авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |   ...   | 6 |

«№ 2 (21) ВЕСТНИК 2011 Дальневосточного ...»

-- [ Страница 3 ] --

Исследования, проведенные в рамках подготовки настоящей статьи, осно ванные на данных о привлекаемых к уголовной ответственности военнослужащих срочной службы и курсантов за незаконное хранение наркотиков без цели сбыта, свидетельствуют об остроте проблемы наркозависимости среди лиц призывного возраста в Вооруженных Силах, войсках, воинских формированиях и военно учебных заведениях. В ряде случаев в ходе предварительного расследования уго ловных дел удалось установить причастность указанной категории лиц к система тическому сбыту наркотиков. Так, следователями УФСКН России по Приморско му краю расследована преступная деятельность организованной группы, осу ществлявшей сбыт гашишного масла на территории г. Владивостока, участниками которой являлись курсанты Тихоокеанского высшего военно-морского института Берковский и Иванов, которые распространяли наркотики среди курсантов данно го учебного заведения.

Вестник ДВЮИ МВД России. 2011. № 2 (21) Согласно полученным данным, преступления коррупционной направленно сти, связанные с участием должностных лиц в противоправной деятельности ор ганизованных групп и преступных сообществ (преступных организаций), наибо лее распространены среди сотрудников органов внутренних дел, которые в боль шинстве своем являются сотрудниками оперативных подразделений.

Результаты расследования ряда уголовных дел позволили установить при частность коррумпированных сотрудников подразделений МВД России к преступлению, из которых 16 совершено в организованных формах.

Наиболее ярким примером является уголовное дело, возбужденное УФСКН России по Республике Башкортостан.

31 августа 2010 г. в Верховный Суд Республики Башкортостан Следствен ным управлением по Республике Башкортостан Следственного комитета при про куратуре Российской Федерации направлено уголовное дело в отношении участ ников организованного преступного сообщества (ОПС), руководителем которого являлся начальник отдела специальных экспертиз ЭКЦ МВД России по Респуб лике Башкортостан подполковник милиции Даянов Л.Ф. (всего 15 участников).

Даянов координировал организацию контрабандных поставок героина в особо крупных размерах из Республики Таджикистан на территорию Башкортостана и контролировал его реализацию членами созданного им преступного сообщества.

ОПС объединило в себе три организованные группы, состоящие из 38 активных членов, включая жену Даянова и его несовершеннолетнего сына, являвшихся ко ординаторами структурных подразделений сообщества.

Расследование осуществлялось межведомственной следственной группой, из числа 12 следователей СУ СКП России по Республике Башкортостан и сотруд ников оперативной службы УФСКН России по Республике Башкортостан. В ходе расследования проведено 30 обысков и 15 личных обысков задержанных, из тай ников изъято 13,3 кг героина, 150 г марихуаны, десятки кредитных карт и сбере гательных книжек, мобильных телефонов, 700 тыс. руб., 4800 дол. и иное имуще ство на сумму более 10 млн руб., добытых преступным путем.

В качестве другого примера участия сотрудников органов внутренних дел в деятельности преступных сообществ (преступных организаций) можно привести уголовное дело о противоправной деятельности преступного сообщества, дей ствовавшего на территории Смоленской области, связанной с заказными убий ствами, поджогами автотранспорта в целях запугивания и вымогательства денеж ных средств у предпринимателей, а также с незаконным оборотом наркотиков (всего 6 участников), одним из членов которого являлся оперативный сотрудник УВД по Смоленской области.

Организация расследования преступлений коррупционной направленности в составе межведомственных следственно-оперативных групп достаточно эффек тивна и позволяет скоординировать деятельность следователей и оперативных сотрудников различных правоохранительных структур.

Сотрудники органов наркоконтроля в прошлом году включались в состав межведомственных следственно-оперативных групп, созданных для расследова ния наиболее сложных уголовных дел о преступлениях, связанных с незаконным оборотом наркотиков и сопряженных с совершением преступлений коррупцион ной направленности, в частности в Смоленской, Ростовской, Пензенской, Сверд ловской, Челябинской, Оренбургской, Иркутской и Омской областях, республи ках Коми, Башкортостан, Ямало-Ненецком АО и Камчатском крае.

Органами исполнения наказаний и ФСКН России в рамках межведомствен ного взаимодействия осуществлялись совместные мероприятия по реализации мер, направленных на противодействие коррупции в учреждениях уголовно Вестник ДВЮИ МВД России. 2011. № 2 (21) исполнительной системы и уголовное преследование лиц, совершивших долж ностные преступления, связанные с незаконным сбытом наркотиков.

Наиболее распространенным видом должностных преступлений, совершен ных сотрудниками органов исполнения наказания, является использование слу жебного положения для передачи наркотических средств в следственные изоля торы либо иные учреждения уголовно-исполнительной системы лицам, содержа щимся под стражей либо отбывающим наказание в местах лишения свободы. Од нако следователями следственных органов ФСКН России выявлялись и иные пре ступления коррупционного характера с участием сотрудников подразделений ФСИН России. Например, в ходе предварительного расследования дела в отно шении организованной группы, занимавшейся контрабандой кокаина из Домини канской Республики, установлено, что заместитель начальника по кадрам и вос питательной работе ФБУ «Управление конвоирования» УФСИН России по г.

Москве Томилин по корыстным мотивам за денежное вознаграждение в размере 2 тыс. дол. США выдал гражданину Золотареву, который не являлся сотрудником УФСИН России по г. Москве, служебное удостоверение и жетон указанного учреждения.

В отношении Томилина возбуждено уголовное дело по признакам преступ ления, предусмотренного ч. 1 ст. 285 УК РФ.

Устанавливались также коррупционные схемы с участием должностных лиц учреждений системы здравоохранения. Так, в Кировской области выявлен факт совершения врачом-наркологом должностного преступления, предусмотренного ст. 285 УК РФ, который в целях извлечения материальной выгоды выдал наркоза висимому лицу, находящемуся на диспансерном наркологическом учете в госу дарственном учреждении здравоохранения, медицинское заключение, необходи мое для получения медицинской справки водителю, допущенному к управлению автотранспортом. В Свердловской области расследовалось уголовное дело в от ношении врача, который за денежное вознаграждение, в нарушение установлен ного порядка, выдавал рецепты на получение препаратов, содержащих сильно действующие вещества, выявлено 57 эпизодов противоправной деятельности, ко торые квалифицированы по ст. 292 УК РФ.

Степень подверженности коррупции представителей государственных орга нов власти носит, скорее, субъективный характер, поскольку причины и условия совершения указанных преступлений представителями тех или иных органов в разных регионах Российской Федерации могут быть различны, иногда ввиду наличия субъективных факторов, например, месторасположения региона, нарко ситуации в нем, уровня экономического развития и т.п.

Новшеством в законодательстве о противодействии коррупции является обязанность государственных и муниципальных служащих уведомлять об обра щениях в целях склонения к совершению коррупционных правонарушений. Дан ная мера уже помогает правоохранительным органам в пресечении и раскрытии правонарушений коррупционной направленности. Одновременно такая долж ностная обязанность оказывает превентивный характер. В совокупности с пра вильной организацией взаимодействия следователей и подразделений собствен ной безопасности и такими важными аспектами оперативно-служебной деятель ности, как подбор кадров и воспитательная работа, она дает положительные ре зультаты и позволяет пресечь совершение должностных преступлений.

Коррупционные преступления, связанные с дачей взяток либо совершением мошеннических действий адвокатами или иными физическими лицами, в том числе оказывающими посредничество при совершении данных преступлений, бы ли пресечены территориальными органами наркоконтроля г. Санкт-Петербурга и Ленинградской области, Астраханской, Ростовской, Калининградской областей, Вестник ДВЮИ МВД России. 2011. № 2 (21) Республики Коми, Краснодарского края. Выявлены факты совершения адвоката ми преступлений, связанных с незаконным оборотом наркотиков в составе орга низованной группы, сопряженные с преступлениями коррупционной направлен ности. Так, в Омской области расследовалось уголовное дело в отношении адво ката Омской областной коллегии адвокатов Тимохина, являющегося организато ром преступной группы, организовавшего розничную сеть сбыта наркотических средств в особо крупных размерах на территории г. Омска.

Следователями органов наркоконтроля выявляются факты коррупционных проявлений в ходе расследования уголовных дел, связанных с незаконным оборо том наркотиков, в частности при выяснении обоснованности действий (бездей ствия) должностных лиц органов по вопросам миграции, таможенного и погра ничного контроля, а также других ведомств, осуществляющих функции контроля за ввозом (вывозом) грузов и въездом транспортных средств.

Значительную роль в доказывании преступлений коррупционной направ ленности имеют результаты оперативно-розыскной деятельности, представленные следователю в установленном порядке для принятия решения о возбуждении уго ловного дела.

В ряде случаев представленные органом, осуществляющим оперативно розыскную деятельность, материалы о фактах коррупционных проявлений не со держат доказательств противоправной деятельности коррупционеров, достаточ ных для возбуждения уголовного дела.

