авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |   ...   | 7 |

«№ 1 (20) ВЕСТНИК 2011 Дальневосточного ...»

-- [ Страница 3 ] --

может заключаться в проникновении в помещение, его осмотре, изъятии предме тов, оформлении оперативно-розыскных процессуальных документов).

Таким образом, органы, осуществляющие ОРД, должны обеспечивать со блюдение прав и свобод человека и гражданина как при проведении ОРМ, так и при осуществлении иных действий, которые могут привести к их нарушению.

Так, к действиям, повлекшим нарушение прав и свобод граждан, можно отнести, например, разглашение сведений, затрагивающих неприкосновенность частной жизни, установление засады в служебном или жилом помещении без согласия его владельцев, склонение лица к оказанию конфиденциального содействия с приме нением психологического насилия, безосновательную постановку лица на опера тивно-розыскной учет и многие другие действия, которые не входят в содержание Атмажитов В.М. О совершенствовании правового регулирования оперативно розыскной деятельности // Проблемы совершенствования оперативно-розыскного зако нодательства. С. 24.

Железняк Н.С. К вопросу о соотношении оперативно-розыскных мероприятий и оперативно-розыскной деятельности // Оперативно-розыскные мероприятия: актуальные вопросы теории и практики. С. 29-30.

Атмажитов В.М., Бобров В.Г. Об основных направлениях дальнейшего развития теории оперативно-розыскной деятельности органов внутренних дел // Актуальные во просы теории и практики оперативно-розыскной деятельности: труды Академии управ ления МВД России. М., 2001. С. 8-22;

Бобров В.Г. К вопросу о результатах оперативно розыскной деятельности и их использовании // Актуальные проблемы теории борьбы с преступностью и правоприменительной практики: межвуз. сб. науч. тр. Вып. 5. Красно ярск, 2002. С. 149-150.

Чечетин А.Е. Актуальные проблемы теории оперативно-розыскных мероприятий:

монография. М.: Издательский дом Шумиловой И.И., 2006. С. 24.

Вестник ДВЮИ МВД России. 2011. № 1 (20) ОРМ1. В связи с этим полагаем, что в ч. 3 ст. 5 ФЗ об ОРД законодателем приме нен более емкий термин «действия», соответственно целесообразно исключить из ч. 1 ст. 5 ФЗ об ОРД словосочетание «при проведении оперативно-розыскных ме роприятий».

Ключевой проблемой создания эффективного механизма обеспечения прав и свобод личности при осуществлении оперативно-розыскной деятельности, на наш взгляд, является проблема оснований и условий проведения оперативно розыскных мероприятий, их ограничивающих.

Прежде всего, в научной среде критике подвергается законодательная фор мулировка оснований проведения ОРМ.

Так, согласно п. 2 ч. 1 ст. 7 ФЗ об ОРД, одним из оснований для проведения ОРМ являются «ставшие известными орга нам, осуществляющим ОРД, сведения». Из этого следует, что если названные ор ганы такими сведениями не обладают, проводить ОРМ они не имеют права2. На наш взгляд, данная проблема не является надуманной и имеет вполне определен ное практическое значение. Отсутствие судебной практики оспаривания обосно ванности проведения ОРМ по п. 2 ч. 1 ст. 7 ФЗ об ОРД – это вопрос времени. Ес ли были проведены ОРМ, ограничивающие права и свободы конкретного челове ка, и впоследствии он не был привлечен к ответственности, у правозащитников, а затем и у суда может возникнуть вопрос: на каком основании (т.е. какие сведения и из каких источников они были получены) были проведены эти мероприятия?

В связи с этим, принимая во внимание отсутствие законодательной процедуры получения первичной информации в ОРД, можно прогнозировать проблему обос нованности проведения ОРМ, а также использования их результатов в доказыва нии по уголовным делам.

Другая проблема заключается в самой структуре и соотношении оснований и условий проведения ОРМ. В соответствии с положениями ст. 7 ФЗ об ОРД ос нования для проведения ОРМ являются общими для любого из них и не зависят от того, ограничивают они конституционные права граждан или нет. Однако при формировании условий законодатель в ч. 2 ст. 8 ФЗ об ОРД оговаривает, что про ведение ОРМ, которые ограничивают конституционные права человека, «допус кается на основании судебного решения и при наличии информации:

1. О признаках подготавливаемого, совершаемого или совершенного проти воправного деяния, по которому производство предварительного следствия обяза тельно.

2. О лицах, подготавливающих, совершающих или совершивших противо правное деяние, по которому производство предварительного следствия обяза тельно.

3. О событиях или действиях (бездействии), создающих угрозу государ ственной, военной, экономической или экологической безопасности Российской Федерации».

Нетрудно заметить, что указанные условия совпадают с некоторыми осно ваниями. Так, основание, содержащееся в пп. 1 п. 2 ч. 1 ст. 7 ФЗ об ОРД, практи чески идентично условиям, указанным в п. 1 и 2 ч. 2 ст. 8 ФЗ об ОРД, за тем лишь исключением, что по указанным противоправным деяниям предварительное след ствие должно быть обязательным. А вот основание в пп. 2 п. 2 ч. 1 ст. 7 ФЗ об Чечетин А.Е. О соотношении понятий оперативно-розыскных мероприятий, дей ствий и мер // Оперативно-розыскные мероприятия: актуальные вопросы теории и прак тики. С. 35.

Елинский В.И. Проблемы законодательного регулирования оперативно розыскной деятельности // Проблемы совершенствования оперативно-розыскного зако нодательства. С.7.

Вестник ДВЮИ МВД России. 2011. № 1 (20) ОРД абсолютно, слово в слово совпадает с условием в п. 3 ч. 2 ст. 8 ФЗ об ОРД.

Да и формулировка оснований и условий позволяет предположить одинаковую природу их происхождения: «ставшие известными сведения о …» (п. 2 ч. 1 ст. ФЗ об ОРД) и «при наличии информации о …» (ч. 2 ст. 8 ФЗ об ОРД). В связи с этим полагаем, что перечисленные в ч. 2 ст. 8 ФЗ об ОРД условия относятся к ос нованиям проведения ОРМ, ограничивающих конституционные права граждан, и должны содержаться в ст. 7 ФЗ об ОРД.

Вызывает недоумение и формулировка условия, содержащегося в ч. 4 ст. ФЗ об ОРД, в соответствии с которой прослушивание телефонных переговоров допускается только по категориям преступлений средней тяжести, тяжких и особо тяжких. То есть в данном случае законодатель еще более сужает возможности проведения ОРМ, ограничивающего право на тайну телефонных переговоров: по мимо того, что по данному преступлению должно быть обязательным предвари тельное следствие, оно еще должно относиться и к определенной категории (не ниже средней тяжести).

Такой законотворческий подход, на наш взгляд, не только усложняет вос приятие оснований и условий проведения ОРМ, но и не способствует более эф фективной защите прав и свобод личности. Во-первых, как справедливо отмечает А.Е. Чечетин, законодатель фактически признает право на тайну телефонных пе реговоров более значимым, относительно права на тайну переписки и неприкос новенность жилища, что не соответствует ст. 23 Конституции РФ, в которой эти права закрепляются как равнозначные1.

Во-вторых, само законодательное ограничение оснований проведения ОРМ, затрагивающих конституционные права личности, только по преступлениям, по которым предварительное следствие обязательно или которые относятся к опре деленной категории по степени тяжести, представляется сомнительным. Прежде всего потому, что аналогичные по своей сущности следственные действия (осмотр жилища при отсутствии согласия проживающих в нем лиц, обыск в жи лище, наложение ареста на почтово-телеграфные отправления) в соответствии с уголовно-процессуальным законодательством могут осуществляться по всем ка тегориям уголовных дел, вне зависимости от формы предварительного расследо вания или степени тяжести преступления2, тогда как конституционные права че ловека и гражданина при осуществлении таких следственных действий в процессе дознания ограничиваются не в меньшей степени (если не в большей!), нежели при проведении аналогичных ОРМ.

В связи с этим представляет интерес мнение А.Ю. Шумилова, который в своем проекте новой редакции ФЗ об ОРД предлагает разрешить проведение ОРМ, ограничивающих конституционные права граждан, не по преступлениям, по которым обязательно производство предварительного следствия, а принимать Чечетин А.Е. Актуальные проблемы теории оперативно-розыскных мероприятий:

монография. М.: Издательский дом Шумиловой И.И., 2006. С. 170.

Единственным исключением здесь является статья 186 УПК РФ, в соответствии с которой контроль и запись переговоров допускаются только по уголовным делам о пре ступлениях средней тяжести, тяжких и особо тяжких. Однако в данном случае, мы пола гаем, имеет место банальное копирование указанных законодательных ограничений, со держащихся в более раннем ФЗ об ОРД (1995 г.), в более поздний УПК РФ (2001 г.), ко торый впервые и ввел следственное действие «контроль и запись переговоров», анало гичное оперативно-розыскному мероприятию «прослушивание телефонных перегово ров».

Вестник ДВЮИ МВД России. 2011. № 1 (20) такое решение с учетом характера и степени общественной опасности противо правного деяния, а также тяжести возможных или наступивших последствий1.

