авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 | 6 |   ...   | 7 |

«№ 1 (20) ВЕСТНИК 2011 Дальневосточного ...»

-- [ Страница 4 ] --

Анализируя историю возникновения и развития криминалистического поня тия инсценировки, Р.С. Белкин отмечал, что упоминание об инсценировке (симу ляции) преступлений можно найти еще в дореволюционной литературе и в пер вых советских криминалистических работах. Так, И.Н. Якимов указывал, что «преступник очень часто прибегает к разным видам симуляции, изменяя для этого обстановку преступления». Позднее он писал о возможности симуляции как со стороны преступника, так и со стороны окружающих, совершенной в его интере сах. Симуляция выражается чаще всего в изменении обстановки места происше ствия или в приведении ее в порядок. Первое определение инсценировки пре ступления мы встретили в методическом обзоре «Симуляция преступлений», со ставленном Л.П. Рассказовым в 1945 г. Там говорилось: «Симуляция преступле ний есть искусственное создание обстановки какого-либо преступления, чтобы замаскировать другое преступление либо подготовить будущее». В другом обзо ре, также составленном Л.П. Рассказовым, указывалось, что целью симуляции может быть и создание видимости не только иного преступления, но и иного со бытия»3.

Попытки формулировки криминалистического определения термина «ин сценировка» неоднократно являлись предметом обсуждения на страницах крими налистических изданий. Так, например, А.Р. Ратинов сформулировал определение инсценировки как способа сокрытия преступления, под которым, по его мнению, «следует понимать не просто уничтожение преступником следов или воспрепят Ратинов А.Р. Версии об инсценировке на месте происшествия // Осмотр места происшествия. М., 1960;

Мудьюгин Г.Н. Расследование убийств, замаскированных ин сценировками. М., 1973;

Овечкин В.А. Общие положения методики расследования пре ступлений, скрытых инсценировками. Харьков, 1975;

Баранов Е.В., Торбин Ю.Г. Раскры тие инсценировок при расследовании преступлений. Волгоград: ВСШ МВД СССР, 1981;

Фадеев В.И. Расследование криминальных инсценировок. М.: Норма, 2007;

Дементьев В.В., Степанов В.В. Инсценировка преступления: сущность и методы раскрытия. М.:

Юрлитформ, 2009.

Гросс Г. Руководство для судебных следователей как система криминалистики.

Перепеч. с изд. 1908 г. М.: ЛексЭст, 2002. С. 30-31.

Белкин Р.С. Курс криминалистики: учеб. пособие для вузов. 3-е изд., доп. М.:

ЮНИТИ-ДАНА, Закон и право, 2001. С. 769.

Вестник ДВЮИ МВД России. 2011. № 1 (20) ствование их появлению, а создание ложной обстановки места происшествия»1.

А.Н. Васильев под инсценировкой понимает следующее явление: «Инсценировка – искусственное создание определенной обстановки в целях сокрытия истинного события»2. В.В. Дементьев и В.В. Степанов трактуют понятие инсценировки как «результат умышленного целенаправленного воздействия на вещную обстановку или отдельные материальные объекты с целью их изменения и создания искус ственной системы, несущей недостоверную информацию о характере, сущности и обстоятельствах произошедшего события с целью введения в заблуждение лица, осуществляющего расследование»3. Как видно из представленных определений, все они достаточно сходны между собой и квинтэссенцией инсценировки указы вают искусственное создание материальной обстановки, способствующей сокры тию преступления.

Несколько иной точки зрения придерживался В.А. Овечкин, считая, что «инсценировка – это обстановка места определенного события, созданная искус ственным путем, которая может сочетаться с соответственным притворным пове дением и сообщением ложных сведений лицом, создавшим эту обстановку, с це лью вызвать у следователя и других лиц ошибочное объяснение происшедшего события и таким образом скрыть истину»4. В данном определении мы сталкива емся с указанием не только на созданную искусственным путем обстановку, но и на соответствующее поведение лица, создавшего такую обстановку. Отдавая должное сформулированному В.А. Овечкиным определению, следует, однако, отметить, что притворное поведение может осуществляться не только самим ин сценировщиком, но иными лицами.

Проанализировав различные подходы к дефиниции инсценировки, Р.С. Бел кин определил ее как «создание обстановки, не соответствующей фактически происшедшему на этом месте событию, что может дополняться согласуемыми с этой обстановкой поведением и ложными сообщениями как исполнителей инсце нировки, так и связанных с ними лиц»5. В качестве несомненного преимущества данной дефиниции выступает указание на факт определенного поведения и лож ных сообщений не только самого исполнителя инсценировки, но и связанных с ним лиц.

Среди вышеперечисленных точек зрения хочется выделить позицию Е.П.

Ищенко и Н.Н. Егорова. Они полагают, что «под криминальной инсценировкой следует понимать созданную для сокрытия реально произошедшего события либо фальсификации его отдельных обстоятельств дезинформационную систему, рас считанную на введение в заблуждение субъектов уголовного преследования»6.

Представляется, что под «дезинформационной системой» авторы понимают ком плекс интегрированных действий, включающий в себя как видоизменение мате риальной обстановки инсценируемого события, так и ложное поведение соответ ствующих лиц. Таким образом, отличаясь новизной, данное определение, отражая сущность инсценировки, в то же время гармонично охватывает элементы ее внут ренней структуры.

Говоря об инсценировке как об одном из способов сокрытия убийства, необ ходимо остановиться на непосредственных способах совершения самой инсцени Ратинов А.Р. Указ. соч. С. 67-75.

Криминалистика: учеб. / под ред. А.Н. Васильева. М.: МГУ, 1963. С.330.

Дементьев В.В., Степанов В.В. Указ. соч. С. 66.

Овечкин В.А. Указ. соч. С. 32.

Белкин Р.С. Указ. соч. С. 771.

Ищенко Е.П., Егоров Н.Н. Криминалистика для следователей и дознавателей:

науч.-практ. пособие / под общ. ред. А.В. Аничина. М., 2009. С. 459-460.

Вестник ДВЮИ МВД России. 2011. № 1 (20) ровки. По мнению И.М. Лузгина и В.В. Дементьева, «под способом инсценировки следует понимать совокупность приемов и специальных средств, обеспечиваю щих достижение намеченной цели. Способ инсценировки нельзя рассматривать изолированно от ее вида. Между ними существует устойчивая связь и взаимообу словленность. Способ инсценировки зависит от:

- состава преступления или иного деяния;

- конкретных условий, в которых совершается преступление, прежде всего от места и времени;

- судимости, профессиональных навыков и знаний лица, инсценирующего событие;

- реальных возможностей преступника до совершения преступления, в мо мент его совершения и после совершения преступления.

Наиболее распространенными способами инсценировок с целью сокрытия убийства являются инсценировки самоубийства, якобы совершенного путем са моповешения, самоутопления, самоотравления, самоубийства из огнестрельного или с использованием холодного оружия, самосожжения, создания видимости ис чезновения лица (о чем делается заявление в органы милиции);

инсценировка несчастного случая на транспорте или в быту;

инсценировка естественной смер ти»1.

Полностью разделяя представленную позицию, считаем необходимым доба вить к вышеперечисленным способам инсценировок, в рамках настоящего иссле дования, инсценировку отдельных деталей убийства. Речь идет об инсценировке убийства, якобы совершенного другими лицами, например, в результате разбой ного нападения. Анализ следственной практики показывает, что подобные спосо бы совершения инсценировок довольно распространены.

Также надлежит отметить, что на выбор способа сокрытия оказывает влия ние число лиц, участвующих в совершении и маскировке преступления. Указан ный фактор играет существенную роль применительно к убийствам, совершен ным организованными преступными группами. Наши данные убеждают, что вы бор способа может зависеть от количества участников группировки, осуществля ющих инсценировку. Так, с увеличением числа участников преступления возрас тает потенциал изменения материальной следовой картины, становятся возмож ными действия, непосильные для одного человека. Согласованные действия не скольких человек позволяют быстрее сломить сопротивление жертвы, переме стить тело, сократить временной интервал совершения и сокрытия преступления.

Существует и обратная сторона описываемого явления. Увеличение количества участников преступления пропорционально увеличению оставляемых ими следов, что крайне невыгодно для преступников.

Следует сказать, что инсценировка как способ сокрытия убийства является одним из элементов системы совершения преступления. В связи с этим мы разде ляем точку зрения Г.Г. Зуйкова, считавшего, что способ совершения преступле ния включает в себя комплекс взаимосвязанных действий по его подготовке, со вершению и сокрытию2. По нашему мнению, способ совершения убийства и спо соб его сокрытия инсценировкой объединены единым замыслом субъекта (или субъектов) преступления. Именно способ совершения убийства является детер минирующим фактором по отношению к выбору способа инсценировки, и наобо рот. Здесь мы говорим прежде всего о так называемых полноструктурных убий Лузгин И.М., Кузнецов В.В. Инсценировка как способ сокрытия преступлений // Сборник научных трудов МФЮЗИ Академии МВД СССР. М., 1987. С. 46-47.

Зуйков Г.Г. Криминалистическое учение о способе совершения преступления: ав тореф. дис. … д-ра юрид. наук. М., 1970. С.10.