По этой причине следственными органами СК России по Кемеровской обла сти отказано в возбуждении уголовного дела по факту превышения должностных полномочий рядом сотрудников УВД г. Ленинск-Кузнецкий, имевших коррупци онные связи с участниками преступного сообщества, действовавшего на террито рии Кемеровской области, выразившиеся в предоставлении преступникам ин формации о рейдах сотрудников милиции по выявлению сбытчиков наркотиков и оказанию помощи в разрешении ситуаций, связанных с задержанием наркодиле ров. Существенным недостатком в вышеуказанном случае явилось отсутствие оперативного сопровождения по материалу, выделенному из уголовного дела.

В связи с этим расширение полномочий дознавателя, органа дознания, сле дователя, руководителя следственного органа при рассмотрении сообщений о преступлении в части предоставления возможности давать органу дознания обя зательное для исполнения письменное поручение о проведении оперативно розыскных мероприятий, предусмотренное Федеральным законом от 28 декабря 2010 г. № 404-ФЗ «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации в связи с совершенствованием деятельности органов предварительного следствия» (далее – Федеральный закон № 404-ФЗ), представ ляет дополнительные возможности для устранения недостатков материала.

Выявление коррупционных проявлений среди сотрудников правоохрани тельных органов вызывает сложность, поскольку субъекты преступлений, как правило, владеют методикой и тактикой осуществления оперативно-розыскной деятельности, способами закрепления полученной информации в качестве доказа тельств, вследствие этого ими используются наиболее изощренные способы кон спирации, и, даже будучи уличенными в совершении преступлений, они оказы вают существенное противодействие органам предварительного следствия.

Одним из непременных условий усиления борьбы с коррупционной пре ступностью, используя координирующие функции органов прокуратуры, является совершенствование межведомственного взаимодействия в целях достижения со гласованных действий правоохранительных органов по своевременному выявле нию, раскрытию, пресечению и предупреждению преступлений коррупционной направленности, устранению причин и условий, способствующих их совершению.

Вестник ДВЮИ МВД России. 2011. № 2 (21) Федеральным законом № 404-ФЗ внесены изменения в положения ст. УПК РФ (Подследственность), которые начнут применяться в отношении уголов ных дел, возбужденных после 1 января 2012 г. Так, расширен перечень преступ лений, уголовные дела о которых подследственны Следственному комитету Рос сийской Федерации, в частности преступлениями коррупционной направленно сти, ранее отнесенными к альтернативной подследственности, в том числе ст. «Злоупотребление полномочиями», ст. 204 «Коммерческий подкуп», ст. 290 «По лучение взятки», ст. 291 «Дача взятки», ст. 292 «Служебный подлог», ст. 292. «Незаконная выдача паспорта гражданина Российской Федерации, а равно внесе ние заведомо ложных сведений в документы, повлекшее незаконное приобрете ние гражданства Российской Федерации», ст. 293 «Халатность» УК РФ.

Подводя итог сказанному, следует отметить, что проблема противодействия коррупции и борьбы с коррупционными преступлениями является важнейшей задачей, стоящей перед правоохранительными органами Российской Федерации.

Антикоррупционное законодательство проходит этап своего становления и разви тия. Вместе с ним развивается материальное и процессуальное право, обеспечивая потребности, вызванные практикой раскрытия и расследования преступлений. В соответствии с действующим уголовно-процессуальным законодательством рас следование преступлений коррупционной направленности в основном отнесено к подследственности органов Следственного комитета Российской Федерации.

Вместе с тем, в практике расследования преступлений следственных органов наркоконтроля выявление преступлений коррупционной направленности останет ся одним из приоритетных направлений деятельности.

Литература Козлов В.А. Государственная политика в сфере противодействия коррупции (меж дународно-правовые аспекты) // Международное уголовное право и международная юс тиция. 2008. № 1. С. 6-10.

Современные подходы к пониманию содержания деятельности органов внутренних дел по выявлению административных правонарушений Иван Дмитриевич Мотрович, адъюнкт Дальневосточного юридического института МВД России УДК 343. В статье исследуется понятие «выявление административных правонарушений», определяется содержание деятельности органов внутренних дел по выявлению админи стративных правонарушений.

Ключевые слова: административное правонарушение, выявление административ ных правонарушений, раскрытие административных правонарушений.

Выявление является одним из самостоятельных направлений противодей ствия административным правонарушениям, осуществляемым органами внутрен них дел (полицией). Однако данный вид деятельности органов внутренних дел не получил закрепления в Федеральном законе от 7 февраля 2011 г. № 3-ФЗ «О по лиции». В нем называются только предупреждение и пресечение административ Вестник ДВЮИ МВД России. 2011. № 2 (21) ных правонарушений, а также производство по делам об административных пра вонарушениях (п. 2, 5 ч. 1 ст. 2).

Подобный шаг законодателя вполне оправдан.

Во-первых, административные правонарушения являются самым массовым видом правонарушений. Только органами внутренних дел (полицией) ежегодно выявляется около 70 млн административных правонарушений. Очевидно, что пределы «пропускной способности» полиции далеко не безграничны. Поэтому фактически правовой смысл неотвратимости административной ответственности заключается в возложении на полицию обязанности реагировать на совершающи еся административные правонарушения («пресечение») и обеспечивать в преде лах своей компетенции исполнение вынесенных по делам об административных правонарушениях постановлений1.

Во-вторых, специфика производства по делам об административных право нарушениях, во многом обусловленная принципом оперативности, приводит к тому, что выявление очень сложно отграничить от раскрытия (обнаружение, установление лиц, совершивших правонарушение). Ведь в подавляющем боль шинстве случаев лицо, совершившее административное правонарушение, обна руживается и устанавливается сотрудниками органов внутренних дел (полиции) непосредственно при обнаружении административного правонарушения в ходе выполнении возложенных на них обязанностей. То есть выявление совпадает по времени с его раскрытием.

Собственно, в русском языке слова «выявление» и «раскрытие» семантиче ски близки. Так, слово «выявление» образовано от глагола «выявить», что значит сделать явным, обнаружить2. «Обнаружить» значит показать, найти, отыскать, за метить, раскрыть3.

Однако, учитывая сказанное, необходимо отметить, что в силу положений Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях проти водействие некоторым видам административных правонарушений относится к исключительной компетенции органов внутренних дел (полиции). В их числе ад министративные правонарушения в сфере общественного порядка, связанные с потреблением алкогольной и спиртосодержащей продукции и появлением в со стоянии алкогольного опьянения в общественных местах, – ст. 20.20, 20.21, 20. КоАП РФ. Выявление таких административных деликтов, по сути, – обязанность полиции, а не право. Кроме того обязанность полиции выявлять административ ные правонарушения косвенно следует из содержания п. 11 ч. 1 ст. 12 Федераль ного закона «О полиции». Указанная норма вменяет полиции в обязанность осу ществлять производство по делам об административных правонарушениях, отне сенных законодательством об административных правонарушениях к ее подве домственности.

Что же представляет собой деятельность органов внутренних дел (полиции) по выявлению административных правонарушений? Для ответа на данный вопрос необходимо проанализировать понятие «выявление».

В юридической литературе выявление обычно связывают с обнаружением признаков административного правонарушения4. На наш взгляд, подобная интер претация приводит к сужению объема данного понятия, поскольку оставлены без внимания такие моменты, как документирование обстоятельств совершения ад Кондрашов Б.П., Соловей Ю.П., Черников В.В. Комментарий Закона Российской Федерации от 18 апреля 1991 г. № 1026-I «О милиции». 6-е изд., перераб. и доп. М.: Про спект, 2009. Ст. 2.

Ожегов С.И. Толковый словарь русского языка. М., 1999. С. 123.

Там же. С. 432.

Кондрашов Б.П., Соловей Ю.П., Черников В.В. Указ. соч.

Вестник ДВЮИ МВД России. 2011. № 2 (21) министративного правонарушения, то есть закрепление (фиксация) данных, ука зывающих на совершение противоправных действий (бездействия), за которые Кодексом Российской Федерации об административных правонарушениях или законом субъекта Российской Федерации предусмотрена административная от ветственность;

регистрация материалов, заявлений, сообщений об администра тивном правонарушении либо материалов, по которым принято решение о начале производства по делу об административном правонарушении;

возбуждение дела об административном правонарушении. Рассмотрим их.

Документирование обстоятельств совершения административного правона рушения происходит в порядке и в соответствии с процессуальными требования ми КоАП РФ путем составления соответствующих административно-процес суальных документов. В них закрепляются сущность, обстоятельства совершения правонарушения, показания лица, в отношении которого ведется производство по делу об административном правонарушении, показания потерпевшего, свидете лей, иные обстоятельства, имеющие значение.

Особую роль играет момент возбуждения дела об административном право нарушении, поскольку именно с данного момента можно говорить об обнаруже нии признаков конкретного административного правонарушения. При этом спе цифика производства по делам об административных правонарушениях, отлича ющая его от других видов производств, такова, что дело об административном правонарушении может быть возбуждено при составлении первого из двадцати процессуальных документов, предусмотренных КоАП РФ1.