Следует отметить, что у такого подхода есть как свои сторонники, так и противники. Например, С.И. Захарцев также отмечает, что при принятии решения о проведении ОРМ, ограничивающего конституционные права личности, судья вне зависимости от степени тяжести преступления должен руководствоваться направленностью, степенью и характером общественной опасности преступле ния2. В то же время А.Е. Чечетин подчеркивает, что в основе законодательного деления преступлений на категории лежит их различный характер и степень об щественной опасности, следовательно, степень и уровень общественной опасно сти, а также и «направленность» преступлений уже определены законодателем, и нет необходимости их пересматривать в судебном порядке, необходимо допу стить возможность проведения всех рассматриваемых ОРМ по преступлениям средней тяжести3. В качестве дополнительного аргумента своей позиции А.Е. Че четин указывает, что ограничение применения прослушивания телефонных пере говоров конкретными видами преступлений в полной мере отвечает стандартам Европейского суда, который к числу гарантий против злоупотреблений относит законодательное (а не судебное) определение характера правонарушений, при вы явлении которых возможно прослушивание4. Однако данный довод в некоторой степени не согласуется с российским уголовным законодательством. Так, пре ступление, предусмотренное ч. 1 ст. 138 УК РФ, определяющей ответственность за нарушение тайны телефонных переговоров, относится к категории небольшой тяжести. Если использовать предложенный выше подход, то можно предполо жить, что право гражданина на тайну телефонных переговоров не является значи мым для законодателя, но такой вывод противоречит Конституции РФ и обще признанным нормам международного права. В то же время, как справедливо от мечает В.И. Елинский, складывается парадоксальная ситуация: прослушивание телефонных переговоров как ОРМ не может быть применено органами, осу ществляющими ОРД, для документирования незаконного прослушивания теле фонных переговоров, то есть ограничение права человека на тайну телефонных переговоров недопустимо даже для защиты этого права от преступного посяга тельства. В связи с этим В.И. Елинский делает вывод: проведение данного ОРМ должно быть допустимо с учетом фактической общественной опасности и тяже сти возможных или наступивших последствий, оценивать которые должны как органы, осуществляющие ОРД, так и суд5.

На наш взгляд, решение данной оперативно-розыскной проблемы также мо жет быть заимствовано в более развитой уголовно-процессуальной отрасли права и научного знания. Так, в ст. 165 УПК РФ, определяющей судебный порядок по лучения разрешения на производство следственного действия, помимо того, что «ходатайство о производстве следственного действия подлежит рассмотрению единолично судьей …» и «рассмотрев указанное ходатайство, судья выносит по становление …», что конкретно, как и по каким критериям оценивает судья – ни чего не сказано. Однако, по мнению ряда исследователей, содержанием деятель ности суда в данном случае выступает уголовно-процессуальное доказывание (по Шумилов А.Ю. Новая редакция оперативно-розыскного закона России: открытый проект: науч.-справ. пособие. М., 2004. С. 12.

Захарцев С.И. Оперативно-розыскные мероприятия: теория и практика: моногра фия / под ред. В.П. Сальникова. СПб., 2004. С. 236.

Чечетин А.Е. Актуальные проблемы теории оперативно-розыскных мероприятий:

монография. С. 169-170.

Там же.

Елинский В.И. Указ. соч. С. 8-9.

Вестник ДВЮИ МВД России. 2011. № 1 (20) знание), сутью которого является проверка и оценка представленных сведений в целях установления оснований для принятия конкретного процессуального реше ния1.

Таким образом, первоначально следователь (дознаватель) собирает, прове ряет и оценивает доказательства с точки зрения их достаточности для возбужде ния перед судом ходатайства о проведении следственного действия, ограничива ющего конституционные права личности. Судья оценивает сведения, изложенные в ходатайстве, иные документы, прилагающиеся к нему, и на их основе принима ет решение, которое не ограничивается в законодательном порядке категорией преступления или формой предварительного расследования. Данное решение принимается с учетом законодательно определенных оснований проведения каж дого конкретного следственного действия, предусмотренного гл. 25 УПК РФ.

Так, например, основанием для производства обыска является наличие до статочных данных полагать, что в каком-либо месте или у какого-либо лица могут находиться орудия преступления, предметы, документы и ценности, которые мо гут иметь значение для уголовного дела (ч. 1 ст. 182 УПК РФ). «Эти предписания, – отмечает Е.А. Доля, – построены на учете объективной особенности той части преступного и послепреступного бытия, согласно которой орудия преступления, другие предметы, документы и ценности, связанные с преступлением, как прави ло, сохраняются после совершения преступления и находятся в каком-либо месте или у какого-либо лица. Соответствие данных предписаний закона действитель ности проверено уголовно-процессуальной практикой предшествующих поколе ний. Это соответствие подтверждается и практикой законного, своевременного и обоснованного производства обысков в настоящее время»2. То есть субъект, хода тайствующий о проведении следственного действия, и судья оценивают фактиче ские данные, установленные в ходе расследования уголовного дела, с точки зре ния наличия в них оснований для принятия решения о его проведении. Эти фак тические данные должны быть достаточными, для того чтобы предполагать, что в жилище какого-либо лица могут находиться орудия преступления, предметы, до кументы и ценности, имеющие значение для уголовного дела. Вместе с тем «до статочность» этих данных является оценочным критерием и определяется следо вателем и судьей через призму имеющегося опыта расследования и рассмотрения других уголовных дел.

Следует отметить, что в научной литературе, посвященной проблемам уго ловного процесса, имеет место подход, в соответствии с которым доказательства ми, подтверждающими необходимость производства обыска, должны считаться содержащиеся в материалах уголовного дела (выделено нами – В.Г.) конкретные сведения о том, что в определенном месте или у определенного лица могут нахо диться искомые объекты3. На это обстоятельство также указывает Е.А. Доля, по мнению которого отсутствие в материалах уголовных дел предусмотренных зако ном оснований для производства обыска делает его осуществление бессмыслен ным4.

Основываясь на приведенных выше суждениях, полагаем целесообразным при законодательном определении оснований для проведения ОРМ, ограничива Каретников А.С., Арзамасцева К.А. Является ли деятельность суда по рассмотре нию и разрешению ходатайств должностных лиц органов предварительного расследова ния судебным контролем? // Российская юстиция. 2010. № 4. С. 67.

Доля Е.А. Конституция Российской Федерации не препятствует установлению ис тины в уголовном судопроизводстве // Российская юстиция. 2009. № 12. С. 57.

Герасимова Л.И. Реализация принципа неприкосновенности жилища при произ водстве следственных действий // Адвокат. 2005. № 1.

Доля Е.А. Указ. соч. С. 57.

Вестник ДВЮИ МВД России. 2011. № 1 (20) ющих конституционные права и свободы человека и гражданина, отказаться от указания формы предварительного расследования и степени тяжести преступле ния. В качестве критерия обоснованности принятия решения о проведении таких ОРМ определить достаточность данных, позволяющих предположить, что прове дение конкретного ОРМ, ограничивающего конкретное конституционное право или свободу личности, будет способствовать решению задач, предусмотренных ст. 2 ФЗ об ОРД.

Предложенный вариант решения выявленных противоречий оперативно розыскного законодательства позволит, на наш взгляд, по аналогии с уголовным процессом, должностному лицу органа, осуществляющего ОРД, оценить собран ные оперативно-розыскные материалы с точки зрения достаточности для обраще ния с ходатайством к судье о проведении ОРМ, ограничивающего конституцион ные права личности. В свою очередь, судья изучает и оценивает представленное руководителем органа, осуществляющего ОРД, мотивированное постановление (ч. 2 ст. 9 ФЗ об ОРД). В постановлении должны быть изложены сведения, содер жащие достаточные данные, подтверждающие обоснованность проведения кон кретного мероприятия в отношении конкретного лица.

Однако, как показывает анализ оперативно-розыскной практики, в некото рых случаях изложить в постановлении все фактические данные о противоправ ной деятельности лица, позволяющие судье определить необходимость и целесо образность проведения ОРМ, ограничивающего конституционные права лично сти, не представляется возможным. Именно поэтому законодатель предусмотрел в ч. 3 ст. 9 ФЗ об ОРД положение, согласно которому по требованию судьи ему мо гут предоставляться также иные материалы, касающиеся оснований для проведе ния оперативно-розыскного мероприятия. Полагаем, что такие материалы должны представлять собой документы, соответствующим образом зарегистрированные и содержащиеся в делах оперативного учета (по аналогии с материалами уголовно го дела).

В связи с этим представляет интерес часть 3 ст. 10 ФЗ об ОРД, в которой отмечается, что «факт заведения дела оперативного учета не является основанием для ограничения прав и свобод, а также законных интересов человека и гражда нина». При этом в научной литературе встречается мнение, что часть 3 ст. 10 ФЗ об ОРД является одной из гарантий соблюдения конституционных прав граждан1.

Принимая такой научный подход и логику законодателя, в данной норме следова ло бы также указать, что факт создания информационной системы (ч. 1 ст. 10 ФЗ об ОРД) не является основанием для ограничения прав и свобод, а также закон ных интересов человека и гражданина. На наш взгляд, в обоих случаях это оче видная истина, вытекающая из ст. 7–9 ФЗ об ОРД, определяющих исчерпываю щий перечень оснований и условий ограничения прав и свобод личности при про ведении ОРМ. В связи с этим мы полагаем, что нет необходимости дублировать эти положения в других нормах, поэтому часть 3 ст. 10 ФЗ об ОРД не является дополнительной гарантией защиты конституционных прав и может быть безбо лезненно удалена из текста закона.

