкое увеличение числа посягательств на незыблемые права и свобо ды человека – право на жизнь, свободу и личную неприкосновенность. В связи с этим одной из актуальных проблем на современном этапе государственно правового строительства является разработка эффективного механизма противо действия торговле людьми и использованию рабского труда.

Разработка модели правового регулирования естественных прав и свобод человека предполагает комплексный учет специфики становления и развития оте чественной государственности, законодательного оформления в национальной системе права принципов стратификации российского общества, исторически сложившегося менталитета народонаселения страны, связанного с этническим составом и многообразием конфессий. Анализ эволюции отечественной государ ственности свидетельствует о специфике регулирования правового статуса чело века и гражданина, обусловленного совокупностью политико-правовых и соци ально-экономических факторов.

Формирование древнерусской государственности наметилось на рубеже IX-X вв., в то время как процесс развития государственно-правовых отношений в Вестник ДВЮИ МВД России. 2011. № 1 (20) условиях мирового сообщества претерпевал переход от рабовладельческой к фео дальной социально-экономической формации. Вследствие этого в Древнерусском государстве был создан механизм правового регулирования, предусматривающий сочетание элементов рабовладельческой и феодальной государственности. В со ответствии с Русской Правдой стратификация населения предполагала разграни чение общества на две основных категории – князей, бояр, «служилых мужей»

(собственников земли) и «людин» (лично-свободных крестьян-общинников). Це ленаправленное перераспределение земельного фонда привело к дифференциации правового статуса «людин». Лишение права на землю сопровождалось «обраще нием» людин в министериалов-смердов, состоявших «в услужении» у феодалов, и закупов. Согласно Уставу о закупах Владимира Мономаха 1113 г., закупом при знавался людин, вынужденный в целях жизнеобеспечения заключить с князем до говор, предусматривающий предоставление «купы» и обращение людина в «дол говую кабалу», означающую лишение до искупления долга личной свободы, сво боды передвижения и личной неприкосновенности.

Дальнейшее развитие отечественной государственности характеризуется по этапным оформлением категории рабов в виде холопов и челяди, утративших ста тус личной свободы и неприкосновенности. Основаниями приобретения статуса холопа являлись непогашение закупом долга, совершение закупом кражи или по бега, а также «самопродажа людина», заключение брака лицом, обладающим ста тусом свободы, с челядью без согласия господина, поступление в услужение ключником-тиуном без оформления договора о личной свободе. К основаниям признания свободного человека челядином причисляли пленение иноземцев в хо де завоевательных войн и естественное воспроизводство. Текст Русской Правды, декларирующий, что «от челяди плод любо от скота», свидетельствует о полном бесправии рабов в Киевском государстве.

Развитие правовой системы Древнерусского государства в XII-XIV вв. со провождалось дальнейшим оформлением принципов использования рабского труда. В отличие от «новоподрядчиков» – крестьян, обладавших личной свободой и находившихся в поземельной зависимости от собственника земли, законода тельство предусматривало выделение категории «серебреников», которые с мо мента получения «подмоги серебром» приобретали статус «кабальных людей» и обязывались до возврата займа погашать «проценты издельем», т.е. обработкой феодальной пашни.

В XII-XIV вв. сохраняется категория холопов, получивших обозначение «докладных людей». Под «докладом» подразумевали грамоту, подписанную гос подином и лицом, «продающимся в холопство», в присутствии наместника и дья ка. При самопродаже цена холопа варьировалось от одного до трех рублей. Об ращение в холопство распространялось в отношении жен и детей «докладных лю дей», проживающих с ними совместно. Согласно Судебнику 1497 г., помимо са мопродажи источниками «докладного холопства» выступали передача холопа в качестве приданного или по завещанию («по приданной холоп, по духовой хо лоп») и вступление в брак свободного лица с рабом или рабыней («по рабе холоп, по холопе раба»).

Создание централизованного государства под главенством Великого князя Московского предопределило законодательную регламентацию оснований, пре пятствующих свободе передвижения подданного населения. Вслед за Судебником 1497 г., установившим в ст. 157 «право перехода» один раз в году – «за неделю до и неделю после Юрьего дни осеннего», а также обязательное погашение «пожи лого», взимаемого за пользование «двором», Указами 1581 и 1592 гг. были введе ны «заповедные и урочные лета», предусматривающие отмену «права выхода»

крестьян и порядок привлечения «беглых» к юридической ответственности.