В силу отмеченного, дело об административном правонарушении может быть возбуждено в процессе документирования с момента составления некоторых видов административно-процессуальных документов (например, протокола о до ставлении, протокола об административном задержании), а не только по его окончании, когда составляется протокол об административном правонарушении либо выносится определение или постановление о возбуждении дела об админи стративном правонарушении и проведении административного расследования.

Сказанное особенно характерно для административных правонарушений в сфере общественного порядка. Указанные деликты, как правило, выявляются должност ными лицами системы МВД РФ непосредственно при реализации возложенных на них обязанностей по обеспечению правопорядка в общественных местах и противодействию административным правонарушениям, и нередко ими в отно шении лиц, их совершивших, применяются меры административно-процес суального обеспечения. При этом обращает на себя внимание то, что действую щее законодательство об административных правонарушениях не содержит ка ких-либо четких указаний о распределении компетенции по составлению прото колов об административных правонарушениях, а равно их противодействию сре ди должностных лиц органов внутренних дел (полиции). Часть 4 ст. 28.3 КоАП РФ переносит решение данного вопроса на подзаконный ведомственный уровень – уровень Министерства внутренних дел Российской Федерации2. Как правило, что показывает и анализ правоприменительной практики, это должностные лица из числа офицерского состава служб, организаций и подразделений органов внут ренних дел (полиции).

Выявление не огранивается только возбуждением дела об административ ном правонарушении и оформлением его материалов. Материалы дела должны быть зарегистрированы, поскольку именно с момента регистрации в установлен Пункт 4 ст. 28.1 КоАП РФ.

Приказ МВД РФ от 2 июня 2005 г. № 444 «О полномочиях должностных лиц МВД России по составлению протоколов по делам об административных правонаруше ниях и административному задержанию».

Вестник ДВЮИ МВД России. 2011. № 2 (21) ной нормативными правовыми актами форме документации (Журнал учета про изводства по делам об административных правонарушениях)1 административное правонарушение попадает в официальную статистику. Кроме того, регистрация материалов дела об административном правонарушении в силу п. 1 ч.1 ст. 12 Фе дерального закона «О полиции» и п. 37 Инструкции о порядке приема, регистра ции и разрешения в органах внутренних дел Российской Федерации заявлений, сообщений и иной информации о происшествиях, утвержденной приказом МВД РФ от 4 мая 2010 г. № 333, – обязанность полиции.

Правда, в силу специфики производства по делам об административных правонарушениях регистрация либо может предшествовать документированию обстоятельств совершения административного правонарушения, возбуждению дела об административном правонарушении, как это имеет место в случае по ступления в органы внутренних дел (полиции) материалов, сообщений и заявле ний, содержащих данные, указывающие на наличие события административного правонарушения, либо может быть произведена по окончании документирования обстоятельств совершения административного правонарушения и по принятию решения о возбуждении дела об административном правонарушении, как это име ет место в случае непосредственного обнаружения сотрудниками органов внут ренних дел (полиции) достаточных данных, указывающих на наличие события административного правонарушения.

Исходя из вышеизложенного, содержание деятельности органов внутренних дел по выявлению административных правонарушений можно представить как обнаружение должностными лицами органов внутренних дел (полиции), уполно моченных осуществлять производство по делам об административных правона рушениях, достаточных данных, указывающих на наличие события администра тивного правонарушения, их фиксацию (закрепление) в административно-процес суальных документах, возбуждение дела об административном правонарушении и регистрацию материалов дела в установленной нормативными правовыми актами форме документации.

Литература 1. Кондрашов Б.П., Соловей Ю.П., Черников В.В. Комментарий Закона Российской Федерации от 18 апреля 1991 г. № 1026-I «О милиции». 6-е изд., перераб. и доп. М.: Про спект, 2009.

2. Ожегов С.И. Толковый словарь русского языка. М., 1999.

Пункт 37 Инструкции о порядке приема, регистрации и разрешения в органах внутренних дел Российской Федерации заявлений, сообщений и иной информации о про исшествиях: утв. приказом МВД РФ от 4 мая 2010 г. № 333.

Вестник ДВЮИ МВД России. 2011. № 2 (21) Уголовное право и криминология Наказание и иные меры уголовно-правового характера в механизме правового регулирования Вадим Авдеевич Авдеев, профессор Байкальского государственного университета, доктор юридических наук, профессор УДК 343. Автор исследует место и роль наказания и иных мер уголовно-правового характера в механизме правового регулирования, указывает на необходимость совершенствования за конодательства и правоприменительной деятельности.

Ключевые слова: наказание, меры уголовно-правового характера, посткриминальный контроль, пенитенциарный механизм.

Уголовно-правовое регулирование общественных отношений осуществляет ся на допенитенциарной, пенитенциарной и постпенитенциарной стадиях. Завер шение его действия на допенитенциарной стадии становится возможным при освобождении виновного от уголовной ответственности или наказания. Установ ление уполномоченным государственным органом или должностным лицом реа билитирующего или нереабилитирующего основания указывает на целесообраз ность прекращения производства по уголовному делу и отказа от уголовного пре следования. Такое освобождение исключает судимость лица и наступление небла гоприятных последствий общеправового и уголовно-правового характера. Со гласно данным официальной статистики, каждый четвертый в первой половине 2010 г. был освобожден от уголовной ответственности. Значительная доля пре кращенных судами уголовных дел (19 %) сопряжена с установлением конкретно го нереабилитирующего основания1. Деятельное раскаяние, примирение с потер певшим и иные обстоятельства указывают на необходимость прекращения уго ловного правоотношения вследствие нецелесообразности его дальнейшей реали зации.

Допенитенциарное правовое регулирование посткриминального поведения личности оказывается достаточно эффективным вследствие распространения на наиболее благополучную категорию лиц. Впервые совершенное преступление не большой или средней тяжести в силу случайного стечения обстоятельств, свое временное заглаживание или компенсация причиненного вреда, признание вины, деятельное раскаяние, примирение с потерпевшим позволяют нейтрализовать негативные последствия нарушения установленного законом уголовно-правового запрета на допенитенциарной стадии. Наличие необходимых основания и условия указывают на целесообразность освобождения виновного от уголовной ответ Анализ приведенных статистических данных свидетельствует о том, что освобож дение от уголовной ответственности в первой половине 2010 г. было применено по суще ству к каждому четвертому лицу (24 %), оказавшемуся в области внимания органов уго ловной юстиции // Российская газета. 2010. 2 декабря.

Основаниями освобождения от уголовной ответственности в ст. 75, 76 УК РФ соот ветственно являются деятельное раскаяние и примирение виновного с потерпевшим. В качестве условий освобождения рассматривается впервые совершенное преступление небольшой или средней тяжести.

Вестник ДВЮИ МВД России. 2011. № 2 (21) ственности. Изменение обстановки, тяжелое заболевание виновного могут стать основаниями освобождения от наказания. Истечение срока давности и постанов ление об амнистии создают предпосылки для освобождения лица от уголовной ответственности или наказания. Подобный подход компетентных государствен ных органов исключает неблагоприятное воздействие ряда отрицательных факто ров, связанных с назначением и исполнением наказания или иных мер уголовно правового характера.

Вместе с тем невозможность разрешения конфликтной ситуации медиатив ным или иным гуманным путем указывает на целесообразность продолжения реа лизации уголовного правоотношения. Подключение пенитенциарного механизма уголовно-правового регулирования оказывает не всегда однозначное влияние на осужденного. Наказание и иные меры уголовно-правового характера должны со ответствовать характеру и степени общественной опасности преступления, обсто ятельствам его совершения и личности виновного. Общие начала назначения наказания обеспечивают реализацию принципа справедливости, дополняя указан ные критерии влиянием меры государственного принуждения на исправление осужденного и условия жизни его семьи. Однако подобные правила не распро страняются на иные меры уголовно-правового характера. Вследствие этого воз никает закономерный вопрос относительно общих начал или особого порядка назначения иных мер уголовно-правового характера, не получивших отражения в УК РФ. Суд (судья), принимая решение по уголовному делу, не может воспользо ваться законодательно оформленными правилами при избрании иных мер уголов но-правового характера. Игнорирование в законе указанных правил ориентирует правоприменительные органы на наказание. Соответственно иные меры уголов но-правового характера используются как факультативные в нарушение принципа гуманизма.

Приоритетное положение наказания в сравнении с иными мерами уголовно правового характера подтверждает содержание и расположение норм уголовного закона. Наказанию отдается предпочтение, в сравнении с иными мерами уголов но-правового характера, при решении задач Уголовного кодекса РФ. Наказание является неотъемлемым признаком каждого преступления, используется для вы деления его категорий и видов рецидива. Указанному институту посвящается специальный раздел, где последовательно отражаются понятие, цели и виды нака заний. Самостоятельная глава раскрывает общие начала и особый порядок назна чения наказания. Нормы Особенной части Кодекса подчеркивают органичную взаимосвязь между преступлением и наказанием. Специальная регламентация иных мер уголовно-правового характера не сопровождается подобной системати зацией. Вследствие этого на нормативном уровне отмечается доминирующее по ложение наказания, изначально ограничивающее потенциал иных мер уголовно правового характера.

Расположение разделов и глав Общей части УК РФ также свидетельствует о приоритетном месте наказания в сравнении с иными мерами уголовно-правового характера.

