авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 | 6 |

«№ 2 (21) ВЕСТНИК 2011 Дальневосточного ...»

-- [ Страница 4 ] --

В настоящее время определение понятию «убийство» дается непосредствен но в ч. 1 ст. 105 УК РФ – умышленное причинение смерти другому человеку. По добное легальное толкование не отражает все существенные признаки данного преступления, позволяющие раскрыть его содержание. Поэтому С.В. Бородин, например, доктринально толкуя «убийство», считает, что «это предусмотренное Особенной частью Уголовного кодекса виновное деяние, посягающее на жизнь другого человека и причиняющее ему смерть»4. По словам В. Ф. Караулова, убий ство – это противоправное умышленное причинение смерти другому человеку5.

Мы присоединяемся к позиции авторов, считающих, что убийство можно опреде лить как противоправное умышленное посягательство на жизнь другого человека как частного лица, выразившееся в причинении ему смерти6.

Изучая семантические особенности происхождения понятия «детоубий ство», стоит отметить, что впервые законодательное закрепление оно получило в Своде законов 1832 г. (ст. 341, 342) и означало убийство ребенка в утробе матери.

При том что убийство сына или дочери, то есть уже родившихся детей, именова лось чадоубийством. Эти преступления относились к умышленным, совершенным Александрова З.Е. Словарь синонимов русского языка. М., 1968. С. 467.

Ожегов С.И. Толковый словарь русского языка. С. 1206.

Российское уголовное право: курс лекций. Т.1. Преступление / под ред. А.И. Ко робеева. Владивосток, 1999. С. 63-64.

Бородин С.В. Преступления против жизни. М., 1999. С. 8.

Комментарий к Уголовному кодексу РФ / под ред. Ю.В. Грачева, Л.Д. Ермакова и др. М., 2009. С. 190.

Российское уголовное право / под ред. проф. А.И. Коробеева. С. 65.

Вестник ДВЮИ МВД России. 2011. № 2 (21) при отягчающих обстоятельствах, «особенным видам смертоубийства»1. Таким образом, мы видим, что ребенком в то время считали не только родившееся дитя, но и плод, и для разграничения внутриутробной и внеутробной жизни ребенка за конодатель ввел вышеуказанные понятия, которые, однако, в последующем зако нодательстве не употреблялись.

В разные исторические периоды детоубийство неоднозначно оценивалось законодателем с позиции степени общественной опасности, и, как следствие, раз мер и виды наказания, да и само название этого преступления, со временем меня лись. Изучение источников русского права свидетельствует о том, что впервые о детоубийстве как о преступлении, с точки зрения церковного права, упоминается в Уставе Святого князя Владимира. В статье 9 этого документа описывалось само деяние – «если девка детя повьржеть», но не устанавливались ни вид, ни размер наказания за эти действия, тем самым предоставлялась свобода принятия решения церковным судам. Основная цель, которую преследовал законодатель, формули руя подобные действия как преступные, – осудить добрачные отношения между мужчиной и женщиной. Особенностью расширительного толкования слова «детя»

было понимание под этим не только «младенца», но и «плода». Отсюда следует вывод, что к детоубийству приравнивался также аборт, сделанный незамужней женщиной, а не только убийство младенца. Позднее статья 6 пространной редак ции Устава князя Ярослава словами «тако же и женка без своего мужа или при мужи дитяти добудеть, да погубить…» лишь расширила субъект детоубийства, отнеся к нему еще и замужнюю женщину2. Исходя из вышеизложенного, отме тим, что с начального момента законодательного формирования детоубийства как преступления для обозначения объекта правовой охраны использовались термины «детя», «детятя», подразумевая не только рожденного ребенка, но и не рожденно го (плод).

Следовательно, классифицируя детоубийство с точки зрения возраста жерт вы, можно определить его в широком смысле как убийство нерожденного ребенка (плода), только что рожденного ребенка, либо грудного младенца, либо малолет него ребенка.

Дальнейшее становление и совершенствование российского права, происхо дящее под влиянием Церкви, еще более упрочит позицию законодателя об особом осуждении убийства незаконнорожденных детей. Соборное уложение 1649 г.

предусматривает несколько видов детоубийств, дифференцируя их по степени опасности или тяжести в зависимости от того, был ребенок убит родителями, со стоящими в брачных отношениях или не состоящими. Так, статья 3 гл. XXII Уло жения гласит: «А будет отец или мати сына или дочь убиет до смерти, и их за то посадить в тюрьму на год, а отсидев в тюрьме год, приходити им к церкви божии обьявляти тот свой грех всем людем вслух. А смертию отца и матери за сына и за дочь не казнити». Тогда как статья 26 формулировкой «а будет которая жена учнет жити блудно и скверно, и в блуде приживет с кем детей, и тех детей сама, или иной кто по ея велению погубит, а сыщется про то допряма, и таких безза конных жен, и кто по ея велению детей ея погубит, казнити смертию безо всякия пощады, чтобы на то смотря, иные такова беззаконного и скверного дела не дела ли, и от блуда унялися» ужесточает наказание за детоубийство незаконнорожден ного назначением смертной казни, обосновывая это безнравственным поведением Гернет М.Н. Детоубийство. М., 1911. С. 60.

Российское законодательство Х–XX вв. Законодательство Древней Руси. М., 1984.

Т. 1. С. 149, 161, 176, 190, 195.

Вестник ДВЮИ МВД России. 2011. № 2 (21) матери и предусматривая наказание по совокупности двух преступлений – убий ства и прелюбодеяния1.

Особое внимание хотелось бы обратить на термины, используемые при кон струировании указанных правовых норм. В первом случае законодатель исполь зовал гендерный принцип для обозначения объекта преступления, определив в качестве такового жизнь «сына или дочери». Отсутствие возрастных критериев, на наш взгляд, подтверждает позицию многих авторов о существовавшей в тот период неограниченной власти родителей над жизнью и свободой законных де тей2, причем эти права не ограничивались и тогда, когда дети уже вырастали и сами становились родителями.

Во втором случае используется понятие «детя» или «дети», ограничивая тем самым временные рамки до периода взросления. По словам Д.В. Потепалова, дифференциация детей по возрасту в обществе (в рассматриваемый исторический период) была следующей: дитя – то есть тот, кто вскармливался грудью;

молодой – ребенок 3-6 лет, воспитываемый матерью;

чадо - ребенок 7-12 лет, начинающий обучение;

отрок – подросток 12-15 лет, проходящий специальное ученичество, перед посвящением во взрослые члены общества3. Следовательно, одним из объ ектов данного преступления, наряду с нравственностью, являлось право на жизнь грудного ребенка.

Особым видом детоубийства было убийство младенца-урода. Считалось, что умерщвлением новорожденных с врожденными внешними недостатками пресле довались благие цели, причем как для общества в целом, так и для самого ребен ка. Если жизнь таким детям сохраняли, то, как правило, они становились изгоями общества, обузой для семьи. Будучи обреченными на постоянные страдания, они не имели возможности в полной мере выполнять социальные обязанности.

Кроме того, издревле под воздействием суеверных воззрений сформирова лось мнение о происхождении таких существ от таинственной связи с дьяволом, почему долгое время убийство урода не считалось преступлением. Понятие урод ства применяли только к детям и потом даже только к новорожденным, не рас пространяя его на взрослых. Первые попытки законодательного закрепления убийства урода были предприняты Петром I в указах 1704 и 1718 гг., хотя по большой степени в основе этого лежали полицейские цели, нежели охрана жизни младенца-урода4. В 1832 г. в Своде законов появилась соответствующая статья (ст. 345). Уложение о наказаниях уголовных и исправительных 1845 г. оконча тельно закрепило в ст. 1469 запрет «на лишение жизни младенца чудовищного вида или даже не имеющего человеческого образа», хотя фраза законодателя «по сягательства на жизнь существа, рожденного от человека», на наш взгляд, свиде тельствует о том, что все же младенцев-уродов не считали полноценными детьми из-за особенностей внешнего развития.

Впервые убийство «матерью младенца при самом рождении» стало рассмат риваться как менее тяжкое в ч. 2 ст. 1451 Уложения о наказаниях уголовных и ис правительных 1845 г. (в издании 1885 г.). Поводом к тому послужили достижения медицины того времени, которые установили влияние процесса родов на психику матери-роженицы. Введение новой для русского законодательства нормы обосно вывалось тем, что «положение виновной в убийстве незаконнорожденного мла денца женщины есть необыкновенное, и часто она, терзаемая стыдом, страхом, Российское законодательство Х–XX вв. Акты Земских соборов. М., 1984. Т. 3.

С. 248, 250, 433, 436.

Шаргородский М.Д. Избранные работы по уголовному праву. СПб., 2003. С. 54-55.

Потепалов Д.В. Указ. соч. С.112.

Фойницкий И.Я. Курс уголовного права. Часть Особенная. Изд. 2-е, пересм. СПб., 1893. С. 17.

Вестник ДВЮИ МВД России. 2011. № 2 (21) угрызениями совести и изнуренная телесными страданиями, почти лишается рас судка и, следовательно, покушается на ужасное преступление без ясного об оном перед самой собой сознания»1.