Завершая обсуждение данного проблемного аспекта обоснованности прове дения ОРМ, ограничивающих права и свободы человека и гражданина, необходи мо отметить, что, по нашему мнению, части 2 и 4 ст. 8 ФЗ об ОРД, по существу, содержат не условия, а основания проведения данных мероприятий. Из этого сле дует, что основания проведения ОРМ, ограничивающих конституционные права и См., например: Цветкова А.С. К вопросу о правовой регламентации осуществле ния некоторых оперативно-розыскных мероприятий // Законы России: опыт, анализ, практика. 2010. № 10. С. 26 - 30.

Вестник ДВЮИ МВД России. 2011. № 1 (20) свободы личности, необходимо систематизировать. В связи с этим нам наиболее близка позиция А.Е. Чечетина, который подчеркивает, что детальная постатейная регламентация ОРМ позволит, с одной стороны, сформировать необходимый пра вовой механизм действий оперативно-розыскных служб, обеспечивающий боль шую активность и наступательность в борьбе с преступностью, а с другой – уси лить гарантии прав граждан, попавших в сферу ОРД1. Вместе с тем вызывает определенные сомнения необходимость формулировки оснований проведения ОРМ в отдельной статье ФЗ об ОРД2, тем более, что они по существу совпадают с основаниями заведения дел оперативного учета.

На наш взгляд, рациональнее основания и условия проведения каждого от дельного ОРМ определить в соответствующей статье, которая содержала бы чет кую процедуру его проведения в соответствии с алгоритмом действий и способа ми познания, используемыми в том или ином мероприятии. Относительно сказан ного представляет интерес мнение В.Ф. Луговика, который полагает, что перспек тивным направлением совершенствования оперативно-розыскного законодатель ства является регулирование правовых процедур проведения оперативно розыскных мероприятий, так как именно четко регламентированная процедура может раскрыть суть оперативно-розыскного мероприятия3. Такая законотворче ская инициатива согласуется с позицией Европейского суда по правам человека, в решениях которого неоднократно подчеркивалось, что одной из важных гарантий обеспечения прав человека выступает четкая регламентация процедурных вопро сов4. Здесь мы также не видим препятствий для заимствования в оперативно розыскное законодательство по аналогии уголовно-процессуальных правовых конструкций, определяющих основания и порядок проведения каждого конкрет ного следственного действия.

Литература 1. Атмажитов В.М. О совершенствовании правового регулирования оперативно розыскной деятельности // Проблемы совершенствования оперативно-розыскного зако нодательства: Материалы «круглого стола», посвященного 10-летию принятия Федераль ного закона «Об оперативно-розыскной деятельности») / Под ред. В.И. Елинского. М.:

ВНИИ МВД России, 2005. С. 24.

2. Атмажитов В.М., Бобров В.Г. Об основных направлениях дальнейшего развития теории оперативно-розыскной деятельности органов внутренних дел // Актуальные во просы теории и практики оперативно-розыскной деятельности: Труды Академии управ ления МВД России. М., 2001. С. 8-22.

3. Атмажитов В.М., Бобров В.Г. Оперативно-розыскные мероприятия: актуальные вопросы теории и практики // Оперативно-розыскные мероприятия: актуальные вопросы теории и практики: Материалы науч.-практ. семинара / Отв. ред. В.М. Атмажитов. М.:

Академия управления МВД России, 2005. С. 3-4.

4. Бобров В.Г. К вопросу о результатах оперативно-розыскной деятельности и их использовании // Актуальные проблемы теории борьбы с преступностью и правоприме нительной практики: Межвуз. сборник науч. тр. Вып. 5. Красноярск, 2002. С. 149-150.

Чечетин А.Е. Проект законодательного регулирования оперативно-розыскных ме роприятий // Полицейское право. 2006. № 4. С. 83.

Там же. С. 83.

Луговик В.Ф. Перспективы совершенствования правового регулирования опера тивно-розыскной деятельности // 15 лет Федеральному закону «Об оперативно розыскной деятельности»: сб. мат-лов Всерос. науч.-практ. конф. Омск: Омский юриди ческий институт, 2010. С. 22.

Европейский Суд по правам человека. Избранные решения: в 2 т. Т. 1. М., 2000.

С. 671.

Вестник ДВЮИ МВД России. 2011. № 1 (20) 5. Герасимова Л.И. Реализация принципа неприкосновенности жилища при произ водстве следственных действий // Адвокат. 2005. № 1.

6. Гусев В.А. Соблюдение прав и свобод человека и гражданина в оперативно розыскной деятельности: вопросы теории и практики: Препринт. Хабаровск: Дальнево сточный юридический институт МВД России, 2011.

7. Доля Е.А. Конституция Российской Федерации не препятствует установлению истины в уголовном судопроизводстве // Российская юстиция. 2009. № 12. С. 57.

8. Елинский В.И. Проблемы законодательного регулирования оперативно розыскной деятельности // Проблемы совершенствования оперативно-розыскного зако нодательства. С. 7.

9. Железняк Н.С. К вопросу о соотношении оперативно-розыскных мероприятий и оперативно-розыскной деятельности // Оперативно-розыскные мероприятия: актуальные вопросы теории и практики. С. 29-30.

10. Захарцев С.И. Оперативно-розыскные мероприятия: теория и практика: Моно графия / Под ред. В.П. Сальникова. СПб., 2004.

11. Каретников А.С., Арзамасцева К.А. Является ли деятельность суда по рассмот рению и разрешению ходатайств должностных лиц органов предварительного расследо вания судебным контролем? // Российская юстиция. 2010. № 4. С. 67.

12. Климов И.А., Синилов Г.К., Сазонова Н.И. Еще раз о необходимости совершен ствования законодательства в сфере оперативно-розыскной деятельности // Проблемы совершенствования оперативно-розыскного законодательства. С. 17.

13. Луговик В.Ф. Перспективы совершенствования правового регулирования опе ративно-розыскной деятельности // 15 лет Федеральному закону «Об оперативно розыскной деятельности»: Сборник мат-лов Всерос. науч.-практ. конф. Омск: Омский юридический институт, 2010. С. 22.

14. Понятие оперативно-розыскной деятельности: содержание и правовое регули рование: Курс лекций. Ч. 1 / Б.Я. Нагиленко и др. Домодедово: ВИПК МВД России, 2010.

15. Цветкова А.С. К вопросу о правовой регламентации осуществления некоторых оперативно-розыскных мероприятий // Законы России: опыт, анализ, практика. 2010.

№ 10. С. 26 - 30.

16. Чечетин А.Е. Актуальные проблемы теории оперативно-розыскных мероприя тий: Монография. М.: Издательский дом Шумиловой И.И., 2006. С. 24.

17. Чечетин А.Е. О соотношении понятий оперативно-розыскных мероприятий, действий и мер // Оперативно-розыскные мероприятия: актуальные вопросы теории и практики. С. 35.

18. Чечетин А.Е. Проект законодательного регулирования оперативно-розыскных мероприятий // Полицейское право. 2006. № 4. С. 83.

19. Шумилов А.Ю. Новая редакция оперативно-розыскного закона России: откры тый проект: Научно-справочное пособие. М., 2004.

Вестник ДВЮИ МВД России. 2011. № 1 (20) Криминология Территориальные различия преступности в административных округах города Хабаровска Денис Викторович Галкин, научный сотрудник филиала ВНИИ МВД РФ по Дальневосточному федеральному округу, кандидат юридических наук УДК 343. В статье дана общая характеристика преступности в г. Хабаровске по итогам 2010 г., представлен сравнительный анализ различных показателей преступности в каждом из четырех административных округов города. Рассмотрены некоторые из криминальных факторов, обусловливающих территориальные различия криминальной ситуации в гра ницах г. Хабаровска.

Ключевые слова: состояние преступности в г. Хабаровске, территориальные разли чия преступности, уровень и структура преступности, криминальная ситуация.

Пространственный анализ преступности выступает обязательным атрибутом криминологических исследований и основным методом региональной кримино логии. Теоретической разработке и практическому применению этого метода придается большое значение в работах известных российских криминологов – Ю.М. Антоняна, М.М. Бабаева, И.А. Долговой, В.Н. Кудрявцева, Н.Ф. Кузнецо вой, В.В. Лунеева и др.1. Исследования территориальных особенностей преступ ности не только являются перспективным направлением в развитии науки крими нологии, но и одновременно с этим носят прикладной характер, поскольку высту пают составной частью работы по подготовке комплексных и целевых программ борьбы с преступностью.

Актуальность исследования территориальных различий криминальной ситу ации в г. Хабаровске среди прочего обусловлена необходимостью более глубоко го изучения региональных особенностей факторного комплекса преступности на Дальнем Востоке и в Хабаровском крае.