Законодательное оформление уголовно-правовых запретов в нормах Особенной части УК РФ сопровождается установлением относительно опреде ленных и альтернативных санкций. Предусмотренные законом виды и размеры наказаний конструируются с учетом характера и степени общественной опасно сти преступлений. Разъяснения Пленума Верховного Суда РФ уделяют присталь ное внимание точному установлению критериев при назначении наказания, фраг ментарно раскрывая специфику реализации иных мер уголовно-правового харак тера. Таким образом, создаются очевидные предпосылки для ориентации суда на избрание меры государственного принуждения, регламентированной санкцией Вестник ДВЮИ МВД России. 2011. № 2 (21) уголовно-правовой нормы, и фактического игнорирования другой, более гуман ной формы реализации уголовной ответственности.

Оптимизации наказания и иных мер уголовно-правового характера может способствовать соблюдение принципов уголовного закона при оформлении нор мативно-правовых предписаний и последующей их реализации. Следование названным принципам предполагает внесение изменений и дополнений в Уголов ный кодекс. Пенитенциарное правовое регулирование логично начинать с иных мер уголовно-правового характера. Систематизация указанных мер в одном раз деле создает необходимые условия для их использования в правоприменительной деятельности. С учетом принципа гуманизма иные меры уголовно-правового ха рактера должны быть более предпочтительными, нежели наказание. Приоритет ная роль указанных мер должна найти отражение в законе. Суд (судья), принима ющий решение по уголовному делу на пенитенциарной стадии развития уголов ного правоотношения, должен иметь систематизированный перечень видов иных мер уголовно-правового характера, назначение которых позволит обеспечить до стижение соответствующих целей. Анализ подобного перечня позволит избрать адекватную меру уголовно-правового характера, руководствуясь принципами за конности, справедливости и гуманизма.

Законность вынесенного приговора, сопряженного с назначением иной меры уголовно-правового характера, подтверждается его соответствием положениям норм материального и процессуального права. Между тем структуру и содержа ние норм, регламентирующих иные меры уголовно-правового характера, сложно назвать совершенными. Критической оценки заслуживает расположение разд. VI Уголовного кодекса РФ. Вопреки требованиям гуманизма, иные меры уголовно правового характера размещаются в заключительном разделе Общей части Ко декса. Однако представляется очевидным, что указанные меры должны предше ствовать наказанию. Соответственно условием назначения наказания становится невозможность использования иных мер уголовно-правового характера.

Последовательная реализация уголовного правоотношения представляется немыслимой без исчерпывающего перечня иных мер уголовно-правового харак тера. Вместе с тем указанный перечень не содержит условного осуждения и от срочки исполнения приговора. Условное осуждение замыкает гл. 10 УК РФ, по священную назначению наказания. Однако регламентированная законом система наказаний не содержит подобного вида. Анализ юридической природы условного осуждения позволяет отнести его к иным мерам уголовно-правового характера и разместить в соответствующем разделе. Перечень иных мер уголовно-правового характера может быть дополнен отсрочкой отбывания наказания. Согласно поло жению закона, осужденный наделяется определенными обязанностями по воспи танию ребенка. Компетентный орган, наделенный контролирующими функциями, оказывает корректирующее воздействие на поведение осужденного. Соблюдение условий отсрочки и исправление осужденного предопределяют возможность освобождения от отбывания наказания и снятия судимости. Неисполнение осуж денным возложенных обязанностей, игнорирование требований контролирующе го органа влекут предупреждение об отмене действия отсрочки. Нарушение предусмотренных законом условий сопровождается представлением в суд, кото рый может отменить отсрочку и направить осужденного для отбывания наказания в место, назначенное в соответствии с обвинительным приговором. Учитывая сущность исследуемой меры уголовно-правового характера, представляется ло гичным изменить ее наименование. Отсрочка исполнения приговора наиболее точно отражает его правовую природу, исключая возможность отнесения к видам Вестник ДВЮИ МВД России. 2011. № 2 (21) освобождения от отбывания наказания1. Незначительное ограничение прав, сво бод и законных интересов условно осужденного, а также осужденного, которому назначена отсрочка исполнения приговора, соответствует иным мерам уголовно правового характера.

Такой подход создает предпосылки для последовательной реализации иных мер уголовно-правового характера. Однако специальной их регламентации недо статочно для адекватного уголовно-правового воздействия. Предпочтительное положение в законе создает лишь необходимые условия для целесообразного функционирования механизма уголовно-правового регулирования. Эффектив ность его действия обеспечивается правоприменительными органами. Назначае мая мера уголовно-правового характера должна быть справедливой, т.е. соответ ствовать характеру и степени общественной опасности преступления, обстоятель ствам его совершения и личности виновного. Вместе с тем закон ограничивается указанием на справедливость наказания, раскрывая общие начала его назначения.

В содержании разд. VI УК РФ, посвященного иным мерам уголовно-правового характера, отсутствует указание на справедливость их назначения. Более того, понятию иных мер уголовно-правового характера, установлению их видов и це лей, особенностям назначения не уделяется какого-либо внимания. Нерешенность указанных вопросов в законе создает определенные трудности на правопримени тельном уровне. Неоднозначное толкование понятия и предназначения иных мер уголовно-правового характера, отсутствие установленных законом ориентиров отражаются на эффективности осуществляемой уполномоченными государствен ными органами и должностными лицами деятельности.

Руководствуясь принципом гуманизма, суд может избрать иную меру уго ловно-правового характера, безопасную для лица, совершившего преступление.

Применение такой меры исключает причинение физических страданий или уни жение человеческого достоинства. Следовательно, назначаемая мера уголовно правового характера должна обеспечивать реализацию регулятивной и охрани тельной функций. В связи с этим особого внимания заслуживает целесообразный объем применяемых правовых ограничений. Обременения правового плана адре суются с учетом характера и общественной опасности совершенного преступле ния, индивидуальных особенностей личности, вероятности положительного воз действия на сознание и поведение осужденного. Назначаемые меры уголовно правового характера должны быть строго дифференцированными и индивидуали зированными. Избранная позиция обеспечивает дозированный подход к каждому осужденному, исключающий использование дополнительных лишений, не вызы ваемых необходимостью. Специальная регламентация однозначно толкуемых ос нования и условия назначения иной меры уголовно-правового характера содей ствует принятию законного, обоснованного, мотивированного и справедливого решения по каждому уголовному делу.

Недостаточная эффективность реализуемой меры уголовно-правового ха рактера, нарушение условий испытания создают предпосылки для отмены дей ствия иных мер уголовно-правового характера и назначения наказания. Избрание меры государственного принуждения, предусмотренной санкцией нормы статьи Особенной части УК РФ, представляется обоснованным и в тех случаях, когда нецелесообразным оказывается назначение иной меры уголовно-правового харак В связи с этим следует отметить, что в наименовании ст. 82 УК РФ допущена не точность, связанная с возможностью применения отсрочки на стадии освобождения от отбывания наказания. Данная стадия указывает, что осужденный, отбывший определен ный срок, подвергается освобождению от дальнейшего отбывания наказания. Между тем назначение отсрочки исключает процесс исполнения наказания. Соответственно ее реа лизация оказывается невозможной на стадии освобождения от отбывания наказания.

Вестник ДВЮИ МВД России. 2011. № 2 (21) тера. Совокупность или рецидив преступлений, их категории, повышенная обще ственная опасность личности виновного предопределяют необходимость оказания более интенсивного воздействия на осужденного, представляющего угрозу лич ности, обществу или государству. Вынесение судом обвинительного приговора, сопряженного с назначением наказания, влечет реальное его исполнение.

Предупредительный потенциал норм криминального профиля прекращает действие. Реальное отбывание наказания предполагает изменение правового по ложения осужденного. Модификации помимо статуса подвергается перечень прав и обязанностей, лишений и ограничений, последствий несоблюдения установлен ных законом или иным нормативно-правовым актом предписаний. Строгой ре гламентации подлежат порядок и условия отбывания наказания, меры поощрения и взыскания, возможность улучшения (ухудшения) правового положения осуж денного.

Противоречивая природа наказания, значительный перечень видов, слож ность реализации функций и достижения установленных законом целей диктуют необходимость детальной регламентации норм, посвященных его назначению и исполнению. Вид избранной меры государственного принуждения отражается на характере и объеме лишений и ограничений прав, свобод и законных интересов осужденного. Вследствие этого способ осуществляемого уголовно-правового воз действия должен соответствовать требованиям целесообразности. Наказание назначается только в том случае, если иная мера уголовно-правового характера представляется неэффективной. Соответственно в резолютивной части обвини тельного приговора указываются мотивы принятого судом решения. Нецелесооб разность назначения иной меры уголовно-правового характера может быть обу словлена индивидуальными особенностями личности осужденного, повторным совершением преступления, наличием судимости, отбыванием наказания за ранее реализованное общественно опасное деяние. Кроме того, во внимание могут при ниматься категория преступления, неэффективность ранее исполняемых мер уго ловно-правового характера, совокупность преступлений или приговоров, неадек ватная реакция на применяемые меры уголовно-правового воздействия, повы шенная общественная опасность личности.