Вестник ДВЮИ МВД России. 2011. № 1 (20) ствах, включающих в себя этапы подготовки, совершения и сокрытия. В то же время очевидным является и тот факт, что при совершении спонтанных, заранее не подготовленных убийств возможность их инсценировки также зависит от спо соба совершения. Сказанное имеет под собой логическую основу. Суть ее в том, что способ совершения преступления неизбежно предопределяет собой возникно вение неких материальных следов и их характер. Деятельность же по реализации инсценировки отталкивается от этих следов, видоизменяя или уничтожая их по мере необходимости. Таким образом, мы видим, что способ инсценировки напря мую коррелирован со способом совершения убийства. По нашему мнению, дан ный аспект имеет принципиальное значение в понимании природы инсценировки.

Как известно, сокрытие преступления, совершенное посредством инсцени ровки, является одной из форм противодействия расследованию. Рассматривая это многогранное явление, следует согласиться с мнением Е.П. Ищенко и Н.Н. Егорова, которые считают, что «деятельность по оказанию противодействия имеет, как правило, сложную структуру. Она всегда присуща организованным преступным группам и сообществам, а также наиболее опытным и осторожным преступникам одиночкам, обычно рецидивистам… В ходе преступного посягательства с целью противодействия выявлению признаков содеянного и его расследованию уничто жаются следы преступления, при необходимости совершаются инсценировки»1.

Чтобы иметь более полное представление о роли и месте инсценировки в системе противодействия расследованию, необходимо коснуться вопроса соот ношения категорий «противодействие расследованию», «сокрытие преступления»

и «инсценировка». Анализу обозначенной проблемы уделяли внимание В.В. Де ментьев и В.В. Степанов. Согласно их точки зрения, «противодействие расследо ванию – широкое понятие, которое охватывает как сокрытие, так и инсценировку преступления. Абсолютное большинство способов сокрытия преступлений и ин сценировок являются противодействием расследованию. Однако в некоторых случаях действия (бездействие) по сокрытию не является противодействием рас следованию. В случае, если лицо неумышленно уничтожило следы преступления либо добросовестно заблуждается относительно характера обстоятельств пре ступления, сообщенных при допросе, сокрытие преступления имеет место, а про тиводействие отсутствует. Отдельно следует отметить действия по созданию ин сценировки. Инсценировка всегда является составляющим элементом сокрытия, но не всегда противодействия. В случае, когда в результате действий инсцени ровщика, искусно создавшего инсценировку, преступление не будет обнаружено, сокрытие преступления будет иметь место, а противодействие расследованию от сутствует, так как расследование преступления не осуществляется»2.

В целом данная позиция представляется вполне обоснованной. Однако, по нашему мнению, соображения авторов по поводу соотношения успешно создан ной инсценировки и противодействия расследованию достаточно спорны. Без условно, что, с формальной точки зрения, отсутствие возбужденного уголовного дела подразумевает отсутствие противодействия его расследованию. Вместе с тем позволим себе заметить, что именно удавшаяся инсценировка препятствует и не допускает начала расследования. Из этого следует, что в широком смысле невы явленная инсценировка все же оказывает противодействие расследованию в фор ме его недопущения.

Что же являет собой структура инсценировки и в чем ее коренное отличие от других способов сокрытия преступления? Как отмечали те же И.М. Лузгин и В.В. Кузнецов, «структура инсценировки сложнее некоторых других способов со Ищенко Е.П., Егоров Н.Н. Указ. соч. С. 451-452.

Дементьев В.В., Степанов В.В. Указ. соч. С. 36-37.

Вестник ДВЮИ МВД России. 2011. № 1 (20) крытия преступлений. С одной стороны, в ней присутствуют элементы действи тельного события, с другой – искусственно созданная ситуация, отражающая за мысел преступника и содержание его действий»1. Представляется очевидным, что анализ указанных выше особенностей показывает нам двойственный характер структуры инсценировки. Ее составными компонентами являются, во-первых, подлинно произошедшее событие (в нашем случае убийство) и, во-вторых, мни мое, притворное, маскирующее истинное событие явление.

На наш взгляд, не вызывает сомнений наличие определенных связей между структурными составляющими инсценировки. В чем же выражаются такие связи, каковы их соотношение и закономерности? При ответе на данный вопрос заслу живает внимания точка зрения П.В. Малышкина, который указывает, что «пре ступная инсценировка и действительно совершенное деяние – это два события, каждое из которых имеет собственную систему связей, однако часть связей у этих событий может переплетаться. Соотношение внутренних и внешних связей у пре ступной инсценировки также имеет определенный закономерный характер. Пре ступник, совершая инсценировку, видоизменяет связи между явлениями, создавая видимость нового события с тем, чтобы рассматривать действительно происшед шее деяние как другое, чтобы из созданной видимости внешних связей возник об раз другого инсценированного события. Но изменяя внешние связи действительно произошедшего события, субъект по объективным причинам не может изменить внутренние связи. Создавая видимость иного события, он не в состоянии изме нить сущность первоначального деяния. Например, в случае совершения убий ства, его можно инсценировать под другое событие, только связав с его внутрен ним признаком – насильственной смертью. Совершенное убийство преступник может представить как видимость либо самоубийства, либо несчастного случая, либо убийства, совершенного посторонними лицами, либо любой другой вид убийства, не указывающий на него как на подозреваемого. Но во всех случаях он не может игнорировать факт насильственной смерти и поэтому вынужден исхо дить из этого обстоятельства. При осуществлении преступных инсценировок об наруживается определенная закономерность – внутренние связи данного явления, образующего сущность подлинного деяния, инсценировкой, как правило, не затраги ваются»2.

Соглашаясь и комментируя представленную точку зрения, можно сформу лировать следующий вывод. Структура инсценировки состоит из двух взаимосвя занных элементов – подлинного и мнимого событий. Изменение внешних связей явления, влекущих за собой мнимое событие (инсценировку как таковую), бази руется на внутренних связях подлинного события. При этом внешние изменения не трансформируют природу внутренних связей подлинного события, а лишь ис ходят от нее.

Обратимся к рассмотрению отличий инсценировки от других способов со крытия. Отвлекаясь от второстепенных различий, как нам представляется, корен ная разница заключается в том, что инсценировка является более сложным, ком бинированным способом сокрытия по его содержательной стороне, нежели иные известные способы3. Относясь к смешанным, она включает в себя несколько спо Лузгин И.М., Кузнецов В.В. Указ. соч. С. 44.

Малышкин П.В. Понятие, сущность и виды преступных инсценировок, их логико психологическая природа // Следователь. 2008. № 12. С. 18.

В настоящее время в криминалистической литературе общепринятой считается классификация способов сокрытия, предложенная профессором Р.С. Белкиным, который на основе анализа и систематизации трудов ряда авторов предложил классифицировать способы сокрытия преступлений, исходя из их содержательной стороны, деля эти спосо бы на ряд групп: утаивание информации и (или) ее носителей (физических лиц);

уничто Вестник ДВЮИ МВД России. 2011. № 1 (20) собов сокрытия, совмещая и варьируя их в зависимости от сложившейся ситуа ции. Иными словами, утаивание, уничтожение, маскировка и фальсификация в комплексе выступают признаками, формирующими инсценировку. Прибегая к данному способу, преступник уверен, что труп потерпевшего будет обнаружен, однако рассчитывает, что обнаруженное событие будет рассматриваться след ствием не как убийство, а как деяние некриминального характера, либо как пре ступление, совершенное другими лицами. Тем самым он изначально предполагает и надеется ввести следствие в заблуждение и направить его по ложному пути. Та ким образом, маскируется не факт смерти определенного лица, а лишь ее кон кретная причина. Как уж отмечалось выше, в этих целях создается ложная види мость гибели потерпевшего в результате самоубийства, несчастного случая, бо лезни, убийства, совершенного другими лицами, и так далее.

В чем же заключается сущность инсценировки? По мнению В.А. Овечкина, в свое время достаточно углубленно занимавшегося изучением инсценировок, «расчет преступника при создании инсценировки имеет в своей основе использо вание психологических закономерностей мышления человека, проявляющихся в том, что при познании какого-либо события (явления) познающий, исходя из не которых установленных узловых моментов, деталей, принятых им за истинные, делает вывод о событии в целом и пытается «дорисовать» (домыслить, дофанта зировать) остальные детали этого события. Создав ложную обстановку на опреде ленном месте, преступник стремится, чтобы следователь сделал вывод о том, что на этом месте действительно происходило событие, обстановку места которого он наблюдает. Преступник, создавая инсценировку, стремится осуществить рефлек сивное управление следователем с целью ввести его в заблуждение относительно фактически происшедшего события и его отдельных элементов и таким образом скрыть преступление и свое участие в его совершении»1.

Анализируя представленный тезис, В.И. Фадеев приводит и комментирует точку зрения В.С. Бурдановой: «В.С. Бурданова, рассматривая проблемы рассле дования убийств, замаскированных инсценировками самоубийства, справедливо считает, что преступник, оставляя ложные следы, внешне создающие обстановку самоубийства, пытается оказать своеобразное психологическое воздействие на следователя, пытаясь заставить его построить только одну версию о самоубий стве. Умысел преступника, прибегнувшего к инсценировке, характеризуется же ланием воздействовать на психологию следователя таким образом, чтобы убедить его в истинности обстановки, созданной с целью сокрытия происшедшего собы тия. При этом преступник, имеющий достаточно времени для подготовки и созда ния инсценировки, как правило, учитывает и такой психологический фактор, вли яющий на восприятие следователя, как «эффект ожидаемого». В приведенном выше случае следует иметь в виду особенности восприятия человека, которые обусловлены наличием достаточно жесткой зависимости между ожидаемым и действительным, особенно в случае стереотипного восприятия. Если человек ви дит именно то, что он ожидал увидеть в данной обстановке, его внимание пони жается, и он может не заметить отдельных несоответствий, противоречий в об становке места происшествия – так называемых негативных обстоятельств. Расчет преступников имеет под собой определенную рациональную основу. Например, в подавляющем большинстве случаев, когда по несколько раз в день следователь жение информации и (или) ее носителей;

маскировка информации и (или) ее носителей;

фальсификация информации и (или) ее носителей;

смешанные способы. По Р.С. Белкину, смешанные способы сокрытия преступления представлены в следственной практике раз личными инсценировками.