Итак, как видно из вышесказанного, уменьшенная вменяемость роженицы получила юридическое значение лишь в связи с особым положением внебрачно родящей женщины, впервые совершившей данное преступление, что подтвержда ется словами ч. 2 ст. 1451 Уложения: «убийство внебрачных сына или дочери со вершено матерью от стыда или страха, при самом рождении младенца, если одна кож при этом не будет доказано, что она была уже прежде виновна в том же пре ступлении». Действие данной статьи распространялось только на случаи, когда мать лишала жизни внебрачного или незаконнорожденного ребенка, под коими в соответствии со ст. 132 Свода законов гражданских понимались «рожденные не замужнею либо происшедшие от прелюбодеяния либо рожденные по смерти му жа матери, или же после признания брака недействительным, когда со дня смерти мужа матери или расторжения брака, или признания его недействительным до дня рождения ребенка протекло более трехсот шести дней»2.

Еще большее смягчение наказания предусматривалось в отношении неза мужней и первородящей женщины, непредумышленно совершившей вышеука занные действия в отношении рожденного ею ребенка: «…детоубийство сего рода было непредумышленное, виновная в оном женщина, особенно если она неза мужняя и разрешилась от бремени в первый раз…», и в отношении женщины за причинение смерти младенцу путем оставления его без помощи (ч. 1 ст. 1460) или за сокрытие трупа мертворожденного ребенка (ч. 2 ст. 1460).

В то же время Уложение о наказаниях уголовных и исправительных 1845 г.

усиливало уголовную охрану жизни детей, рожденных в законном браке. Так, в ч. 1 ст. 1451 устанавливалось, что «…виновный в убийстве предумышлен ном…сына своего или дочери…» наказывается лишением всех прав и состояния с ссылкой в каторжную работу без срока3, что свидетельствовало о том, что данное преступление признавалось квалифицированным видом лишения жизни и отно силось к родственному убийству.

Анализ уголовных норм Уложения 1845 г., предусматривающих ответствен ность за «смертоубийство», позволяет сделать вывод, что причинение смерти за коннорожденному ребенку лицом, не состоящим с ним в родственных отношени ях, рассматривалось как простое убийство.

Как видно из вышесказанного, для формулирования диспозиций статей Уложения 1845 г., закрепляющих уголовную ответственность родителей (или только матери) за убийство детей, законодатель использовал термины «убийство сына или дочери», «младенца» и «детоубийство», придав им единое синонимич ное значение, разграничив квалифицированный и привилегированный составы лишь одним основанием – законностью происхождения ребенка.

Проведенный ретроспективный анализ понятия детоубийства дает основа ния предполагать, что в разные промежутки времени в основе его видовой клас сификации лежали такие основания, как: 1) возраст жертвы;

2) мотив (религиоз ный, социальный (гендерный, по признакам внешности), экономический, мораль но-нравственный;

3) субъект;

4) вина и 5) наказание. Такая классификация наибо лее полно, по нашему мнению, отражает суть самого явления детоубийства и от ношение к нему законодателя и общества в конкретный исторический период.

Гернет М.Н. Указ. соч. С. 184-185.

Свод законов Российской Империи. Свод Законов гражданских. Изд. 1900 г. // СПС «КонсультантПлюс». Классика российского права. Т. X. С. 14.

Свод законов Российской Империи. Изд. 1885 г. // СПС «КонсультантПлюс».

Классика российского права. Т. XV. С. 158-161.

Вестник ДВЮИ МВД России. 2011. № 2 (21) Таким образом, семантическое и историко-правовое исследование понятия «детоубийство» в российском законодательстве X-XIX вв., его сущности и осо бенностей юридического конструирования норм, дают возможность утверждать, что ранее оно употреблялось в более широком смысле, чем теперь. В разное вре мя одни и те же виды детоубийств рассматривались как умышленное или неосто рожное причинение матерью или отцом смерти ребенку, начиная с внутриутроб ного развития до неопределенного возраста (родственные убийства), являясь ква лифицированными преступлениями. И лишь в начале XIX в. из общего понятия детоубийства выделилось убийство матерью ребенка «при самом рождении» как совершенное при смягчающих обстоятельствах (привилегированный состав).

Объектом правовой охраны такого состава преступления выступала жизнь только внебрачно рожденного ребенка. Убийство законнорожденного младенца в тех же условиях признавалось преступлением, совершенным при отягчающих обстоя тельствах. Термин «новорожденный» не употреблялся для построения уголовно правовых норм о детоубийстве вследствие своей расплывчатости и неспособности отразить сущность явления.

В заключение отметим, что с момента законодательного закрепления в до революционном уголовном праве (ст. 341, 342 Свода законов 1832 г.) понятие «детоубийство» рассматривалось в широком смысле слова (буквально) вплоть до появления в Уложении 1845 г. привилегированного состава детоубийства. Имен но с этого периода термин «детоубийство» в уголовном праве все чаще и чаще стал употребляться лишь в узком значении, а именно при убийстве матерью ре бенка при родах. Учитывая отечественный законодательный опыт, можно конста тировать, что использование понятия «новорожденный» при конструировании диспозиции ст. 106 УК РФ необоснованно как с историко-правовой, так и семан тической точек зрения.

Литература 1. Александрова З.Е. Словарь синонимов русского языка. М., 1968.

2. Бородин С.В. Преступления против жизни. М., 1999.

3. Гернет М.Н. Детоубийство. М., 1911.

4. Комментарий к Уголовному кодексу РФ / Под ред. Ю.В. Грачева, Л.Д. Ермакова и др. М., 2009.

5. Ожегов С.И. Толковый словарь русского языка. М., 2009.

6. Потепалов Д.В. Виктимологические проблемы детства в Древней Руси и Допет ровской России (X-XVII вв.) // Педагогическое образование. 2007. № 1. С. 112.

7. Российское законодательство Х–XX вв. Акты Земских соборов. М., 1984. Т. 3.

8. Российское законодательство Х–XX вв. Законодательство Древней Руси. М., 1984. Т. 1.

9. Российское уголовное право: Курс лекций. Т.1. Преступление / Под ред. А.И.

Коробеева. Владивосток, 1999.

10. Свод законов Российской Империи. Изд. 1885 г. // КонсультантПлюс. Классика российского права. Т. XV.

11. Свод законов Российской Империи. Свод Законов гражданских. Изд. 1900 г. // КонсультантПлюс. Классика российского права. Т. X.

12. Таганцев С.Н. Русское уголовное право. Часть Общая. Т. 1. М., 2001.

13. Фойницкий И.Я. Курс уголовного права. Часть Особенная. Изд. 2-е, пересм.

СПб., 1893.

14. Шаргородский М.Д. Избранные работы по уголовному праву. СПб., 2003.

Вестник ДВЮИ МВД России. 2011. № 2 (21) Жертвы преступлений как источники криминологически значимой информации Иван Валерьевич Козлов, адъюнкт Омской академии МВД России УДК 343. В статье рассматриваются особенности использования информации о жертве пре ступления в процессе предупреждения преступлений. На основании данных, полученных в ходе исследования особенностей виктимизации преступлений против личности и иму щественных преступлений, предложены конкретные профилактические меры и выделены особенности деятельности правоохранительных органов в процессе исследования викти мологических особенностей населения.

Ключевые слова: жертва преступления, виктимизация, профилактические меры, виктимологический аспект мошенничества.

Значимость той или иной информации для науки криминологии определяет ся целями, которые ставятся перед нею. Практическая цель заключается в выра ботке рекомендаций и конструктивных предложений по повышению эффективно сти борьбы с преступностью конкретного вида. Так, получение и анализ сведений о жертве преступления, ее поведении до, в момент и после совершения преступ ного посягательства дает возможность определить закономерности механизма со вершения преступления и выработать меры по эффективному предупреждению и профилактике.

Виктимность – это комплекс физиологических, психологических свойств личности, повышающих потенциальную способность в определенных жизненных ситуациях стать жертвой преступления. Это своего рода повышенная способность человека в силу ряда духовных и физических качеств при определенных объек тивных обстоятельствах становиться «мишенью для преступных посягательств»1.

Таким образом, виктимность необходимо рассматривать в трех основных аспектах:

- личность жертвы определенного преступления;

- ее роль в механизме совершения преступления;

- выработка мер профилактического воздействия.

Итак, приобретение значимой информации в первую очередь зависит от ти пологии личностных особенностей жертв конкретных видов преступлений. Она включает психофизические особенности личности (возраст, пол, физические и психические дефекты);

морально-нравственный облик;

социальную особенность личности (социальные роли, функции, статус).

Вопрос виктимизации в современной российской действительности стоит достаточно остро. Так, по данным ВНИИ МВД РФ, на конец 2005 г. криминаль ная виктимизация имущественных преступлений возросла на 12 %. Среди них наибольшую долю составляли мошенничества (34,8 %), грабежи (20,4 %), кражи (9, %) и вымогательства (7,8 %).

Имущественным преступлениям чаще всего содействуют легкомысленные или аморальные поступки потерпевшего, халатное отношение к сохранности соб ственного имущества, неразборчивость в выборе знакомых, излишняя доверчи вость по отношению к сомнительным «друзьям» и посторонним лицам, совмест ное распитие спиртного, азартные игры, сексуальные увлечения будущими похи Франк Л.В. Потерпевшие от преступления и проблемы советской виктимологии.

Душанбе, 1977. С. 106.

Вестник ДВЮИ МВД России. 2011. № 2 (21) тителями имущества потерпевшего. В ходе проведения исследования, направлен ного на изучение личности имущественного преступника, было установлено, что отличительным признаком 51 % исследуемых имущественных преступлений яв ляется то, что имущество потерпевшего никак не охранялось. Очевидно, что лицо, совершающее имущественное преступление, ориентируется на степень уязвимо сти имущества. Потенциальные потерпевшие превращаются в реальных жертв часто в силу пренебрежительного отношения к вероятности того, что в отноше нии них может быть совершено имущественное преступление1.