Между тем следует признать, что подобный подход является избирательным и используется лишь в отношении отдельных категорий осужденных. Несовер шеннолетним может быть назначено наказание только в том случае, если исчер панными оказались иные меры уголовно-правового характера. Присущие иссле дуемой категории лиц возрастные и социально-психологические особенности предопределяют законодательное оформление специфических форм и последова тельность реализации уголовной ответственности. Подтверждением служит по становление Пленума Верховного Суда РФ от 1 февраля 2011 г. № 1 «О судебной практике применения законодательства, регламентирующего особенности уго ловной ответственности и наказания несовершеннолетних»1.

Указанная рекомендация представляется приемлемой для всех возрастных категорий осужденных. Модернизация правоприменительной деятельности пред полагает последовательное совершенствование нормативных предписаний уго ловного закона. Вследствие этого наряду с наказанием в нормах Общей части УК РФ должны фигурировать и иные меры уголовно-правового характера. Законода тельное оформление названных форм реализации уголовной ответственности формирует альтернативу при принятии решения по уголовному делу. Признание лица виновным в совершении преступления может повлечь назначение иной меры уголовно-правового характера или наказания при условии отсутствия основания Российская газета. 2011. 11 февраля.

Вестник ДВЮИ МВД России. 2011. № 2 (21) для освобождения от уголовной ответственности или наказания. Предлагаемая позиция соответствует положениям международных нормативно-правовых актов и принципам национального законодательства.

Наказание, являясь формой реализации уголовной ответственности, занима ет особое место в механизме уголовно-правового регулирования. Между тем со размерностью оказываемого воздействия не ограничивается правовое регулиро вание посткриминального поведения личности. Избираемая форма реализации уголовной ответственности должна быть целесообразной и эффективной. Назна чаемая мера наказания, как минимум, ориентируется на приближение социально значимых ориентиров, устранение действия негативных факторов и вероятности повторного совершения преступления. Продолжающийся в современный период процесс криминализации общественных отношений, непоследовательно осу ществляемая уголовно-правовая политика на фоне нерешенных проблем социаль но-экономического и политико-правового плана, как правило, исключают воз можность реализации в полном объеме функций наказания. Исполнение меры государственного принуждения ставит под сомнение возможность достижения предусмотренных законом целей. Применение меры наказания нередко сопро вождается рецидивом преступлений, вынесением и вступлением в законную силу нового обвинительного приговора. Наличие судимости, совокупность приговоров, неэффективность прежней меры государственного принуждения предопределяют назначение более строгого вида или размера наказания.

Вступление в законную силу нового обвинительного приговора суда ставит под сомнение вероятность реализации функций и достижения целей наказания.

Однако повышенная общественная опасность личности осужденного требует его изоляции. Назначаемый срок лишения свободы должен быть целесообразным. В процессе отбывания наказания осужденный должен иметь представление о пер спективе изменения правового положения при следовании определенной линии поведения. Единичные положительные или отрицательные поступки предполага ют адекватные меры поощрительного либо ограничительного содержания. Выра ботка конкретной линии поведения, получившей оформление в законе, сопровож дается стимулами положительного или отрицательного свойства. Решение по ставленных перед наказанием задач, реализация соответствующих функций, до стижение установленных законом ориентиров свидетельствуют о необходимости изменения правового статуса осужденного, заслуживающего применения меры поощрительного характера, исключающей целесообразность пенитенциарного правового регулирования посткриминального поведения личности. Проблематич ность достижения обозначенных социально значимых ориентиров влечет приме нение дополнительных мер карательного содержания в условиях лишения свободы.

Завершение действия уголовно-правового регулирования на пенитенциар ной стадии сопровождается освобождением осужденного от отбывания наказания.

В зависимости от основания такого освобождения продолжается правовое воздей ствие на лицо, либо специально-предупредительный эффект обеспечивается ин ститутом судимости. Посткриминальный контроль оказывается целесообразным лишь в отношении определенных категорий освобожденных, что снижает эффек тивность деятельности уполномоченных государственных и иных органов на постпенитенциарной стадии развития уголовного правоотношения. Между тем удельный вес лиц, совершивших преступления и ранее привлекавшихся к уголов ной ответственности, оказывается достаточно высоким. Учитывая уровень ла тентности преступности, можно предположить, что регистрируемые показатели не в полной мере соответствуют объективной действительности. Принимая во внимание имеющийся криминальный опыт, продолжительный период общения с органами уголовной юстиции, виновные лица оказываются вне поля зрения пра Вестник ДВЮИ МВД России. 2011. № 2 (21) воохранительной системы. В связи с этим определенная доля рецидива не реги стрируется в Российской Федерации. Соответственно приводимые данные офици альной статистики требуют критического осмысления с учетом уровня кримина лизации общественных отношений.

Согласно проведенным исследованиям, рецидив преступлений фиксируется преимущественно в течение первых трех лет после освобождения от отбывания наказания. Показатели рецидива варьируются в зависимости от основания осво бождения, вида, размера или срока исполненного наказания. Доля рецидива сни жается при отбывании наказаний, не связанных с ограничением или лишением свободы. Удельный вес рецидива повышается при исполнении наказаний, сопря женных с ограничением либо лишением свободы. Наблюдается определенная за висимость между увеличением продолжительности срока отбывания наказания и повышением уровня рецидива. Вследствие этого можно заключить, что процесс реформирования сознания и поведения наиболее опасных лиц представляется за труднительным в современных условиях отбывания наказания.

Противоречивая природа уголовного наказания создает очевидные препят ствия для позитивного воздействия на личность. Вследствие этого наказание, ока зывая специально-превентивное воздействие на осужденного во время исполне ния, как правило, утрачивает предупредительное влияние после освобождения от его отбывания. Осуществляемый уполномоченными государственными органами и должностными лицами надзор в период отбывания наказания сопровождается лишением или ограничением прав и свобод осужденного. Такой подход исключа ет или ставит под сомнение целесообразность совершения нового преступления.

Отсутствие надлежащего посткриминального контроля после освобождения от отбывания наказания создает предпосылки для нарушения установленного зако ном уголовно-правового запрета. Реализация общественно опасного противо правного деяния лицом, находящимся в состоянии судимости, свидетельствует о неэффективности деятельности, связанной с исполнением назначенного судом наказания. В связи с этим внимания заслуживают качество осуществляемой нор мотворческой и правоприменительной деятельности, степень профессиональной подготовленности лиц, представляющих уполномоченный орган или орган госу дарственной власти.

Высокий уровень конформизма поведения осужденных не позволяет пред ставителям учреждений и органов, исполняющих наказание, определить степень деформации личности, избрать адекватные меры воздействия с учетом индивиду альных особенностей, психических отклонений и т.п. Такая неопределенность ис ключает планирование и проведение эффективного карательно-исправительного процесса под контролем администрации пенитенциарного учреждения. Соответ ственно в течение периода отбывания наказания реализуется специально предупредительная функция наказания. Иные задачи решаются частично, другие – в неполном объеме. Цели наказания оказываются не достижимыми. Независимо от основания освобождения восстановление социальной справедливости не гаран тирует исправления осужденного. Однако, если в местах отбывания наказания осуществляется надзор уполномоченных государственных органов и должност ных лиц, за пределами пенитенциарного учреждения посткриминальный контроль распространяется лишь на отдельные категории освобожденных. Вместе с тем це ленаправленно осуществляемый постпенитенциарный контроль, ориентирован ный на оказание содействия освобожденному в завершении процесса ресоциали зации и успешной социальной адаптации, в известном смысле обеспечивает при ближение социально значимых ориентиров. Оказание реальной помощи в трудо устройстве, получении пособий, решение проблем социально-бытового характера, думается, имело бы, прежде всего, специально-превентивное и воспитательное Вестник ДВЮИ МВД России. 2011. № 2 (21) значение. Демонстрация заинтересованности в возвращении освобожденного от отбывания наказания в общество должна подкрепляться оказанием реальной по мощи, исключающей возвращение в криминальное прошлое. В этом случае постпенитенциарный контроль не ограничивается контролирующими функциями, а требует оказания содействия освобожденному лицу в процессе социальной адаптации.


Резюмируя изложенное, следует заключить, что оптимизации наказания и иных мер уголовно-правового характера может способствовать внедрение пред ложений по совершенствованию законодательства и осуществляемой правопри менительной деятельности. Научно обоснованный подход модернизации меха низма уголовно-правового регулирования меняет представление относительно предназначения конкретных форм реализации уголовной ответственности. По этапное стимулирование посткриминального поведения обеспечивает дозирован ное ограничение или лишение прав, свобод и законных интересов на каждой ста дии развития уголовного правоотношения с учетом индивидуальных особенно стей личности.

Ограничение свободы и обязательные работы в отношении несовершеннолетних: нормативно-правовое регулирование и проблемы совершенствования Кристина Александровна Краснова, научный сотрудник ВНИИ МВД России, кандидат юридических наук;

Анна Леонидовна Шиловская, доцент Московской государственной академии коммунального хозяйства и строительства, кандидат юридических наук УДК 343. В статье проводится анализ двух относительно новых для отечественного правопо рядка наказаний – ограничения свободы и обязательных работ. Рассматривается исполь зование данных мер реагирования в отношении несовершеннолетних, совершивших пре ступления. Проводится сопоставление конструкции данных наказаний в России с преду смотренной международными документами рамкой альтернативных санкций в отноше нии несовершеннолетних.