Вестник ДВЮИ МВД России. 2011. № 1 (20) Последовательным завершением «крепостного состояния» явилась отмена в ст. 1 гл. XI Соборного уложения 1649 г. «урочных лет», вследствие чего беглые подлежали возврату независимо от срока ухода «с женами, и с детьми, и со всеми их крестьянскими животы». В соответствии со ст. 1 гл. XI Соборного уложения 1649 г. крестьян подразделяли на две категории – «черносошенных», приписан ных к государству, и «частновладельческих», находившихся в личной зависимо сти от вотчинников, помещиков и духовенства, законодательно наделенных в от ношении крестьян правом вершения суда по собственному усмотрению. Деталь ной регламентации в гл. XX Соборного уложения 1649 г. подлежали правовые ос нования признания лица «холопом, или рабом». Сохраняя преемственность норм Русской Правды, ст. 16, 19 и 31 главы XX Соборного уложения 1649 г. закрепля ют «старинные» основания холопства, разграничивая «крепость» по «духовной»

(завещанию) и «рядной» (договору) «записи», «холопство от кабальных людей» и «служилое холопство».

В период оформления абсолютной монархии в социальной стратификации крестьян выделяют пятый «разряд», в состав которого определялись подданные, находящиеся в личной зависимости от светских и духовных феодалов. Согласно Указу монарха 1767 г., «помещичьим людям и крестьянам» надлежало «быть в повиновении и послушании у своих господ» и запрещалось подавать челобитные «в собственные Ея величество руки». В свою очередь «господам» дозволялось осуществлять суд с правом назначения телесных наказаний, исправительных ра бот в «арестантских» и «смирительных домах», ссылки в Сибирь.

Таким образом, в России на протяжении многовековой эволюции государ ственности складывается механизм правового регулирования общественных от ношений, основанный на разграничении правового статуса народонаселения, ис ходя из признания либо лишения человека права на личную свободу, свободу пе редвижения и личную неприкосновенность. Данная тенденция инспирировалась не столько политико-правовыми или социально-экономическими особенностями развития отечественной государственности, сколько традициями, сложившимися в образе правления представителей монархических династий. Следует обратить внимание, что на территории Западной Европы «обращение в крепость» не полу чило распространения. Более того, на рубеже XVII-XVIII вв. актуализируется процесс законодательного оформления естественных и неотчуждаемых прав и свобод человека. Значительную роль в разработке принципов правового регули рования общественных отношений, основанных на признании незыблемых прав человека, равенства независимо от происхождения, возраста, пола, расы, нацио нальности, рода деятельности, места проживания и т.д., сыграли труды Д. Локка (Великобритания), Т. Джефферсона и Т. Пэйна (США), Ф. Вольтера, Д. Дидро, Ж. Руссо (Франция) и др.

Правовыми документами, отражающими механизм регулирования есте ственных прав и положившими начало оформлению международных принципов регламентации статуса свободы человека, следует признать Декларацию незави симости (США, 1776 г.) и Декларацию прав человека и гражданина (Франция, 1789 г.). Наметившиеся в зарубежных странах положительные тенденции по за конодательной регламентации личной свободы как естественного состояния чело века от рождения предопределили новеллизацию российской правовой системы.

Первым этапом по восстановлению личной свободы подданных явились преобра зования 1861 г., в ходе которых государством была разработана процедура осво бождения крестьян из «крепостной зависимости» от собственников земли.


Правовое регулирование принципов социальной стратификации российско го общества сопровождалось активным поиском форм и методов реализации пуб личной власти ввиду законодательного признания России при Петре империей.

Вестник ДВЮИ МВД России. 2011. № 1 (20) Имперская организация власти предполагает политико-территориальное устрой ство государства, предусматривающее «эксплуатацию и угнетение колониальных народов», которые выступают для «цивилизаторов живым человеческим материа лом, пригодным для выколачивания прибыли»1. Процесс формирования мировой колониальной системы характеризовался многообразием форм «колониального закабаления», включая аннексию, установление протектората, образование «за морских колоний» и закрепление статуса доминиона. Аннексия и образование «заморских колоний» получили широкое распространение в период «великих гео графических открытий», когда захватническая деятельность государств метрополий была направлена на реализацию политических и экономических ин тересов, преследующих цель наращивание промышленного потенциала страны посредством вывоза товаров, потерявших спрос на внутреннем рынке, и приобре тения источника сырья и дешевой рабочей силы. Ликвидация политической и экономической самостоятельности стран и народов, не имеющих государственной принадлежности, сопровождалась искоренением туземного населения и развити ем работорговли.