Особого внимания заслуживает виктимологический аспект мошенничеств, получивших в последнее время достаточно широкое распространение. Согласно данным ВНИИ МВД РФ, среднегодовой прирост данного вида корыстных пре ступлений на протяжении последних 17 лет превысил 5 тыс. преступлений. При чиной такой динамики порой служит корыстная направленность личности самого потерпевшего. Стремлением приобрести сиюминутную выгоду без приложения усилий характеризуются распространенные сегодня телефонные мошенничества.

Отдельно в этой группе можно выделить смс-мошенничества. Человек получает сообщение о том, что он якобы выиграл компьютер или автомобиль, но, для того чтобы получить приз, ему необходимо отправить налог по указанным реквизитам, которые оформлены на подставных лиц. Несмотря ни на что, люди отправляют большие суммы денег. Случалось, что сами банковские работники отговаривали потерпевшего осуществлять перевод, но тот был непреклонен и отправлял пре ступнику крупные суммы денег, а спустя несколько часов после этого обращался с заявлением в милицию. Видимо, жажда получить «бесплатный» выигрыш силь нее голоса разума. Примеров таких имущественных посягательств множество, и они разнообразны, но все характеризуются гиперсклонностью потерпевшего к сиюминутной выгоде, которая коренится в особенностях нашего русского мента литета.

Наблюдение показало, что подавляющее большинство пострадавших от мо шенничества составили женщины. Это можно объяснить тем, что женщины более общительны и чаще идут на контакт. Мужчины же более рациональны. Большин ство обманутых составили люди старшего поколения. Основное число преступле ний было совершено лишь потому, что потерпевшие проявляли труднообъясни мую беспечность и доверчивость в отношениях с малознакомыми людьми. Пра вовое невежество жертв мошенничества, состоящее в незнании действующих за конов, неумении разбираться в официальных документах, в частности, в неуме нии отличить подлинные от поддельных, нельзя полностью сбрасывать со сче тов2.

Конечно, о прямой вине жертвы имущественного преступления говорить нельзя, но каждый человек ответствен за свою собственность и должен принимать меры к ее защите. Речь идет о косвенной вине жертвы. Само понятие правоотно шения, возникающего между собственностью и собственником, подразумевает обоюдность. Например, автомобиль возит своего владельца, а тот, в свою очередь, должен принимать меры по уходу за этим автомобилем и его сохранности. Не возможно предпринять такие меры, которые бы гарантировали, что твое имуще ство не будет похищено, но большинство граждан не выполняют даже минималь ных требований безопасности, а порой и открыто привлекает преступника.

Действительно, потребность преступника актуализируется при визуальном восприятии предмета в конкретной сложившейся ситуации, обладающей опреде Бышевский Ю.В., Марцев А.И. Криминологическая характеристика личности во ра: учеб. п Омск, 1973. С. 135.

Ермакова Л.А. Жертвы мошенничества: виктимологическая профилактика // Гражданин и право. 2006. № 7 // СПС «Гарант».

Вестник ДВЮИ МВД России. 2011. № 2 (21) ленными признаками. Побудителем деятельности является не сам предмет, а его значение для преступника. Так, когда имущество гражданина незащищено и лег кодоступно, существует наибольшая вероятность того, что оно будет похищено. В то же время особенностью русской ментальности является специфическое отно шение к жертве имущественного преступления. Порой она осуждается за свое виктимное поведение. Такие пословицы, как «плохо не клади – вора в грех не вводи», «где плохо лежит – у вора брюхо болит» говорят о том, что общество за нимает в отношении жертвы весьма странную позицию – проникается недоверием или злорадством1.

При таких преступных посягательствах, как грабежи, разбои, лицо часто бездействует в силу того, что его воля парализована страхом, вызванным угроза ми и насилием со стороны виновного. Но порой ведь можно вообще исключить ситуацию, в которой есть вероятность стать жертвой грабежа или разбойного нападения. Например, выбрать маршрут следования до дома по людной улице, обращать внимание на лиц, которые находятся рядом в общественных местах.

Характерным условием совершения разбоя и грабежа может явиться кон фликтная ситуация межличностного, внутриличностного, межличностно-зависимого плана, в которой участвует жертва. Обстановка, в которой оказывается преступ ник, далеко не всегда бывает объективно нейтральной. Во многих случаях она в большей или меньшей степени влияет на преступника и его поведение. Нередко «авторы» негативных влияний на потенциальных причинителей вреда в дальней шем (иногда спустя длительное время) оказываются их жертвами 2. Наиболее явно подобные обстоятельства прослеживаются при изучении уголовных дел, возбуж денных по преступлениям против личности, половой неприкосновенности.

Видовая виктимность выражается в относительной «предрасположенности»

отдельных людей становиться в силу ряда обстоятельств жертвами отдельных ви дов преступлений. Проиллюстрируем данный довод примером. Несовершенно летняя Ш. сбежала из дома и около недели скрывалась от разыскивающих ее со трудников милиции. В один из вечеров она находилась на квартире у своей несо вершеннолетней подруги, родители которой отсутствовали. Распивая спиртное, они пригласили знакомых им парней этого же возраста, один из которых ранее неоднократно привлекался к уголовной ответственности за совершение краж и причинение телесных повреждений различной степени тяжести, о чем подруги, разумеется, знали. В течение вечера по отношению Ш. от парней неоднократно поступали предложения интимного характера, домогательства, поэтому Ш. сна чала пожелала уйти, но после недолгих уговоров компании решила остаться. В результате Ш. была изнасилована с особой жестокостью всеми присутствующи ми, причем ее подруга также принимала в этом участие. Психологический климат в семье Ш. нельзя назвать напряженным. Спустя несколько дней после обращения и раскрытия данного преступления Ш. вновь ушла из дома. Таким образом, по мимо склонности к эмансипации у Ш. налицо искажение нравственно-моральных устоев и личное желание общаться в компаниях с подобными людьми.

Согласно данным, приводимым В.И. Полубинским, от 30 до 40 %, а в неко торых случаях и до половины жертв убийств и телесных повреждений сами воль но или невольно «помогали» совершению против них преступлений, так как вели себя в предпреступной ситуации либо в момент совершения преступления вызы Аналитический материал с предположениями по оценке ущерба от криминальной виктимизации и ее социальных последствий / ВНИИ МВД России. URL. http://www.vnii mvd.ru (дата обращения: 10.06.2009).

Ривман Д.В. Криминальная виктимология. СПб.: Питер, 2002. С. 84-85.

Вестник ДВЮИ МВД России. 2011. № 2 (21) вающе, оскорбляли виновного, угрожали ему или нападали первыми. Более 60 % жертв убийств при жизни были знакомы с преступником1.

На проступки потенциального правонарушителя существенное влияние ока зывает также и конкретная жизненная ситуация, его окружение, поведение потер певшего до и в момент совершения преступления. Преступник, жертва и ситуация столь тесно связаны между собой, что образуют единую систему, которая может существовать только при наличии всех названных компонентов. Совершение пре ступления – это динамичный процесс, в котором может происходить весьма ин тенсивное взаимодействие преступника и его жертвы, причем роль жертвы может быть весьма существенной.

В.И. Полубинский приводит следующие виды ситуаций, имеющих виктимо логическое значение:

– место и время, характеризующееся повышенными для возможной жертвы виктимологическими особенностями;

– наличие вредных и обезоруживающих потенциальную жертву факторов;

– особый вид профессии возможной жертвы2.

Очевидно, что механизм совершения преступлений напрямую зависит от роли жертвы, которая во взаимодействии с субъективно обусловленной или объ ективно возникшей конкретной жизненной ситуацией формирует преступную мо тивацию и приводит к совершению преступления. Несомненно, процесс станов ления жертвой того или иного преступления даже при абсолютном наличии бла гоприятствующих тому обстоятельств не неизбежен. Люди – не пассивные суще ства, находящиеся во власти внешних стимулов, и они, в свою очередь, воздей ствуют на ситуацию. Именно поэтому одна и та же ситуация может привести раз личных людей к совершенно противоположным решениям и действиям3. Однако вероятность того, что вас ограбят, если вы в нетрезвом состоянии после полуночи один возвращаетесь домой в нелюдном районе, значительно возрастает.

Очевидно, что чем лучше практические работники путем анализа оператив ной обстановки знакомы с потенциальными жертвами наиболее распространен ных на данной территории преступлений, тем более эффективно можно построить профилактическую деятельность и тем труднее будет правонарушителю реализо вать свои преступные намерения.

Эффективность профилактики невозможна без анализа обширной информа ции виктимологического характера, позволяющей всесторонне учесть криминоло гические факторы (как общие, так и характеризующие конкретное преступление).

Место, время, способы совершения преступлений, наиболее типичные категории лиц, вовлеченных в них в качестве преступников или потерпевших, – все это необходимо знать, обобщать и учитывать при организации профилактической ра боты. Собранная информация, ее изучение позволяют выявить типичных потен циальных потерпевших. Безусловно, выявление таких лиц представляет собой сложную задачу, особенно если учесть, что многие лица, уже пострадавшие от преступных действий, избегают обращаться в правоохранительные органы.

Профилактические меры должны строиться на актуальном исследовании виктимологических особенностей населения. В частности, при профилактике имущественных преступлений информирование населения должно иницииро ваться не руководством, а оперативными работниками, которые могут наиболее всесторонне оценить складывающуюся ситуацию. Распространение листовок о способах проникновения в квартиры, автомобили, способах совершения грабе Полубинский В.И. Криминальная виктимология и служебная деятельность в орга нах внутренних дел. М., 2000. С. Там же.