Овечкин В.А. Указ. соч. С. 26-27.

Вестник ДВЮИ МВД России. 2011. № 1 (20) производит осмотр трупов и не обнаруживает в ходе осмотра признаков, указы вающих на криминальную причину насильственной смерти, у него вырабатывает ся определенный стереотип, «настрой» на выдвижение версии о самоубийстве или несчастном случае»1.

Отсюда представляется необходимым выделить еще одну грань сущности инсценировки. Как правило, преступник ранее «не знаком» с сотрудниками пра воохранительных органов, на которых он намеревается оказать рефлексивное воздействие. Ему не известны их индивидуальные психологические особенности, свойства характера, жизненный и профессиональный опыт. В связи с этим инсце нировщик за основу вынужден брать среднестатистическую модель действий сле дователя, вступать в противодействие с абстрактным противником. При этом сле дует иметь в виду, что диапазон лиц, на которых преступник пытается оказать воздействие, не ограничивается сотрудниками правоохранительных органов. По мимо следователя, оперативных работников и иных лиц, непосредственно зани мающихся предварительной проверкой или расследованием, в него могут входить различного рода специалисты, осуществляющие помощь следователю, а также достаточно широкий круг свидетелей и очевидцев. Стремление убедить данную категорию лиц в истинности произошедшего события позволяет косвенно воздей ствовать на психологию следователя. Так, например, свидетели, добросовестно заблуждаясь, могут дать выгодные для инсценировщиков показания, убеждающие следователя в некриминальном характере произошедшего события.

Основной целью инсценировок, в контексте исследуемой тематики, является сокрытие совершенного убийства с приданием ему видимости события, не имею щего криминального характера. Таким образом убийца пытается уйти от уголов ной ответственности за совершение особо тяжкого преступления и избежать за служенного наказания.

Рассматривая данный аспект более детально, следует отметить, что к целям инсценировки, помимо вышеизложенного, можно отнести также создание оши бочного представления об истинных обстоятельствах совершенного убийства.

Речь идет об инсценировке убийства, но якобы совершенного другими лицами.

По этому поводу Р.С. Белкин отмечал, что «сокрытие преступления путем инсце нировки может преследовать еще одну цель. Это создание из чувства мести, зави сти, ревности и других личных, зачастую низменных побуждений, ложных дока зательств виновности лица, никак не связанного с совершением преступления.

Здесь мы, по существу, сталкиваемся с тем же оговором, который также может являться способом сокрытия преступления, но оговором с помощью ложных, «немых свидетелей» – инсценировки обстановки места события, фальсифициро вания доказательств»2.

По нашему мнению, утверждение профессора Р.С. Белкина весьма полно отражает следующую ситуацию. В ряде случаев преступник целенаправленно со здает такую материальную обстановку места происшествия, которая бы прямо указывала на причастность к совершению убийства конкретного лица (или груп пы лиц). Разумеется, что искусственная следовая картина может дополняться со ответствующими ложными заявлениями, показаниями, поведением преступника или сторонних лиц по его указанию. Практика показывает, что чаще всего подоб ное происходит в целях устранения соперников, например, членов конкурирую щей ОПГ.

Фадеев В.И. Указ. соч. С. 21-22.

Белкин Р.С. Указ. соч. С. 775.

Вестник ДВЮИ МВД России. 2011. № 1 (20) Проведенное автором исследование сущности инсценировок позволило вы явить еще одну небезынтересную особенность рассматриваемого явления. Как отмечалось выше, одним из способов сокрытия убийства является его маскировка под самоубийство или наступление смерти в результате несчастного случая. В рамках этого совершается ряд целенаправленных действий по приданию совер шенному убийству видимости именно самоубийства либо видимости именно несчастного случая. Изменения материальной обстановки в данном случае долж ны подчеркивать и указывать на один, определенный способ наступления смерти.

Однако, как свидетельствуют результаты практики, встречаются ситуации, при которых преступникам безразлично, каким именно способом – самоубийством или несчастным случаем – замаскировать совершенное убийство. Достаточно лишь скрыть следы насильственной смерти и факт своего пребывания в момент ее наступления. Так, неожиданно толкая жертву вниз с крыши многоэтажного дома, преступнику не важно, как будут расценивать произошедшее событие правоохра нительные органы и окружающие. Его вполне устраивает версия как самоубий ства, так и несчастного случая. Отличие таких, так сказать, «размытых» инсцени ровок от других, более конкретизированных, состоит в индифферентном отноше нии субъекта к оценке окружающими обстоятельств наступления смерти потер певшего, а также в несколько меньших по объему, усеченных действиях по изме нению материальной обстановки. По нашему мнению, такого рода инсценировки следует считать усеченно-универсальными, то есть вписывающимися в различные способы инсценировки. Например, в результате осмотра трупа, обнаруженного на железнодорожном полотне с признаками, характерными как для самоубийства, так и для несчастного случая, при отсутствии свидетелей часто крайне сложно установить, что же произошло на самом деле. Изучение имеющихся научных и научно-практических публикаций, посвященных инсценировкам, позволяет сде лать вывод о том, что обозначенная выше особенность ранее учеными криминалистами не рассматривалась. Сказанное, с нашей точки зрения, актуали зирует значимость дальнейшей научной разработки указанного направления.

В заключение, подводя итог изложенному, можно резюмировать следую щее:

1. Сущностью инсценировки является деятельность по приданию истинно му событию убийства видимости события иного характера.

2. Инсценировка, обладая двойственной внутренней структурой, выступает как наиболее сложный и изощренный способ сокрытия преступления.

3. Инсценировка как способ сокрытия преступления является составной ча стью системы противодействия расследованию.

Литература 1. Белкин Р.С. Курс криминалистики: Учебное пособие для вузов. 3-е изд., доп. М.:

ЮНИТИ-ДАНА, Закон и право, 2001.

2. Гросс Г. Руководство для судебных следователей как система криминалистики.

Перепеч. с изд. 1908 г. М.: ЛексЭст, 2002.

3. Дементьев В.В., Степанов В.В. Инсценировка преступления: сущность и методы раскрытия. М.: Юрлитформ, 2009.

4. Зуйков Г.Г. Криминалистическое учение о способе совершения преступления:

Автореф. дис. … д-ра юрид. наук. М., 1970.

5. Ищенко Е.П., Егоров Н.Н. Криминалистика для следователей и дознавателей:

Научно-практическое пособие / Под общ. ред. А.В. Аничина. М., 2009.

6. Криминалистика: Учебник / Под ред. А.Н. Васильева. М.: МГУ, 1963.

7. Лузгин И.М., Кузнецов В.В. Инсценировка как способ сокрытия преступлений // Сборник научных трудов МФЮЗИ Академии МВД СССР. М., 1987.

Вестник ДВЮИ МВД России. 2011. № 1 (20) 8. Малышкин П.В. Понятие, сущность и виды преступных инсценировок, их логи ко-психологическая природа // Следователь. 2008. № 12.

9. Новый словарь иностранных слов. Минск: Современный литератор, 2005.

10. Овечкин В.А. Общие положения методики расследования преступлений, скры тых инсценировками. Харьков, 1975.

11. Ратинов А.Р. Версии об инсценировке на месте происшествия // Осмотр места происшествия. М., 1960.

12. Фадеев В.И. Расследование криминальных инсценировок. М.: Норма, 2007.

Государственное управление: вопросы совершенствования Полномочия органов государственной власти в области управления лесами Виталий Владимирович Паршута, оперуполномоченный УБЭП УМВД России по Хабаровскому краю УДК 346. В статье освещаются проблемные вопросы государственного управления лесами, а также реорганизация системы управления лесным хозяйством с учетом последних изме нений законодательства.

Ключевые слова: Конституция РФ, Лесной кодекс РФ, лесные отношения, полно мочия и компетенция, управление лесами, органы государственной власти, органы госу дарственной власти субъектов Федерации, органы местного самоуправления.

Всем странам свойственно обязательное участие государства в управлении лесных отношений, которое включает в себя следующие задачи:

- разработку правовой базы для лесного сектора, в том числе регулирование отношений в сфере владения, пользования и распоряжения лесными ресурсами;

- развитие социальной и производственной инфраструктуры;

- обеспечение рационального использования лесных ресурсов на основе со четания интересов о балансе их потребления и воспроизводства;

- обеспечение защиты и охраны лесов.

Во многих странах есть базовый лесной закон, регулирующий лесные отно шения, основные положения которого регламентируют собственность на лесные ресурсы, а также принципы их охраны, защиты, воспроизводства и использова ния. Он сопровождается более подробными и детальными законами и подзакон ными нормативными актами в форме каких-либо инструкций или правил.

Полномочия органов государственной власти Российской Федерации и ор ганов государственной власти субъектов Российской Федерации в области госу дарственного управления лесным фондом устанавливаются Лесным кодексом Российской Федерации, а также заключенными в соответствии с Конституцией Российской Федерации договорами о разграничении предметов ведения и полно мочий между органами государственной власти субъектов Российской Федера ции.