Определение характера внешнеполитической деятельности России и прин ципов взаимодействия «имперского центра» и «национальных регионов» предпо лагало выбор между исторически сложившимися формами взаимодействия госу дарств и народов, не имеющих государственной принадлежности. Расширение тер ритории России на юге страны предопределило присоединение в XVIII-XIX вв. Кав каза, население которого представляло собой разрозненный этнический конгло мерат, включавший более пятидесяти народов, отличавшихся социально-экономи ческим и политико-правовым партикуляризмом. В результате присоединения Сибири было осуществлено объединение в составе государства двух цивилизаций – «европейского Запада» и «азиатского Востока».

Концепция соотношения в России «центра» и «региона» нашла отражение в работе Л.А. Стешенко, подчеркивающей, что «генеральным направлением» в гос ударственно-правовом строительстве выступала «прагматичная, гибкая политика»

по отношению к субъектам, образующим состав государства. Известный немец кий политолог Андреас Каппелер в процессе анализа «западной американской экспансии» отмечает в России «более человечную модель контактов между евро пейцами и неевропейскими охотниками и кочевниками»2.

При всей многоаспектности подходов к вопросу государственно-правового строительства Российского государства следует отметить, что Россия во второй половине XVI – начале XX вв. представляла собой сложное государственное об разование, включавшее в результате активных внешнеполитических действий, направленных на расширение государственных границ, национальные окраины, обладающие различным правовым статусом. При определении государственно правовой политики, проводимой Россией в условиях империостроительства, сле дует отметить, что, в отличие от имперской политики колониальных государств, Россия не преследовала цель, связанную с военной экспансией. В силу родопле менной социальной организации коренных народов окраин, ярко выраженной эт нической раздробленности и отсутствия элементов национальной государствен ности Россия осуществляла политику мирной колонизации территории, располо женной за пределами рубежей государства.

Аварин В.Я. Распад колониальной системы. М., 1957;

Брутенц К.Н. Колониализм без империй. М., 1963;

Черноголовкин Н.В. Формы колониальной зависимости. М., 1956.

Капеллер А.Э. Россия – многонациональная империя. М., 2000. С. 35.

Вестник ДВЮИ МВД России. 2011. № 1 (20) При разработке механизма реализации на восточной окраине страны пуб лично-властных полномочий, обеспечения законности и правопорядка, правового регулирования сфер жизнедеятельности сибирского общества всестороннему ана лизу подлежали присущие геополитические, этнологические, демографические и социально-экономические факторы. Военно-стратегическое значение окраин страны, социально-экономические и политико-правовые особенности развития коренных народов предопределили политику поэтапного интегрирования в обще имперскую государственно-правовую систему путем разработки специфической формы регионального унитарного государственного устройства и «особых»

принципов организации органов государственной власти и самоуправления и реа лизации ими публично-властных полномочий.

Качественно новый этап в регулировании использования рабского труда наметился на рубеже XIX-XX вв. Актуальность данной проблемы на междуна родном уровне предопределила подписание Берлинского генерального акта г., Брюссельского Генерального акта и Декларации 1890 г., положивших начало целенаправленной деятельности мирового сообщества по противодействию раб ству и работорговле «во всех его формах на суше и море». В результате плодо творной деятельности Временной комиссии о рабстве, созданной Советом Лиги Наций 12 июня 1924 г., в Женеве 25 сентября 1926 г. была подписана Кон венция о рабстве, предусматривающая комплекс мер «практического осуществле ния намерений в отношении рабства и работорговли», а также недопустимость «принудительного труда, аналогичного рабству»1. В соответствии с нормами международного права под рабством стали понимать «положение или состояние лица, в отношении которого осуществляются некоторые или все полномочия, присущие праву собственности». Работорговлю квалифицировали как: 1) «дей ствия, связанные с захватом, приобретением какого-либо лица или с распоряже нием им с целью обращения его в рабство»;

2) «действия по продаже или обмену лица, приобретенного с этой целью»;

3) «всякое действие по торговле или пере возке рабов».