Кудрявцев В.Н. Причинность в психологии. М., 1968. С. 57.

Вестник ДВЮИ МВД России. 2011. № 2 (21) жей, разбоев, мошенничеств, о наиболее надежных средствах защиты жилища и автотранспорта должно начинаться не тогда, когда идет серия, скажем, квартир ных краж, а с учетом сезонного распространения подобных деяний. Например, в новогодний период учащаются случаи совершения квартирных краж в опреде ленном районе из определенных видов жилищ. Это делает целесообразным рас пространение информации среди населения, в которой внимание будет акценти роваться на установку надежных неоднотипных запорных устройств и дверей, предоставление значимой информации конкретным сотрудникам имущественных подразделений с указанием телефонов, в том числе и мобильных. Информация должна распространяться в печати, на радио, телевидении, сети Интернет.

Устранение обстоятельств, обусловливающих совершение имущественных преступлений, воспитание в гражданах чувства ответственности за сохранность своего имущества является методом, позволяющим не допустить совершения зна чительного числа ситуативных преступлений. Ведь чаще всего вор проникает в не самую богатую квартиру, а в ту, доступ в которую облегчен самим потерпевшим;

угоняет не самую дорогую машину, а ту, на которой отсутствует противоугонная сигнализация, открыта дверь, ключи оставлены в замке зажигания. Причем обес печение безопасности своего имущества совершенно не требует больших затрат.

Так, по утверждению осужденного Ноябрьским городским судом ЯНАО за серию квартирных краж путем подбора ключа Федосеева А.В., большая надежность и сложность в подборе у замка, сечение ключа которого имеет форму полукруга.

Стоимость такого замка не превышает 500 рублей. Создание внешних препят ствий, затрудняющих совершение имущественного преступления с учетом осо бенностей жертвы, приводит к снижению вероятности возникновения конкретной жизненной ситуации, в которой преступная мотивация может сформироваться и повлечь совершение преступления, то есть когда механизм совершения преступ ления придет в активную стадию.

Как видим, жертва преступления – довольно ценный источник получения криминологически значимой информации. Однако само понятие жертвы не имеет четкого определения. Толковый словарь русского языка дает такое определение слова «жертва»: 1. В древних религиях: приносимый в дар божеству предмет или живое существо (убиваемое при этом), а также приношение этого дара. 2. Добро вольный отказ в пользу кого, чего-нибудь, самопожертвование. 3. Сообщение о ком-нибудь, пострадавшем от насилия, от какого-нибудь несчастья, неудачи или вследствие иных обстоятельств. 4. Пожертвование. Из этого следует, что жертвой в контексте общественных правоотношений считается любое лицо, интересам ко торого так или иначе нанесен ущерб.

В Декларации основных принципов правосудия для жертв преступления и злоупотребления властью «жертвой» признается лицо, которому индивидуально или коллективно причинен вред, включая телесные повреждения и моральный ущерб, эмоциональные страдания, материальный ущерб или существенное ущем ление основных прав в результате действия или бездействия, независимо от того, был ли установлен, арестован, предан суду или осужден правонарушитель, а так же независимо от родственных отношений между правонарушителем и жертвой1.

В отечественном же законодательстве альтернативой понятию жертвы вы ступает понятие потерпевшего. Данным правовым статусом в соответствии с п. ст. 42 УПК РФ обладает физическое лицо, которому преступлением причинен фи зический, имущественный, моральный вред, а также юридическое лицо, имуще Декларация основных принципов правосудия для жертв преступления и злоупо требления властью: утв. Резолюцией Генеральной Ассамблеи ООН 40/34 от 29 ноября 1985 г. // СПС «Гарант».

Вестник ДВЮИ МВД России. 2011. № 2 (21) ству или репутации которого причинен вред. Понятие «жертва» значительно ши ре, чем понятие «потерпевший». Свидетель, очевидец преступления также может являться жертвой. Жертва может обладать иным процессуальным статусом, чем потерпевший. Согласно ст. 53 Конституции РФ, государство обеспечивает потер певшим доступ к правосудию и компенсацию причиненного ущерба. Жертва же не имеет формального права на это. Жертвой может быть не только физическое лицо, но и юридическое, интересам деятельности которого нанесен ущерб. Соот ветственно рассмотрение данного понятия в таком качестве дает возможность по лучения информации, что в определенной мере расширяет ресурс криминологи ческих исследований проблем виктимологии. Примечательно, что воздействие, оказываемое преступным актом, совершенным в отношении взрослого или ребен ка, психически здорового человека и страдающего нервным заболеванием, необ ходимо дифференцировать. От этого следует отталкиваться, в частности, для оценки опасности преступного деяния, его общественного резонанса. Известны случаи, когда дети, наблюдавшие за совершением преступления, приобретали нервные расстройства, выраженные в утрате покоя, чувства безопасности и за щищенности.

И хотя установление истины по делу формально не является задачей орга нов, осуществляющих предварительное расследование, для практических работ ников изучение такой информации наиболее ценно, так как повышение эффек тивности профилактики преступлений напрямую зависит от полноты и всесто ронности исследования факторов, влияющих на уровень и динамику совершае мых преступлений на территории обслуживания.

Рассмотрение тех аспектов личности и поведения потерпевшего, которые играют существенную роль в генезисе преступления и имеют криминологическую значимость, предполагает анализ основных понятий криминальной виктимологии:

«жертва преступления», «виктимность» и «виктимизация». Изучение поведения жертв преступлений в виктимологическом плане может способствовать разработ ке научно обоснованных тактических, психологических, а порой и технических мер повышения их безопасности1. К сожалению, современная система сбора ста тистических данных правоохранительных органов не имеет возможности сбора широкого спектра информации о жертвах. Совершенствование системы специ альных учетов позволило бы оптимизировать работу по сбору и анализу крими нологически значимой информации в этой области для решения практических за дач девиктимизации.

Литература 1. Бышевский Ю.В., Марцев А.И. Криминологическая характеристика личности вора: Учебное пособие. Омск, 1973.

2. Ермакова Л.А. Жертвы мошенничества: виктимологическая профилактика // Гражданин и право. 2006. № 7.

3. Криминология: Учебник / Под ред. В.Д. Малкова. М., 2004.

4. Кудрявцев В.Н. Причинность в психологии. М., 1968.

5. Полубинский В.И. Криминальная виктимология и служебная деятельность в ор ганах внутренних дел. М., 2000. С. 6. Ривман Д.В. Криминальная виктимология. СПб.: Питер, 2002. С. 84-85.

7. Франк Л.В. Потерпевшие от преступления и проблемы советской виктимологии.

Душанбе, 1977. С. 106.

Криминология: учеб. / под ред. В.Д. Малкова. М., 2004. С.78.

Вестник ДВЮИ МВД России. 2011. № 2 (21) Уголовный процесс Правообеспечительный механизм в структуре функциональной деятельности прокурора в досудебном производстве по уголовным делам Денис Геннадьевич Пичугин, преподаватель Дальневосточного филиала Российской академии правосудия УДК 343. Проводимая в стране судебно-правовая реформа поставила много вопросов при кладного и теоретического характера практически перед всеми участниками уголовного процесса, связанных с ролью и местом каждого из них в уголовном судопроизводстве. Не является исключением и процессуальное положение прокурора в досудебном производ стве по уголовным делам.

Ключевые слова: уголовно-процессуальная функция, прокурор, прокурорский надзор, правообеспечительная функция.

Вопрос о процессуальном статусе прокурора остается одним из самых дис куссионных в теории отечественного уголовного процесса. В конце 90-х гг. про шлого века было разработано несколько вариантов проектов УПК РФ, анализ ко торых также обнаружил существенное различие во взглядах на нормативное регу лирование статуса прокурора. Ответить на вопрос «Какую роль выполняет проку рор в современном уголовном судопроизводстве?» без анализа содержания его деятельности не представляется возможным.

Одной из сложнейших научных категорий, позволяющих раскрыть содер жание деятельности любого правоохранительного органа, в том числе и прокура туры, является его функция.

Переходя к рассмотрению направлений уголовно-процессуальной деятель ности прокурора, следует отметить, что на него в соответствии с ч. 1 ст. 37 УПК РФ возложено выполнение двух процессуальных функций – это уголовное пре следование (в ходе всего уголовного судопроизводства) и надзор за процессуаль ной деятельностью органов дознания и органов предварительного следствия (на досудебных стадиях уголовного процесса).

Из смысла указанной нормы нельзя четко определить соотношение функций уголовного преследования и надзора за процессуальной деятельностью органов дознания и органов предварительного следствия, нельзя выстроить иерархию.

Данная ситуация позволяет одним ученым на первое место ставить функцию про курорского надзора1, другим – уголовное преследование2. Существует также по Прокурорский надзор в стадии возбуждения уголовного дела: науч.-метод. посо бие / под ред. А.П. Короткова и М. Е. Токаревой М.: Юрлитинформ, 2002. С. 16;

Рябов В.Н. Прокурорский надзор за исполнением законов в оперативно-розыскной деятельно сти криминальной милиции: монография. Хабаровск, 2001. С. 4;

Шалумов М.С. Проку рорский надзор и государственный контроль за исполнением законов: разграничение компетенции и ответственности // Государство и право. 1999. № 1. С. 82.