В соответствии с ч. 1 ст. 9 Конституции РФ земля и другие природные ре сурсы используются и охраняются в Российской Федерации как основа жизни и Вестник ДВЮИ МВД России. 2011. № 1 (20) деятельности народов, проживающих на соответствующей территории. Согласно ч. 2 той же статьи, земля и другие природные ресурсы могут находиться в част ной, государственной, муниципальной и иных формах собственности.

Конституция Российской Федерации, допуская возможность нахождения природных ресурсов в различных формах собственности, не обязывает к тому, чтобы лесной фонд находился в этих различных формах собственности или обяза тельно передавался в собственность субъектов Российской Федерации.

Согласно ч. 3 ст. 11 Конституции РФ, разграничение предметов ведения и полномочий между органами государственной власти Российской Федерации и органами государственной власти субъектов Российской Федерации осуществля ется Конституцией РФ, федеральным и иными договорами о разграничении пред метов ведения и полномочий.

Конституция Российской Федерации осуществляет такое разграничение, определяя предметы ведения Российской Федерации (ст. 71), предметы совмест ного ведения Российской Федерации и ее субъектов (ст. 72), а также полноту гос ударственной власти (полномочия) субъектов Российской Федерации, которой они обладают вне пределов ведения Российской Федерации и полномочий Рос сийской Федерации по предметам совместного ведения (ст. 73). Часть 1 ст. Конституции РФ относит вопросы владения, пользования и распоряжения землей, недрами, водными и другими природными ресурсами (п. «в»), разграничения гос ударственной собственности (п. «г»), природопользования (п. «д»), лесного зако нодательства (п. «к») к совместному ведению Российской Федерации и ее субъек тов, или, по крайней мере, необходимо согласование с ними.

Часть 5 ст. 76 Конституции РФ устанавливает, что по предметам совместно го ведения Российской Федерации и субъектов Российской Федерации издаются федеральные законы, и принимаемые в соответствии с ними законы и иные нор мативные правовые акты субъектов Российской Федерации не могут противоре чить федеральным законам, принятым по предметам ведения Российской Федера ции, а также по предметам совместного ведения Российской Федерации и ее субъ ектов (часть 5). Следовательно, Конституция Российской Федерации осуществля ет разграничение нормотворческих полномочий федерального законодателя и за конодателей субъектов Российской Федерации по предметам совместного веде ния. Причем, по смыслу ст. 72 и 76 (ч. 2 и 5) Конституции РФ, до издания феде рального закона по тому или иному предмету совместного ведения субъект Рос сийской Федерации вправе принять собственный закон и иные нормативные пра вовые акты. Но после издания федерального закона такие акты должны быть при ведены в соответствие с федеральным законом.

Лесной кодекс Российской Федерации, окончательно вступивший в силу 1 января 2009 г. из-за переходного периода, связанного с его введением1, преду сматривает существенное изменение всей системы государственного управления лесами, сложившейся в России ко времени введения его в действие. Эти измене ния касаются собственности на леса, распределения полномочий между разными уровнями государственной власти и хозяйствующими субъектами, системы фи нансирования, деления лесов по целевому назначению, получения прав пользова ния лесами, лесного планирования и инвентаризации лесов и многих других во просов управления лесами.

В статьях 81, 82, 83, 84 Лесного кодекса РФ установлены полномочия и компетенция органов государственной власти Российской Федерации, органов государственной власти субъектов Российской Федерации и органов местного са Лесной кодекс Российской Федерации от 4 декабря 2006 г. № 200-ФЗ // Собрание законодательства РФ. 2006. № 50. Ст. 5278.

Вестник ДВЮИ МВД России. 2011. № 1 (20) моуправления в области лесных отношений. Кодекс предусматривает передачу управления лесами, находящимися в собственности Российской Федерации, на уровень субъектов Российской Федерации. К числу передаваемых полномочий относятся:

- государственная охрана лесов, лесной надзор и контроль;

- разработка и экспертиза лесных планов и лесохозяйственных регламентов;

- организация использования лесов и лесных земель;

- организация системы управления лесами в регионе и другие.

В общей сложности на леса, управление которыми передается органам госу дарственной власти субъектов Российской Федерации, приходится примерно 93% площади лесных земель1. Полномочия по управлению лесами передаются органам государственной власти субъектов Российской Федерации частично. Из трех главных «рычагов управления» – нормативно-правового, финансового и админи стративного – региональные власти в достаточно полной мере получают лишь один, административный (они формируют систему органов управления лесами, организуют передачу лесов в пользование, обеспечивают охрану, защиту и вос производство лесов, осуществляют государственный лесной надзор и контроль).

Остальные два остаются в основном за федеральным уровнем. Большая часть нормативно-правовых актов лесного хозяйства утверждается федеральным прави тельством или уполномоченными федеральными органами исполнительной вла сти, регионам передаются полномочия по утверждению немногих нормативно правовых актов, касающихся главным образом использования лесов для соб ственных нужд граждан. Основное финансирование проходит через федеральный бюджет: туда поступает почти весь лесной доход, и оттуда распределяются сред ства на осуществление переданных лесных полномочий в виде целевых субвен ций2. Однако ответственность за то, что происходит с лесами, практически полно стью возлагается на органы исполнительной власти субъектов Российской Феде рации – именно они отвечают за охрану лесов, организацию лесопользования и вообще за конечный результат государственного управления лесами. Таким обра зом, происходит непропорциональная передача ответственности и полномочий на региональный уровень – ответственности передано значительно больше, чем пол номочий. Региональные органы власти отвечают практически за все, что происхо дит в лесах, но имеют весьма ограниченные права в области управления лесами.

Федеральные органы власти, наоборот, не несут никакой конкретной ответствен ности за то, что происходит в лесах, но именно они определяют «правила игры» и распоряжаются основной частью средств на управление лесами.

На федеральном уровне государственное управление в области использова ния, охраны, защиты лесного фонда и воспроизводства лесов до 1991 г. осуществ ляло Министерство лесного хозяйства РСФСР. В 1991 г. оно было ликвидировано с передачей функций Министерству экологии РФ. В 1992 г. и это Министерство было ликвидировано, функции ведения лесного хозяйства переданы Федеральной лесной службе РФ (Рослесхоз). В 2000 г. данная служба перестала существовать, и функции ранее самостоятельного Рослесхоза переданы Министерству природ ных ресурсов РФ (МПР РФ).

Видимо, передача функций в МПР РФ была осуществлена в целях концен трации управления всеми природными ресурсами в одном ведомстве. Но объекты, классифицируемые как природные ресурсы, далеко не однородны и между ними практически мало общего, кроме того, что до момента непосредственной добычи Ярошенко А.Ю., Комарова А.Ф., Крейдлин М.Л. К двухлетнему юбилею нового Лесного кодекса Российской Федерации. М.: ОМННО «Совет Гринпис», 2009.

Там же.

Вестник ДВЮИ МВД России. 2011. № 1 (20) и последующего использования они остаются неотъемлемыми частями природы1.

При присоединении лесного хозяйства к лесной промышленности и сельскому хозяйству, как это имело место во время неудавшихся реорганизаций, функции первого неизбежно отходили на задний план и по этой причине не могли выпол нять своей роли, что неизбежно приносило ущерб лесному хозяйству2.

Реорганизация системы управления лесным хозяйством в 2000 г. была про ведена без объяснений каких-либо причин упразднения самостоятельности Феде ральной службы лесного хозяйства, что вызвало негативную реакцию со стороны специалистов3.

Лес – ресурс специфичный, с крайне медленными темпами возобновления.

Кроме того, лесной фонд занимает 2/3 территории страны, и это громадное хозяй ство для обеспечения нормального функционирования требует надлежащей фор мы управления, прежде всего самостоятельности4. В 2004 г. в системе Министер ства природных ресурсов было восстановлено самостоятельное лесное ведомство – Федеральное агентство лесного хозяйства. С тех пор произошло еще несколько важных изменений структуры и зон ответственности федеральных органов ис полнительной власти в области управления лесами. В 2005 г. основные права и полномочия, связанные с охраной лесов, были переданы Федеральной службе по надзору в сфере природопользования (Росприроднадзору), а полномочия по борь бе с лесными пожарами и по управлению сельскими лесами – органам власти субъектов Российской Федерации. В 2007 г., в связи с введением нового Лесного кодекса, значительная часть полномочий по управлению лесами была передана субъектам Российской Федерации. И, наконец, в 2008 г. леса были в основном пе реданы в ведение Минсельхоза, а сохранившиеся за федеральными органами пол номочия по лесному контролю и надзору, а также по пожарному надзору в лесах – Федеральной службе по ветеринарному и фитосанитарному надзору (Россель хознадзору).

Таким образом, в настоящее время функции по выработке государственной политики и нормативно-правовому регулированию в сфере лесных отношений (за исключением лесов, расположенных на особо охраняемых природных территори ях) выполняет Министерство сельского хозяйства Российской Федерации. Ему подчиняются Рослесхоз5 и Россельхознадзор. Рослесхоз обеспечивает админи стрирование лесных субвенций и лесных доходов федерального бюджета, а также осуществление тех полномочий в области управления лесами, которые не переда Бакланов П.Я. и др. Региональное природопользование: методы изучения, оценки и управления. М.: Логос, 2002. С. 20.