Ключевые слова: обязательные работы, ограничение свободы, несовершеннолетние правонарушители, уголовно-исполнительные инспекции, альтернативные санкции.

В настоящее время в российском обществе активно обсуждается проблема эффективного реагирования на преступления несовершеннолетних.

По статистике ГИАЦ МВД России за 2010 г.1, 72 692 несовершеннолетними или при их соучастии было совершено 78 548 преступлений, то есть каждое во семнадцатое преступление (5,5%). По данным Судебного департамента при Вер ховном Суде Российской Федерации, в 2009 г. на скамье подсудимых оказались 86 640 несовершеннолетних, при этом 56 406 из них были осуждены и только оправданы. В отношении остальных уголовные дела были прекращены по реаби URL: www.mvd.ru Вестник ДВЮИ МВД России. 2011. № 2 (21) литирующим (в меньшей степени) и по нереабилитирующим основаниям. Среди осужденных – 4739 несовершеннолетних женского пола1.

В структуре преступности несовершеннолетних лидирует кража (ст. 158 УК РФ). Это преступление в 2009 г. совершили 44,3 % от общего числа осужденных несовершеннолетних. Второе место занимают грабежи. По статье 161 УК РФ в 2009 г. осуждены 10 800 человек, или 19,2 % от общего числа осужденных несо вершеннолетних. Надо также отметить следующие три наиболее распространен ных вида преступлений, совершаемых несовершеннолетними: неправомерное за владение автомобилем или иным транспортным средством без цели хищения (8,7 % от общего числа осужденных несовершеннолетних), разбои и преступле ния, связанные с незаконным оборотом наркотических средств или психотропных веществ. В 2009 г. доля таких преступлений составила 4,5%.

В Минимальных стандартных правилах ООН, касающихся отправления пра восудия в отношении несовершеннолетних (Пекинские правила)2, устанавливает ся, что лишение несовершеннолетних свободы должно быть сведено до миниму ма. В пункте 18 Правил говорится, что в целях обеспечения большей гибкости и во избежание, по возможности, заключения несовершеннолетних в исправитель ные учреждения компетентный орган власти «должен располагать при разреше нии дела широким комплексом мер воздействия». Сразу несколько пунктов этого международного документа указывают на необходимость применять альтерна тивные меры к несовершеннолетним, совершившим преступление. Пекинскими правилами предлагаются в качестве альтернативных следующие меры: постанов ление об опеке, руководстве и надзоре;

пробация;

постановление о работе на бла го общины;

финансовые наказания, компенсация и реституция;

постановление об участии в групповой психотерапии и других подобных мероприятиях;

постанов ление, касающееся передачи на воспитание в место проживания, и другие.

Как видно из представленных статистических данных, преступления, со вершаемые несовершеннолетними, как правило, носят имущественных характер.

Так какие же меры реагирования представляется целесообразнее применять к подросткам, совершившим такие преступления?

В 2009 г. 11 678 подростков были приговорены к отбыванию наказания в виде лишения свободы, обязательные работы были назначены 7359 несовершен нолетним, исправительные работы – 1117, штраф – 5998, условное осуждение в виде лишения свободы получили 27 912 подростков. Из тех несовершеннолетних, кто был освобожден от отбывания наказания, 721 человек были направлены в специальные учебно-воспитательные учреждения закрытого типа. И только к подросткам были применены иные принудительные меры воспитательного воз действия.

Уже упомянутые Пекинские правила предписывают компетентным органам при выборе мер воздействия в отношении несовершеннолетних руководствовать ся принципом о соизмеримости мер воздействия не только с обстоятельствами и тяжестью правонарушения, но и с положением и потребностями несовершенно летнего, а также с потребностями общества.

Представляется, что в большей мере соответствует указанному принципу назначение, в случае совершения преступления имущественного характера, когда несовершеннолетний не может быть освобожден от уголовной ответственности с применением принудительных мер воспитательного воздействия, наказания в ви де обязательных работ.

URL: www.cdep.ru Резолюция Генеральной Ассамблеи ООН № 40/33 от 29 ноября 1985 г.

Вестник ДВЮИ МВД России. 2011. № 2 (21) Характеризуя несовершеннолетних, совершивших преступления, отметим, что не работавших и не учившихся подростков из совершивших преступления в 2009 г. было 16 651 человек. Совершили преступления в группе 48,6 % подрост ков, в состоянии алкогольного опьянения – каждый пятый подросток;

ранее суди мых среди подростков было выявлено 14 100 человек (25,1 % от общего числа осужденных несовершеннолетних).

Таким образом, как и в прежние времена, на скамью подсудимых подрост ков приводят отсутствие занятости и учебы, алкоголь и «плохая компания». Ранее имевшаяся судимость еще больше повышает шансы повторно оказаться на скамье подсудимых.

Представляется, что такая новая для отечественного правоприменителя ме ра, как ограничение свободы, содержит значительный потенциал в аспекте прора ботки асоциального поведения несовершеннолетнего, коррекции его досуга, окружения и иных криминогенных факторов.

Как отмечается в Концепции развития уголовно-исполнительной системы России до 2020 г.1, рационализация политики в области уголовного правосудия предполагает увеличение к 2020 г. численности лиц, осужденных к наказаниям, не связанным с изоляцией осужденного от общества, за счет применения ограни чения свободы и других видов наказаний, увеличения количества санкций, преду сматривающих наказания, не связанные с изоляцией от общества, и расширения практики назначения данных наказаний судами.

1 февраля 2011 г. Пленумом Верховного Суда Российской Федерации было принято Постановление «О судебной практике применения законодательства, ре гламентирующего особенности уголовной ответственности и наказания несовер шеннолетних»2, которое в определенном смысле обозначило переход к новому этапу развития правосудия в отношении несовершеннолетних в России. Как от мечено в п. 3 Постановления, правосудие в отношении несовершеннолетних пра вонарушителей должно быть направлено на то, чтобы применяемые к ним меры воздействия обеспечивали максимально индивидуальный подход к исследованию обстоятельств совершенного деяния и были соизмеримы как с особенностями их личности, так и с обстоятельствами совершенного деяния, способствовали преду преждению экстремистских противозаконных действий и преступлений среди несовершеннолетних, обеспечивали их ресоциализацию, а также защиту законных интересов потерпевших. Согласно п. 17 Постановления, наказание несовершенно летнему в виде лишения свободы суд вправе назначить только в случае признания невозможности его исправления без изоляции от общества, с приведением моти вов принятого решения.

Таким образом, суды должны обратить более пристальное внимание на имеющиеся в законе альтернативные санкции, в частности, наказание в виде обя зательных работ и ограничения свободы.

27 декабря 2009 г. были приняты поправки в Уголовный и Уголовно исполнительный кодексы РФ3, которыми был введен в действие такой вид нака зания, как ограничение свободы. Контроль за осужденными в рамках данного Распоряжение Правительства РФ от 14 октября 2010 г. № 1772-р «О Концепции развития уголовно-исполнительной системы Российской Федерации до 2020 года» // Со брание законодательства РФ. 2010. № 43. Ст. 5544.

Бюллетень Верховного Суда РФ. 2011. № 4.

Федеральный закон от 27 декабря 2009 г. № 377-ФЗ «О внесении изменений в от дельные законодательные акты Российской Федерации в связи с введением в действие положений Уголовного кодекса Российской Федерации и Уголовно-исполнительного ко декса Российской Федерации о наказании в виде ограничения свободы» // Собрание зако нодательства РФ. 2009. № 52 (ч. 1). Ст. 6453.

Вестник ДВЮИ МВД России. 2011. № 2 (21) наказания возлагается на уголовно-исполнительные инспекции. Этот вид наказа ния для взрослых теперь применяется как основное наказание на срок от 2 меся цев до 4 лет за преступления небольшой и средней тяжести, а также на срок от месяцев до 2 лет в качестве дополнительного вида к лишению свободы в случае совершения тяжкого или особо тяжкого преступления.


Для несовершеннолетних ограничение свободы назначается в виде основно го наказания на срок от 2 месяцев до 2 лет. Срок ограничения свободы исчисляет ся со дня постановки осужденного на учет уголовно-исполнительной инспекцией.

Такие осужденные остаются на воле, но для них установлен ряд ограничений: они не имеют права уходить из дома в определенное время суток, выезжать за преде лы соответствующего муниципального образования, посещать места проведения массовых мероприятий и участвовать в них, изменять место жительства, место работы и учебы без согласия инспекции. Подросток, отбывающий данное наказа ние, должен являться в инспекцию от 1 до 4 раз в месяц для регистрации. Суд по представлению инспекции может частично отменить ограничения или дополнить их. Если осужденный уклоняется от отбывания ограничения свободы, суд может заменить неотбытую часть наказанием в виде лишения свободы из расчета один день лишения свободы за два дня ограничения свободы. Инспекции вправе ис пользовать аудиовизуальные, электронные и иные технические средства надзора и контроля.