Еникеев З. Д. Механизм уголовного преследования: учеб. пособие. Уфа: Изд-во БашГУ, 2001. С. 88;

Иванова Т.Ю. Участие прокурора в доказывании на предварительном следствии: автореф. дис. … канд. юрид. наук. Самара, 1999. С. 6-9;

Кобзарев Ф.М. Право вой статус российской прокуратуры и проблемы его развития. М.: Изд-во ИПК РК Гене ральной прокуратуры РФ, 2002. С. 28;

Турилов Г.Г. Прокурор как субъект доказывания в Вестник ДВЮИ МВД России. 2011. № 2 (21) зиция, согласно которой уголовное преследование и прокурорский надзор на до судебных стадиях уголовного процесса – равнозначные понятия, соотносящиеся между собой в различных комбинациях в зависимости от конкретной ситуации1.

Дискуссионным остается вопрос об осуществлении прокурором функции процессуального руководства расследованием в качестве самостоятельного направления его уголовно-процессуальной деятельности. Анализ юридической литературы по данному вопросу показывает, что одни авторы рассматривают процессуальное руководство в качестве самостоятельной функции 2, другие – ка тегорически отрицают наличие данной функции у прокурора3. Существует также позиция, согласно которой надзор прокурора за соблюдением законов в деятель ности органов дознания и предварительного следствия включает руководство прокурора расследованием4.

Кроме того, анализируя УПК РФ, можно заметить, что некоторые его статьи содержат упоминание об иных направлениях деятельности прокурора, которые не укладываются в традиционное понимание функций уголовного преследования, надзора за процессуальной деятельностью органов предварительного расследова ния и процессуального руководства расследованием. Например, положения, со держащиеся в ч. 1 ст. 11 и ч. 1-2 ст. 16 УПК РФ, согласно которым прокурор обя зан разъяснять подозреваемому и обвиняемому их права, в том числе их право на защиту, и обеспечивать возможность осуществления этих прав всеми способами, не запрещенными УПК РФ, а также обязан всеми имеющимися в его распоряже нии средствами обеспечить охрану прав и свобод человека и гражданина в уго ловном судопроизводстве5. Таким образом, можно сделать вывод, что прокурор в уголовном судопроизводстве осуществляет еще одну функцию – правообеспечи тельную.

На выполняемой прокурором правообеспечительной функции хотелось бы остановиться поподробнее, так как этому направлению прокурорской деятельно сти в последнее время уделяется недостаточно внимания.

Особенность прокурорского надзора заключается в том, что он предполагает не только выявление правонарушений в деятельности органов дознания и предва рительного следствия, но и функционирование механизма предотвращения нару российском уголовном процессе: автореф. дис. … канд. юрид. наук. Ижевск, 2002. С. 10;

Уголовно-процессуальное право Российской Федерации: учеб. / отв. ред. П.А. Лупинская.

М., 2003. С. 93.

Жук О.Д. Уголовное преследование по уголовным делам об организации преступ ных сообществ (преступных организаций). М., 2004. С. 80.

См., например: Кан М. П. Процессуальные функции прокурора в досудебных ста диях уголовного судопроизводства: автореф. дис. … канд. юрид. наук. Ташкент, 1988.

С. 6.

См., например: Даев В.Г., Маршунов М.П. Основы теории прокурорского надзора.

Л., 1990. С. 91-94.

См., например: Григорьев В.Н., Победкин А.В., Калинин В.Н. Процессуальная ре гламентация предварительного расследования в результате реформы 2007 г. // Государ ство и право. 2008. № 6. С. 51;

Строгович М.С. Курс советского уголовного процесса. Т.1.

М.: Наука, 1968. С. 216;

Шпилев В.Н. Участники уголовного процесса. Минск, 1970.

С.57-59.

Об обязанности прокурора всеми имеющимися в его распоряжении средствами обеспечить охрану прав и свобод человека и гражданина в уголовном судопроизводстве, обеспечивать подозреваемому и обвиняемому право на защиту см.: Постановление Кон ституционного Суда Российской Федерации от 29 июня 2004 г. № 13-п «По делу о про верке конституционности отдельных положений статей 7, 15, 107, 234 и 450 Уголовно процессуального кодекса Российской Федерации в связи с запросом группы депутатов Государственной Думы» // СПС «КонсультантПлюс».

Вестник ДВЮИ МВД России. 2011. № 2 (21) шений, восстановления нарушенных прав, возмещения причиненного вреда, при влечения к ответственности лиц, виновных в нарушениях уголовно-процес суального законодательства. Иными словами, речь идет об устранении препят ствий для нормального развития уголовно-процессуальных отношений, то есть о правообеспечительной функции.

Сущность правообеспечительной функции состоит в обеспечении нормаль ного развития уголовно-процессуальных отношений и создании тем самым необ ходимых условий для успешной реализации задач быстрого и полного раскрытия преступлений, изобличения виновных и справедливого их наказания, ограждения от привлечения к уголовной ответственности и осуждения невиновных1.

Некоторые авторы данную функцию прокурора называют правозащитной 2, правоохранительной3 либо функцией обеспечения прав участвующим в деле ли цам и охраны их интересов4. Однако, по нашему мнению, сущность рассматрива емого направления деятельности прокурора заключается не только в защите прав и свобод человека и гражданина в уголовном судопроизводстве, но и, что самое главное, в обеспечении механизма реализации этой защиты, а также создании условий для успешной реализации задач быстрого и полного раскрытия преступ лений, изобличения виновных и справедливого их наказания. Поэтому, думается, данное направление процессуальной деятельности прокурора несколько шире правозащиты и же правоохранительной деятельности, так как всю деятельность органов уголовного судопроизводства в литературе принято называть правоохра нительной, следовательно, данную функцию предпочтительнее именовать право обеспечительной.

Реализация этой функции осуществляется путем воздействия прокурора при помощи имеющихся в его распоряжении средств на поведение участников уго ловного процесса. Выражается такое воздействие в мерах по предупреждению и пресечению уголовно-процессуальных правонарушений5, созданию условий для наиболее полной реализации участниками уголовного судопроизводства своих прав и обязанностей, восстановлению нарушенных прав, побуждению к исполне нию обязанностей, возложению уголовно-процессуальной ответственности6 на нарушителей.

Юркевич Н.А. Реализация правообеспечительной функции в стадии предания об виняемого суду. Томск, 1991. С. 16.

См., например: Бабин К.А. Уголовное преследование как функция прокурора в уголовном процессе: автореф. дис. … канд. юрид. наук. Н. Новгород, 2008. С. 16;

Вере тенников Н.В. Обеспечение прокурором законности в стадии возбуждения уголовного дела: автореф. дис. … канд. юрид. наук. Ростов н/Д, 2009. С. 17;

Гущин В.З., Чурилов А.В. Правозащитные функции прокуратуры в постсоциалистическом государстве // Госу дарство и право. 1998. № 5. С. 63 и др.

Мартынчик Е. Г., Радьков В. П., Юрченко В. Е. Охрана прав и законных интере сов личности в уголовном судопроизводстве. Кишинев, 1982. С. 34.

Ларин А. М. Расследование по уголовному делу: процессуальные функции. М.:

Юрид. лит., 1986. С. 60-61.

О понятии уголовно-процессуального правонарушения см., например: Уголовно процессуальная ответственность. М., 1987. С. 68-70;

Ольков С.Г. Уголовно-процес суальные правонарушения. Тюмень, 1996. С. 49-77;

Столмаков А.И. Понятие правонару шения по советскому уголовно-процессуальному праву // Правоведение. 1980. № 11.

С. 74-75;

Ширванов А.А. Существенные нарушения уголовно-процессуального закона как основание возвращения уголовных дел для дополнительного расследования: автореф.

дис. … канд. юрид. наук. М., 1999;

Элькинд П.С. Цели и средства их достижения в совет ском уголовно-процессуальном праве. Л., 1976. С. 98 и др.

О понятии уголовно-процессуальной ответственности см., например: Коврига З.Ф.

З.Ф. Уголовно-процессуальная ответственность. Воронеж, 1984. 191 с. и др.

Вестник ДВЮИ МВД России. 2011. № 2 (21) Таким образом, под правообеспечительной функцией в уголовном судопро изводстве понимается обусловленное задачей обеспечения законности, охраны интересов общества, прав и свобод граждан направление уголовно-процес суальной деятельности, состоящее в обеспечении надлежащего поведения всех участников процесса, ограждении, защите и восстановлении интересов судопро изводства, прав и законных интересов лиц, в нем участвующих, и создании тем самым условий для достижения задач уголовного процесса по раскрытию пре ступлений, изобличению и наказанию виновных, а также недопущению осужде ния невиновных1.

Правообеспечительная функция в деятельности прокурора в досудебном производстве по уголовным делам носит вспомогательный характер. Она произ водна от его основной функции – надзора за процессуальной деятельностью орга нов дознания и предварительного следствия.

Многие процессуалисты действия прокурора по устранению препятствий для нормального развития уголовно-процессуальных отношений включают в со держание надзорной функции. Однако, по нашему мнению, правообеспечитель ная функция имеет самостоятельное значение, хотя и тесно связана с надзорной деятельностью прокурора. С помощью надзора выявляются готовящиеся или со вершенные нарушения закона2, а с помощью правообеспечительной функции предотвращаются нарушения, восстанавливаются нарушенные права, возмещает ся причиненный вред и привлекаются к ответственности виновные лица.

Надзорная функция прокурора, по нашему мнению, конкретизируется в его полномочиях, предусмотренных пп. 1, 5, 5.1, 8, 13 ч. 2 ст. 37;

ч. 2.1 ст. 37;

ч. ст. 20;

ч. 3 ст. 21;

ч. 3 ст. 110;

ч. 5 ст. 439 УПК РФ.

Надзор не предназначен для непосредственного исправления нарушения, поэтому считается, что надзор служит выявлению нарушений 3, а для предупре ждения и устранения уголовно-процессуальных нарушений как раз и применяется механизм правообеспечения.