Сравнение количественных и качественных показателей преступности в субъектах Российской Федерации является одним из инструментов построения криминологической картины той или иной территории. Результаты криминологи ческих исследований региональной преступности показывают, что уровень пре ступности в Хабаровском крае является одним из наиболее высоких среди субъ ектов Российской Федерации. При этом и на территории края среди его муници пальных районов и городских округов преступность распределена неравномерно.

Подавляющее большинство преступлений регистрируется в наиболее урбанизи рованных из них и в крупных городах края: в административном центре – г. Ха баровске и в г. Комсомольске-на-Амуре. В 2010 г. в этих городах совершено 70 % всех преступлений от общего числа зарегистрированных в крае.

См., например: Лунеев В.В. Преступность XX века: мировые, региональные и российские тенденции. М., 2005;

Шубадеева М.Ю. Развитие теоретических взглядов на проблему территориального изучения преступности. 2008 // Федеральный правовой пор тал «Юридическая Россия». URL: www.law.edu.ru Вестник ДВЮИ МВД России. 2011. № 1 (20) Состояние преступности в г. Хабаровске в значительной мере влияет на об щую криминальную ситуацию в крае. Хабаровский край относится к разряду ур банизированных регионов: в краевом центре проживает половина всех жителей края. Соответствующий «вклад» городская преступность Хабаровска вносит в криминальную ситуацию в крае. Из общего числа зарегистрированных в крае в 2010 г. преступлений в краевом центре совершено 60 % хищений транспортных средств, 55 % преступлений, совершенных в общественных местах, 50 % грабе жей, 49 % угонов, 49 % преступлений, связанных с незаконным оборотом нарко тиков, 44 % мошенничеств, 43 % краж. Хабаровск влияет на криминальную ситу ацию в крае не только количеством преступлений, но и их качественным уровнем:

в городе регистрируется 46 % всех тяжких и особо тяжких преступлений, совер шенных в крае.

Неоднородность территориального распределения регистрируемой преступ ности среди муниципальных образований Хабаровского края и особое положение Хабаровска в этом отношении вызывает научный интерес относительно террито риальной распределенности преступности в границах краевого центра – г. Хаба ровска. Пространственный анализ преступности на уровне внутригородских окру гов, микрорайонов и улиц Хабаровска направлен на более глубокое понимание причин и условий, способствующих криминальным проявлениям в общественной жизни города, и в конечном итоге способствует выработке и принятию обосно ванных мер профилактики и предупреждения преступности.

В ходе муниципальной реформы основной территориальной единицей в Ха баровске с 2002 г. стал внутригородской административный округ 1. В Хабаровске их четыре: Железнодорожный, Северный, Центральный и Южный. Самый боль шой по площади – Железнодорожный округ (в десять раз больше Центрального округа), самый крупный по численности населения – Южный округ (в 2,5 раза больше Центрального округа).

Самые «скромные» количественные показатели (по занимаемой территории и числу жителей) – у Центрального округа, но качественный показатель – плот ность населения – здесь самый высокий: она почти в шесть раз выше, чем в Же лезнодорожном округе Хабаровска, и вполне сопоставима с плотностью населе ния в Москве – около 9 тыс. человек на квадратный километр.

Всего в 2010 г. зарегистрировано 13 209 преступлений, совершенных на тер ритории г. Хабаровска2. Оценить напряженность криминальной ситуации исходя из абсолютных показателей позволяет коэффициент (уровень) преступности – от носительный показатель, исчисляемый из количества преступлений, совершенных на определенной территории за определенный период в расчете на единицу насе ления.

В Хабаровске по итогам 2010 г. общий уровень преступности составил преступления на 100 тыс. жителей. Анализ общего уровня преступности в от дельных административных округах Хабаровска демонстрирует значительный разброс его значений. Наименьший уровень преступности среди административ ных округов Хабаровска в Южном округе – 1796 преступлений, а наибольший в Центральном округе – 3117 преступлений на 100 тыс. жителей. Из этого следует, что в пределах г. Хабаровска криминальная ситуация крайне неоднородна: в Цен тральном округе общий уровень преступности на 62 % выше, чем в Южном или В соответствии с Федеральным законом от 6 октября 2003 г. № 131-ФЗ «Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации» города раз деляются на округа.

Статистические сведения о преступности соответствуют данным Информацион ного центра УВД по Хабаровскому краю.

Вестник ДВЮИ МВД России. 2011. № 1 (20) Северном округах Хабаровска, и на 19 % выше, чем в Железнодорожном округе.

Неблагоприятные показатели общего уровня преступности в центре города усу губляются показателями территориальной распределенности тяжких и особо тяж ких преступлений. В расчете на 100 тыс. жителей в среднем по городу приходится 609 таких преступлений, а в Центральном округе на 50 % выше – 924 преступления.

Какие структурные элементы в общем массиве преступности создают усло вия для такого значительного разрыва в ее уровне в разных районах Хабаровска?

Актуальность и острота данного вопроса усугубляются тем, что на формирование высокого уровня преступности в Центральном округе Хабаровска не влияют фак торы, формирующие высокий уровень преступности в целом по краю. Дело в том, что высокий уровень преступности в Хабаровском крае, в сравнении с другими субъектами Российской Федерации, складывается не в последнюю очередь за счет преступлений, совершаемых двумя категориями лиц: ранее привлекавшимися к уголовной ответственности и лицами в состоянии алкогольного опьянения1.

В Хабаровском крае по итогам 2010 г. доля преступлений, совершенных лицами, ранее уже привлекавшимися к уголовной ответственности, в общем массиве рас крытых преступлений составляет 62 %. Это значение является феноменально вы соким, если учесть, что аналогичный показатель в среднем по России в 2010 г. со ставил 37 %.

Однако доля таких преступлений в Центральном округе составляет 58 %, что меньше, чем в других округах города (в среднем по городу – 61 %). Из этого следует, что формирование высокого уровня преступности в Центральном округе Хабаровска имеет другие причины и происходит отнюдь не за счет рецидивной преступности.

Еще более наглядно сравнение удельного веса преступлений, совершенных лицами в состоянии алкогольного опьянения. В Центральном округе Хабаровска их доля не превышает 12 %, в то время как в среднем по городу в два раза выше – 24 %. В среднем по России доля таких преступлений составляет 16,6 %, а в Хаба ровском крае – 23 %.

Таким образом, в Центральном округе Хабаровска за более высокими, чем в других округах, общим коэффициентом преступности и коэффициентом тяжкой преступности скрываются более низкие коэффициенты «пьяной» и рецидивной преступности. Если состояние рассмотренных выше категорий преступлений спо собствует не росту, а, напротив, снижению уровня преступности в Центральном округе Хабаровска, то тем сильнее должно быть влияние иных факторов – струк турных элементов преступности, обусловливающих высокий уровень криминаль ной активности на его территории.

Такие факторы позволяют выявить отдельные виды и категории преступле ний, совершаемых в различных районах г. Хабаровска, их долю в общем массиве преступлений и уровень в расчете на единицу населения. Очевидно, что значи тельный разрыв в общем уровне преступности должен сопровождаться аналогич ными превышениями уровня тех видов преступлений, которые имеют наиболь шую долю в общем массиве преступности. В Хабаровском крае такими видами преступлений являются кражи, грабежи, преступления экономической направ ленности и преступления, связанные с незаконным оборотом наркотиков.

Наиболее значительный сегмент преступности в любом регионе Российской Федерации составляют имущественные преступления, а среди них самыми мно Галкин Д.В., Никитенко И.В. Сравнительный анализ уровня преступности в субъ ектах Российской Федерации и особенности его формирования в Хабаровском крае // Ак туальные проблемы современного уголовного права и криминологии: сб. науч. тр. Став рополь, 2011. С. 36.

Вестник ДВЮИ МВД России. 2011. № 1 (20) гочисленными являются кражи – тайные хищения чужого имущества. В Хабаров ске среди общего количества преступлений удельный вес краж составляет почти половину – 48 %. При этом в Северном округе коэффициент краж в расчете на 100 тыс. жителей составляет 862, а в Центральном округе – 1523, что почти в два раза больше. В среднем по городу этот показатель составляет 1090 преступлений.

Если обратиться к видовому составу краж, то и здесь обнаружится неодно родность. Из 6328 краж, совершенных в Хабаровске, 867 – это квартирные кражи, 822 – карманные кражи, 469 – кражи транспортных средств. Квартирные кражи распределяются по территории города достаточно равномерно – в среднем около 149 краж на 100 тыс. жителей, но в Центральном округе несколько меньше – краж на 100 тыс. жителей.

Уровень краж и угонов транспортных средств (в совокупности) в среднем по городу в 2010 г. примерно такой же, как и уровень квартирных краж, – 148 на 100 тыс. жителей, больше всего – в Южном округе (171), меньше всего – в Север ном округе (111). В Железнодорожном и Центральном округах этот показатель близок к общегородскому – 155 и 140 соответственно.

Места совершения карманных краж, напротив, почти без исключения сосре доточены ближе к центру города. В Центральном округе таких преступлений на каждого жителя приходится в четыре раза больше, чем в Северном округе, – против 67.