Летягин В.И. Государственное управление лесами // Лесное хозяйство. 2000. № 4.

С. 5.

См. подробнее: Маликов А. За державу обидно. Что у нас в лесопромышленном предбаннике? // Лесной бюллетень. 2000. № 16. С. 20-24;

Захаров В. и др. От Павла 1-го до Владимира 2-го // Лесной бюллетень. 2000. № 15. С. 3-8;

Шутов И. О лесном доходе России // Лесной бюллетень. 2002. № 20. С. 19-23;

Надарейшвили Г. Лесная боль // Лесная газета. 2003. 12 августа.

Поротников М.И. Административно-правовая организация механизма управления лесозаготовками на Дальнем Востоке России: дис. … канд. юрид. наук. Хабаровск, 2003.

Указом Президента РФ от 27 августа 2010 г. № 1074 Федеральное агентство лес ного хозяйства передано в ведение Правительства РФ // Собрание законодательства РФ.

2010. № 35. Ст. 4533.

Вестник ДВЮИ МВД России. 2011. № 1 (20) ны на уровень субъектов Российской Федерации. Россельхознадзор обеспечивает пожарный надзор в лесах.

Непосредственное управление лесами, предоставление лесов в пользование, а также государственный лесной надзор и контроль осуществляют органы госу дарственной власти субъектов Российской Федерации. Они же полностью обеспе чивают управление лесами, расположенными на землях, находящихся в собствен ности субъектов Российской Федерации. Однако вопросы управления лесами, произрастающими не на землях лесного фонда, действующим лесным законода тельством практически не урегулированы.

На местном уровне управление лесами обеспечивается лесничествами или лесопарками. Хозяйственная деятельность в лесах обеспечивается или арендато рами, или хозяйствующими структурами, образованными на базе бывших лесхо зов, и иными субъектами, выигравшими конкурсы или аукционы на проведение работ по охране, защите и воспроизводству лесов.

Проведенный анализ показывает, что государственное управление лесами напоминает слоеный пирог, сложное, многоуровневое и многоструктурное право вое явление, эффективное регулирование которого возможно только в детальной увязке федерального и регионального, законодательного и подзаконного компо нентов.

Полагаем, что любая реорганизация федеральных ведомств или передел зон их ответственности ведет к временному снижению дееспособности этих структур, возникновению новых проблем, связанных с их текущей деятельностью, увеличе нию «бумажной» и уменьшению реальной работы. Все перечисленные реоргани зации в значительной степени негативно повлияли на реализацию лесного зако нодательства и тем самым способствовали тому, чтобы лесной сектор России пришел в его современное состояние.

Литература 1. Бакланов П.Я. и др. Региональное природопользование: методы изучения, оценки и управления. М.: Логос, 2002.

2. Захаров В. и др. От Павла 1-го до Владимира 2-го // Лесной бюллетень. 2000.

№ 15. С. 3.

3. Летягин В.И. Государственное управление лесами // Лесное хозяйство. 2000.

№ 4. С. 5.

4. Маликов А. За державу обидно. Что у нас в лесопромышленном предбаннике? // Лесной бюллетень. 2000. № 16. С. 20.

5. Поротников М.И. Административно-правовая организация механизма управле ния лесозаготовками на Дальнем Востоке России: Дис. … канд. юрид. наук. Хабаровск, 2003.

6. Шутов И. О лесном доходе России // Лесной бюллетень. 2002. № 20. С. 19.

7. Ярошенко А.Ю., Комарова А.Ф., Крейдлин М.Л. К двухлетнему юбилею нового Лесного кодекса Российской Федерации. М.: ОМННО «Совет Гринпис», 2009.

Вестник ДВЮИ МВД России. 2011. № 1 (20) Гражданское право Особенности участия иностранных инвесторов в некоторых гражданских правоотношениях Сергей Николаевич Кукушкин, преподаватель Дальневосточного юридического института МВД России УДК 347. В работе предпринимается попытка оценить состояние отдельных норм коллизи онного права России на предмет эффективности их правоприменения. Анализ ограниче ний прав иностранных инвесторов в некоторых гражданско-правовых отношениях осу ществляется с позиции норм материального, коллизионного и отчасти процессуального права. Вопросы экономического участия иностранных инвесторов приводят автора к вы воду о необходимости более «честного» изложения норм коллизионного права, адресуе мого в той или иной степени лицам «родом» из иных правопорядков.

Ключевые слова: иностранный инвестор, ограничения прав, коллизионное право, процессуальное право, недвижимое имущество, государственная регистрация прав, ар битражная оговорка, нормы непосредственного применения.

Все гражданские отношения характеризуются такими признаками, как ра венство, автономия воли, имущественная и организационная самостоятельность участников. В свою очередь, их участниками, согласно абз. 4 ч. 1 ст. 2 ГК РФ, может быть широкий круг субъектов (лиц) – это физические и юридические лица, Российская Федерация, ее субъекты и муниципальные образования, а также ино странные граждане, апатриды и иностранные юридические лица.

В соответствии с ч. 3 ст. 62 Конституции России иностранные граждане и лица без гражданства пользуются в РФ правами и несут обязанности наравне с гражданами РФ, кроме случаев, установленных федеральным законом или меж дународным договором РФ. В научной литературе отмечается, что иностранным лицам, по общему правилу, предоставлен «национальный правовой режим»1, ко торый имеет свою специфику. Данных подход отражен в специальном законода тельстве об инвестициях. Так, согласно ч. 1 ст. 4 Федерального закона от 9 июля 1999 г. № 160-ФЗ «Об иностранных инвестициях в Российской Федерации», пра вовой режим деятельности иностранных инвесторов и использования полученной от инвестиций прибыли не может быть менее благоприятным, чем правовой режим деятельности и использования полученной от инвестиций прибыли, предо ставленный российским инвесторам, за изъятиями, устанавливаемыми феде ральными законами. Так называемые изъятия из-под действия национального См., например: Комментарий к Гражданскому кодексу Российской Федерации.

Часть первая / под ред. А.П. Сергеева. М.: Проспект, 2010 // СПС «Гарант».

Вестник ДВЮИ МВД России. 2011. № 1 (20) правового режима устанавливаются широким кругом актов, содержащих нормы гражданского и административного права.

Федеральный закон от 25 февраля 1999 г. № 39-ФЗ «Об инвестиционной де ятельности в Российской Федерации, осуществляемой в форме капитальных вло жений» в ст. 5 дает перечень источников, формирующих правовой режим участия иностранных лиц в гражданских правоотношениях на территории России. Отно шения, связанные с инвестиционной деятельностью, осуществляемой в форме ка питальных вложений иностранными инвесторами на территории РФ, регулируют ся международными договорами РФ, Гражданским кодексом РФ, настоящим Фе деральным законом, другими федеральными законами и иными нормативными правовыми актами РФ.

Такие ограничения установлены ст.15 Земельного кодекса РФ, в соответ ствии с которой иностранные граждане, лица без гражданства и иностранные юридические лица не могут обладать на праве собственности земельными участками, находящимися на приграничных территориях, перечень которых уста навливается Президентом РФ в соответствии с федеральным законодательством о Государственной границе РФ, и на иных особо установленных территориях РФ в соответствии с федеральными законами. В частности, к таким территориям зако нодатель относит земли сельскохозяйственного оборота (земли сельскохозяй ственных угодий). Иностранные граждане, иностранные юридические лица, лица без гражданства, а также юридические лица, в уставном (складочном) капитале которых доля иностранных граждан, иностранных юридических лиц, лиц без гражданства составляет более чем 50 %, могут обладать земельными участками из земель сельскохозяйственного назначения только на праве аренды.

Еще одно ограничение имущественных прав иностранных инвесторов предусмотрено в ч. 2 ст. 28 Федерального закона от 8 ноября 2007 г. № 261-ФЗ «О морских портах в РФ», согласно которой земельные участки в границах мор ского порта не могут находиться в собственности иностранных граждан, лиц без гражданства, иностранных организаций.

Принимая во внимание необходимость обеспечения обороны страны и без опасности государства, Федеральный закон от 29 апреля 2008 г. № 57-ФЗ «О по рядке осуществления иностранных инвестиций в хозяйственные общества, име ющие стратегическое значение для обеспечения обороны страны и безопасности государства» установил отдельные ограничения участия в гражданских (корпора тивных) отношениях иностранцев. Например, иностранные инвесторы или группа лиц, в которую входит иностранный инвестор, обязаны представлять в уполномо ченный орган информацию о приобретении пяти и более процентов акций (до лей), составляющих уставные капиталы хозяйственных обществ, имеющих стра тегическое значение, в порядке, установленном Правительством РФ1.

Соответственно нарушение иностранным инвестором данного ограничения корпоративных прав влечет гражданско-правовую ответственность в форме ре ституции (ст.167 ГК РФ). По мнению Министерства экономического развития РФ, если иностранный инвестор при заключении соответствующей сделки не выпол нил обязанностей, предусмотренных Законом об инвестициях в стратегические общества (т.е. не предпринял действий, направленных на согласование сделки, Постановление Правительства РФ от 27 октября 2008 г. № 795 «Об утверждении Правил представления иностранным инвестором или группой лиц, в которую входит иностранный инвестор, информации о совершении сделок с акциями (долями), составля ющими уставные капиталы хозяйственных обществ, имеющих стратегическое значение для обеспечения обороны страны и безопасности государства» // Собрание законодатель ства РФ. 2008. № 44. Ст. 5097.