Согласно изменениям в уголовном законодательстве, вступившим в силу в 2011 г., определен перечень преступлений, за которые судом может быть назна чено ограничение свободы в качестве основного наказания, и сроки отбытия этого наказания. Приведем лишь некоторые статьи Особенной части УК РФ, преду сматривающие ограничение свободы в виде основного наказания и возможные сроки этого наказания: ч. 1 ст. 107 (убийство, совершенное в состоянии аффекта) – до 3 лет, ст. 108 (убийство, совершенное при превышении пределов необходи мой обороны) – до 3 лет, ст. 109 (причинение смерти по неосторожности двум или более лицам) – до 4 лет;

ст. 110 (доведение до самоубийства) – до 3 лет;

ч. ст. 112 (умышленное причинение средней тяжести вреда здоровью) – до 3 лет;

ст.

113 (причинение тяжкого или средней тяжести вреда здоровью в состоянии аф фекта) – до 2 лет;

ст. 114 (умышленное причинение тяжкого вреда здоровью, со вершенное при превышении пределов необходимой обороны) – до 2 лет;

ст. (умышленное причинение легкого вреда здоровью) – до 2 лет;

ст. 116 (побои по тем же основаниям, что указаны выше) – до 2 лет;

ст. 117 (истязание, физическое или психическое, если это не повлекло тяжкого и средней тяжести вреда здоро вью потерпевшего) – до 3 лет;

ст. 118 (причинение тяжкого вреда здоровью по неосторожности) – до 4 лет;

ст. 119 (угроза убийством) – до 2 лет;

ст. 127 (неза конное лишение человека свободы, не связанное с его похищением) - до 2 лет;

ст. 129 (клевета) – до 3 лет;

ст. 130 (оскорбление) – до 2 лет;

ч. 1 ст. 135 (разврат ные действия) – до 3 лет;

ст. 138 – до 3 лет;

ст. 151 – до 4 лет;

ст. 158 (кража) – до 2 лет;

ст. 159 (мошенничество) – до 2 лет;

ст. 160 – до 2 лет;

ст. 161 (грабеж) – от до 4 лет;

ст. 163 (вымогательство) – до 4 лет;

ст. 165 (причинение имущественного ущерба собственнику или иному владельцу имущества путем обмана или злоупо требления доверием при отсутствии признаков хищения)– до 2 лет;

ч. 1 ст. (неправомерное завладение автомобилем без цели хищения) – до 3 лет;

ст. (уничтожение или повреждение чужого имущества в крупном размере, совершен ные путем неосторожного обращения с огнем или иными источниками повышен ной опасности) – до 1 года;

ст. 175 (приобретение или сбыт имущества, заведомо добытого преступным путем) – до 3 лет;

ст. 207 (заведомо ложное сообщение об акте терроризма) – до 3 лет;

ч. 3 ст. 212 (призывы к активному неподчинению за конным требованиям представителей власти и к массовым беспорядкам, а равно Вестник ДВЮИ МВД России. 2011. № 2 (21) призывы к насилию над гражданами) – до 2 лет;

ч. 2 ст. 214 (вандализм) – до лет;

ч. 1 ст. 228 (незаконные приобретение, хранение, перевозка, изготовление, переработка без цели сбыта наркотических средств, психотропных веществ или их аналогов в крупном размере) – до 3 лет;

ст. 230 (склонение к потреблению наркотических средств) – до 3 лет;

ст. 231 – до 2 лет;

ст. 234 ч. 1 – до 3 лет;

ч. 4 – до 2 лет и другие.

Однако, несмотря на широкий перечень составов, по которым этот вид нака зания применим, он не может быть использован, например, по статьям «кража» и «грабеж», когда имеют место квалифицированные составы (при этом, как свиде тельствуют данные статистики, эти преступления совершаются несовершенно летними достаточно часто).

Практика применения рассматриваемой меры только начинает нарабаты ваться, однако, по информации ФСИН России, в уголовно-исполнительные ин спекции поступило уже 7738 приговоров в отношении лиц, осужденных к ограни чению свободы, из них 370 несовершеннолетних1, хотя ограничение свободы было введено в действие лишь с 10 января 2010 г. Отметим, что эффективность данной меры в отношении несовершеннолетних будет зависеть от того, каким об разом будет применяться новая мера на практике. Приказом Минюста РФ от октября 2010 г. № 258 была утверждена Инструкция по организации исполнения наказания в виде ограничения свободы2 (далее – Инструкция).

Согласно Инструкции, уголовно-исполнительными инспекциями осуществ ляется надзор за отбыванием осужденными наказания в виде ограничения свобо ды, который заключается в наблюдении за поведением осужденных, соблюдением ими установленных судом ограничений и принятии, в случае необходимости, установленных законом мер воздействия.

Для обеспечения надзора, предупреждения преступлений и в целях получе ния необходимой информации о поведении осужденных инспекция вызывает осужденного на беседы в инспекцию не реже одного раза в месяц в целях получе ния от него устных или письменных объяснений по вопросам, связанным с отбы ванием им наказания;

не реже одного раза в месяц проводит проверки по месту жительства, работы, учебы осужденного;

посещает в любое время суток (за ис ключением ночного времени) жилище осужденного;

наводит справки по месту жительства осужденного, по месту работы и (или) учебы осужденного о его пове дении;

в отношении осужденных, имеющих ограничения на посещение ими опре деленных общественных мест, не реже одного раза в месяц проводит проверки в соответствующих местах;

своевременно применяет к осужденному установлен ные законом меры воздействия;

принимает решение об использовании аудиовизу альных, электронных и иных технических средств надзора и контроля к осужден ному. Причем устройства технических средств надзора и контроля могут устанав ливаться инспекцией непосредственно на осужденном, по месту его жительства или пребывания в целях осуществления надзора за соблюдением следующих ограничений: не уходить из дома (квартиры, иного жилища) в определенное вре мя суток;

не посещать определенные места, расположенные в пределах террито рии соответствующего муниципального образования;

не выезжать за пределы территории соответствующего муниципального образования;

не посещать места проведения массовых и иных мероприятий и не участвовать в указанных меро приятиях;

не изменять место жительства или пребывания, место работы и (или) учебы без согласия инспекции.

URL: http://www.fsin.su/activity/alternative/ Российская газета. 2010. 27 октября.

Вестник ДВЮИ МВД России. 2011. № 2 (21) Как отмечается в Концепции развития УИС, для развития системы наказа ний, альтернативных лишению свободы, необходимо, в частности, придание ра боте уголовно-исполнительных инспекций социальной направленности с акцен том на вовлечение осужденных в трудовую деятельность, приобретение профес сии или переквалификацию;

активизация сотрудничества со структурами граж данского общества, способными оказать позитивное гуманитарное воздействие на осужденных;

оптимизация социальной, психологической и воспитательной рабо ты с осужденными;

привлечение органов местного самоуправления, занятости населения, образования и здравоохранения, общественности, реабилитационных центров и иных организаций к процессу социальной адаптации и исправлению осужденных.

В то же время в Инструкции по организации исполнения ограничения сво боды эти принципы в отношении несовершеннолетних не находят должного от ражения. Не предусмотрен специальный раздел, регулирующий организацию ис полнения этого наказания в отношении лиц, не достигших 18 лет. Особенности заключаются лишь в том, что несовершеннолетнего осужденного инспекция вы зывает с его родителями или иными законными представителями, и в том, что бе седа с несовершеннолетним осужденным может проводиться в присутствии его родителей или законных представителей.

Полагаем, что одной лишь учетно-контрольной функции ограничения сво боды недостаточно, если мы говорим о несовершеннолетнем. Социальная направ ленность работы инспектора должна в этом случае заключаться в оказании помо щи и побуждении осужденного несовершеннолетнего к устройству на учебу, ра боту, выработку чувства ответственности, гражданской позиции, что не может быть достигнуто только учетно-контрольными мероприятиями. Необходимо так же разработать отдельную адаптированную для восприятия несовершеннолетних памятку для осужденного к ограничению свободы.

Наказание в виде обязательных работ также еще несколько лет назад не бы ло известно отечественному правопорядку. На начальном этапе возникло много сложностей с практическим применением данной меры, суды с осторожностью назначали новую санкцию. Однако в настоящее время наказание в виде обяза тельных работ занимает важное место в структуре наказаний и, в частности, для несовершеннолетних. Как мы уже отмечали выше, в 2009 г. обязательные работы были назначены 7094 несовершеннолетним.

Суть данного наказания – выполнение осужденным в свободное от основной работы или учебы время бесплатных общественно полезных работ. Вид обяза тельных работ и объекты, на которых они отбываются, определяются органами местного самоуправления по согласованию с уголовно-исполнительными инспек циями. При определении осужденному несовершеннолетнему вида обязательных работ и объекта инспекция учитывает помимо преступления, за которое он осуж ден, его места жительства, графика основной работы и учебы, состояния здоровья, еще и возрастные и психологические особенности личности, а также другие об стоятельства.