Такая же закономерность проявляется при анализе грабежей. На 14 % жите лей Центрального округа приходится 30 % совершенных в Хабаровске грабежей, а наименее опасным по этому показателю, как и в предыдущем случае, является Северный округ. Другая категория имущественных преступлений – мошенниче ства – распределены еще более неравномерно. В Центральном округе Хабаровска на одного жителя их приходится в два раза больше, чем в среднем по городу, и в три раза больше, чем в Северном округе.

Преступления, связанные с незаконным оборотом наркотиков, также «тяго теют» к центру города: в расчете на 100 тыс. жителей их количество составляет в Южном и Северном округах 144 преступления, в Центральном – 255, а в Желез нодорожном – 266. В Центральном округе зарегистрирована почти половина из всех 672 преступлений экономической направленности. Это закономерно – эко номических преступлений больше регистрируется в тех районах, где выше дело вая и предпринимательская активность граждан.

Таким образом, уровень большинства основных структурно значимых видов преступлений, а отсюда и общий уровень преступности, в центральной части Ха баровска существенно выше средних значений по городу. Несомненно, что лока лизация рассмотренных выше видов преступности преимущественно в Централь ном округе Хабаровска не случайна и провоцируется определенными условиями.

Прежде всего, в данном случае представляется очевидным действие общей закономерности, выявленной при анализе региональной преступности: чем боль ше плотность населения на той или иной территории (в субъекте Российской Фе дерации, в муниципальном округе края, в административном округе города), тем выше там уровень преступности в расчете на каждого жителя.

Кроме того, на состояние преступности в общественных местах города ока зывают влияние праздничные, спортивные и иные массовые мероприятия, кото рые проводятся в основном в Центральном округе Хабаровска. В центре города сосредоточена основная часть магазинов, клубов, ресторанов, кинотеатров и дру гих общественных учреждений и организаций. В результате в Центральном окру ге больше мест общественного присутствия, что стимулирует криминальную ак тивность граждан, а Южный и Северный округа, напротив, являются «спальны ми» районами.

Вестник ДВЮИ МВД России. 2011. № 1 (20) Сразу несколько криминогенных «слагаемых» представляют собой ночные клубы и дискотеки. Во-первых, почти все посетители таких заведений – это мо лодежь, а именно она является криминально активной возрастной группой насе ления;

во-вторых, посещение этих заведений происходит в ночное время;

и в-третьих, времяпрепровождение молодежи в ночных клубах чаще, чем обычно, связано с употреблением спиртных напитков и наркотических средств. Эти выво ды подтверждаются представленными выше данными об уровне преступности, связанной с незаконным оборотом наркотиков.

Тесную связь между высоким уровнем преступности и концентрацией мест проведения досуга жителей в Центральном округе города подтверждают сведения о топографии преступности (местах совершения преступлений). С преступностью в общественных местах в центре города его жители сталкиваются намного чаще.

Так, доля преступлений, совершенных в общественных местах, среди общего числа зарегистрированных преступлений в Центральном округе Хабаровска со ставляет 54 %, в то время как в Южном округе – 39 %.

Основную часть преступлений, совершаемых в общественных местах, со ставляет уличная преступность, то есть преступления на улицах, площадях, в пар ках и скверах. Показатели последней также складываются не в пользу централь ной части города: в среднем ее доля не превышает 30 %, а в Центральном округе – почти 38 %.

Сравнительный анализ видового состава преступности в округах города позволяет сделать вывод, что превышающие значения уровня преступности в Центральном округе Хабаровска обусловлены не только повышенной криминаль ной активностью граждан, но и большей интенсивностью правоохранительных мероприятий в центральной части города. Органы внутренних дел закономерно уделяют центру города больше внимания. Большая плотность нарядов патрульно постовой и дорожно-постовой служб органов внутренних дел на территории цен тральных районов города обусловливает большее количество выявленных пре ступлений. Уровень правоохранительного присутствия здесь традиционно выше, выше и концентрация технических средств охраны правопорядка, в том числе средств аппаратного комплекса «Безопасный город», включающих системы ви деонаблюдения в общественных местах. Деятельность участковых уполномочен ных в условиях компактного проживания граждан на небольшой территории так же более эффективна. В удаленных от центра районах с более низкой плотностью населения каждый участковый обслуживает значительно больший участок терри тории. Органы внутренних дел закономерно уделяют центру города больше вни мания.

Кроме того, преступления экономической направленности и преступления, связанные с незаконным оборотом наркотиков, относятся к группе высоколатент ных преступлений. Их выявление в основном происходит не в результате получе ния сообщений граждан, а в результате оперативно-розыскной, патрульно постовой и иной профессиональной деятельности сотрудников органов внутрен них дел. Поэтому высокий уровень этих преступлений в немалой степени зависит от «плотности» правоохранительного присутствия в том или ином районе.

Таким образом, статистический учет преступлений отражает существенную неоднородность криминальной ситуации в пределах г. Хабаровска. В целом в Центральном округе г. Хабаровска она гораздо менее благоприятна, чем в других административных округах города. Ее специфика заключается в более высоком удельном весе тяжких и особо тяжких преступлений, краж, грабежей, мошенни честв, преступлений экономической направленности и преступлений, связанных с незаконным оборотом наркотиков. Более благоприятны в Центральном округе показатели рецидивной преступности и преступлений, совершаемых лицами в со Вестник ДВЮИ МВД России. 2011. № 1 (20) стоянии алкогольного опьянения: здесь они значительно ниже средних значений по городу и по краю. Вместе с тем, не только в центральных районах города су ществуют очаги повышенной криминальной активности. Опрос экспертов – руко водителей и сотрудников аналитических служб УВД по Хабаровскому краю и УВД по городу Хабаровску – показывает, что проблемными являются также от дельные микрорайоны в других административных округах Хабаровска.

Очевидно, что для более глубокого изучения специфики криминальной си туации в границах г. Хабаровска необходимо проведение комплексного кримино логического исследования. Выявление территориальных различий в преступности – это ключ к решению многих вопросов по предупреждению преступлений. При выявлении территориальных различий становятся более видимыми и конкретные причины преступлений, и условия их совершения, что имеет не только познава тельный характер, но и служит основой для организации практической работы, конкретных правоохранительных мероприятий. Сопоставление различных харак теристик преступности с социальными, экономическими и иными условиями в разных районах города дает возможность определить основные криминогенные факторы и с учетом их действия строить работу по обеспечению правопорядка.

Такие исследования имеют широкий спектр практического использования их ре зультатов. Они могут быть востребованы при разработке краевой и городской программ борьбы с преступностью, распределении сил и средств правоохрани тельных органов, а также при межведомственном планировании мер по обеспече нию правопорядка.

Литература 1. Галкин Д.В., Никитенко И.В. Сравнительный анализ уровня преступности в субъектах Российской Федерации и особенности его формирования в Хабаровском крае // Актуальные проблемы современного уголовного права и криминологии: Сборник науч ных трудов. Ставрополь, 2011. С. 36.

2. Лунеев В.В. Преступность XX века: мировые, региональные и российские тен денции. М., 2005.

Взаимодействие органов внутренних дел и общественных организаций по предупреждению мошенничеств, совершаемых женщинами Александр Витальевич Швец, адъюнкт Дальневосточного юридического института МВД России УДК 343. В статье рассматривается система предупреждения мошенничеств, совершаемых женщинами, имеющая существенное значение для решения криминологических проблем субъектами предупредительной деятельности – органами внутренних дел и общественны ми организациями, а также их взаимодействие в данной сфере.

Ключевые слова: органы внутренних дел, общественные организации, система пре дупреждения, женщины, мошенничество.

Особая роль государства в противодействии преступности обусловлена са мой природой его социального предназначения. Как политическая организация общества, оно располагает на федеральном и региональном уровнях соответству Вестник ДВЮИ МВД России. 2011. № 1 (20) ющими властными полномочиями, имеет в своем распоряжении социальные, культурно-воспитательные, принудительные, а также другие средства борьбы с преступностью и несет перед гражданами обязанность надежно защищать их от противоправных посягательств.

Предупреждение преступлений стало сегодня одним из главных направле ний в деятельности государственных структур и общественных институтов в об ласти борьбы с преступностью. Вместе с тем в предупредительной работе право охранительных органов приоритет по-прежнему чаще всего отдается репрессив ным, запретительным мерам, хотя такие меры по причине их неэффективности себя уже давно исчерпали. Следовательно, необходимо искать и находить другие способы предупреждения преступлений.

Сейчас ни у кого не вызывает сомнения тот факт, что в современных усло виях без возведения надежных барьеров преступности поступательное развитие нашего общества оказывается под сомнением. Вопросы формирования единой системы профилактики преступности стали актуальны, как никогда ранее.

Так, на Выездном заседании Госсовета Российской Федерации, состоявшем ся в г. Казани в августе 2005 г., Президент страны поставил задачу воссоздать единую государственную систему профилактики правонарушений. На проходив шем в июне 2007 г. в г. Ростове-на-Дону выездном заседании Государственного совета Российской Федерации Президент РФ отметил четыре приоритетных направления функционирования государственной системы общей профилактики:

социальная адаптация людей, освободившихся из мест лишения свободы;

укреп ление правовой базы;

профилактическая работа среди молодежи;

привлечение к охране правопорядка граждан и общественных организаций. Криминологические исследования показывают, что 7 из 10 преступлений могут быть предотвращены при действенной их профилактике1.