Основные меры противодействия использованию принудительного труда получили регламентацию в принятой 28 июня 1930 г. на Генеральной конферен ции Международной организации труда Конвенции о принудительном труде, на основании которой под принудительным трудом стали понимать «всякую работу или службу, требуемую от какого-либо лица под угрозой какого-либо наказания, для которой это лицо не предложило добровольно своих услуг». При этом термин «принудительный или обязательный труд» не включает в себя: 1) «работу или службу, требуемую в силу законов об обязательной военной службе и применяе мую для работ чисто военного характера»;

2) «работу или службу, являющуюся частью обычных гражданских обязанностей граждан»;

3) «работу или службу, требуемую от какого-либо лица вследствие приговора, вынесенного решением судебного органа»;

4) «работу, требуемую в условиях чрезвычайных обстоятель ств»;

5) «мелкие работы общинного характера, т.е. выполняемые для прямой пользы коллектива членами данного коллектива». В качестве исключения преду сматривалось использование принудительного труда в переходный период для государства.

Целесообразность разработки международного механизма обеспечения естественных прав каждого человека независимо от места жительства и места пребывания предопределила последующее принятие Генеральной Ассамблеей Международные акты о правах человека: сборник документов. 2-е изд., доп. М., 2002. С. 525.

Вестник ДВЮИ МВД России. 2011. № 1 (20) ООН 10 декабря 1948 г. Всеобщей декларации прав человека, согласно которой каждый человек имеет право на свободу и личную неприкосновенность, никто не должен содержаться в рабстве или в подневольном состоянии, рабство и работор говля запрещены во всех их видах.

30 апреля 1957 г. вступила в силу Дополнительная конвенция об упраздне нии рабства, работорговли и институтов и обычаев, сходных с рабством, касаю щаяся отмены: 1) «долговой кабалы, возникающей вследствие заклада должником в обеспечение долга своего личного труда или труда зависимого от него лица, ес ли продолжительность этой работы не ограничена и характер ее не определен»;

2) «крепостного состояния, то есть пользования землей, при котором пользова тель обязан жить и работать на земле, принадлежащей другому лицу, выполнять определенную работу для такого другого лица за вознаграждение или без таково го и не может изменить это свое состояние»;

3) «любого института или обычая, в силу которых женщину выдают замуж без права отказа с ее стороны за возна граждение или натурой;

муж жены или его семья имеют право передать ее друго му лицу за вознаграждение или иным образом;

женщина по смерти мужа переда ется по наследству другому лицу;

ребенок моложе восемнадцати лет передается родителями или опекуном другому лицу за вознаграждение или без такового с це лью эксплуатации ребенка или его труда».

Особым вкладом в разработку национальных принципов правового регули рования естественных прав человека явилась принятая 12 января 1918 г. Декла рация прав трудящегося и эксплуатируемого народа, в соответствии с которой провозглашалось «уничтожение всякой эксплуатации человека человеком», «пол ное устранение деления общества на классы», а также признание мер противодей ствия «варварской политике буржуазной цивилизации», направленной на «пора бощение сотен миллионов трудящегося населения в Азии, в колониях вообще и в малых странах» – приоритетным направлением в международной политике всех стран мира1.

Отмеченная тенденция в национальной системе права по противодействию рабству и работорговле признается одним из основополагающих принципов га рантирования Конституцией Российской Федерациий незыблемости естественно го права каждого человека на свободу и личную неприкосновенность (ст. 22).

В соответствии с Конституцией РФ правовой гарантией обеспеченности свободы человека служат нормы отраслевого законодательства, в частности нормами, предусмотренными ст. 2, 4 Трудового кодекса РФ, запрещающими принудитель ный труд, и ст. 127, 1272, 1273 Уголовного кодекса РФ, устанавливающими ответ ственность за незаконное лишение свободы, торговлю людьми и использование рабского труда.

Литература 1. Аварин В.Я. Распад колониальной системы. М., 1957.

2. Брутенц К.Н. Колониализм без империй. М., 1963.

3. Капеллер А.Э. Россия - многонациональная империя. М., 2000.

4. Международные акты о правах человека: Сборник документов. 2-е изд., доп. М., 2002.