Вестник ДВЮИ МВД России. 2011. № 1 (20) хотя знал или должен был знать о возможности превышения процентного поро га владения акциями в результате заключения сделки), положения ст. 416 ГК РФ о прекращении обязательства невозможностью исполнения не могут быть примене ны. В данном случае должны применяться последствия недействительности сде лок, установленные ст. 15 Закона об инвестициях в стратегические общества и ст.167 ГК РФ1.

Соответствующие ограничения гражданско-правового участия имеются и для российских юридических лиц, учредителем (участником) которых является иностранный инвестор (юридическое лицо). Показательным в этом смысле вы глядит пример из судебно-арбитражной практики.

Согласно п. 10.1 Государственной программы приватизации государствен ных и муниципальных предприятий в РФ, утвержденной Указом Президента РФ от 24 декабря 1993 г. № 2284, решение о допуске иностранного инвестора к уча стию в приватизации предприятий, оборонный заказ которых составляет более 30 % общего объема работ, принимается Правительством РФ одновременно с принятием решения о допустимости приватизации указанных предприятий. ОАО, акции которого приобрела иностранная фирма, является предприятием, оборон ный заказ которого на момент приватизации составлял более 30% общего объема работ. Правительством РФ не принималось решения о допуске иностранного ин вестора к участию в приватизации этого предприятия. Таким образом, иностран ная фирма, действуя через посредников, приобрела акции акционерного общества в нарушение п. 10.1 названной Государственной программы приватизации. По этому данная сделка является недействительной в силу ст. 168 ГК РФ. Президиум ВАС РФ признал сделку купли-продажи акций недействительной с обязанием сторон возвратить все полученное по сделке2.

Иностранные лица под страхом экономических потерь в форме гражданско правовой ответственности должны соблюдать предписания гражданского права России, то есть такие правила, которые, по сути, не являются ограничением частных (экономических прав) иностранных инвесторов, так как представляют собой национальный режим гражданско-правового регулирования. Так, при за ключении сделок в отношении недвижимости, находящейся в России, иностран ный инвестор обязан соблюдать требование законодательства РФ о регистрации таких сделок и прав под страхом ненаступления соответствующих правовых по следствий3.

Так, в соответствии с ч. 3 ст. 1209 ГК РФ форма сделки в отношении не движимого имущества подчиняется праву страны, где находится это имущество, а в отношении недвижимого имущества, которое внесено в государственный реестр РФ, – российскому праву. Дополняет императивную норму в отношении обяза тельств, предметом которых выступает недвижимость, часть 2 ст. 1213 ГК РФ, согласно которой к договорам в отношении находящихся на территории РФ зе Письмо Министерства экономического развития РФ от 23 марта 2009 г. № Д06- «О применении п. 5 ст. 84.3 Федерального закона от 26.12.1995 г. № 208-ФЗ «Об акцио нерных обществах» и п. 1 ст. 15 Федерального закона от 29.04.2008 г. № 57-ФЗ «О поряд ке осуществления иностранных инвестиций в хозяйственные общества, имеющие страте гическое значение для обороны страны и безопасности государства» / Текст письма офи циально опубликован не был // СПС «Гарант».

Пункт18 Информационного письма Президиума Высшего Арбитражного Суда РФ от 18 января 2001 г. № 58 «Обзор практики разрешения арбитражными судами споров, связанных с защитой иностранных инвесторов» // Вестник ВАС РФ. 2001. № 3.

Пункт 17 Информационного письма Президиума Высшего Арбитражного Суда РФ от 18 января 2001 г. № 58 «Обзор практики разрешения арбитражными судами спо ров, связанных с защитой иностранных инвесторов».

Вестник ДВЮИ МВД России. 2011. № 1 (20) мельных участков, участков недр и иного недвижимого имущества применяется российское право. Аналогичный подход законодатель развивает и в отношении применении норм вещных прав – содержание права собственности и иных вещ ных прав на недвижимое и движимое имущество, их осуществление и защита определяются по праву страны, где это имущество находится (ч. 1 ст. 1205 ГК РФ).

Иными словами, нормы коллизионного права, будучи частноправовыми ре гуляторами, действие которых обусловлено лишь соответствующей спецификой (подотрасль гражданского права – МЧП), и в этом смысле не ограничивают, с по зиции закона, экономических прав иностранных инвесторов, а прежде всего при зывают их к соблюдению национального режима гражданско-правового регули рования. Однако здесь важно отметить отдельные противоречия в самом граждан ском законодательстве России, которые могут вводить в заблуждение иностран ных инвесторов в части возможности выбора права, применимого к отношениям, осложненным их (иностранцев) участием.

Так, исходя из прямого толкования ст. 1210, ч. 1 ст. 1213 ГК РФ следует, что только при отсутствии соглашения сторон о праве, подлежащем применению к договору в отношении недвижимого имущества, применяется право страны, с которой договор наиболее тесно связан (ст. 1211 ГК РФ). Может сложиться впе чатление, что указанное «право выбора» (ст. 1210, ч. 1 ст. 1213 ГК РФ) по юриди ческой силе перекрывает в отношении недвижимости весь инструментарий кол лизионного и процессуального права РФ (ч. 1 ст. 1205, 1207, ч. 3 ст. 1209, ч. ст. 1210 ГК РФ, ст. 33, п. 2 ч. 1 ст. 248 АПК РФ1). И в случае отсутствия соглаше ния сторон сделки (соглашения) отсылает лишь к ст.1211 ГК РФ «Право, подле жащее применению к договору при отсутствии соглашения сторон о выборе права»2.

Именно такой подход, исходя из Постановления Шестого арбитражного апелляционного суда от 7 октября 2009 г. № 06АП-А73/2008-1/3091, обозначил для себя иностранный (Германия) инвестор «Ханзеатик Ллойд Шиффарт ГмбХ & Ко. КГ» (Hanseatic Lloyd Schiffahrt GmbH & Co. KG).

В частности, в апелляционной инстанции немецкий инвестор (ответчик заказчик) настаивал, с одной стороны, на факте заключения договора подряда с ОАО «Амурский судостроительный завод» (истец-подрядчик), с другой – на не применении российского права и возможности рассмотрения спора в Лондоне:

Судам необходимо учитывать, что, согласно международным соглашениям, ис ключительно российскими судами рассматриваются иски субъектов хозяйствования (предпринимательской деятельности) о праве собственности на недвижимое имущество, находящееся на территории Российской Федерации. См.: Пункт 6 Постановления Плену ма Высшего Арбитражного Суда РФ от 11 июня 1999 г. № 8 «О действии международ ных договоров Российской Федерации применительно к вопросам арбитражного процес са» // Вестник ВАС РФ. 2005. № 12.

Сделки, предметом которых является недвижимое имущество, могут рассматри ваться в третейских судах РФ, но исключаются из юрисдикции зарубежных арбитражей.

См.: Письмо Высшего Арбитражного Суда РФ от 23 августа 2007 г. № ВАС-С06/ОМП 1200 // СПС «Гарант».

Согласно ч. 2, 3 ст. 1211 ГК РФ, правом страны, с которой договор наиболее тесно связан, считается, если иное не вытекает из закона, условий или существа договора либо совокупности обстоятельств дела, право страны, где находится место жительства или ос новное место деятельности стороны, которая осуществляет исполнение, имеющее реша ющее значение для содержания договора. Стороной, которая осуществляет исполнение, имеющее решающее значение для содержания договора, признается, если иное не выте кает из закона, условий или существа договора либо совокупности обстоятельств дела, сторона, являющаяся, в частности: 1) продавцом – в договоре купли-продажи;

2) дарителем – в договоре дарения;

3) арендодателем – в договоре аренды;

4) ссудодате лем – в договоре безвозмездного пользования;

5) подрядчиком – в договоре подряда и т.д.

Вестник ДВЮИ МВД России. 2011. № 1 (20) «Ответчик оспаривает возможность рассмотрения дела российскими арбитраж ными судами в части признания незаключенными контрактов со ссылкой на п. 5 ст. 148 АПК РФ, п. 1 ст. 14 оспариваемых контрактов, поскольку имеется со ответствующая арбитражная оговорка, просит оставить исковое заявление без рассмотрения. Указывает, что применимым правом в отношении контрактов на строительство танкеров на основании п.1 ст. 1210 ГК РФ, ч. 1 ст. XX контрак тов является английское право. Ответчик ссылается на арбитражную оговорку, включенную в текст контрактов (ч. 1 ст. XIV), согласно которой… конфликт дол жен разрешаться арбитражным судом в Лондоне, Англия…»1.

Шестой арбитражный апелляционный суд отказывает ответчику (иностран ному инвестору) по следующим основаниям:

1. Нормы процессуального и коллизионного права.

Исходя из ст. II Конвенции ООН «О признании и приведении в исполнение иностранных арбитражных решений»2, заключенной в Нью-Йорке в 1958 г., участниками которой являются Российская Федерация и Германия, каждое До говаривающееся Государство признает письменное соглашение, по которому сто роны обязуются передавать в арбитраж все или какие-либо споры, возникшие или могущие возникнуть между ними в связи с каким-либо конкретным договорным или иным правоотношением, объект которого может быть предметом арбитраж ного разбирательства. Термин «письменное соглашение» включает арбитражную оговорку в договоре или арбитражное соглашение, подписанное сторонами или содержащееся в обмене письмами или телеграммами.

С учетом смысла и содержания указанной арбитражной оговорки она не распространяется на разрешение споров, связанных с заключением указанных контрактов, а также признанием права собственности на строящиеся танкеры химовозы.