В связи с этим необходимо уделять должное внимание как предупреждению преступлений, так и основным направлениям формирования системы профилак тики правонарушений.

Предупреждение мошенничеств, совершаемых женщинами, как разновид ность социальной деятельности, может быть достаточно эффективно и давать не обходимый результат лишь в том случае, если оно базируется на прочном науч ном фундаменте.

Следует отметить, что система предупреждения преступлений должна отве чать целому ряду требований. Применительно к преступности в целом, на наш взгляд, удачно эти требования сформулировал С.И. Герасимов. Целесообразно распространить предложенные им критерии и на систему предупреждения мо шенничеств, совершаемых женщинами.


Итак, система предупреждения преступлений «должна быть стабильной: ее функционирование должно быть рассчитано на достаточно длительную перспек тиву, и только отдельные элементы системы могут и должны претерпевать вполне объяснимые изменения. Система субъектов предупреждения преступлений долж на быть по своей конструкции достаточно жесткой (в разумных пределах). Она должна исключать наличие излишних звеньев, не обладающих нужной работо способностью. Жесткость конструкции достигается прежде всего за счет стро жайшего отбора тех элементов, которые должны быть в ней представлены. Дан ная система должна иметь свой общий координирующий, организующий и направляющий центр. В структуре субъектов предупреждения преступлений должны быть представлены все ее уровни, которые действовали бы на системной Кузнецова Н.Ф. Проблемы криминологической детерминации. М., 1984. С. 145.

Вестник ДВЮИ МВД России. 2011. № 1 (20) основе. В соответствии с этим требуется четкое определение вертикальных и го ризонтальных связей субъектов относительно их уровней и системы в целом.

Необходимо точное определение компетенции каждого субъекта предупреждения преступлений в этой области, своего рода их предметная специализация. Должен действовать принцип строгой дисциплины в выполнении предупредительной функции каждым субъектом»1.

Система профилактики должна включать соответствующую подсистему, по строенную с учетом личностных особенностей мошенниц, а также специфики общей картины их преступного поведения. Такая подсистема должна быть в до статочной степени гибкой, чтобы адаптивно перестраивать свои функции в соот ветствии с изменениями женской корыстной преступности.

Чтобы иметь возможность при необходимости варьировать, выбирая адек ватные меры воздействия, блокировать, нейтрализовать, а в лучшем случае видо изменять в желательном отношении криминогенно опасные мотивации, цели или даже поведение людей, блокирующая система, то есть система предупреждения мошенничеств, совершаемых женщинами, должна быть способной обеспечить комплекс разнообразных реакций. Следовательно, требуется не только гибкость и адаптивность организационной структуры этой системы, но и повседневное дея тельное участие в ее работе государственных и негосударственных структур, в том числе общественных и религиозных организаций, фондов, союзов различной направленности.

Систему предупреждения мошенничеств, совершаемых женщинами, необ ходимо строить таким образом, чтобы в ней, как и в структуре ее функций, были представлены все основные виды и подвиды профилактики: общая, индивидуаль ная, ранняя, непосредственная, постпенитенциарная.

Одна и та же структура (орган, общественное объединение, общественная организация и т.п.) может быть узкоспециализированной либо одновременно ве сти профилактическую работу в нескольких направлениях. Важно, чтобы в сово купной компетенции, в общей «зоне ответственности» всех звеньев системы не «потерялись» какие-нибудь важные аспекты профилактической деятельности, ра ди которой система создается.

По нашему мнению, основным является раннее предупреждение2, и в дан ном случае очень значим комплексный подход к этой проблеме как со стороны правоохранительных органов, так и, несомненно, общественных организаций и иных общественных формирований.

Без сомнений, на современном этапе борьба с преступностью должна осу ществляться как процесс взаимодействия и сотрудничества различных государ ственных, негосударственных органов и общественных организаций, у которых есть собственные задачи в этой области. Условием успеха здесь является совер шенствование средств и методов работы всех звеньев системы, устранение дубли рования в их деятельности. Организация борьбы с мошенничествами, совершае мыми женщинами, в широком масштабе требует единого управления, планирова ния и объединения в комплексную систему.

Плодотворное раннее предупреждение мошенничеств, совершаемых жен щинами, предполагает выявление и учет лиц, от которых можно ожидать совер Герасимов С.И. Возрождение системы предупреждений преступлений // Россия в третьем тысячелетии: науч. тр. ИМПЭ им. А.С. Грибоедова. М., 2001. С. 183.

См., например: Карпец И.И. Современные проблемы уголовного права и крими нологии. М., 1976. С. 131, 132;

Тайбаков А. А. Проблемы предупреждения и профилакти ки корыстной преступности. Петрозаводск, 2000. С. 7 и др.

Вестник ДВЮИ МВД России. 2011. № 1 (20) шения корыстных правонарушений;

всестороннее и глубокое изучение этих лиц и условий их жизнедеятельности;

непосредственное воздействие на них, включая воспитание и социальный контроль. В процессе этой работы должны учитываться психофизиологические особенности женщин. Кроме того, необходимо выделение основной стадии раннего предупреждения исследуемого вида преступности – это предупреждение в отношении несовершеннолетних.

При наличии необходимого воспитательного воздействия со стороны со трудников правоохранительных органов, представителей учебных заведений, трудовых коллективов, лиц из числа позитивного окружения в микро- и макро среде, членов семьи, способных положительно влиять на объект, именно в эти возрастные периоды в сочетании с корректировкой поведения в положительную сторону, ориентацией на творческие формы поведения, досуга, систему жизнен ных интересов и т.п., возможно, удалось бы избежать такого широкого и раннего вовлечения женщин в сферу совершения корыстных преступлений и, как след ствие этого, добиться предупреждения рецидива.

До 90-х гг. ХХ столетия в нашей стране раннее предупреждение преступле ний, в том числе и совершенных женщинами, осуществлялось: во-первых, много численными общественными организациями по месту жительства и в трудовых коллективах и, во-вторых, территориальными подразделениями органов внутрен них дел. На современном этапе первое направление практически бездействует, основной груз этой работы несут подразделения милиции.

Решение профилактических задач на основе комплексного подхода диктует необходимость надежного оснащения участников профилактического процесса синтезированными криминологическими знаниями, отражающими, с одной сто роны, полный комплекс научных представлений об этом процессе, а с другой – детальную и многоаспектную картину того, что представляют собой те конкрет ные объекты профилактической защиты, с которыми каждый раз приходится ра ботать.

Комплексный подход к решению практических задач предупреждения пре ступлений реализуется путем специализации, то есть выполнения конкретной функции той службой, которая располагает лучшими возможностями для ее наиболее эффективного решения, при этом используются координация и коопе рирование (долевое участие) служб и подразделений в проведении профилакти ки1.

Отсюда следует, что комплексный подход к решению проблем предупре ждения преступлений дает возможность преодолеть различные организационные барьеры, разобщенность между теорией и практикой, между специалистами раз личных наук, организаций и ведомств, занимающихся вопросами предупреди тельного воздействия.

Думается, что реальность и полноту комплексного решения вопросов пре дупреждения мошенничеств, совершаемых женщинами, может обеспечить со блюдение совокупности конкретных требований:

1. Использование основных сфер и источников воспитательного воздействия на людей: семьи, школы (во всех ее разновидностях), коллектива по месту рабо ты, территориальных (региональных) государственных и общественных органов, ведающих воспитанием, средств массовой информации и т.п.

Ветров Н.И. Криминологическая характеристика правонарушителей молодежного возраста. М., 1981. С. 179.

Вестник ДВЮИ МВД России. 2011. № 1 (20) 2. Сочетание взаимодополняющих и взаимосвязанных мер экономического (хозяйственного), организационно-управленческого, идеологического, культурно го, правового и иного характера.

3. Совместное участие в предупреждении преступлений всех субъектов профилактики. Конкретные варианты сочетания тех или иных субъектов опреде ляются характером и масштабом предупредительной задачи. Представляется, что совместное участие предполагает координацию действий, четкое определение ро ли и места каждого субъекта в системе взаимодействия, кооперацию сил и средств, используемых для решения задачи и т.д. Необходимо отметить, что ко ординация должна обеспечиваться согласованием планов мероприятий, взаимным обменом информацией, личными контактами руководителей, совместно решаю щих оперативные вопросы.

Литература 1. Ветров Н.И. Криминологическая характеристика правонарушителей молодежно го возраста. М., 1981.

2. Герасимов С.И. Возрождение системы предупреждений преступлений // Россия в третьем тысячелетии: Научные труды ИМПЭ им. А.С. Грибоедова. М., 2001.

3. Карпец И.И. Современные проблемы уголовного права и криминологии. М., 1976.

4. Кузнецова Н.Ф. Проблемы криминологической детерминации. М., 1984.

5. Тайбаков А. А. Проблемы предупреждения и профилактики корыстной преступ ности. Петрозаводск, 2000.

Вестник ДВЮИ МВД России. 2011. № 1 (20) Криминалистика Преступления, связанные с подделкой или уничтожением идентификационного номера транспортного средства, как объект криминалистического исследования Павел Александрович Жердев, преподаватель Дальневосточного юридического института МВД России УДК 343.98. В статье автором выделены проблемы, возникающие при расследовании подделки или уничтожения идентификационного номера транспортного средства, и даны отдель ные рекомендации по их разрешению.