5. Черноголовкин Н.В. Формы колониальной зависимости. М., 1956.

6. Чистяков О.И. Конституция РСФСР 1918 года. М., 2003.

Чистяков О.И. Конституция РСФСР 1918 года. М., 2003. С. 199-201.

Вестник ДВЮИ МВД России. 2011. № 1 (20) Механизм административно-деликтного поведения Иван Дмитриевич Мотрович, адъюнкт Дальневосточного юридического института МВД России УДК 343. Причины и условия индивидуального административно-деликтного поведения яв ляются одной из составных частей общего причинного комплекса административной де ликтности. Изучение существующей между ними взаимосвязи является одной из задач административной деликтологии, решение которой невозможно без анализа механизма административно-деликтного поведения.

Ключевые слова: административно-деликтное поведение, мотивация, личность, ад министративный делинквент, административное правонарушение, мотив.

Административная деликтность как явление, заключенное во временные и пространственные рамки, представляет собой органическую совокупность адми нистративных правонарушений, совершаемых на определенной территории за определенный период времени1. Но административная деликтность – это не про сто совокупность административных правонарушений, но и совокупность тех лиц, которые эти деяния совершают. А если точнее, массив административных правонарушений складывается из многочисленных индивидуальных актов, кон кретных поступков. Чем вызваны эти конкретные поступки? Как на них влияют факторы объективной действительности и внутренние причины? Для ответа на эти вопросы необходимо проанализировать механизм административно деликтного поведения, рассмотреть, из чего состоят акты поведения, как они об разуются, то есть выяснить их структуру и генезис.

Естественно, непродолжительный период развития административной де ликтологии и, как следствие, отсутствие собственных глубоких разработок, направленных на изучение механизма административно-деликтного поведения, вызывают необходимость обращения к соответствующим положениям в крими нологии. И здесь для административной деликтологии важны те положения кри минологии, в которых речь идет о механизмах сведения индивидуального к соци альному, случайного к закономерному, о нахождении в единичном элементе об щего2.

Такой подход к решению исследовательской задачи, по нашему мнению, яв ляется плодотворным, поскольку глубокое познание природы административной деликтности и преступности связано с изучением как всей совокупности противо правных явлений и ее отдельных частей, так и индивидуально-конкретного про тивоправного поведения3.

Структура конкретного поведенческого акта может быть проанализирована с разных точек зрения. Его можно характеризовать как деяние, состоящее из че тырех элементов: объекта (то, на что направлено деяние), объективной стороны (способ совершения деяния), субъективной стороны (отношение лица к деянию и его результату) и субъекта (лицо, совершившее деяние). Для административной деликтологии, как и для криминологии, социологии и психологии, продуктивен Бахрах Д.Н. Административное право России: учеб. М., 2000. С. 513.

Герцензон А.А. Уголовное право и социология. М., 1970. С. 144-145.

Мышляев Н.П. Административная деликтология: вопросы теории и практики. М.:

ВНИИ МВД России, 2002. С. 50.

Вестник ДВЮИ МВД России. 2011. № 1 (20) динамичный подход, поскольку он позволяет изучать поведение человека в разви тии. С последней точки зрения, конкретное правонарушение есть процесс, развер тывающийся как в пространстве, так и во времени1.

Правда, следует подчеркнуть одно важное обстоятельство. Поскольку адми нистративная деликтность рассматривается как социальное явление, то и человек рассматривается с позиции не биологического, а социального. Поэтому админи стративная деликтология изучает не гражданина и не человека, а личность 2. Лич ность, согласно положениям отечественных социологов, есть воплощение отдель ных индивидуально-неповторимых черт и свойств, в которых отражается индиви дуальный жизненный путь человека, его индивидуальное бытие, обусловленное конкретным содержанием его семейных и бытовых, производственных и иных отношений и связей, т.е. микросреды, в которой он живет, действует и формиру ется как личность3.

Если причины административной деликтности в целом обусловлены проти воречиями социальной среды, то причины и условия совершения конкретного ад министративного правонарушения в большей степени подвержены влиянию непосредственного окружения человека и той микросреды, в которой происходит его формирование. Таким образом проявляется сложный комплекс причинных зависимостей – от индивидуально-конкретного административно-деликтного по ведения и его непосредственных детерминант до общих детерминант администра тивной деликтности.