Назначение данного механизма состоит в том, чтобы на пути к решению ос новного вопроса – о виновности лица в совершении преступления – никем из граждан или должностных лиц не были нарушены интересы правосудия, незакон но ущемлены права лиц, вовлекаемых в процесс. Наличие правообеспечительной функции как раз и обусловлено тем, что в уголовном процессе велика вероятность подобных нарушений4.


Помимо предотвращения необоснованных ущемлений прав и законных ин тересов лиц, вовлекаемых в сферу уголовного процесса, наличие механизма пра вообеспечения обусловлено потребностью охраны общественно-правовых инте ресов.

Законное и справедливое разрешение дела, независимо от конкретного его исхода, объективно соответствует интересам государства, общества, а равно каж дого из участников процесса. В этом смысле вся процессуальная деятельность представляет гарантию достижения целей судопроизводства и одновременно га рантию осуществления прав и охраны интересов личности5.

Коврига З.Ф. Указ. соч. С. 25.

Такой вывод можно сделать исходя из анализа семантики слова «надзор». Надзор – наблюдение с целью присмотра (Ожегов С.И. Словарь русского языка. С. 322). Надзи рать – иметь надзор, присмотр;

насматривать, наблюдать, наглядывать (Даль В.И. Толко вый словарь живого великорусского языка. С. 400).

Савицкий В.М. Очерк теории прокурорского надзора в уголовном судопроизвод стве. М., 1975. С. 20.

Юркевич Н.А. Указ. соч. С. 26.

Ларин А.М. Указ. соч. С. 60-61.

Вестник ДВЮИ МВД России. 2011. № 2 (21) Таким образом, реализуя правообеспечительную функцию, прокурор пре следует две цели. Прежде всего, его деятельность направлена на устранение пре пятствий в реализации участниками процесса своих прав и обязанностей, ограж дение их от всяческих нарушений законности со стороны органов предваритель ного расследования, недопущение привлечения к уголовной ответственности и осуждения невиновных, восстановление нарушенных прав. Кроме того, прокурор не может не учитывать интересы правосудия – в круг его интересов входит и эф фективность уголовного преследования, так как быстрое и полное раскрытие пре ступлений, изобличение виновных и справедливое их наказание есть одна из це лей уголовного судопроизводства в целом. А задача прокурора как раз и состоит в том, чтобы эта цель судопроизводства была достигнута беспрепятственно. Кроме того, не следует забывать, что прокурор от имени государства поддерживает об винение в суде, в силу чего эффективность уголовного преследования на стадии возбуждения уголовного дела и предварительного расследования составляет ос нову его дальнейшей обвинительной деятельности в суде. Прокурору вовсе не безразлично, с чем он пойдет в суд.

Самостоятельность того или иного направления деятельности, в том числе и уголовно-процессуальной, проявляется в специфике предмета, методов и средств реализации этой деятельности. Правообеспечительная функция как направление уголовно-процессуальной деятельности прокурора также имеет свой специфиче ский предмет, методы и средства осуществления, что позволяет отграничить дан ную функцию от иных направлений деятельности прокурора.

Как уже отмечалось, реализация прокурором правообеспечительной функ ции предполагает охрану: а) общественно-правовых интересов;

б) прав и закон ных интересов лиц, участвующих в процессе. Таким образом, предмет правообес печительной функции будут составлять основные конституционные права и сво боды, законные интересы, процессуальные права того или иного участника про цесса, а также общественно-правовые интересы, подлежащие охране при произ водстве по уголовным делам1.

Особенности предмета правообеспечительной функции оказывают суще ственное влияние на методы и способы ее реализации. Нормативное закрепление назначения уголовного судопроизводства само по себе не гарантирует получение желаемого результата. Связано это с тем, что как граждане, вовлекаемые в уго ловный процесс, так и органы и должностные лица, его ведущие, своими действи ями могут создавать препятствия для нормального развития уголовно процессуальных отношений. В связи с этим возникает необходимость применения специальных методов и средств, обеспечивающих реализацию задач уголовного судопроизводства, охрану прав и законных интересов лиц, участвующих в нем.

В литературе к специфическим методам и средствам осуществления право обеспечительной функции относят: установление уголовно-процессуальных га рантий;

принуждение участников процесса к исполнению процессуальных обя занностей;

предупреждение и пресечение уголовно-процессуальных правонару шений;

привлечение виновных к уголовно-процессуальной ответственности, вос становление нарушенных прав2. Перечисленные методы и средства конкретизи руются в соответствующих полномочиях субъекта уголовно-процессуальной дея тельности, выполняющего правообеспечительную функцию.

Центральное место в правообеспечительной деятельности прокурора зани мают его правоприменительные полномочия. Эти полномочия должны обеспечи См. подробнее: Ларин А.М. Указ. соч. С. 58-62;

Морщакова Т.Г., Петрухин И.Л.

Оценка качества судебного разбирательства (по уголовным делам). М., 1987. С. 20;

Юр кевич Н.А. Указ. соч. С. 27-33.

Юркевич Н.А. Указ. соч. С. 33-42.

Вестник ДВЮИ МВД России. 2011. № 2 (21) вать: а) правомерное поведение участников процесса;

б) охрану интересов участ ников процесса, защищенных уголовно-процессуальными нормами;

в) принужде ние участников процесса к осуществлению норм уголовно-процессуального права1.

Как мы полагаем, осуществлять правообеспечительную функцию в досудеб ном производстве прокурор может с помощью полномочий, предусмотренных пп.

2, 3, 6, 9, 10 ч. 2 ст. 37;

ст. 124;

ч.1, 3, 4 ст. 136;

ч. 2 ст. 10;

ч. 2 ст. 110;

ч. 2-3 ст. УПК РФ;

ст. 24 Закона о прокуратуре РФ.

Подытоживая приведенные выше соображения, отметим, что в досудебном производстве по уголовным делам базовой функцией прокурора является надзор за процессуальной деятельностью органов дознания и предварительного след ствия. Надзор представляет собой наблюдение за соблюдением законности орга нами, осуществляющими уголовное преследование, и предназначен для выявле ния отклонений от заданных уголовно-процессуальным законодательством пред писаний. В случае выявления таких отклонений, прокурор обязан принять меры к их предупреждению и пресечению, а также восстановлению нарушенных этими отклонениями прав, свобод личности и общественно-правовых интересов, что со ставляет сущность правообеспечительной функции. Таким образом, надзор про курора за предварительным расследованием служит предпосылкой возможной реализации им механизма правообеспечения.

Литература 1. Бабин К.А. Уголовное преследование как функция прокурора в уголовном про цессе: Автореф. дис. … канд. юрид. наук. Н. Новгород, 2008.

2. Веретенников Н.В. Обеспечение прокурором законности в стадии возбуждения уголовного дела: Автореф. дис. … канд. юрид. наук. Ростов н/Д, 2009.

3. Григорьев В.Н., Победкин А.В., Калинин В.Н. Процессуальная регламентация предварительного расследования в результате реформы 2007 г. // Государство и право.

2008. № 6. С. 51.

4. Гущин В.З., Чурилов А.В. Правозащитные функции прокуратуры в постсоциали стическом государстве // Государство и право. 1998. № 5. С. 63.

5. Даев В.Г., Маршунов М.П. Основы теории прокурорского надзора. Л., 1990.

6. Еникеев З. Д. Механизм уголовного преследования: Учебное пособие. Уфа: Изд во БашГУ, 2001.

7. Жук О.Д. Уголовное преследование по уголовным делам об организации пре ступных сообществ (преступных организаций). М., 2004.

8. Зусь Л.Б. Проблемы правового регулирования в сфере уголовного судопроизвод ства. Владивосток, 1978.

9. Иванова Т.Ю. Участие прокурора в доказывании на предварительном следствии:

Автореф. дис. … канд. юрид. наук. Самара, 1999.

10. Кан М. П. Процессуальные функции прокурора в досудебных стадиях уголов ного судопроизводства: Автореф. дис. … канд. юрид. наук. Ташкент, 1988.

11. Кобзарев Ф.М. Правовой статус российской прокуратуры и проблемы его раз вития. М.: Изд-во ИПК РК Генеральной прокуратуры РФ, 2002.

12. Коврига З.Ф. Уголовно-процессуальная ответственность. Воронеж, 1984. 191 с.

13. Ларин А.М. Расследование по уголовному делу: процессуальные функции. М.:

Юрид. лит., 1986.

14. Мартынчик Е. Г., Радьков В. П., Юрченко В. Е. Охрана прав и законных интере сов личности в уголовном судопроизводстве. Кишинев, 1982.

15. Морщакова Т.Г., Петрухин И.Л. Оценка качества судебного разбирательства (по уголовным делам). М., 1987.

16. Ольков С.Г. Уголовно-процессуальные правонарушения. Тюмень, 1996.

Зусь Л.Б. Проблемы правового регулирования в сфере уголовного судопроизвод ства. Владивосток, 1978. С. 57.

Вестник ДВЮИ МВД России. 2011. № 2 (21) 17. Прокурорский надзор в стадии возбуждения уголовного дела: Научно методическое пособие / Под ред. А.П. Короткова и М. Е. Токаревой М.: Юрлитинформ, 2002.

18. Рябов В.Н. Прокурорский надзор за исполнением законов в оперативно розыскной деятельности криминальной милиции: Монография. Хабаровск, 2001.

19. Савицкий В.М. Очерк теории прокурорского надзора в уголовном судопроиз водстве. М., 1975.