Ключевые слова: идентификационный номер транспортного средства, электронные носители информации.

За последнее десятилетие количество автомобилей, находящихся в различ ных формах собственности на территории Российской Федерации, резко возросло.

В Россию ввозится огромное количество автомобилей иностранного производства, как подержанных, то есть находящихся в эксплуатации более или менее длительное время, так и новых.


Транспортные средства как отечественного, так и зарубежного производства отличаются разнообразием идентификационной маркировки и способами их нанесения. Знаки идентификационной маркировки одной модели автомобиля мо гут различаться в зависимости от года выпуска, завода-изготовителя, приме нявшегося маркировочного оборудования и иных факторов.

Достаточно большой объем автомобилей фигурирует в рамках расследова ния широкого спектра преступлений. В связи с этим актуальной представляется проблема идентификации автомобилей по имеющимся у них маркировочным обо значениям.

Проведенные в различных регионах страны отдельные экспертные исследо вания1 показали, что определенную сложность вызывают меры, направленные на выявление сокрытия поддельных идентификационных обозначений похищенного или неправомерно легализованного автотранспорта, осуществляемого в виде вне сения изменений в идентификационные таблички и номерные обозначения на ку зове и двигателе. Например, после совершения кражи или угона автотранспорта для его дальнейшей эксплуатации или сбыта преступники в целях сокрытия мате риальных следов своей противоправной деятельности, как правило, умышленно изменяют на нем идентификационные обозначения. Как показывает практика, злоумышленники используют достаточно широкий выбор способов, направлен ных на изменение первоначальной заводской маркировки на агрегатах автотранс порта.

См., например: Идентификационные обозначения грузовых автомобилей ино странного производства: метод. пособие / под общ. ред. П.В. Коляды. Киев: ГНИ ЭКЦ МВД Украины, 2003.

Вестник ДВЮИ МВД России. 2011. № 1 (20) Вышесказанное подтверждает и мнение Л.С. Митричева, который указыва ет, что «расследование и раскрытие этой категории преступлений затруднено в связи с многообразием маркировок, наносимых на транспортные средства;

отсут ствием обобщенных систематизированных сведений о местах нанесения маркиро вочных данных и признаках их подделки;

отсутствием специальных методик по выявлению транспортных средств с измененными маркировочными данными»1.

Кроме того, исследования, проводимые в данной области2, позволяют кон статировать факт о наличии постоянно меняющейся криминальной схемы поста новки на учет угнанного автотранспорта с измененной маркировкой и по под дельным документам. Еще более неопределенной выглядит ситуация неправо мерно ввезенных из-за рубежа автомобилей – так называемых «конструкторов»

или «распилов»3, поскольку ранее такой позиции в статистической отчетности следственных подразделениях ОВД не предусматривалось. Вместе с тем в каче стве положительного момента можно отметить Постановление Правительства РФ от 10 сентября 2009 г. № 720 «Об утверждении Технического регламента о без опасности колесных транспортных средств» (в ред. Постановления Правительства РФ от 10.09.2010 г. № 706), в котором используются понятия, установленные Фе деральным законом «О техническом регулировании». Постановлением вводится термин «базовое транспортное средство» – это такое транспортное средство, ко торое в целом или его кузов, или шасси были использованы для создания другого транспортного средства.

Проведенный нами анализ показал, что максимальный доход преступникам приносит ввоз в страну автотранспортного средства под одними маркировочными обозначениями для Федеральной таможенной службы России, а регистрация в Государственной инспекции безопасности дорожного движения проводится уже с другими обозначениями. Таким образом, ввезенное в страну и нерастаможенное автотранспортное средство не учитывается ни регистрационными органами, ни ГИБДД. Неучтенное транспортное средство используется преступниками как средство для совершения других, часто более тяжких преступлений. Маркировоч ные обозначения автотранспортных средств подвергаются изменению не только для легализации похищенного с целью последующей продажи, но и для частично го или полного уклонения от уплаты таможенных платежей при ввозе автомобиля на территорию страны. Самым распространенным видом изменения маркировок в этой области является занижение значений объема двигателя.

Эти обстоятельства предопределяют важность и актуальность задачи, стоя щей перед органами внутренних дел, по разрешению проблем своевременного и полного раскрытия и расследования преступлений, связанных с подделкой или уничтожением идентификационного номера транспортного средства, совершен ных в целях последующей эксплуатации или сбыта.

В связи с этим В.Е. Долинский и А.В. Баранов отмечают: «Существует про блема заводских исправлений идентификационных маркировочных обозначений, Митричев Л.С. Исследование маркировочных данных автомототранспортных средств: учеб. пособие. М.: ВНИИ МВД СССР, 1990. С.3.

Исследование маркировочных данных автомототранспортных средств: учеб. по собие / под общ. ред. Л.С. Митричева М., 1995. С. 14.

В Россию из-за рубежа ввозится большое количество распиленных частей кузова автотранспорта под видом запчастей и без уплаты таможенных пошлин. Впоследствии из них изготавливают целые автомобили и производят замену агрегатов кузова со старой модели на более новую.

Вестник ДВЮИ МВД России. 2011. № 1 (20) связанных с ошибками при нанесении маркировки или сбоями в работе маркиру ющего оборудования»1.

И действительно, специальное оборудование, которым наносятся маркиро вочные обозначения в автотранспортных средствах, изнашивается, стареет, в ре зультате этого рельефные маркировки начинают приобретать различные отклоне ния от первоначального «эталонного» варианта, что характерно в большей степе ни для отечественного машиностроения.

Как показывает практика расследования обозначенной категории уголовных дел, сотрудники ГИБДД имеют лишь общие представления о принципах и спосо бах маркирования транспортных средств, что отрицательно сказывается как на розыске интересующих органы следствия автомобилей, так и на качестве рассле дования в целом.

Как было отмечено выше, исследование маркировочных обозначений авто транспортных средств представляет собой довольно сложный процесс. Причем объектами следственной и экспертной деятельности могут быть как отечествен ные автотранспортные средства, так и автомобили зарубежного производства.

Особые затруднения вызывает исследование маркировочных обозначений агрега тов автомобилей зарубежного производства, что связано с многообразием осо бенностей и структуры маркировочных обозначений, множеством используемых технологий маркирования и разнообразием требований рынков сбыта, националь ных стандартов и отраслевых нормативов к маркированию автомобилей и их аг регатов, особенностями их ремонта. Более того, с некоторыми технологиями мар кирования (например, микрофрезерованием с применением лазерной установки) ранее специалисты и эксперты вообще не сталкивались, поскольку эти техноло гии в отечественной автомобильной промышленности до последнего времени не применялись.

В качестве еще одной особенности можно выделить то, что часто способы криминального видоизменения маркировочных обозначений, применяемые пре ступниками, не отличаются принципиально от способов заводского исправления ошибочно нанесенных маркировочных обозначений либо при восстановлении пришедших в негодность в процессе эксплуатации идентификационных маркиро вок автотранспортных средств (что широко распространено в странах Европы).

По нашему мнению, расследование вышеуказанных преступлений невоз можно без использования специальных познаний. На протяжении ряда лет в Экс пертно-криминалистическом центре УВД по Хабаровскому краю проводились исследования, связанные с изучением маркировочных обозначений автомобилей японского, корейского и, в последнее время, китайского производства, доля кото рых значительно преобладает над общим числом автомобильного транспорта на Дальнем Востоке.

Следует отметить, что качество подделок и маскировка следов внешнего воздействия на перебиваемые номерные обозначения значительно «улучшилось», что в ряде случаев делает практически невозможным определение визуальным путем, без применения специальных средств, признаков изменений номерных обозначений, особенно у дорогостоящих автомобилей. Данное обстоятельство крайне затрудняет выявление транспортных средств с признаками длительной эксплуатации, даже у зарегистрированных в установленном порядке автомобилей.

Долинский В.Е., Баранов А.В. Исследование нестандартных маркировочных обозна чений узлов и агрегатов автотранспортных средств отечественного и зарубежного произ водства: справ.-метод. пособие (для экспертов, сотрудников ГИБДД, дознавателей, следова телей. СПб.: Питер, 2004. С. 6.

Вестник ДВЮИ МВД России. 2011. № 1 (20) В связи с этим представляется очевидным тот факт, что лица, осуществля ющие борьбу с обозначенными преступлениями, должны иметь мало-мальские познания о механизме нанесения идентификационных обозначений предприятия ми-изготовителями. Так, автотранспортные средства, как конкретные единицы товарной продукции, маркируются предприятиями-изготовителями, где задача маркирования сводится к возможности получения необходимой информации при прочтении маркировочных знаков, расположенных в определенных местах.

Первоочередной задачей в этом случае является присвоение автотранспорт ным средствам определенного набора знаков в целях его последующей идентифи кации в группе ему подобных. Идентификация автотранспортных средств заклю чается в установлении тождественности заводской маркировки, имеющейся на транспортном средстве и его компонентах, и данных, содержащихся в одобрении типа транспортного средства (одобрении типа шасси), а также данных, представ ляемых изготовителем продукции или его представителем непосредственно для идентификации1.