В соответствии с ч. 1 ст. 247 АПК РФ арбитражные суды в РФ рассматрива ют дела по экономическим спорам и другие дела, связанные с осуществлением предпринимательской и иной экономической деятельности с участием ино странных организаций. К исключительной компетенции арбитражных судов в РФ по делам с участием иностранных лиц относятся дела по спорам, предметом которых являются недвижимое имущество, если такое имущество находится на территории Российской Федерации, или права на него (п. 2 ч. 1 ст. 248 АПК РФ).


2. Нормы материального права.

Согласно п. 1 ст. 130 ГК РФ, к недвижимым вещам относятся также подле жащие государственной регистрации воздушные и морские суда, суда внутренне го плавания, космические объекты. По п. 3 ст. 376 Кодекса торгового мореплава ния РФ, право собственности на строящееся судно может быть зарегистрировано в реестре строящихся судов при условии закладки киля или проведения подтвер жденных заключением эксперта равноценных строительных работ. При регистра ции права собственности на строящееся судно выдается соответствующее свиде тельство.

Вывод.

С учетом: а) отсутствия арбитражной оговорки в отношении рассмотрения спора о заключении контрактов;

б) наличия регистрации на территории РФ стро ящихся танкеров-химовозов в качестве недвижимого имущества;

в) нахождения одного из соответчиков на территории РФ;

г) тесной связи возникших правоот СПС «Гарант».

Конвенция ООН о признании и приведении в исполнение иностранных арбитраж ных решений (Нью-Йорк, 10 июня 1958 г.) // Вестник ВАС РФ. 1993. № 8.

Вестник ДВЮИ МВД России. 2011. № 1 (20) ношений сторон с территорией РФ, поскольку заложение и строительство спор ных танкеров производится в РФ;

д) исключительной подсудности настоящего спора арбитражным судам – арбитражный суд РФ компетентен рассматривать спор в целом, поэтому ходатайство «Ханзеатик Ллойд Шиффарт ГмбХ & Ко. КГ»

об оставлении без рассмотрения в российском суде подлежит отклонению.

3. Нормы коллизионного права.

Согласно п. 1 ст. XX контрактов, участвующие стороны соглашаются, что юридическая сила и интерпретация контракта, всех его статей и частей регулиру ются и интерпретируются в соответствии с английским законодательством.

Между тем пункт 1 ст. 1192 ГК РФ предусматривает, что правила разд. VI ГК РФ, в том числе правила выбора сторонами применимого права, не затрагива ют действие тех императивных норм законодательства РФ, которые вследствие указания в самих императивных нормах или ввиду их особого значения, в том числе для обеспечения прав и охраняемых законом интересов участников граж данского оборота, регулируют соответствующие отношения независимо от под лежащего применению права.

Пункт 2 ст. 1213 ГК РФ устанавливает такое императивное правило, соглас но которому к договорам в отношении находящихся на территории Российской Федерации земельных участков, участков недр и иного недвижимого имущества применяется российское право. При этом принадлежность имущества к недви жимым или движимым вещам определяется по праву страны, где это имущество находится (п. 2 ст. 1205 ГК РФ).

Из ст. 130 ГК РФ и ст. 376 КТМ РФ вытекает, что морские суда (в том числе строящиеся танкеры-химовозы) относятся к недвижимому имуществу.

Суд, руководствуясь п.5 ст.1210 ГК РФ, приходит к выводу о том, что оспа риваемые контракты реально связаны с одной страной (Россией), т.к. строи тельство танкеров подрядчиком, а также испытания судов (ч. 1 ст. VI контрактов), сдача судов заказчику на плаву (п. 1 ст. VII контрактов) подразумевались только на территории России, что было известно сторонам при выборе подлежащего применению права, т.е. при подписании контрактов, вследствие чего выбор сто ронами права Англии в тексте п. 1 ст. XX контрактов не может затрагивать действие императивных норм российского законодательства, указанных выше.

Из содержания п. 1 ст. 1205 и ст. 1207 ГК РФ вытекает, что защита права собственности на недвижимое и движимое имущество определяется по праву страны, где это имущество находится, а к праву собственности морские суда, подлежащие государственной регистрации, их осуществлению и защите применя ется право страны, где эти суда зарегистрированы.

Вывод.

Признать незаключенными контракты на строительство четырех танке ров для нефтяных продуктов и химикатов, подписанные ОАО «Амурский судо строительный завод» и «Ханзеатик Ллойд Шиффарт ГмбХ & Ко. КГ» (Hanseatic Lloyd Schiffahrt GmbH & Co. KG).

Признать за ОАО «Амурский судостроительный завод» право собственно сти на строящиеся танкеры-нефтехимовозы… Таким образом, юридическая возможность выбора права, подлежащего при менению к отношениям, осложненным иностранным элементом, и соответственно выбор как места, так и судебного органа рассмотрения спора в отношении недви жимого имущества, исходя из материалов дела и анализа коллизионного, матери ального и процессуального права РФ, у участников внешнеэкономических отно шений, по сути, отсутствуют. Имеющаяся общая коллизионная норма (ст. Вестник ДВЮИ МВД России. 2011. № 1 (20) ГК РФ), утверждающая, что коллизионное правовое регулирование отдельных экономических отношений исключается вследствие: а) указания в самих импера тивных нормах;

б) ввиду особого значения императивных норм, в том числе для обеспечения прав и охраняемых законом интересов участников гражданского оборота, недостаточно точно определяет соответствующие исключения (запрет выбора права). Это, как представляется, требует более точных юридических ори ентиров для участников внешнеэкономического оборота, закрепленных в нормах коллизионного права России.

С нашей точки зрения, проект ст. 1192 ГК РФ «Нормы непосредственно го применения» следует изложить в следующем виде:

1. Правила настоящего раздела не затрагивают действие тех императивных норм законодательства Российской Федерации, которые вследствие указания в самих императивных нормах или ввиду их особого значения, в том числе для обеспечения прав и охраняемых законом интересов участников гражданского оборота, регулируют соответствующие отношения независимо от подлежащего применению права (нормы непосредственного применения).

Нормы непосредственного применения, в частности, установлены в от ношении прав на недвижимое имущество, находящееся на территории РФ (ч. ст. 1213);

прав гражданина РФ в статусе потребителя (ст. 1212);

ответственности учредителей, участников, других лиц по обязательствам учрежденного за грани цей юридического лица (ч. 4 ст. 1202, проект);

исключительных прав, которые определяются по праву страны, где испрашивается охрана соответствующего ис ключительного права (ч. 1 ст. 1207, проект);

права, применимого к обязательству вследствие причинения вреда или неосновательного обогащения реально связан ного только с одной страной (ч. 2 ст. 12231, проект);

права, подлежащего приме нению к отношениям по наследованию (ст. 1224).

Данный подход полностью соответствует проекту ч. 6 ст. 1210 ГК РФ1, где прямо говорится: если иное не вытекает из закона или существа отношения, по ложения п. 1-3 и 5 настоящей статьи (реализация права выбора материального и процессуального права) соответственно применяются к выбору по соглашению сторон права, подлежащего применению к иным отношениям, когда такой выбор допускается законом.

Принимая во внимание актуальность иностранных инвестиций в россий скую экономику, создание простого, понятного и непротиворечивого механизма гражданско-правового регулирования, включая совершенствование норм колли зионного права, не может не повлиять на развитие здорового инвестиционного климата, на почве которого, в свою очередь, непременно должно произойти по ступательное развитие экономики России.

Проект изменений в раздел VI Гражданского кодекса Российской Федерации.

URL: http://www.consultant.ru/law/hotdocs/11059.html# Вестник ДВЮИ МВД России. 2011. № 1 (20) Развитие взаимодействия между учебными заведениями МВД России и общественностью в сфере защиты и обеспечения прав человека Материалы «круглого стола»

Темой «круглых столов», состоявшихся в Дальневосточном юридическом институте МВД России и его Южно-Сахалинском филиале в 2010 г., стало разви тие взаимодействия между учебными заведениями МВД России и общественно стью в сфере защиты и обеспечения прав человека. Участники форумов отметили чрезвычайную актуальность данной проблемы, остановились на теоретических вопросах и практических шагах по ее решению, говорили о состоянии взаимодей ствия между учебными заведениями и общественностью в нашем регионе.

Значительное внимание на «круглых столах» было уделено вопросам взаи модействия правоохранительных органов и общественности в сфере противодей ствия отдельным видам преступлений. При рассмотрении вопросов соблюдения прав и свобод человека и гражданина было отмечено, что органы предваритель ного расследования обязаны соблюдать конституционные принципы, гарантиру ющие права и свободы человека и гражданина при расследовании преступлений.

Проблемы повышения эффективности взаимодействия общественных организаций и ДВЮИ МВД России в сфере обеспечения прав человека Константин Александрович Волков, ученый секретарь Дальневосточного юридического института МВД России, кандидат юридических наук, доцент В июле 2010 г. на встрече с министром внутренних дел Р.Г. Нургалиевым Президент РФ Д.А. Медведев подчеркнул, что основным критерием оценки эф фективности работы милиции должно стать общественное мнение, и это надо установить законодательно. «Милиция – это структура, которая самым тесным образом взаимодействует с гражданским обществом, в большей степени, чем другие правоохранительные структуры, спецслужбы, прокуратура и суд», – считает Д.А.