В отношении несовершеннолетних обязательные работы назначаются на срок от сорока до ста шестидесяти часов и заключаются в выполнении работ, по сильных для несовершеннолетнего, в свободное от учебы или основной работы время. Продолжительность исполнения данного вида наказания лицами в возрасте до пятнадцати лет не может превышать двух часов в день, а лицами в возрасте от пятнадцати до шестнадцати лет – трех часов в день.

Вестник ДВЮИ МВД России. 2011. № 2 (21) Исполнение данного наказания регулируется Инструкцией по организации исполнения наказаний и мер уголовно-правового характера без изоляции от об щества1.

Среди составов преступлений, за которые данная мера может быть назначе на, такие, как умышленное причинение легкого вреда здоровью (ст. 115 УК РФ), побои (ст. 116 УК РФ), причинение тяжкого вреда здоровью по неосторожности (ч. 1 ст. 118 УК РФ), умышленные уничтожение или повреждение имущества (ч. ст. 167 УК РФ), уничтожение или повреждение имущества по неосторожности (ст. 168 УК РФ), хулиганство (ч. 1 ст. 213 УК РФ), вандализм (ч. 1 ст. 214 УК РФ), незаконные приобретение, хранение, перевозка, изготовление, переработка нарко тических средств, психотропных веществ или их аналогов (ч. 1 ст. 228 УК РФ), угроза убийством или причинением тяжкого вреда здоровью (ст. 119 УК РФ).

Уголовный кодекс РФ содержит еще ряд составов преступлений, за которые воз можно назначение обязательных работ, но которые совершаются подростками крайне редко.

Вместе с тем, среди наиболее распространенных преступлений, совершае мых подростками, обязательные работы могут быть назначены только за совер шение кражи – причем в рамках ч. 1 и 2 данной статьи, за совершение грабежа, но тоже только в рамках ч. 1 соответствующей статьи. Однако невозможно назначе ние обязательных работ за такие преступления, как разбой (ст. 162 УК РФ), завла дение транспортным средством без цели хищения (ст. 166 УК РФ).

Таким образом, реабилитационно-восстановительный потенциал, который несут в себе обязательные работы, не раскрывается в полной мере в отношении несовершеннолетних.

Полагаем, что необходимо пересмотреть возможности применения данной санкции в отношении несовершеннолетних в сторону расширения перечня пре ступлений, за совершение которых данное наказание может быть им назначено.

Историко-семантический анализ понятия «детоубийство»

по российскому уголовному законодательству X–XIX веков Анна Владимировна Лунева, преподаватель Дальневосточного юридического института МВД России УДК 343. На основе дореволюционного уголовного законодательства России X–XIX веков автор анализирует возникновение понятия «детоубийство», его семантические и право вые особенности регламентации.

Ключевые слова: малолетний, новорожденный, детоубийство, чадоубийство, смер тоубийство.

Детоубийством, в широком толковании этого понятия, следует считать лю бые случаи умышленного причинения смерти ребенку. Однако уже достаточно давно в теории уголовного права термин «детоубийство» употребляется в узком значении – как убийство матерью новорожденного ребенка, отнесенное законода телем к привилегированным составам. На наш взгляд, подобное сужение в толко вании, а также введение ст. 106 в УК РФ 1996 г. повлекло за собой неоправдан Утверждена приказом Минюста РФ от 20 мая 2009 г. № 142.

Вестник ДВЮИ МВД России. 2011. № 2 (21) ную концентрацию внимания юридической мысли на проблеме устранения юри дико-технических недоработок в построении вышеуказанной нормы, вызываю щих наибольшие сложности при квалификации деяния. При этом убийство ребен ка (точнее, малолетнего), предусмотренное п. «в» ч. 2 ст. 105 УК РФ как квали фицированный состав преступления, в настоящее время также нуждается в серь езных законодательных уточнениях. В частности, в Уголовном кодексе РФ, где понятия «малолетний ребенок», «малолетний», «ребенок» используются при кон струировании диспозиций таких важных уголовно-правовых норм, как «Обстоя тельства, смягчающие наказание» (ст. 61), «Обстоятельства, отягчающие наказа ние» (ст. 63), «Отсрочка отбывания наказания беременным женщинам и женщи нам, имеющим малолетних детей» (ст. 82), «Убийство» (ст. 105), «Умышленное причинение тяжкого вреда здоровью» (ст. 111), «Умышленное причинение вреда средней тяжести здоровью» (ст. 112), «Оставление в опасности» (ст. 125) и дру гих, до сих пор не дано определение понятию «малолетний». Аналогичная зако нодательная недоработка прослеживается и в ст. 106 УК РФ, где понятие «ново рожденный» также не раскрыто. При этом на протяжении долгого времени среди ученых-юристов ведутся дискуссии о временном промежутке, когда ребенка можно считать новорожденным, а также о возрастной границе, отделяющей ново рожденного от малолетнего. Следовательно, без четкого уяснения и законода тельного закрепления этих понятий невозможно правильное применение дей ствующего законодательства, в том числе точная квалификация деяния.

Для решения обозначенных проблем с последующим внесением поправок и изменений в действующее уголовное законодательство необходимо, на наш взгляд, всесторонне изучить и определить понятие «детоубийство». В связи с этим считаем целесообразным в рамках данной статьи проанализировать путь развития дореволюционного уголовного законодательства России, предусматри вавшего ответственность за детоубийство, особое внимание при этом уделив се мантическим предпосылкам формирования данного термина.

Исходя из смысла словообразовательной техники русского языка, термин «детоубийство» образован корневыми основами двух самостоятельных слов «де ти» или «дитя» и «убийство». Согласно семантическому толкованию, слово «ди тя» обозначает маленького ребенка. Это слово в настоящее время считается уста ревшим и используется редко. Наиболее употребляемым сегодня термином явля ется слово «ребенок» (в множественном числе «дети»), т.е. мальчик или девочка в раннем возрасте до отрочества. Отрочеством считается возраст между детством и юностью1, а отроком – подросток 12-15 лет, проходящий специальное учениче ство, перед посвящением во взрослые члены общества2. Хотя, как писал С.Н. Та ганцев, вопрос о малолетних в законодательстве (имеется в виду возраст – А.Л.) долгое время оставался в неопределенном положении. При издании Уложения 1845 г. отроческий возраст пришлось подразделить на два – от 7 до 10 лет и от до 14 лет, позднее все же отказавшись от такой градации, признали малолетними детей в возрасте до 10 лет. При этом многие ученые-практики высказывали жела ние повысить этот предел до 12 лет, а некоторые до 14 и даже до 15-16 лет3. По этому с исторических позиций, на наш взгляд, правильным будет понимать под словами «дитя», «ребенок» мальчиков и девочек в возрасте от рождения до 12 лет (согласно же современным тенденциям – до 14 лет)4.

Ожегов С.И. Толковый словарь русского языка. М., 2009. С. 261, 995, 996, 720.

Потепалов Д.В. Виктимологические проблемы детства в Древней Руси и Допет ровской России (X-XVII вв.) // Педагогическое образование. 2007. № 1. С. 112.

Таганцев С.Н. Русское уголовное право. Часть Общая. Т. 1. М., 2001. С. 344–347.

Статья 28 Гражданского кодекса РФ содержит положение о том, что малолетние – это несовершеннолетние, не достигшие четырнадцати лет.

Вестник ДВЮИ МВД России. 2011. № 2 (21) Осознавая огромные синонимические возможности русского языка, для бо лее углубленного осмысления исследуемого понятия стоить отметить, что тожде ственными по своему значению слову «ребенок» являются понятия малыш, ма лютка, малолетний, маленький, малолеток, младенец (грудной), дитя, дитятко, детище, чадо, дети, детвора, ребята1.

Понятие «убийство», то есть преступное лишение жизни кого-нибудь2, явля ясь базисной основой для отдельных видов преступлений данного рода, в разные периоды становления российского законодательства претерпевало различные из менения, связанные как с названием, так и с объемом трактования данного поня тия.

Впервые более или менее развернутая формула посягательства на жизнь (душегубство) появилась в XV в. Душегубство в то время трактовалось очень ши роко. Под ним понималось не только убийство в узком смысле этого слова, но и самоубийство («от своих рук утеряется»), а также внезапная (без покаяния в гре хах) смерть в результате несчастного случая. Свод законов уголовных 1832 г. ввел более четкую формулировку убийства, обозначив его как смертоубийство, под которым в ст. 330 признавалась «насильственная смерть, причиненная другому человеку нанесением ран, ушиба или отравлением». Схожую трактовку понятия убийства можно обнаружить в Уложении о наказаниях уголовных и исправитель ных 1845 г. и Уголовном уложении 1903 г. Таким образом, как в законотворче ской деятельности, так и в теории уголовного права эволюция понятия «душегуб ство – смертоубийство – убийство» завершилась резким сужением его рамок. Ес ли вначале под убийством понималась даже внезапная смерть в результате несчастного случая, чуть позже самоубийство и криминальный аборт, еще позже – различные виды причинения смерти независимо от форм вины, то в последнее время сфера применения этого понятия ограничилась лишь умышленным причи нением смерти одним человеком другому3.



Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |   ...   | 6 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.