Несколько иное определение дает П.А. Лесников. Под идентификацией транспортного средства он понимает «процесс установления тождества, индиви дуальных признаков транспортного средства, участвующего в дорожном движе нии, и транспортного средства, в отношении которого проведено таможенное оформление, прошедшего государственную регистрацию, допущенного к участию в дорожном движении»2.

Очевидно, что по своей сути любое автотранспортное средство – это набор деталей, механизмов и сборочных единиц (рама, кабина, двигатель, трансмиссия и т.д.), из которых оно состоит, и каждый такой объект имеет свои индивидуальные особенности и маркировочные обозначения, по которым можно быстро и эффек тивно произвести поиск аналога с целью ремонта или получить информацию о регулировках и настройках. При этом может присутствовать информация как об щего плана, так и индивидуализирующего (серийный номер и дата изготовления).

Таким образом, с помощью маркирования автотранспортных средств реша ются две задачи:

1) возможность идентификации при совершении регистрационных действий в регистрирующих подразделениях страны, в которой автотранспортное средство будет эксплуатироваться;

2) быстрое определение конструктивных особенностей при проведении сер висного обслуживания и ремонта.

Причем подавляющее большинство обозначений наносятся в целях решения второй задачи.

Что касается способов нанесения маркировочных обозначений, то их выбор определяется исходя из предназначения конкретной маркировки, действующих международных и внутригосударственных нормативов, мест размещения, а также технических возможностей изготовителя. В первую очередь применяется нанесе ние информации по поверхности металла способом клеймения, кернения и фрезе рования. Эти операции выполняются или на поверхности специально для этого подготовленных площадок корпусных деталей, или на определенных участках формализованных табличек, которые впоследствии крепятся к определенному аг Постановление Правительства РФ от 10 сентября 2009 г. № 720 «Об утверждении Технического регламента о безопасности колесных транспортных средств» (в ред. Поста новления Правительства РФ от 10 сентября 2010 г. № 706).

Лесников П.А. Понятие и содержание легализации транспортных средств, вво зимых физическими лицами на таможенную территорию РФ // Таможенное дело. 2009.

№ 2.

Вестник ДВЮИ МВД России. 2011. № 1 (20) регату. Такие таблички изготовляются из цветных металлов (алюминий, медь или латунь), которые обладают высокой стойкостью к коррозии и способны долгое время сохранять на своей поверхности информацию.

Вся маркировочная информация, кроме всемирного идентификационного номера автомобиля VIN, представлена в табличной форме. Таблицы подготавли ваются изготовителями таким образом, чтобы они могли быть применены на всех моделях автотранспортных средств, стоящих в их производственных программах в определенных промежутках времени. На поверхность бумаги или полимерного материала типографским способом наносится стандартная информация, и выде ляются участки, куда будет наноситься информация применительно к определен ной модели и конкретному автотранспортному средству. Эта информация будет нанесена печатающим устройством, что отчетливо видно при рассмотрении. Та кая же ситуация и с металлическими табличками, где конкретизирующая инфор мация наносится в отведенных для этого участках клеймами, кернами, фрезами или просечками.

Кроме того на автотранспортных средствах могут присутствовать электрон ные носители информации (бортовые компьютеры или диагностические процес соры), которые наравне с программным обеспечением (например, «круиз контроль») содержат информацию о некоторых маркировочных обозначениях, в первую очередь идентификационный номер. Причина содержания в них такого рода информации заключается в том, что программное обеспечение является уни версальным для целого ряда автотранспортных средств, а исходные данные зано сятся применительно к конкретному случаю.

В зависимости от того, как написана программа, исходные данные могут за носиться в виде цифр, означающих или физические характеристики механизмов и оборудования (передаточные числа редукторов, емкость топливного бака, дина мические характеристики двигателя и т.д.), или непосредственно их производ ственные обозначения, которые содержат необходимую информацию для прове дения расчетов. Так, например, если владелец автотранспортного средства захо чет изменить емкость топливного бака, заменив его другим, то автоматически возникнет необходимость изменить исходные данные в программном обеспече нии бортового компьютера (если таковой имеется).

Данная информация о маркировочных обозначениях имеет весьма специфи ческий характер, доступна лишь специалистам фирменных станций сервисного обслуживания, где есть специальное оборудование, но все-таки может быть ис пользована при изучении конструкции автотранспортного средства и исследова нии его маркировок1.

Такая отрасль, как автомобилестроение, особенно в зарубежных странах Азиатско-Тихоокеанского региона, тесно связана с техническим прогрессом, при этом происходит постоянное изменение как самих изготавливаемых заводами маркировочных обозначений и их шрифтов, так и окраски кузовов лакокрасочны ми материалами и технологий их применения. Поэтому успех экспертных иссле дований в данной области зависит не только от полноты используемой базы дан ных – образцов для сравнительного исследования, но и от развития и совершен ствования современных средств, приемов и методов работы с вещественными до казательствами. При соблюдении этих условий в комплексе с полученными дан ными трасологического исследования номерных обозначений, данными о харак тере соединений деталей кузова и данными сравнительного анализа лакокрасоч Родионов П.А. Криминалистическое исследование маркировочных обозначений грузовых автомобилей и автобусов иностранного производства: учеб. пособие. М.: ГУ ЭКЦ МВД России, 2002. С. 9.

Вестник ДВЮИ МВД России. 2011. № 1 (20) ных покрытий гарантируется всесторонность исследования, его научная обосно ванность и объективность выводов судебной экспертизы.

Литература 1. Долинский В.Е., Баранов А.В. Исследование нестандартных маркировочных обо значений узлов и агрегатов автотранспортных средств отечественного и зарубежного про изводства: Справочно-методическое пособие (для экспертов, сотрудников ГИБДД, дознава телей, следователей). СПб.: Питер, 2004.

2. Идентификационные обозначения грузовых автомобилей иностранного произ водства: Методическое пособие / Под общ. ред. П.В. Коляды. Киев: ГНИ ЭКЦ МВД Украины, 2003.

3. Исследование маркировочных данных автомототранспортных средств: Учебное пособие / Под общ. ред. Л.С. Митричева М., 1995.

4. Лесников П.А. Понятие и содержание легализации транспортных средств, вво зимых физическими лицами на таможенную территорию РФ // Таможенное дело. 2009.

№ 2.

5. Митричев Л.С. Исследование маркировочных данных автомототранспортных средств: Учебное пособие. М.: ВНИИ МВД СССР, 1990.

6. Родионов П.А. Криминалистическое исследование маркировочных обозначений грузовых автомобилей и автобусов иностранного производства: Учебное пособие. М.: ГУ ЭКЦ МВД России, 2002.

Концептуальные основы понимания природы инсценировки как способа сокрытия убийства в системе противодействия расследованию Максим Евгеньевич Степанов, адъюнкт Дальневосточного юридического института МВД России УДК 343.132. В статье проводится сравнительный анализ подходов ученых к определению ин сценировки как одного из способов сокрытия убийства. Раскрывается криминалистиче ская сущность инсценировки и ее место в системе противодействия расследованию.

Ключевые слова: инсценировка, способ сокрытия преступления, убийство, проти водействие расследованию, структура инсценировки.

В этимологии понятие «инсценировка» (лат. in на + scena сцена) толкуется как правдивое изображение ложных обстоятельств для введения кого-либо в за блуждение1. По нашему мнению, данный термин наиболее оптимально подходит к обозначению одного из способов сокрытия убийств, органично отражая его внутреннюю сущность. Тем не менее, криминалистическое значение понятия «инсценировка» несколько отличается от обозначений данного термина в других сферах деятельности, например в театральном искусстве.

Исследованиями природы инсценировок в свое время занимались такие уче ные криминалисты, как А.Р. Ратинов, Г.Н. Мудьюгин, В.А. Овечкин, Е.В. Бара Новый словарь иностранных слов. Минск: Современный литератор, 2005. С. 380.

Вестник ДВЮИ МВД России. 2011. № 1 (20) нов, Ю.Г. Торбин, В.И. Фадеев, В.В. Дементьев, В.В. Степанов и другие1. Однако, к сожалению, анализ представленных источников показывает, что до настоящего времени единого, общепризнанного мнения о природе этой криминалистической категории не сложилось. Таким образом, не вызывает сомнения, что обозначенная проблематика носит дискуссионный характер и требует своего дальнейшего углубленного и всестороннего рассмотрения.

Как отмечается в криминалистической литературе, инсценировка является одним из способов сокрытия преступления. Данное утверждение общепризнанно, не вызывает сомнений и разделяется подавляющим большинством ученых.

Для обеспечения комплексного исследования криминальной инсценировки, по нашему мнению, необходимо провести краткий исторический экскурс. Еще в конце XIX в. родоначальник научной криминалистики Г. Гросс писал: «К числу наиболее важных в этом отношении дел принадлежат такие, в которых убийства, по первоначальным сообщениям, фигурируют или как самоубийства, или как «за гадочные смертные случаи»… Я позволю себе утверждать, что ужасающий про цент таких смертных случаев совершился не без посторонней руки»2. Не опреде ляя понятие инсценировки, которое появится позднее, Г. Гросс, однако, отмечает и описывает это явление, уделяя ему пристальное внимание.



Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |   ...   | 7 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.