Медведев. – Поэтому теперь им предстоит регулярно информировать и СМИ, и общественные организации о своей работе, причем не формально, как подчас происходит, а по существу»1.

Сегодня с полной уверенностью можно говорить о наличии социального за каза на подготовку высококвалифицированного специалиста органов внутренних дел: образованного, высоконравственного, готового в любую минуту защищать Закон «О милиции» должен четко определить права и обязанности сотрудников МВД. URL: http://letter.mvd.ru/ru/news/show_48310/ (дата обращения: 18.08.2010).

Вестник ДВЮИ МВД России. 2011. № 1 (20) права и свободы граждан, обладающего чувством нетерпимости к коррупционно му поведению и уважительного отношения к праву и закону. О последнем прямо говорится в Указе Президента РФ от 26 мая 2009 г. № 599 «О мерах по совершен ствованию высшего юридического образования в Российской Федерации»1.

Другого пути нет. Иначе в обществе будет преобладать негативная окраска деятельности милиции. Милиция не может полностью избежать появления в сво ей среде тех социальных недугов, которые распространены в российском обще стве, поскольку она сама является его частью. Сегодня милицию не критикует только ленивый. В обществе складывается «синдром Дымовского». Бывший со трудник органов внутренних дел А.А. Дымовский стал широко известен после того, как 5 ноября 2009 г. выступил с открытым видеообращением к Председате лю Правительства России Владимиру Путину и офицерам России. Данное обра щение было размещено в интернете2. В своих категоричных и критических выска зываниях Дымовский указывал, что он разочаровался в Путине и потребовал у Медведева с ним разобраться. Тон видеообращения бывшего милиционера явно развязный и ругательный, что свидетельствует о попытке разжечь ненависть к определенным социальным группам. На языке права это экстремизм.

Интересно, что вскоре после заявлений Дымовского последовали многочис ленные другие видеообращения к власти со стороны сотрудников внутренних дел.

Нередко подобные акции преследуют цели привлечь внимание к своему увольне нию, избежать юридической ответственности и пр.3.

В связи с этим важной задачей современной системы подготовки будущих сотрудников органов внутренних дел должна стать подготовка высоконравствен ного и высококвалифицированного специалиста, который должен не только уметь с первых дней работы на практике раскрывать и расследовать преступления, но и активно защищать права и свободы граждан. Потому очень важно в процессе под готовки будущего специалиста органов внутренних дел уделять внимание вопро сам обеспечения прав человека в деятельности ОВД.

В этих целях в ДВЮИ МВД России на четвертом курсе обучения препода ется учебная дисциплина «Обеспечение прав человека в деятельности органов внутренних дел». На ее изучение выделяется 60 часов, в том числе на аудиторные занятия 30 часов и на самостоятельную работу 30 часов. Целью изучения дисци плины «Обеспечение прав человека в деятельности органов внутренних дел» яв ляется формирование представлений о функционировании правовых институтов, закрепляющих права и свободы человека в России, у будущих специалистов орга нов внутренних дел, как одного из направлений приобретения фундаментальных знаний в системе высшего профессионального образования. Задачами изучения дисциплины являются: формирование современных представлений о месте и роли органов внутренних дел в системе обеспечения прав и свобод человека и гражда нина, о порядке и способах их реализации, об основных гарантиях и способах за щиты;

приобретение знаний и умений для свободной ориентировки в современ ном законодательстве и дальнейшего профессионального самообразования в об ласти управления государством и обществом;

выработка навыков и умений в ор ганизации взаимодействия с различными органами государственной власти и местного самоуправления при решении профессиональных задач.

Успех любого процесса, в том числе образовательного, зависит прежде всего от объективной оценки действительности, умения правильно наметить цели, пла Российская газета. 2009. 29 мая.

URL: http://ru.wikipedia.org (дата обращения: 06.08.2010).

Хор имени майора Дымовского. URL: http://sudanet.ru/node/ Вестник ДВЮИ МВД России. 2011. № 1 (20) нировать, реализовывать, координировать, постоянно анализировать и оценивать определенную деятельность. Полагаем, что на современном этапе необходим ка чественно новый уровень подготовки специалистов по вопросам обеспечения прав человека в деятельности органов внутренних дел. В связи с этим целесооб разно расширить как рамки самой дисциплины, так и разработать новые спецкур сы по названным вопросам, например такие, как «Обеспечение прав человека ор ганами внутренних дел в уголовном судопроизводстве», «Обеспечение прав чело века в оперативно-розыскной деятельности ОВД» и др. В ДВЮИ МВД России имеется определенный положительный опыт в этом направлении: разработан и преподается спецкурс «Уголовно-правовые средства противодействия коррупци онным преступлениям» (76 часов).

Другим важным направлением в деятельности подготовки специалистов ор ганов внутренних дел должно стать повышение взаимодействия с правозащитны ми организациями. Министр внутренних дел РФ Р.Г. Нургалиев в своих выступ лениях неоднократно подчеркивал, что «открытость силовой структуры, работа ющей в непосредственном тесном контакте с людьми, позволяет осуществлять общественный контроль над деятельностью органов внутренних дел, повышает правовую культуру населения и способствует формированию нового облика со трудника»1. Очевидно, что без широкого взаимодействия с гражданским обще ством сегодня невозможно эффективно защищать права человека, охранять обще ственный порядок, а в конечном счете обеспечивать национальную безопасность страны.

Дальневосточный юридический институт МВД РФ имеет определенный опыт сотрудничества с рядом некоммерческих организаций по вопросам защиты прав человека и гражданина. В частности, институт является партнером междуна родной организации «Винрок Интернешнл» по реализации проекта «Предотвра щение торговли людьми» на Дальнем Востоке. Только за два года сотрудничества с данной организаций были проведены 1 международная научно-практическая конференция и 4 «круглых стола» по проблемам предупреждения торговли людь ми и домашнего насилия, в которых приняло участие около 400 человек.

Наиболее крупным из мероприятий стала международная научно практическая конференция «Создание регионального механизма защиты жертв торговли людьми» (13-14 октября 2008 г.). В работе конференции приняли уча стие представители органов государственной власти: аппарата Полномочного представителя Президента РФ по Дальневосточному федеральному округу, аппа рата уполномоченного по правам человека в Хабаровском крае, уполномоченный по правам человека в Амурской области, депутаты Государственной Думы РФ и Законодательной думы Хабаровского края, сотрудники Следственного комитета при Прокуратуре РФ по Хабаровскому краю, Главного управления МВД России по ДФО, Управления внутренних дел по Хабаровскому краю, специалисты мини стерств и учреждений здравоохранения, образования и социальной защиты, ве дущие ученые и преподаватели вузов страны, а также представители негосудар ственных учреждений (международная организация по миграции, Дальневосточ ный центр развития гражданских инициатив и социального партнерства, Союз де ловых женщин Хабаровского края, общественная организация «Пульс», Амери канская ассоциация юристов, ННУДО «Максимум» и др.). Вместе с российскими коллегами в обсуждении проблем участвовали практические работники право охранительных органов США.

Выступление министра внутренних дел РФ генерала армии Рашида Нургалиева в «Российской газете». URL: http://www.mvd.ru/news/32604/ (дата обращения: 10.10.2010).

Вестник ДВЮИ МВД России. 2011. № 1 (20) В целях укрепления взаимодействия с Ассоциацией юристов России, на ос новании решения ученого совета Дальневосточного юридического института МВД России и общего собрания коллектива при институте создано Дальнево сточное региональное отделение Молодежного союза юристов Российской Феде рации (МСЮ РФ). Общественная организация «Молодежный союз юристов Рос сийской Федерации» является основанным на членстве добровольным самоуправ ляемым некоммерческим формированием молодых российских юристов, создан ным в форме общественной организации для защиты общих интересов ее членов.

Целью деятельности организации является содействие процессу формирования правового государства в Российской Федерации.

Дальневосточное региональное отделение МСЮ РФ совместно с Дальнево сточным филиалом Российской академии правосудия 7 апреля 2010 г. провело межвузовский научно-практический «круглый стол» «Правосудие и средства мас совой информации», в рамках которого рассмотрены проблемы взаимодействия правосудия и СМИ: принципы и технология эффективного взаимодействия;

СМИ как ресурс общественного противодействия современным вызовам национальной безопасности России;

информационная политика судебной системы как фактор укрепления независимости и самостоятельности правосудия и др.

В апреле 2010 г. на открытой правозащитной конференции НКО и правоза щитных организаций в Общественной палате Российской Федерации деятель ность Дальневосточного регионального отделения ДРО МСЮ России по вопросу обеспечения защиты жертв торговли людьми получила положительную оценку.

ДВЮИ МВД России является партнером в реализации негосударственного некоммерческого учреждения дополнительного воспитания и образования «Мак симум» региональной программы «Предотвращение торговли людьми на Дальнем Востоке России и Сибири». Цель проекта – создать условия для объединения уси лий органов власти в целях предотвращения торговли людьми на российском Дальнем Востоке путем построения «системы перенаправления» жертв торговли людьми и формирования информационно-обучающей базы для специалистов, ра ботающих с пострадавшими. В рамках данного проекта при содействии специа листов ДВЮИ МВД России проведено более 70 мероприятий по предупреждению торговли людьми на Дальнем Востоке, 30 апреля 2010 г. на базе ДВЮИ МВД России состоялась международная научно-практическая конференция «Актуаль ные проблемы совершенствования мер борьбы с эксплуатацией человека».



Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 | 6 |   ...   | 7 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.