20. Столмаков А.И. Понятие правонарушения по советскому уголовно процессуальному праву // Правоведение. 1980. № 11. С. 74-75.

21. Строгович М.С. Курс советского уголовного процесса. Т.1. М.: Наука, 1968.

22. Турилов Г.Г. Прокурор как субъект доказывания в российском уголовном про цессе: Автореф. дис. … канд. юрид. наук. Ижевск, 2002.

23. Уголовно-процессуальная ответственность. М., 1987.

24. Уголовно-процессуальное право Российской Федерации: Учебник / Отв. ред.

П.А. Лупинская. М., 2003.

25. Шалумов М.С. Прокурорский надзор и государственный контроль за исполне нием законов: разграничение компетенции и ответственности // Государство и право.

1999. № 1. С. 82.

26. Ширванов А.А. Существенные нарушения уголовно-процессуального закона как основание возвращения уголовных дел для дополнительного расследования: Авто реф. дис. … канд. юрид. наук. М., 1999.


27. Шпилев В.Н. Участники уголовного процесса. Минск, 1970.

28. Элькинд П.С. Цели и средства их достижения в советском уголовно процессуальном праве. Л., 1976.

29. Юркевич Н.А. Реализация правообеспечительной функции в стадии предания обвиняемого суду. Томск, 1991.

Вестник ДВЮИ МВД России. 2011. № 2 (21) Криминалистика Эффективность использования специальных познаний при расследовании корыстно-насильственных преступлений Лилия Викторовна Колосова, преподаватель;

Юлия Викторовна Шабалина, преподаватель (Дальневосточный юридический институт МВД России) УДК 343. В статье дается характеристика корыстно-насильственной преступности;

опреде ляются субъекты и формы, а также специфика использования специальных познаний при расследовании преступлений данной группы. На основе анализа данных о деятельности экспертно-криминалистических подразделений определены направления, требующие со вершенствования, предложены меры по повышению эффективности и качества расследо вания корыстно-насильственных преступлений при помощи специальных познаний.

Ключевые слова: корыстно-насильственные преступления, специальные познания, специалист, экспертиза.

Удельный вес корыстно-насильственных преступлений в общей структуре преступности значительно выше по сравнению с другими видами преступлений.

В криминалистическом аспекте под корыстно-насильственными преступле ниями понимаются грабежи, разбойные нападения и некоторые другие тяжкие и особо тяжкие преступления, в объективную сторону которых входят насиль ственные действия, а с субъективной стороны они характеризуется корыстными побуждениями (бандитизм, убийство в корыстных целях, вымогательство и др.).

Рассматриваемые преступления имеют много однородных объективных и субъек тивных признаков: все они совершаются способом насилия над человеком либо с угрозой применения насилия;

имеют два объекта преступного посягательства;

ви ну в форме прямого умысла;

корыстный мотив;

ответственность за их совершение установлена с 14 лет.

Нами для исследования основных направлений и особенностей использова ния специальных познаний в раскрытии и расследовании корыстно-насильствен ных преступлений выбраны грабежи, разбои и вымогательства, как преоблада ющие в структуре корыстно-насильственных преступлений в Южном округе г. Хабаровска.

Качественная характеристика рассматриваемых преступлений характеризу ется следующими тенденциями:

- отмечается дерзость совершения названных преступлений с элементами цинизма, причинения потерпевшим дополнительного, как правило, тяжкого физи ческого или психического насилия;

- растет число разбойных нападений на объекты хранения денежных средств, кассиров, инкассаторов;

- растет профессионализм корыстно-насильственных преступников и их техническая оснащенность.

Особенности использования специальных познаний при расследовании ко рыстно-насильственных преступлений обусловливаются значительной сложно стью их раскрытия, необходимостью доказывания большого объема обстоятель ств.

Вестник ДВЮИ МВД России. 2011. № 2 (21) Общую оценку состояния корыстно-насильственной преступности начнем с оценки ее динамики. В табл. 1 приводится количество совершенных и раскрытых преступлений рассматриваемой группы за последние несколько лет.

Таблица Зарегистрировано Раскрыто преступлений преступлений Год ст.161 ст.162 ст.163 ст.161 ст.162 ст. 1007 101 86 209 67 1099 135 96 234 69 990 96 37 169 63 849 47 50 138 33 535 27 18 137 19 409 27 7 133 18 9 меся 360 30 3 95 7 цев Как мы видим, количество корыстно-насильственных преступлений не сколько колеблется в разные годы. Пик названных преступлений пришелся на 2006 год. Несмотря на общее снижение количества зарегистрированных корыст но-насильственных посягательств, они имеют значительный удельный вес в структуре преступности.

Так как рассматриваемые преступления в уголовно-правовом смысле явля ются двухобъектными, увеличивается объем обстоятельств, подлежащих доказы ванию. В их раскрытии часто решающую роль играют специальные познания.

Специальные познания, используемые в раскрытии и расследовании пре ступлений, – это знания, относящиеся к определенной отрасли и сфере их практи ческого приложения, а также профессиональный опыт лиц, задействованных в раскрытии и расследовании преступлений (за исключением профессиональных знаний и профессионального опыта следователя и судьи), используемые для до стижения целей раскрытия и расследования в установленных законом формах1.

Применительно к раскрытию и расследованию корыстно-насильственных преступлений основными субъектами специальных знаний являются эксперт и специалист. Эксперт – это лицо, обладающее специальными знаниями и назна ченное в порядке, установленном нормами УПК РФ, для производства судебной экспертизы и дачи заключения (ч. 1 ст. 57 УПК РФ). Вызов эксперта, назначение и производство экспертизы осуществляются в соответствии со ст. 195-204, 269, 282, 283 УПК РФ. Судебная экспертиза назначается независимо от того, обладает ли следователь, судья специальными знаниями, поскольку фактические данные, Трифонова Н.А. Понятие и виды специальных познаний при расследовании пре ступлений // Молодежь, наука и цивилизация: межвузов. сб. тезисов и докладов адъюнк тов (аспирантов), курсантов, слушателей и студентов: в 2-х ч. Красноярск: Сибирский юрид. ин-т МВД России, 2005. Ч. 2. С. 73.

Вестник ДВЮИ МВД России. 2011. № 2 (21) полученные путем экспертного исследования, не могут быть отражены ни в каком ином процессуальном документе, только в заключении эксперта.

Специалист – это лицо, обладающее специальными знаниями, привлекаемое к участию в процессуальных действиях в порядке, установленном нормами УПК РФ, для содействия в обнаружении, закреплении и изъятии предметов и докумен тов, применении технических средств в исследовании материалов уголовного де ла, для постановки вопросов эксперту, а также для разъяснения сторонам и суду вопросов, входящих в его профессиональную компетенцию (ч. 1 ст. 58 УПК РФ).

Следует согласиться с мнением Е.П. Ищенко, что специалист привлекается к участию в следственных действиях в следующих случаях:

- при отсутствии соответствующих специальных знаний и навыков у следо вателя и суда;

- при недостаточном овладении следователем и судом приемами и средства ми быстрого и качественного выполнения той или иной работы, требующих спе циальных знаний и навыков;

- при необходимости, из этических и тактических соображений, поручить совершение определенных действий именно специалисту;

- при одновременном применении ряда средств криминалистической техники1.

Данные об использовании специальных познаний при расследовании ко рыстно-насильственных преступлений, совершенных в Южном округе г. Хаба ровска, приведены в таб. 2 (сведения предоставлены ИЦ УМВД по Хабаровскому краю).

Таблица Зарегистрировано Раскрыто Использование специ преступлений преступлений альных познаний Год ст.161 ст.162 ст.163 ст.161 ст.162 ст.163 ст.161 ст.162 ст. 1007 101 86 209 67 57 209 67 1099 135 96 234 69 72 225 69 990 96 37 169 63 25 115 55 849 47 50 138 33 34 37 26 535 27 18 137 19 12 40 11 409 27 7 133 18 4 27 8 9 ме сяцев 360 30 3 95 7 - 20 6 Привлечение лиц, обладающих специальными знаниями, к раскрытию и расследованию преступлений в целом и корыстно-насильственных преступлений, в частности, осуществляется в соответствии с требованиями уголовно-процес суального законодательства (ст. 57, 58 УПК РФ). При этом специальные знания используются в двух формах: процессуальной и непроцессуальной.

Ищенко Е.П. Специалист в следственных действиях (уголовно-процессуальный и криминалистический аспекты). М.: Юрид. лит., 1990. С. 12.

Вестник ДВЮИ МВД России. 2011. № 2 (21) К процессуальной форме применения специальных знаний относятся: при влечение специалистов к расследованию преступлений (ст. 57, 58, 168, 178, 179, 191 УПК РФ);

назначение и производство судебных экспертиз (ст. 195-207 УПК РФ).

Привлечение специалистов к раскрытию и расследованию преступлений обусловлено требованиями закона и особенностями обстановки преступления, когда необходимо своевременно выявить, правильно изъять, закрепить и исследо вать доказательство. В качестве специалистов могут выступать сотрудники экс пертных учреждений и лица, обладающие знаниями в различных областях науки, техники, искусства и ремесла.

Формулировка ст. 58 УПК РФ четко определяет следующие цели участия специалиста в следственных действиях:

- содействие в обнаружении, закреплении и изъятии предметов и докумен тов, применении технических средств в исследовании материалов уголовного дела;

- содействие и постановка вопросов эксперту;

- разъяснение сторонам и суду вопросов, входящих в его профессиональ ную компетенцию.