В этом контексте административное правонарушение есть процесс, развер тывающийся как в пространстве, так и во времени, включающий не только сами действия, изменяющие внешнюю среду, но и предшествующие им события. Тем самым при изучении этого процесса раскрываются не только динамика, но и гене зис административно-деликтного поведения.

При изучении причин поведения возникает важный, пожалуй, центральный вопрос, который можно сформулировать следующим образом: чем именно адми нистративно-деликтное поведение отличается от поведения, одобряемого обще ством? С ним связан и другой вопрос: почему тот или иной конкретный субъект совершает именно административное правонарушение, а не действие, полезное для общества?

Ответы на эти вопросы возможны только при комплексном рассмотрении административно-деликтного и криминогенного поведения, в их сравнении. Лишь тогда можно выявить отличия административно-деликтного поведения от поведе ния, одобряемого обществом.

Обнаружить основное отличие административно-деликтного поведения от криминогенного не составляет особого труда. Оно уже проявляется в характере самих деяний, личности правонарушителя, его социальной направленности.

Так, преступление, как правило, не совершается спонтанно;

оно почти все гда подготовлено более или менее длительным процессом формирования лично сти, принятия решения и выбора средств для его осуществления.

Административные правонарушения, во-первых, в большинстве случаев со вершаются ситуативно. Например, когда внешняя обстановка является основным Дубинин Н.П., Карпец И.И., Кудрявцев В.Н. Генетика, поведение, ответствен ность: о природе антиобщественных поступков и путях их предупреждения. 2-е изд., пе рераб. и доп. М.: Политиздат, 1989. С. 180.

Дерюга А.Н. Актуальные проблемы развития административной деликтологии:

монография. М.: Изд-во СГУ, 2009. С. 34.

См., например: Краткий словарь по социологии / под общ. ред. Д.М. Гвишиани, Н.И. Лапина. М.: Политиздат, 1989. С. 142-146.

Вестник ДВЮИ МВД России. 2011. № 1 (20) фактором, провоцирующим совершение административного правонарушения1.

Так, увеличение дорожно-транспортных происшествий может происходить из-за резкого ухудшения погодных условий2.

Во-вторых, немалое количество административных правонарушений обу словлено таким фактором, как снижение уровня производственной дисциплины.

Примером могут послужить многочисленные нарушения санитарных правил и норм, ответственность за которые предусмотрена гл. 6 КоАП РФ.

В-третьих, нередко факт административно-деликтного поведения становится известным субъекту только после официального уведомления его об этом орга ном административной юрисдикции. Так, например, лицо, виновное в нарушении правил пожарной безопасности (ст. 20.4 КоАП РФ), санитарно-эпидемиоло гических требований к условиям воспитания и обучения (ст. 6.7), в незаконном изъятии удостоверения личности гражданина (ст. 19.7 КоАП РФ) и т.п., узнает об этом факте, как правило, после профилактических проверок, проводимых долж ностными лицами органов, осуществляющих соответствующий административ ный надзор.

Нетрудно заметить, что такие факты противоправного поведения, как пра вило, связаны с элементарным пренебрежением к собственной безопасности, с недостаточным знанием многочисленных строительных, противопожарных, сани тарных и иных правил и норм и, как следствие, недооценкой профилактической роли устанавливаемых ими мер безопасности. При этом у делинквента, совер шившего указанные административные правонарушения, как правило, отсут ствуют антиобщественная направленность и негативные изменения ценностных ориентаций3.

Общим же и для преступления, и для административного правонарушения является то, что им предшествует ряд этапов психической деятельности субъекта, которые постепенно формируют социальную направленность поступка и его фак тическое осуществление.

Именно в этом процессе и происходит вычленение антиобщественного по ведения из более широкой системы социально полезных действий, повседневно совершаемых тем же субъектом. Постепенно, «по крупицам» складываются эле менты будущего антиобщественного поступка, приобретаются его основные чер ты. Это нарастание незначительных отступлений от позитивного (в социальном и нравственном смысле) развития психического процесса, приводящее затем к пря мым антиобщественным поступкам, может сопровождаться различными отклоне ниями, колебаниями, возвратом к исходной точке, а может и вообще приостано виться и вновь вернуться в позитивную форму4.



Pages:   || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 7 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.