Помощь специалистов при раскрытии и расследовании рассматриваемых корыстно-насильственных преступлений часто требуется для обнаружения и изъ ятия отдельных следов преступной деятельности, которые преступники не скры вают и на которые следователи, в ряде случаев, не обращают внимания, например, на приспособления для изготовления оружия, боеприпасов.

Специалисты помогают в изъятии орудий и инструментов, следы которых обнаружены на месте происшествия, в отборе необходимых рукописных доку ментов, которые в дальнейшем могут быть использованы в виде свободных об разцов при назначении и производстве почерковедческой экспертизы для уста новления конкретного исполнителя того или иного документа, например, записки с угрозами в адрес потерпевшего или его близких при совершении вымогательства.

При осмотре изымаемых в ходе обыска предметов специалист помогает вы являть на них невидимые или слабовидимые следы пальцев рук лица, совершив шего преступление, микрочастицы и микроследы, с помощью которых устанавли вается факт их переноски в конкретной одежде либо хранения их ранее в опреде ленном месте.

Необходима помощь лица, обладающего специальными знаниями и при применении сложных технических средств, специальных приемов и знаний для их использования, при выполнении скрытых объектов и тайников, определении мест сокрытия искомых предметов и ценностей в сложных системах и конструкциях.

Специфика расследования, а значит, специфика применения специальных знаний определяется особенностями корыстно-насильственных преступлений.

Механизм следообразования при грабежах и разбоях имеет ряд особенно стей. На месте происшествия обычно мало остается следов преступления и других вещественных доказательств. Очевидцы, как правило, не могут наблюдать всю картину грабежа или разбойного нападения, в своих показаниях они рассказыва ют лишь об отдельных элементах события. Нередко свидетелей-очевидцев по та кого рода делам вообще не бывает. Что же касается потерпевших, то некоторые из них в силу нервного потрясения, вызванного преступлением, воспринимают кар тину события в искаженном виде. Потерпевшему иногда кажется, что преступни ков было больше, чем на самом деле, что это были люди «огромного роста», «со зверскими лицами» и т.д. Поэтому следователь должен критически относиться к информации, получаемой от очевидцев и потерпевших, и тщательно проверять ее, сопоставляя с другими доказательствами.

Таким образом, без применения специальных знаний в ряде случаев устано вить обстоятельства, подлежащие доказыванию, затруднительно.

Вестник ДВЮИ МВД России. 2011. № 2 (21) Помимо выполнения основных задач (обнаружение, закрепление и изъятие доказательств) в ходе осмотра места происшествия специалист помогает выде лить из всех видов следов именно те, которые относятся к расследуемому собы тию преступления и интересуют следователя, могут быть использованы в выдви жении и проверке версий. Специалист проводит на месте происшествия предва рительное исследование следов, предположительно оставленных лицом, совер шившим грабеж, разбой, вымогательство, для получения розыскной информации, решения вопроса о пригодности этих объектов для идентификационного исследо вания и определения вида экспертизы, перечня конкретных вопросов, которые необходимо поставить на разрешение эксперту. Он помогает в составлении ори ентировок и получении информации о возможных приметах, навыках и других данных, характеризующих преступника, в определении типа и вида орудия пре ступления, транспортного средства, проверяет объекты по криминалистическим учетам, помогает в определении способа совершения преступления. Таким обра зом происходит обратная связь: специалист по следам определяет способ совер шения корыстно-насильственного преступления и в то же время, исходя из спосо ба, может определить виды следов, а также предметы, на которых эти следы мо гут быть оставлены.

Наиболее квалифицированной процессуальной формой использования спе циальных познаний в раскрытии и расследовании преступлений является судеб ная экспертиза. При расследовании корыстно-насильственных преступлений ча ще всего проводятся следующие виды судебных экспертиз:

- судебно-медицинская;

- криминалистическая экспертиза микрочастиц;

- трасологическая;

- дактилоскопическая;

- судебно-баллистическая;

- судебно-психиатрическая;

- почерковедческая;

- экспертиза холодного оружия;

- судебно-биологическая;

- фоноскопическая и другие.

Так, в соответствии с ч. 1, 2 ст. 196 УПК РФ для установления характера и степени вреда, причиненного здоровью, обязательным является назначение су дебной экспертизы. Например, судебно-медицинский эксперт на основе своих специальных знаний устанавливает наличие и механизм образования телесных повреждений, определяет характер и степень тяжести вреда, причиненного здоро вью (что необходимо для правильной квалификации совершенного уголовно наказуемого деяния), давность причинения повреждений, каким по форме оруди ем были причинены повреждения и могли ли они быть нанесены каким-то кон кретным орудием. Поэтому при расследовании корыстно-насильственных пре ступлений получение сведений о предмете доказывания преступного посягатель ства в ряде случаев невозможно без использования специальных знаний.

В табл. 3 указаны сведения о работе специалистов-криминалистов ЭКП по Индустриальному району г. Хабаровска по преступлениям, предусмотренным ст. 161, 162 УК РФ. По преступлениям, предусмотренным ст. 163 УК РФ, сотруд ники ЭКП задействованы не были (данные предоставлены ЭКО УМВД России по г. Хабаровску).

Вестник ДВЮИ МВД России. 2011. № 2 (21) Таблица Год Количество ОМП Количество экспертиз 2005 216 2006 301 2007 332 2008 236 2009 337 2010 164 9 мес. 2011 128 Анализ материалов расследования преступлений корыстно-насильственной направленности и экспертный опрос квалифицированных практических работни ков показали, что наряду с процессуальной формой использования специальных знаний работниками успешно используется и непроцессуальная. В рамках непро цессуальной формы использования помощи специалистов осуществляются кон сультации специалистов;

справочная деятельность;

проведение предварительных исследований;

непосредственное участие специалистов в оперативно-розыскных мероприятиях;

техническая помощь.

Консультации специалистов могут проводиться, например, по делам, свя занным с причинением вреда здоровью, – это консультации медиков о степени тяжести причиненного вреда здоровью, которые оформляются справкой медицин ского учреждения. Используется консультативная помощь и при оценке эксперт ных заключений, которая может касаться терминологии, пределов компетенции эксперта, обоснования необходимости назначения повторной экспертизы или по мощи в мотивировке несогласия с заключением эксперта.

Справочная деятельность, как правило, основывается на различных крими налистических учетах, изучении следов и вещественных доказательств, собран ных в ходе первоначальных следственных действий и оперативно-розыскных ме роприятий. Справочными сведениями снабжают следователя сотрудники экс пертных подразделений, в ведении которых имеются специальные картотеки и коллекции (предварительная проверка по коллекциям следов рук, орудий, изъ ятых на месте происшествия, и т.п.). Быстро оценить полученную информацию на месте происшествия помогают информационно-поисковые системы. Наличие банков данных о лицах, находящихся в розыске, позволяет сравнить их с полученной информацией. При применении данной формы использования специальных позна ний могут быть быстро решены как поисковые, так и идентификационные задачи.

Проведение предварительных исследований осуществляется как лицами, проводящими расследование, так и сотрудниками экспертных подразделений на месте происшествия или в экспертном подразделении, а также в рамках оператив но-розыскных мероприятий (исследование предметов и документов – ч. 1 п. ст. 6 Закона об оперативно-розыскной деятельности). Непроцессуальные предва рительные исследования помогают разрешить вопрос о принадлежности некото рых биологических объектов (кровь, сперма, волосы). Непроцессуальные предва рительные исследования проводятся, как правило, по письменному поручению органа дознания специалистами, а при наличии стандартизированных методик исследования – и непосредственно сотрудниками оперативных подразделений (применение экспресс-анализаторов). Результаты исследований оформляются справкой, составленной лицом, проводящим исследование.

При раскрытии и расследовании вымогательств большое значение для полу чения оперативно-розыскной информации имеет использование знаний в области фоноскопии. Справка о фоноскопическом исследовании может служить основа Вестник ДВЮИ МВД России. 2011. № 2 (21) нием для возбуждения уголовного дела с последующим назначением фоноскопи ческой экспертизы. На практике часты обращения к соответствующим специали стам за содействием в очистке от шумов полученных фонограмм для установле ния дословного содержания записанных переговоров. Оформление результатов таких исследований происходит в форме справки, реже – допроса эксперта.

Непосредственное участие специалистов в оперативно-розыскных меро приятиях по делам о корыстно-насильственных преступлениях – это выявление и осмотр следов, изменений, вызванных расследуемым событием, отбор образцов для сравнительного исследования, сбор информации, полученной при изучении следов и других объектов, воспроизведение (моделирование) отдельных обстоя тельств, составление субъективных портретов.

Техническая помощь выражается в том, что специалист во время производ ства расследования помогает установить существенные признаки разыскиваемых объектов по их отображениям, составить в необходимых случаях планы, схемы, рисунки, оказывает содействие в техническом описании объектов, изготовлении копий документов и т.п.

Безусловно, основная цель непроцессуальной деятельности заключается в своевременном получении следователем от специалистов криминалистически значимой информации, позволяющей правильно определить порядок, время и ме сто процессуального действия, подобрать его участников, научно-технические средства и методы, выбрать тактические приемы, правильно сориентироваться в создавшейся обстановке. Результаты непроцессуального использования специ альных знаний доказательственного значения не имеют, поскольку содержатся в источниках, не предусмотренных УПК РФ.

Рассмотрение всего вышеизложенного позволяет сделать вывод, что исполь зование специальных знаний в раскрытии и расследовании корыстно-насиль ственных преступлений помогает установить и исследовать по делу необходимые обстоятельства: предмет преступного посягательства;

способы подготовки, со вершения и сокрытия преступления;

личность лица, совершившего преступление;

личность потерпевшего;



Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 | 6 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.